Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Инструкция'
по организации работы и оценке антитеррористической защищённости объектов особой важности, повышенной опасности, жизнеобеспечения и с массовым пребыв...полностью>>
'Документ'
Бактериологическим оружием называют средства поражения людей, домашних животных и посевов сельскохозяйственных культур. К таким средствам относят так...полностью>>
'Документ'
Методика формування професійних умінь у майбутніх техніків з монтажу, обслуговування устаткування і систем газопостачання у вищих навчальних закладах ...полностью>>
'Урок'
На прошлом уроке мы с вами с помощью линейных диаграмм наглядно представили данные о крупнейших реках, и с помощью круговой диаграммы показали долю ц...полностью>>

Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

настырской, принадлежит u1088 русским и немецким мыслителям XIX–XX вв. [1].

Речь идет о создании нетрадиционной универсальной науки о человеке буду-

щего тысячелетия. Особый интерес и актуальнейшее значение в XXI веке приоб-

ретает идея языка как диалога, рождающегося в живом речевом общении людей

и позволяющего осуществлять пространственно-временную преемственность по-

колений в культуре. На базе этой идеи возникла целая теория – «философия диа-

лога», предлагающая человеку (обществу) конкретные практические ориентации

в современном мире, использующая свой «диалогический» или «грамматический

метод». Значительный вклад в обоснование философского содержания и социаль-

ной значимости «диалога культур» внесли К.С. Аксаков, М.М. Бахтин, М. Бубер,

Ф.И. Буслаев, Я. Гримм, В. Гумбольдт, И.В. Киреевский, А.Ф. Лосев, Ю.М. Лот-

ман, А.А. Потебня, Ф. Розенцвейг, О. Розеншток-Хюсси, Ю.Ф. Самарин, Вл. Со-

ловьев, Л. Фейербах, А.С. Хомяков, Ф. Шеллинг, Ф. Шлегель.

Имя Ойгена Розенштока-Хюсси (1888–1973), немецкого христианского мыс-

лителя, философа, историка, культуролога, педагога, и его «грамматический ме-

тод» («диалогический»), как это ни парадоксально, неизвестны не только в Рос-

сии, но и широкой аудитории на Западе, хотя в научной среде его многочисленные

труды по философии языка, социологии, истории, теологии, педагогике вызыва-

ют большой интерес и особенно в последнее время.

Общее, что объединяет О. Розенштока-Хюсси, русских и немецких мыслите-

лей в их научных исследованиях, – это то, что их всех можно назвать мыслите-

лями-диалогистами. Все они критически относились к позитивистской методо-

логии, осознавали ограниченность философии рационализма в интерпретации

человека, социума и культуры. Разум не может быть главным критерием челове-

ческой жизни, потому что «он еще не уничтожил страдания на земле; говорить,

что страдание есть необходимость, – значит, противоречить тому началу, кото-

рое в нашей душе произвело возможность вообразить существование нестрада-

ния, откуда взялось оно?», – задавал риторический вопрос князь В.Ф. Одоевский

в письме А.А. Краевскому [1, с. 443].

О. Розеншток u1061 Хюсси создал полную и последовательную концепцию диа-

лога. Он считал, что «диалогический» или «грамматический метод», в отличие

от Декартова, приложим ко всей реальности и потому универсален, а картези-

анский метод является лишь одним из четырех элементов, составляющих «диа-

логический метод». У Розенштока-Хюсси не случайно этот метод называется

«грамматическим» («диалогическим» этот метод назвал М.М. Бахтин), таким

образом он подчеркивал приоритет Логоса или Слова («диа-логос» – диалог

понимается как общение двух или нескольких людей, поколений, культур, как

живая речь в жизни человека и истории человечества). Главное, что объединяет

обоих ученых, – это диалогическое видение мира, мировоззрение, основанное

на «речевом мышлении»: оба смотрели на речь гораздо шире, чем любой из их

предшественников, оба предвидели появление в будущем некой всеобъемлю-

щей научной дисциплины, которая опиралась бы на их метод. У Бахтина – это

металингвистика, а у Розенштока-Хюсси – метаномика как «методология гу-

манитарных наук».

В диалоге с «другими» людьми, «иными» мирами рождается человеческое «Я»,

которое возникает в ответ на призыв «внешнего мира». В отличие от императив-

ной речи, которая ориентирует нас во «внешнем пространстве», субъективная

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

22

речь обращает человека к самому себе, ориентируя его во «внутреннем простран-

стве» своего «Я». Именно в поле второй речевой ориентации (субъективной речи)

возникают и развиваются самосознание и ответственность личности. Таким об-

разом, О. Розеншток-Хюсси и многие его предшественники и современники как

в Германии, так и в России пытались представить не абстрактную теоретическую

схему, а живой работающий метод как «диа-логос», своего рода универсальную

герменевтику, приложимую и к личностному опыту (психология), и к обществен-

ному (социология), и к историческому (история).

