Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
Преподавание информатики в школах нашей страны фактически начиналось с преподавания программирования. В то время даже был провозглашен лозунг: «Прогр...полностью>>
'Решение'
В выборе моей проектной работы я основывалась на то, чтобы при выполнении ее я действительно заинтересовалась и увлеклась. И действительно, такая тем...полностью>>
'Урок'
развивать умение выявлять культурное и гражданское самоопределе­ние: давать оценку поведению человека, в том числе и самому себе, учиться объяснять с...полностью>>
'Практическая работа'
Остаточные напряжения возникают в деталях и конструкциях при их производстве. В сварных соединениях, к которым относятся и трубопроводы, остаточные н...полностью>>

Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

АННАЛЫ

.коммунизма

СТАЛИН И КАГАНОВИЧ

ПЕРЕПИСКА. 1931–1936 гг.

Серия основана в 1995 г.

издательством Йельского университета

(Yale University Press)

с 2001 г. книги серии выходят на русском языке

в издательстве

« Российская^политическая энциклопедия «

Федеральная архивная служба России

Российский государственный архив социально-политической истории

СТАЛИН И КАГАНОВИЧ ПЕРЕПИСКА. 1931–1936 гг.

Составители

О.В.Хлевнюк, Р.У.Дэвис, Л.П.Кошелева, Э.А.Рис, Л. А. Роговая

Москва

РОССПЭН

2001

ББК 63.3(2)6–8 Сталин — Каганович; 63.3(2)615; 66.1(2)6 С 77

Издание осуществлено при финансовой поддержке

Российского гуманитарного научного фонда (РГНФ)

проект № 01–01–16177,

а также издательства Йельского университета (Yale University Press)

Работа над проектом осуществлена при поддержке

Британского Совета экономических и социальных исследований

(British Economic and Social Research Council), grant № R000 23 73 88

С 77 Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. / Сост. О.В. Хлевнюк, Р.У. Дэвис, Л.П. Кошелева, Э.А. Рис, Л.А. Роговая. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001. — 798 с; ил.

В книге опубликована переписка И.В. Сталина и его заместителя по партии Л.М. Кагановича. Выезжая летом-осенью 1931–1936 гг. на несколько месяцев на юг, Сталин оставлял Кагановича руководить работой Политбюро, однако сам получал все материалы к заседаниям Политбюро и фактически направлял его деятельность при помощи писем и телеграмм на имя Кагановича (некоторые из них адресованы всем членам Политбюро). Публикуемые документы содержат уникальную информацию о механизме принятия решений высшим советским руководством по вопросам как внутренней, так и внешней политики. Среди ключевых тем переписки — голод 1932 г., принятие закона о борьбе с хищениями социалистической собственности от 7 августа 1932 г., конфликты с Японией, война в Испании, подготовка открытого процесса по делу «троцкистско-зиновьевского центра» и другие.

Издание рассчитано на историков, а также на широкий круг читателей, интересующихся историей СССР и КПСС.

© Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), 2001.

© О.В. Хлевнюк, Р.У. Дэвис, Л.П. Кошелева, Э.А. Рис, Л.А. Роговая, составление, предисловие, комментарий, 2001.

© «Российская политическая энциклопедия»

ISBN 5–8243–0241–3 (росспэи), moi.

От составителей

Данный сборник документов можно рассматривать как своего рода продолжение предпринятой несколько лет назад публикации писем И.В.Сталина В.ММолотову1. Занимая пост секретаря ЦК ВКП(б), Молотов в 20-е годы был заместителем Сталина по партии. Во время отпусков Сталина Молотов оставался в Москве и руководил работой высших партийных инстанций, готовил решения по важнейшим партийно-государственным вопросам. Обсуждению этих вопросов и принимаемых постановлений посвящена основная часть опубликованных писем Сталина Молотову. Хронологически эти письма охватывают период с 1925 по 1930 г. (несколько писем за 1931–1936 гг., включенных в подборку, имеют случайный характер). В декабре 1930 г. Молотов был назначен председателем Совета Народных Комиссаров СССР вместо А.И.Рыкова и оставил пост секретаря ЦК ВКП(б). Обязанности своего заместителя по партии Сталин передал Л. М. Кагановичу, влияние которого в последующие несколько лет неуклонно расширялось. После назначения на второй по значению пост в ЦК, Каганович не только возглавил работу Оргбюро и ряда важнейших отделов ЦК, но руководил заседаниями Политбюро в периоды отпусков Сталина, председательствовал в многочисленных комиссиях Политбюро.

Все это объясняет, почему основной поток писем Сталина из отпуска (по понятным причинам переписку советские вожди вели только во время отпусков или командировок), направляемых в 20-е годы в адрес Молотова, в начале 30-х годов был переключен на Кагановича. Каганович (даже больше, чем до него Молотов) согласовывал со Сталиным все сколько-нибудь значительные решения, принимаемые в Политбюро. Обсуждение вопросов, связанных с заседаниями Политбюро, составляют большую часть публикуемых писем и телеграмм. Ряд сталинских писем, полученных Кагановичем, предназначались также некоторым другим членам Политбюро, чаще всего Молотову, или Политбюро в целом. В них Сталин требовал решить ту или иную проблему, ставил перед Политбюро определенные задачи.

Сборник «Письма И.В.Сталина В.М.Молотову» включал в себя, что и было зафиксировано в заголовке, только письма Сталина. Письма Молотова Сталину находились в фонде Сталина в бывшем архиве Политбюро (теперь — Архив Президента Российской Федерации (АП РФ)) и были недоступны исследователям. Лишь недавно фонд Сталина частично передан в Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). В новой книге наряду с письмами и телеграммами Сталина приводятся ответы Кагановича, что значительно повышает ценность вводимых в оборот материалов.

Публикуемый комплекс документов получен из нескольких источников.

Письма И.В.Сталина В.М.Молотову. 1925–1936 гг. Сборник документов. М., 1995. Сборник писем Сталина, так же как и данная переписка Сталина и Кагановича, готовился в рамках серии «Анналы коммунизма», организованной издательством Йельского университета (США), и в том же 1995 г. был опубликован «Yale University Press» на английском языке.

Письма Сталина находятся в фонде Кагановича, переданном в РГАСПИ из АП РФ в 1995 г. (РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 99–102)2. Эти письма Сталина в основном автографы, написанные ручкой или карандашом. Ряд писем сохранился в виде машинописных копий.

Письма Кагановича отложились в фонде Сталина (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 739–743). Они также представляют собой автографы, написанные ручкой. Составляя письма Сталину, Каганович сначала готовил черновики, которые затем либо переписывал полностью набело, либо переписывал с некоторой правкой. Эти черновики сохранились в личном архиве Л. М. Кагановича, который его дочь Мая Лазаревна Каганович в 1995 г. сдала на хранение в РГАСПИ. М.Л. Каганович любезно разрешила составителям использовать эти документы. Сверка подлинников и копий позволила в ряде случаев выявить некоторые существенные разночтения, которые оговариваются в примечаниях. Кроме того, несколько писем, черновики которых сохранились, отсутствуют среди подлинников. Возможно, что Каганович не отправлял эти письма. Однако поскольку содержащаяся в них информация представляет интерес, эти документы также включены в публикацию.

Письма между Москвой и югом пересылались при помощи курьера НКВД, что обычно занимало два-три дня. По этой причине помимо писем Сталин и Каганович в период отпусков Сталина регулярно (в большинстве случаев почти каждый день) обменивались телеграммами, которые передавались шифром. В фонде Сталина эти шифротелеграммы составляют двадцать дел (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 76–95). Телеграммы Кагановича в адрес Сталина сохранились в основном только в виде машинописных расшифровок и в данном сборнике публикуются по ним. Что касается телеграмм Сталина, то мы располагаем как их подлинными текстами (автографы Сталина или записи его секретаря), так и машинописными расшифровками на бланках, сделанными в Москве при получении. В сборнике сталинские телеграммы публикуются по подлинникам (в основном автографы Сталина, в ряде случаев написанные под или даже по тексту расшифровок телеграмм Кагановича). При отправке сталинских текстов на зашифровку секретарь делал отметку о дате отправки и ставил номер телеграммы. Эти данные, наряду с указаниями о времени приема телеграммы в Москве, сохранившимися на бланках расшифровки, оговариваются в примечаниях. Дело, содержащее телеграммы за период с 5 по 20 октября 1935 г., осталось на секретном хранении в АП РФ. В связи с чем в приложениях № 6 и 7 приводятся перечни и краткое содержание этих телеграмм. Как видно из перечней, причиной засекречивания этих документов не может быть их содержание; скорее всего речь идет о каких-то пометках, связанных с процессом зашифровки. Это позволяет надеяться, что через какое-то время эти телеграммы также будут доступны исследователям.

Помимо телеграмм, перечисленных в приложениях № 6 и 7, в данном томе не публикуются также телеграммы, касающиеся рутинного согласования со Сталиным кадровых назначений.

Несколько корреспонденции Сталина и Кагановича обнаружены в других фондах РГАСПИ, что указано в легендах к соответствующим документам.

Подробную характеристику этого комплекса писем см.: Cohen Yves. Des lettres comme action: Stalin au dйbut des annйes 1930 vu depuis le fonds Kaganovic // Cahiers du Monde russe. 38(3). 1997. P. 307–346.

6

Все документы публикуются в хронологической последовательности в соответствии с датой написания. Телеграммы, имеющие одну и ту же дату, располагаются в соответствии со временем их отправки или получения (расшифровки).

В приложении печатаются несколько документов, имеющих непосредственное отношение к переписке. Однако многие материалы, которые Каганович пересылал Сталину, упоминая об этом в своих письмах, обнаружить не удалось, что оговаривается в примечаниях.

По понятным причинам письма представляют собой более интересный и содержательный вид источника, чем телеграммы. Однако публикуемая коллекция документов вновь подтверждает закономерность, уже известную историкам: с середины 30-х годов переписка советских вождей становится все более фрагментарной и формальной. Письма почти полностью вытесняются сухими телеграммами. Начиная же с 1937 г. переписка между Сталиным и его соратниками, характерная для 20-х — первой половины 30-х гг., почти прекращается. Это обстоятельство требует специальных пояснений.

Самое простое объяснение отсутствия писем начиная с определенного периода — их уничтожение в силу «деликатности» (напомним, что в 1935 — 1936 гг. набирали новую силу репрессивные акции, а на 1937–1938 гг. пришелся взрыв «большого террора»). Однако многие факты позволяют утверждать, что такие письма просто не существовали. В пользу этого утверждения можно упомянуть несколько обстоятельств как политического, так и чисто технического характера.

Несомненно, что по мере укрепления личной власти Сталина у него оставалось все меньше оснований обсуждать с соратниками те или иные проблемы. Политбюро как коллективный орган руководства теряло свое прежнее значение. Принимая решение, Сталин уже не должен был убеждать или переубеждать членов Политбюро, потому что заранее был уверен в их покорности. Такое соотношение власти Сталина и его окружения окончательно сложилось в ходе «большого террора» 1937–1938 гг., когда были физически уничтожены несколько членов Политбюро, а остальные находились под угрозой репрессий.

Однако переписка между высшими советскими руководителями во многом зависела не только от политических обстоятельств, но и от состояния связи между Москвой и южными курортными районами. Долгое время письма, посылаемые со специальными курьерами, были важным видом связи. Подобная переписка имела многие недостатки. Письма шли достаточно долго, и Сталину, как видно из публикуемых документов, приходилось нередко сетовать на отсутствие своевременной информации по тому или иному вопросу. Параллельно с перепиской использовался телеграф. Но передача, прием и расшифровка посланий, особенно значительных по объему, были достаточно трудоемкими. К тому же, причастность к этому процессу группы технических сотрудников исключала обсуждение ряда вопросов. Выходом из положения могла быть надежная телефонная связь. Однако она долгое время отсутствовала. «Жаль, что нет с Сочи (не понимаю почему) связи «вертушкой» (правительственная телефонная связь — Сост.), все же можно было бы почаще сноситься непосредственно, а не посредством переписки», — писал Сталину 21 июня 1932 г. К.Е.Ворошилов3. «По телефону нелегко говорить —

1 РГАСПИ. Ф. 74. Оп. 2. Д. 37. Л. 49.

7

приходится реветь, слышно очень плохо, хотя иногда слышно довольно прилично»; «Пишу это письмо и посылаю с тов. Гинзбургом. Пытались раз по телефону, ничего не вышло», — писал Г.К.Орджоникидзе (у которого, кстати, были проблемы со слухом) жене с юга в марте 1933 года4.

Закрытый (высокочастотный) канал телефонной связи («ВЧ») между Москвой и правительственными дачами на юге, судя по всему, был налажен в 1935 г. С этого времени Сталин и его соратники начали обмениваться также телефонограммами (см. документы № 716, 812, 817, 823, 825, 850, 853, 855, 857). Часть вопросов решалась в непосредственном общении Сталина с членами Политбюро по телефону. Так, в письме Кагановича Сталину от 14 сентября 1936 г. есть фраза: «Об испанских делах я вас информировал по телефону» (см. документ № 819). В общем, технический прогресс нанес непоправимый ущерб будущим историкам. Как и повсюду в мире, Сталин и его соратники все больше предпочитали телефон письмам.

В 1937–1940 гг. Сталин, судя по журналам записи посетителей его кабинета в Кремле, вообще не выезжал в отпуск за пределы Москвы5, что объясняет отсутствие переписки Сталина и его соратников за этот период. Впервые после длительного перерыва Сталин уехал в отпуск на юг только осенью 1945 года6.

Несмотря на пробелы, публикуемые письма являются важным, уникальным источником, мимо которого не сможет пройти ни один исследователь советской истории 30-х годов. Составители сборника не претендовали на то, чтобы всесторонне проанализировать этот комплекс документов или глубоко изучить все проблемы, которые отражены в переписке. Задача была более скромной: максимально облегчить исследователям и читателям, интересующимся историей, знакомство с коллекцией, прояснить смысл и содержание документов, вписать их в исторический контекст. Этим определялась форма публикации документов.

В примечаниях к каждому письму содержатся разъяснения к конкретным фактам, о которых идет речь в переписке. Справочный характер имеют также вводные статьи, составленные по годам. В них дается общая характеристика процессов, происходивших в данный период, и более подробно описываются те из них, которые чаще всего обсуждались в переписке Сталина и Кагановича. В общем введении события, вокруг которых сосредоточена переписка, анализируются в контексте советской истории предвоенного периода и политических биографий Сталина и Кагановича. Вводные статьи и примечания дополняют друг друга. Факты, которые разъясняются во вводных статьях, как правило, не комментируются в примечаниях.

Для подготовки примечаний и вводных статей использовалась как имеющаяся литература, так и широкий круг архивных источников. Среди этих источников необходимо выделить документы Политбюро, поскольку в переписке прежде всего обсуждались проблемы, составлявшие предмет деятельности именно этого высшего органа партийно-государственной власти. Решения по поднимаемым в переписке вопросам выявлялись в протоколах (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3), а также в особых протоколах (решения с грифом «особая папка») заседаний Политбюро (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162). Материалы

4 РГАСПИ. Ф. 85. Новые поступления.

5 Исторический архив. 1995. № 4, 5–6; 1996. № 2.

6 Там же. 1996. №4. С. 113.

8

к решениям Политбюро, многие из которых обсуждались в письмах Сталина и Кагановича, выявлялись в подлинных экземплярах протоколов заседаний Политбюро (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 163), а также в фонде Политбюро (АП РФ. Ф. 3).

Хотя, как показывают архивные материалы, Каганович в 1931–1935 гг. был основным адресатом Сталина, это не означает, что вождь во время отпусков не поддерживал контакты с другими своими соратниками. Помимо писем, направленных на имя Кагановича, но фактически обращенных к другим членам Политбюро, Сталин эпизодически обменивался корреспонденциями по разным вопросам с Молотовым, Орджоникидзе, Ворошиловым и другими членами высшего руководства. Эта переписка находится в личных фондах членов сталинского руководства, а также в фонде Сталина в РГАСПИ и была использована при подготовке комментариев и вводных статей.

Все документы опубликованы полностью. Встречающиеся в них отточия принадлежат авторам писем; сокращения в цитатах, сделанные составителями во вводных статьях й комментариях, отмечены отточиями в квадратных скобках. Письма Сталина публикуются практически без поправок. Опечатки и мелкие ошибки, не имеющие смыслового значения, в этих письмах исправлены без оговорок. В письмах Кагановича встречаются многочисленные орфографические и пунктуационные ошибки. Все они также исправлены без оговорок.

Характерное для 30-х годов или бытовавшее в кругу высшего советского руководства того времени написание или сокращение ряда слов сохранено (например, Казакстан вместо Казахстан, Манчжуго вместо Маньчжоу-Го, совпра — вместо советское правительство и т.д.).

Письма имеют сплошную нумерацию. Не все письма были датированы их авторами. Даты, установленные составителями на основании содержания писем, помещены в квадратные скобки.

Работа над этой книгой была начата в рамках проекта издательства Йельского университета «Анналил коммунизма». Английская, более короткая, версия книги выходит в США практически одновременно с российской.

Составители искренне благодарят за помощь и консультации коллег архивистов и историков: Г.А.Юдинкову, С.В.Сомонову, М.Гебла, М.Илич, СКоткина, Дж.Морисона, СВиткрофта.

Особая благодарность Мае Лазаревне Каганович, которая любезно позволила составителям использовать материалы из семейного архива Л. М. Кагановича.

Введение

Незадолго до своей смерти Каганович говорил о Сталине: «[...] Его надо брать по временам, по периодам, разный он был. Послевоенный — другой Сталин. Довоенный — другой. Между тридцать вторым и сороковым годами — другой. До тридцать второго года — совсем другой. Он менялся. Я видел не менее пяти-шести разных Сталиных»1. Эти наблюдения в значительной степени подтверждаются публикуемой перепиской. 1931–1932 гг., а также несколько месяцев 1933 г., прошедшие до нового урожая (примерно до конца июня или июля), были отмечены нарастанием острейшего кризиса, оказавшего огромное воздействие на формирование сталинской системы и самого Сталина. Пик этого кризиса был отмечен ужасным голодом, унесшим жизни нескольких миллионов человек, разрушением финансовой системы, огромной инфляцией, критическим ростом внешней задолженности и стагнацией промышленного производства. Это было всемя нарастания недовольства в стране и в партии политикой Сталина и усиления государственного террора. Именно в этот критический период, в ноябре 1932 г. покончила собой (или, как полагают некоторые, была случайно убита мужем) жена Сталина Н.С.Аллилуева, что породило тогда многочисленные слухи и, по многим свидетельствам, еще больше озлобило Сталина. События тех лет, а также их непосредственные результаты, проявившиеся в 1933–1935 гг., нашли определенное отражение в публикуемой переписке Сталина и Кагановича.

Общие процессы утверждения и развития диктатур и диктаторов — важнейшая проблема для историков. Однако для ее исследования и понимания существует не так много источников. Как правило, мы располагаем документами, характеризующими не саму систему диктатуры, а результаты ее деятельности — всевозможными постановлениями, статистикой, отчетами, докладами и т.п. Куда меньше возможностей у историка для исследования того, что можно назвать социологией власти. Реальные механизмы принятия решений, важнейшей частью которых были взаимоотношения в правящей' верхушке, определение границ правящего слоя и степени влияния различных его группировок, методы выстраивания и поддержания стабильности властной иерархии и т.п. — все это почти всегда с трудом реконструируется на основании исторических источников. Это утверждение вдвойне справедливо по отношению к сталинскому периоду, отмеченному чрезвычайной закрытостью. Публичные речи и выступления советских руководителей лишь отчасти отражали их подлинные намерения и мысли. Записи заседаний высших органов партийно-государственной власти (Политбюро, Совнаркома) практически не велись. Советские лидеры сталинской эпохи не писали дневников2. Лишь много лет спустя Хрущев и Микоян продиктовали свои не слишком

Чуев Ф. Так говорил Каганович. М., 1992. С. 154.

На нынешний момент исключение составляют только дневниковые записи В.А.Малышева, отрывочные и содержащие слишком мало информации (См. Источник. 1997. № 5. С. 103–147).

10

откровенные мемуары3, Молотов приоткрыл душу в беседах со своим поклонником, поэтом Ф.Чуевым4, а Каганович, кое-что рассказавший тому же Чуеву5, составил вдобавок свои «Памятные записки»6, оказавшиеся, к сожалению, лишь смесью из отдельных биографических фактов и изложения многочисленных партийных документов и трудов Ленина и Сталина.

