Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
От имени открытого акционерного общества «Северо-Западный Телеком» я рад представить вашему вниманию Годовой отчет, в котором отражены основные достиж...полностью>>
'Документ'
1.1. Настоящие Правила разработаны в соответствии с Положением о государственном надзоре за техническим состоянием самоходных машин и других видов те...полностью>>
'Документ'
Обязательный минимум содержания основных образовательных программ – обобщённое содержание образования, которое каждое образовательное учреждение обяз...полностью>>
'Решение'
Первоочередные проблемы, решение которых во многом зависит от законодательной власти, стали предметом обсуждения на заседании Совета по поддержке мал...полностью>>

Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Библиографический список

1. Алексеев, В.И. Русская Православная Церковь на оккупированной немцами

территории / В.И. Алексеев, Ф. Ставру // Русское возрождение. – 1981. –

№ 13.

2. Государственный архив Российской Федерации. – Ф. 6991. – Оп. 1. – Д. 6.

3. Журнал Московской Патриархии. – 1944. – № 4.

4. Нюрнбергский процесс. – М., 1966. – Т. 2.

5. Пикер, Г. Застольные разговоры Гитлера / Г. Пикер ; пер. с нем. И.В. Розано-

ва. – Смоленск, 1993.

6. Поспеловский, Д.В. Русская православная церковь в ХХ веке / Д.В. Поспеловс-

кий. – М., 1995.

7. Российский государственный архив социально-политической истории. –

Ф. 17. – Оп. 125. – Д. 92.

8. Российский государственный архив социально-политической истории. –

Ф. 625. – Оп. 1. – Д. 7.

9. Российский государственный военный архив. – Ф. 500. – Оп. 5. – Д. 3.

10. Регельсон, Л. Трагедия Русской Церкви. 1917–1945 / Л. Регельсон. – Париж,

1977.

11. Сергий (Ларин), епископ. Православие u1080 и гитлеризм / Сергий (Ларин), епис-

коп. – Одесса, 1947 (машинопись).

12. Третий рейх и православная церковь // Наука и религия. – 1995. – № 5.

13. Dallin, A. German Rule in Russia 1941–1945 / А. Dallin. – 1957.

14. Fireside, H. Icon and Swastika / H. Fireside. – Cambridge, 1971.

13

ИСТОРИЯ

УДК 811.112.2.09

«ПАРАДОКСЫ СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКИХ ИНДУСТРИАЛЬНЫХ

СВЯЗЕЙ 1930-х ГОДОВ: УРАЛМАШ – РУРСКАЯ ОБЛАСТЬ»

С.И. Дубинин

В статье рассматриваются аспекты и проблемы сотрудничества первых лет су-

ществования УЗТМ с Германией (Рурская область), его отражение в идеологической

публицистике 193 0-х годов, в мемуаристике, влияние на судьбы специалистов-элек-

тротехников УЗТМ.

Ключевые слова: Уралмашстрой, Уралмаш (УЗТМ), Крупп, DEMAG, AEG, техни-

ческая политика, публицистика, НТИ, библиография, электротехника, командиро-

вание, репрессии 193 0-х годов, В.С. Емельянов, В.И. Котов.

ситуации строительства и форсирования производства (1928–1933)

с пуском одного из крупнейших машиностроительных комбина-

тов СССР в Свердловске – УЗТМ (УМЗ, Уралмаш), а также ава-

рий, частого отсутствия техдокументации и поломок в Германию

оперативно направлялись способные инженеры как «наблюдатели-экспери-

ментаторы». Они осваивали и копировали технологии для их быстрого или

аналогового применения на Уралмаше, для совершенствования стандартов, конс-

трукторских и ремонтных работ [4]. Сотрудничество имело лабильный характер

и обеспечивалось с конца 1920-х годов соглашениями о поставках, лицензиях

или локальными договорами через посредничество государственных трестов

и объединений, контролируемых ВСНХ, а затем НКТП СССР (ГОМЗ, ВОМТ ,

Главметалл, Металлбюро).