Прогнозы М. Бахтина и О. Розеншток-Хюсси в конце XX – начале XXI века

нашли свое теоретическое и практическое воплощение в новых интегративных

отраслях знаний, учебных u1076 дисциплинах, видах профессиональной деятельности,

связанных с когнитивной и этнопсихолингвистикой, межкультурной коммуника-

цией, переводоведением. И в этой сфере социально-гуманитарного сотрудничес-

тва весьма заметной оказалась роль немецких и русских исследователей: Г. Ма-

летцке, К. Райс, К. Рот, С.Г. Тер-Минасовой, И.И. Халеевой, О.А. Леонтович

и многих других. Ярким примером успешной реализации совместных проектов

стало создание Ю. Рот и Г. Коптельцевой учебного пособия по межкультурной

коммуникации, где гармонично соединяются теоретическая и практико-тренин-

говая составляющая.

На протяжении последних трех веков культурного взаимодействия России

и Германии, которое отличалось наибольшей интенсивностью по сравнению

с предыдущими этапами, был внесен значительный вклад в сокровищницу ми-

ровой культуры, в пополнение социально-гуманитарных знаний, что в настоя-

щее время благотворно отражается на добрососедских отношениях двух стран

и на перспективе продолжения диалога в научном российско-герман-

ском сообществе.

Библиографический список

1. Монастырская, И.А. Диалог культур: «Диалогический метод» О. Розенштока

Хюсси и русских мыслителей в XIX–XX вв. / И.А. Монастырская // Немцы

в России: три века научного сотрудничества : сб. статей. – СПб., 2003. –

С. 442–451.

2. Мыльников, А.С. По следам исчезнувших славян. К итогам этнографической эк-

спедиции 2000 г. в Северную Германию / А.С. Мыльников // Немцы в России:

три века научного сотрудничества : сб. статей. – СПб., 2003. – С. 568–575.

3. Оболенская, С.В. История немцев в России как проблема русской культуры /

С.В. Оболенская // Русские и немцы в XVIII веке: Встреча культур : сб. ста-

тей. – М. : Наука, 2000. – С. 6–13.

4. Сквайрс Е.Р. Ганза и Новгород: языковые аспекты исторических контактов

«индрик» / Е.Р. Скваейрс, С.Н. Фердинанд. – М., 2002. – 368 с.

5. Шольц Биргит. Немецко-российская полемика по «Варяжскому вопросу»

в Петербургской Академии / Биргит Шольц // Русские и немцы в XVIII веке:

Встреча культур : сб. статей. – М. : Наука, 2000. – С. 105–116.

23

ИСТОРИЯ

УДК 021.2(470.43):930.22:908

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БИБЛИОТЕК

СТАВРОПОЛЬСКОГО u1056 РАЙОНА В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ

ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941–1945 гг.

Т.Н. Козловская

Выделены основные направления деятельности библиотек Ставропольского райо-

на Куйбышевской области в годы Великой Отечественной войны, приведены количес-

твенные показатели, отмечены сложности и достижения в работе библиотек этого

периода.

Ключевые слова: библиотека, изба-читальня, библиотеки-передвижки, Вели-

кая Отечественная война, агитация, пропаганда, беспризорность, безнадзорность,

шефство, пополнение фондов, массовые мероприятия, лекции, беседы, читки.

аждая страница истории деятельности библиотек Ставропольско-

го района имеет свои особенности, но все они связаны общим для

них: это служение Отечеству, культурное просвещение, преданность

общему делу, преемственность добрых дел и традиций, поддержка

общества. Особая страница – работа библиотек в годы Великой Отечест-

венной войны.

На протяжении всей истории библиотек главным для них было комплекто-

вание, хранение фонда и обслуживание читателей. В трудные военные годы биб-

лиотеки продолжали пополнять свои фонды и обслуживать читателей, но вся их

работа была направлена на мобилизацию трудящихся района для всемерной по-

мощи фронту. Основными направлениями деятельности библиотек в этот период

явились:

− агитационно-пропагандистское;

− борьба с детской беспризорностью и безнадзорностью;

− организация работы передвижных библиотек на полевых станах во время

посевных и уборочных работ;

− шефство над ранеными бойцами Красной Армии.

Огромное значение в годы Великой Отечественной войны придается агита-

ционно-пропагандистской работе. В частности, газета «Большевистская трибуна»

от 12 сентября 1941 года писала: «Пропаганда и агитация должны служить во-

енному делу – воспитанию трудящихся в духе еще большей ненависти и непри-

миримости к врагам Родины фашистским людоедам… Советские люди должны

знать великую правду нашего дела и понимать звериную сущность врага и любого

его агента, поддержанного в любой форме» [1].

