Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
щодо об’єктів авторського права – право вимагати зазначення свого імені у зв’язку з використанням твору, якщо це практично можливе, право обирати псе...полностью>>
'Документ'
" Гора родила мышь" – так можно охарактеризовать итоги завершившейся в Копенгагене конференции ООН по проблемам изменения климата. Ее целью...полностью>>
'Реферат'
3.1 Інтеграція застосування засобів моделювання та економіко-математичних методів у сучасних інформаційних системах управління виробництвом на підпри...полностью>>
'Автореферат'
Работа выполнена на кафедре военно-полевой терапии в Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Са...полностью>>

«география киберпространства: реальность и перспективы развития»

Главная > Реферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ВЫПУСКНАЯ РАБОТА ПО

«ОСНОВАМ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ»

Магистрант

кафедры физической географии

материков и океанов

и методики преподавания географии

Баркун Андрей Александрович

Руководители:

доцент Еловичева Ядвига Казимировна

ассистент Шешко Сергей Михайлович

МИНСК, 2010

ОГЛАВЛЕНИЕ

ОГЛАВЛЕНИЕ 3

СПИСОК ОБОЗНАЧЕНИЙ 4

РЕФЕРАТ НА ТЕМУ: «ГЕОГРАФИЯ КИБЕРПРОСТРАНСТВА: РЕАЛЬНОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ» 5

ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ В ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ 42

Гиперссылка на действующий личный сайт 45

граф научных интересов 46

тестовые вопросы по оит 48

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ КО ВСЕЙ ВЫПУСКНОЙ РАБОТЕ 49

ПРИЛОЖЕНИЕ А 57

ПРИЛОЖЕНИЕ Б 59

СПИСОК ОБОЗНАЧЕНИЙ

ВП – виртуальное пространство

ИИ – информационная индустрия

ИКИ – информационно-коммуникационная инфраструктура

ИКТ – информационно-коммуникационные технологии

ИП – интернет-пространство

ИР – информационные ресурсы

ИС – интернет-среда

ИТ – информационные технологии

КП – киберпространство

ОИТ – основы информационных технологий

РЕФЕРАТ НА ТЕМУ: «ГЕОГРАФИЯ КИБЕРПРОСТРАНСТВА: РЕАЛЬНОСТЬ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ»

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время возрастает роль информационных технологий во всех сферах человеческой жизнедеятельности. Благодаря интенсивной информатизации исчезают привычные границы этих сфер. Данная работа призвана исследовать характер формирующегося глобального информационного мира с точки зрения географической науки. Основная цель – проблемы и перспективы существования географии киберпространства. Задачи для достижения этой цели довольно обширны. Предстоит выяснить: имеет ли право на существование «география киберпространства» в иерархии географических наук; каковы научные достижения в данной области; роль информационных технологий в постижении информационного мира, есть ли будущее у науки о новом пространстве.

Как и в любой другой науке, в географии не бывает консенсуса. Наука развивается благодаря противоборству сторон, имеющих расхожие точки зрения по тому или иному вопросу. Сложность географии киберпространства заключается в том, что неопределенными остаются как существование самого киберпространства, так и наличие его географической составляющей. Раскрытие указанных позиций должно скорее происходить в рамках философских исследований, тем не менее, необходимо подчеркнуть некоторые аспекты. Противники теории о кибернетическом (цифровом, информационном) пространстве в качестве основного тезиса приводят невозможность существования такого пространства вне человека, без человеческой цивилизации. Им в противовес приводятся суждения о виртуальных мирах, которые создаются и развиваются в сети (ведь в Интернете действительно есть виртуальные участки пространства, например, онлайн-игры с виртуальными персонажами (как управляемыми реальными людьми, так и смоделированными и управляемыми компьютером)). С моей точки зрения здесь применим синергетический подход – коэволюция миров – совместное существование и процветание.
Еще один камень преткновения в том, какова роль географии в познании киберпространства. Даже если принять существование киберпространства (автономного либо нет), как подойти к его изучению с позиции территориальности – наиважнейшей в географической науке. В статье «Географические дебри киберпространства» [] автор ставит перед нами резонный вопрос: может ли быть география у того, что можно обозревать, но потрогать не представляется возможным. Здесь вероятно наиболее близким будет сравнение с астрономией – эта наука, основываясь на физических и математических методах, изучает объекты видимые, но столь далекие, что вряд ли в ближайшие десятилетия можно будет вживую прикоснуться ко многим из них.

Третий аспект географического изучения киберпространства кроется в том, какой ключ использовать для исследования территориальных закономерностей инфомира: признавать, что это пространство имеет автономную территориальную структуру либо делать привязку к реальным географическим объектам планеты. Так или иначе, современные исследования проходят под эгидой и той и другой позиций.

Хотя данная реферативная работа проводится за рамками социологии, необходимо отметить возникновение двух феноменов, связанных с киберпространством. Один из них - виртуальная реальность, когда человек все больше времени вынужден (или хочет) работать с информационными средствами: в информационных сетях, каталогах, электронных средствах досуга, в конце концов, погружаясь в веру, что этот мир является удобной альтернативой миру сущему. Крайностью, которая все более беспокоит социологов и служит объектом прогноза футурологов, является реальная виртуальность: своего рода «материализация духа» на современный лад, переход в виртуальный мир и длительное пребывание в нем.

В итоге сегодня сложились две основных концепции понятия «интернет»: технократическая (глобальная сеть компьютерных ресурсов с коллективным доступом на основе использования единой стандартной схемы адресации, высокопроизводительной магистрали и высокоскоростных линий связи с главными сетевыми компьютерами и т.п.) и социально-гуманитарная (всемирное информационное пространство (ИП); сложный многомерный социокультурный феномен; средство массовой коммуникации; информационно-коммуникативная (ИК) медиасреда; виртуальное пространство (ВП) и др.).

Таким образом, киберпространство (англ. «cyberspace») — в той или иной степени метафорическая абстракция, используемая в философии и в информационных технологиях, является (виртуальной) реальностью, которая представляет ноосферу («сферу разума» по терминологии Вернадского В.И.) []. Слово «киберпространство» (от «кибернетика» и «пространство») впервые было введено Уильямом Гибсоном, канадским писателем-фантастом, в 1982 в его новелле «Сожжение Хром» («Burning Chrome») в журнале Омни. Позже оно было популяризировано в «Нейроманте» («Neuromancer»).

Термин «пространство» уже подразумевает некий географический подход. С физической точки зрения местоположение киберпространства – это технологические компоненты компьютеров и иных информационно-вычислительных систем и сетей связи. В социальных науках получил широкое распространение термин «глобальное информационное пространство» вследствие интенсивного внедрения новейших достижений информационно-технологической революции в общественную практику во многих странах мира. В зарубежных исследованиях и многих международных документах по этой актуальной проблеме названное понятие используется в более узком значении и фигурирует чаще всего как «глобальное киберпространство» («global cyberspace»).

В наше время большинство исследователей роли информационно-коммуникационных технологий в жизни мирового сообщества рассматривают глобальное информационное пространство как совокупность информационных ресурсов и инфраструктур, которые составляют государственные и межгосударственные компьютерные сети, телекоммуникационные системы и сети общего пользования, иные трансграничные каналы передачи информации. В западном мире суждения относительно доминирующей роли знания и информации во всех сферах жизни получили развитие и явились основополагающими для концепций постиндустриального общества (Белл, Дракер, Кастельс), информационного общества (Масуда, Тоффлер), технотронной эры (Бжезинский), интеллектуального капитала (Стьюарт), электронно-цифрового общества (Тапскотт).

ГЛАВА 1. ТЕОРИЯ КИБЕРПРОСТРАНСТВА (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ)

Понятия киберпространства и кибергеографии являются новыми и находятся в процессе доработок со стороны многочисленных ученых. Большинство работ по исследованиям киберпространства являются англоязычными (например, работы Мартина Доджа, упомянутые ниже). В русскоязычной литературе многие исследования в области кибергеографии проведены Ю.Ю.Перфильевым. Протекающие в современном мире процессы информатизации увеличивают роль компьютерных технологий в жизни общества, возрастает информационная составляющая киберпространства. Как пишет Перфильев Ю.Ю. «Кибергеография выступает в данном аспекте не только как отдельное ("эстетствующее") направление географической науки, но и как новый "инструмент" в рамках традиционных экономико-, политико- и социально-географических исследований». Учитывая то, что данный реферат посвящен в основном практическим (прикладным) геоисследованиям информационного пространства (которые подробно рассмотрены в последующих главах), хотелось бы кратко охарактеризовать ряд довольно интересных работ в смежных областях, т.е. взгляд на киберпространство с позиций современной социологии и философии.

В работе «Интернет: новые глобальные явления и тенденции развития» [] основной линией является формирование и утверждение «блогосферы» как нового феномена и доминирующего фактора. К основным атрибутам блогов отнесены индивидуальное авторское пространство со стороны его создателя и крайне высокая публичность со стороны потребителей информации – пользователей Сети. Речь идет об информационной революции, взгляд на которую представлен с позиций различных ученых и медиадеятелей. В статье приводятся подтверждения того, что Интернет есть альтернативный источник социально-политической информации. Таким образом, делается вывод о становлении нового поколения потребителей и процессах технологической революции.

Работа Пружинина Б.И. «Наука, псевдонаука и граница между ними» [] посвящена проблемам демаркации научных и псевдонаучных убеждений, самого процесса познания, имеет серьезную терминологическую базу и представляется в свете теоретических воззрений фундаментальных наук, сопоставления с эталоном (идейное содержание и методы подлинных наук). Автор приходит к выводу, что сейчас происходит стимулирование прикладных исследований, прослеживает зависимость от них фундаментальной науки на современном этапе. Ввиду оценки прикладных исследований с точки зрения именно практической (а значит, экономической, финансовой) эффективности, по мнению автора, появляется повод для искажения фактов и субъективизма. С другой стороны сама наука определяется на границе, в динамике, преодолевая локальность прикладных исследований. Наука есть система открытая. Работа актуальна, учитывая новейший характер исследований в киберпространстве, а, соответственно, огромное поле для научной и околонаучной деятельности.

В статье «Смена парадигмы: Новый глобальный проект» [] высказывается мысль о том, что XXI век стоит на пороге смены парадигмы общественного бытия: индустриальный капитализм (модернити) трансформируется в парадигму сетевого информационного общества с другой информационно-технологической основой. Отношения вещной собственности отходят на второй план. Сетевое информационное общество (так называемый аттенционализм (от англ. аttention – внимание) является иерархически структурированным по ступеням от МИРА ¾ к БУРЖУАЗИИ И КОНСЬЮМЕРИАТУ до гегемона – НЕТОКРАТИИ). Нетократия представляет собой штабные сети, состоящие из кураторов сетей, этерналистов и нексиалистов. Автор рассматривает и другие варианты глобальных проектов, однако, делает вывод, что в условиях современных кризисных явлений и достигнутого уровня технологий уже наступил инкубационный период новой парадигмы бытия.

Высокая информатизация общества отмечается и в статье Загладина Н. «Глобализация в контексте альтернатив исторического развития» []. Но основной задачей работы видится рассмотрение сущности современной глобализации с учетом исторического фактора. Автор в некоторой степени критикует мондиалистские, неомарксистские и антиглобалистские концепции, а также приводит ряд утверждений о «неглобальности» глобализации, анализируя деятельность ТНК и ТНБ в современном мире. В качестве проблем приведены демографическая экспансия, формирование новых слоев элит и этнические конфликты. Основной позицией статьи является вывод о том, что глобализация есть одновременное действие двух тенденций – к универсализации мира и к росту его многообразия – и она должна рассматриваться с точки зрения их взаимодействия, которое всегда сохраняет альтернативный выбор для каждого народа и государства. Актуальность заключается в том, что глобализация проходит именно на уровне информационного пространства.

