Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Як відомо, до 1917 р. середню освіту в основному надавали гімназії та реальні училища, причому структура цих закладів і зміст навчання в них неоднора...полностью>>
'Рабочая программа'
Составлена в соответствии с Государственными требованиями к минимуму содержания и уровню подготовки выпускника по специальности 070802 «Декоративно-пр...полностью>>
'Закон'
1.Інформацію про хід виконання рішення 51 сесії міської ради V скликання від 06.05.2010р. №1331 “Про Програму економічного і соціального розвитку міс...полностью>>
'Документ'
Стратегическое планирование в международной фирме. Процесс стратегического планирования в международной фирме. Виды международных стратегий....полностью>>

Впервые в авторской редакции

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Тем не менее в 1935 году началось формирование первого крупного танкового соединения — 1-й танковой дивизии. Немецкая танковая дивизия «образца 1935 года» состояла из двух полков. Каждый полк, в свою очередь, состоял из двух танковых батальонов по четыре боевых и одной штабной роты. Всего в танковой дивизии было

73

Танковый погром 1941 года

22 роты. Танк T-I был в то время единственным, состоявшим на вооружении «панцерваффе».

Правда, была выпущена небольшая партия тяжелых трехбашенных танков NbFz. Их вооружение состояло из двух пушек (37-мм и 75-мм) в центральной башне и четырех пулеметов калибра 7,92 мм, находившихся в двух небольших, диагонально разнесенных башенках. Вес танка был 35 тонн, скорость — 35 км/ч. Однако бронирование оказалось слишком легким. Поэтому данная модель осталась, по существу, экспериментальной.

К 15 октября 1935 года вермахт имел уже три танковых дивизии: 1 -я танковая дивизия под командованием генерала Вейхса располагалась в Веймаре; 2-я дивизия под командованием полковника Гудериана дислоцировалась в Вюрцбурге; 3-я дивизия под командованием генерала Фессемана — в Берлине.

Впервые немецкая танковая техника получила боевое крещение в 1936 году в Испании, куда в помощь франкистам были направлены 180 танкистов и 41 танк T-I. Очень быстро выяснилось, что немецкие машины, имевшие только пулеметное вооружение, уступали танкам республиканцев, вооруженным 45-мм пушкой. Под влиянием войны в Испании гитлеровская Германия ускоренными темпами завершает разработку танков с пушечно-пулеметным вооружением, проектирование которых было начато еще в 1934 году. В конце 1936 года на вооружение приняли танк Т-П, а в 1937 году — танки Т-Ш и T-IV. Год спустя началось их серийное производство.

В 1939 году в немецкой армии существовало уже несколько разных типов танковых частей, которые значительно различались по численности парка. В большинстве танковых дивизий имелось по два танковых полка. Кроме того, на базе кавалерийских частей создавались легкие дивизии. Организация легких дивизий была различной. Например, в 1-й легкой дивизии имелся танковый полк и отдельный танковый батальон, а в 3-й и 4-й дивизиях было

74

Владимир Бешанов

только по одному танковому батальону. В производстве находились танки Т-П, 38(t) (бывший чешский), Т-Ш и T-IV. Но к началу Польской кампании основной боевой машиной вермахта продолжал оставаться T-I. На 1 сентября в первой линии находилось 1445 единиц, что составляло 46,4 % танкового парка.

Летом 1939 года Франция, считавшаяся самой сильной в военном отношении европейской страной, имела 3286 танков, Великобритания — 547, Польша — 887, а США — чуть более 500. Германия вступила во Вторую мировую войну, имея шесть танковых дивизий и 3419 танков. Это, конечно, много, и это свидетельство самых агрессивных намерений нацистов.

Германским бронированным кулакам хватило ударной мощи, чтобы сокрушить армии своих противников в Европе. Третий рейх достиг пика своего могущества, и к лету 1941 года в вермахте находилось 5639 боевых машин, в том числе 377 штурмовых орудий и 330 командирских танков с одним пулеметом в невращающейся башне. Правда, все тех же типов. Уверовав в превосходство немецкой техники, фюрер отказался финансировать новые разработки. Для нападения на СССР германский Генштаб смог выделить, по данным Б. Мюллера-Гиллебранда, 3686 танков (с учетом резерва Верховного командования и без учета огнеметных машин) и 250 штурмовых орудий, а по подсчетам A.B. Лобанова, опубликованным в «Военно-историческом журнале» в 2003 году, — и вовсе 3202 танка и 250 «артштурмов».