В октябре 1941 года в Ставрополе открыт агитпункт. В нем ежедневно про-

водятся лекции, доклады, беседы, консультации. Работает библиотека, читаль-

ня, имеется стол справок. Получено много наглядных пособий по противо-

воздушной и противохимической обороне. Начальником агитпункта назначен

Любославов [2]. Библиотеки Ставропольского района развернули широкую

агитационно-пропагандистскую работу. Здесь читаются лекции, доклады, про-

водятся беседы и консультации. Среди тем докладов такие: «Товарищ Сталин

о неминуемом разгроме немецко-фашистских интервентов», «Ресурсы Герма-

нии и антифашисткой коалиции», «Единый фронт народа против фашизма»,

«Советские женщины в борьбе против германского и итальянского фашизма».

К

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

24

Однако в марте 1942 года Исполнительным Комитетом Ставропольского

районного Совета депутатов трудящихся был выявлен и вскрыт ряд недостатков

в работе политпросветучреждений района, к числу которых относились библио-

теки. 4 марта 1942 года на заседании Исполнительного Комитета Ставропольско-

го районного Совета депутатов трудящихся рассмотрен вопрос о состоянии ра-

бот политпросветучреждений. Отмечалось, что ряд изб-читален прекратил свою

работу, а их помещения заняты под складские помещения и политико-массовая

работа на деле проводится совершенно недостаточно, что совершенно недопусти-

мо в условиях военного времени. В целях улучшения политико-массовой работы

на селе было решено:

− обязать председателей сельских советов в трехдневный срок освободить

помещения изб-читален, отремонтировать их, привести в порядок и обеспечить

топливом с таким расчетом, чтобы с 15 марта 1942 года возобновить массовую ра-

боту во всех избах-читальнях;

− пересмотреть состав заведующих избами-читальнями, библиотеками, за-

менить неспособных, обеспечить широкую агитационную работу на селе более

работоспособными и квалифицированными работниками;

− обязать всех председателей сельских советов обеспечить полное и свое-

временное финансирование политпросветучреждений, обеспечить их выпиской

центральных, областных, районных газет и журналов, а также приобрести лозун-

ги, плакаты и наглядные пособия;

− провести семинар об активизации культурно-просветительской работы.

В качестве значимых мер по активизации агитационно-пропагандистской ра-

боты на селе председателям культурно-бытовых комиссий сельских советов было

предложено взять под свое наблюдение работу изб-читален, вовлечь в культурно-

массовую работу местную интеллигенцию, актив и эвакуированных граждан, обра-

зовать из актива интеллигенции советы изб-читален, а также составить квартальные

планы и утвердить их на исполкоме. Рекомендовано строить работу так, чтобы она

мобилизовала массы на выполнение решений Партии и Правительства [3].

Отдельные избы-читальни и библиотеки в обстановке тяжелых условий вой-

ны работали лучше, чем в довоенное время. Отделом культуры Исполнительно-

го комитета Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся высоко

оценена активная работа Мордово-Барковской избы читальни Ставропольского

района наряду с работой Сухари-Матакской избы-читальни Исаклинского райо-

на, Усманской Борского района, Максимовской Богатовского района, Колоколь-

цовской Колдыбанского района, библиотеки Больше-Константиновский клуба

Кошкинского района, Спиридоновской избы-читальни Утевского района, Рус-

ско-Липяговской Волжского района [4].

В мае 1943 года на территории Куйбышевской области остро встала проблема

детской беспризорности и безнадзорности. Наряду с насущными мерами борьбы

с этим социальным злом, такими как открытие новых детских домов, организация

питания и медицинского обслуживания детей-сирот Исполнительный комитет

Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся принимает ряд меро-

приятий по организации занятости безнадзорных детей:

− к 25 мая 1943 года открыть при районных библиотеках детские отделения

в следующих районах: Безенчукском, Борском, Богатовском, Исаклинском, Ки-

нельском, Куйбышевском, Красноярском, Сергиевском, Ставропольском, Пох-

вистневском, а также обеспечить обслуживание детей существующими районны-

ми библиотеками в дневное время во всех остальных районах области;

25

ИСТОРИЯ

− к 10 июня организовать обслуживание детдомов передвижными библио-

теками;

− обязать ОблГИЗ для пополнения детских библиотек издать в течение

III квартала 1943 года серию детских книг [5].

Не остаются в стороне библиотеки и избы-читальни колхозов Ставропольско-

го района во время полевых работ. В апреле 1943 года Исполнительный комитет

Куйбышевского областного Совета депутатов трудящихся постановляет органи-

зовать 700 передвижных библиотек для обслуживания тружеников села во время

весенних полевых работ [6]. Так, К. Мансурова со страницы газеты «Большевист-

ская трибуна» за апрель 1943 года сообщила о пополнении фондов сельских биб-

лиотек-передвижек. Она писала, что перед началом полевых работ 30 колхозов

района приобрели библиотечки для полеводческих бригад. Кроме того, сельхо-

зартели закупили 700 лозунгов и 250 плакатов. Перед весенним севом в полевод-

ческих и тракторных бригадах отправлено 700 макетов стенных газет. Для коллек-

тивов колхозов рассылалось 200 брошюр, Памятка агитатора [7]. Таким образом,

во время полевых работ значительное место отводилось агитационно-пропаган-

дистской и просветительской работам.