В рамках статьи Вайнштейна Г.И. «Информационная революция и демократия: ожидания, реальность, перспективы» [] изобретение Всемирной Паутины сравнивается по масштабности с крахом коммунистической системы. Автор рассматривает различные стороны влияния Интернета на процессы демократизации общества. Благодаря развитию информационных технологий современная власть не обладает монополией на информацию (за исключением авторитарных режимов), следовательно, демократия становится все более «предвосхищающей» (в отличие от «демократии участия») и происходит так называемый «постоянный плебисцит о будущем» со стороны общества. Отмечается влияние виртуальных сообществ на реальные политические процессы. Появляются понятия «цифровая, кибер-, виртуальная, онлайновая демократия», «электронная республика», «информационная супермагистраль» и др. С другой стороны, в статье в качестве проблем вынесены неструктурированность информации, неохотная активизация политически пассивной части населения, а также крайняя плюрализация информационного пространства, приводящая, по мнению автора, к поляризации и фрагментации. Подробно рассмотрен вопрос формирования нового явления – хактивизма – как синтеза хакерства и социальной активности с целью антисистемного, «электронного» протеста в политической сфере. Автор приходит к выводу о том, что мировое сообщество стоит перед весьма сложным вопросом: может и должно ли оно примириться с существованием (в связи с плюрализацией киберпространства) различных угроз как со своеобразной платой за свою приверженность ценностям свободы. Так как остается много спорных аспектов, Интернет в ближайшем будущем будет одним из самых актуальных вопросов глобального характера. А виртуальное правительство и онлайн-демократия – это объекты изучения новой кибергеополитики.

Все перечисленные авторы, в сущности, заявляют о доминировании Всемирной Информационной Сети, о формировании глобального мирового порядка, основанного на информационных технологиях. Здесь представляется процесс объединения мира либо его регионализации с формированием новых иерархических структур общества, однако бесспорным во всех указанных работах является факт примата знаний над вещной собственностью. Некоторые рассматривают современный период как плацдарм будущего становления нового миропорядка, другие уже пытаются исследовать иерархическую структуру нового информационного общества и социальные, духовные, политические взаимодействия в рамках информационной и технологической революции.

Вопросы демаркации науки и псевдонауки всегда есть сфера противоречивая. Например, проблемы Неопознанных Летающих Объектов и пространственно-временных коридоров расцениваются некоторыми учеными как ложные знания и суждения. Другие из них считают существование таких проблем приемлемым и рассматривают их на уровне научных гипотез (например, тунгусский феномен). Автор статьи «Наука, псевдонаука и граница между ними» [] приводит в пример генетику и кибернетику, побывавшие в разряде псевдонаук. Похоже, что сейчас такие же распри разгораются по поводу существования киберпространства и его географии. Все дело в том, что здесь в конфликт вступают познанное и непознанное человеком, ведь, когда Земля «была плоской» либо «стояла на трех китах», возможно псевдонаучными, ложными были суждения о существовании других земель, о шарообразности планеты. Также и в современном мире – наука не запрещает строить гипотез – поэтому пока информационное общество с человечеством как сгустком, носителем знаний есть взгляд в будущее, но это уже сейчас вопрос пространства и времени.

ГЛАВА 2. СОВРЕМЕННЫЕ МЕТОДЫ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ КИБЕРПРОСТРАНСТВА

Несмотря на все противоречия, активно проходит процесс географического познания киберпространства под символикой новой «кибергеографии». Возможно, целесообразно было бы называть такую географию – «инфогеографией», причем вкладывать в приставку –инфо одновременно термины information – информация и infinitum – бесконечность, необъятность, которые содержат в себе предмет и масштаб исследований. Существует мнение, что информационная география - это комплекс научных дисциплин, изучающих особую форму социальной организации общества в комплексном киберпространстве, в котором информация и создание на её базе новых технологий обеспечивают невиданные ранее условия для функционирования человеческого сообщества. Нематериальные (виртуальные) и интеллектуальные ресурсы становятся субъектом киберпространства: валюту вытесняют виртуальные деньги; во всю идет торговля виртуальными ресурсами; некоторые страны переключились на нематериальные активы и благодаря этому стремительно достигли успехов, потрясающих воображение.

Киберпространство1 (и его глобальная основа – Интернет, – в частности) все более приближается к саморазвитию, столь характерному природным системам, ввиду чего необходимо географическое, территориальное по сути, исследование такого пространства. С одной стороны, киберпространство можно рассматривать как еще одно измерение (тогда, как говорят хакеры, мир есть один большой кабель и расстояние – мертво («The world is one big wire, and distance is dead»)). С другой, если говорить о территориальности, должны быть способы измерения «расстояния» в Интернете, например, от одного сайта к другому. Так, в работе «Географические дебри киберпространства» [] приводятся сведения о том, что ученые из Франции (Университет Нотр-Дам), проведя специальное исследование информационных ресурсов Интернета, обнаружили, что максимальное «расстояние» от одного сайта до другого в Интернете составляет всего лишь 19 кликов мыши. То есть, с какого бы сайта интернет-пользователь не начал свой серфинг в Сети на любой другой сайт он может попасть в пределах 19 переходов (ссылок с других сайтов). Методика этого исследования состояла в том, что специальная программа-робот "внедрялась" в Сеть на случайно выбранном сайте и переходила по всем ссылкам с исходной страницы на другие сайты. На каждом сайте процедура полностью повторялась и так до бесконечности... Это так называемая “теория информационной связности”.

Но как показало другое исследование, проведенное в 1999 г. совместно компаниями IBM, Compaq и AltaVista в пределах 19 кликов можно попасть только примерно на 30% всех сайтов Сети, которые тесно «переплетены» друг с другом гиперссылками и составляют своего рода информационное «ядро» Интернета. Еще с 24% сайтов можно выйти на «ядро», но вернуться обратно нельзя, также как и еще на 24% сайтов можно попасть из «ядра», но не вернуться назад. И главное около 22% всех сайтов крайне слабо связаны с другими или вообще изолированы от основной массы информационных ресурсов Сети и представляют собой что-то вроде затерянных «островов» в океане, которые можно найти, только зная их точный адрес. Это тот случай, когда о сайте ничего не знают поисковые системы.

Ученый из США (Пенсильванский Университет) Доктор Горей Кай в ходе своих научных изысканий пришел к выводу, что ощущение расстояния в киберпространстве – т.е. как близко или далеко находится тот или иной сайт, зависит от пропускной способности коммуникационного канала, определяющей скорость соединения: «Пространственные взаимоотношения между сообществами в киберпространстве на прямую не зависят от их местоположения в пространстве реальном. Разница в скорости подключения рождает чувство удаленности: чем медленнее соединение, тем дольше получаешь от него информацию и тем сильнее ощущение того, что запрашиваемый сайт находится далеко».

Группа исследователей научной лаборатории Bell Labs во главе с Биллом Чесвиком предложила измерять расстояния в Интернете в т.н. «пукисах» (pookies), величина которых определяется как время прохождения сигнала в процессе трассировки пути до конкретного IP-адреса. В результате было выяснено, что диаметр всей Сети составляет около 10 тысяч "пукисов" [].

Анализируя глобальную сеть Internet, современные исследователи используют понятие "ризома" для раскрытия сущности её устройства и функционирования. Специфическое понятие постмодернистского дискурса заимствовано Жилем Делезом и Феликсом Гваттари из ботаники, где оно означало определенное строение корневой системы, характеризующейся отсутствием центрального стержневого корня и состоящей из множества хаотически переплетающихся, периодически отмирающих и регенерирующих, непредсказуемых в своем развитии побегов. В самом широком смысле "ризома" может служить образом постмодерного мира, в котором отсутствует централизация, упорядоченность и симметрия.

Как видно, меняется парадигма пространства-времени, присущая традиционной географии.

Так, традиционные представления о времени опирались на базовые принципы: 1) прошлое не возвращается; 2) прошлое нельзя изменить, а будущее можно; 3) нельзя иметь достоверного протокола о будущем. «Вневременное время» проявляет себя как «реальное время» виртуальной реальности — вечное настоящее или уничтожение времени. Информация, получаемая «в реальном времени», т. е. одновременно со временем события, означает, что событие происходит повсюду одновременно [].

Следуя научному принципу о том, что пространство и время надо рассматривать в рамках одного пространственно-временного континуума швейцарская компания Swatch () предложила время в Интернете также измерять по-особенному – в т.н. «битах» («ударах интернет-колокола», «beat») или «@», которых в сутках ровно 1000 (т.е. 1 бит равен 1 мин. 26.4 сек.). И естественно через швейцарский город Билль, где расположена штаб-квартира этой часовой компании, был проведен нулевой интернет-меридиан. Таким образом, новые сутки в виртуальном пространстве начинаются в 11 вечера по Гринвичу. На сайте Swatch любой желающий может перевести свое время в интернет-время, воспользовавшись специальным конвертером, а также приобрести настоящие часы Swatch, которые отсчитывают «настоящее» интернет-время. Как говорится в телевизионной рекламе компании "интернет-время - время тех, кто живет в мире кибернетики, где нет лета и зимы, где нет ночи и дня, где время диктует не положение Солнца на небе, а пребывание человека в Сети".

Но, тем не менее, с научной точки зрения киберпространство не является оторванным от всего остального мира (real place) и его соотношение с реальностью может быть представлено визуально где-то в микросхемах компьютеров и проводах, их связывающих [].

Рисунок 2.1. Соотношение реального и киберпространства []

В англоязычных научных источниках такое технологическое пространство компьютеров было названо «cspace», а собственно киберпространство («cyberspace») представляет собой только совокупность информационных объектов – т.е. общее информационное поле (включающее все информационные ресурсы Интернета). «Cspace» еще является частью реального пространства, а cyberspace уже нет. В тоже время cspace можно объединить с технологическими протоколами, обеспечивающими существование киберпространства (например, протоколы TCP/IP для передачи интернет-траффика от одного компьютера к другому; система DNS, обеспечивающая адресацию в Интернете и т.д.), в единую технологическую основу киберпространства (или иначе – в «техносферу»). Перфильев Ю.Ю полагает, что где-то в этой «техносфере» между компьютерными процессорами и протоколами сети и пролегает граница между реальным пространством и киберпространством, между миром физическим и информационным []. Физический мир и киберпространство контактируют друг с другом и оказывают определенное влияние друг на друга, поэтому в зоне «контакта» формируются своего рода проекции реального пространства в киберпространстве и наоборот. «Проекция» реального пространства в киберпространстве фактически является информационным представлением в Сети всех явлений из реальности – т.е. это, к примеру, все сайты конкретных организаций, новостные сервера происходящих событий и т.д. «Проекция» киберпространства на реальное пространство (или на английском «cyberplace») выражается во влиянии киберпространства на территориальную и иную организацию общества, включая в первую очередь всю инфраструктуру, используемую для информационных технологий и сетей связи и все организации, работающие с использованием современных информационных технологий.

В книге Перфильева Ю.Ю приведено авторское понимание иерархии киберпространства (см. табл. 1)

Таблица 1.