Уже в ходе войны перед коммунистическими идеологами и их летописцами встала трудная задача: с одной стороны, поведать массам о грандиозных успехах социалистического строительства в 30-е годы и тысячах выпущенных танков, с другой — доказать, что танков у нас было «все же в несколько раз меньше, чем у немцев». Так родилась формула, что «накануне вероломного нападения фашистской

75

Танковый погром 1941 года

Германии на СССР в Красной Армии насчитывался 1861 танк KB и Т-34 (636 и 1225)» — вот их только и предлагалось считать полноценными боевыми машинами, а все остальные (двадцать четыре тысячи) были «легкими и устаревшими».

Но легкий танк — еще не значит плохой, каждая машина в зависимости от вооружения и весовой категории имеет свое боевое предназначение. Так, уже в ходе войны советская промышленность выпустила более 14 000 новейших легких танков Т-60 и Т-70.

И тогда формулу слегка подправили: ВСЕ предвоенные советские танки, кроме KB и Т-34, превратились в «легкие машины устаревших типов». Почувствуйте разницу! Может быть, действительно к 1941 году вся армада советской бронетехники была, как выражался Ворошилов, «никому не нужным хламом», а не оружием? Возможно, немецкие танки обладали большим качественным превосходством, а советские конструкции оказались морально устаревшими и непригодными в современной войне?

Однако до июня 1941 года советские генералы и маршалы гордились своей боевой техникой, а немецкая у них никаких восторгов не вызывала. Накануне войны с разрешения Гитлера делегации Советского Союза была продемонстрирована вся новейшая боевая техника вермахта, в том числе бронетанковая, и впечатления она на наших военных не произвела. Генерал Гудериан по этому поводу вспоминал: «Весной 1941 года Гитлер отдал приказ показать советской военной делегации наши танковые заводы и учебные центры. Гитлер особо подчеркнул, что следует показывать, ничего не скрывая. Советские офицеры, осмотрев все, категорически отказались верить, что танк T-IV является нашим самым тяжелым танком. Они постоянно повторяли, что мы прячем от них наши самые новейшие машины».

То есть самый новейший и самый тяжелый немецкий танк весом в целых 20 тонн для советских специалистов в то

76

Владимир Бешанов

время уже был вчерашним днем. В Красной Армии еще в декабре 1939 года был принят на вооружение и прошел успешную проверку в Зимней войне 48-тонный KB, запущена в серию 27-тонная «тридцатьчетверка». Немцы не только показали всю свою технику, но и продали ее образцы по выбору гостей. Так, наряду с самолетами, русские приобрели основной танк вермахта Т-Ш.

Отсюда вывод: советские генералы перед войной, в отличие от немецких, имели возможность ознакомиться с боевыми машинами противника, они знали, с чем они встретятся на поле боя, и это их ничуть не пугало. И это при том, что наша разведка в своих сводках завышала число имеющихся в вермахте танков более чем вдвое, по сравнению с их реальным количеством. В Москве считали Германию равноценным противником, который, однако, с военной точки зрения не имел ничего особенного ни в артиллерии, ни в авиации, ни в танках. По мнению Сталина, военная техника Германии «отстает не только от нашей, но в отношении авиации ее начинает обгонять Америка».

Если T-IV был самой мощной машиной «панцерваффе», то что собой представляли остальные?

В момент нападения на Советский Союз германская армия имела на вооружении следующие типы танков: T-I, Т-Н, Т-Ш, T-IV, 35(t) и 38(t).

Танк T-I имел боевую массу 5,4 тонны. Карбюраторный двигатель «Крупп» М305 мощностью 57 л.с. позволял развивать максимальную скорость 57 км/ч. Вооружение состояло из двух 7,92-мм пулеметов «Дрейзе» MG-13. Часть машин была выпущена в командирском варианте: с одним пулеметом или вообще без вооружения. Бронирование: лоб — 18 мм, борт и корма —14 мм, башня — 15 мм. В целом T-I, имевший высоту 172 сантиметра и с трудом умещавший двух членов экипажа, — скорее танкетка. От последней он отличался наличием вращающейся башни и несколько большей толщиной броневых листов.