Наряду с положительными примерами поддержки деятельности библиотек

органами местного самоуправления встречались и случаи безответственного от-

ношения к нуждам библиотек и изб-читален. Негативным свидетельством служит

письмо заведующей библиотекой совхоза имени Степана Разина Любушкиной

в редакцию газеты «Большевистская правда». Она пишет: «В библиотеке совхоза

имени Степана Разина условия для нормальной работы не созданы. Помещение

с начала зимы не отапливается. Прочитать свежую газету или обменять книгу ра-

бочие сюда не заглядывают». Ею был намечен ряд интересных массовых меропри-

ятий, проведение которых одобрено начальниками политотдела т. Любушкиным

и его заместителем т. Шацких, но когда встал вопрос о дровах для библиотеки,

то они беспомощно пожали плечами. «Больше того, директор т. Голушко, к ко-

торому я обратилась по этому вопросу, не пожелал со мной разговаривать и вы-

гнал из своего кабинета. Прошу воздействия от районной организации на таких,

с позволения сказать, бюрократов», – так завершает свое послание заведующая

библиотекой совхоза имени Степана Разина [8].

С начала Великой Отечественной войны на территорию Ставропольского

района Куйбышевской области поступают раненые бойцы Красной Армии. Раз-

вивается шефское движение над госпиталями. Районная библиотека села Став-

рополя приступила к сбору книг для отправки в госпитали раненым бойцам

Красной Армии. Домашняя хозяйка тов. Фролова сдала 14 книг художественной

и политической литературы. Работница промартели «Заря» тов. Данилова при-

несла 10 книг. Учащиеся Харитонов и Иванов сдали семь книг. Всего собра-

но более 60 книг. Одновременно сбор литературы организован и работниками

сельских библиотек [9].

Все собранные книги были отправлены в госпиталь. Не случайно начальник

госпиталя капитан медицинской службы Прохорова, замполит Писанов и выздо-

равливающий Герой Советского Союза Чекулаев Гордей Трофимович посетили

Ставрополь и сердечно благодарили своих шефов. Они писали всем труженикам

района: «Мы сердечно благодарим вас за внимание, которое вы оказываете нам.

Это внимание вливает в нас новые силы и бодрость. Многие из нас скоро пойдут

громить врага. Заверяем вас, дорогие шефы, что в будущем не посрамим чести

своего народа» [10, с. 33].

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

26

Ставропольская районная библиотека проводила активную массовую агита-

ционно-пропагандистскую работу по поддержанию патриотического настроя жи-

телей Ставрополя. Ко дню XXIV годовщины Красной Армии и Военно-Морского

Флота в феврале 1942 года районная библиотека готовит и проводит выставки по

темам: «Отечественная война советского народа против германского фашизма»,

«Женщина в отечественной войне», «Тыл на помощь фронту» и др. В местах рабо-

ты промысловых артелей также проводятся читки и беседы, посвященные годов-

щине Красной Армии и Военно-Морского Флота. Эти мероприятия анонсирова-

ны на страницах газеты «Большевистская трибуна» заведующей Ставропольской

районной библиотекой А. Овчинниковой [11].

Таким образом, библиотеки Ставропольского района Куйбышевской об-

ласти вели активную деятельность в период Великой отечественной войны

1941–1945 гг., направленную на усиление агитационно-пропагандистского

направления работы. Значительное место библиотеки отводили борьбе с де-

тской беспризорностью и безнадзорностью, именно в этот период открыты

детские отделения при уже существующих библиотеках. На полевых станах во

время посевных и уборочных работ организовывались передвижные библиоте-

ки. Особое место в своей работе библиотеки отводили шефству над ранеными

бойцами Красной Армии.

Библиографический список

1. Перестроить агитационно-пропагандистскую работу на военный лад // Боль-

шевистская трибуна. – 1941. – 12 сент. (№ 106).

2. Открыт агитпункт // Большевистская трибуна. – 1941. – 3 окт. (№ 102).

3. Управление по делам архивов мэрии г.о. Тольятти. – Ф. Р19. – Оп. 6. – Д. 43. –

Л. 37–38.

4. ГАКО. – Ф. 2521. – Оп. 1. – Д. 76. – Л. 112–115. – Режим доступа: http://retro.

/zapstolica/docs/kultura41-45.htm. – Загл. с экрана.

5. Управление по делам архивов мэрии г.о. Тольятти. – Ф. Р19. – Оп. 1. – Д. 8. –

Л. 399.

6. Управление по делам архивов мэрии г.о. Тольятти. – Ф. Р19. – Оп. 1. – Д. 8. –

Л. 205–207.

7. Мансурова, К. Библиотечки в колхозах / К. Мансурова // Большевистская три-

буна. – 1943. – 1 апреля (№ 1644).

8. Любушкина. Обещают, одобряют, но не помогают / Любушкина // Большевист-

ская трибуна. – 1942. – 31 января. – № 7(1829).