В этих условиях историки уже не раз могли убедиться, что важнейшим источником, более или менее отражающим реальные расчеты, взаимоотношения и действия советских лидеров является переписка. Переписка высших советских руководителей включала в себя разного рода официальные служебные обращения (докладные, отчеты, сопроводительные записки к проектам решений и т.п.), шифрованные телеграммы, при помощи которых поддерживалась оперативная связь и согласовывались различные решения и т.д. Однако наибольший интерес представляют личные письма. Хотя в действительности они никогда не были посвящены сугубо личным проблемам, а по существу являлись разновидностью служебной переписки, в них отражены многие детали неформальных отношений советских лидеров, более откровенно и полно высказываются мотивы их действий и настроения. Подобных личных писем сохранилось немного. Переписка Сталина и Кагановича — уникальный комплекс такого рода как по своей полноте, так и по содержанию.

У этой книги два героя — Сталин и Каганович. Один был вождем для народа и «хозяином» (как называли его между собой высшие советские чиновники) для своего окружения. Второй — верным помощником и исполнителем воли «хозяина». В годы, к которым относится переписка, Каганович занимал важнейшие должности в партийно-государственной верхушке. В 1931 — 1934 гг., в период своего наивысшего влияния, он был одновременно секретарем ЦК ВКП(б), фактическим заместителем Сталина по партии, руководителем столичной московской партийной организации, заместителем Сталина в Комиссии обороны — важнейшем совместном органе Политбюро и СНК СССР, а в начале 1934 г. возглавил вдобавок Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б) и Комиссию по железнодорожному транспорту — организованную по типу Комиссии обороны высшую партийно-государственную инстанцию для руководства транспортом. Неудивительно поэтому, что переписка Сталина и Кагановича отражала ряд важнейших проблем руководства страной и партией, и, в конечном счете, процесс изменений характера власти, самого Сталина и его взаимоотношений с соратниками на том важном рубеже советской истории, который хорошо запомнил Каганович: до и после 1932 г.

3 Мемуары Н.С.Хрущева неоднократно издавались в России и на Западе. Последняя наиболее полная их публикация была предпринята в журнале «Вопросы истории» в 1990–1995 гг., а затем отдельным изданием: Хрущев Н.С. Время, Люди. Власть. Воспоминания. В 4 кн. М., 1999. Диктовки Микояна, долгое время хранившиеся в АП РФ, несколько лет назад были переданы в РГАСПИ и теперь изданы: Микоян А.И. Так было. М., 1999.

4 Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф.Чуева. М., 1991.

5 Чуев Ф. Так говорил Каганович. М., 1992. fi Каганович Л. Памятные записки. М., 1996.

11

СТАЛИН И ЕГО РЕВОЛЮЦИЯ

Понятием «сталинская революция сверху» многие историки определяют изменения в советском государственном и социально-экономическом строе, которые произошли за годы трех довоенных пятилеток. Хотя по ряду параметров это определение можно оспорить, его широкое использование, конечно, не случайно. С одной стороны, поворот 30-х годов действительно носил коренной, революционный характер. С другой — главной движущей силой этого поворота была политика советского руководства и, прежде всего, Сталина.

Исходный пункт сталинской революции сверху — события конца 20-х годов, когда на волне кризиса хлебозаготовок большинство в Политбюро под руководством Сталина приняло курс на ликвидацию нэпа — насильственное изъятие хлеба в деревне и репрессии против крестьян. Этот поворот, который Сталин назвал «великим переломом», сопровождался острой борьбой в руководстве партии. Сталин и его приверженцы одержали победу над группой так называемых «правых» (члены Политбюро А.И.Рыков, Н.И.Бухарин, М.П.Томский и их сторонники), которые выступали за более умеренный курс, считали опасной эскалацию насилия в деревне.

Сопротивление крестьян, которые поднимали восстания (по данным ОПТУ, уже в 1929 г. в стране было зарегистрировано более 1300 случаев «массовых антисоветских выступлений»7), сокращали посевы и резали скот, подтолкнуло сталинскую группу к еще более радикальным действиям. Под давлением из Москвы местные руководители в начале 1930 г. приступили к массовому насаждению колхозов. Уже на 1 марта в них числились 56% крестьянских хозяйств, а в местностях, объявленных «районами сплошной коллективизации», в колхозы согнали почти всех крестьян. Важнейшим рычагом создания колхозов была так называемая «ликвидация кулачества как класса». Массовые высылки, аресты л расстрелы обрушились не только на относительно зажиточную часть деревни, но и на тех крестьян, которые противились вступлению в колхозы.

На форсированную коллективизацию крестьяне ответили новыми восстаниями, убийствами местных руководителей. В январе 1930 г. ОПТУ зарегистрировало по СССР 402 массовых выступления, в феврале — 1048, в марте — 65288. Напор крестьянского сопротивления внес некоторые коррективы в первоначальные планы советского руководства. 2 марта газеты опубликовали известное письмо Сталина «Головокружение от успехов», в котором он обвинил местных руководителей в «перегибах» при проведении коллективизации. Однако волнения не прекратились. В начале апреля правительство отступило более основательно. На места была послана директива о смягчении курса, в которой признавалось, что над режимом нависла угроза «широкой волны повстанческих крестьянских выступлений» и уничтожения «половины низовых работников»9. Однако, несмотря на некоторые уступки, руководство

7 Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Т. 2. Ноябрь 1929 — декабрь 1930 г. / Отв. редактор Н.Ивницкий. М., 2000. С. 702.

8 Viola L. Peasant Rebels under Stalin. Collectivization and the Culture of Peasant Resistance. New York, Oxford, 1996. P. 138–139.

9 Документы свидетельствуют. Из истории деревни накануне и в ходе коллективизации

1927–1932 гг. / Под ред. В.ПДанилова и Н.А.Ивнидкого. М., 1989. С. 36–37.

12

страны не отказалось от курса на сплошную коллективизацию, который и проводился в последующие годы.

После мартовского всплеска, который стал высшей точкой крестьянского движения против режима, волнения пошли на убыль, однако продолжались до конца 1930 г. Всего в 1930 г. ОПТУ зафиксировало 13754 массовых выступления. Данные о количестве участников — почти 2,5 млн человек — имелись по 10 тыс. восстаниям. Таким образом, в общей сложности в 1930 г. в массовых выступлениях в деревне принимали участие, видимо, более 3 млн человек10. Удержать ситуацию под контролем правительству удалось только при помощи террора. Сотни тысяч крестьян были отправлены в лагеря и трудовые поселения в Сибири и на Севере. По некоторым данным, в 1930 г. было приговорено к расстрелу только по делам, которые расследовало ОПТУ, 20201 человек11.

Важнейшей составляющей сталинского курса было огромное наращивание планов промышленного строительства. Избранная модель индустриального развития предусматривала массовую закупку на Западе передового оборудования, оснащение им отечественной промышленности и создание таким образом базы для развития собственных современных производств, прежде всего в тяжелой промышленности. Такой путь, как рассчитывало руководство страны, позволял перепрыгнуть стадию постепенного накопления технических и технологических достижений, которую прошли западные страны, и быстро вывести советскую экономику на уровень ведущих экономик мира. Однако эти расчеты во многом оказались ошибочными. Сверхфорсированная индустриализация уже с первых шагов породила многочисленные проблемы и противоречия. В результате бездумной траты средств огромные суммы оказались вложенными в незавершенное строительство, не давали отдачи. Действующие же предприятия, особенно те, что обслуживали потребности населения, сокращали производство из-за нехватки оборудования и сырья. Росла себестоимость промышленной продукции, резко ухудшилось ее качество. Летом 1930 г. индустриальные отрасли экономики охватил кризис12.

Разрушение сельского хозяйства, направление огромных средств в тяжелую промышленность, массовый вывоз продовольствия на экспорт привели к резкому падению уровня жизни населения. Даже в крупных городах, население которых правительство рассматривало в качестве своей основной социальной базы и старалось обеспечивать продовольствием в первую очередь, выстраивались огромные очереди за продуктами, которые распределялись по карточкам. Цены на свободном рынке для большинства были недоступны. На почве продовольственных трудностей в городах происходили волнения.

Оборотной стороной массового недовольства правительством было повышение политического авторитета лидеров «правого уклона», предупреждавших о тяжелых последствиях репрессий против крестьян и индустриальных скачков. В этих условиях Сталин вновь активизировал кампанию против •»правых». В декабре 1930 г. был снят с поста председателя СНК СССР и вы—

10 Viola L. Peasant Rebels under Stalin. P. 136–140. Важные данные, свидетельствующие о широком размахе крестьянского движения, приводит также Н.А.Ивницкий: Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1994. С. 143–144.

11 Попов В.П. Государственный террор в советской России, 1923–1953 гг. // Отечественные архивы. 1992. № 2. С. 20–31.

12 Davies R.W. The Soviet Economy in Turmoil, 1929–1930. London, 1989.

13

веден из Политбюро А. И. Рыков, последний из лидеров «правого уклона», сохранявший высшие партийно-государственные посты. Место Рыкова в Совнаркоме занял секретарь ЦК, заместитель Сталина по партии В.М.Молотов. Прежнюю должность Молотова в аппарате ЦК получил Л.М.Каганович.

К этому времени в стране происходили все более глубокие изменения, вызванные курсом на форсированную индустриализацию и насильственную коллективизацию. В 1930–1931 гг. в отдаленные районы страны, в так называемые спецпоселки, были высланы более 1,8 млн крестьян13, многие были арестованы и помещены в лагеря. Не менее миллиона крестьян, не дожидаясь репрессий, бежали в города и на стройки, еще около 2 млн были предназначены на выселение по так называемой третьей категории (в пределах своей области) и также, потеряв имущество, в большинстве ушли в города и на стройки14. Коллективизация существенно подорвала производительные силы деревни.

Нарастал промышленный и финансовый кризис15. В 1932 г., который называли «завершающим» годом первой пятилетки, борьба за завершение основных объектов особенно усилилась. Капитальные вложения, утвержденные в начале 1932 г., оказались перерасходованными. Это, вместе с другими причинами, привело к быстрому увеличению инфляционного пресса. К 1 мая цены на продукты на городских базарах были в» десять раз выше, чем в 1928 г. и на 57% выше, чем к 1 мая 1931 г. С апреля 1932 г. и далее продукция как тяжелой, так и легкой промышленности либо не росла, либо сокращалась. Критической точки достиг дефицит внешнеторгового оборота. Несмотря на отчаянные попытки найти валюту любой ценой (даже за счет продажи музейных произведений искусства и редких книг), правительство было вынуждено резко сократить импорт. Это привело к серьезным проблемам даже на таких приоритетных объектах, как Челябинский тракторный завод, для которого квота импорта оборудования была сокращена более чем наполовину.

Внутренний кризис усугублялся обострением внешнеполитической обстановки. В сентябре 1931 г. японская квантунская армия захватила Маньчжурию, и на дальневосточных границах СССР возник реальный очаг военной опасности. Оборонный бюджет 1932 г. был в два с половиной раза больше, чем реальные оборонные расходы 1931 г., а капитальные вложения в военные отрасли промышленности планировалось увеличить на 45%. Экспансия военной индустрии требовала наиболее квалифицированной рабочей силы и наиболее сложных материалов и оборудования, что увеличивало экономические трудности.

Самые трагические последствия имело сокращение продовольственных фондов и распространение голода. Урожай 1931 г. оказался слишком низким и не мог обеспечить внутренние нужды и экспорт в 4,8 млн тонн. Государственные хлебозаготовки были непосильной ношей для крестьян. Общее количество зерна, направленного на внутреннее потребление в 1931/1932 гг., увеличилось на 2,5 млн тонн лишь благодаря тому, что экспорт хлеба, хотя и

13 Население России в XX веке. Исторические очерки. Т. 1. 1900–1939. М., 2000. С. 277 (автор раздела В.Н.Земсков).

14 Документы свидетельствуют. С. 46–47.

15 Данные о развитии экономики в этой и последующих вводных статьях приводятся (за исключением тех случаев, когда сделаны ссылки на другие источники) по книге: Davies R.W. Crisis and Progress in the Soviet Economy, 1931–1933. Basingstoke, 1996.

14

высокий, был ниже, чем в предыдущий год, а также сократились хлебные запасы. Уже в 1931 г. ряд регионов охватил голод. Одновременно в 1931 — 1932 гг. наблюдалось огромное увеличение числа рабочих, служащих и других категорий населения, получавших хлеб от государства, т.к. предприятия беспрерывно увеличивали набор рабочей силы, пытаясь выполнить невыполнимые планы. Численность контингентов, находящихся на государственном (карточном) снабжении продовольствием, увеличилась с 30 до 38 млн человек с января-марта 1931 г. до января-марта 1932 г. Не справляясь с этим напором, Политбюро 23 марта 1932 г. приняло решение отменить гарантированное хлебное снабжение для 20 млн человек, входивших в так называемые второй и третий списки.

Продовольственный кризис усиливал социальную напряженность. Массовый характер принял выход крестьян из колхозов. Голодные крестьяне оказывали сопротивление вывозу хлеба в счет заготовок. Во многих местах толпы крестьян нападали на государственные хлебные склады и разбирали зерно. Весной 1932 г. в связи с сокращением карточной системы начались антиправительственные выступления в городах. Наиболее значительные волнения произошли в текстильных центрах Ивановской области. 5 апреля началась забастовка на фабрике им. Ногина в Вичуге. 9 апреля бастовали почти все фабрики города. На следующий день многотысячная толпа двинулась к горсовету, разгромила здание милиции, заняла здания ГПУ и райкома партии. Активные выступления в городе продолжались и на следующий день. В стычках с милицией (согласно официальным отчетам) один демонстрант был убит и один ранен, пятнадцать милиционеров получили тяжелые ранения, еще десятки милиционеров и несколько руководителей района — легкие. 12 апреля в Вичугу прибыл Л.М.Каганович. При помощи репрессий и обещаний волнения удалось прекратить. Помимо Вичуги, забастовки и массовые волнения произошли в ряде других районов ИвановоВознесенской промышленной области16.

Нараставший кризис заставил правительство пойти на некоторые уступки. 6 мая 1932 г. был объявлен-новый план хлебозаготовок на 1932/1933 гг., который был чуть ниже реального объема заготовок 1931/1932 гг. План также предусматривал сокращение поставок колхозов за счет совхозов. Далее постановление от 20 мая разрешало крестьянам и колхозам после выполнения государственных поставок продавать их продукцию по ценам, которые складывались на рынке (ранее государство пыталось фиксировать цены). Цель подобных решений была ясна. Продразверстка и централизованное снабжение довели страну до голода, и, вспомнив о годах нэпа, сталинское руководство пыталось обратиться к личной заинтересованности крестьян.

Эти сами по себе полезные меры были, однако, непоследовательными и запоздалыми. Новый урожай не принес облегчения. Началась новая волна жестокого голода. В 1932–1933 гг. от голода, по наиболее достоверным подсчетам, умерло от 4 до 5 млн человек. Бесчисленные секретные сводки были переполнены сообщениями о широком распространении людоедства. Из голодающих деревень в города устремились массы крестьян и беспризорных детей. В стране свирепство—

16 РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 213. Л. 3–7, 64–65, 77–78, 93; Werth N.. Moullec G. Rapports secrets soviйtiques. 1921–1991. Paris, 1994. P. 209–216; Rossman J. The Teikovo Cotton Worker's Strike of April 1932: Class, Gender and Identity Politics in Stalin's Russia // The Russian Review, 56 (January 1997). P. 44–69.

15

вала эпидемия тифа, причем не только в сельских местностях, но и в относительно более благополучных промышленных центрах.

Как обычно в кризисные моменты, усилилась оппозиция «генеральной линии» в самой партии. Судя по известным материалам, в ВКП(б) распространялось мнение о порочности политики Сталина, осуждение его за разжигание неоправданной конфронтации с крестьянством. Некоторые члены партии в это время попытались объединиться и вести целенаправленную антисталинскую пропаганду в ВКП(б). Наиболее широкую известность приобрели материалы так называемого «Союза марксистов-ленинцев», вдохновителем которого был один из старых членов партии М.Н. Рютин. Именно он подготовил в 1932 г. документ под названием «Сталин и кризис пролетарской диктатуры» и обращение «Ко всем членам ВКП(б)». Обращение начиналось словами: «Партия и пролетарская диктатура Сталиным и его кликой заведены в невиданный тупик и переживают смертельно опасный кризис»17.

Особенно тревожным симптомом для режима был фактический саботаж чрезвычайных хлебозаготовок со стороны многих партийных работников на местах. Хорошо зная истинное положение дел в деревне, наблюдая каждый день голодные смерти, низовые руководители во многих случаях отказывались выполнять приказы центра о повальном вывозе зерна в счет государственных заготовок. j

Удержаться у власти в период кризиса сталинское руководство сумело лишь при помощи жестоких репрессий. Основными методами хлебозаготовок стали повальные обыски, массовые аресты, расстрелы и даже отправка в ссылку целых деревень. Орудием усмирения деревни были созданные в начале 1933 г. чрезвычайные органы управления — политотделы МТС, получившие огромные права. ОГПУ арестовывало в городах «дезорганизаторов производства», «кулаков», «вредителей». В ноябре 1932 г. было принято решение о введении паспортной системы. Паспорта получали только горожане, что должно было препятствовать массовому наплыву в города голодающих крестьян. Одновременно при выдаче паспортов проводилась проверка населения, в ходе которой из крупных городов, прежде всего столиц, выселялись «социально-опасные элементы». В апреле 1933 г. Политбюро приняло решение об организации в дополнение к многочисленным лагерям, колониям и спецпоселкам так называемых трудовых поселений, куда, помимо крестьян, обвиненных в саботаже хлебозаготовок, предполагалось направлять «городской элемент, отказавшийся в связи с паспортизацией выезжать из Москвы и Ленинграда», а также «бежавших из деревень кулаков, снимаемых с промышленного производства»18. За 1933 г. в ссылку было отправлено около 270 тыс. новых спецпоселенцев19. Примерно на 200 тыс. за 1933 г. увеличилось количество заключенных в лагерях.

Для подавления недовольства в партии с ноября 1932 г. была объявлена очередная чистка ВКП(б). Небывало массовый характер приобрело привлечение коммунистов к уголовной ответственности за невыполнение директив центра о вывозе хлеба из голодающих деревень. Всего за 1932–1933 гг. из партии были исключены около 450 тыс. человек (на 1 января 1933 г. в ней состояло

17 Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 106.

18 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 921. Л. 67.

19 Население России в XX веке. С. 279.

16

3,5 млн человек). В числе прочих инакомыслящих были арестованы и приговорены к различным срокам заключения М.Н. Рютин и его сторонники.

Несмотря на разногласия по ряду проблем, касающихся кризиса и голода 1932–1933 гг., историки едины во мнении, что причиной этих трагических событий была, прежде всего, преступная политика сталинского руководства: насильственная коллективизация, «раскулачивание», хлебозаготовки, разрушившие производительные силы деревни. Очевиден и тот факт, что выход из кризиса и относительная стабилизация продовольственного положения осуществлялись не только при помощи террора и принуждения, но и за счет некоторой «либерализации» экономического курса. С 1933 г. были снижены планы индустриального роста и капиталовложения в тяжелую промышленность. Менее жестоким становился нажим на деревню. Крестьяне получили более широкие права на ведение личных подсобных хозяйств. Период примерно с августа 1933 г. до лета-осени 1936 г. был отмечен наращиванием производства промышленной и сельскохозяйственной продукции и повышением уровня жизни (особенно заметным по сравнению с голодными годами) значительной части населения.

Нет никаких причин полагать, что более сбалансированная и менее экстремистская политика не могла проводиться на несколько лет раньше. Если бы (даже в рамках форсированной индустриализации) государство отказалось от сверхвысоких нереалистичных инвестиционных планов и не столь безжалостно расправлялось с крестьянством, многие трагические последствия голода и кризиса можно было бы частично избежать или смягчить. Как и во многих других случаях, курс высшего советского руководства, представления и действия советских лидеров были существенным фактором развития страны и сказались на судьбах миллионов людей. В этом пункте мы вновь сталкиваемся со сложной и малоизученной проблемой механизма принятия решений, проблемой соотношения объективных ограничителей сталинской политики и действий, вызванных ошибочными (основанными на искаженной информации) или заведомо преступными расчетами Сталина и его окружения.