Боевое крещение танк получил в Испании в составе

77

Танковый погром 1941 года

88-го батальона «Легиона Кондор», где быстро выяснилось, что при встрече с русскими Т-26 и БТ-5 у него нет никаких шансов на успех. Слишком слабым было вооружение и бронирование. Попытка установить на T-I хотя бы 20-мм пушку успехом не увенчалась.

Таким образом, к началу Второй мировой войны это была, безусловно, устаревшая и снятая с производства машина. Опыт Польской кампании подтвердил, что танки T-I совершенно не отвечают требованиям современной войны. Их можно было использовать только в качестве разведывательных машин, да и то лишь там, где у противника не было собственных танков или артиллерии. Дело дошло до того, что танкисты из 1-й танковой дивизии после битвы под Томашув-Любельским пересели на трофейные польские танки 7ТР, побросав собственные T-I.

Для «Восточного похода» вермахт выставил 410 танков T-I, в том числе 230 командирских. Все они были утеряны к декабрю 1941 года. Свое мнение об эффективности их использования генерал Гальдер зафиксировал в дневнике на двенадцатый день войны: «Танки T-I являются обузой для частей, и их следует отправить в тыл для охраны отечественной территории, охраны побережья, а также в целях боевой подготовки». А советский маршал К.С. Москаленко вспоминал, как его бригада отгоняла легкие танки противника огнем крупнокалиберных пулеметов ДШК.

Разведывательный танк Т-И представлял собой более полноценную боевую машину. Его боевая масса 9 тонн, экипаж 3 человека. При мощности карбюраторного двигателя «Майбах» в 140 л.с. он развивал максимальную скорость 40 км/ч. Вооружение состояло из 20-мм автоматической пушки и одного пулемета калибра 7,92 мм. Толщина брони — 15 мм.

Как и T-I, этот танк побывал в Испании в рядах франкистов, где продемонстрировал те же недостатки. После этого на Т-И были усилены части бронекорпуса, наиболее подверженные вражескому огню. Лоб башни усилили до-

78

Владимир Бешанов

полнительными бронелистами толщиной 14,5 и 20 мм, лоб корпуса — 20 мм. Общая толщина лобовой брони достигла 30 мм, усилить вооружение танка оказалось невозможно из-за малых размеров башни.

Опыт войны в Польше подтвердил, что Т-П может быть использован только при отсутствии сильной противотанковой обороны, для танка поддержки пехоты его броня была слишком слабой. Обычный артиллерийский снаряд пробивает броню толщиной примерно равной его калибру. Поэтому броня Т-П легко прошивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии.

22 июня 1941 года на советских границах находилось 746 танков Т-И. Они могли вести бой на равных только с советскими легкими машинами типов Т-37, Т-38 и Т-40 (которых в Красной Армии было 3592 единицы). Против Т-26 или БТ-7 пушка немецкого танка была эффективна только на короткой дистанции (до 300 метров), в то время как 45-мм русские пушки могли поразить Т-И на значительно больших расстояниях.

Наконец, отметим, что и T-I, и Т-Н изначально проектировались и строились как учебные машины из расчета на то, что они составят тренировочную базу немецких танкистов. В марте 1940 года производство Т-Н было свернуто, за второе полугодие 1939 года было выпущено всего 22 единицы. Однако неудовлетворительная поставка более новых машин заставила немцев вновь модифицировать Т-И, лишь в 1942 году его вывели из состава танковых полков.

