Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Курсовая'
1 этап: Решение двух предложенных задач на определение эффективности инвестиций и выбор проекта инвестирования по вариантам (вариант определяется исх...полностью>>
'Документ'
На основании постановления (наименование таможенного органа) от "__" г. N с расчетного счета нашей организации в бесспорном порядке списаны...полностью>>
'Решение'
В своей курсовой работе я рассмотрю проблему положения молодежи в сфере труда и занятости, на примере российской молодежи, оценю уровни ее занятости ...полностью>>
'Биография'
Из Cycle of Famous Men and Women. c.1450. Detached fresco. 247 x 153 cm. Galleria degli Uffizi, Флоренция, Италия. Художник: Andrea di Bartolo di Bar...полностью>>

Роживали малороссияне по фамилии Комиссаренко, получившие по реформе об отмене крепостного права 1861 года русскую фамилию Комиссаровы, переселившиеся затем в г

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

История слободы Александровки-Донской

Павловского уезда Воронежской губернии.

История местности на реке Дон, где впоследствии возникла слобода Александровка-Донская, она же Дуванка, и где, согласно материалам X ревизии, проживали малороссияне по фамилии Комиссаренко, получившие по реформе об отмене крепостного права 1861 года русскую фамилию Комиссаровы, переселившиеся затем в г. Павловск, Воронежской губернии (и иные места), где с 1934 года вместо национальности «украинцы» стали писаться «русские»…

  1. Введение.

«Есть что-то не вполне понятное и чудесное в заселении обширнейших южнорусских степей, подвергавшихся постоянным набегам татар»1 - такой ссылкой на известного русского историка Тихомирова начинает свой «Общий очерк истории заселения и хохяйственного освоения южных окраин России в эпоху зрелого феодализма»2 доктор исторических наук, специалист по истории Центрально-черноземного региона и Слободской Украины В.П.Загоровский. В этом «процессе заселения», а точнее ежедневном соревновании с опасностями и риске, но зато на вольной земле принимали участия тысячи, десятки тысяч людей. Кто они – наши предки?

«Сложность, значительность процесса заселения окра­ин России, огромный труд и мужество русских крестьян в длительной, тяжелой борьбе с татарами сотворивших «чу­до» — заселивших и освоивших огромный плодородный край. Не следует, конечно, искать причину «чудесного» заселения южных окраин России в каких-то особых психических чертах народа или видеть здесь только результат деятельности пра­вительства. Суть дела одновременно и проще и сложнее. Про­ще потому, что в основе переселений лежали в первую оче­редь социально-экономические причины, а развитие экономи­ки и социальные сдвиги внутри страны в любую историчес­кую эпоху поддаются изучению и в определенной мере рас­чету. Сложнее потому, что на ход заселения и освоения юж­норусских окраин оказывали влияние очень многие события и явления как социально-экономического, так и политичес­кого характера. Смотря на эти события с одной какой-либо точки зрения или не располагая достаточными источниками, легко можно сделать акцент на одну сторону заселения и ос­воения края, упустив из вида другие. Весьма обширны были и размеры заселявшихся в XVI—XVIII вв. окраин России, отдельные районы имели свои особенности, свою специфику. Но в целом заселение и хозяйственное освоение обширных южных окраин было несомненным и великим подвигом рус­ского народа, русского крестьянства.»3

Жизнь и культура населения Воронежского Подонья – тема интересная прежде всего специалистам или тем, кто живет в этой части России или оттуда происходят его корни. Так, можно сказать, случайно узнав о своем «малороссийском происхождении», открыв в материалах X ревизии факт, что мои предки до отмены крепостного права писались как «малороссияне Комисаренко, жители слободы Александровки-Донской», я впервые задумался над этим и другими вопросами. Задавшись вопросом ОТКУДА? пришел к вопросам кто, когда и как?

Я узнал, что мои предки по отцовской линии до реформы 1861 года носили малороссийскую фамилию Комисаренко и в официальных документах вплоть до 1934 года писались украинцами. Это стало для меня если не шоком, то вызвало большое любопытство, а любопытство, как известно, движет нами, влечет нас. Будит движение к познанию.