18 июня 1932 г. двадцатилетний украинский студент Г.И.Ткаченко написал письмо секретарю ЦК компартии Украины С.В.Косиору. Комсомолец, убежденный сторонник социализма, потрясенный ужасом обрушившегося на Украину голода, писал: «Вы представляете, что сейчас делается на Белоцерковщине, Уманщине, Киевщине и т.д. Огромные площади незасеянной земли... В колхозах, в которых было лошадей 100–150, сейчас только 40–50, да и те падают. Население срашно голодает... Десятки и сотни случаев, когда колхозники выходят в поле и исчезают, а через несколько дней находят труп и так его без жалости, будто это вполне нормально, зарывают в яму и все, а на следующий день находят труп того, кто зарывал предыдущего, — мрут от голода... В Киеве сколько угодно по углам сидят целыми семьями крестьяне и просят — плачут кусок хлеба, уже поопухали от голода. И кто это? Колхозники, которые имеют сотни трудодней... В этом году может быть надежда не на лучшее, а еще на худшее, потому что большой неурожай, как видно, будет, а планы хлебозаготовок еще большие навалены на колхозы»20. Письмо Ткаченко взято нами наугад из огромной массы аналогичных, и еще более страшных документов, только потому, что в тот же день, 18 июня 1932 г., в письме Кагановичу,

Голод 1932–1933 роюв на Укргшй. Киев, 1990. С. 183–185.

17

Молотову и другим членам Политбюро Сталин изложил свое представление о голоде и его причинах (документ № 133).

Хотя в этом письме (что представляет редкое исключение) Сталин признает само существование «разорения и голода» в «ряде районов», его анализ ситуации и предложения трудно назвать объективными и реальными. В письме Сталина голод превращается в обычную бюрократическую проблему распределения плана хлебозаготовок и «усиления внимания» к сельскому хозяйству со стороны местных руководителей. Особое раздражение Сталина при этом вызывают украинские крестьяне — «несколько десятков тысяч украинских колхозников все еще разъезжают по всей европейской части СССР и разлагают нам колхозы своими жалобами и нытьем». В этом «программном» письме, как и в переписке Сталина и Кагановича в целом, отсутствует сколько-нибудь серьезное обсуждение вопросов продовольственного положения страны, распределения зерна, соотношения внутреннего потребления и экспорта, положения крестьянства, действенности принятых решений о колхозной торговле, призванной повысить заинтересованность крестьян в более производительном труде и т.п.

Сталин получал необходимые данные о реальном положении деревни и распространявшемся голоде. Однако признать эти реальные факты и исходя из них анализировать ситуацию — означало для Сталина признать собственные ошибки и преступления, порочность проводимого ранее курса. Чтобы избежать этого, Сталин не только в публичных выступлениях, но и в секретной переписке конструировал для себя и своих соратников такую картину происходящих событий, которая была далека от реальности, но позволяла сохранить «политическое лицо» высшей власти. Эта тенденция, ставшая правилом, порождала постоянное запаздывание с принятием необходимых мер, непоследовательные решения, что доводило кризисы до крайних пределов.

Очевидно, что осуществление Сталиным тех или иных акций во многом зависело от информации, которая поступала к нему на рабочий стол. Информация эта, несомненно, была огромной — проекты различных решений и иных официальных документов, доклады ОГПУ — НКВД, информационные сводки по партийной линии, письма и обращения многочисленных партийно-государственных чиновников, доклады разного рода контролирующих органов, информация ТАСС, сообщения советских послов, материалы зарубежной прессы, некоторые письма рядовых граждан и многое другое. Состояние архивов, в том числе личного архива Сталина, таково, что мы не можем реконструировать в достаточной мере круг источников информации, которые действительно становились для Сталина актуальными в тот или иной период. Очевидно лишь, что Сталин не мог одинаково внимательно относиться ко всем этим материалам; многое, несомненно, оставалось непрочитанным.

Интересен и показателен круг вопросов, к которым обращались Сталин и Каганович в своей переписке. В ней отсутствует даже упоминание многих событий, которые, как можно было бы ожидать, особенно интересовали советских вождей — например, знаменитая экспедиция в Арктику под руководством О.Ю.Шмидта и открытие первого завода синтетического каучука в Ярославле, происходившие в период отпуска Сталина в 1932 г., рекордные полеты в стратосферу и производство первого советского никеля в 1933 г., стахановское движение в 1935 г. и т.д. Сталин и Каганович сосредоточены, прежде всего, на вопросах, составлявших предмет рассмотрения Политбюро,

18

хотя находят время для обсуждения мелочей, типа целесообразности сооружения в Москве доски почета колхозов Московской области. Многие проблемы (например, хозяйственного характера) Сталин оставлял на разрешение своих соратников, в частности Орджоникидзе.

Переписка с Кагановичем дает основания говорить о том, что Сталин воспринимал окружающий мир, главным образом, через доклады и обращения своих соратников. Чтение их многочисленных записок, проектов постановлений и т.п. занимало значительную часть времени Сталина, а их обсуждение — значительную часть писем Сталина. Такая сосредоточенность на рутинной деятельности партийно-государственного аппарата вполне соответствовала вере самого Сталина в силу аппарата и административных мер. Стремление при помощи реорганизаций аппарата решать насущные проблемы характерно для многих администраторов во многих странах на разных уровнях управления. Однако Сталин был особенно горячим приверженцем этой аппаратной веры. В письмах лета 1932 г., когда сельское хозяйство охватил острый кризис, он уделяет особое внимание реорганизации Наркомата земледелия. В исключительно длинном письме, датированном 17 июля (документ № 204), он критикует политику Наркомзема и предлагает выделить управление совхозами в отдельный комиссариат, оставив Наркомзему управление МТС и колхозами. 5 августа 1932 г. (документ № 238) Сталин даже утверждает, что «главный недостаток в работе руководящих органов по сельскому хозяйству (высших и низших) состоит (в настоящий момент) в прорехах организационного характера». В связи с этим он предложил «уничтожить систему колхозцентров сверху до низу, как систему уже ненужную, и передать ее работников органам Наркомзема и нового совхозного наркомата». Осуществление этого предложения уничтожило последние даже квазикооперативные организации в сельском хозяйстве. Помимо этого, Сталин в том же письме выдвинул схему специализации МТС по основным культурам (зерно, хлопок, свекла, лен и т.д.). Учитывая, что большинство колхозов производили более, чем один вид продукции, проведение в жизнь этого предложения вело к еще большим организационным проблемам, чем те, что существовали ранее. Вера во всемогущество административных реорганизаций была важнейшей чертой советской политики до прихода Сталина к власти и сохранялась вплоть до разрушения СССР, что всегда препятствовало проведению действительно серьезных реформ.

Многочисленные документы, открывшиеся в последние годы, в том числе и публикуемая переписка, свидетельствуют, что именно Сталин был основным вдохновителем и организатором политики террора и насилия. К массовым арестам и расстрелам сталинское руководство прибегало как к обычному методу руководства страной и преодоления многочисленных проблем и кризисов. Переписка с Кагановичем окончательно проясняет, в частности, вопрос об авторстве широко известного закона от 7 августа 1932 г., который стал одним из символов сталинской эпохи. Этот закон предусматривал введение, как назвал их сам Сталин, «драконовских» мер (см. документ № 207) против «расхитителей социалистической собственности». В условиях голода эти меры, в значительной степени, были направлены против голодающих крестьян, которые, спасая свою жизнь, срезали колоски хлеба на колхозных полях (именно поэтому в народе закон получил название «закона о пяти колосках»). На 15 января 1933 г., т.е. за полгода действия закона, на основании его были осуждены 103 тыс. человек. Из них (по разработанным данным о

19

79 тыс. осужденных) осуждены к расстрелу — 4880 человек или 6,2%, а к десяти годам лишения свободы — более 26 тыс. человек (или 33%). Большинство осужденных составляли крестьяне21. Сталин, как свидетельствуют публикуемые письма, не только был автором закона и сформулировал его «теоретическое обоснование», но некоторое время спустя инициировал его негласную модификацию, призванную несколько упорядочить его применение (документы № 248).

Убежденность в необходимости и эффективности максимальной централизации, тотального контроля и принуждения наряду с жаждой единовластия и авторитарностью служила источником стремления Сталина к установлению личной диктатуры. Одним из препятствий на этом пути были соратники Сталина по Политбюро. Выйдя победительницей из острой внутрипартийной борьбы 20-х годов, сталинская фракция отличалась большой сплоченностью и безусловным подчинением своему лидеру. Однако это подчинение первоначально не носило форму абсолютной зависимости чиновников от лидерадиктатора. Признавая первенство Сталина, члены Политбюро чувствовали себя политическими фигурами, хозяевами тех ведомств, которыми они руководили. Как политические деятели члены Политбюро фактически были продуктом сращивания высшего партийного и государственно-хозяйственного руководства, что значительно увеличивало их реальное влияние. Первое время после окончательной победы сталинской группы в партии сохранялись остатки традиций «коллективного руководства» — достаточно регулярно проводились заседания Политбюро, Оргбюро, Секретариата. После разгрома оппозиций в партии члены высшего советского руководства объективно оставались единственной силой в существующей политической системе, ограничивающей единовластие Сталина (хотя периодически он должен был также учитывать настроения населения).

Ограничение влияния членов Политбюро было одной из важных задач, которую Сталин решал постепенно на протяжении нескольких лет. Ее решение облегчалось отсутствием единства в Политбюро, нарастанием конфликтов внутри сталинской фракции. Противоречия между членами Политбюро, помимо личных мотивов, подогревались противоречиями между ведомствами, которые они возглавляли. Каждый из членов Политбюро (в соответствии с занимаемой должностью) активно защищал преимущества «своего» учреждения и «своих» людей. Многочисленные столкновения в правительстве и Политбюро происходили по поводу распределения материальных ресурсов, капитальных вложений, по поводу тех или иных решений, которые были выгодны одним ведомствам, но ущемляли интересы других.

Постоянный конфликт, изначально предопределяемый системой государственного управления, существовал между отдельными наркоматами и руководством СНК СССР и Госплана. Если наркоматы стремились обеспечить себе более льготные условия работы, требовали дополнительных капиталовложений и облегчения планов, то правительство и Госплан противостояли подобным тенденциям. Этими обстоятельствами были вызваны, например, многочисленные конфликты между Орджоникидзе и Молотовым, о которых говорилось в переписке Сталина и Кагановича (документы № 4, 13). Став в начале 1935 г. наркомом путей сообщения, Каганович также оказался участ—

Зеленин И.Е. «Закон о пяти колосках»: разработка и осуществление // Вопросы истории. 1998. № 1. С. 121.

20

ником таких конфликтов, о чем он вспоминал даже много лет спустя: «[...]Хрущев пишет, что у меня с Молотовым были отношения плохие, острые, что мы спорили. Это неверно. Мы с ним, когда работали в ЦК, работали дружно, а когда он стал председателем Совнаркома, а я министром (наркомом — Сост.) путей сообщения, то мы спорили на деловой почве. Я требовал больше рельс, больше капиталовложений, а Межлаук, предгосплана, не давал, а Молотов поддерживал Межлаука[...] На этой почве у меня, как и у Орджоникидзе, — он тоже, говорят, с Молотовым спорил и дрался. Но Серго спорил с ним тоже на почве капвложений, на почве отношения к промышленности. Спорил. И жаловались мы Сталину. Молотова это задевало, почему мы идем жаловаться на Совнарком? А мы считали, что Политбюро — высшая инстанция»22.

Публикуемая переписка подтверждает, что Сталин действительно являлся высшим арбитром в межведомственных конфликтах. Важным преимуществом Сталина было то обстоятельство, что он выступал как носитель и выразитель общегосударственных начал, борец с ведомственным эгоизмом и бюрократизмом, с «вельможами-бюрократами добивающимися орденов для своих дружков-собюрократов» (документ № 42), с «бюрократическим самомнением», «отсталостью и косностью» аппарата управления (документ № 35) и т.д. В письме от 4 сентября 1931 г. (документ № 42) он протестует против попыток Наркомснаба создать собственный резервный фонд зерна. Вскоре после этого Политбюро и Совнарком приняли решение о концентрации фондов зерна и других продуктов в неприкосновенном и государственном фондах, находящихся под управлением специального Комитета резервов, независимого от отдельных наркоматов23. 6 сентября 1931 г. (документ № 47) Сталин резко осуждает попытки ВСНХ использовать по своему усмотрению сэкономленную валюту: «Экономия в 4 миллиона валюты составляет достояние государственной кассы, а не ВСНХ, у которого нет и не должно быть кассы. Мы против анархо-синдикалистского государства!...] Мы считаем, что государство выше ВСНХ». Еще через несколько дней Сталин требует прекратить практику утверждениягрешений ведомств ЦК ВКП(б), а не Совнаркомом, видя в этом попытку «превращения ЦК из органа руководящего в орган подсобный для отдельных наркоматовских нужд» (документ № 54). В октябре 1933 г. Сталин предлагает Кагановичу «вздуть» Орджоникидзе за то, что он, доверив руководство артиллерийскими заводами «двум-трем своим любимчикам — дуракам, готов отдать в жертву этим дуракам интересы государства» (документ № 410) и т.д.

На почве борьбы с ведомствами Сталин неоднократно вступал в конфликты со своими соратниками. Особенно часто это происходило в 1931 г. Несмотря на остроту конфликтов, Сталин старался завершать их компромиссами, поддерживая определенное равновесие и стабильность в Политбюро. В этот период он считал недопустимым «подтачивание» «руководящей группы, исторически сложившейся в борьбе со всеми видами оппортунизма» (документ № 13). В значительной степени такая точка зрения определялась нарастанием кризиса, который ослаблял позиции Сталина. Однако по мере преодоления этого кризиса менялось поведение Сталина. Переписка с Кагановичем демонстрирует эти перемены. Сталинские письма лета-осени 1933 г.

22 Чуев Ф. Так говорил Каганович. С. 61.

23 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 24 (решение ПБ от 10 октября 1931 г.); ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 57. Д. 16. Л. 53 (постановление СНК от 19 октября 1931 г.).

21

становятся все более требовательными и резкими. (Возможно и это имел в виду Каганович, когда позже говорил о «другом» Сталине после 1932 г.). Члены Политбюро старались удержать свои позиции, о чем свидетельствовал конфликт по поводу речи прокурора А.Я.Вышинского, вызвавший резкие упреки Сталина в адрес Кагановича и Молотова (см. документы № 301, 303). В последующие годы происходило все более заметное разрушение системы «коллективного руководства» партией и наращивание единовластия Сталина. Объективно этому способствовала также смерть двух членов Политбюро — Кирова, погибшего в результате террористического акта 1 декабря

1934 г., и Куйбышева, умершего в самом начале 1935 г. В феврале-марте

1935 г. по инициативе Сталина Политбюро приняло решения, которые во многом организационно оформляли новый порядок в высших эшелонах партийной власти. Член Политбюро А.А.Андреев был освобожден от поста наркома путей сообщения и назначен секретарем ЦК ВКП(б). На место наркома путей сообщения был направлен Каганович, который сохранил пост секретаря ЦК, но был освобожден от обязанностей председателя Комиссии партийного контроля при ЦК и секретаря московской партийной организации. Председателем Комиссии партийного контроля вместо Кагановича был назначен Н.И.Ежов, ставший незадолго до этого также секретарем ЦК. Еще одну часть «наследства» Кагановича — пост секретаря московского обкома ВКП(б) — получил другой выдвиженец — Н.С.Хрущев. На Андреева и Ежова возлагалось руководство работой Оргбюро, которое в партийной иерархии занимало второе место после Политбюро24. До этого Оргбюро было вотчиной Кагановича.

Кадровые перемещения в начале 1935 г. означали рассредоточение влияния ближайших сталинских соратников и постепенное выдвижение в высшие эшелоны власти нового поколения руководителей, которых представляли Ежов (переписка демонстрирует особое отношение Сталина к этому новому фавориту) и Хрущев. Каганович, который в течение нескольких лет был первым заместителем Сталина в партии, в значительной мере утратил это положение. Формально на его место попал А.А.Андреев, назначенный секретарем ЦК, руководившим работой Оргбюро. Однако влияние Андреева на деятельность Оргбюро было изначально ограничено оговоркой об участии Ежова в руководстве этим органом, а также тем обстоятельством, что Каганович оставался как секретарем ЦК, так и членом Оргбюро. Более того, Андреев, скомпрометированный принадлежностью к оппозиции в начале 20-х годов, был робкой и серой фигурой. Каганович, как свидетельствует переписка, во время отпусков Сталина в 1935 и в 1936 гг. попрежнему курировал работу Политбюро.

В 1935–1936 гт. стали правилом нарушения регулярности созыва очередных заседаний Политбюро — в среднем они проводились реже, чем раз в месяц, за весь 1936 г. было всего 9 заседаний, в то время, как в начале 30-х годов в среднем в месяц проводилось 7–8 различных заседаний Политбюро. Большинство решений принимались опросом. Широкое распространение получили разного рода встречи отдельных членов Политбюро, подменявшие регулярные официальные заседания25.

Сталинское Политбюро в 30-е годы. Сборник документов. Составители Хлевнюк О.В., Квашонкин A.B., Кошелева Л.П., Роговая Л.А. М., 1995. С. 142–143. Хлевнюк О. В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996. С. 164, 288.

22

Документы за 1935–1936 гг. (в отличие от документов предыдущих периодов) не содержат свидетельств об открытых демаршах членов Политбюро (заявлениях об отставке, ультиматумах по поводу ведомственных требований и т.д.). Чутким индикатором новых отношений в Политбюро была переписка Сталина и Кагановича. Письма Сталина становились все более сухими и указующими, а ответы и запросы Кагановича все менее самостоятельными и более льстивыми. В 1935–1936 гт. даже письма Кагановича, предназначенные другим членам Политбюро, превратились в неуемно льстивые и часто нелепые панегирики в адрес Сталина: «У нас тут дела идут неплохо. Чтобы коротко охарактеризовать, я могу коротко повторить то, что я и Микоян сказали т. Калинину, когда он поехал в Сочи. Перед отъездом он спрашивает нас, что передать Хозяину? Мы и сказали ему: передай, что «страна и партия так хорошо заряжены, что стрелок отдыхает, а дела идут — армия стреляет». То что происходит, например, с хлебозаготовками этого года — это совершенно небывалая ошеломляющая наша победа — победа Сталинизма»26; «[...Щриходится, к сожалению, загромождать делами в большом количестве хозяина и срывать ему отдых, в то время как словами не выскажешь насколько ценно его здоровье и бодрость для нас, так любящих его и для всей страны»27; «Вот брат, великая диалектика в политике, какою обладает наш великий друг и родитель в совершенстве»28.

Окончательная точка в процессе ликвидации «коллективного руководства» и превращения членов Политбюро в безвластных высших чиновников при вожде-диктаторе была поставлена в ходе «большого террора» в 1937–1938 гг. Из-за конфликта со Сталиным покончил самоубийством (или был убит) Г.К.Орджоникидзе. В 1938–1939 гг. были расстреляны члены и кандидаты в члены Политбюро С.В.Косиор, Р.И.Эйхе, Я.Э.Рудзутак, В.Я.Чубарь, ПППостышев, отстранен от дел Г.И.Петровский. В постоянном напряжении перед войной Сталин держал и своих самых близких соратников. Жену Молотова П.СЖемчужину сняли с должности наркома и вывели из состава ЦК по политическим мотивам (арестуют Жемчужину после войны). Различные обвинения предъявлялись Кагановичу. Под угрозой ареста покончил самоубийством родной брат Кагановича, занимавший пост наркома авиационной промышленности.

Ни Каганович, ни другие члены сталинского Политбюро уже никогда не занимали такого высокого и относительно независимого положения, как в начале 1930-х годов. И никогда более Сталин не вел со своими соратниками столь откровенную и подробную переписку, как публикуемая переписка с Кагановичем.

ЛАЗАРЬ КАГАНОВИЧ: КАРЬЕРА СТАЛИНСКОГО КОМИССАРА

Л.М.Каганович был одной из наиболее влиятельных и колоритных фигур в сталинской руководящей группе, которая держалась у власти со времени

Сталинское Политбюро в 30-е годы. С. 146 (письмо Орджоникидзе от 4 сентября

1935 г.).

Там же. С. 148–149 (письмо Орджоникидзе от 30 сентября 1936 г.).

Там же. С. 151 (письмо Орджоникидзе от 12 октября 1936 г.).