9. Овчинникова, А. Библиотечки для раненых бойцов / А. Овчинникова // Боль-

шевистская трибуна. – 1941. – 30 ноября (№ 133).

10. Овсянников, В.А. Нам всем нужна одна победа / В.А. Овсянников. – Тольятти :

Солидарность, 2002. – 38 с.

11. Овчинникова, А. Библиотека перед юбилеем / А. Овчинникова // Большевист-

ская трибуна. – 1942. – 20 февраля. – № 22(1506).

27

ИСТОРИЯ

УДК 937.06

РОМАНИЗАЦИЯ ЮЖНОЙ ИСПАНИИ

В ЭПОХУ ПОЗДНЕЙ РИМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

(II–I вв. до н. э.)

И.Г. Гурин

В статье изучен уровень романизации в Южной Испании в эпоху Поздней Римс-

кой Республики.

Ключевые слова: романизация, Рим, Испания.

оманизация сыграла огромную роль в формировании u1077 европейской

цивилизации. Общепринятого ее понятия нет. Из имеющихся опре-

делений наиболее подходящими представляются следующие. «Рома-

низация» – диалектический процесс изменения, в результате которого

туземное общество оказалось под влиянием определенных признаков римской

культуры и одновременно сама римская культура испытала определенную транс-

формацию [45, р. 148].

Понятие романизации содержит ряд элементов: 1) закрепление военно-

политического господства Рима благодаря гарнизонам, военным дорогам,

центрам управления и т. д., то есть создание инфраструктуры военного и по-

литического господства; 2) колонизация – поселение ветеранов, гражданских

лиц из Италии или других коренных регионов империи во вновь завоеванные

районы; 3) распространение римского гражданского права и основание город-

ских общин в окружении туземного населения; 4) распространение римских

форм жизни и поведения вместе с латинским языком, римских культов и куль-

турных претензий римлян, то есть культуры в широком смысле слова и прежде

всего городской культуры [3, р. 24].

Романизация – это включение провинций в интегральную систему римско-

го государства. Ее результатом стал переход Испании к античному обществу. Ро-

манизация – сложный, многоплановый процесс, имеющий различные аспекты.

Экономическая романизация – включение провинциальной экономики в обще-

римскую. Социальная романизация – распространение в провинциях социальных

отношений античного общества в его римском варианте. Политическая романи-

зация – распространение римского гражданства, вытеснение местных политичес-

ких институтов римскими, включение местного населения в политическую и со-

словную систему Рима. Культурная романизация – распространение латинского

языка, вытеснение им местных языков, усвоение испанцами римской культуры,

включая религию, и вообще всего римского образа жизни [1, с. 169].

В общем, романизация являлась процессом, посредством которого римляне

инкорпорировали в себя обитателей провинций [41, р. 18]. Следует отметить, что

романизация не была процессом единым, легким и односторонним. Но при этом,

по крайней мере, элита завоевателей неизбежно сливалась с элитами завоеванных

народов [41, р. 19).

Южная Испания (Бетика) в древности, как и в настоящее время, приблизи-

тельно соответствовала территории современной Андалусии. Рим начал подчи-

нять эту область, основу могущества Баркидов [42. P. 55–97], во время II Пуни-

Р

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

28

ческой войны [App. Iber. 1–39; Liv. XXIII. 26 etc.; XXIV. 41, 42, 48; XXV. 32–39;

XXVIII. 1–38; Polyb. III. 76, 95–99, X. 2–20, 34–40; 58. P. 90–92] и уже в начале

II века (все даты даются до н. э.) окончательно покорил её [App. Iber. 39–100],

задолго до завоевания других регионов Пиренейского полуострова [28, S. 102].

Достаточно быстро, что диктовалось военной необходимостью, уже в 197 году

на территории римских владений в Испании были образованы две провинции:

Испания Ближняя и Испания Дальняя [29, р. 355–367; 68. Sp. 2035; 62, р. 97 etc.].

Нарбонская Галлия, для сравнения, стала провинцией только через полвека после

её завоевания [39, S. 254–255; 32, S. 323].

В провинцию Испания Дальняя официально входили Бетика, Лузитания, сов-

ременная область Алгарви, территории веттонов и галлаиков. Однако кроме Бе-

тики все эти области были покорены только в середине I века [67, р. 316–317; 72,

S. 78, 138, 170–171; 73, S. 5, 69, Sp. 2036; 37, р. 61; 50, р. 363–372; 64, р. 33–72; 67,

S. 528, 68, Sp. 1872; 7, р. 459]. Но и после подчинения они образовывали своего

рода военный придаток собственно провинции, не являясь её полноценной час-

тью [68, Sp. 1872].