В первую очередь сотрудничество налаживалось с фирмами Krupp AG , AEG,

DEMAG (Deutsche Maschinenfabrik AG) и др., сосредоточенными в основном Рур-

ской области и активными на советском рынке в условиях преодоления особенно

болезненного для Германии мирового экономического кризиса.

Командируемые специалисты («практиканты») направлялись по заявкам

и квотам предприятий. Они контролировались берлинским представительством

торгпредства СССР (кураторы-уполномоченные Наркомтяжпрома в начале 1930-

х годов – М.П. Попов, П.Я. Виткус, В.С. Емельянов, К.П. Григорович и др.),

имея проездные документы от «Интуриста» и организационную поддержку от

контор советско-германских фирм (DEROP, TORGPROM и др.). Сложности по

организации поездок были обусловлены тем, что некоторые фирмы не имели

представительств в СССР, не фиксировали в нередко краткосрочных соглашениях

конкретную техническую или патентную поддержку, а командируемые нуждались

в индивидуальных программах пребывания для освоения техники, но не обладали

часто достаточной подготовкой.

Государственное объединение машиностроительных заводов, Всесоюзное объединение

тяжелого машиностроения.

Его технологии использовал еще в 1910-е годы старейший в Свердловске Верхне-Исет-

ский завод (ВИЗ), к которому первоначально планировалось привязать строительство

УЗТМ, не случайно получившего затем название «советский Крупп» [2, с. 8–12].

В

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

14

Одновременно, закупая большое количество оборудования и испытывая

острый дефицит квалифицированных кадров, особенно ИТР, создаваемый

Уралмаш принимал с конца 1929 года по разносрочным контрактам значитель-

ное количество немецких специалистов различного профиля [6; 10]. Общая

численность «иноспециалистов» за первые годы существования УЗТМ состав-

ляла от 200 до 300 человек (в год около 30 человек). Из них примерно 140 было

представителями германского производства [1, с. 86–89], в то время как доля

«немспецов» на остальных предприятиях Урала была не более 50% [10, с. 8],

а по всему СССР достигала в первой половине 1930-х годов около 5000 человек

[12, с. 37].

Многократно возрос и поток научно-технической документации и информа-

ции на Уралмаш из Германии, нуждавшийся в обработке и рецепции. Например,

в 1934–1935 годы научно-техническая библиотека УЗТМ получала 26 наименова-

ний только немецкой периодики.

Вербовка немецких специалистов для УЗТМ также велась при многосторон-

нем посредничестве берлинского торгпредства СССР, «восточных отделов» фирм,

экономического отдела германского посольства, «Интуриста». Она получила до-

полнительно позитивный толчок после целевого визита германской экономичес-

кой делегации в Москву в марте 1931 года, где были также весомо представлены

Krupp, DEMAG, AEG [3, с. 23].

Сценарии двустороннего советско-германского сотрудничества на Урал-

машстрое были разработаны и активно воплощались уже во время первых по-

ездок директора строительства А.П. Банникова конца 1929 – начала 1930 года

[8, с. 80–85].

Сотрудничество с Германией периода строительства и начала функциони-

рования УЗТМ нашло свое идеологизированное отражение и оценку в мно-

гочисленной заводской периодике (газеты, журналы) и научно-технической

продукции (брошюры, буклеты), в литературной и партийной публицистике .

Областная газета «Уральский рабочий» даже имела в начале 1930-х годов в Бер-

лине корреспондента.

Это в первую очередь крупные заводские издания: газеты «На стройке» (с 1930 г.), «Ста-

ли-нец» (с 1931 г.), «За уральский блюминг (ЗУБ)» (с 1932 г.), «За тяжелое машиностроение»

(с 1935 г.), где появлялись заметки командированных уралмашевцев, рабкоров, «иноспецев

и инорабочих». Не менее политизированы были журналы «Технический вестник УЗТМ»

(с 1934 г.) и «УЗТМ: производственно-технический журнал» (с 1933 г.) с участием в ред-

колле-гии немецких специалистов и публикацией переводных статей немецких техников и

пред-ставлением обзоров германских технологий.