Еще одной, безусловно, устаревшей машиной в рядах «панцерваффе» был легкий танк 35(t). Выпускавшийся чехословацкими фирмами «Шкода» и ЧКД танк LT vz.35 относился к тому же классу, что и советский Т-26 или польский 7ТР. Боевая масса составляла 10,5 т, экипаж 4 человека. 6-цилиндровый карбюраторный двигатель мощностью 120 л.с. позволял танку двигаться с максимальной скоростью 34 км/ч. Весь корпус LT vz.35 был клепаным. Его броневые листы собирались на каркасе из уголков. Такую

79

Танковый погром 1941 года

же конструкцию имела и башня. Толщина броневых листов колебалась от 8 до 25 мм. Лобовая броня выдерживала обстрел из 20-мм пушки с дистанции 250 м. Вооружение состояло из 37-мм полуавтоматической пушки и двух 7,92-мм пулеметов.

После оккупации Чехии и Моравии 15 марта 1939 года Германии досталось 218 машин LT vz.35. Немцам танк понравился. Это вполне понятно, учитывая, что основной машиной вермахта в то время был Т-Н. Чехословацкий танк значительно превосходил все немецкие легкие танки по мощи вооружения, имея такую же броневую защиту и скорость. Это была надежная и легкоуправляемая машина; благодаря сервоприводам на сжатом воздухе облегчалось управление трансмиссией и тормозами. После испытаний и доработки чехословацкие танки поступили на вооружение под обозначением 35(t). В составе вермахта они участвовали в Польской кампании.

В боевых частях, развернутых на советской границе, имелось 149 этих машин в группе армий «Север» (6-я танковая дивизия). В условиях русской зимы танкам 35(t) пришлось туго: например, на морозе начисто замерзала система сжатого воздуха на сервоприводах, и танк выходил из строя. 10 декабря 1941 года был подбит последний 35(t) на Восточном фронте. Больше в боевых частях эти машины не использовались.

С большой натяжкой можно отнести к новейшим и другой легкий танк, разработанный фирмой ЧКД. Серийное производство его началось в 1939 году, уже после оккупации Чехословакии Германией. Танки LT vz.38 по немецкой системе получили обозначение 38(t).

Танк имел боевую массу 9,7 т, мощность двигателя 125 л.с, скорость хода по шоссе 42 км/ч. Вооружение и бронирование было таким же, как и на 35(t). На более поздней модификации толщина лобовой брони была доведена до 50 мм, борта — до 30 мм. На 22 июня 1941 года в пяти не-

80

Владимир Бешанов

мецких дивизиях первой линии имелось 623 танка 38(t). Почти все они к концу года были потеряны.

Таким образом, почти половина немецких таков, вторгнувшихся на территорию Советского Союза, были не только легкими, но и устаревшими.

Средний T-III стал первым по-настоящему боевым танком вермахта и основной боевой машиной в Русской кампании. Опытный образец машины изготовила фирма «Даймлер-Бенц» в 1936 году, в следующем году было выпущено 15 танков Т-ША, и только в 1938 году началось серийное производство массовой модификации «тройки» — T-IIIE. Боевая масса танка составляла 19,5 тонны. 12-цилиндровый двигатель «Майбах» мощностью в 300 л.с. позволял развивать максимальную скорость хода по шоссе 40 км/ч. Танк был вооружен 37-мм пушкой и тремя пулеметами MG 34. Толщина броневых листов на всех основных плоскостях была одинаковой — 30 мм. Экипаж состоял из 5 человек. Такое количество членов экипажа, начиная с T-III, стало стандартным для всех последующих германских средних и тяжелых танков. Немцы первыми добились функционального разделения обязанностей членов экипажа, что давало им преимущество в бою: командир был освобожден от работы заряжающего для выполнения только своих прямых функций. Однако в мировую войну Германия вступила, имея лишь 98 «троек».

С мая 1940 года начали выпускаться модификации T-III, с усиленной до 70 мм лобовой броней и вооруженные 50-мм пушкой. Однако управление вооружений проигнорировало требование Гитлера установить длинноствольное орудие L/60 и выбрало для Т-Ш пушку с длиной ствола 42 калибра и низкой начальной скоростью снаряда. В результате снаряд 50-мм пушки практически не «брал» KB и Т-35 (бронепробиваемость на дистанции 500 метров составляла 36 мм).