Из-за фактической независимости лузитан и веттонов реально территория

Испании Дальней первые полтора века своего существования сводилась к Юж-

ной Испании, и, обычно, под этой провинцией подразумевалась именно Бети-

ка. Данное понятие употреблялось наряду с термином «Испания Дальняя» ещё

до того как в имперскую эпоху была официально образована провинция Бетика

[Caes. b. c. I.38; II. 17–21; b. Alex. 48–64; Plin. h. n. III. 1. 6; 63, р. 69; 31, S. 215; 21,

S. 604; 19, р. 391–400].

Южная Испания была наиболее передовой частью Пиренейского полуострова

ещё задолго до римского завоевания [45, р. 150–152]. Здесь были развиты земле-

делие, скотоводство, охота, рыболовство, добыча минералов. Отмечался высокий

уровень в металлургии и металлообработке, особенно при производстве разнооб-

разного оружия [11, р. 242–256; 15, р. 91–108]. Наблюдалось значительное разви-

тие торговли, в том числе с различными регионами Средиземноморья [6, р. 7–21;

12, р. 56–72; 36, р. 129]. Здесь существовали крупные поселения городского типа,

многие из которых сохранились до наших дней [38, р. 19–28; 58, р. 83–110].

Высокой стадии достигла социальная дифференциация, сложился мощный

слой знати с большим количеством подвластного ей населения (38, р. 27, 151].

Появился многочисленный слой частных и общественных рабов [57, р. 202–203].

Возникли первые, видимо ещё достаточно примитивные, государства [45, р. 152;

75, р. 205]. Римское завоевание привело к ещё большему ускорению общественно-

го развития Юга по сравнению с центральными, западными и северными района-

ми полуострова (45, р. 193–194; 31a, р. 80–82; 13, р. 175–177]. После завершения

в 30-е гг. тяжелых войн в центре и на западе Испании начинается экономический

расцвет Юга и укрепление его связей с различными регионами Средиземномо-

рья, в первую очередь с Италией (Strabo III. 2. 5; 18, р. 24–27; 30, р. 189–191; 37,

р. 141–156, 158–174; 13, р. 177; 11, р. 243, 249–251; 12, р. 42–72; 26, р. 124–127; 45,

р. 163; 8, р. 551–556].

Завоевание Испании римлянами привело к новому шагу в распространении

рабовладельческой системы [57, р. 204–205; 37, р. 210–211; 213–214]. Начали ак-

тивно развиваться социальные отношения, характерные для античного произ-

водства, в том числе начало внедряться рабское производство [37, р. 140]. В Бети-

ке уже к началу I века наблюдалось изобилие классических вилл античного типа

[37, р. 133]. Рабовладельческие отношения оказали влияние на образование но-

29

ИСТОРИЯ

вой испанской олигархии, типологически близкой к италийской [57, р. 204–205].

В целом структура экономики Бетики в конце Республиканской эпохи была по-

добна наиболее развитым регионам Италии [11, р. 45–46, 242–243, 245–249, 251,

256; 12, р. 21–72; 26, р. 124–127, 129; 53, р. 46–56], что не могло не способствовать

романизации.

Cтатус провинциальных общин в римских владениях был разнообразным.

Единственными городами римского права были колонии и муниципии. На-

иболее привилегированными общинами были латинские колонии [77, S. 41].

Именно в южной Испании были основаны первая латинская колония – Картея

[43, Sp. 1617–1620] и первое римское поселение за пределами Италии – Итали-

ка [44, Sp. 2283–2284]. Именно здесь получил права муниципия первый город за

пределами Италии – Гадес. Латинская колония была основана в Кордубе в сере-

дине II века. Тем не менее, прав римских колоний, вероятнее всего, ни один город

Бетики, как и всей Испании, до конца республиканской эпохи так и не получил

[77, S. 72–73; 22, р. 191 etc.; 46, р. 9, 14; 47, р. 451; 51, р. 301–303; 34, S. 12].

Поэтому может создаться впечатление, что римлян в Бетике было крайне не-

значительное число и, соответственно, они не могли способствовать значитель-

ной романизации региона. Однако нужно иметь в виду следующее обстоятельство:

со II века повсюду в римских владениях возникали городские общины, населен-

ные римскими гражданами, но не имевшие при этом статуса колонии или муни-

ципия и считавшиеся виками и пагами. Заселение же римлянами Испании носило

преимущественно сельскохозяйственный характер [77, S. 41; 54, р. 298; 37, р. 198].

Немаловажную роль сыграла значительная эмиграция в эти регионы римлян

и других италийцев, их рабов и вольноотпущенников, начавшаяся в Испании бук-

вально с первых лет завоевания, чему способствовало создание в Испании аger

publicus [37, р. 84–86, 196, 202; 61, S. 98; 33, р. 295]. Велика роль эмиграции италий-

цев, не имевших прав римских граждан, в романизации районов горных разрабо-

ток, в том числе и на юге [14, р. 179–195; 13, р. 180; 37, р. 198].

Огромное значение в романизации принадлежит и службе испанцев в рим-

ской армии. В основном они награждались за нее латинским и римским граж-

данством [38, р. 28–29; 37, р. 194–202; 5, р. 55]. Некоторые туземцы включались

в высшее сословие римских граждан – сословие всадников [37, р. 210]. Нередко

коренные жители, которым гражданские права давал полководец, не получали их

подтверждения в Риме, но в Испании они продолжали пользоваться этими права-

ми [62, р. 162–163].