Так начался мой поиск. Вернее, он начался раньше (смотри первый очерк), но события, описываемые в Калужском уезде происходили можно сказать под боком и практически 300 лет на одном месте (что вовсе не исключает их значимости и интереса). В этом же случае все это происходило так далеко – на границе Великой степи - и таило в себе какую-то тайну или загадку (по крайней мере так мне казалось). Да и фамилия необычная что-то значила. Ведь значила? Вовсе она не революционная оказалась, как всегда мне говорили люди, с которыми знакомился впервые. Но тогда что она означала в то время?

2. Воронежское Подонье: след в истории.

В результате сложных исторических процессов, под влиянием социально-экономических и природно-географических факторов в русско-украинской этноконтактной зоне сформировалась своеобразная этнокультурная ситуация.

Длительные миграционные движения населения в обследуемые районы из разных мест России и Украины, неоднородного по своему этническому составу и социально-сословному происхождению, явились основным фактором развития этнокультурных особенностей населения данной зоны. XVI—XVIII века — важнейший этап в заселении южной окраины Русского государства и формировании культурно-бытовых особенностей населения4

После монголо-татарского нашествия привело к запустению и обезлюдению степей между Днепром и Доном, которые и до этого не отличались особенной многолюдностью. До XVII века на всех иностранных картах эта огромная, почти незаселенная называлась «Дикое поле». Дикое поле отделяло Русское государство от Крымского ханства. Лишь в начале XVII века началось его освоение украинскими и русскими крестьянами – беглецами. Беглые люди стремились в степи с плодородным черноземом, обилием дичи, рыбы. Они обживали поросшие лесом речные долины и балки, осваивали нетронутые земли, отражая татарские набеги.

«Земледелие и скотоводство были главными занятиями на­селения южнорусской окраины — мелких служилых людей и крестьян. Здесь, в зоне черноземной лесостепи, природные ус­ловия для земледелия были весьма благоприятны. Считалось само собой разумеющимся, что у населения южной окраины, если оно успело обжиться, завести пашню, есть хлеб. Это видно и по официальным правительственным распоряжени­ям, и по практике обеспечения хлебом войск, например — вновь набранных солдат на Белгородской черте в 1653 г., н по широкому развитию хлебной торговли с донским казачест­вом, с низовьями Дона. В течение XVII в. русская земледель­ческая культура успешно продвигалась на юг. Распахива­лись новые, не знавшие плуга целинные земли… к югу от крайних( для того времени) сел и деревень лежала обшир­ная, не имевшая постоянных поселений, полоса. Здесь воз­никли и существовали в течение десятилетий промысловые угодья — так называемые «ухожьи» или «юрты». Иногда — небольшие по размерам, иногда — огромные, занимавшие чуть ли не половину нынешних областей, эти территории из­редка выделялись государственной властью служилым людям вместо жалованья, чаще — сдавались «на откуп», во времен­ную аренду жителям южной окраины для рыбной ловли, пушного и бортного промыслов. В административном отноше­нии территории промысловых «откупных ухожьев» входили в пределы южнорусских городов, составляя своеобразную, не­заселенную их часть»5.

«В качестве временных владельцев ухожьев (откупщиков-арендаторов) выступали представители различных социаль­ных групп: дворяне и дети боярские, монастыри, приборные служилые люди (стрельцы, казаки, пушкари) и даже кре­постные крестьяне. Последнее кажется невероятным, но чет­ко подтверждается документами…Можно ли считать промысловую эксплуатацию ухожьев начальным, своего рода предварительным этапом в хозяйст­венном освоении края? Видимо, да, но с определенной ого­воркой. Система ухожьев, исторически сложившаяся на зна­чительной части осваиваемой территории, оказывала двойст­венное влияние на заселение и хозяйственное освоение края. Конечно, фиксация ухожья как части государственной терри­тории России, сдача его в аренду для промысловой деятель­ности позволяли включить в хозяйственный оборот новые зем­ли, знакомили с ними определенные группы населения южной окраины».6

«После сооружения Белгородской черты ухожьи, оказав­шиеся «в черте», под защитой укрепленной линии, прекрати­ли свое существование. На их месте возникли села и дерев­ни, крестьянами и мелкими служилыми людьми поднята це­лина. Ухожьи, оставшиеся за чертой, сохранялись до конца XVII — начала XVIII в.»7