Танк Т-Ш использовался на всех театрах военных действий, повсеместно пользуясь любовью немецких танки-

81

Танковый погром 1941 года

стов. Удобства, созданные для работы экипажа, можно было считать образцом для подражания. Их не имел ни один советский, английский или американский танк. T-III имел отличные приборы наблюдения и прицеливания с традиционно великолепной немецкой оптикой. Он мог на равных драться с советскими БТ и Т-26 и несколько уступал Т-28. В то же время при столкновении с Т-34 и KB германский T-III имел шансы на победу только в благоприятных условиях — засада, близкая дистанция, захват врасплох.

Ширина гусеничных лент на «тройке» (380 мм) была выбрана исходя, главным образом, из условия движения по дорогам, при этом существенно ограничивалась проходимость по пересеченной местности. В условиях западноевропейского театра военных действий бездорожье, конечно, еще надо было поискать. Но зато на Востоке русские дороги, по признанию Гота, мешали продвижению его танковой группы сильнее, чем русские войска.

На 22 июня 1941 года в частях немецких танковых войск находилось 1440 танков T-III, из них для войны с Советским Союзом было выставлено 965 единиц.

Если танку T-III отводилась роль среднего танка поддержки, то более мощный T-IV должен был выполнять функции танка прорыва. Советские историки и мемуаристы постоянно и упорно записывали его в тяжелые, в то время как 27-тонные Т-28 и Т-34 считали средними.

Танк T-IV начал серийно выпускаться с апреля 1938 года. Это детище фирмы «Крупп» имело боевую массу 20 тонн. Двигатель устанавливался такой же, как на T-I1I, скорость хода идентичная. Танк вооружался 75-мм пушкой длиной 42 калибра и двумя 7,92-мм пулеметами. Опыт кампаний в Европе показал, что баллистические характеристики короткоствольной пушки не отвечали требованиям современного боя, так как низкая начальная скорость снаряда не обеспечивала достаточной бронепробиваемости на больших дистанциях. Бронирование: лоб — 30 мм, борт — 20 мм (то есть пробить такую броню было под силу любой

82

Владимир Бешанов

советской пушке, в том числе 45-мм орудиям легких БТ и Т-26). В 1940—1941 годах лобовая броня была усилена броневой плитой толщиной 30 мм, а новую длинноствольную пушку танк получил лишь в апреле 1942 года. При этом T-IV имел сравнительно высокое удельное давление на грунт и плохое сцепление гусениц с грунтом в условиях распутицы и зимы

На войну с СССР вермахт отрядил 439 танков T-IV. Танковой дивизии двухбатальонного состава полагалось по штату 24 таких машины, трехбатальонной — 36.

Тяжелых танков на вооружении германской армии в 1941 году не было, и не только на вооружении, но и в проекте. Из общего количества немецких танков только 1156 можно назвать действительно новыми машинами. Для всех их были характерны недостаточное для современной войны бронирование и вооружение, а основным боевым качеством — высокая скорость и маневренность. Все немецкие танки предназначались для использования на хороших дорогах в соответствии с «магистральной тактикой». При этом темпу огня придавалось большее значение, чем его мощи. Отсюда многочисленное пулеметное вооружение и установка 20—37-мм пушек.

Вот, в общем, это и есть те «танковые и моторизованные полчища», которые «ринулись на советскую землю» 22 июня 1941 года. Немецкие машины конструировались в соответствии с идеей «блицкрига». Именно высокая динамичность и передовая тактика позволили германским танковым войскам, наполовину и даже более состоящим из легких танков, добиваться успеха в кампаниях 1939— 1941 годов. Не превосходя противника по количеству и качеству боевых машин, они переигрывали его тактически.

Да, ведь Германия, оккупировав Францию, захватила большое количество французских машин — около 2000 единиц. Однако боевые качества французских танков немцев не устраивали, и по прямому назначению их почти не использовали. Отсталая военная доктрина французской

83

Танковый погром 1941 года

армии не могла направить конструкторскую мысль на решение основных проблем танкостроения в межвоенный период. Ведущим качеством французских танков являлась броневая защита. Вооружению и скорости придавалось второстепенное значение. По бронированию они превосходили немецкие, но уступали им в скорости движения и скорострельности пушечного вооружения. Тихоходность французских танков серьезно затрудняла их успешные действия в составе крупных танковых соединений.