Обычно римские полководцы после окончания военных действий уводи-

ли свою армию с собой из провинции в Италию. Но в южной Испании римские

войска находились постоянно, обычно два-три легиона, которые пополнялись

и местными жителями. Многие солдаты за время службы принимали, как извест-

но, римский образ жизни [48, р. 49–50, 124; 65, р. 168]. В течение II века в войнах

в Испании наряду с римлянами участвовало значительное число италийских со-

юзников, которые получали землю за службу и оседали на территории Испании

[37, р. 85–86].

Провинция имела значительное число римлян, италийцев и их потомков. Су-

ществовали целые поселения, где местное население было ими вытеснено или

ассимилировано. Многие римляне и италийцы жили в виллах вокруг городс-

ких поселений [62, р. 172–173]. Процесс романизации стремительно развивался

благодаря огромному количеству смешанных итало-туземных селений, ставших

преобладающим типом поселения на юге [46, р. 13–14; 45, р. 160–162], где даже

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

30

в Италике, несмотря на сильную романизацию всего ее района [62, р. 173], мате-

риальная культура, по крайней мере до I века, сохраняла характерные туземные

черты [38, р. 119 etc.; 45, р. 160]. Уже к началу I века характерным стало появление

нового вида иберо-римского города. Движущей силой этого процесса стали по-

пытки элиты коренного населения извлечь пользу из формирующейся империи

и региональной коммерции. Археологические и исторические свидетельства пока-

зывают, что в Кордубе существовал некий род двойного сообщества. Это не было

необычным в то время в Испании. Иногда даже стена разделяла две части города,

что свидетельствовало об изначально смешанном происхождении его обитателей.

Подобное формальное разделение сохранялось даже тогда, когда для него уже

не было этнических причин [46, р. 12–14].

К середине I века значительный характер приобрела адаптация в Бетике рим-

ских культурных символов. Около конца II века латинский язык использовался

в западной Бетике, что указывает на принятие его как средства формальной ком-

муникации между местными элитами и Римом и привело к его генерализации

во всех социальных секторах [45. Р. 162–163]. Согласно данным письмен-

ных источников, в Южной Испании туземцы начинают носить римские имена

[b. h. 35. 3; 20, р. 123; 21, р. 617, 641, 644 etc.].

Монеты, которые чеканились на юге с именами местных городских магист-

ратов, также показывают, что эти магистраты u1085 носили не только явно неримские,

но и римские имена. Следовательно, шла очевидная качественная трансформа-

ция внутри туземной аристократии: происходила ее инкорпорация в формиру-

ющийся новый господствующий класс новой Средиземноморской державы [37,

р. 208–210]. Хотя в Испании трудно отличить романизированных испанцев

и собственно римлян, распространение римских имен отражает широкую ро-

манизацию долины Бетика. Лица с такими именами почти всегда происходили

из городов, в которых жили римляне [62, р. 162–163; 79, р. 22–27, 29–42].

Влияние римской архитектуры в испанских общинах становится очень замет-

ным уже со II века [62, р. 172–173; 62a, р. 89–92; 60, р. 254] и, наконец, среди них

появляются типичные (по внешнему облику) римские города, главным образом,

в приморских районах [73, р. 117–144; 165–178; 367–380; 58, р. 18 –19, 28; 3, S. 25;

45, р. 162; 52a, р. 1–53]. Римский образ жизни начинает утверждаться и в город-

ских, и в сельских поселениях [45, р. 162–164].

Влияние греческой и восточной культуры, в том числе пунийской, на иберий-

скую культуру еще в VIII–VI вв. в итоге облегчило римлянам всеобщую унифи-

кацию [4, р. 117–130]. Этому способствовала ранняя колонизация Пиренейского

полуострова греками [55, р. 20–30] и финикийцами [1, с. 8 etc., 73–78], в резуль-

тате которой сильной эллинизации подвергся и юг. Однако сами финикийцы

и греки дольше, чем другие народы юга Испании, сопротивлялись римскому куль-

турному влиянию: романизация финикийцев началась еще со II века, но только

в конце I века н. э. испано-финикийская цивилизация растворилась в римской

[24a, S. 419; 57a, р. 357–369]. Сохранялось сильное финикийское влияние на жи-

телей Южной Испании, и само финикийское население было важным фактором

сопротивления романизации, в том числе в религиозной сфере [76, р. 371–382].

К тому же восточные культы стали заново проникать с Ближнего Востока благо-

даря восточным рабам [59, р. 79–102]. Но всё же в Бетике уже в республиканское

время местные культы постепенно приобрели римские черты [52, р. 279–297].