Иерархические уровни киберпространства []:

Иерархический уровень

Сети и объекты киберпространства

Макроуровень

Глобальные компьютерные (Интернет, FidoNet, Bitnet сети и др.)

Мезоуровень (на примере Интернета):

Телекоммуникационные сети провайдеров

Территориальные информационные сегменты

Доменные зоны первого и второго уровней

Международный подуровень

Всемирные, межконтинентальные и межнациональные телекоммуникационные сети

Межнациональные информационные ресурсы

Доменные зоны общего пользования (например, .com, .net, .biz)

Национальный подуровень

Национальные академические и коммерческие сети, национальные точки обмена трафиком

Национальные сегменты

Национальные доменные зоны (например, .ru, .uk)

Региональный подуровень

Региональные академические и коммерческие сети, региональные точки обмена трафиком

Региональные сегменты (например, Примнет)

Доменные зоны некоторых региональных провайдеров

Городской и районный подуровни

Городские и районные сети

Сегменты городов

Доменные зоны некоторых городских и районных провайдеров

Микроуровень (на примере Интернета)

Отдельные компьютеры и сайты

-

Доменные зоны второго и последующих уровней

Вероятно, наиболее передовым проектом по исследованию географических закономерностей киберпространства, является инициатива Мартина Доджа «THE GEOGRAPHIES OF CYBERSPACE» [].

В своей работе он приводит цитату [Майкл Батти, Боб Барр]: «Новая география в процессе создания… Она уже близко, на расстоянии поколения, предназначенная изменить наш взгляд на географию столь значительно, сколь что-либо со времен картографии Клавдия Птолемея…».

В своих исследованиях Мартин Додж использует довольно правильный подход: пока киберпространство не стало автономным, возможно изучать его с географической привязкой к реальным объектам. Я бы привел здесь сравнение с метеорологической наукой: множество атмосферных явлений, часто визуально недоступных, пронизывают географическую оболочку и исследуются, в том числе картографическими методами. Так и киберпространство стало неотъемлемой частью реального мира, но пока ещё не может быть полностью автономным и зависит от событий мира реального.

В работах Мартина Доджа прослеживаются три крупных блока исследований:

A. Статистическая география Интернета, в которой фундаментальными вопросами являются: кто использует Интернет и где они расположены? В качестве примера результатов по этому направлению автор приводит географическую карту ХОСТОВ (компьютеров, подключенных к сети) (см. рис. 2.2.), с помощью которой можно анализировать информационное неравенство современного мира.

Рисунок 2.2. Географическая карта хостов []

B. Политическая независимость Сети с учетом того, что в различных странах Интернет либо полностью контролируется правительством, либо жестко ограничивается или свободен от ограничений.

C. Методология картографирования киберпространства, которая является наиболее разработанной в данной области. Благодаря проекту «CYBERGEOGRAPHY» создан атлас киберпространства, включающий множество картографического материала различной тематики:

  1. 3D-модели киберпространства,

  2. Художественные эскизы,

  3. Карты кабельных и спутниковых сетей,

  4. Статистические данные,

  5. Концептуальные модели,

  6. Географические карты Сети,

  7. Информационные ландшафты киберпространства,

  8. Карты многопользовательских виртуальных миров,

  9. Карты Интернет-погоды,

  10. Карты серфинга по Сети,

  11. Топологические карты Сети,

  12. Маршрутные карты трассировщиков,

  13. Карты веб-сайтов,

  14. Карты беспроводных сетей,

  15. Исторические карты развития Интернета,

  16. Карты поставщиков услуг Интернета,

  17. И многие другие… (см. прил. Б, рис. Б.1).

Глобальная карта, размещенная в атласе киберпространства представлена на рисунке 2.3. Подобные карты создают многие авторы, используя различные методики (см. прил. Б, рис. Б.4):

Рисунок 2.3. Картографическое изображение киберпространства []

По некоторым странам уже опубликованы десятки схематических карт структуры сетей, принадлежащих разным телекоммуникационным компаниям или научным сообществам. Таковы, например, карты распределения научных институтов и университетов Германии и Великобритании, имеющих доступ к системе европейской компьютерной сети. В России составлены первые серии карт телекоммуникационных сетей для трех иерархических уровней []:

Всероссийский уровень – размещение узлов коммерческих и научно-образовательных (академи­ческих) сетей, опорных магистралей и спутниковых каналов связи, распределение абонентов сетей и до­ли организаций науки и высшей школы среди дру­гих пользователей, размещение узлов научно-обра­зовательных сетей и их мощности в каждом городе;

Региональный уровень – телекоммуникацион­ные сети Москвы, узлы связи в научных центрах Российской академии наук и высших учебных за­ведениях, каналы выходов в Интернет, их качест­во;

Локальный уровень – телекоммуникационная сеть МГУ, расположенная на территории универси­тетского городка на Воробьевых горах, приемно-передающие спутниковые системы, узлы стыковки и разводки линий.

В современной науке также существуют различные теории сетей []. Например, разработанная для социальных сетей теория Барабаши «Связанность, новая наука о сетях» (Linked: The New Science of Networks) с успехом была применена для изучения других сетевых структур в таких областях как энергетика, биология, эпидемиология и ряде других.

Рисунок 2.4. Узловые связи сетей []

Ученый подошел к изучению социальных сетей с естественнонаучных позиций. Барабаши построил свою систему взглядов, используя новые подходы к теории сетей (во многом, наполнителя киберпространства) и, в частности, разработанный им математический аппарат безмасштабных сетей («scale-free network»). До него социальные сети считались случайными, а он показал, что эти сети имеют сложную внутреннюю структуру. В них есть узлы с меньшим числом связей, а есть с большим количеством связей; внутренняя инфраструктура определяет их свойства; сети могут складываться стихийно или под чьим-то управлением (см. рис. 2.4). В частности, Барабаши показал, что в том случае, если некоторая сетевая система эволюционирует без воздействия внешних регуляторов, количество связей, которыми обрастают узлы, не случайно. В большинстве реальных сетей основная часть узлов имеет ограниченное число связей, а отдельные узлы-концентраторы (Барабаши называет их «hub») имеют аномально большое число связей.

Таким образом, исследование киберпространства предстает комплексной динамической проблемой, для которой в современном научном мире прибегают к множеству собственно географических методов, а также математической теории информации, контент-анализу, методам социальной кибергеографии и др. Фактом является наличие неких пространственных структур в кибермире, однако, учитывая зачаточное состояние кибергеографии на общей шкале истории, пока сложно говорить о выведении закономерностей, хотя научное сообщество в настоящий момент является довольно продуктивным на гипотезы разного рода и масштаба.

Важно отметить, что формирование масштабной геоинформационной инфраструктуры впервые началось в США в 1997 г []. В настоящее время разрабатываются стратегия и концепция программы NSDI – National Spatial Data Infrastructure (http://www.fgdc.gov/nsdi) .

Концепция Spatial Data Infrastructure стремительно завоевала международную популярность. В 2003 г. Европейская Комиссия приняла решение о создании INSPIRE (Infrastructure for Spatial Information in Europe) – Глобальной геоинформационной инфраструктуры данных в Европе ()

Инфраструктура INSPIRE должна производить, публиковать, осуществлять поиск и обеспечить распределение в научном сообществе on-line спутниковых данных, привлекать и применять географическую информацию. Аналогичный проект создается также в Канаде – Canadian GeoSpatial Data Infrastructure (CGDI). Совсем недавно разработка национальной программы NSDI началась в Испании (http://www.idee.es).

В последние годы появилось новое выражение – “публикация атласов в Интернете”. Такие атласы (часто национальные, отражающие состояние природы, экономики, исто­рию и культуру страны) можно обнов­лять постоянно по мере поступления информации. Таким образом, формируются национальные атласные информационные системы, которыми могут пользоваться учреждения и частные лица, имеющие персональные компьютеры любого типа. Примером может служить существующая в Канаде информационная система национального атласа [].

По сути, формирование информационных (цифровых) баз данных – это глобальный процесс на пути к всеобщему информационному пространству.

ГЛАВА 3. ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ ГЕОГРАФИИ КИБЕРПРОСТРАНСТВА

Проанализировав существующие аспекты географического познания киберпространства, можно сделать вывод о том, что в настоящее время определенно сформировались, по крайней мере, три области знаний, которые входят в иерархическую структуру кибергеографии и будут развиваться в ближайшем будущем. Это кибергеополитика, кибердемография и киберкартография. По ряду характерных черт приставки «кибер-» и «инфо-» в указанных отраслях знаний являются взаимозаменяемыми.

Кибергеополитика. Кибергеополитика, по сути, – информационный аналог силовой геополитики. Это направление отражает довольно ожесточенную борьбу за кибернетическое пространство мира, а также развитие различных катаклизмов, в основе которых значительное место принадлежит информации. Считается, что существует виртуальная реальность глобального кибергеополитического раздела мира, который приходит на смену (или в противовес) разделу геоэкономическому. В частности, эксперты предрекают возникновение противовесов в отношении сложившейся гегемонии в киберпространстве мира США, в которых находятся сейчас так называемые «информационные ключи» от всего информационного мира (в виде серверов Интернета и других мировых сетей (например, Fidonet)). Эти противовесы могут возникнуть в виде панъевропейской сети ЕС, а также стран юго-восточной Азии. Эти крупнорегиональные сети могут стать тремя информационными полюсами мирового киберпространства. Тогда геополитический мир станет снова многополярным, но уже на качественно новой информационной основе []. В США уже идёт процесс создания специального военного подразделения AFCYBER, которое будет ответственно за ведение боевых оборонительных и наступательных действий в киберпространстве. Одной из основных причин «цифровой» асимметрии служит коммерциализация и монополизация информационных продуктов и услуг. Наряду с характеристикой положительных сторон информатизации мира, в кибергеополитике происходит поиск негативных позиций, таких как электронная слежка и воздействие на психику. В литературе по этим вопросам часто приводится пример о том, что киберпространство давно уже стало инструментом в геополитической борьбе: для разработки MyBO (социальный сервис в поддержку предвыборной кампании Барака Оббамы) был привлечен Крис Хьюджес, один из сооснователей Facebook.

Ещё одним важным предназначением кибергеополитики является то, что в её рамках происходит активное создание сценариев будущего для нового информационного мира. В разрезе данного реферата нет возможности привести многочисленные сценарии глобального миропорядка, однако, некоторые из них, заимствованные из работы «Стратегия развития: Ценности новой цивилизации» [], заставляют задуматься о будущем киберпространства:

И. Валлерстайн считает, что в результате беспрецедентного динамизма, порожденного информационной революцией, господствующая парадигма мирового сообщества находится в состоянии «мутации», или «в царстве неопределенности».

М. Тераниан и М. Огден господствующую парадигму мирового сообщества называют парадигмой «неопределенного будущего». Огромное количество сценариев они сгруппировали в три категории: сценарии непрерывности, сценарии коллапса и трансформационные сценарии.

Сценарии непрерывности включают в себя следующие варианты:

  • Сценарий государственности (Г. Киссинджер);

  • Сценарий «конца истории» (Ф. Фукуяма);

  • Сценарий корпоративной гегемонии;

  • Сценарий регионализации.