Так, легкий «Рено»Я-35 при массе 10 тонн мог развить максимальную скорость всего 20 км/ч. Толщина брони достигала 45 мм, а вооружение состояло из 37-мм короткоствольной пушки (с начальной скоростью снаряда 388 м/с) и спаренного с ней 7,5-мм пулемета. Теснота, низкая удельная мощность, малая скорость и старая пушка с малой начальной скоростью привели к тому, что R-35, представлявшийся неплохим танком сопровождения пехоты, во Второй мировой войне, с ее широкими маневренными операциями, оказался безнадежно устаревшим. В начале 1941 года немцы переделали 174 трофейных R-35 в самоходные артиллерийские установки, вооруженные 47-мм противотанковыми бывшими чехословацкими пушками, а несколько машин оборудовали 105-мм и 150-мм пехотными гаубицами, превратив в мобильные штурмовые орудия.

Легкий танк «Гочкис»Н-35/39, при весе 12 т, имел такое же вооружение, 40-мм лобовую броню и скорость по шоссе 36 км/ч. Оба основных французских легких танка имели еще один существенный недостаток: экипаж состоял из двух человек. Командир находился в башне один и, кроме выполнения своих непосредственных обязанностей: наблюдение за полем боя, выбор цели, связь, работал как заряжающий и наводчик. Танки R-35 и Н-35 не годились для «блицкрига» и использовались немцами в основном на оккупированных территориях (борьба с партизанами) и в учебных целях.

В немецкой и итальянской армиях использовались так-

84

Владимир Бешанов

же доставшиеся им четыреста средних французских танков S-35 и полторы сотни В Ibis. Машина SOMUA S-35 имела боевую массу 20 т, скорость 40 км/ч, броню 20—56 мм и была вооружена 47-мм пушкой и одним пулеметом. Этот танк можно считать одним из лучших в мире танков предвоенных лет. Он был весьма грозным противником для немецких машин.

Однако неправильное применение — для мелких тактических операций — не позволило в полной мере проявиться всем его достоинствам. К тому же хорошо забронированный и вооруженный S-35 имел недостаток, свойственный всем французским танкам, — одноместную башню, в которой командир танка был вынужден работать за троих. Немцы использовали его в качестве учебной машины и во второй линии, в частности, известно, что танки SOMUA из 28-го танкового взвода придавались 45-й пехотной дивизии при штурме Брестской крепости.

Архаичные и громоздкие В Ibis больше года пылились на складах, прежде чем их начали использовать в боях с югославскими партизанами и переоборудовать в огнеметные танки и самоходные артиллерийские установки.

Англичане, так же как и французы, оказались не на высоте. Если в 20-е годы Великобритания была законодательницей мод в танкостроении, то затем она сильно сдала свои позиции. Прежде всего в Англии затянулась дискуссия о роли и месте танков в современной войне. Неопределенность по этому вопросу у военных тормозила разработку соответствующих тактико-технических требований и выдачу заказов промышленности. Сыграла свою роль и географическая особенность государства — нападать англичане ни на кого не собирались, а реального противника в Европе у них долгое время не было. Поэтому господствовала концепция Генштаба, считавшего, что воевать придется в основном в собственных колониях.

85

Танковый погром 1941 года

К тому же с 1937 года по соглашению с Францией на последнюю возлагалась разработка и производство для армий двух стран тяжелых танков, тогда как англичанам поручался выпуск легких машин. Британская промышленность была заинтересована в изготовлении на экспорт дешевых в производстве легких танкеток и танков, приносивших весьма существенную и устойчивую прибыль. Только после нападения Италии на Эфиопию Лондон осознал угрозу «большого конфликта». Однако в 1936 году британская армия располагала лишь 375 танками, в том числе 209 легкими.

Появление на поле боя во время войны в Испании противотанковой артиллерии заставило развитые государства приступить к обновлению танковых парков. Но Великобритания так и не сумела правильно определить генеральную линию развития своего танкостроения, и в итоге к началу Второй мировой войны британская армия не имела ни одного танка, отвечающего современным требованиям. Отставали от реальных потребностей и темпы танкового производства. В результате Англия вступила в войну, имея менее 600 танков, половину из которых составляли легкие «Виккерсы» с пулеметным вооружением и 12-мм броней, уязвимые даже для стрелкового оружия.