Одним из таких «откупных ухожаев» назывался Серецким. Он существовал в XVII веке до появления постоянных русских поселений на левом притоке Дона реке Осередь или Осереды ( в то время река называлась «Серед», встречаются также написания Серет, Сирет). По-мнению Загоровского, «тюркское происхождение названия реки не вызывает сомнений. Видимо, это измененное на русский ляд тюркское слово «сырт» - возвышенность, бугор. Половецкое название урочища могло дать имя реке, а затем в русском языке слово прошло такие стадии: сырт-сырет-серет-серед-осеред-осередь-осереда. Река Серет есть и в Румынии, название ее также тюркского происхождения».8

Согласно сведениям, изложенным в статье В.И.Пановой, «В 1614 году на реках Битюге9, Икорце и Осереди были заведены откупные ухожьи, эксплуатация которых продолжалась на протяжении всего XVII века. Постоянных поселений на территории ухожьев до 1696 года не существовало».10

Объяснялось это очень просто – татарской опасностью. До середины XVII века на огромном участке между Воронежем и Тамбовом проходила сплошная линия наступления татар, которые, совершая свои набеги, оставляли после себя выжженную землю – сжигали селения, убивали и уводили в плен тысячи людей. Это район на протяжении всего семнадцатого века находился на вдали от укрепленной Белгородской черты, защищавшей правый берег Дона, а левобережье Дона называлось Ногайской стороной.

Попытка черкас освоить этот район, в том числе построить город на Битюге относится к 1685 г. «В этом году из Сумского уезда под Острогожск пришла группа украинцев в составе 86 человек во главе Д. Григорьевым. В своей челобитной от 1685 г. они писали, что ездили на Битюг, где нашли удобное место для построй ки города. Челобитчики просили разрешения на строительство города на Битюге. В 1686 г. к ним присоединилась еще группа черкас «семей с 16». Расположившись табором под Острогожском, они ждали из Москвы острогожского полковника И. Саса, который должен был привезти им разрешение на строительство города на Битюге. Однако новая попытка черкас построить город на Битюге в 1685—1686 гг оказалась безуспешной. И. Сас привез строгий наказ не пускать черкас на Битюг . 1696 год явился переломным в истории XVII в. В этом году Россия одержала победу под Азовом, что практически прекратило набеги татар на воронежские зем ли. С 1696 г. начинается период массового вольного заселения Прибитюжья. В бассейне Битюга появляется множество русских и украинских поселений, среди которых битюцкие документы 1697—1699 гг. упоминают и г. Битюг. Основание Битюга относится к 1697 г. Строительство города вели украинские, а также русские вольные переселенцы. В раз рядном приказе в Москве о строительстве Битюга было из вестно. Сохранившееся в битюцких документах описание Битюга показывает, что город стоял «у реки Дона, на берегу ногайской стороне возле устья Битюга на левой стороне Битюцкого протока». На строительство городовой крепости от берега Дона к степи было отведено в длину 100 сажен (примерно 213 м), столько же было отведено в ширину. Об­щая длина крепостной стены равнялась 400 саженям (при­мерно 852 м). В 1697—1698 гг. в Битюге жили «поселени­ем русские люди и черкасы». Битюцкие документы конца XVII в. называют некоторые фамилии первых жителей Битю­га. Это И. Колонтаевский, Д. Федоров, атаман Ф. Зенковский . Однако судьба г. Битюга 1697 г. оказалась не лучше судьбы возможных городов-пред­шественников на Битюге. Народное освоение Прибитюжья .было остановлено именным указом Петра I от 23 апреля 1699 г. Согласно этому указу, русских и черкас, поселивших­ся на Битюге, надлежало сослать в прежние места, «а стро­енье все пожечь и впредь им селиться на Битюге не раз­решать» 15. Вместе с другими селениями, возникшими в бас­сейне Битюга в конце XVII в., в 1699 г. был сожжен и г. Би­тюг».11

«Коренное изменение внешнеполитической ситуации на южной окраине России произошло в результате Азовских походов Петра I. Опасность татарских вторжений после взя­тия Россией Азова в 1696 г. резко уменьшилась. В конце XVII в. вольные поселенцы буквально хлынули «за черту», но царское правительство категорически воспротивилось воль­ной колонизации земель «за чертой».