Сценарии коллапса представлены следующими пророчествами:

  • Сценарий растущего разрыва. (Объяснения данного тренда различны - от неравного доступа к кредитным и рыночным услугам до революционного воздействия информационных сетей и телекоммуникаций. Прогресс в телекоммуникациях фактически нивелирует дистанцию между странами и континентами; западные телекомпании транслируют по всему миру ценности западного потребительского общества, в результате чего становятся менее выносимыми неравенство и бедность, растет массовое недовольство, способное вылиться в организованное протестное движение.);

  • Сценарий столкновения цивилизаций (С. Хантингтон). Помимо прочего рассматривается использование локальной культурной политики для мобилизации населения Периферии против Центра технократической власти;

  • Сценарий хаоса (Р. Каплан).

Трансформационные сценарии представляются следующими позициями:

  • Концепция мирового правительства;

  • Концепция глобального сообщества;

  • Концепция справедливого мирового порядка.

Современные футурологи Д. Датор и Т. Стивенсон выдвинули пять цунами-перемен и четыре альтернативы будущего. Пять цунами-перемен охватывают следующие социальные сферы: демографию (экспоненциальный рост населения в так называемых «развивающихся» странах и резкое сокращение “белой популяции”); экологию (понимание того, что природа уже разрушена и что человечество должно научиться управлять эволюцией); технологию (компьютерные и телекоммуникационные технологии продолжают менять человеческие отношения, а генетическая инженерия и нанотехнология делают потенциально возможным всецело искусственный мир); экономику (международная монетарная система находится в преддверии коллапса, в то же время формируется понятие устойчивого сообщества; управление (национальные государства, частично из-за расширения компьютерно-телекоммуникационных сетей, теряют свое влияние, и наоборот, растет роль ТНК и неправительственных организаций…)

Опираясь на анализ этих пяти цунами-перемен, Т. Стивенсон выделяет четыре альтернативных сценария будущего, которые охватывают период до 2020 г.:

  1. «сценарий золотой парчи и мешковины». …Власть от национальных государств переходит к элите транснациональных операционных сетей, монопольно владеющей информационными и телекоммуникационными технологиями. Технология – власть, а информация – деньги. Всемирная сеть переходит в собственность небольшой группы людей, которые приобретают огромный вес и огромное влияние на общественное правление. Благодаря распространению достижений науки и техники жизнь становится автоматизированной, а жизненная среда – искусственной…

  2. «сценарий серой униформы» – это экстремальный вариант использования информационных технологий. Всемирная сеть предоставляет глобальную централизованную власть небольшой могущественной элите бизнеса и политики. Каждый, кроме небольшой элиты международной сетевой монополии, подчиняется этой стандартизованной власти и виртуально гомогенизирован в политико-экономических терминах. Маленькие анклавы богатых и могущественных технократов существуют в полной изоляции от остального мира под строгой охраной

  3. «сценарий богатого гобелена». …Нынешний центр власти заменяется оперативной сетью сообществ, самоорганизующихся на локальном и региональном уровнях с помощью компьютерных и коммуникационных технологий. Интернет сотрудничает с другими сетями, которые в свою очередь также сотрудничают с сетями операционных сетей, находящихся в кооперативном владении локальных сообществ и глобальных консорциумов. Технология в большей мере становится инструментом решения социальных проблем, чем двигателем прогресса

  4. «сценарий базара» представляется наиболее вероятным в силу столкновения интересов различных сил. Здесь имеет место многообразие культур и перспектив; здесь золотая парча и мешковина соседствуют с богатым гобеленом и серой униформой. Мозаика сетей сосуществует с элементами централизованной власти, каждая из которых поддерживается компьютерными и информационными технологиями...

Т. Стивенсон предлагает сочетать использование сценариев с методом бэккастинга, то есть с методом идентификации перемен, которые должны произойти в случае реализации сценария, а также тех стратегий или действий, которые необходимы для осуществления этих перемен.

Интересную позицию высказывает ученый Рашкофф: оболочку, в которой живет современный человек, он называет инфосферой и рассматривает две модели возникновения инфосферы как подлинного, социального ландшафта. Одна подразумевает принятие медиапространства как порождения природы. Согласно этой модели, нити медиапаутины подобны волокнам, корням или дендритам биологического организма и стремятся к росту, усложнению и спариванию. Другая модель заключается в рассмотрении инфосферы как непреднамеренной реализации «комплексной системы», т.е. когда система достигает определенного уровня сложности, она становится «хаотической» и демонстрирует совершенно новый набор свойств; эти свойства обычно способствуют разрушению любого навязанного извне порядка или контроля.

Кибердемография. Данное направление исследований, наряду с киберкартографией, является наиболее разработанным и активно развивающимся в базисе географического изучения киберпространства. Помимо прочего, это связано с тем, что многие методы кибердемографии заимствованы из социологии, которая всесторонне рассматривает сетевые сообщества людей в информационном мире, так называемую «кластеризацию» общества. Основные исследования, проводимые в рамках кибердемографии, относятся к Интернет-аудитории, и часто представлены:

  • Динамикой социального роста мирового Интернета;

  • Рейтингом стран по количественным показателям использования Интернета;

  • Региональной спецификой социально-демографических характеристик пользователей Интернета;

  • Информационной и общественно-политической активностью интернет-аудитории;

  • Информационными запросами интернет-аудитории;

  • Спецификой политических исследований интернет-аудитории;

  • Политическими предпочтениями пользователей Интернета;

  • Опросами пользователей Интернета;

  • Исследованиями, затрагивающими тему пользователей Интернета;

  • Уровнем социальной адаптации пользователей Интернета;

  • Численностью интернет-аудитории;

  • Отношением населения к Интернету;

  • Количественными и другими характеристиками интернет-аудитории;

  • Региональным распределением интернет-аудитории;

  • Потенциалом расширения интернет-аудитории;

  • Социально-демографическим составом интернет-аудитории;

  • Социально-профессиональной структурой интернет-аудитории;

  • Потребительскими предпочтениями пользователей Интернета;

  • Изучением аудиторий интернет-магазинов;

  • Оснащенностью компьютерами и средствами связи;

  • Точками доступа в Интернет;

  • Основными направлениями онлайновых опросов международных исследовательских агентств;

  • Интернет-панелью как исследовательской методикой (проекты «Web-vector», «Gallup Net», «Омнибус», «РОМИР-Мониторинг» и др.);

  • Характером использования электронных платежей и банковских карт;

  • Общими тенденциями развития интернет-технологий;

  • Исследованием факторов, влияющих на развитие Интернета и рост интернет-аудитории;

  • Прогнозами развития Интернета и местами в глобальных рейтингах.

Чтобы понять насколько глобальным является охват киберпространством социального мира (см. прил. Б., рис. Б.3), достаточно взглянуть на хронологию сервисов социальных сетей (см. табл. 2):

Таблица 2:

Хронология сервисов социальных сетей []:

Хронология

События

1995 год

Авиационный инженер Рэнди Конрад, решая конкретную задачу поиска своего одноклассника, попутно создал общедоступный сервис социальных сетей Classmates (одноклассники) и компанию Classmates Online. Несмотря на возраст, этот ресурс в США среди сервисов социальных сетей занимает третье место.

1996 год

Группа израильтян создала компанию Mirabilis, предложив сервис для мгновенного обмена сообщениями ICQ, а через два года ее существования корпорация America Online (AOL) купила ее более чем за 400 млн. долл.

1997 год

AsianAvenue — первое онлайн-сообщество с политическим, оппозиционным уклоном. Два года спустя появился аналогичный сервис , из названия которого следует, что он рассчитан на афроамериканцев. В 2000 году был запущен сервис , ориентированный на тех, кто имеет латиноамериканское происхождение.

1998 год

Компания PlanetAll приобретена . PlanetAll была создана выпускниками Гарвардского университета и Массачусетского технологического института, ее сервис сочетал в себе элементы оргтехники (календарь, адресная книга) с социальными возможностями. Например, если кто-то помещал в календарь план поездки, этот сервис помогал найти попутчиков, подобными способами формировались группы. После покупки коды PlanetAll были использованы в той части Amazon, которая называется Friends and Favorites.

1999 год

Запущен первый в Юго-Восточной Азии сервис Cyworld — сегодня им пользуются почти 90% жителей Южной Кореи в возрасте до 20 лет, а всего пользователями Cyworld является четверть населения этой страны.

2001 год

Частично платный сервис не претендует на массовость, но он рассчитан на бизнесменов и предпринимателей, именно с его появлением начался успешный марш социальных сервисов нового поколения.

2002 год

Запущена бета-версия Friendster, одного из самых популярных в США сервисов, созданного по мотивам Ryze. Сегодня по своим размерам это ресурс номер 7 во всем мире. Компания Google предпринимала попытку купить его, но неудачно.

2003 год

Вместе с запуском сервиса MySpace, созданного по мотивам конкурента Friendster, началась полоса острой конкуренции между провайдерами сервисов.

2004 год

Facebook — самый успешный сервис социальных сетей — был создан студентом Гарвардского университета Марком Цукенбергером.

2006 год

В России стартовали проекты  и

Канадский профессор К. Кунео выделяет 12 теоретических перспектив или показателей современного цифрового неравенства, характеристика которых дает общее представление о перспективах развития кибердемографии []:

  1. Собственно цифровая демография отражает абсолютное количество и процентную долю населения мира, имеющего доступ к ИКТ и Интернету. Она определяется подсчетом численности компьютеров; людей, имеющих доступ к компьютерам; связей между компьютерами. Сравнение динамики этой триады в определенных временных рамках дает возможность судить о росте, стагнации или снижения использования Интернета на глобальном уровне.

  2. Географический показатель дает представление о том, кто «контролирует» содержание Интернета (хосты, доменные имена, серверы) и кто «потребляет» его содержание (индивидуальные пользователи или клиенты) в географических или политико-локальных пространствах (в селах, городах, районах, областях, странах, регионах) на глобально-локальном уровне.

  3. Геронтологический индикатор характеризует использование Интернета различными возрастными группами (подростками, молодежью, экономически активной частью населения, пенсионерами).

  4. Гендерный показатель определяет соотношение мужчин и женщин среди пользователей Всемирной паутиной.

  5. Психологический показатель отражает степень использования Интернета индивидами с высоким уровнем самоуверенности и, наоборот, с высоким уровнем боязни компьютерных технологий, т.е. страдающих «компьютерофобией», «технофобией» и «технострессом».

  6. Образовательный показатель дифференцирует общий состав пользователей Интернета в зависимости от их образовательного уровня.

  7. Экономический индикатор отражает зависимость доступа к Интернету от объема ВВП страны в расчете на душу населения и размера индивидуального или семейного дохода.

  8. Политический индикатор определяет, во-первых, использование Интернета правительством для защиты, поддержания и укрепления своей политической власти, во-вторых, использование Интернета для выражения протеста против тех, кто обладает большей политической властью или полномочиями (правительства или корпорации). Как правило, это протесты «неимущих» или недовольных «имущих» против более привилегированных «имущих».

  9. Трудовой индикатор охватывает два подхода к цифровому неравенству. Первый учитывает технологические умения на рабочих местах, второй – затраты на оплату труда в производстве компьютерных технологий и их периферии в контексте «международного разделения труда».

  10. Культурный показатель рассматривает неравенство в доступе к Интернету в терминах этнической и расовой принадлежности, национальной дифференциации пользовательских практик, лингвистического разнообразия и культурного содержания компьютерной информации.

  11. Показатель нетрудоспособности отражает ограничения в доступе к Интернету лиц с различными физическими и другими недостатками.

  12. Социологический показатель учитывает профессиональную стратификацию пользователей Интернета и коммуникации посредством компьютеров, а также род их занятости или деятельности, характеристику их рабочего места, семейное положение.