Основными типами танков в английской армии были крейсерские и пехотные. Крейсерские танки А9, А10, А13 предназначались для самостоятельных действий в оперативной глубине и прорыва слабо подготовленной обороны. Они были вооружены 40-мм пушками и пулеметами, имели бронирование от 14 до 30 мм и высокую подвижность.

Пехотный танк Мк I «Матильда» (AI 1) был первым английским танком с противоснарядным бронированием (65 мм лоб корпуса и 65 мм — башни), но вооружен был одним пулеметом и развивал скорость всего 13 км/ч (по хорошей дороге).

Характерными особенностями английских танков были большие габаритные размеры и вес, отсутствие рацио-

86

Владимир Бешанов

нального наклона броневых конструкций, невысокая огневая мощь. Броневая защита крейсерских танков не обеспечивала экипаж и основные агрегаты от огня противотанковых средств на средних дальностях. Подвижность пехотных танков была низкой, в силу чего они несли значительные потери на поле боя. Нельзя признать прогрессивной ни конструкцию, ни технологию сборки английских танков. Корпуса и башни собирались при помощи болтов на каркасах, сварка применялась крайне ограниченно. Броневые листы располагались вертикально, без каких-либо углов наклона. Таким образом, ни по броневой защите, ни по огневой мощи танки Великобритании во время войны не могли конкурировать с немецкими.

Ознакомившись с состоянием дел в просвещенной Европе, вернемся к советским «легким танкам устаревших конструкций».

Танки Т-37А и Т-38, выпускавшиеся серийно с 1933 по 1939 год, были, безусловно, легкими: боевая масса 3,3 т, экипаж 2 человека, броня 6—8 мм, вооружение — 7,63-мм пулемет ДТ Предназначались они для ведения разведки и поступали на вооружение разведывательных подразделений. Можно считать их устаревшими, так же как и немецкий Т-1. Однако, в отличие от «германца», наши танки еще и плавали.

Танк Т-26 производился серийно с 1931 по 1941 год и был предназначен для непосредственной поддержки пехоты в составе стрелковых соединений, а также для выполнения самостоятельных тактических и оперативных задач.

Его конструкция была проста, танк отличался легкостью управления и не требовал большого ухода. Боевая масса в самом распространенном однобашенном варианте составляла 10,2 тонны, экипаж «машины боевой» состоял из 3 человек. Мощность двигателя в 97 л.с. позволяла развивать скорость 30 км/ч. Броня — 15 мм. Танк вооружался 45-мм пушкой и двумя 7,62-мм пулеметами.

87

Танковый погром 1941 года

В ходе нескольких модернизаций в конструкцию машины были внесены значительные изменения, повышавшие ее тактические характеристики. Так, в 1938 году цилиндрическая башня была заменена конической и установлен телескопический прицел со стабилизацией по вертикали; в период войны с Финляндией за счет установки дополнительных экранов была усилена броневая защита. По своим боевым качествам Т-26 был в состоянии на равных противостоять большинству танков вермахта, за исключением T-III и T-IV. Броня у него была, конечно, слабовата, но вот 45-мм пушка при благоприятных условиях позволяла поражать и самые новые немецкие танки.

В общем, до войны советские генералы считали «двадцатыыестые» вполне приличной машиной (и была она самой массовой в РККА), а вот усевшись через двадцать лет писать мемуары, генерал Болдин пишет: «Да и что можно требовать от Т-26? По воробьям из них стрелять?» Значит, германские 20—37-мм пушки — это вершина конструкторской мысли, а десять тысяч «сорокапяток» на Т-26 — ни на что не годятся. Кстати, и на новейшем танке Т-70 образца 1942 года, который в советской литературе называют лучшим легким танком Второй мировой, стояла точно такая же 45-мм пушка образца 1934 года.

Главная деталь любого оружия — голова его владельца. Генерал Болдин своим оружием воспользоваться не сумел. А немцы нормально воевали на трофейных Т-26 и их союзники румыны тоже. Самыми массовыми танками «двадцать шестые» были в финской армии, танковый парк которой вообще на 80 % состоял из советских трофеев. В Финляндии Т-26 состояли на вооружении еще в 1960 году.