Отметим в первую очередь: Добычин, Н. Рассказы о нашем городе. – Свердловск, 1934;

Гальперн, К.Л. Лицо завода // Штурм. – Свердловск, 1934. – № 5–6; Родина заводов. Лите-

ратурный сборник / ред. Н.И. Харитонов, сост. П.М. Новлянский. – Свердловск, 1935. Под-

готовленный к концу 1932 года этот сборник «ждал» идеологических дополнений и печати до

лета 1935 года, когда УЗТМ начал относительно нормальное функционирование.

Из наиболее заметных публикаций отметим хронологически: Михалевич, И., Шахов,

В. Рабочую смекалку на стройку УКК. – Свердловск–М., 1932; Партконференция по тех-

нике УМЗ / ред. А.Э. Кругляк. – Свердловск–М., 1932; От УРАЛМАШСТРОЯ к УРАЛМА-

ШЗАВОДУ. – Свердловск, 1933; Люди на УРАЛМАШЕ / ред. М.А. Коган. – Сверд-ловск,

1934; Дрягин, Г.Я. Большевики на стройке УРАЛМАШЗАВОДА. – Свердловск, 1933; Дря-

гин, Г.Я. Опыт освоения. – Свердловск, '31935; Федосеев, В. Завод заводов. – Свердловск,

1935; Стахановцы УРАЛМАША / ред. Л. Авербах. – М.–Свердловск, 1936; Сб. материалов

общезаводской конференции по борьбе с потерями на УЗТМ. – Свердловск, 1938.

15

ИСТОРИЯ

Лейтмотивы и модальность этих публикаций были заданы центральными из-

даниями или санкционированными свыше материалами местных авторов . Пер-

воначальные лозунги об «иноспецах как верных армейцах пролетарской револю-

ции» и об «интербригадах и соцвзаимопомощи» сменились, в частности, в ходе

партийных чисток 1929 и 1933 годов тезисами об «освобождении от иностранного

влияния (зависимости)» в контексте оценки партийной оппозиции, «дела про-

мпартии» и «вредительства», решений XVII съезда ВКП(б) об «отвоевании моно-

полии у Германии» [9, с. 52–54, 58]. На свердловских литераторах-производствен-

никах сказалось подражание, например, роману В. Катаева «Время – вперед».

Во многом эта идеологическая тональность сохранялась и в работах по исто-

рии УЗТМ или в юбилейных изданиях до 1960-х годов .

Сценарии радикальной идеологической оценки «пороков» сотрудничества за-

вода с Германией и риторика публикаций во многом формировались после пуска

Уралмаша пришедшим весной 1934 года на должность секретаря заводского парт-

кома ВКП(б) и в редколлегию газеты УЗТМ Л. Авербахом – яростным вдохнови-

телем «партийно-технических» конференций и «технических судов».

Источниковая база о пребывании немецких специалистов на Уралмаше (опуб-

ликованные воспоминания, заметки иноспецов и т. п.) в 1930-е годы, записки пу-

тешествовавших по СССР и посетивших Свердловск очень невелика .

Уникальные сведения о пребывании советских практикантов в Рурской об-

ласти сообщает в своих мемуарах (впервые опубликованы в 1967 году и затем пе-

реизданы) бывший уполномоченный Металлбюро НКТП на заводах Круппа в Эс-

сене в 1932–1935 гг. В.С. Емельянов. Отдельные воспоминания командированных

от УЗТМ проанализированы в фундаментальном издании «Неизвестный Урал-

маш» С.С. Агеевым [1].

Особый аспект советско-германского сотрудничества на Уралмаше – это со-

здание разветвленной электротехнической u1089 системы Уралмашстроя и затем УЗТМ.

Заметную роль на Уралмаше играли при этом сотрудники, например, производив-

шего электрооборудование DEMAG (Heinrich и Paul Sattler; Heinrich Most и др.).