Киберкартография. Наиболее многовекторной в настоящее время представляется киберкартография, причем картирование киберпространства протекает в двух ракурсах. С одной стороны карты имеют привязку к земной поверхности, с другой – содержат информацию о внутреннем строении инфомира. Последние часто приравнивают к картоидам (либо псевдокартам), на которых в качестве координат пространства используются адреса пользователей Интернета и его иерархической структуры, тем не менее, они весомы в такого роды картографировании.

Что касается визуализации развития Интернета на картах реальной земной поверхности (см. прил. Б., рис. Б.2.) (т.е. это карты не собственно киберпространства, а «проекций» киберпространства и реального пространства друг на друга), то в этом направлении особенно преуспел уже упоминавшийся Мартин Додж (см. гл. 2). Он, совместно с Робом Китченом и командой специалистов составили атлас киберпространства («Atlas of Cyberspaces»).

Известный картограф МГУ А.М. Берлянт относит Интернет-картографирование к особой ветви современной автоматизированной картографии (а, точнее, к новому направлению тематической картографии, ле­жащему на пересечении таких отраслей, как картографирование средств связи, сферы услуг, науки и культуры, и даже в определенной мере картографирования международного сотрудничества и разделения труда) и делает вывод о том, что современные компьютерные сети действительно нуждаются в картографическом представлении []. В терминологии направления предлагаются “картографирование телекоммуникационных се­тей”, “отображение информационного пространства”, “география Интернета” “картографирование киберпространства” и др.. Наиболее часто показываются размещение, количество и плотность учреждений, пользующихся услугами Интернета и других компьютерных сетей, в целом по стране или крупным регионам. Но возможные сюжеты картографирования телекоммуникацион­ных сетей значительно более разнообразны и охватывают аспекты инвентаризации, оценки состояния и перспективы развития сетей [].

К перспективным направлениям киберкартографирования А.М. Берлянтом отнесены следующие []:

  1. Размещение по территории линий, каналов, центров связи, Веб-серверов и сетевой инфраструк­туры в целом;

  2. Трафик сетей, то есть объем информации, про­ходящей в единицу времени, степень загрузки, ди­намика трафика по месяцам, неделям, дням и т.п.;

  3. Статистика функционирования сетей: число обращений, виды запросов, количество распространяемых геоизображений, интенсивность инфор­мационных потоков;

  4. Взаимодействие сетей со средой, в которой они функционируют, включая центры накопления геоинформации, базы цифровых данных, базы знаний и другие сети;

  5. Географические закономерности и региональные различия в плотности сетей, обеспеченности разного рода коллективных и индивидуальных пользователей;

  6. Пропускная способность, доступность, скорость передачи информации, другие технические,
    стоимостные показатели и, в конечном счете, оценка экономической эффективности сетей;

  7. Прогноз и планирование территориального развития, оптимизация размещения, конфигурации и
    работы сетей.

Наиболее футуристическими выглядят карты собственно киберпространства и его структуры.

В большинстве источников на первых позициях приводятся картографические произведения группы ученых из американской Bell Labs (/who/ches/map/), которая на основе придуманных «pookies» построила целый ряд довольно специфических карт Сети для визуализации собственных представлений о Сети и определения некоторых особенностей структуры Интернета.

За основу измерений при составлении карт положено определение скорости прохождения сетевых пакетов от одного компьютера с уникальным IP-адресом до другого. В ходе проводимых американцами в 1999 г. исследований ежесуточно осуществлялась трассировка и измерение времени прохождения сигнала до примерно 100 тысяч случайных адресов в Интернете, на что тогда уходило 20 часов непрерывной работы компьютера класса Pentium-400, имевшегося тогда в распоряжении ученых. На основе полученных результатов (более 100 Мб данных) специально разработанной программой составлялась "географическая" карта Интернета, представляющая собой огромное дерево, каждая ветка которого является каналом связи между серверами. Визуально такая карта напоминает что-то вроде кровеносной системы с огромным количеством прожилок. Составляя время от времени, такие карты ученые получают возможность следить за развитием Интернета, его ростом и происходящими структурными изменениями. Подобные карты были построены и для отдельных доменных зон. Еще целый ряд подобных карт (включая несколько наглядных видеороликов и VRML-моделей) представлен на сервере (/steve/stuff/ipmap/) [] .

Юрий Росич считает, что картирование киберпространства, а конкретнее Интернета, можно проводить и более традиционными способами. Например, в качестве координат для киберпространства можно использовать существующие систему доменных имен и IP-адресацию. Для этих целей он приводит несколько способов []:

Существующие доменные зоны можно считать за аналоги материков и островов киберпространства, и тогда примерная схема Интернета на основе доменных имен будет выглядеть следующим образом: Интернет будет состоять из главного ядра («континента» или «’a» - в виде ресурсов расположенных большей своей частью в США в зонах .com, .net и .org и некоторых других доменах, незакрепленных за какой-либо конкретной страной, и многочисленных «островков» национальных доменов, не идущих по своим размерам ни в какое сравнение с главным информационным ядром Интернета) (см. рис. 3.1).

Рисунок 3.1. Распределение доменов

в киберпространстве

Как известно, каждый компьютер имеет свой персональный IP-адрес в Сети (постоянный либо переменный) вида [1.2.3.444], который он получает от своего провайдера, имеющего собственный блок IP-адресов и распределяющего их среди своих клиентов. Тогда, зная какие конкретные блоки IP-адресов закреплены за провайдерами определенной страны, можно вычислить и нарисовать часть Интернета, представляемую данным государством (пример: Байнет, Рунет и др.). Это можно сделать в «pookies», как и сделали ученые из Bell Labs, а можно просто используя IP-адрес как координаты. Существует несколько способов:

Самый простой и логичный из них это использовать существующий поблочный принцип IP-адресации, при котором все IP-адреса разбиты (по протоколу IPv4) на 256 блоков (квадратов), каждый из которых также разбит на 256 блоков и так до четвертого уровня. По такому же принципу на плоскости можно нарисовать квадрат и разбить его на 256 частей и 4 уровня – на третьем уровне уже будут четко видны все закрепленные блоки IP-адресов за провайдерами, а на четвертом уровне уже можно будет рассмотреть и расположение каждого конкретного компьютера (см. рис. 3.2.С).

Рисунок 3.2. Распределение в киберпространстве собственных зон IP-адресов (LIR) российских провайдеров

Другой вариант – использовать как координаты x, y первые два числа IP-адреса (получится своего рода упрощенная двухмерная модель киберпространства (рис. 3.2.А), или три первых числа как координаты x, y, z (т.е. трехмерная модель, рис. 3.2.В), или вообще все четыре числа как координаты четырехмерного пространства, только последний случай графически уже представить невозможно, т.к. это выходит за рамки человеческого восприятия.

Третий вариант – расположить все IP-адреса последовательно на одной линии как на цепочке ДНК (рис. 3.2.D)...

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

На современном этапе развития реально складывается киберпространство, как совокупность информационных потоков действительности. Возможно это супермозг; электронная нервная система; коллективный разум; электронная агора; глобальный канал опосредованного взаимодействия; общедоступное хранилище информации; вспомогательное средство социализации и самореализации личности и социальных групп; определенный тип сложной саморазвивающейся системы, состоящей из разнородных взаимосвязанных элементов и подсистем, свойств и отношений, созданной людьми на основе обратной связи и действующей в определенных границах (в формулировках Л.А.Журавлевой []). Так или иначе, киберпространство приобретает свои особые координаты, виртуальное время, процессы в виртуальной реальности, виртуальные ценности и др.

Возможно, новому пространству присущи информационные коды, изложенные в трудах Л.А.Мельника []:

A). Информационная реальность, имея в своей основе, по всей вероятности, единую сущностную природу, развилась в масштабах нашей Земли в сложный многообразный мир, где ведущим исполнителем является человек, действующий в рамках общества.

B). Предполагается наличие тонкой структуры информации, основанной на памяти человека, в форме ее элементов, атомов или мемов (от memory - "память").

C). Существует некий информационный социально-культурный код, а аналог экономического генотипа можно выделить в социально-экономической системе и назвать мемоном (от «memone»).

Информационное пространство объединяет сегодня глобальные, региональные, локальные и персональные сети, доступ к которым осуществляется как посредством компьютерных сетей, так и через спутники связи, телефонную и сотовую связь, электрические и водопроводные сети, эфирное и кабельное телевидение, опто­волоконные линии, беспроводные технологии (Wifi, 3G), а в качестве средств доступа, наряду с компьютерами, используются мобильные устройства связи (сотовый телефон, смартфон, коммуникатор), медиаплееры и видеотерминалы, игровые приставки, фото-, видео- и бытовая техника. Сейчас еще рано говорить об «управляющем пространстве» («cybernetes»), но точно не исключается, что развитие искусственного интеллекта и интеграция его с нейронными сетями в будущем приведет к созданию «искусственного разума», поселившегося именно в киберпространстве. В ближайшем будущем скорость передачи данных по беспроводным каналам может достичь величины 20 Гбит/с, это показали эксперименты, проведенные в лаборатории Мемориального института Беттелли. В реальных условиях скорость составила 10,6 Гбит/с (расстояние между антеннами 800 метров, частота 60 ГГц). Поток информационного обмена в Интернете практически удваивается каждые 100 дней (по данным за 2003 г.), что за год превышает 700% . Поток информации лавинообразно нарастает с так называемым «эффектом бумеранга», когда «отправленная» в мировое «путешествие» кем-либо информация в виде знания / изобретения возвращается к изобретателю в доработанном кем-то виде. Все более активно реализуется возможность трудовой деятельности как бы вне пространства и времени: электронная деревня, электронный коттедж, виртуальное производство – достаточно известные реалии сегодняшнего дня. Существуют сетевые сообщества, центры досуга, школы, университеты, библиотеки, магазины… Мало кто сможет назвать хотя бы несколько объектов, в той или иной степени, не имеющие отображения он-лайн.

Все это наводит на мысль, что киберпространство уже скоро станет автономным. Некоторые даже подбирают метафору для нового пространства (например, pervasive internet, то есть «вездесущий, всепроникающий или всеобъемлющий Internet»). Другие считают, что настоящее киберпространство — виртуальный мир информации и интерактивной деятельности в Интернете – только впереди. В связи с этим, проект с названием «Язык обработки графов» (Graph Evaluation Language, GEL) нацелен на создание технологии, которую можно будет использовать для построения многопользовательских трехмерных миров общения в Интернете. Цель проекта создать почти осязаемую среду, которая в корне изменит способ общения людей. Многие ученые схожи во мнениях, что факторами перехода к глобальному киберпространству на сегодняшний день являются:

  • Упрощение работы пользователя;

  • Преодоление психологического барьера чуждости киберпространства;

  • Удешевление аппаратного обеспечения и распространение компьютеров с поддержкой речевого и рукописного ввода;

  • Преодоление ограниченности получения информации из сети

  • Миниатюрность компьютеров, которая позволяет пользователям иметь доступ к информации, где бы они ни находились.

  • Изменение методов работы в глобальной информационной сети (и, в частности, новый язык, получивший название OWL (Ontology Web Language)) стоят на пороге перехода к семантической сети (разработки команды Тима Бернерса Ли – создателя Интернета), всей информации в которой будет придаваться четко определенное значение [].