Рассмотрим в этом плане историю заселения земель в бассейне Битюга — левого притока Дона.

Вплоть до середины 90-х гг. на Битюге существовали лишь «откупные юрты», постоянных поселений там не бы­ло. В 1698 г. посланный для осмотра «битюцких юртов» вое­вода И. Тевяшов неожиданно для правительства обнаружил там 14 поселений, возникших в течение двух предыдущих лет. Их жителями оказались мелкие служилые люди ближай­ших уездов, их родственники, а также русские и украинские крестьяне в новой Чиглянской слободе И. Тевяшов насчи­тал 84 двора, в с. Тойде — 80 дворов, в слободе Аннинской — 47 дворов. Новые жители, как доносил И. Тевяшов, «пашню пашут, и сено косят, и хоромный и дровяной лес рубят, и мельницы и займища занимают». Прибитюжье к этому вре­мени оформилось в обширный район народной колонизации.

Правительство Петра 1 попыталось сначала установить контроль за вольными переселенцами и взять инициативу в заселении края в свои руки, но не смогло этого сделать. Тог­да царским указом в 1699 г. предписано было воинскому отряду уничтожить вольные поселения на Битюге. В архиве сохранился отчет: сожжено 1515 дворов, «те битюцкие жи­тели с тех угодей сосланы, и дворовое строенье позжено»2". Одновременно, в том же 1699 г. битюцкие земли были пере­даны в ведение Приказа большого дворца для переселения туда дворцовых крестьян.

Переведенные в 1701 г. и в 1704 г. из различных цент­ральных районов России дворцовые- крестьяне основали на Битюге дворцовую волость, в состав которой в 1710 г. входи­ло 15 поселений. Обращает на себя внимание огромная смерт­ность крестьян-переселенцев на Битюге. Из переселенных в 1701 г. 4919 крестьян через два года налицо оказалось всего 369 человек: умерших было 3409, убежавших — 1141. При­чинами огромной смертности были разорение, голод, эпиде­мии. По документам видно, что правительственная колониза­ции прибитюжского края не была единственной. Временно прерванное в 1699 г. народное заселение русских земель по Вт югу вскоре возобновилось и продолжалось в течение всей первой половины XVIII в.»12

Этот район стал центром народного восстания 1707-1708 годов под руководством Кондратия Булавина. К 1706 году в результате нещадной эксплуатации крестьян и их массового бегства от помещиков в донских землях скопилась огромная масса населения, которые занимались разбоем, участились случаи массовых выступлений – захват помещичьих земель, уничтожения межевых столбов, поджоги.

В 1707 году появляется грозный указ Петра I князю Юрию Долгорукому, посланному на Дон для усмерения начавшихся выступлений, о сыске беглых в Донских городках. В результате князем был учинен жестокий сыск в казацких поселениях но Дону, Хопре, Медведице и Бузулуку.

О жестоком поведении князя Долгорукого во время розыска писал позднее К.Булавин в своей записке кубанским казакам: «И они, князь с старшинами, будучи в городках, многие станицы огнем выжгли и многих старожилых казаков кнутом били, губы и носы резали и младенцев по деревьям вешали…»13

Центром восстания стал Пристанский городок на реке Хопре.

После поражения восставших беглые крестьяне, осевшие на Дону, в Придонье возвращаются помещикам. Опустевшие донские земли позднее становятся важным местом крестьянской колонизации. Массовое переселение на эти земли достигло своей вершины в 40-е годы XVIII века.

Вблизи Павловска, через Осереду, в 6 верстах, существовала слобода, народное название которой Дуванка. Согласно сведениям, опубликованным в «Указателе храмовых праздневств в Воронежской епархии», «вернее производить это название (Дуванка) слободы от татарского слова – дуванить - делить добычу (см. Ворон.акты, кн.2, стр.60 и указатель, стр.91),и, вероятно, здесь в старину было пристанище если не татар, то каких либо хищников, которые, ограбив плывшие по р. Дону лодки с товарами, награбленное разделяли – дуванили – между собою»14.