23

смерти Ленина до разгрома «антипартийной группы» в 1957 г. Проведя 30 лет в Политбюро, Каганович в годы, охватываемые данным сборником, занимал столь важные посты, что многие считали его чуть ли не сталинским наследником29.

Каганович родился в 1893 г. в бедной еврейской семье в деревне Кабаны Чернобыльского уезда Киевской губернии. В 13 лет, получив начальное образование, он уехал искать работу в Киев, где в конце концов попал на кожевенный завод. В 1911 г. по примеру старшего брата Михаила вступил в большевистскую партию, активно работал в профсоюзе кожевенников. В 1915 г. Каганович и его жена Мария уехали из Киева в Юзовку, где Каганович после свержения царя стал заместителем председателя местного совета.

Вскоре после февральской революции Каганович вернулся в Киев, где поступил на военную службу. В своих мемуарах он вскользь упоминает об этих событиях, заявляя, что был направлен в армию партией для ведения пропагандистской работы30. Отправленный вскоре в Саратов, Каганович активно агитирует в войсках. В июне 1917 г. он принимал участие в заседаниях всероссийской конференции военных организаций при ЦК партии большевиков в Петрограде и был избран на ней в состав всероссийского бюро. После возвращения Кагановича в Саратов, его арестовали и отправили на фронт, однако в прифронтовой полосе, в Гомеле, освободили, благодаря усилиям местных большевиков. В последующие месяцы он активно работал в партийных организациях Гомеля и Могилева и сыграл важную роль в захвате власти большевиками в этих центрах. После Октябрьской революции Кагановича привлекли к работе по созданию новой Красной армии, благодаря чему он установил связи с рядом известных большевиков. Когда в мае 1918 г. Кагановича направили в Нижний Новгород, он быстро утвердился там в качестве лидера большевистской организации.

Нижний Новгород в связи с продвижением чехословацкого корпуса был прифронтовым городом. В 1918–1919 гг. губернию охватывали многочисленные крестьянские волнения, а на знаменитых сормовских заводах проходили крупные антибольшевистские стачки. В августе 1918 г. Ленин приказал нижегородским большевикам подавить угрозу внутренней контрреволюции при помощи массового террора31. 25-летний Каганович, как руководитель партийной организации, претворял в жизнь эти требования, в том числе расстрелы заложников из числа буржуазии. При этом публично Каганович призывал повысить роль чека и революционных трибуналов, защищал их от критиков32.

Нижегородский этап оказал решающее воздействие на формирование Кагановича как лидера нового типа. В этот период проявились его энергия, стремление к власти, безжалостность в борьбе за торжество большевистского режима. Идеи сверхцентрализации партийного и государственного руково—

29 Несмотря на это, историки редко проявляли специальный интерес к Кагановичу. Можно назвать несколько полезных работ, написанных преимущественно без привлечения архивов: Медведев Р., Парфенов С, Хмельницкий П. Железный ястреб. Екатеринбург, 1992; Шаповал Ю. Лазарь Каганович. Киев, 1994; Marcucci L. Il Commissario Di Ferro Di Stalin. Turin, 1997.

30 Каганович Л.М. Памятные записки. M., 1996. С. 98.

31 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 50. С. 142–143.

32 Стенографический отчет 5-й Нижегородской губернской конференции РКП (большевиков). Нижний Новгород, 1918. С. 68.

24

детва, приверженность которым Каганович доказал в 1918–1919 гг., стали основой доктрины победивших большевиков. Еще более укрепились эти качества Кагановича в период службы на южном фронте во время обороны Воронежа в 1919 г., а затем в Туркестане, куда он был послан в сентябре 1920 г. Деятельность Кагановича в этот период известна не слишком хорошо, однако несомненно, что он был одним из руководителей кровавого подавления антибольшевистских сил, в частности, басмаческого движения.

Карьерное продвижение Кагановича получило резкое ускорение в 1922 г., когда он был назначен на работу в ЦК РКП(б) в качестве заведующего организационно-инструкторским, затем — орграспредотделом, секретаря ЦК. Перевод в Москву, как свидетельствовал сам Каганович, произошел благодаря В.В.Куйбышеву, с которым он работал в Средней Азии33. Отвечая за важнейшие участки — кадровые перемещения и деятельность партийных инспекторов, Каганович работал рядом с секретарями ЦК Молотовым, Куйбышевым и Сталиным, с которым у него складывались все более тесные отношения. Каганович оказался незаменимым помощником Сталина в борьбе с оппозициями в высшем партийном руководстве.

Секретариат ЦК РКП(б) после смерти Ленина был кузницей кадров, группировавшихся вокруг Сталина не только в высшем руководстве страны, но и на местах. Ряд функционеров из ЦК выдвигались на руководящую работу в регионы — А.А.Андреев на Северный Кавказ, Д.Е.Сулимов на Урал, К.Я.Бауман в Москву, И.М.Варейкис в Центрально-Черноземную область, Б.П.Шеболдаев на Нижнюю Волгу, М.М.Хатаевич в Средне-Волжский край. Каганович в апреле 1925 г. был назначен генеральным секретарем ЦК компартии Украины.

Как руководитель одной и крупнейших республик, Каганович не только поддерживал линию Сталина в отношении нэпа, но боролся за наращивание капиталовложений в индустриальное развитие Украины, в частности, был приверженцем строительства Днепровской электростанции. Во многом руками Кагановича осуществлялась политика «украинизации» — выдвижения украинских кадров и вовлечения украинцев в партию. Украинский язык вводился в качестве официального в партийно-государственное делопроизводство, средства массовой информации, расширялось его изучение в школах. Целью этой политики было укрепление социальной базы режима в республике и превращение Украины в модель решения национального вопроса на путях социализма, маяк для революционного движения в Восточной Европе34. Однако «украинизация» вызвала оппозицию со стороны русских, преобладавших в партии и профсоюзном движении на Украине, тем более, что большинство горожан в республике были русскоязычными. С другой стороны, Каганович вступил в конфликт с теми представителями украинской компартии, которые требовали более решительного проведения «украинизации». Эту группу возглавлял нарком просвещения Украины АЯ.Шумский. При поддержке Сталина эти оппоненты Кагановича были обвинены в «национал-уклонизме», осуждены политически, а некоторое время спустя репрессированы35.

33 Каганович Л.М. Памятные записки. С. 251–252.

34 Mace J.E. Communism and the Dilemmas of National Liberation: National Communism in Soviet Ukraine. 1918–1933. Cambridge, Mass., 1983.

35 Панчук M.I. «Нашонал ухильництво»: анатомш проблеми // Маршрутами icropii. Киев, 1990. С. 221–222; Шаповал Ю., Пристайко В., Золотарьов В. ЧК — ГПУ — НКВД в УкpaiHi. Киев, 1997. С. 33–34.

25

В июне 1926 г. Кагановича избрали кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б), и в этом качестве он беспощадно боролся с объединенной оппозицией. Затем вместе со Сталиным резко повернул «влево», к политике форсированной индустриализации и чрезвычайных хлебозаготовок. Несмотря на это, прислушавшись к жалобам украинских работников, конфликтовавших с Кагановичем, Сталин в июне 1928 г. отозвал его в Москву. Считается, что этот шаг был ценой, которую заплатил Сталин за поддержку украинских функционеров, входивших в состав ЦК ВКП(б). Однако столь же правомерно полагать, что Каганович нужен был Сталину в связи с усиливавшейся борьбой с «правыми», с группой Рыкова — Бухарина. Если это так, то Каганович оправдал надежды вождя. Вернувшись на работу в Секретариат ЦК ВКП(б), Каганович играл активную роль в смещении лидеров «правых», в частности, секретаря московской партийной организации Н.А.Угланова и председателя ВЦСПС М.П.Томского, занимался проведением чрезвычайной политики в деревне.

Вслед за разгромом «правых» Каганович достиг вершин власти. В июле 1930 г. он был избран членом Политбюро, а после перехода Молотова в СНК, как уже говорилось, направлял работу аппарата ЦК ВКП(б). С апреля 1930 г. Каганович сменил Баумана на посту руководителя московской партийной организации и собрал вокруг себя команду энергичных администраторов — Н.С.Хрущева, Г.М.Маленкова, H.A. Булганина. Не имея времени внимательно вникать во все московские дела, Каганович держал под контролем перестройку столицы и, главным образом, два основных проекта — строительство метро и канала Москва — Волга (последний возводился силами заключенных). Пущенный в строй в 1935 г., метрополитен был назван именем Кагановича. Публикуемая переписка также свидетельствует, что московские проблемы интересовали Сталина, и он неоднократно обсуждал их с Кагановичем.

Письма и телеграммы за 1932–1933 гг. показывают, что Каганович был одним из главных организаторов чрезвычайных хлебозаготовок и террора в период массового голода. Сталин неоднократно посылал его в основные зерновые регионы страны (на Украину, Северный Кавказ), где Каганович неизменно действовал жестоко и безжалостно (см документы № 186, 282)36. Продолжая эту линию, Каганович в 1933 г. был одним из создателей новой системы административно-репрессивного контроля над сельским хозяйством посредством организации сети политотделов. В 1933 г. Каганович также руководил чисткой партии и после реорганизации на XVII съезде ВКП(б) в начале 1934 г. Центральной контрольной комиссии ВКП(б) в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б) возглавил последнюю.

В этот период многим казалось, что Каганович заменил Молотова в качестве второго человека в советском руководстве. Складывался культ Кагановича, особенно в московской партийной организации. На XVII съезде ВКП(б) многие делегаты соединяли имена «Сталин — Каганович», как воплощение высшего партийного руководства. На празднованиях октябрьской революции в 1934 и 1935 гг. портреты Кагановича занимали второе место после портретов Сталина. Западные журналисты обсуждали возможность наследования Кагановичем власти после Сталина.

Подробнее см.: Ивницкий H.A. Коллективизация и раскулачивание (начало 30-х годов). М., 1994. С. 191–202; Осколков Б.Н. Голод 1932/1933. Хлебозаготовки и голод 1932/1933 года в Северо-Кавказском крае. Ростов-на-Дону, 1991; Shimotomai N. A Note on the Kuban Affair (1932–1933) // Acta Slavica Iaponica. T. 1. 1983. Sapporo.

26

Влияние и возможности Кагановича полностью определялись его преданностью Сталину. Мы не знаем ни одного случая, когда бы Каганович занимал позицию, отличную от сталинской. Он твердо следовал всем идеологическим и политическим поворотам, которые предпринимал Сталин. В целом, это было характерно для всех членов Политбюро, окружавших Сталина после разгрома оппозиций и утверждения его личной диктатуры. Однако Каганович выделялся даже на этом фоне, заслужив от Молотова такую характеристику. «Он среди нас был сталинистом двухсотпроцентным»37.

Каганович был типичным представителем сталинских выдвиженцев, в огромной массе попавших в 20–30-е годы в высшие и средние эшелоны партийно-государственного аппарата. Из низших слоев по происхождению, они были так называемыми практиками — организаторами таких же, как сами (и поэтому понятных им) масс и администраторами. Сформировавшись в экстремальных условиях мировой и гражданской войн, они были склонны к насилию, безжалостности, выполнению любых задач. Несмотря на незначительность образования, Каганович был человеком способным, во всяком случае, вполне подготовленным для тех задач, которые стояли перед руководителями сталинского типа. Он был хорошим оратором, чрезвычайно трудоспособным, обладал прекрасной памятью и живым природным умом. Все это в масштабах советской системы руководства вполне компенсировало поверхностность, недостаток образования и общей культуры. Возможно, один из немногих случаев, когда Каганович действительно испытывал некоторые неудобства от отсутствия образования — его переписка со Сталиным. «Прочитав свое письмо, — сообщал Каганович Сталину в самом начале их регулярной переписки, — я вижу, что не выполнил Вашей директивы овладеть знаками препинания, начал было, да не вышло, при всей загруженности это можно одолеть. Постараюсь, чтобы в последующих письмах были и точки, и запятые» (документ № 3). Однако точки и запятые в письмах Кагановича так и не появились (в данной публикации, как уже говорилось, их расставляли, а также исправляли другие ошибки, составители). Несмотря на то, что Каганович очень старался (испытывая огромный недостаток времени, он тем не менее первоначально писал черновики писем Сталину, а затем переписывал их), он имел все основания убедиться, что необразованность — черта неискоренимая.

Карьера Кагановича не может быть вполне понята вне связи с развитием сталинской правящей группы, ее идеологией и практическими действиями. Эта группа сформировалась в борьбе с оппозициями 20-х годов вокруг платформы форсированной индустриализации и насильственной коллективизации. Каганович полностью воспринимал эти цели как собственные. Связанное преданностью Сталину, Политбюро, однако, не было лишено конфликтов и трений. Кагановича историки нередко отождествляют с так называемой «радикальной фракцией» в Политбюро, под воздействием которой Сталин, занимавший якобы среднюю позицию между «радикалами» и «умеренными», принимал жесткие и жестокие решения38. Однако имеющиеся источники, в том числе публикуемая переписка, пока не подтверждают эту гипотезу. Они показывают, что разногласия в Политбюро действительно существовали, но вызывались, скорее, ведомственными позициями и интересами советских

Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991. С. 319.

Эта точка зрения полно изложена в книге: Conquest R. The Great Terror. London, 1990.

27

лидеров. Председатель СНК СССР Молотов, тесно связанный со своим заместителем, председателем Госплана Куйбышевым, находился в напряженных отношениях с председателем ВСНХ (затем наркомом тяжелой промышленности СССР) Орджоникидзе (см. например, документы № 4, 13). Их конфликты определялись во многом проблемами распределения капитальных вложений. Каганович, друживший с Орджоникидзе, также сталкивался с Молотовым по ведомственным вопросам (особенно после назначения на пост наркома путей сообщения). Не исключено также, что на определенном этапе они соперничали как ближайшие соратники Сталина. С другой стороны, отношения Кагановича с Куйбышевым и Ворошиловым, судя по всему, были достаточно дружескими.

В той или иной мере, но все сталинские соратники были причастии к политике насилия и репрессий, которая осуществлялась сталинским режимом для удержания власти и реализации целей форсированной индустриализации. Массовые репрессивные акции, показательные процессы, депортации и чистки, создание системы принудительного труда были существенным звеном всей системы управления страной. Каганович активно участвовал во всех этих кампаниях, инициатива проведения которых, как вновь свидетельствует публикуемая переписка, исходила преимущественно от Сталина. Наиболее полно механизм организации репрессивных акций прослеживается в переписке за 1936 г. в связи с подготовкой и проведением первого «большого» московского процесса над лидерами бывших оппозиций в августе 1936 г. (см. документы № 744, 745,'752, 755 и т.д.). Однако этим роль Кагановича не ограничивалась. В 1936–1938 гг. в результате массовых репрессий погибли многие работники железнодорожного транспорта и тяжелой промышленности, которыми руководил Каганович. Он напрямую был вовлечен в организацию террора, подписывал документы на арест своих подчиненных, издавал приказы с требованиями дальнейших репрессий. При исключении из партии в начале 60-х годов Каганович был обвинен в том, что лично подписал списки на расстрел 36 тыс. человек39. В эти ужасные годы он также совершил ряд поездок на места (в Иваново, Западную область, в Донбасс), в результате чего в этих регионах были проведены массовые чистки и аресты руководящих работников.

После «большого террора» и выдвижения Сталиным нового поколения руководителей позиции Кагановича в высшем руководстве были существенно ослаблены. Многие связывают это с усилением антисемитизма после заключения советско-германского пакта в 1939 г., с самоубийством старшего брата Кагановича Михаила, над которым нависла угроза ареста. Вместе с тем нужно учитывать недовольство Сталина деятельностью Кагановича в качестве руководителя железнодорожного транспорта. Железные дороги плохо справлялись с нагрузками в ходе зимней войны с Финляндией. Каганович подвергался критике за проблемы в организации эвакуации в 1941 г. Во время войны он дважды отстранялся от руководства НКПС. Наиболее явным свидетельством немилости у Сталина был тот факт, что в 1941–1947 гг. Каганович лишь изредка посещал заседания в сталинском кремлевском кабинете40.

Несмотря на то, что после 1948 г. положение Кагановича несколько улучшилось, он уже никогда не достиг тех высот, на которых находился в начале 30-х годов. Окончательно карьера Кагановича завершилась на июньском

39 Вопросы истории КПСС. 1989. № 5. С. 100.

40 Исторический архив. 1995. № 5–6; 1996. N° 1–3.

28

пленуме ЦК КПСС 1957 г., когда вместе с Молотовым и Маленковым он был зачислен в так называемую «антипартийную группу», исключен из Политбюро и ЦК. На пленуме Кагановича обвиняли в активном участии в терроре в 30-е годы. В 1961 г. за эти преступления он был подвергнут новой критике на XXII съезде КПСС и исключен из партии. До своей смерти в 1991 г. Каганович оставался непререкаемым и убежденным сталинистом.

1931 год

Уходя в 1931 г. в длительный отпуск (согласно журналу записей посетителей Сталин не принимал никого в своем кремлевском кабинете с 6 августа по 11 октября 1931 г.1), Сталин впервые оставлял руководить повседневной работой Политбюро Кагановича. Однако при этом Сталин не собирался выпускать дела из-под контроля, регулярно получал информацию и направлял своих соратников, оставшихся в Москве.

В 1931 г. обозначились серьезные признаки кризиса, пик которого пришелся на 1932–1933 гг. Ко времени, когда Сталин отправился в отпуск, советская экономика работала с огромными трудностями. В попытке достичь амбициозные цели первого пятилетнего плана пленум ЦК ВКП(б) в декабре 1930 г. одобрил на 1931 г. самый сверхоптимистический из всех советских годовых народнохозяйственных планов: лишь за год промышленная продукция должна была вырасти на 45%, а капитальные» вложения в социализированный сектор экономики — на 70%. План предполагал соединить эти цели со строгим финансовым контролем. Если в 1930 г. денежная масса в обращении увеличилась на 55%, то в 1931 г. надеялись обойтись без дополнительной эмиссии.

В первые шесть месяцев года установленные планы существенно не выполнялись. В июне 1931 г. власти в связи с бюджетными затруднениями и нараставшей задолженностью по зарплате молчаливо отказались от намерения не производить эмиссию. В это же время обозначился серьезный кризис внешнеторгового баланса. Если в 1930 г. импорт лишь незначительно превосходил экспорт, то в первые шесть месяцев 1931 г. импорт приближался к 517 млн золотых рублей, а экспорт составлял менее 366 млн.2 Обеспокоенное этим, Политбюро 20 июля 1931 г. создало комиссию для поиска путей сокращения внешнего долга3.

Однако, несмотря на очевидные трудности, советские лидеры категорически отвергали любые попытки сокращения плановых показателей. Обращаясь к руководителям промышленных предприятий 23 июня 1931 г., Сталин обрушился на тех, кто призывал к более реалистическим планам: «гоните прочь всех тех мудрецов в кавычках, которые вам говорят о реальных планах и проч.»4 Сталин вместе с тем дополнил свои требования безусловно выполнить план 1931 г. программой «мини-реформ», известной как «шесть условий Сталина». «Шесть условий» провозглашали необходимость более широкого использования экономических рычагов управления производством. Речь шла о повышении заинтересованности рабочих в более производительном труде (ликвидация уравниловки в оплате, улучшение бытовых условий), о повыше—

1 Исторический архив. 1994. N° 6. С. 37.

2 См.: R.W. Davies. Crisis and Progress in the Soviet Economy, 1931–1933. Basingstoke, 1996. P. 22–24, 536.

3 РГАСПИ. Ф. 17. On. 162. Д. 10. Л. 122.

4 Там же. Ф. 85. On. 28. Д. 7. Л. 207–208.

30

нии авторитета и стимулировании инженерно-технических работников, о контроле над экономическими результатами деятельности предприятий при помощи так называемого «хозрасчета». Однако эти нововведения лишь незначительно облегчали экономические проблемы.

В сельском хозяйстве первые шесть месяцев 1931 г. были отмечены началом новой кампании коллективизации, сопровождаемой второй волной раскулачивания. К 1 августа 1931 г. 58% крестьянских хозяйств были коллективизированы по сравнению с 24% на 1 января. В 1931 г. были высланы сотни тысяч «кулаков», большая часть в периоды весеннего сева и сбора урожая. Эти огромные потрясения, несомненно, оказали разрушительное воздействие на сельскохозяйственное производство. Урожай также пострадал в результате серьезной засухи в основных зерновых регионах. В результате сбор зерна в 1931 г. был существенно ниже, чем в предыдущем году. Однако власти слишком медленно осознавали это и добивались выполнения плана государственных хлебозаготовок, который был даже несколько выше, чем зарегистрированный сбор 1930/1931 г.