Приведенные данные свидетельствуют об активном формировании киберпространства. Каким бы оно не сформировалось, в какую структуру бы не развилось, наличие термина «пространство» делает географический подход необходимым, поэтому географические исследования глобального информационного мира являются перспективными, и будут развиваться по мере развития самого мира.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

(К РЕФЕРАТУ)

  1. Алисов, И.В. География мировой телекоммуникационной связи // Вестник МГУ. Сер. 5, География. 1996. № 3.

  2. Багров, Н.В., Черванёв И.Г. Учение В.И. Вернадского и современность: ноосфера, информационное общество, киберпространство нового мира // Социальная экономика, 2009, № 1, с.9 -31.

  3. Берлянт, A.M. Картография и Интернет [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /var/db/files/3432.9911_069.pdf

  4. Бернерс-Ли Т., Хендлер Дж., Лассила О. Семантическая Сеть [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /logic/semantic_web_rus.html

  5. Быков, И.А. Геополитические аспекты развития глобальной сети Интернет. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /index.html

  6. Вайнштейн, Г.И. «Информационная революция и демократия: ожидания, реальность, перспективы»// Мировая экономика и международные отношения, 2003, №7, с.13-21 (Начало); 2003, №8, с.11-17 (Продолжение и окончание).

  7. Гирич, В.Л., Чуприна В.Н. Глобальное информационное пространство и проблема доступа к мировым информационным ресурсам. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://old.nlb.by/mba/docs/4.pdf

  8. Загладин, Н. «Глобализация в контексте альтернатив исторического развития»// Мировая экономика и международные отношения, 2003, №8, с.3-10.

  9. Иванченко, Д.А. Интернет, виртуальность, киберпространство: некоторые подходы к методологии. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /2007/thes/part2/Ivanchenko.pdf

  10. Кудашев, Е.Б., Филонов А.Н. Электронная библиотека спутниковых данных и развитие информационной инфраструктуры для доступа к космической информации. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /index.phtml?page=elbib/rus/journal/2005/part6/#1

  11. Макарчев, В. «Интернет: новые глобальные явления и тенденции развития»// Компас, 2006. №16, с.39-48.

  12. Мантатова, Л.В. Стратегия развития: Ценности новой цивилизации. -Улан-Удэ: издательство ВСГТУ, 2004. - 242 с.

  13. Мясникова, Л. «Смена парадигмы: Новый глобальный проект»// Мировая экономика и международные отношения, 2006, №6, с.3-14.

  14. Перфильев, Ю.Ю. «Кибергеография»// Энергия, 2003, №11, с.57-61.

  15. Перфильев, Ю.Ю. Российское интернет-пространство; развитие и структура. — М.: Гардарики, 2003.—272с.

  16. Пружинин, Б.И. «Наука, псевдонаука и граница между ними»// Экология и жизнь, 2006, №10(59), с.3-7.

  17. Росич, Ю. Географические дебри киберпространства. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /article/248

  18. Скородумова, О.Б. Виртуальная реальность и ее пространственно-временные характеристики. Тезисы докладов конференции. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /konferencia/conference2008/tezisy/tezisy_dokladov_2008.doc

  19. Черняк, Л. Сервисы и теории социальных сетей [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /text/print/302/5660961.html

  20. Dodge, Martin The atlas of cyberspace [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://personalpages.manchester.ac.uk/staff/m.dodge/cybergeography//atlas

  21. Dodge, Martin The geographies of cyberspace [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.casa.ucl.ac.uk/cyberspace.pdf

ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ К РЕФЕРАТУ

база данных 22

визуализация 31, 33

виртуальное пространство 4, 7

география 1, 5, 12, 14, 18, 32

глобализация 10

домен 34

интернет 4, 6, 8, 10, 12, 13, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 23, 26, 27, 28, 29, 30, 31, 33, 34, 35, 39

интернет-аудитория 27, 28

интернет-время 15

инфогеография 12

инфомир 12

информатизация 5, 8, 10, 23

информационные технологии 4, 5, 10, 12, 17, 26

информационный код 37

информация 8, 9, 11, 12, 15, 21, 22, 23, 25, 31, 32, 37, 38, 39

карта 19, 20, 31, 33

кибергеография 8, 12, 21, 23

кибергеополитика 11, 23, 24

кибердемография 23, 27, 29

киберкартография 23, 31

киберпространство 4, 5, 6, 7, 8, 11, 12, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 23, 24, 27, 31, 32, 33, 34, 36, 38, 39

ризома 14

сеть 5, 6, 7, 9, 11, 13, 14, 15, 16, 17, 18, 19, 20, 21, 23, 24, 25, 26, 28, 32, 33, 35, 37, 39

социальная сеть 21, 28, 29

ИНТЕРНЕТ-РЕСУРСЫ В ПРЕДМЕТНОЙ ОБЛАСТИ ИССЛЕДОВАНИЯ

На сервере собраны карты и множество ссылок на ресурсы по всему Интернету, касающиеся географии киберпространства. Здесь присутствуют множество видов картографического искусства: исторические (карты сетей ARPANET и первых академических сетей в США и Европе), карты телекоммуникационных сетей по всему миру, каналов связи, сетей отдельных провайдеров, демографические (размер интернет-аудитории в различных регионах), топологические (вроде карт Bell Labs), информационных ресурсов Сети и многие другие. На основе этой по-настоящему уникальной коллекции в Интернете «Атлас киберпространства» был выпущен в бумажном варианте, куда вошли лучшие карты и схемы киберпространства. Сервер «Atlas of Cyberspaces» является частью более масштабного проекта , посвященного географии киберпространства в целом, а не только его картированию – здесь собрана уникальная коллекция ссылок на самые различные ресурсы Сети, так или иначе затрагивающие вопросы изучения Интернета с точки зрения географии, включая ведение специальной рассылки и электронного бюллетеня. Сайт – это в большей степени коммерческая реализация проекта Cybergeography, представляющая новую книгу, однако здесь также можно ознакомиться с методами и потрясающими иллюстрациями киберпространства.

Портал http://www.cia.gov является полезным источником самой свежей статистической информации. Его рубрика The WorldFactBook (Книга фактов) содержит статистические данные по множествам категорий Интернет-исследований большинства стран мира.

Проект рекомендации по развитию и использованию многоязычия и всеобщему доступу к киберпространству предоставляется на сайте . Сегодня 90% обменов в сети Интернет ведутся лишь на 11 языках. Таким образом, тысячи существующих языков и, следовательно, культур в Интернете отсутствуют полностью. Основной тезис: культурное разнообразие обязательно должно найти свое отражение в Интернете для того, чтобы люди смогли лучше узнать и понять друг друга, чтобы уменьшить недоверие и боязнь представителей других культур.

Портал содержит современные картографические изображения мировых сетей, кабелей (оптоволоконных, подводных), а также результаты ранжирования и рейтингов сети Интернет. Главная страница портала сообщает о его предназначении – глобальной географии Интернета, где можно обнаружить относительно устоявшиеся и нетрадиционные методы познания нового пространства.

На сервере /robert/internet/timeline создана импровизированная шкала времени, по которой можно проследить развитие глобальных сетей от их рождения до настоящего момента. Сайт не отличается красочностью и создан по принципу «информация-гиперссылка», однако таких гиперссылок здесь бесчисленное множество. Они приводят к иллюстративному картографическому материалу с краткой характеристикой любой временной эпохи развития Интернета с 1950-х годов.

Портал , созданный и поддерживаемый Юрием Росичем, содержит, вероятно, наибольшую подборку статей и картографического материала по киберпространству в русскоязычной части сети. Хотя большинство карт рассчитаны на РУНЕТ (например, карта религиозного пространства рунета (/runet/images/church_map.gif), в текстах рассматриваются вопросы кибергеографии глобального пространства, а также социальные и философские аспекты.

В «Декларации (Манифесте) независимости Киберпространства» Джона Барлоу (русскоязычный вариант на /1/deklare.htm) кибермир рассматривается как среда абсолютной свободы, где не действуют обычные методы принуждения. Джон Перри Барлоу опирается на анархистские принципы самоорганизации сетевого пространства и категорически выступает против вмешательства в сетевую жизнь государственных структур. С его точки зрения, личность сама находит пути и методы «обоснования в Интернете» и мешать ей в этом является преступлением. Сетевой принцип организации киберпространства, базирующийся на гипертекстовых структурах дает возможность его естественного стихийного развития путем коллективных усилий. С точки зрения Дж. Барлоу киберпространство независимо от материального мира, это — «Дом Чистого Сознания», существующий только в коммуникационной среде. Киберпространство безгранично в том смысле, что, существуя на основе структур распределенной сети, и создаваемое посредством симуляционных процессов (моделирование реальности любого рода) фактически втягивает в себя все виды любых пространств.

Сайт дает базовый материал для картографирования и теоретического анализа по теме киберпространства. Именно здесь можно узнать, что число пользователей уже достигло 1733993741, а это более четверти населения мира, причем их количество выросло с 2000 по 2009 годы на 380,3 %.

Проект OPTE () наполнен духом исследования киберпространства. Несколько энтузиастов создают действительно потрясающие карты Интернет-пространства (особенно, по доменным зонам), причем не скрывают методов, поэтому здесь можно поупражняться в географическом познании Сети и сохранить полученную визуализацию. Кроме этого здесь выложены анимации, фильмы и VRML-модели. Сходный по своему предназначению контент находится на сервере /steve/stuff/ipmap, содержит уникальные карты сети (включая несколько наглядных видеороликов и VRML-моделей). Проект направлен на разработку методов визуализации Интернет-пространства.

Необходимо указать на виртуальную базу знаний , создаваемую всем мировым сообществом. Здесь приводятся довольно определенные дефиниции киберпространства, и содержится объемное внутреннее дерево ссылок. Сайт имеет приятный интерактивный интерфейс и стал необычайно популярен последние годы как ведущая он-лайн энциклопедия поиска информации.

Гиперссылка на действующий личный сайт

http://www.anjbh.narod.ru

граф научных интересов

Магистранта географического факультета Баркуна А.А.

Специальность — 25.00.23 – физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов

Смежные специальности

Основная специальность

Сопутствующие специальности

25.00.35 –

геоинформатика

  1. Математико-картографическое моделирование и образное представление географических и соотнесенных с ними атрибутивных данных.

25.00.25 –

геоморфология и эволюционная география

  1. Основные закономерности изменений природы в геологическом прошлом.

25.00.26 - землеустройство, кадастр и мониторинг земель

  1. Территориальная организация земельных ресурсов.

25.00.24 –

экономическая, социальная и политическая география

  1. Взаимодействие природных, и хозяйственных систем, прогноз их развития во времени и пространстве, районирование.

  2. Исследование территориальных сочетаний природных ресурсов и анализ ресурсной основы формирования и функционирования территориальных систем.

  3. Историко-географические исследования, особенности использования ресурсов в процессе хозяйственного освоения, формирования сетей и систем расселения.

25.00.33 –

картография

  1. Картографические аспекты теоретических, экспериментальных и прикладных проблем физической и социально-экономической географии.

  2. Закономерности и факторы пространственной дифференциации природных и антропогенных комплексов различного ранга.

  3. Создание многомерных оптических моделей иерархически соподчиненных природных и антропогенно-нарушенных комплексов.

  4. Разработка принципов и методов отображения и прогноза структуры, динамики и эволюции компонентов.

  5. ГИС-картографирование и базы данных.

  6. Разработка и внедрение ландшафтно-индикационных методов оценки состояния географической оболочки и отдельных природных компонентов.