Однако противоречия идеологии и объективных проблем технического со-

трудничества проявились наглядно уже в начале 1932 года на строительстве гра-

дирни для ТЭЦ УЗТМ в ситуации, отмеченной в заводской периодике как «бой-

кот некоторых иностранцев».

Ежегодная квота УЗТМ для посылки командируемых в Германию составляла

четыре специалиста. Группа инженеров-электриков УЗТМ, побывавших в Герма-

нии к середине 1930-х годов была значительной (Ш.Ш. Музафаров, В.И. Попов,

Впрочем, пущенный официально 15 июля 1933 года УЗТМ не успел попасть в фун-

даментальное партийное издание по итогам 1-й пятилетки из серии по истории фабрик

и заводов СССР: 16 заводов / ред. Л. Авербах. – М., 1933.

См.: За освобождение от импорта в тяжелой промышленности / ред. А.Ф. Толоконцев. –

М.-Л., 1932; Гигант тяжелого машиностроения. УКК – УМЗ / ред. А.Э. Кругляк. – Свер-

дловск–М., 1932; Мытник, О. Советская градирня – гордость УРАЛМАШСТРОЯ. – М.,

1932; Наши достижения (спецвыпуск об УЗТМ) / ред. М. Горький [и др.]. – М., 1933. –

№ 9; УЗТМ – Машинстрой: 1928–1933 / ред. А.И. Баландин. – Свердловск–М., 1933; Доб-

ровольский, Б.Н. Уральский машиностроительный завод. – М.–Л., 1933.

См.: Уралмашзавод – первенец тяжелого машиностроения (к 25-летию УЗТМ). –

М.–Свердловск, 1958.

См.: Metzger, W. Bibliographie deutschsprachiger Reiseberichte; Reportagen und Bilderbände

1917 – 1990. Wiesbaden, 1991. S.60-95.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

16

С.А. Кремер, А. Верещагин, А. Кулаков, В.И. Котов и др.). В ходе командировок

электротехники в смешанных группах плодотворно общались со специалистами

других советских производств, в частности с инженерами Горьковского автозаво-

да (Д.И. Анашкин) [Емельянов, 198–199], Сормовского завода (И.С. Апряткин,

в дальнейшем работал на УЗТМ) [1, с. 157–158].

Особый интерес вызывает анализ ситуации командирования специалистов

УЗТМ в первые годы прихода к власти нацистов, в условиях укрепления тотали-

тарного режима Третьего Рейха, усиления антисоветской идеологии10, введения

принципа «фюрерства» в постепенно милитаризируемой экономике и лишения

предприятий и фирм самостоятельности (1933–1934).

Пик экономических отношений СССР – Германия пришелся на 1932 год,

и затем сотрудничество при объективном сохранении взаимовыгодных интересов

резко пошло на спад, вступив, как и в политической сфере («пропагандистская

война») в 1934 году в сложную ситуацию «прагматического балансирования».

Об этом свидетельствовало и быстрое смещение нацистами настроенного на со-

трудничество посла Р. Надольного (08.1933 – 06.1934).

Уже с конца 1933 года советские торгпредства, фирмы и граждане подвер-

гались притеснению, провокационным нападкам национал-социалистов через

посредничество полиции, СА, гестапо и СС. После заключения двустороннего

германо-польского пакта (01.1934) ухудшились условия транзита и проезда ко-

мандируемых из СССР в Германию.

В Рурской области, где размещались основные фирмы-партнеры УЗТМ, как

в стратегически важном для НСДРП регионе особенно сильна была антибольше-

вистская пропаганда нацистов (гаулейтеры районов: Й. Тербовен – один из «от-

цов» СА, Й. Вагнер, Ф. Флориан, Й. Гроэ), что осложняло работу командируемых

из СССР.