Римская одежда в рассматриваемых регионах сделалась обычной в первой по-

ловине I века [5, р. 21], а сильное римское влияние в производстве оружия стало

31

ИСТОРИЯ

господствующим ____уже во II в. [5, р. 28]. Амфоры кадисского региона имитировали

италийский тип со II в. [36a, р. 49–62].

Наибольших успехов романизация достигла в распространении латинского

языка. Латынь была быстро воспринята в Дальней Испании [25, р. 30], и латини-

зация этой провинции уже во II веке шла ускоренными темпами. К началу I века

латинский язык стал обычным языком общения для многих туземцев. У высших

общественных слоев по римской моде для завершения литературного образования

необходимо было изучение греческого языка. Уже в течение первых восьмидесяти

лет римского присутствия латынь глубоко укоренилась на Юге и Востоке полуос-

трова, и такие города, как Кордуба, Италика, Гиспалис, Гадес были районами её

абсолютного господства [35, S. 470–486; 45, р. 162–164].

В Южной Испании существовала собственная латинская поэзия (Cic. Arch.

X. 26). Следует отметить, что латынь очень быстро распространилась, в первую

очередь, среди высших слоев, тогда как в народе иберийский язык сохранялся

вплоть до эпохи империи [71, S. 101], но именно сохранялся, ибо родным язы-

ком уже стала латынь [Strabo III. 2. 15]. Иберийский алфавит, правда, не исчез,

но сохранялся исключительно как раритет [5a, р. 59; 2, р. 280].

У римских властей отсутствовала сознательная политика вытеснения местной

культуры [16, с. 86–91], но некоторые их действия этому способствовали (например,

внедрение римской монетной системы) [12, р. 75–76; 52, р. 60; 55, р. 28]. Однако, если

в провинции Испания Ближняя римские власти к концу II – началу I века ввели уни-

фикацию монетной чеканки на римской основе [56, р. 37–56], то в Дальней Испании,

наоборот, никакого вмешательства в этот процесс они не предпринимали [45, р. 157;

37, р. 208–209]. Тем более знаменателен тот факт, что здесь латинские надписи смени-

ли иберийские на монетах, чеканившихся в течение I века [45, р. 164].

Разумеется, степень усвоения латинского языка, римской культуры, римс-

кого образа жизни могла быть невысокой [5a, S. 58–64; 9, р. 54; 27, р. 180–190].

Несмотря на широкое внедрение римских методов хозяйствования, они пока не

стали господствующими [45, р. 161; 37, р. 133–140], Стремительно развивавшие-

ся античные отношения в экономике ещё не доминировали u1072 абсолютно во время

Римской Республики на территории Испании Дальней [37, р. 140].

Изменения в общественном строе были значительны, особенно в верхушке

общества, но и здесь оставались большие пережитки [37, р. 191–195, 204–214].

На наиболее романизированных территориях сохранялись элементы доримской

жизни, иногда они преобладали в отдельных районах. Внутренние районы даже

Южной Испании имели доримскую организацию территории, и у населения пе-

регринских городов сохранялись доримские социальные порядки [38, р. 19–55].

Даже материальная культура Италики (по крайней мере до I в. до н. э.) имела ха-

рактерные турдетанские черты. Смешанные общины были характерны для боль-

шей части турдетанского населения [38. Р. 119 etc.; 45. р. 160].

Существовавшая в доримский период система зависимости между главными

центрами и менее важными населенными пунктами в течение II века сильно ос-

лабла [45, р. 163]. Но эксплуатация сельской зоны производилась традиционными

формами до конца I века непосредственно из городских центров и других поселе-

ний [45, р. 161].

Имела место модификация в характере социальной дифференциации

и в классовой структуре различных народов, живших на юге полуострова. Но (как

и в предыдущую эпоху) в источниках упоминаются местные цари, на монетах

присутствуют различные символы царского достоинства. Но, возможно, что это



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (2)

    Документ
    В журнале «Вестник гуманитарного института ТГУ» публикуются статьи, сообщения, рецензии, информационные материалы по различным отраслям гуманитарного знания: истории, филологии, философии, психологии, социологии, журналистике.
  2. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (3)

    Документ
    Ю. Прокофьева РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: А.И. Акопов (научный редактор); Т.Н. Андреюшкина (заместитель главного редактора); М.А. Венгранович (литературный редактор); Ю.
  3. Редакционная коллегия (1)

    Документ
    Войны священные страницы навеки в памяти людской: материалы VI респ. науч.-практ. конференции, посвящ. Дню Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.
  4. Редакционная коллегия (3)

    Документ
    В конце декабря вдруг грянула весна. Сначала пошёл дождь, потом с обрушившегося, как крыша, неба хлынул ливень. А потом из-за небесных обломков выглянуло тёплое-тёплое солнце.
  5. Редакционная коллегия: завьялов е. А (2)

    Документ
    Настоящее издание – второй том Книги Памяти жертв политических репрессий Владимирской области “Боль и память”. Как известно, первый том вышел из печати в 2001 году и вместил официальные документы и материалы, послужившие основанием

Другие похожие документы..