В переписке Сталина и Кагановича отражено понимание некоторых из этих проблем, однако многие другие либо искажаются, либо вообще игнорируются. Несмотря на то, что Сталин постоянно подчеркивал необходимость безусловного выполнения планов 1931 г., он уделяет удивительно мало внимания реализации широко известных «шести условий», провозглашенных им как раз накануне отъезда в отпуск. Например, Сталин практически игнорирует деятельность специальной комиссии под руководством секретаря ЦК ВКП(б) П.П.Постышева, которая занималась подготовкой реформы заработной платы. В письме от 4 сентября (документ № 42) он лишь сообщил: «Резолюции о зарплате по металлу и углю не читал. Передайте Постышеву, что голосую за них по доверию». Поражает также отсутствие интереса Сталина к вопросам денежной эмиссии, которая существенно возросла в эти месяцы.

В центре внимания Сталина — дефицит внешнеторгового баланса. Он обсуждает этот вопрос во многих письмах и шифровках. В шифровке от 6 сентября (документ № 47) он откровенно отмечает, что «валютное положение у нас отчаянное» и предупреждает, что оно будет ухудшаться, потому что экспорт в большинство стран падает. При этом Сталин — неожиданное обстоятельство для историков — не требует увеличения зернового экспорта. 4 сентября (документ № 42) он жестко критиковал усилия Кагановича увеличить экспорт зерна, за который «платят гроши» и настаивал, что экспорт масла и яиц был бы более выгодным.

Основной подход Сталина к решению проблем внешней торговли — сокращение импорта. Это была довольно реалистическая политика, учитывая трудности обеспечения надежности экспорта в условиях мирового экономического кризиса и неблагоприятную мировую конъюнктуру сельскохозяйственного экспорта. В письме от 25 августа (документ N° 26) Сталин даже предлагал прекратить импорт из США в силу «драконовских условий кредитования, которые практикует Америка». 14 сентября (документ № 63) он писал, что импортный план IV квартала (на октябрь-декабрь 1931 г.) «надо бы сократить елико возможно». Однако усилия Сталина в этой области первоначально не давали результата. Импорт в целом даже увеличился в июледекабре 1931 г. Баланс внешней торговли демонстрировал значительный дефицит в каждом квартале вплоть до июля-октября 1932 г. Существовало не—

31

сколько причин столь сложного сокращения огромного импорта. С одной стороны, сталинские намерения терпели поражение перед напором реальных потребностей технологического перевооружения промышленности. С другой — значительную роль играли ведомственные интересы, воздействие которых во многом определяло реальности экономической политики. Только со временем строгие меры экономии принесли свои плоды. К концу 1932 г. кризис во внешней торговле был преодолен, хотя резкое сокращение закупок оборудования создало проблемы для советской индустрии.

Определенную гибкость, казалось, временами Сталин проявлял и в отношении сельского хозяйства. В середине августа он заявлял, например, что волнения в западной Грузии необходимо успокоить не только репрессиями, но и подвозом хлеба, ссылаясь на то, что «безрассудная «политика хлебозаготовок» грузинского руководства довела эти районы до голода (документ № 13). Однако это заявление вовсе не означало общего изменения политики насильственных хлебозаготовок. Сталин подтвердил, что прежняя линия должна проводиться на Украине и в других хлебопроизводящих регионах, а его самодовольство по поводу состояния сельского хозяйства (вопреки тревожным предупреждениям экспертов) проявилось в замечании: «зерновая проблема уже разрешена у нас» (документ № 13). В целом, в письмах за 1931 г. Сталин уделил слишком мало места сельскому хозяйству, очевидно полагая, что хлебозаготовки пройдут без особых трудностей.

Действительно внимательным Сталин был в этот период к ситуации на Дальнем Востоке. В начале 1931 г. советское руководство имело информацию, что влиятельные круги в Японии выступают за нападение на советский Дальний Восток. 18 сентября 1931 г. Япония вторглась в Маньчжурию, что стало первым значительным актом агрессии одной из фашистских держав, игравшим, как видно теперь, роль прелюдии ко второй мировой войне. Советский Союз в это время был еще слишком слабым, чтобы дать отпор Японии, и Сталин предпочитал осторожную политику. 14 сентября, за несколько дней до японского вторжения, Сталин требовал от Кагановича придерживаться твердой, но гибкой и более осмотрительной тактики в решении вопросов, касающихся советско-японских отношений (документ № 63). В целом на этих позициях Сталин оставался и после того, как японская агрессия стала свершившимся фактом (документ № 75). Такая осторожность разделялась не всеми. В стихотворении «Что дальше?», опубликованном в «Известиях» 23 сентября, поэт Демьян Бедный (вряд ли по собственной инициативе) позволил себе выразить недоумение по поводу «молчания Москвы» в ответ на японское вторжение: «Всегда готовая к отпору / Молчит загадочно Москва/И даже я в такую пору / Щедрюсь не очень на слова». Сталин приказал привлечь к ответу и Демьяна Бедного, и редактора «Известий» И.М.Гронского, и наркома иностранных дел М.М.Литвинова (документ № 82).

Нараставшее недовольство Сталин демонстрировал и по отношению к деятельности других советских руководителей, включая некоторых из его ближайших соратников. Летом 1931 г., как свидетельствуют письма, особую критику вызывали руководители Наркомата путей сообщения, в частности, нарком М.Л.Рухимович. Старый большевик Рухимович, долгие годы находившийся на хозяйственной работе, был назначен наркомом железных дорог летом 1930 г. и с того времени не уставал публично повторять, что они требуют дополнительных капиталовложений. В узком кругу советских лидеров его претензии, видимо, шли еще дальше. Во всяком случае, в письме Кага—

32

новичу от 4 октября (документ № 89) Сталин утверждал, что Рухимович «вел (ведет и теперь!) гнуснейшую агитацию против практической линии ЦК (вопрос о темпах и т.п.)». В этом же письме Сталин сравнил Рухимовича с М.И.Фрумкиным, старым членом партии, заместителем наркома финансов в 20-е годы, который еще до Бухарина, в 1928 г. критиковал политику партии в деревне и форсированную индустриализацию5. Сталин резко осуждал Рухимовича в нескольких письмах Кагановичу начиная с конца августа. Но только 30 сентября 1931 г. Политбюро по докладу Кагановича приняло решение освободить Рухимовича от обязанностей наркома путей сообщения и назначило наркомом А.А.Андреева. Заместителем наркома был назначен начальник транспортного отдела ОГПУ Г.И.Благонравов*. Одной из причин относительно долгого решения вопроса и неоднократных напоминаний Сталина о необходимости сместить наркома путей сообщения была, возможно, поддержка, которую оказывали Рухимовичу некоторые члены Политбюро. Как следует из письма Сталина Кагановичу (документ № 89), даже после смещения Рухимовича Молотов предложил назначить его председателем Госплана СССР (что автоматически означало назначение заместителем председателя СНК СССР)7, а Орджоникидзе пытался предложить опальному Рухимовичу пост своего заместителя по ВСНХ. Сталин с негодованием отверг эти предложения и категорически потребовал послать Рухимовича «на внемосковскую работу по линии ВСНХ». Соратники Сталина вынуждены были подчиниться. 12 октября 1931 г. Политбюро утвердило Рухимовича управляющим объединения «Кузбассуголь»8. Только в июне 1934 г. прощенный Рухимович был назначен заместителем наркома тяжелой промышленности (Наркомат тяжелой промышленности сменил ВСНХ) по топливу. Судя по известным документам, этому назначению вновь способствовали как Орджоникидзе, так и Молотов. Причем Молотов предлагал пойти еще дальше — выделить из Наркомата тяжелой промышленности специальный наркомат для руководства топливной промышленностью и электростанциями и назначить Рухимовича на пост наркома9.

Смещение Рухимовича, несмотря на трения и разногласия, было одной из самых легких задач, которые 'пришлось решать летом 1931 г. Сталину. Гораздо сложнее было ему укрощать своих ближайших соратников по Политбюро, о чем в переписке Сталина и Кагановича за 1931 г. сохранилась важная информация.

Сразу же после ухода в отпуск Сталину пришлось разбираться с демаршем члена Политбюро и председателя Госплана СССР В.В.Куйбышева. 10 августа 1931 г. Куйбышев прислал на имя Кагановича записку, в которой сообщал о порядке подготовки директив по второму пятилетнему плану (1933–1937 гг.) и по контрольным цифрам развития народного хозяйства на 1932 г., а также просил предоставить ему отпуск с 20 августа по 5 октября «ввиду болезни». К записке было приложено заявление об отставке (см. приложение № 1). Кага—

5 См.: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание / Отв. редактор В.ПДанилов. Т. 1. М, 1999. С. 290–295, 443–459.

6 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 851. Л. 3. Подробнее о ситуации в НКПС в 1931 г. см.: EARees. Stalinism and Soviet Rail Tran^ort, 1928–1941. London, New York, 1995. P. 38–56.

7 В постановлении Политбюро от 30 сентября 1931 г. о смене руководства НКПС предусматривалось «поручить Секретариату ЦК, совместно с т. Молотовым, договориться с т. Рухимовичем об его дальнейшей работе» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 851. Л. 3).

8 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 854. Л. 7.

9 Сталинское Политбюро в 30-е годы. С. 140–141.

2–10

33

нович переслал эти бумаги Сталину и 12 августа встретился с Куйбышевым, чтобы обсудить вопрос об отставке. О результатах своей беседы Каганович сразу же сообщил Сталину (документ № 4). Куйбышев, как выяснилось, был обижен нападками парторганизации Госплана на его сотрудников, а также агрессивной позицией ведомственных руководителей, особенно несдержанного и вспыльчивого председателя ВСНХ СССР Г.К.Орджоникидзе.

Сталин, как видно из его письма (документ № 13), был недоволен как Куйбышевым, так и Орджоникидзе. Однако, как обычно в этот период, Сталин постарался потушить конфликт при помощи уговоров и уступок. Несомненно по поручению Сталина, 14 августа 1931 г. Молотов, находившийся вместе со Сталиным в отпуске на юге, писал Куйбышеву: «Т. Каганович прислал Кобе твое письмо в ЦК и я читал его [...] Насчет твоего ухода из Госплана не может быть и речи. Уверен, что все будут решительно против [...] Что тебе нужно, так это передышку. Это, по-моему, можно скоро осуществить, с первых чисел сентября. Итак, очень советую снять вопрос об уходе из Госплана и больше его вообще не подымать. Не такое сейчас время — надо вплотную взяться за улучшение Госплана. Мы должны тут тебе помочь, и я думаю, что дело с осени пойдет лучше, успешно»10. 16 августа Оргбюро, по предложению Кагановича, полностью поддержало Куйбышева в его конфликте с руководством газеты «Правда», который тянулся с начала июля 1931 г.11 30 августа 1931 г. Политбюро предоставило Куйбышеву полуторамесячный отпуск с 5 сентября. Однако, несмотря на все эти попытки сохранить Куйбышева во главе Госплана, вопрос не был решен окончательно. Во всяком случае, как уже говорилось, Молотов даже в конце сентября предлагал заменить Куйбышева на посту председателя Госплана М.Л.Рухимовичем (документ № 89).

Осуждение Сталиным Орджоникидзе в связи с заявлением Куйбышева было одним из первых шагов широкой атаки против Орджоникидзе, которую провел Сталин в 1931 г. Сталин явно тяготился слишком независимым (и не всегда разумным) поведением Орджоникидзе и использовал любой повод для того, чтобы ставить его на место. Хотя делал это пока еще достаточно аккуратно. Находясь в отпуске, Сталин указал Орджоникидзе на неправильность позиции ВСНХ в вопросе о заказах оборудования в США (документ № 26), руками Кагановича сместил с руководящих постов в Закавказье ставленников Орджоникидзе (документ № 28), резко выступил против предложений ВСНХ об импорте чугунных труб (документы № 34, 35), требовал наказать работников ВСНХ, виновных в бесхозяйственности (документ № 59). Самым же напряженным в этот период было столкновение Орджоникидзе и Сталина по поводу дополнительного импорта вагонных осей, колес и качественной стали.

На заседаниях Политбюро, проходивших незадолго до отъезда Сталина в отпуск, 28 и 30 июля 1931 г., по предложению Сталина была установлена окончательная цифра импортных контингентов черного металла: завоз в 1931 г. для ВСНХ 1.300 тыс. тонн проката плюс 100 тыс. тонн уже завезенного. чугуна12. Однако 30 августа Политбюро утвердило постановления валютной комиссии о размещении в Германии заказов на вагонные оси и колеса и

10 Сталинское Политбюро в 30-е годы. С. 121.

11 См. подробнее: Хлевнюк О. В. Политбюро. С. 80–81.

12 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 131. Реальный экспорт проката в 1931 г. составил 1289 тыс. тонн (Внешняя торговля СССР за 1918–1940 гг.: статистический обзор. М., .1960. С. 316).

34

об импорте качественных сталей на 5 млн руб. Оба решения принимались по предложению руководства ВСНХ, Орджоникидзе13. Получив это известие, Сталин и Молотов послали в Москву телеграмму, осуждавшую эти меры (документы № 41, 42). 5 сентября в ответ на протест Сталина и Молотова Политбюро поручило Рудзутаку, Кагановичу и Орджоникидзе составить телеграмму Сталину и Молотову, а до получения ответа от них задержать выдачу заказа. Руководителям ВСНХ и Наркомата внешней торговли поручалось также «дать сегодня же точный подсчет остатков от контингентов ВСНХ»14. Сообщая об этом решении, Рудзутак, Каганович и Орджоникидзе ссылались на образование у ВСНХ экономии по импорту, за счет которой и предлагалось произвести закупки стали, вагонных колес и осей (документы № 44, 46). Причем, как сообщал Каганович, на заседании Политбюро Орджоникидзе фактически требовал проигнорировать претензии Сталина (документ № 45). Реакция Сталина была резкой. Почувствовав некоторое сопротивление, он вместе с Молотовым 6 сентября послал в Москву ультиматум: «В случае вашего несогласия предлагаем специальное заседание Политбюро с вызовом нас обоих» (документ № 47). Под таким нажимом, хотя и не сразу, а только 8 сентября, Политбюро отменило свое решение от 30 августа об импорте качественной стали, вагонных колес и осей, предложив Наркомвнешторгу приостановить всякие переговоры о даче этих заказов (документы № 50, 52). На следующий день, 9 сентября, проявляя характерную для этого периода осторожность, Сталин послал дружески-внушающие письма Орджоникидзе и Кагановичу (документ № 54, приложение № 2).

Через несколько дней Сталину пришлось разбираться с очередным заявлением об отставке еще одного члена Политбюро — наркома снабжения А. И. Микояна. «Дорогой Сталин! — писал Микоян 12 сентября. — Твои две телеграммы о складах так больно меня ударили, что несколько дней не мог приступить к работе (это было после болезни). Это потому, что я могу принять любую критику и любые упреки, кроме упрека в нелояльности к ЦК и к тебе». Пожаловавшись, что на такой сложной должности, как в Наркомснабе, он не может работать без доверия ЦК и личной поддержки Сталина, что слишком долго занимает этот пост, Микоян просил об отставке: «Я готов на любую работу, которую поручит ЦК и с особым удовольствием на местную работу»15. Пока неизвестно, каким образом Сталин отклонил это заявление (Микоян остался на прежнем месте), однако публикуемые письма проливают свет на обстоятельства конфликта, породившего заявление Микояна.

Прибыв в отпуск, Сталин получил сообщения о тяжелом продовольственном положении в Грузии и потребовал принять меры. Вину за возникшие проблемы Сталин фактически возложил на Микояна. 14 августа 1931 г. Сталин послал в ЦК на имя Микояна (копия в Политбюро Кагановичу) телеграмму по поводу строительства складов зерна в Грузии, в которой обвинял Микояна в обмане (документ № 6). В ответной телеграмме от 18 августа 1931 г. на имя Сталина и Кагановича Микоян отверг обвинения. Он утверждал, что склады строились в 1930 г. и строятся в 1931 г. Отгрузка же хлеба затрудняется из-за выполнения экспортных заданий. «Я лишен возможности

13 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 179

14 Там же. Л. 182.

15 Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 765. Л. 72–73.

2*

35

установить кто и почему обманывает ЦК, но вижу всю несправедливость и необоснованность нападок на Наркомснаб», — писал Микоян16.

Недовольный Сталин отправил в Политбюро новую чрезвычайно резкую шифровку (документ № 14). 20 августа 1931 г. Политбюро рассмотрело эту телеграмму Сталина. В принятом решении отмечалось, что Наркомснаб не выполнил постановление Политбюро о строительстве складов в Грузии. Наркомату было предложено «немедленно развернуть работу по ускоренному строительству новых складов для зерна, для чаеводов и табаководов на Западе Грузии, с тем, чтобы все строительство этих складов находилось под контролем РКИ». Секретариату ЦК ВКП(б) в трехдневный срок поручалось послать 5 человек на места строительства, а председателю ГПУ Закавказья Л.П.Берии — «организовать максимальную помощь делу строительства новых складов, с тем, чтобы все новые склады были выстроены и сданы в эксплуатацию не позднее 5 ноября». Политбюро признало «необходимым ускоренную отправку хлеба в Грузию из Северного Кавказа», а количество отправляемого хлеба поручило определить Микояну совместно с Л.И.Картвелишвили в двухдневный срок. Микоян также получил задание рассмотреть вопрос о хлебозаготовках в Закавказье и доложить Политбюро 25 августа17. Однако 25 августа на заседании ПБ вопрос был отложен18 (видимо, в связи с болезнью Микояна). Только 5 сентября Политбюро заслушало Микояна и приняло его предложение ограничиться при проведении хлебозаготовок в Закавказье спущенным ранее планом. НКСнабу и Союзхлебу было поручено усилить отгрузку хлеба для Закавказья, закончив весь квартальный план завоза хлеба не позже 20 сентября19.

Конфликты и столкновения между Сталиным и его соратниками продолжались и в последующие годы, что нашло отражение в дальнейшей переписке Сталина и Кагановича.

16 Там же. Ф. 84. Оп. I. Д. 134. Л. 5.

17 Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 843. Л. 5.

18 Там же. Д. 844. Л. 8.

19 Там же. Д. 846. Л. 1.

1

Сталин — Кагановичу [ранее 6 августа 1931 г.]

Т. Кагановичу. На память.

1) Быть объективным в отношении Р. и С.

2) Миллионов 80 п. (по заготовкам) Кабакову1.

3) Северный канал = помочь2.

4) Резолюции о кооперации = очень важное дело3.

5) Резолюция о нарпите = очень важное дело4.

6) Определение и распределение фондов товаров (мануфактура, пищевые продукты, обувь и пр.) по кварталам и месяцам взять в свои руки (не оставлять безраздельно в руках НКснаба).

7) Определение фондов для экспорта не ставить в зависимость от драчки между НКторгом и НКснабом, а взять в свои руки.

8) Налечь на птицу: мяса в этом году не хватит, птица может вывезти (а также кролики)5.

9) Обратить особое внимание на золотопромышленность6 (отдать Серебровскому и Яковлева и Чеха).

10) Помнить об алюминии! Буржуазный подход к вопросу о рентабельности — расклевать7.

11) Запущено дело марксистско-ленинской обработки членов партии: партия у нас большая и сплошь молодая, марксистски плохо воспитана, а интенсивной работы по большевизации, по марксистской обработке «рядовых» членов партии — нет. Это большая опасность. Этот пробел нужно заполнить незамедлительно, не откладывая дело в долгий ящик8.

12) Следить за «Правдой», за Поповым и Мехлисом и помогать им систематически: оба они часто зарываются и могут сломать себе шею.

И. Ст.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 115–118. Автограф.

1 24 июля 1931 г. ПБ определило хлебозаготовительный план Урала по зерновым в 95 млн пудов и указало «воспретить всякую дискуссию о хлебофуражном балансе и о плане хлебозаготовок. Преподанный план считать окончательным и воспретить всякие разговоры о пересмотре плана» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 128). 8 августа ПБ пересмотрело это свое решение, установив новый план в 80 млн пудов, и вновь повторило указание о недопустимости дискуссии о плане хлебозаготовок (Там же. Л. 153).