На этот сложный период пришлась работа практикантов так называемой

«второй волны». Их задачи для УЗТМ состояли в эскизировании машин, узлов,

в сверке эксплуатационных показателей, в копировании проектных документов

и технологий, в знакомстве с «бюро искажений» (оперативное бюро КО УЗТМ,

с 1933 года), в овладении измерительными приборами и техникой безопасности,

в публикации идеологических «отчетов» о поездках в периодике УЗТМ.

К 1934 году вступили в стадию элиминирования и отношения Уралмаша

с германскими фирмами-партнерами, и начался отток «иноспецев» [7]. Летом

1934 года Крупп в одностороннем порядке расторг договор с Металлбюро НКТП

СССР. Однако командировки советских практикантов в Рурскую область продол-

жались до конца 1930-х годов.

Во второй половине 1934 года на УЗТМ началась волна политических репрес-

сий, охватившая также тех специалистов, кто побывал в «фашистской Германии».

На открытом процессе о вредителях на УЗТМ летом '31934 года впервые отчетливо

и широко прозвучала «немецко-фашистская тема»11.

10 Так, в опубликованном в духе «новой идеологии» 1935 года приложении к Большой

германской энциклопедии (Der Große Brockhaus. 15. Aufl. Ergänzungsband: A-Z, Leipzig)

в статье «Sowjetunion» (S. 696–698) заявлялось о сложившемся враждебном отношении

СССР к Гер-мании и к правительству Гитлера.

11 Апофеозом «авербаховщины» стало выступление парторга УЗТМ на грандиозном по-

литическом процессе в Свердловске лета 1934 года: Авербах, Л. Речь общественного об-

винителя на судебном процессе 28.07.1934 г. по делу о пожаре кузнечно-прессового цеха

УЗТМ. – Свердловск, 1934.

17

ИСТОРИЯ

Абсурдность ситуации состояла в том, что опыт, полученный командирован-

ными в Германию специалистами УЗТМ, оказался невостребованным, а кадро-

вый потенциал был разрушен. Заводская партийная публицистика клеймила

германские технологии как «фашистские», обвиняя «пособников иноспецов»

в стимулировании завоза лишнего оборудования, в его неправильной сборке,

комплектовании, временных поломках, изначально дефектном планировании

еще на этапе строительства УЗТМ, а германские инофирмы – в использовании

внутренней классовой борьбы и в шпионаже.

Мотивы конкретных уголовных обвинений свердловским УНКВД против

участников советско-германского сотрудничества, затрагивая также уровень ру-

ководства завода, группировались вокруг «вредительства и диверсий», «шпионажа

и связей с германской разведкой» или более формально – «контрреволюционных

настроений и пропаганды».

Так, осужденный по ст. 58(10) УК РСФСР летом 1935 года начальник сетей

и подстанций ТЭЦ УЗТМ В.И. Котов (1998–1939) обвинялся, в частности, в изме-

нении настроений и поведения после поездки в Германию, в восхвалении образа

жизни в Германии, в положительной характеристике личности и качеств Гитлера,

в высказываниях о том, что газеты СССР искажают положения рабочих в Герма-

нии и т. п.

Политика эскалации репрессий 1930-х годов против специалистов, получив-

ших подготовку в Германии, а также против «иноспециалистов» крайне негативно

сказалась на работе УЗТМ, на его научно-технической базе.

Объективная оценка советско-германского сотрудничества, в частности тех-

нического, и его роли для промышленности и культуры Урала формируется исто-

риками и культурологами лишь в публикациях последних лет.

Библиографический список

1. Агеев, С.С. Неизвестный УРАЛМАШ: история и судьбы / С.С. Агеев,

Ю.Г. Бриль. – Екатеринбург, 2003.

2. Унпелев, Г.A. Рождение Уралмаша / Г.А. Унпелев. – М., 1960.

3. Дель, О. От иллюзий к трагедии: немецкие эмигранты в СССР в 30-е гг. /

О. Дель – М., 1997.

4. Журавель, В.А. Советско-германские торгово-экономические отношения

1933 – июнь 1941 гг. : дисс. … канд. ист. наук / В.А. Журавель. – М., 2003.