Надо сказать, что в районе возникновения слободы Дуванка, которой и посвящено мое исследование, располагалась на берегу Дона и получила свое название от Дуванского лога. Возможно, это было высохшее русло реки с таким же названием. Если «Серецкий ухожай» граничил с Дуванским логом с юга, то с севера располагался «Бабий ухожай» на Дону, упомянутый в дозорной книге 1615 года. Название ухожаю было дано, по все вероятности, из-за водившихся здесь птиц – пеликанов, которых русские называли тогда «бабами»15.

Вслед за стихийным народным потоком шла военно–правительственная колонизация, в результате которой в южных степях создается сторожевая служба, укрепленные линии.

В пограничные города селили людей «по прибору» - казаков, стрельцов, пушкарей. Служилые люди «по прибору», вербовавшиеся из народа, являлись преобладающей частью русского войска.

«Крупнейшим событием в истории южной и юго-восточной окраин России XVII в., оказавшим огромное влияние на заселение окраин, на его конкретную историю, определившим состав населения, хозяйственную жизнь и быт жителей новорусской лесостепи на несколько десятилетий, явилось сооружение в середине XVII в. целого ряда укрепленных линий или «черт». Укрепленные линии сооружались на путях вторжений крымских и ногайских татар. Они состояли из городов-крепостей с постоянным военным населением, «стоялых острогов» со сменными гарнизонами, многокилометровых земляных валов, деревянных заборов и надолб, среди которых возвышались башни. Широко использовались также природные препятствия для татарской конницы: реки, леса, болота»16.

С начала XVII века в целях более надежной защиты южных границ, правительство России начало сооружать хорошо укрепленные военные поселения и многокилометровые оборонительные линии на «заселенной черте». Организация сторожевой и станичной службы способствовала новому притоку переселенцев. С конца 30-х годов XVII века их поток усилился с Левобережной и Правобережной Украины. Шли крестьяне, мещане, казаки, духовенство. Переселенцы селились слободами, жители которых назывались слобожане. С севера прибывали беглые русские крестьяне. Так, на юге, в пограничье образовалась историческая область России, получившая название «Слободская Украина». Наряду со слобожанами эту территорию заселяли запорожские и донские казаки. Много крестьян, казаков и горожан стало уходить на Слобожанщину в период освободительной войны украинского народа против шляхетского господства в 1651 году. Переселенцы получали поддержку со стороны правительства, стремившегося прикрыть южные рубежи государства.

«За короткий срок, в 1679—1681 гг., была построена 530-километровая Изюмская черта, отошедшая от Белгородской черты в районе г. Усерда и защитившая от татарских набе­гов дополнительно территорию в 30 000 кв. км в пределах современных Белгородской и Харьковской областей . Здесь, за Белгородской чертой, после воссоединения Украины с Рос­сией в 1654 г., стали возникать одно за другим поселения «черкас», переселенцев с Украины. Русское правительство не препятствовало таким переселениям, даже поощряло их, давало временные льготы.

Поселения черкас, имевшие льготы («свободы») в вы­полнении государственных повинностей, в выплате налогов, назывались обычно «слободами», а вся область во второй половине XVII в. получила наименование «области слобод­ских городов». В первой половине XVIII в. на смену прежне­му пришло название — «Слободская Украина», оказавшееся более прочным. В административном отношении этот район вплоть до образования губерний при Петре I относился к Белгородскому разряду. Здесь были сформированы черкас­ские полки, входившие в состав Белгородского полка»17.

Новоприбывшие наделялись землей, получали помощь деньгами и зерном для посева. Они сохраняли право на казачью военную организацию. В 50-х годах правительство формирует Острогожский, Ахтырский, Сумской и Харьковский полки слободских казаков. Казаки Острогожского полка закладывали укрепленные слободы.

Таким образом, подводя некоторые итоги, можно отметить, что «два переселенческих потока – русский и украинский – вливались в XVII-XVIII веках на территорию Подонья. Первый шел с севера, второй с Запада. Сначала эти потоки не выходили за пределы Белгородской черты, но в 90-х годах XVII века «перелились» за черту. В XVIII веке они разлились по всему краю. Это было время массовой распашки целины Подонья».18

При Анне Иоановне «в ходе колонизации России в это время произошло несколько за­мечательных явлений. Последовало заселение пространства между Днепром и Донцом, где поселено было двадцать полков ланд-милиций2.