На основе машин гениального американского конструктора Кристи в Советском Союзе было создано семейство легких быстроходных колесно-гусеничных машин типа БТ, которые выпускались с 1931 по 1940 год. Первым в этой серии был БТ-2. Его боевая масса составляла 11,3 тонны, экипаж 2 человека. Особенность всех «бэтушек» заключа-

88

Владимир Бешанов

лась в том, что они могли передвигаться как на гусеничном ходу, так и на колесах-катках. 12-цилиндровый карбюраторный двигатель в 400 л.с. позволял развивать максимальную скорость на гусеницах 52 км/ч и превышать 72 км/ч при движении на колесах.

Эти боевые машины предназначались, в соответствии с теорией глубокой наступательной операции, для совершения глубоких прорывов в составе самостоятельных механизированных соединений.

Корпус танка БТ-2 представлял собой коробку, собранную из броневых листов, соединенных между собой клепкой. Толщина лобовой и бортовой брони составляла 13 мм, клепаная круглая башня имела такое же бронирование. Стандартным вооружением БТ-2 была 37-мм пушка и 7,62-мм пулемет ДТ. Эксплуатация танка в войсках выявила множество недостатков. Капризные и ненадежные двигатели часто выходили из строя, разрушались траки гусениц, изготовленных из некачественной стали. Несмотря на все недостатки и сложности, БТ полюбились танкистам за свои превосходные динамические качества, которые они использовали в полной мере.

Выпуск БТ-2 продолжался чуть более полутора лет, а с 1933 года ему на смену пришла новая модель — БТ-5. Последний являлся, по существу, все тем же БТ-2, но с совершенно новой башней, в которой устанавливалась 45-мм пушка и пулемет. Конструкция ходовой части и бронирование остались прежними, масса танка возросла на 200 кг.

В начале Великой Отечественной войны в строю находилось 2282 единицы БТ-2 и БТ-5. К этому времени они устарели, и их действительно уже нельзя рассматривать как полноценные боевые машины. Но воевать на равных с легкими немецкими танками они вполне могли.

С 1935 года серийно выпускался танк БТ-7, имевший боевую массу 13 тонн. Конструкция его корпуса была существенно модернизирована: изменена конфигурация носовой и кормовой части, многие броневые листы соединя-

89

Танковый погром 1941 года



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Статья в авторской редакции (2)

    Статья
    Н.Е Жданова, старший преподаватель кафедры теоретической и экспериментальной психологии института психологии Российского государственного профессионально-педагогического университета
  2. С. Е. Хрыкин Сайт «Ирпенская буквица»: Издание: авторская редакция составителя. Книга

    Книга
    Один из лучших русских поэтов двадцатых годов минувшего века, Игорь Юрков (1902–1929), поэт-гуманист, обстоятельствами эпохи был обречён на многодесятилетнюю безвестность.
  3. И в авторской редакции. Удк 536. 7 +"7"+ (201) +53+57 +577. 4+211 Вейник А. И., «Термодинамика реальных процессов», Мн.: "Навука I тэхнiка", 1991. 576 с. Isbn 5-343-00837. Вмонографии приводятся ряд новых закон

    Закон
    УДК 536.7 +"7"+ (201) +53+57 +577.4+211 Вейник А.И., «Термодинамика реальных процессов», Мн.: "Навука i тэхнiка", 1991. 576 с. - ISBN 5-343-00837.
  4. Доклады и тезисы представлены в авторской редакции. Сподробными материалами конференции можно познакомиться на сайте

    Доклад
    В сборнике освещены материалы научно - практической конференции «Проблемы оценки учебных достижений в области естественнонаучного образования»: организационные и содержательные проблемы внутришкольного мониторинга учебных достижений
  5. А. Г. Шишов Медицинское изучение и предупреждение летных происшествий. Авторская редакция издания 1960 г

    Документ
    Медицинское изучение и предупреждение летных происшествий. Авторская редакция издания 1960 г. Часть1, Анатолий Шишов, Сборник «Человеческий фактор: новые подходы в профилактике авиационной аварийности»

Другие похожие документы..