2 10 августа 1931 г. ПБ отклонило предложение Н.М.Янсона и Г.Е.Прокофьева об отсрочке строительства Беломорского канала и поручило СНК и СТО рассмотреть в декадный срок смету расходов по строительству канала и заявку на стройматериалы и отпустить необходимые до конца года денежные средства и материалы (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 841. Л. 5).

3 См. примечание 4 к документу № 3 и примечание 8 к документу N» 79.

4 См. примечание 1 к документу № 13.

5 См. примечание 6 к документу № 7.

Й 10 августа 1931 г. Политбюро назначило А.П.Серебровского управляющим северного объединения «Цветметзолото», а его заместителем по «Востокзолото» А.И.Яковлева (Там же. Д. 841. Л. 5).

7 См. примечание 4 к документу № 7.

37

8 15 августа 1931 г. по инициативе Кагановича ОБ рассмотрело вопрос «О марксистсколенинском воспитании членов партии» и поручило комиссии разработать проект директивы ЦК (Там же. Ф. 17. Оп. 114. Д. 251. Л. 14). В материалах ОБ до конца 1931 г. других решений обнаружить не удалось.

2

Каганович — Сталину 10 августа 1931 г.

С. секретно.

Шифровка.

Из Москвы отправлена 18–47 10/V1II — 31 г.

Поступила на расшифрование 10/VIII — 31 г. 23–45

Вх. № 3.

Немедленно. Тов. Сталину.

Десятого рассмотрели вопрос о кредитной ставке по германским заказам. Выяснилось, что в связи с кризисом в Германии учетная ставка Рейхсбанка все время колеблется в сторону увеличения, в настоящее время она достигла 17%. Для противодействия дальнейшему повышению учетной ставки решили: а) командировать Пятакова для переговоров с промышленниками о восстановлении твердой максимальной учетной ставки, б) предложить Пятакову, Любимову и Хинчуку выяснить обстановку в Германии на предмет постановки этого вопроса перед германским правительством и, не вступая в переговоры с германским правительством, сообщить свои соображения немедленно в ЦК, в) поручить Розенголыду представить в ЦК записку о том, какую сумму наших заказов в Германии охватывает повышение процентной ставки1. Прошу сообщить Ваше мнение2 .

Каганович.

О час. «45 мин. 11/VIII — 31 г.з

Ф. 558. Оп. П. Д. 76. Л. 3 об. Подлинник. Машинопись.

1 Постановление ПБ от 10 августа 1931 г., о котором сообщает Каганович, см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 149. См. также документы № 3, 5, 17.

2 11 августа Сталин и Молотов ответили согласием (Там же. Л. 3).

3 Дата и время расшифровки.

3

Каганович — Сталину [11 августа 1931 г.]

Здравствуйте, Дорогой тов. Сталин!

Вчера на ПБ рассмотрели ряд вопросов (протокол Вам посылаем). По некоторым из них мы не приняли окончательных решений, хорошо бы до 15-го получить по важнейшим Ваши замечания1:

1. О заказах в Германии. Прежде всего о злоупотреблениях фирм, поставляют часто явно негодное оборудование, допуская просто уголовщину. Например, сварка одного вала из трех кусков и т.п.

38

ВСНХ принял одобренное нами постановление о посылке приемщиков, но этого мало. Мы поручили подработать к 15-му другие меры борьбы с фирмами, допускающими злоупотребления, которые даже капиталистические] нравы не оправдывают. Разоблачать их [публично] и даже пойти иногда на отказ от заказов. Затем по заказам сейчас главный вопрос в процентной ставке, она все время скачет вверх, сейчас уже дошла до 17%. На ПБ были предложения, с одной стороны, отказаться сейчас от заказов, с другой, предлагалось продолжать в том же духе независимо от процентной ставки. Мы приняли известное уже Вам решение2. Пятаков пока не выезжает, пока не получим Ваш ответ. Выяснилось, что эта скачущая ставка процентная] захватывает не только те заказы, которые мы сейчас даем, но и большое количество прежних заказов. Некоторые заявляли, что они охватывают круг заказов до 500 миллионов марок, точно никто не мог сказать, поэтому мы поручили представить нам точный учет.

2. О Японии. Мы рассмотрели предложение НКИД об ответе на заявление японского посла. Должны его редактировать, ответ наш (проект) составлен чересчур слащаво. В то время, например, как японцы бросают обвинение нам в том, что СССР ведет линию на полное вытеснение японцев из наших вод, в ответе НКИД все время тон самозащиты. Не следует ли, например, указать, что в Японии существуют настроения пересмотра заключенного договора и незаконного расширения своих прав. Так как мы будем редактировать этот проект, одобренный в основном ПБ, хорошо бы получить от Вас указания телеграфно.

3. Об Аргентине. Розенгольц внес предложение послать от его имени телеграмму о прекращении закупок и ввоза товаров аргентинского происхождения и использования аргентинских портов, транзитных путей и т.п. Я посылаю Вам проект его телеграммы, мы отложили вопрос с тем, чтобы запросить Ваше мнение.

4. Отложили мы до 15-го рассмотрение вопроса об обеспечении участия заказчиков в заказах. Комиссия, выделенная в свое время ПБ, фактически не работала. Имеется проект т^ Акулова, который предлагает оперативную работу по импорту оборудования передать в соответствующие] объединения ВСНХ, а за НКВТ и торгпредствами] оставить регулирование, контроль и наблюдение за работой импортных организаций. Это как будто соответствует так называемому «берлинскому соглашению» между Пятаковым и Любимовым.

5. О цветной металлургии. Мы пока утвердили персональный состав руководителей. Как уговорились, по существу мы рассмотрим 15-го, так как по вопросам алюминия надо еще раз заслушать соответствующих т.т. Главный спорный вопрос в программе выплавки алюминия на 32–33 год: на 32 г. намечается 8 т[ысяч] тонн — явно мало, а на 33 г. — 50 т[ысяч] тонн. Вы же указывали на необходимость доведения до 70–80 т[ысяч] тонн. По всем другим разделам постановление приемлемо. С Серго мы условились еще раз поговорить об этом3.

6. Рассмотрели мы вопрос о пересмотре договоров по технической помощи. Дело, видимо, еще обстоит плохо. Нет достаточного надзора за этим делом. Иностранные фирмы часто нарушают договора, а наши никаких претензий не предъявляют. Часто поступают к нам конструкции, чертежи устаревшие, в то время как мы в некоторых частях сами уже пошли дальше. В отношении неудачных договоров особенно отличился Толоконцев. Мы ут—

39

вердили проект постановления и поручили редакцию Серго и мне. Думаю, что в редакции надо усилить некоторые пункты по части требования большего надзора и ответственности объединений.

7. Утвердили законченные комиссией постановления о кооперации и об общественном питании. Главное, как будто, схвачено. Послали эти проекты Вам и т. Молотову. Публиковать не будем до ваших указаний.

Открытие магазинов мы разбили по месяцам, темпы напряженные, но они (кооператоры и НКснабовцы) берутся выполнить. В разделе об улучшении работы торговой сети мы подчеркнули о хозрасчете, о подтягивании рублем. В постановлении об общественном питании мы в мере наших ограниченных сейчас материалов наметили кроме организационных изменений, конкретные мероприятия по дальнейшему развертыванию сети не по количеству блюд, а по охвату людей и по созданию материальной базы, в том числе и по ложкам, ножам, вилкам и т.д.4

8. О топливе и балансе угля мы отложили в виду того,' что Куйбышева не было. На следующем заседании мы поставим этот вопрос в числе первых и основательно его проработаем. Положение с топливом видимо серьезное5.

9. Ну и наконец о довольно странном письме тов. Куйбышева, которое я получил после ПБ сегодня вечером. Письмо я Вам посылаю. Говорил я с ним по телефону о совершенно непонятных причинах его заявления об отставке. Хотел тут же с ним встретиться, но он попросил позже, а позже я его не нашел нигде.

Разговор по телефону был довольно бессвязный, он мне только заявил, что «я добьюсь своего ухода какой угодно ценой». Кажется, что он и писал письмо и говорил со мной по телефону в состоянии «особого вдохновения». Во всяком случае письмо написано и придется о нем толковать. Завтра попробую с ним побеседовать, вряд ли необходимо собирать ПБ сейчас. Буду ждать Ваших указаний по этому вопросу, хорошо бы по телеграфу6.

На этом пока кончу. Как бы не хотелось Вас утомлять, особенно в первые дни отдыха, но придется это делать чаще нормального, ибо трудно нам без Вас управлять.

Привет т. Молотову.

Привет Надежде Сергеевне.

Ваш Л. Каганович.

P. S. Прочитав свое письмо я вижу, что не выполнил Вашей директивы овладеть знаками препинания, начал было, да не вышло, при всей загруженности это можно одолеть. Постараюсь, чтобы в последующих письмах были и точки и запятые.

Л. К-ч.7

Ф. 558. On. П. Д. 739. Л. 19–25 Автограф.

1 Ответы Сталина на вопросы, поставленные в данном письме, а также решения по ним см. документ № 5.

2 См. документ № 2.

3 См. примечание 4 к документу № 7.

4 10 августа 1931 г. ПБ утвердило с поправками проект постановления о перестройке потребкооперации и развертывании советской торговли, включив в него пункт о том, «что один из заместителей директоров предприятий должен входить в состав правления рабочей кооперации». Окончательное редактирование проекта постановления было поручено комиссии в составе Л.М.Кагановича, А.И.Микояна, И.А.Зеленского (РГАСПИ.

40

Ф. 17. On. 3. Д. 841. Л. 3). См. также примечание 1 к документу № 13 и примечание 8 к документу № 79.

5 См. примечание 2 к документу № 7.

6 См. приложение № 1, а также документы № 4, 5, 13 и введение к разделу.

7 В правом верхнем углу помета Кагановича «август 1931 г.»

4

Каганович — Сталину 12 августа 1931 г.

Здравствуйте, т. Сталин!

Сегодня я имел беседу с т. Куйбышевым1. Он объясняет свое заявление, во 1-х, тем, что в Госплане организационный развал: Розенталь хочет уйти из Госплана2, ячейка пытается командовать, продолжает проработку Розенталя, в частности за то, что он предложил пригласить Струмилина руководителем работ по составлению пятилетки. Во 2-х плохие отношения с ведомствами, особенно с ВСНХ, он приводит пример, что отдано распоряжение по ВСНХ давать материалы только лично Куйбышеву, но не аппарату Госплана, другие ведомства тоже начинают не считаться и поэтому он, не имея материалов, парализован. И НКФин тоже неважно относится, соревнуясь как бы с Госпланом. Все это, заявил т. Куйбышев, свидетельствует о том, что он не справляется с работой. Я ему указал на неправильность такой постановки вопроса, что ЦК может помочь и людьми, и ячейке сказать, чтобы она не претендовала на управление и что отношения ведомств тоже могут быть исправлены Центр[альным] Комитетом, если есть что-либо ненормального, во всяком случае, он должен был поговорить с Вами, а не делать так, что через три дня после Вашего отъезда в отпуск он подает такое заявление.

Он просил разрешить сейчас ему отпуск, я согласия не дал, указав на то, что он связал свой отпуск с отставкой, что его заявление я переслал Вам, и мы будем ждать Ваших указаний.

Впечатление мое такое, что заявление написано непродуманно, и что он его возьмет обратно, может быть полезно было бы ему съездить в Сочи к Вам.

Теперь несколько деловых вопросов:

1) Был Косиор Станислав, жаловался, что ухудшение урожая захватило ряд хлебных районов, как Зиновьевский, Криворожский, Херсонский, Одесский, Николаевский и т.д., что недобор в валовом сборе дойдет до 170 мил. пуд. На мое указание, что зато на Правобережье лучший урожай, чем в прошлом году, т. Косиор указал, что это не перекроет. Они не ставят сейчас вопроса о пересмотре плана, но видимо подготовляют почву для этого, пока что у них идут заготовки не плохо, вообще юг идет не плохо. Средняя Волга идет хорошо, отстает Нижняя Волга, из Башкирии и Татарии поступила просьба пересмотреть план. Башкирия просит вместо 44 дать им 28, мы думаем решительно отклонить и дать твердую директиву3. Вообще надо взять твердый тон, что никаких планов больше пересматривать не будем, иначе пойдет размагничиванье хлебозаготовок. На 15 поставим на ПБ «вопросы хлебозаготовок»4 и. по-видимому, нам надо будет наблюдать бдительно за хлебозаготовками по каждой области, как это было в прошлом году.

2) В Донбассе плохо дело со снабжением, как техническим (костыли и т.п.), так и продовольственным. На 15-е поставили на ПБ, чтобы принять

41

ряд практических мероприятий, чтобы улучшить снабжение и поднять добычу5. По зарплате заслушаем сообщение тт. Постышева и Гуревича6, окончательно решение примем после Вашего совета, это повышение по углю и металлу обойдется до конца 31 года миллионов 70, а на будущий год миллионов 200, но на это надо будет пойти.

3) О железнодорожном транспорте, видимо, нам надо будет вслед за докладом Кишкина и Благонравова (15-го) организовать проверку подготовки ж[елезных] д[орог] к осени. Судя по предварительным сведениям, положение неважное. Как вы относитесь к тому, чтобы после некоторой проверки членами ЦК поставить на ПБ доклад НКПС с вызовом с дорог человек 20. Водный транспорт мы отложили до 25-го с тем, чтобы ЦКК приготовила свой содоклад.

4) Посылаю Вам повестку ПБ на 15. Сейчас подготовляем перечень основных вопросов на 5–6 заседаний, чтобы заранее Вам послать.

Привет т. Молотову.

Ваш Л. Каганович.

12-го августа 31 г.

P. S. О 2-ой пятилетке решили собраться 14-го7, материалы Вам посылаем. Л. К.

P. S. Пару слов еще дополнительно к беседе с ту Куйбышевым.

На мои указания, что у нас есть инстанция, которая может разрешить все спорные вопросы, в частности и вопрос о налаживании нормальных отношений с ВСНХ ист. Серго, т. Куйбышев мне ответил: — «Если взаимоотношения Серго с Молотовым не удалось урегулировать, то со мной наверняка не удастся, ведь вся история (конфликт Серго-Молотов), — говорит т. Куйбышев, — кончилась торжеством и победой Серго, ведь он обратно своих слов не взял». Само собой разумеется, что смешно говорить о какой-то победе и торжестве, но такой подход довольно характерен. Ваш Л. К.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 1–7. Автограф.

1 См. документы № 3, 5, 13.

2 3 сентября 1931 г. ПБ утвердило назначение К.Я.Розенталя членом коллегии Наркомснаба, освободив его от обязанностей члена президиума Госплана (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 846. Л. 12).

3 18 августа L931 г. ПБ отклонило предложения Башкирского обкома партии о сокращении плана хлебозаготовок на 1931 г., при этом башкирским руководителям было предложено «прекратить всякую дискуссию о плане заготовок хлеба и развить энергичную работу по выполнению плана хлебозаготовок» (Там же. Д. 843. Л. 6).

4 См. примечание 5 к документу № 7.

5 См. примечание 2 к документу № 7.

6 15 августа 1931 г. ПБ заслушало сообщение П.П.Постышева и А.И.Гуревича о перестройке системы оплаты труда по угольной промышленности и по черной металлургии и в основном одобрило работу комиссии. П.П.Постышеву, А.И.Гуревичу и Н.М.Швернику была поручена окончательная редакция проекта (Там же. Д. 842. Л.З). См. также примечание 7 к документу № 42.

7 См. документ № 7.

42

5

Сталин — Кагановичу 14 августа 1931 г.

Москва. ЦК ВКП(б). Поскребышеву для Кагановича1.

Первое. В отношении немецких фирм надо действовать смелее вплоть до немедленного отказа от заказов. Без отказа от части заказов ничего не добьемся, обдерут нас как липку2.

Второе. С японцами можно заключить соглашение по рыбе на базе предложения Трояновского, то есть года на три обеспечить за японцами 49 процентов, а себе оставить 51 процент3.

Третье. Насчет Аргентины лучше подождать4.

Четвертое. Насчет участия заказчиков в даче заказов можно подождать. Проект Акулова недостаточен5.

Пятое. Восемь тысяч тонн алюминия для будущего года до смешного мало. Надо взять минимум двадцать тысяч тонн6.

Шестое. Использование техпомощи поставлено у наших хозяйственников до преступности небрежно. Надо принять против такого отношения к делу драконовские меры7.

Седьмое. Беседовал с Яковлевым. Он войдет в Политбюро с некоторыми новыми предложениями, которые нужно поддержать безусловно8.

Восьмое. Куйбышев должно быть переутомился. Следовало бы дать ему отпуск до первого сентября9.

Сталин.

Нр4/ш

11 час. — м.

14/VTII-31 г.1°

Ф. 558. On. П. Д. 76. Л. 7. Аетрграф.

1 Данная шифровка является ответом Сталина на письмо Кагановича от 11 августа 1931 г.

(см. документ № 3).

2 См. документ № 2.

3 25 июня 1931 г. посол Японии в СССР Хирота вручил заместителю наркома иностранных дел СССР Л.М.Карахану заявление правительства Японии о необходимости приступить к переговорам в связи с осложнениями, возникшими в рыболовном вопросе. 10 августа 1931 г. ПБ решило: «Принять предложение НКИД о сообшении японцам согласия на обсуждение спорных вопросов в порядке нормальных дипломатических переговоров, а не в порядке конференции». Комиссии в составе: Л.М.Каганович, АИ.Микоян, М.МЛитвинов и Л.М.Карахан было поручено окончательно отредактировать проект ответа (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 150). 18 августа 1931 г. заявление правительства СССР правительству Японии было вручено Хирота (См. ДВП. Т. XIV. С. 473–476). См. также примечание 1 к документу № 63.

4 См. примечание 2 к документу № 37.

5 Этот вопрос был рассмотрен ПБ в присутствии Сталина 20 октября 1931 г. Было решено «принять за основу проект, внесенный т. Розенгольцем, с тем, чтобы он был смягчен в смысле предоставления максимальных прав ВСНХ и его объединениям в деле дачи заказов, наблюдения за выполнением и в деле их приемки». Комиссии в составе: В.М.Молотов, Л.М.Каганович, ЮЛ.Пятаков, АП.Розенгольц и И.А.Акулов было поручено выработать и внести конкретные предложения на утверждение ПБ (РГАСПИ.

43

Ф. 17. On. 3. Д. 855. Л. 2). 25 октября 1931 г. предложения комиссии были утверждены (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 33, 35).

6 См. примечание 4 к документу № 7.

7 5 мая 1931 г. ПБ приняло постановление «О пересмотре договоров по технической помощи и о порядке их заключения», в котором констатировалось «крайне неудовлетворительное положение и полнейшая неорганизованность всей системы промышленности» в деле использования договоров техпомощи, заключенных с иностранными фирмами. ВСНХ СССР было предложено в месячный срок перестроить всю систему руководства и постановку дела техпомощи, ОГПУ бьшо поручено в двухмесячный срок проверить использование договоров хозяйственными организациями и представить доклад в ЦК и правительству (Там же. Д. 10. Л. 30–32). 10 августа 1931 г. ПБ утвердило новые предложения о пересмотре договоров и порядке их заключения. Считая невыполненным постановление от 5 мая 1931 г., ПБ предложило ВСНХ в месячный срок обеспечить его выполнение (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 841. Л. 2, 10–11). 10 сентября 1931 г. ПБ по просьбе ВСНХ отложило его доклад до 15 октября (Там же. Д. 847. Л. 12). 8 декабря 1931 г. в присутствии Сталина ПБ утвердило с поправками проект постановления по вопросу о пересмотре договоров по техпомощи, в котором ВСНХ вновь подвергался критике (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 85, 86).

8 Вероятно, речь идет о реорганизации Зернотреста, решение о котором бьшо принято ПБ 25 августа 1931 г. См. примечание 2 к документу № 23.

9 Решением ПБ от 30 августа 1931 г. Куйбышеву был предоставлен полуторамесячный отпуск с 5 сентября (Там же. Оп. 3. Д. 845. Л. 6).

10 Дата, номер и время вписаны секретарем. ^

6

Сталин — Кагановичу 14 августа 1931 г.

Москва. ЦК ВКП(б).

Поскребышеву для Микояна.

Копия: Политбюро, Кагановичу.