В 1737 г. пожаловано было генерал-майору Тараканову 4000 десятин земли между Доном и Донцом, в пространстве, которое за­пустело после укрощения Булавинского бунта. Тараканов мог вла­деть этою землею потомственно и заселить ее пришлыми людьми, но исключительно малороссиянами. Восточнее — предпринято было за­селить нижние берега Волги и берега рек: Иловли, Хопра и Медве­дицы— донскими казаками и малороссиянами. Тогда положено бы­ло из таких переселенцев основание казацкому волгскому войску под начальством атамана Персидского. Приказано было составить опись землям юго-восточной России, начиная от Саратова вдоль Волги до Царицына и до Дона, а от Дона по Хопру вверх до Саратова. Явно было намерение наполнить жителями этот плодоносный край…

…Хотя Малороссия освобождалась от военного постоя, но, как пограничная страна, подверглась беспрестанному проходу войск во время турецкой войны, а это бывало для жителей тяжелее постоянного пребывания у них войск. Проходившие забирали у них бесплатно подводы и съестные припасы, присваивали себе даже грунты, сады и угодья на будущее время, вымучивая у вдов и сирот документы себе на владение. Два важные нововведения последовали в Малороссии в царствование Анны Ивановны: учреждение почт и употребление гербовой бумаги.

Почтовое устройство в царствование Анны Ивановны во всех рус­ских краях получило широкое развитие, вызванное обстоятельства­ми. В начале крымско-турецкой войны указано было устроить от Москвы до тех мест, где будет находиться действующая армия, почтовые станы; таким образом это было как бы временною мерою для удовлетворения временной необходимости; потом по тому же пути учреждена была постоянная правильная почта от Москвы до Киева через Калугу, Севск и Глухов. Станции располагались расстоянием одна от другой около 25-ти верст; на каждой станции следовало со­держать по 25 лошадей. Но это распоряжение не вполне соблюда­лось; там и сям оказывались недостатки: там — станционного дома не выстроили, в другом месте — затруднялись довести количество ло­шадей до узаконенного числа. В 1740 году последовал указ о заведе­нии почт по всей империи между губерниями и провинциями. Ту­рецкая война окончилась тогда уже и, ввиду наступающего мирного времени, сочтено достаточным содержать по пути от Москвы до Киева на каждой станции по пяти лошадей, а по пути воронежско­му— только по четыре лошади. На первых порах почтовому делу препятствовали два обстоятельства: первое—плохие дороги, кото­рые исправлять правительство возлагало на владельцев земель, куда шла дорога, второе—наглость и своевольство ездивших по казенным делам, загонявших до смерти почтовых лошадей, наносивших побои и увечья ямщикам и почтовым комиссарам»19.

Во время правления Елизаветы Петровны малороссиянам и землям, им населенным, стало уделяться пристальное внимание. «К малороссийскому народу правительство Елисаветы Петровны относилось особенно милостиво, и это следует приписать влиянию Алексея Разумовского. Сложены были с малороссийского народа все недоимки в войсковую казну в числе трехсот тысяч, отпущены были по домам казаки, наряжаемые на посты по украинской линии/В За­порожье стали отпускать денежное и хлебное жалованье, как дела­лось в старину; в слободских полках уволили малороссиян от посыл­ки в Бахмут на соляные работы и от всякой рядовой службы, кроме поставки конных казаков в числе пяти тысяч; все таможни, мосты и перевозы отдавались им на откуп без перекупки; упразднялась бывшая канцелярия над слободскими полками; возвращался свобод­ный суд полковым канцеляриям, а над бывшею комиссиею о слобод­ских полках, возбудившую недовольство маллороссиян, назначено строгое следствие. Всем малороссийским посполитым людям дозво­лялось переселяться куда хотят: от этого в слободских полках много казаков и подсоседков, а еще более посполитых, стало двигаться к востоку на переселение, и Ахтырский полк чуть не обезлюдел; же­лающим ехать за границу, для собственного образования, малорос­сиянам велено было из иностранной коллегии выдавать беспрепят­ственно паспорты»20, а значит, им стали давать фамилии.