5. Фельдман, М.А. Формирование трудового коллектива Уралмашзавода в 30-е гг.

XX в. / М.А. Фельдман // URL:/dais/articles/4/Feldman.dos

6. Ефимова, Т.И. Уралмашевцы. 10 заводских пятилеток / Т.И. Ефимова. – Свер-

дловск, 1982.

7. Бусыгин, А.И. Первый директор / А.И. Бусыгин. – Свердловск, 1977.

8. Макаров, Е.М. Отец заводов. Очерки из истории Уралмашзавода / Е.М. Мака-

ров. – М., 1960.

9. Шарапов, Н.П. Об участии иностранных рабочих и специалистов в социалис-

тическом строительстве на Урале. АКД / Н.П. Шарапов. – Свердловск, 1971.

10. Дирксен, фон Г. Москва, Токио, Лондон. 20 лет германской внешней политики /

Г. фон. Дирксен. – М., 2001.

11. Niclauss, K. Die Sowjetunion und Hitlers Machtergreifung / K. Niclauss. – Bonn,

1966.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

18

Источники

1. Емельянов, В.С. О времени, о товарищах, о себе / В.С. Емельянов. – 2-е изд. –

М., 1973.

2. Из истории заводов и фабрик Урала / ред. В.А. Сивков. – Свердловск, 1960. –

Вып. 1–2.

3. Строительство Уралмаша : сб. документов / ред. С.Ю. Бурдов. – Екатеринбург,

2003.

4. Российский государственный архив экономики (РГАЭ). – Ф. 9205. – Оп. 1. От-

четы иносектора ВОМТ-ВСНХ; – Ф. 7997. – Оп. 24. Техотдел НКТП СССР:

отчеты о загранкомандировках.

5. Historisches Archiv Krupp (Essen). Sacharten: WA 7 f 1065 (Vertrag mit GOMSA

06.1929); WA 57 B 65, 66, 75 (Mitarbeiter der Firma «KRUPP AG» in der

UdSSR); WA 28-136, 7 f 1562 (Sowjetische Praktikanten bei «KRUPP AG»).

УДК 316.7:94(4)

РОССИЙСКО-ГЕРМАНСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

В СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ

С XVIII ПО XX ВЕК

А.С. Касаткин

В статье представлен анализ содержания основных этапов и направлений рос-

сийско-германского сотрудничества. Особое внимание уделено социально-гумани-

тарной сфере научных контактов, u1089 совместным исследованиям в области истории,

философии, социолингвистики.

Ключевые слова: история, социально-гуманитарные науки, диалог культур, «ва-

ряжский вопрос».

заимодействие русских и немцев имеет достаточно длительную ис-

торию и предысторию, в которых можно выделить как этапы плодо-

творного сотрудничества в разных сферах, так и периоды стагнации,

переходящие в конфронтационные отношения. Сегодняшнее мно-

гообразие этнокультурных контактов закладывалось на предшествующих этапах

становления средневековых народностей.

Отсчет предыстории можно начать с ранних контактов славянских, готских,

скандинавских племен на севере Европы в период образования древнерусского

государства около VIII–IX вв. Именно этот момент зарождения Российской го-

сударственности стал в XVIII веке предметом острых научных и околонаучных

споров.

При рассмотрении русско-германских отношений IX–XVII вв. отметим, что

они характеризуются преимущественно фрагментарными по времени и ограни-

ченными по территории связями, среди которых наиболее значительными стали

В

19

ИСТОРИЯ

попытки миссионерской деятельности в X–XIII веках со стороны христианско-

католических орденов на северо-западе Руси.