Из Абхазии и Мингрелии сообщают, что никаких там складов зерна для снабжения табаководов и чаепроизводителей нет и не строится. Микоян сообщал в Политбюро, что уже построен будто бы целый ряд складов зерна. Кто прав и кто вводит в заблуждение ЦК? Нельзя ли узнать, сколько складов уже построено, где именно построено, сколько строится и когда будет построено, сколько пудов зерна уже сосредоточено на складах и сколько будет сосредоточено к концу сентября. Терпеть дальше обман нет никакой возможности. Нельзя ли получить честный и прямой ответ'.

Сталин.

Нр5/ш

14 ч. — м.

14/VIII — 31 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 8, 8 об. Автограф.

1 См. документ № 14.

2 Дата, номер и время вписаны секретарем.

44

7

Каганович — Сталину [15 августа 1931 г.]

Здравствуйте, т. Сталин!

1) 14-го провели совещание о второй пятилетке, после довольно длительного обмена мнений мы пришли к тому, что этот проект директив не годится и что его надо переработать. Во 1 -х, там много неправильных формулировок и установок, например то, что уже во 2-й пятилетке мы сможем догнать и перегнать передовые капиталистические страны. Вы ставили разрешение этой задачи в 10 лет и неспроста, ибо нельзя не дооценивать того напряжения, которого требует разрешение этой задачи, а госплановцы решили от Багдатьевского «реализма» забежать «вперед» к максимализму. Отсюда их программа по металлу в 45 мил. тонн в 37 году. Мы исходили из той установки, которую Вы в свое время давали. Мы отвергли цифру 45 и приняли 25–30 мил. тонн. Мы поручили переработать этот проект директивы, исходя, во-первых, из задачи равномерного распределения производительных сил в стране, как промышленности, так и с. х. Во 2-х, особо развернуть вопросы и мероприятия, связанные с материально-бытовым положением рабочих. Острота не столько в 6-ти часовом рабочем дне, сколько в том, чтобы ясно сказать рабочему (на основании подсчетов), каково будет его положение, тогда он и на завод быстрее пойдет. Развернуть вопрос о ликвидации товарного голода, о городском хозяйстве, особо разработать вопрос о кадрах, а в общей части не отделываться фразой, да к тому же неправильной, о том, что во второй пятилетке классов не будет, а останется только мелкособственническая психология, бюрократизм и рвачество. Видимо, мы вначале в ПБ должны будем принять более короткую директиву с тем, что на основе этой директивы будут разработаны контрольные цифры 2-й пятилетки, которые, вероятно, и будут развернутым документом для пленума ЦК и партконференции1.

2) Сегодня на ПБ обсудили в первую очередь ряд вопросов, связанных с топливом и Донбассом. Положение с топливом требует энергичных мер. Мы создали комиссию, которой дали ряд поручений как в деле распределения топлива, так и в организации добычи2.

Драчка у нас была по поводу провоза топлива в Ленинград морским путем иностранными пароходами. Стояли за это и Куйбышев, и отчасти Серго, и ленинградцы. Но ПБ отклонило это предложение и постановило налечь на наш волжский водный транспорт, видимо придется туда послать уполномоченных ЦК и СНК, как это мы делали с железнодорожным транспортом3.

3) Приняли постановление о цветных металлах и в разделе об алюминии приняли 20 т[ысяч] тонн в 32 г. и 70 т[ысяч] тонн в 33 г., хотя наши промышленники всячески доказывали нереальность и невозможность этого. Видимо, для проведения этого решения придется еще нажимать4.

4) Ход хлебозаготовок в первой половине августа внушает некоторые опасения. Плохо идут заготовки в Нижней Волге, неважно на Северном Кавказе и в других местах (за 10 дней августа 20% плана по СССР). Мы решили послать директивы каждой области в отдельности и вообще заняться более конкретным оперативным руководством хлебозаготовками. Людей мы сейчас не посылаем. Пускай места покажут себя сами на работе по заготовкам, раз—

45

ве только в отдельные края придется послать нескольких членов ЦК смотря по ходу дела5.

5) Исключительно плохо с мясом. Пришлось сегодня поругаться с Микояном. Вместо конкретных предложений об усилении заготовок, он внес только одно предложение сократить потребление и тут же устно добавляет, что сокращенную норму вряд ли удастся выдержать. Мы приняли сокращение потребления даже в Москве, но поручили ему разработать и внести в ПБ конкретный план хозяйственных мероприятий и в особенности по заготовкам птицы6.

6) 20-го придется обсудить вопрос о положении с экспортно-импортным планом и валютой. На днях в комиссии по валютному плану ВСНХ на август нам пришлось пойти с одной стороны на то, чтобы увеличить платежи в Америке по сравнению с тем, что Розенгольц предлагал, а с другой урезать требования ВСНХ. Новых заказов сейчас не делаем, но за старые, за которые уже 40% уплачено, надо платить. ВСНХ требовал 8–9 мил. руб. Мы подсчитав, что действительно необходимо платить, остановились на 6 миллионах, но положение с валютой крайне напряженное. Я должен Вам сказать т. Сталин, что вся постановка дела с импортом на меня произвела очень плохое впечатление, не могут ответить на вопрос, какое оборудование мы ввозим именно в августе, в результате может быть мы спешим ввезти в августе то, что будет потом полгода лежать мертвым капиталом, как это имеет место на ряде заводов. Неизвестно, какие платежи у нас по кварталам, кому и за что платим. Чувствуется, что нет единства между заказом, движением оборудования и движением платежей. Если Вы считаете целесообразным, может быть занялись бы мы здесь этими вопросами правильной постановки дела во Внешторге и в ВСНХ7.

7) Отложили мы вопрос о хлопкозаготовках. Дело в том, что законтрактовали на 40 мил. пудов. Теперь выясняется, что данные о посевных площадях были преувеличены процентов на 18–20, и теперь ведется дискуссия в том числе и Шадунцем о том, сколько хлопка заготовить. Один называет 32 мил., другой 24–22 и т.д. Давать нам в этих условиях только общую директиву, держаться рамок законтрактованного и не называть точной цифры — это значит проходить мимо того, что ведется дискуссия, которая будет разлагать хлопкозаготовителей. Надо дать твердую директиву, сколько заготовить (цифру) и запретить всякую дискуссию и болтовню, мы и решили отложить до 20-го, чтобы получить Ваше мнение. Прошу Вас телеграфно сообщить8.

8) По ОГИЗу приняли мы сегодня постановление. Публиковать его сейчас не будем. Может быть у Вас и у тов. Молотова будут кой-какие поправки9. О школе отложили, вопрос оказался очень канительным. Поставлен он на ПБ исключительно своевременно. В комиссии выяснилось, что школу некоторые прожектеры вели по пути разрушения. В следующий раз подробнее напи—

.шу10.

9) О кооперации и общественном питании посылаем отредактированный текст. Если у Вас поправок не будет, то прошу телеграфно нам сообщить, чтобы можно было опубликовать. Если поправки будут, то прошу их прислать11.

Ну на этом кончу затянувшееся письмо, т. Сталин. Я не знаю, может быть я Вас чересчур загружаю вопросами и не даю Вам отдохнуть, особенно первые дни, но потребность еще большая.

46

Привет т. Молотову.

Как Вы отдыхаете. Поправляетесь ли.

Привет Надежде Сергеевне.

Ваш Л.Каганович12.

Ф. 558 Оп. 11. Д. 739. Л. 8–18. Автограф.

1 См. примечание 3 к документу № 18.

2 15 августа 1931 г. ПБ утвердило представленный Орджоникидзе проект постановления об обеспечении рабочей силой угольной промышленности и жилстроительства в Донбассе, приказ по ВСНХ от 14 августа и постановление Наркомснаба от И августа о снабжении Донбасса. Наркомснабу было поручено совместно с Центросоюзом разработать в 15-ти дневный срок «такой порядок снабжения Донбасса, который гарантировал бы в дальнейшем от всяких перебоев в деле снабжения Донбасса» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 842. Л. 5). Для доработки постановления была создана комиссия под председательством Я.Э.Рудзутака, решения которой ПБ утвердило 25 августа (Там же. Д. 844. Л. 3, 14–17). См. также документы № 3, 4.

3 15 августа 1931 г. ПБ отклонило предложение о завозе нефти в Ленинград морским путем, подтвердив решение ПБ от 16 июня о завозе всего нефтетоплива по Волге (Там же. Д. 842. Л. 2). 20 августа решением ПБ были назначены уполномоченными ЦК и СНК по продвижению нефти: в Астрахань и Баку — Г.И.Благонравов, в Нижний Новгород — Г.Н.Пылаев и А.А.Жданов, в Самару и Саратов — А.И.Криницкий (Там же. Д. 843. Л. 3). См. также документ № 23 и примечание 5 к документу № 35.

4 15 августа 1931 г. ПБ утвердило проект постановления по цветным металлам, золоту и платине. В нем говорилось: «В связи с изменением цифры выплавки алюминия (до 20.000 тонн в 1932 г. и до 70.000 тонн в 1933 г.) поручить ВСНХ разработать мероприятия, обеспечиваюшие выполнение этого решения» (Там же. Д. 842. Л. 8, 28–34). Реальная выплавка алюминия достигла 900 тонн в 1932 г. и 4,4 тыс. тонн в 1933 г. (Промышленность СССР. М., 1936. С. 525). См. также документы № 1, 3, 5.

5 15 августа 1931 г. ПБ поручило CT совместно с Микояном составить проект директивы местным организациям, «как по линии количественных показателей заготовок, так и в отношении характера и методов их». CT было предложено, в случае необходимости, наметить посылку нескольких членов ЦК в те районы, где дело с хлебозаготовками обстоит исключительно плохо (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 842 'Л. 7). См. также документ №4. '

6 15 августа 1931 г. ПБ разрешило Наркомснабу в связи с сокращением плана заготовок скота сократить нормы снабжения мясом на третий квартал (Там же. Д. 842. Л. 6). 30 августа ПБ утвердило предложенный Наркомснабом проект постановления об организации новой скотозаготовительной кампании «с тем, чтобы Наркомснаб сосредоточил работу своих органов на действительном выполнении этого решения и обеспечении основных рабочих районов, в первую очередь Москвы и Ленинграда, мясом» (Там же. Д. 845. Л. 2, 15–20). См. также документ N° 1 и примечание 5 к документу № 23.

7 См. документ № 17, примечание 1 к документу № 27.

8 См. примечание 2 к документу № 18.

9 15 августа ПБ утвердило проект постановления по отчетному докладу ОГИЗ (Там же. Д. 842. Л.8, 50–56). В окончательном виде документ был опубликован в газетах 3 сентября 1931 г. как постановление ЦК «Об издательской работе». См. также документы № 17, 37.

10 Постановление «О начальной и средней школе» было принято ПБ 25 августа 1931 г. (Там же. Д. 844. Л. 8, 22–29) и опубликовано в газетах 5 сентября. В нем, в частности, осуждались «попытки положить в основу всей школьной работы так называемый «метод проектов», что «вело фактически к разрушению школы». См. также документы № 17, 37.

11 См. документы № 11, 12, 13.

12 В правом верхнем углу помета Кагановича «август 1931 г.»

47

8

Сталин — Кагановичу 15 августа 1931 г.

Шифром.

Москва. ЦК ВКП(б). Поскребышеву для Кагановича.

В письмо ЦК обкомам и крайкомам о причинах изменений в руководящем составе ОГПУ вкралась ошибка, допущенная переписчиком. В пункте 4 письма сказано: «ОГПУ есть и остается обнаженным мечом рабочего класса, метко и умело разбившим врага». Вместо этого должно быть: «ОГПУ есть и остается обнаженным мечом рабочего класса, метко и умело разящим врага». Просьба исправить ошибку и сообщить исправление секретарям обкомов1.

Сталин.

Нр 6/ш.

12 ч. — м.

15/VIII-31 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 9, 9 об. Автограф.

1 25 июля 1931 г. Сталин поставил на ПБ вопрос о ГПУ. Заместителями председателя ОГПУ были назначены: И.ААкулов (первым), Г.Г.Ягода (вторым), В.АБалицкий (третьим). Членами коллегии были назначены: А.Х.Артузов, Я.САгранов и

Д.А Булатов. САМессинг был освобожден от работы в ОГПУ, а Я.К.Ольский от обязанностей зав. Особым отделом ОГПУ (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 127). 5 августа 1931 г. ПБ вновь рассмотрело пакет вопросов ОГПУ: Г.Е.Прокофьев был назначен начальником Особого отдела ОГПУ, Л.Н.Бельский освобожден от работы в ОГПУ и назначен начальником управления Наркомснаба, Е.Г.Евдокимов назначен ПП ОГПУ в Средней Азии, Ф.Д.Медведь оставлен ПП ОГПУ в Ленинграде и т.д. ПБ предложило ОГПУ представить в ПБ доклад о существующих при ОГПУ хозяйственных организациях (без лагерей) с указанием их финансового баланса. Комиссии в составе: Сталин, Каганович, Орджоникидзе, АА.Андреев и В.Р.Менжинский было поручено составить комментарий к решениям ЦК об изменениях в составе ОГПУ и перемещении некоторых членов коллегии ОГПУ на другую работу. Секретарям обкомов, крайкомов, национальных ЦК поручалось сообщить об этих изменениях узкому собранию актива работников ГПУ в областях, краях, республиках (Там же. Оп. 3. Д. 840. Л.1, 2). 6 августа 1931 г. ПБ утвердило проект письма секретарям национальных ЦК, крайкомов и обкомов за подписью Сталина, в котором им предлагалось дать следующее разъяснение: Мессинг, Вельский, Евдокимов «вели внутри ОПТУ совершенно нетерпимую групповую борьбу против руководства ОГПУ [...] распространяли среди работников ОГПУ совершенно несоответствующие действительности разлагающие слухи о том, что дело о вредительстве в военном ведомстве является «дутым» делом» и т.д. Далее в постановлении говорилось, что «ЦК отметает разговоры и шушуканья о «внутренней слабости» органов ОГПУ и «неправильности» линии их практической работы, как слухи, идущие без сомнения из враждебного лагеря». Заканчивалось письмо словами: «ЦК считает, что ОГПУ есть и остается обнаженным мечом рабочего класса, метко и умело разбившим врага, честно и умело выполняющим свой долг перед Советской властью» (Там же. Д. 841. Л. 5, 9). См. также документы № 9, 10, 23.

2 Дата, номер и время вписаны секретарем.

48

9

Каганович — Сталину 15 августа 1931 г.

С. секретно.

Шифровка.

Из Москвы отправлена 15–37 15/VIII — 31 г.

Поступила на расшифрование 18–00 15/VIII — 31 г.

Вх. № 7/ш.

Тов. Сталину.

Менжинский и Акулов просят дать докладчика на актив ОГПУ о постановлении ЦК. Не лучше ли поручить кому-либо из них. Прошу сообщить Ваше мнение кому поручить1.

Каганович.

18–50

15/VTII-31r.

г. Сочи.

Ф. 558. On. П. Д. 76. Л. 10. Подлинник. Машинопись.

1 См. документы № 8, 10, 23.

10

Сталин — Кагановичу 15 августа 1931 г.

Москва. UK ВКШб). Поскребышеву для Кагановича.

Настаиваю на том, чтобы^постановление ЦК было выполнено и докладчиком на активе ОГПУ был обязательно секретарь обкома партии. Это необходимо для того, чтобы доклад не был расценен, как расправа данной части ОГПУ против другой его части. Этого требуют интересы единства и спайки всех работников ГПУ1.

Сталин.

Нр 7/ш.

23 ч. 45 м.

15/VIII — 31 г. 2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 10, 10 об. Автограф.

1 См. документы № 8, 9, 23.

2 Дата, номер и время вписаны секретарем.

49

11

Каганович — Сталину, Молотову 16 августа 1931 г.

С. секретно.

Шифровка.

Из Москвы отправлена 22–59 16/VTII — 31 г.

Поступила на расшифрование 1–15 17/VHI — 31 г.

Вх. № 9/ш.

Тов. Сталину и Молотову.

Прошу сообщить Ваше мнение о постановлениях о кооперации, госторговле и об общественном питании. Можно ли публиковать их сейчас1. № 1067/ш.

Каганович.

13–35

17/VIII-31 г.2

г. Сочи.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 13. Подлинник. Машинопись.

У

1 См. документ № 12, примечание 1 к документу № 13 и примечание 8 к документу № 79.

2 Дата расшифровки.

12

Сталин — Кагановичу 17 августа 1931 г.

Свое мнение о нарпите послал письмом, получите восемнадцатого1. Резолюцию о кооперации вы не прислали, поэтому не мог сообщить свое мнение. Нр 10/ш.

Сталин.

17/VIII-31 г. 2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 13. Автограф.

1 См. документ № 11, примечание 1 к документу № 13 и примечание 8 к документу № 79.

2 Номер и дата вписаны секретарем.

13

Сталин — Кагановичу [17 августа 1931 г.]

Здравствуйте, т. Каганович!

1) Возвращаю проект постановления] ЦК об общественном] питании с моими замечаниями и поправками в тексте1.

2) Проекта постановления] ЦК о кооперации не получал2.

3) Советую подвергнуть обсуждению записку т. Сырцова о лесе. Возможно, что в ней имеются здоровые элементы3.

50

4) Вопрос о выезде Рамишвили заграницу (в эмиграцию) предлагаю отложить на осень, до возвращения членов ПБ из отпуска.

5) Тяжелое впечатление производит записка т. Куйбышева и вообще все его поведение4. Похоже, что убегает от работы. С другой стороны, все еще плохо ведет себя т. Орд[жоники]дзе. Последний, видимо, не отдает себе отчета в том, [что] его поведение (с заострением против т.т. Молотова, Куйбышева) ведет объективно к подтачиванию нашей руководящей группы, исторически сложившейся в борьбе со всеми видами оппортунизма, — создает опасность ее разрушения. Неужели он не понимает, что на этом пути он не найдет никакой поддержки с нашей стороны? Что за бессмыслица!

6) Теперь для меня ясно, что Картвелишвили и секретариат Грузцека своей безрассудной «политикой хлебозаготовок» довели ряд районов Западной Грузии до голода. Не понимают, что украинские методы хлебозаготовок, необходимые и целесообразные в хлебных районах, нецелесообразны и вредны в районах нехлебных, не имеющих к тому же никакого промышленного пролетариата. Арестовывают людей сотнями, в том числе членов партии, явно сочувствующих недовольным и не сочувствующих «политике» грузинского ЦК Но на арестах далеко не уедешь. Нужно усилить (ускорить!) подвоз хлеба сейчас же, без промедления. Без этого мы можем схлопотать хлебные бунты, несмотря на то, что зерновая проблема уже разрешена у нас. Пусть немедля по получении этого письма ПБ обяжет Микояна усилить подвоз хлеба в Западную Грузию и лично проследить за исполнением5. В противном случае наверняка схлопочем политический скандал.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 101–102. Автограф.

1 10 августа 1931 г. ПБ утвердило с поправкой проект постановления о состоянии и развитии общественного питания, «включив в него пункт о том, чтобы в столовых, наряду со стандартными обедами имелись бы обеды по повышенным ценам». Окончательное редактирование проекта постановления было поручено комиссии в составе: Каганович, Микоян, Зеленский (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 841. Л. 3). В окончательной редакции документ был опубликован в .печати 20 августа как постановление ЦК «О мерах улучшения общественного питания» от 19 августа 1931 г. См. также документы № 1, 7, 11, 12, 13.

2 См. примечание 8 к документу № 79.

3 20 августа 1931 г. ПБ постановило обсудить записку С.И.Сырцова о расходах по экспорту леса на заседании 25 августа при рассмотрении вопроса об экспорте леса в целом (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 843. Л. 5). Однако 25 августа обсуждение не состоялось. Опросом членов ПБ 25 августа было принято решение передать вопросы об экспорте и о расходах по экспорту леса на предварительное рассмотрение в валютную комиссию (Там же. Д. 844. Л. 12).

4 См. документы № 3, 4, 5, приложение № 1, введение к разделу.

5 См. документы № 6, 14.

14

Сталин — Кагановичу 19 августа 1931 г.

Москва. ЦК ВКП. Кагановичу для членов Политбюро. Просьба разослать членам Политбюро мою первую телеграмму о зерновых

51

складах для чаеводов и табаководов, ответ Микояна1 и настоящую мою телеграмму, представляющую ответ на телеграмму Микояна.