  7. Индикационное (стадийно-синхронное, ретро- и прогнозное) картографирование

25.00.23 –

физическая география и биогеография, география почв и геохимия ландшафтов

  1. Теоретические, экспериментальные, региональные и прикладные проблемы комплексной физической географии, биогеографии, географии почв и геохимии ландшафтов.

  2. Закономерности структуры, вещественного состава, формирования, развития, функционирования географической оболочки, природных и антропогенных ландшафтов.

  3. Закономерности и факторы пространственной дифференциации и интеграции природных и антропогенных комплексов разного ранга, их типология, классификация и районирование

  4. Роль физических, химических, механических, информационных процессов в формировании, динамике, эволюции, пространственной дифференциации и интеграции природных и антропогенных комплексов и отдельных компонентов

  5. Разработка принципов и методов наблюдения, отображения и прогноза структуры, динамики и эволюции географической оболочки, природных и антропогенных ландшафтов и отдельных компонентов

  6. Теоретические, экспериментальные, региональные и прикладные разработки географических информационных систем (ГИС) природных и антропогенных комплексов

  7. Разработка ландшафтно-индикационных методов оценки состояния географической оболочки и отдельных природных компонентов

  8. История формирования биоценозов, флоры и фауны Земли и отдельных территорий, районирование.

  9. Географические аспекты изменения почвенного покрова под воздействием хозяйственной деятельности человека.

07.00.02 –

отечественная история

  1. Формирование и положение сословий, классов общества РБ.

  2. Материальная и духовная культура

  3. Этнические процессы и.

05.25.02 –

документалистика, документоведение и архивоведение

  1. Типы исторических документов.

  2. Качество информации архивных данных.

07.00.09 –

историография, источниковедение и методы исторического исследования

  1. Источниковедение.

  2. Принципы и методы исторического исследования.

  3. Нетрадиционные методы и информационные технологии.

24.00.01 –

теория и история культуры

  1. Исторический аспект изучения культурного наследия восточно-славянских и других народов.

07.00.06 –

археология

  1. Археологические памятники и материалы

  2. Исторические процессы развития и виды хозяйственной деятельности,

  3. Древняя техника и усовершенствование технологий

07.00.07 –

этнография, этнология, антропология

  1. Традиционное земледелие, животноводство, промыслы и ремесла.

  2. Ареальная этнология (этногеография).

10.01.09 –

фольклористика

  1. Фольклор в разные исторические эпохи.

10.02.01 –

белорусский язык

  1. Перыядызацыя гісторыі беларускай мовы і этапы яе развіцця.

  2. Старабеларуская мова.

  3. Дыялекталогія і лінгвагеаграфія.

  4. Арэальныя даследаванні.

  5. Беларуская анамастыка і семантыка.

  6. Этымалагічныя даследаванні.

10.02.19 –

теория языка

  1. Ареальное взаимодействие языков.

  2. Лингвогеографический ландшафт регионов.

10.02.02 –

русский язык

  1. Лексико-семантическая система.

  2. Ономастика и семантика.

  3. Принципы номинации объектов. Этнолингвистика.

10.02.03 –

славянские языки

  1. Кантакты славянскіх моў ў сінхранічным і дыяхранічным аспектах.

10.02.20 –

сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание

  1. Языковые контакты.

  2. Лингвистические универсалии.

10.02.21 –

прикладная и математическая лингвистика

  1. Сравнительно-исторические исследования с помощью математических методов.

тестовые вопросы по оит

Вопрос №1:

<question type="close" id="5GF105">

<text> Способы, которыми можно поместить некоторый объект (рисунок, текст) в буфер обмена Office: </text>

<answers type="request">

<answer id="105" right="1"> Выделение объекта - правка (правая кнопка мыши) - копировать </answer>

<answer id="106" right="0"> Напрямую перетащить объект в буфер обмена </answer>

<answer id="107" right="1"> Выделение объекта - Ctrl C</answer>

<answer id="108" right="0"> Выделение объекта - Shift Insert </answer>

<answer id="109" right="1"> Выделение объекта - правка (правая кнопка мыши) - вырезать </answer>

<answer id="110" right="1"> Выделение объекта - Сtrl X </answer>

<answer id="111" right="1"> Выделение объекта - Сtrl Insert </answer>

<answer id="112" right="0"> Все ответы правильные</answer>

</answers>

</question>

Вопрос №2:

<question type="close" id="BAA30">

<text> Доменное имя, используемое, для некоммерческих организаций:</text>

<answers type="request">

<answer id="30" right="0"> .COM </answer>

<answer id="31" right="0"> .EDU </answer>

<answer id="32" right="0"> .GOV </answer>

<answer id="33" right="1"> .ORG </answer>

<answer id="34" right="0"> .MIL </answer>

</answers>

</question>

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ КО ВСЕЙ ВЫПУСКНОЙ РАБОТЕ2

  1. Абрамов М.Г. Человек и компьютер: от HOMO FABER к HOMO INFORMATICUS // Человек. – 2000. - №4.- с.127-134.

  2. Азаров С. Феномен Интернета и мировоззрение. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /nn/show/257/23201/.

  3. Андреев И. Куда нас тащит сеть? Азы социальной интернетики // Наука и религия. - 2008. - № 5. - с. 2-4.

  4. Белякова А. Кирпичи для сайтостроителей // Студенческий меридиан. - 2005. - № 4. - с. 66-69.

  5. Бойченко Г. Ментальная модель интернет-пространства / Г. Бойченко, Л. Гуревич, Л. Кундозерова // Высшее образование в России. - 2008. - № 2. - с. 138-140.

  6. Болотов Э. Проблемы информатизации / Э. Болотов, В. Шумаев // Экономист. - 2001. - №2.- C.64-68.

  7. Бровкин Д. Паутина RU / Д. Бровкин, М. Букин // Вокруг света. - 2004. - № 8. - с. 156-160.

  8. Брындин Е. Г. Взаимодействие символически мыслящего робота с внешней средой и человеком // Информационные технологии. - 2004. - № 6. - с. 2-8.

  9. Ваганов П.А. Правовая защита киберпространства в США / П. А. Ваганов // Известия вузов. Правоведение. - 2006. - № 4. - с. 73-88.

  10. Вайнштейн Г. Интернет как фактор общественных трансформаций / Г. Вайнштейн // Мировая экономика и международные отношения. - 2002. - №7.- с.16-27. - 44 назв.

  11. Ващекин Н.П., Мунтян М.А., Урсул А.Д. Постиндустриальное общество как концепция новой глобальной цивилизации [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.nasledie.ra/global/17_l/postobsh/04.html.

  12. Владимирский Е., Хорошавин А. Обозреваем весь мир // Мир ПК. - 2005. - № 4. - с. 62-63.

  13. Воройский Ф. С. Современная информационная технология и ее развитие // Научные и технические библиотеки. - 2006. - № 8. - с. 66-79.

  14. Воронин А. А. Техника и мораль // Вопросы философии. 2004. №10. с. 93-101.

  15. Горелова Е. В. Философское осмысление проблем техногенной цивилизации // Философские науки. - 2006. - № 9. - с. 5-21.

  16. Горячкин А. Свой сайт в Интернете? Это просто // Радио. - 2004. - № 3. - с. 53-55.

  17. Градзюшка А.А. Дзейнасць ЮНЕСКА па стварэнню новай міжнароднай інфармацыйнай і камунікацыйнай прасторы на сучасным этапе // Веснік Беларускага дзяржаўнага універсітэта. Серыя 4: Філалогія. Журналістыка. Педагогіка. - 2001. - №1.- с.82-85. - 6 назв.

  18. Григорян А. В. Мировой опыт развития телекоммуникационного рынка / А. В. Григорян // Менеджмент в России и за рубежом. - 2005. - № 5. - с. 75-82.

  19. Данилин С.Н. О современном понятии информации // Информационные технологии. - 2003. - №11.- C.53-57. - 29 назв.

  20. Дубровский Д. И. Новая реальность: человек и компьютер // Полигнозис. 2003. №3. с. 20-32

  21. Еляков А.Д. Современная информационная революция // СОЦИС: Социологические исследования. - 2003. - №10.- с.29-38.

  22. Енин С. В. О формировании информационного общества в Республике Беларусь // Информатизация образования. - 2006. - № 2. - с. 20-39.

  23. Жаров Максим. Хроники информационной войны / Максим Жаров, Тимофей Шевяков; [гл. ред. Глеб Павловский]. - Москва: Европа, 2009. - 48 с.

  24. Жожиков А.В. Культура и образование в условиях информационного общества // Информатика и образование. - 2002. - №9.- с.106-108.

  25. Захарченко В. Поисковая технология для техносообщества // Техника-молодежи. - 2009. - № 3. - с. 20-21.

  26. Земцова Т. О прогулках по городу, которого нет // Наука и жизнь. - 2007. - № 6. - с. 11-12.

  27. Зотов И. Всемирная сеть в государственном масштабе // Журналист. - 2004. - № 2. - с. 59-60.

  28. Зубрилин А.А. Эмигрировавшие в Интернет / А.А. Зубрилин, Р.И. Александров // Человек. - 2002. - №4.- с.131-137.

  29. Иванов Д.В. Виртуализация общества = Virtualizatio№ of Society: Версия 2.0 / Д.В.Иванов. - СПб.: Петербургское Востоковедение, 2002. - 217с.

  30. Иванченко В.Тенденции использования наукоемких технологий // Экономист. - 2001. - №3.- с.11-20.

  31. Ильин В. Виртуальное. Идеальное. Информация // Свободная мысль - XXI. - 2004. - № 9. - с. 127-140.

  32. Ильина Е.М. Структура принятия решений в области политики информатизации Республики Беларусь // Информатизация образования. - 2001. - №3.- с.3-12.

  33. Информация: поиск, анализ, защита /Авт.-сост. И.Н. Кузнецов. - Мн.: Амалфея, 2002. - 319с.

  34. История виртуальной среды: учебно-метод. комплекс / [Частное учреждение образования "Минский ин-т управления" ; авт.-сост. Я. Ю. Ленсу]. - Минск: Изд-во МИУ, 2009. - 180 с.

  35. Казиев В.М. «Информация: понятия, виды, получение, измерение и проблема обучения» // Информатика и образование, №4, 2000.

  36. Казиев В.М. История информатики как науки о знаниях и технологиях // Информатика и образование. - 2002. - №7.- с.11-19. - 11 назв.

  37. Калiнiнiн У. I. Вопыт выкарыстання iнфармацыйных тэхналогiй i адукацыйных Iнтэрнэт-праектаў / пераклад на бел. мову Д. В. Кастэнка // Адукацыя i выхаванне. - 2006. - № 7. - с. 78-81.

  38. Карпенко Ирина Дмитриевна. Философский анализ виртуальной реальности / И.Д. Карпенко; Науч. рук. Ю.А. Гусев; НАН Беларуси. Ин-т философии. - Мн.: ИООО "Право и экономика", 2003. - 93с.

  39. Кессингтон Айгбовия. Неравноправное "Статус-кво" информационного обмена между развитыми и развивающимися странами: противоречия, достижения и перспективы: Дис. канд.филолог. наук / Кессингтон Айгбовия; Науч. рук. И.И. Саченко; БГУ. - Мн., 1999. - 107с.

  40. Киви Б. Гигабайты власти: Информационные технологии между свободой и тоталитаризмом / Бёрд Киви. - Москва: Бестселлер, 2004. - 352с.

  41. Колин К. Информационная глобализация общества и гуманитарная революция // Alma mater. - 2002. - №8.- с.3-9.