В XIII–XVI веках особого внимания заслуживает процесс зарождения и разви-

тия международной торговли между Ганзейским союзом и Новгородским, Псков-

ским, Смоленским княжествами Руси. Как отмечают Е.Р. Сквайрс и С.Н. Фер-

динанд, ганзейско-русские отношения способствовали укреплению терпимости

и взаимопонимания между партнерами, чего не удавалось достичь идеологичес-

кой и религиозной экспансией. Экономическая заинтересованность в преодоле-

нии политических, культурных, языковых барьеров, как показали исследования

данных авторов, позволила вывести нижненемецкий диалект на уровень языка

международного общения [4]. Древность связей восточногерманских и славянс-

ких (полабские сербы) племен подтвердила первая в истории этнографии такого

рода экспедиция, организованная российскими и немецкими учеными в 2000 году

на севере ФРГ [2].

На рубеже XVII–XVIII веков начали устанавливаться более систематические,

разнообразные, устойчивые, поддерживаемые государством социокультурные

коммуникации. Петровские реформы, прорубленное им «окно в Европу» знаме-

нуют собой новую веху и точку отсчета в российско-германских отношениях.

При изучении отношений между немцами и русскими в эпоху Петровской

модернизации России важен культурный аспект проблемы, который понимается

С.В. Оболенской в историко-антропологическом смысле, то есть в контексте со-

вокупности ценностных ориентаций, поведенческих норм и нравственных уста-

новок людей данного общества и данного времени [3].

Петр I усиленно приглашал в Россию иностранных мастеров и ученых. Мно-

гие из них приехали из Германии. Во время Северной войны (1700–1721) из-за

нехватки своих военных специалистов в русскую армию вербовали иностранных

офицеров, и с тех пор в ней традиционно много высших и средних офицерских

постов занимали немцы как признанные знатоки военного дела.

Первые значительные поселения немцев в России возникли в конце XVIII века.

По приглашению императрицы Екатерины II немецкие переселенцы обосно-

вались в степных областях Нижнего Поволжья и в Северном Причерноморье.

Их поток не иссякал и в следующем столетии. В конце XIX века образовалась об-

ласть немецких колоний в так называемых «западных губерниях» Российской им-

перии. С давних пор немецкие переселенцы направлялись в города, главным об-

разом в Петербург и Москву. Поток усилился в последние десятилетия XIX века,

когда в России увеличилась потребность в умелых мастерах и образованных спе-

циалистах, а также и в капиталах.

Первая перепись населения, проводившаяся в 1897 году, показала, что

в России жили в это время 1,8 млн. немцев, что составляло 1,4% населения.

Их можно – достаточно условно – разделить на три группы. Первая – бал-

тийские или остзейские немцы, с давних пор укоренившиеся в прибал-

тийских губерниях. Это были крупные землевладельцы, буржуазия и лица

свободных профессий. Из этой группы вербовались многие высшие госу-

дарственные чиновники Российской u1080 империи и высшие офицеры. Вторая

группа – самая большая – колонисты-крестьяне, расселившиеся к этому

времени в Поволжье, в Северном Причерноморье, на Волыни, на Кавказе,

в Сибири и успешно осваивавшие плодородные земли. Тип немецкого коло-

ниста в России – преуспевающий хозяин западного образца, часто крупный

землевладелец, охотно расширяющий и усовершенствующий свое хозяйство.

Вестник гуманитарного института . 2010. н 2(8)

20

Однако немцы-колонисты не стали учителями русских крестьян, как это за-

мышляла Екатерина II, жили обособленно, в обстановке языковой, религи-

озной и экономической замкнутости, не смешиваясь с русским населением

и почти с ним не общаясь. Ближе к русским была третья группа – городские

немцы, в которую входили ученые, врачи, учителя, предприниматели, финан-

систы, дипломаты, офицеры, чиновники, торговцы, провизоры, художники

и множество мастерового люда. В отличие от колонистов, городские немцы

охотно вступали в браки с русскими женщинами, многие ассимилировались.

Таков был, в самых общих чертах, социальный состав немецкой диаспоры

в России, сложившейся как нечто целое в XIX веке [3, с. 7].

Одними из наиболее ярких и противоречивых страниц в истории немец-

ко-российского сотрудничества в области социально-гуманитарных наук ста-

ла полемика по варяжскому или норманнскому вопросу. Суть его заключается

в обосновании приоритетности внешних или внутренних факторов, повлиявших

на образование Киевской Руси.