3. Павловский и Острогожский уезды во времена Екатерины II.

В 1765 году, уже в о время правления Екатерины II, было ликвидировано полковое устройство и казачье самоуправление на Слобожанщине. Учреждалась Слободско-Украинская губерния с центром в городе Харькове.

В 1780 году Слободско-Украинская губерния была ликвидирована. Ее Острогожская провинция отошла к Воронежскому наместничеству. Однако в 1797 году Слободско_украинская губерния восстановлена в пределах границ 1765 года и ей были переданы 6 юго-западных уездов Воронежской губернии, включая Острогожский. Важно заметить, что в середине XVIII века границы Острогожского уезда, точнее земли Острогожского казачьего полка, простирались далеко за границы позднее образованного Осрогожского уезда Воронежской губернии. Как следует из единственно сохранившейся карты Слободско-Украинской губернии середины XVIII века в состав Острогожского полка входила большая часть земель и по левому берегу Дона, включая отнесенны е к Острогожской провинции населенные пункты Монастырщина, Обросимовка, Дедовка, поселок Николиный, Михайловка, Донская Меловатка, Ковыльня, Родня, Берязники, Глубокая, Железный завод, Подколодня, Воронцовка, Бутурлиновка.21

Согласно «Описанию Воронежского наместничества 1785 года», когда окончательно сложились границы уездов Воронежской губернии, Павловский уезд образовался из земель 4 уездов – Павловского (14202 душ), Воронежского (4323 души), Орловского (1427), Добренского (171), а Острогожского уезда из Острогожского (16690) и Калитвянского (4542) комиссарств и Павловского уезда (8).

Большинство населения составляли так называемые войсковые обыватели, т.е. рядовые казаки, утратившие свои привилегии. Наряду с ними проживали государственные и помещичьи крестьяне. Причем шел интенсивные процесс превращения войсковых обывателей в государственных крестьян, по крайней мере, это касалось «левой стороны Острогожского уезда дачи слободы Белогорья с слободами Павловской и Буйловской с хуторами владения прежде бывших войсковых обитателей, что ныне государственные крестьяне».22

До 1779 года границы уездов часто менялись. После проведенного в этот год генерального межевания земель границы уездов оставались практически без изменений.

В 1802 году Острогожский уезд, состоящий из 28 волостей вновь присоединен к Воронежской губернии. Одна из двадцати восьми была волость Белогорская. При этом стоит заметить, что Белогорская волость, хотя и входила в состав Острогожского уезда, но располагалась от него в 90 верстах, тогда как от Павловска, соседнего уездного центра, всего в 10 верстах. «Жители оной Белогородской волости в торговом и хозяйственном отношении обращаются в г. Павловск. Здесь они сдают почту и получают всю корреспонденцию…даже в один год…Белогородская волость сдавала своих рекрутов в город Павловск»23

Интересно, что в 70-е годы XVIII века на правах казенных крестьян на эти земли переселились выходцы из Молдавии, Валахии, Сербии, Черногории и Польши. Участки земли отводились лицам «всякого звания», за исключением крепостных. Обязательным условием являлось заселение полученных земель крестьянами. Вот поэтому помещики начинают переводить сюда своих крестьян из центральных губерний. Большая потребность в рабочей силе вынуждала помещиков заселять свои земли всяким пришлым людом. Более одной трети крестьян пришли сюда стихийно. Это были вольные казаки, выходцы из перенаселенных губерний – Полтавской, Черниговской, Курской, Тульской. Во второй половине XVIII века казаки были обращены в казенных, то есть государственных поселян, называвшихся войсковыми.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Інформаційна картка про порядок надання послуги (1)

    Документ
    Довідки про склад зареєстрованих у житловому приміщенні та про розмір плати за житлово-комунальні послуги, які видаються організаціями, що надають послуги;
  2. Політологія / Кремень

    Документ
    Політика є особлива сфера життєдіяльності людини. І так як не всі люди сіють хліб, виготовляють машини або співають на сцені, не всі займаються і політикою.

Другие похожие документы..