  42. Корнеева М. П. Человек эпохи Интернета // Открытое образование. - 2006. - № 3. - с. 58-67.

  43. Косенко И. И. Изучение Интернета как средства социальной коммуникации / И. И. Косенко // Информатика и образование. - 2008. - № 9. - с. 90-91.

  44. Кузьмин Е. И., Демидов А. А. О программе ЮНЕСКО "Информация для всех" // Научные и технические библиотеки. - 2004. - № 1. - с. 83-98.

  45. Куйбарь Владимир Иванович. Философские основания понятия "Эколого- информационная реальность" : (Теоретико- методологические очерки) / В.И.Куйбарь, Н.В.Шкроб; Науч. ред. Ю.Ф.Абрамов; Иркут. гос. ун-т. Кафедра регионоведения и социальных ресурсов. - Иркутск : Иркутский гос. ун-т, 2001. - 154с.

  46. Лапшин К. Весь мир на KartOO // Мир ПК. - 2005. - № 7. - с. 74-77.

  47. Мальцева Светлана Валентиновна. Информационное моделирование Web-ресурсов Интернет / С.В.Мальцева. - М. : Глобус, 2003. - 214с. : ил.

  48. Масленченко С. В. Экономико-политические аспекты интернет-пространства // Новая экономика. - 2006. - № 1-2. - с. 37-49.

  49. Мешкова Т.А. Социально-политические аспекты глобальной информатизации // ПОЛИС: Политические исследования. - 2002. - №6.- с.24-33. - с.32-33.

  50. Мовсесян А.Г. Современные тенденции становления информационного общества // Россия и современный мир. - 2001. - №2.- с.54-62.

  51. Монтвилов В. Многоязычие в информационном обществе // Научные и технические библиотеки. - 2004. - № 1. - с. 122-130.

  52. Национальные модели информационного общества / отв. ред. и сост. Е. Л. Вартанова; науч. ред. Н. В. Ткачева. - Москва: ИКАР, 2004. - 410с.

  53. Нисневич Ю.А. Информационный фактор политической модернизации // Вестник МГУ. Сер.12, Политические науки. - 2001. - №3.- с.91-101.

  54. Организация по образованию, науке и культуре ООН (ЮНЕСКО). "Рекомендации о развитии и использовании многоязычия и всеобщем доступе к киберпространству" // Библиотековедение. - 2005. - № 1. - с. 94-99.

  55. Панарин, И. Н. Информационная война и выборы / И. Н. Панарин. - Москва : [Городец], 2003. - 413с.

  56. Панцерев К. А. Развитие информационных технологий в странах Тропической Африки: проблемы и перспективы // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 6, Философия, политология, социология, психология и право. - 2008. - Вып. 2. - с. 110-116.

  57. Песков Д.Н. Интернет-пространство: состояние премодерна // ПОЛИС: Политические исследования. - 2003. - №5.- с.46-55.

  58. Петровский С. Правовой статус электронных документов: возникновение и современное развитие // Хозяйство и право. - 2001. - №12.- с.18-25.

  59. Петухов В. Б. Интернет и "информационный терроризм" // Свободная мысль. - 2008. - № 1. - с. 169-180.

  60. Попов В. В. Образование в аспекте развития либерпространства и перехода к киберпространству // Телекоммуникации и информатизация образования. - 2005. - № 3. - с. 12-24.

  61. Прохоров А. Интернет в цифрах и фактах // КомпьютерПресс. - 2006. - № 2. - с. 4-16.

  62. Раскладкина М. Посети "ПоСети" / Марина Раскладкина, Елена Смирнова // Журналист. - 2005. - № 8. - с. 62-64.

  63. Сеидов Ш. Г. Геополитические аспекты информатизации общества // Право и политика. - 2007. - № 12. - с. 88-91.

  64. Создание VRML-миров = Building VRML Worlds: Пер.с англ. / Титтел, Сандерс, Скотт, Вольф. - Киев: Изд. группа BHV, 1997. - 317c.

  65. Столина Т. Информационные ресурсы Республики Беларусь // Архівы і справаводства. - 2000. - №5.- с.5-8.

  66. Татарников О. Виртуальные планеты // КомпьютерПресс. - 2006. - № 7. - с. 110-114.

  67. Тоиров Ш.А. Развитие информационных технологий - залог великого будущего // Актуальные проблемы современной науки. - 2003. - №1.- с.122-125.

  68. Урсул А. Д. Глобализация, устойчивое развитие, ноосферогенез: информационные аспекты / А. Д. Урсул, Т. А. Урсул // Научно-техническая информация. Сер. 1, Организация и методика информационной работы. - 2005. - № 4. - с. 1-15.

  69. Федотов М. Перспективы правового регулирования деятельности в киберпространстве // Интеллектуальная собственность. Авторское право и смежные права. - 2001. - №4.- с.44-53.

  70. Флейс М.Э. Картографические проекции и согласование разновременных карт России и Советского Союза в геоинформационной среде / М. Э. Флейс, М. М. Борисов, М. В. Александрович // Известия РАН. Серия географическая. - 2008. - № 5. - с. 118-125.

  71. Хорошилов А. В. Мировые информационные ресурсы: учеб. пособие для студ. вузов/ А. В. Хорошилов, С. Н. Селетков.: Питер, 2004. - 176с.

  72. Чернов Андрей Анатольевич. Становление глобального информационного общества: Проблемы и перспективы / А.А. Чернов; Дипломатическая академия МИД России. - М.: Изд.-торговая корпорация "Дашков и К", 2003. - 231с.

  73. Шарифов М. Ш. Суверенная часть в киберпространстве и в сетевом пространстве // Современное право. - 2009. - № 6. - с. 40-44.

  74. Шелистов Ю.И. Проблемы человека и становление глобальной информационной среды // Вестник МГУ. Сер.12: Политические науки. - 2001. - № 6. - с. 55-76

  75. Шестак Н. В. География Интернета: основные факторы и показатели развития, виды Интернет-услуг // Инновации в образовании. - 2006. - № 2. - с. 119-126.

  76. Шилов К. В. Классификация инноваций / К. В. Шилов // Инновации в образовании. - 2007. - № 3. - с. 54-58.

  77. Шляхтина С. Водяной знак для фотографии // КомпьютерПресс. - 2005. - № 1. - с. 177-181.

  78. Штрик Александр Аркадьевич. Макроэкономические индикаторы развития информационного общества и преодоление цифрового неравенства между странами мира / А.А. Штрик. - М.: Новые технологии и др., 2002. - 24с.

  79. Щеглов И.А. Виртуализация как фактор социализации // Социально-гуманитарные знания. - 2003. - №5.- C.311-319.

  80. Щукин В.С. Преступления в сфере компьютерной информации // Веснік Віцебскага дзяржаўнага універсітэта. - 2003. - №3(29).- с.28-31.

  81. Эволюция международного информационного пространства в процессе интеграции стран Европейского континента (1985-1988 гг.): Отчет о НИР (заключительный) / БГУ; Науч. рук. И.И.Саченко. - № ГР 19962123. - Мн., 1998. - 34с.

  82. Эриксен Томас Хюлланд. Тирания момента = Qyeblikkets Tyranni: Время в эпоху информации / Томас Хюлланд Эриксен; Пер.с норв. Е.С.Рачинской и др.; Общ. ред. В.Б.Цырлиной. - М.: Весь Мир, 2003. - 207с.

  83. ЮНЕСКО об информационном обществе: основные документы и материалы = UNESCO' s Basic Texts on the Information Society / М-во культуры и массовых коммуникаций РФ, Российский комитет Программы ЮНЕСКО "Информация для всех", Рос. нац. библиотека; [изд. подготовл. Е. И. Кузьминым, В. и Р. Фирсовым; пер. Л. В. Петровой]. - Санкт-Петербург: [Изд-во РНБ], 2004. - 120 с.

  84. Юнь О. Возможности вхождения России в мировое информационное сообщество // Экономист. - 2001. - №12.- с.21-29.

  85. Chandrasekhar, C.P. How Global is the IT Industry? / C.P. Chandrasekhar // Political Affairs. – 2006. – September-October. – /article/articleview/4276/1/216

  86. Godin S. Everyone’s an expert [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /seths_blog/fi les/_everyoneisanexpert2.pdf

  87. National Science Board. Science and Engineering Indicators 2006. Two volumes. Vol. 1. – Arlington, VA: National Science Foundation, 2006. – 521 p. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.nsf.gov/statistics/seind06

  88. UNESCO Observatory of the Information Society [Электронный ресурс]. — Режим доступа: /webworld/observatory/index.shtml

ПРИЛОЖЕНИЕ А

Рисунок А.1. Презентация магистерской диссертации по теме: «Особенности агротопонимической системы Минской области»

ПРИЛОЖЕНИЕ Б

Рисунок Б.1. Визуализация результатов географических исследований в киберпространстве [подборка иллюстраций ресурса http://personalpages.manchester.ac.uk/staff/m.dodge/cybergeography//atlas]:

Рисунок Б.2. Результаты географических исследований в киберпространстве

[подборка иллюстраций ресурса ]:

Рисунок Б.3. Результаты географических исследований в киберпространстве

[подборка иллюстраций ресурса http://www.zooknic.com]:

Рисунок Б.4. Визуализация киберпространства [подборка иллюстраций ресурсов /steve/stuff/ipmap, http://www,opte.org и др.]:

1 Здесь и далее по тексту термины «киберпространство», «инфомир», «инфопространство» являются взаимозаменяемыми. Основные споры вокруг терминологии связаны с тем, что кибернетика характеризует некую самоуправляемую ситему и к настоящему моменту не отражает суть киберпространства. Поэтому целесообразней подразумевать приставку «инфо-», учитывая что киберпространство есть продукт развития информационных технологий, без которых сам термин вряд ли имеет смысл…

2 В данный библиографический список помещены ресурсы (в основном русскоязычные), которые содержат различные аспекты исследований в киберпространстве, и могут представлять интерес с методологической, теоретической и практической точек зрения.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Международные неправительственные организации журналистов в условиях глобализации информационного пространства: состояние и перспективы развития 23. 00. 04 политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена на кафедре политологии, государственного и муниципального управления Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Орловская региональная академия государственной службы».
  2. Зависимость особый путь жизни, связанный с поиском «идеальной» реальности. При помощи зависимости человек убегает от дискомфорта действительности

    Документ
    Зависимость - особый путь жизни, связанный с поиском «идеальной» реальности. При помощи зависимости человек убегает от дискомфорта действительности. Но, будучи найденной, новая искусственная реальность разрушает здоровье и жизнь.
  3. Л. Ионин Социология в обществе знаний

    Документ
    Современное общество принято называть информационным обществом или обществом знаний. О том, какой смысл следует придавать этим терминам, говорится в первой части работы.
  4. В. И. Вернадского В. В. Буряк Динамика культуры в эпоху глобализации: ноосферный контекст Монография

    Монография
    Монографія являє собою комплексне дослідження феномена культурної глобалізації. Розглянуто динамічний аспект глобальних соціокультурних трансформацій у ноосферному контексті.
  5. Кириллова Н. Б. Медиасреда российской модернизации. М.: Академический проект, 2005. 400 с

    Документ
    Замысел данного исследования возник в процессе работы над книгой «Медиакультура: от модерна к постмодерну», когда автору стало ясно, что концепция развития медиакультуры не будет раскрытой, если не коснуться такого явления, как «медиасреда»,

Другие похожие документы..