Как справедливо отмечает Биргит Шольц, вклад создателей норманнской тео-

рии Байера, Миллера, Шлёцера в русскую историческую науку оценивается двоя-

ко: в области методологии их заслуги признаны и достойно оценены, однако сами

их исследования отклоняются по преимуществу как «ненаучные». Этих ученых

упрекают в том, что они, выдвинув тезис о скандинавском происхождении рус-

ского государства, отказывали русским в способности создать его самостоятельно

и, таким образом, исторически оправдывали немецкое засилье при царском дворе

в XVIII веке. В середине 70-х – начале 80-х годов историографами ГДР были u1087 пред-

приняты попытки преодолеть эту двойственность, в конце 80–90-х гг. эти попыт-

ки были подхвачены историками России и объединенной Германии.

Современная немецкая исследовательница Б. Шольц под новым углом зре-

ния проанализировала источниковедческую базу трудов Готлиба Зигфрида Байе-

ра, который первым из приглашенных в Россию немецких специалистов предъ-

явил научные обоснования норманнского происхождения варягов. Она считает,

что Байер подчеркивает автохтонное происхождение русской династии, русского

государства и русского имени, что в начале русской истории имело место этни-

ческое смешение славян, финнов и готов, которые мирно жили на севере России,

но это не означает никакого ограничения тезиса об автохтонности.

Цитируя Байера, Б. Шольц подчеркивает его объективность в толковании

«Повести временных лет»: «Русские утверждают, что во времена Михаила Рюрика

он первым основал государство и дал имя определенной части славян, так что они

стали называться «русскими»... Но я хочу показать, что русское имя, как и русское

государство, возникло до Рюрика» [5, с. 112].

Эта современная трактовка сложной проблемы вполне соотносится со взгля-

дами и идеями наших отечественных современных историков (Б.С. Рыбаков,

А.Н. Сахаров и др.), считающих, что варяжский фактор был одним из многих

внешних и внутренних условий, способствовавших образованию Древней Руси.

Определяющими все же необходимо считать совокупность внутренних социаль-

но-экономических, политических и духовно-культурных предпосылок.

Таким образом, можно констатировать укрепление тенденции к сближению

точек зрения оппонентов, что, впрочем, не означает завершение дискуссии в рам-

ках широкомасштабного русско-немецкого диалога.

Разработкой методологических основ и методики диалоговой парадигмы меж-

культурного взаимодействия представителей разных стран и народов занимались

21

ИСТОРИЯ

ученые США, Западной Европы и России. Но все же наибольшая заслуга в фор-

мировании фундаментальных основ новой методологии, по мнению И.А. Мо-



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (2)

    Документ
    В журнале «Вестник гуманитарного института ТГУ» публикуются статьи, сообщения, рецензии, информационные материалы по различным отраслям гуманитарного знания: истории, филологии, философии, психологии, социологии, журналистике.
  2. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (3)

    Документ
    Ю. Прокофьева РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ: А.И. Акопов (научный редактор); Т.Н. Андреюшкина (заместитель главного редактора); М.А. Венгранович (литературный редактор); Ю.
  3. Редакционная коллегия (1)

    Документ
    Войны священные страницы навеки в памяти людской: материалы VI респ. науч.-практ. конференции, посвящ. Дню Победы в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.
  4. Редакционная коллегия (3)

    Документ
    В конце декабря вдруг грянула весна. Сначала пошёл дождь, потом с обрушившегося, как крыша, неба хлынул ливень. А потом из-за небесных обломков выглянуло тёплое-тёплое солнце.
  5. Редакционная коллегия: завьялов е. А (2)

    Документ
    Настоящее издание – второй том Книги Памяти жертв политических репрессий Владимирской области “Боль и память”. Как известно, первый том вышел из печати в 2001 году и вместил официальные документы и материалы, послужившие основанием

Другие похожие документы..