Первое. Пункт первый телеграммы Микояна рассчитан на то, чтобы ввести ЦК в заблуждение. Существующие три зерновых склада в Батуми, Сухуми и Поти предназначены не для табаководов и чаеводов, а для городских потребителей. Микоян мог бы с таким же сомнительным правом сослаться на наличие зерновых складов в Тифлисе, Баку. ЦК потому и принял в начале июля специальное решение о постановке новых зерновых складов для чаеводов и табаководов, что старые склады предназначены для других целей. Обо всем этом Микоян умолчал.

Второе. Второй пункт телеграммы Микояна рассчитан на то, чтобы бюрократически отписаться от ЦК, прикрывшись «распоряжением» Розита и «официальной сводкой» Мухтарова о строительстве новых складов. Но Мухтаров не строитель. А чего стоят «официальные сводки» таких «строителей», не проверенные к тому же компетентными органами, — хорошо знаем из опыта. Для меня ясно, что подготовляется новое нарушение решения ЦК, ибо как явствует даже из приглаженной телеграммы Микояна, к концу года не только не будут закончены строительство и сдача в эксплуатацию новых складов, но не будут завершены даже выбор площадок и подвоз стройматериалов. Это и называется у нас обманом ЦК^ прикрытым ссылкой на «официальные» бумажки.

Третье. Из третьего пункта телеграммы Микояна видно, что бюрократическому самомнению Наркомснаба нет пределов. У нас был опыт, когда Наркомснаб четыре месяца считал свои собственные запасы зерна и все же не мог их толком сосчитать. После такого печального опыта следовало бы быть поскромнее. Но Наркомснаб скромностью не страдает, видимо, рассчитывая на то, что долготерпению ЦК не будет конца.

Четвертое. Предлагаю все дело строительства новых складов зерна для чаеводов, табаководов на западе Грузии поставить под контроль РКИ, послать людей на места, привлечь к работе Закчека, в частности Берия, и добиться того, чтобы все новые склады были выстроены и сданы в эксплуатацию не позднее начала ноября2. Нр 11, 12/ш.

Сталин.

11ч. 30 м.

19/VTII — 31 г.з

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 14–18. Автограф.

В ответ на запрос Сталина (см. документ № 6) Микоян 18 августа 1931 г. послал Сталину и Кагановичу телеграмму: «О хлебных складах Западной Грузии сообщаю: Первое — в 1930 г. Союзхлебом построено три склада общей емкостью 760 тысяч пудов, из них в Сухуми 250 тысяч пудов, сдан в эксплуатацию 10 октября, Батуме 210 тысяч пудов 1 октября, Поти 300 тысяч пудов 1 декабря 1930 года. Второе — постановление ЦК о строительстве складов в 1931 г. было принято 10 июля. 12 июля Союзхлеб за подписью зампреда т. Розита дал распоряжение своему закавказскому уполномоченному Мухтарову о строительстве для снабжения чаеводов и табаководов 10 складов общей емкостью 950 тысяч пудов...Таким образом, первое, неверно, что никаких складов не построено в прошлом году. Второе, неверно, что никаких складов не строится теперь. Я лишен возможности установить, кто и почему обманывает ЦК, но вижу всю несправедливость и необоснованность нападков на Наркомснаб» (РГАСПИ. Ф. 84. Оп. 1. Д. 134. Л. 5).

52

2 20 августа ПБ рассмотрело телеграмму Сталина и приняло его требования (подробнее см. введение к разделу). См. также документы № 17, 18, 20.

3 Дата, номер и время вписаны секретарем.

15

Каганович — Сталину 19 августа 1931 г.

С. секретно.

Шифровка.

Из Москвы отправлена 21–13 19/VIII — 31 г.

Поступила на расшифрование 20/VIII — 31 г. 4 ч. — м.

Вх. № 12/ш.

Сталину.

Политбюро приняло постановление об увеличении угольных и коксовых ресурсов (о балансе угля). В проект, с которым Вы были знакомы, внесены незначительные поправки. Прошу сообщить Ваше мнение, печатать ли это постановление в газетах1.

Каганович.

9 ч. — м.

20/VIII — 31 г.

Цхалтубо.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 19. Рукописный текст.

1 См. документ № 16.

16

Сталин — Кагановичу « 20 августа 1931 г.

Хотя с окончательным проектом не знаком, голосую за него по доверию. Следовало бы внести поправку о разбивке коксового объединения на два объединения: Южное и Восточное. Против опубликования не возражаю1. Нр 13/ш.

Сталин.

10 ч. 30 м.

20/VIII — 31 г.

Цхалтубо.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 19, 19 об. Автограф.

1 15 августа ПБ рассмотрело вопрос «О мероприятиях по улучшению баланса угля в СССР» и утвердило внесенный ВСНХ проект постановления об увеличении угольных и коксовых ресурсов. Окончательное редактирование постановления было поручено комиссии в составе: Каганович, Куйбышев и Орджоникидзе. В окончательную редакцию постановления был внесен пункт о разделении коксового объединения на два: южное и восточное. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 842. Л. 5, 35–42). 24 августа 1931 г. оно было опубликовано в «Правде».

2 Дата, номер и адрес вписаны секретарем.

53

17

Каганович — Сталину 20 августа 1931 г.

Здравствуйте, дорогой т. Сталин! Сегодня у нас было заседание ПБ по некоторым вопросам, отложили решение с тем, чтобы запросить Вас.

1) О КВЖД. В связи с тяжелым финансовым положением дороги комиссия Рудзутака разработала ряд предложений, идущих по линии упорядочения финансового хоз[яйства] дороги, но среди них есть пункты, которые могут вызвать осложнение с китайцами. Например: требование немедленного резкого сокращения расходов дороги по кредитованию китайских правительственных учреждений и выдачи безвозвратных кредитов, содержание и перевозка охранных войск и т.д. Если к этому прибавить еще вопросы организационные, как вопрос о правах управляющего, его китайского зама, то все это может стать причиной обострения отношений. Мы просим сообщить нам Ваше мнение, стоит ли сейчас идти на известные обострения. Проект Вам послан1.

2) О заключении договора с Бельгийской фирмой на продажу советского хлеба. В свое время ПБ отклонило это предложение ввиду высокого процента за варрантные кредиты (16%), сейчас от бельгийцев поступило новое предложение 12% годовых, но вместо полмиллиона фунтов дают 200 тысяч фунтов. Комиссионные 1% вместо предполагавшихся 1, 1'Д и 11/г% в зависимости от размера проданного хлеба. Экспортхлеб вводит в фирму двух представителей, которые оперативно будут участвовать в продаже, и если продажа будет неудовлетворительна, то они (представители Экспортхлеба) имеют право сами продавать и т.д. Так как в этом году реализация нашего хлебного экспорта встретит значительные трудности, то встает вопрос, следует ли отказываться от этих новых условий. Ждем Вашего мнения, хорошо бы телеграфно2.

3) Третий вопрос, принявший у нас большую остроту, это вопрос о новых заказах в Америке. Конкретно мы решили запросить Вас о новых заказах для Магнитогорска и Кузнецстроя. Руководствуясь постановлением ПБ от 20-го июля, мы сегодня разрешили дополнить заказы в Америке для Автостроя, Харьк[овского] тракт[орного] и Днепростроя на 3 мил. 900 т. руб., что касается Магнитостроя и Кузнецстроя мы отложили вопрос. Пункт «д» постановления ПБ делает разницу между этими заводами (посылаю Вам это постановление). Должен сказать, что и по первым заводам мы имеем значительный перерасход. Так например: по Автострою континг[енты] были намечены 19 мил. 160 т., уже закуплено на 22 мил. 356 т. Сейчас дополнительно просили еще 5 мил! 180 т. Мы дали 3 мил. 364 т. Сократили мы за счет, например, 40 токарных станков, перенесенных почему-то из Европы в Америку. Тоже •Самое сократили и разное оборудование на 800 т. рубл., перенесенное из Европы в Америку и т.д. При обсуждении всех этих вопросов градусы по обыкновению поднялись очень высоко. Началось еще утром в комиссии по валюте, собственно говоря, началось еще на комиссии с неделю назад при обсуждении августовского плана по валютным платежам ВСНХ в Америке. Розенгольц предлагал установить 2 мил., это оказалось явно не состоятельным, ибо заказы даны, 40% уже уплачено, и отказ от дальнейших платежей означал

54

скандал в Америке. ВСНХ требовало 8 миллионов, мы остановились, как Вам известно, на 6 мил. Обмен любезностями между Роз[енгольцем] и Серго был очень неприятным, но кончилось более или менее сносно, ибо мы отпустили 6 мил. Но если там мы вынуждены были в силу того, что заказы надо уже выкупать, то в дальнейшем нужна максим[альная] сдержанность в даче новых заказов, то что собственно и записало ПБ в пункте 3-м.

И вот когда сегодня на комиссии мы сошлись, начались атаки и контратаки. Мы хотели обсудить вопросы экспорта — выполнение плана, доклад о предстоящих платежах и т.д. Серго потребовал, чтобы прежде всего обсудили вопрос об американских новых заказах, мотивируя тем, что Розенгольц безобразничает, послав телеграмму в Америку, запрещающую новые заказы впредь до распоряжения. Мы согласились и поставили этот вопрос первым, но Серго вместо доклада по существу начал доказывать, что заводы важные, надо заказать, иначе сорвется программа и по сути дела свел к тому, что нам утвердили контингенты 80 мил. на Америку + 8 мил. оставшиеся от особого кв[артала] и что надо исходить из этих 88 мил. рубл. Я предложил, чтобы нам спокойно с цифрами и номенклатурами заказов рассказали для каких заводов, что хотят заказать, что можно бы на Европу перенести, чтобы мы не вслепую решали, а разобравшись. Тогда Серго позволил себе недопустимую бестактность, например: «Вы, — заявил он, — боитесь Розенгольца заставить выполнять решения и т.д. Если вы сами, дескать, боитесь, то запросим уехавших т. т.» (как будто мы должны запрашивать только при боязни решить вопрос). Никакого основания для подобного заявления у Серго не было, ибо он не ставил в ПБ этого вопроса. Я ему ответил, что запросить мы можем независимо от такой постановки, но такое его заявление неправильно, ибо ПБ может заставить любого наркома выполнить решения ПБ, даже и такого как Серго.

На комиссии мы приняли потом ряд решении в порядке подготовки вопросов, ибо ни по экспорту, ни по исчислениям предстоящих платежей Розенгольц оказался неподготовленным. Вопрос же о срочных заказах в Америке мы поручили подсчитать', во сколько исчисляются заказы по 4 зав[одам] 1-й группы: АМО, Автострой, Днепрострой и Харьковский тракторный и по 2-й (Кузнецстрой и Магнитострой) и перенесли на ПБ.

На ПБ после предложения о том, чтобы сейчас решить о заказах для 1-ой группы заводов, т.е. о заказах на 3 м[лн]. 900 т[ыс], а о Магнитострое и Кузнецстрое отложить, еще раз посмотреть, что заказываем, и одновременно запросить Вас, т. Серго совершенно неожиданно опять заострил вопрос, не стану подробно излагать весь ход его рассуждений, он, например, изрекал: «Вы мол тут хотите играть роль государственников, но когда заводы сорвутся мне придется отвечать, а не тем кто тут ведет «серьезное обсуждение». К чему это нужно Серго создавать эту атмосферу, как он не понимает, что ПБ не может идти на удовлетворение всех его запросов, что мы должны именно быть объективными. Чем нам труднее без Вас, тем более все должны себя сдерживать. Завершил он смешным заявлением, что мол я (Каганович) на него кричу, и что он этого не позволит. Эту смешную версию и опровергать не стоит, ибо помимо того, что он всех перекричит, все знают мое отношение к нему, но что верно, так это то, что я не согласился на то, чтобы предлагать удовлетворять все его ВСНХовские требования на новые заказы...3 без отказу и не допустить такой обстановки, чтобы нельзя было возразить на то или иное неправильное предложение Серго.

55

Я быть может слишком подробно все это изложил, но, т. Сталин, меня это очень взволновало.

По существу мы просим Вас нам ответить, во 1-х, о заказах на Магнитогорск и Кузнецкстрой, может быть часть заказов можно будет в Европе заказать, а часть в Америке. Во 2-х, Серго ставит о заказах для Челябстроя, но это не входило в контингенты. В 3-их, в Америке заказаны трубчатки и другое нефтяное оборудование, за это уж придется платить, но есть еше ряд требований на новые заказы. Как быть с ними. По-видимому, их придется сокращать4.

4) Слушали сегодня сообщение Пятакова о германских заказах. Учетный% они легко скинули до 10% , ибо, как говорит Пятаков, они очень нуждаются в наших заказах. Они говорили с ним о возможности предоставления нам нового кредита от 200 до 300 мил. марок, особенно для заказов на металл5.

5) О размерах недорода поступают телеграммы из Средней Волги, из Сибири. Эйхе приехал и ставит вопрос еще раз о пересмотре плана. Он просит снизить план со 100 мил. до 63. Я его крепко покритиковал за такие встречные планы, но он просит, чтобы мы обсудили его просьбу. Пока не обсуждали. Пожалуй лучше будет сейчас отказать. Туда попозже может яснее станет вопрос.

Средневолжцы тоже просят дальнейшего] снижения. Им-то наверняка можно отказать6. О хле,бе для Грузии сегодня решили тоже. О складах сегодня Вам послал наше постановление. Лично прослежу за выполнением его7.

6) Посылаю Вам постановление об издательской работе (по докладу ОГИЗа) и о начальной и средней школе8. Так как о школе после программы не было ни одного развернутого постановления, поэтому мы дали вводную часть, где отмечаются вначале достижения. Переходя к недостаткам подчеркивается та основная мысль, которую Вы подчеркнули при постановке вопроса, что коренной недостаток — это неудовлетворительность общеобразовательных знаний. Споры у нас были очень большие. Видимо, всякие левацкие и правые элементы, которые партия поприжала во всех других отраслях, устроили себе приют в органах просвещения и в педагогике. Поэтому мы и в этой резолюции подчеркнули задачу борьбы с этими элементами.

Пожалуй на этом кончу. До свидания. Ваш Каганович. 20/VIII 1931 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 28–39. Автограф.

1 В апреле-октябре 1931 г. состоялось 22 заседания советско-китайской конференции. Советская делегация предложила проект разрешения спорных вопросов, в том числе о финансовом положении КВЖД и мероприятиях, обеспечивающих повышение ее доходности; о кредитовании китайских правительственных учреждений и перевозке охранных войск; о деятельности канцелярии председателя правления — директорараспорядителя дороги и пр. В ходе дискуссии удалось согласовать лишь вводную часть и отдельные пункты этого перечня. На этом в связи с японской агрессией в Маньчжурии в сентябре 1931 г. работа советско-китайской конференции фактически прекратилась (ДВП. T. XTV. С. 786–788). См. документ № 24.

2 30 июля 1931 г. при рассмотрении вопроса о реализации советского зерна в Бельгии ПБ предложило Наркомвнешторгу ответить бельгийской фирме о неприемлемости для СССР высокого процента (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 132). 25 августа 1931 г. после телеграммы Сталина (см. документ № 24) ПБ приняло решение согласиться с выдвинутым Наркомвнешторгом предложением «о заключении договора с бельгийской

56

фирмой на реализацию нашего зерна в Бельгии с предоставлением варрантного кредита» (Там же. Л. 170).

3 Конец листа срезан.

4 См. примечание 1 к документу № 27.

5 20 августа 1931 г. ПБ приняло к сведению сообщение Пятакова и одобрило «принятые им меры по выполнению постановления Политбюро об установлении твердой максимальной процентной ставки». ПБ решило также заслушать 25 августа доклад Пятакова и Розенгольца о мероприятиях по борьбе со злоупотреблениями фирм при выполнении заказов. (Там же Л. 164). См. также документ № 2.

6 См. документ № 21.

7 См. документ № 14.

8 См. примечание 9 и 10 к документу № 7, документ № 37.

18

Сталин — Кагановичу 21 августа 1931 г.

Шифром.

Для Кагановича.

Ваше последнее письмо без даты получил двадцатого1.

Первое. Можно было бы дать план хлопкозаготовок в 34 миллиона пудов волокна, из них Средней Азии без Казакстана не менее 28 миллионов2.

Второе. Ваше задание по второй пятилетке на счет чугуна неправильно. Надо было дать не 25–30 миллионов пудов чугуна3, а 25 миллионов. Крикливолевацкие настроения, видимо, еще не изжиты у наших дорогих товарищей4.

Третье. Замечания о нарпите послал. Замечания о кооперации пошлю по прочтении резолюции5.

Четвертое. Мне кажется, что вы пересдали ВСНХ валюту по линии американских платежей. Если вы так будете поступать, рвачеству ВСНХ не будет конца. Нужно теперь же и во что бы то ни стало максимально урезать платежи и заказы всех наркомахов на Америку, не обращая внимания на вой и истерику. Вы увидите, что наркоматы найдут тогда пути и возможности удовлетворить свои нужды за счет европейских заказов и нашего внутреннего производства6.

Пятое. Пошлите в Туркестан немедля бригаду ЦК во главе, скажем, с Уншлихтом для форсирования хлопкозаготовок7.

Шестое. Очень плохо ведется «Правда». Хвастливые статьи о «решительной» победе китайской красной армии над войсками Чан Кайши и о «победах» революционного движения в Индии ничего, кроме самообмана не представляют. Длиннейшие фельетоны Попова можно было бы поместить в «Большевике», освободив соответствующие страницы «Правды» для более ценных вещей. Призовите Попова к порядку8.

Седьмое. Сообщите решение Политбюро о зерновых складах на западе Грузии9.

Сталин.

Нр 14/ш, 15/ш.

9 ч. 40 м.

21/VIII — 31 г.10

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 21–23. Автограф.

57

1 См. документ 7.

2 25 августа ПБ определило объем хлопкозаготовок урожая 1931 г. в 34 млн пудов, в том числе для Средней Азии без Казахстана — 28 млн пудов. Средазбюро ЦК было предложено прекратить всякие дискуссии о плане заготовок и максимально развернуть работу по выполнению решения ЦК (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 844. Л. 2). См. также документ № 7.

3 Так в тексте. Правильно: 25–30 миллионов тонн чугуна.

4 См. документ № 7. Предложение Сталина было принято на совещании по второй пятилетке (см. документ № 27). XVII конференция ВКП(б) в феврале 1932 г. наметила задание на 1937 г. в 22 млн тонн чугуна. В дальнейшем этот показатель был снижен до 18 млн тонн. Впервые о работе совещаний при ПБ по второй пятилетке и о согласовании со Сталиным цифры по чугуну сообщил без ссылок на архивы В. И. Кузьмин (Кузьмин В. И. В борьбе за социалистическую реконструкцию. 1926–1937. М. 1976. С. 188). См. также документы № 4, 20, 23, 27, 35.

5 См. документы № 11, 12, 13, 22, 26.

6 См. примечание 1 к документу № 27.

7 23 августа 1931 г. ПБ командировало в Среднюю Азию на хлопкозаготовки бригаду ЦК численностью 18 человек под руководством» И.С.Уншлихта. Срок командировки — до отзыва ЦК (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 844. Л. 10).

8 См. документы № 20, 23.

9 См. примечание 2 к документу № 14.

10 Дата, номер и время вписаны секретарем. Шифровка отправлена из Кутаиси в 14 час. 55 мин. 21 августа (Там же. Л. 20).

19

Каганович, Постышев — Сталину

21 августа 1931 г.

Шифровка.

Из Москвы отправлена 18–52 21/VIII — 31 г.

Поступила на расшифрование 1 ч. 30 м. 22/VIII — 31 г.

Вх. 15/ш.

Тов. Сталину.

1). Получил от средневолжцев, Хатаевича и других, телеграмму, в которой опять, ссылаясь на новые данные о засухе, требуют нового снижения плана со 120 до 97 миллионов. Думаем крепко обругать и решительно отклонить.

2). Приехал Эйхе специально просить ЦК пересмотреть план, ввиду большого урона урожая от засухи в ряде районов. Он просит вместо 100 миллионов 63 миллиона. В беседе с ним мы отклонили его просьбу, но, судя по всем данным, без некоторого снижения не обойтись, примерно до 80–85 миллионов пудов. Просим дать директивы1.

Каганович, Постышев.

3 ч. — м.

22/VIII — 31 г. 2

Цхалтубо.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 26. Рукописный текст.

1 См. документ № 21.

2 Дата расшифровки.

58

№20

Каганович — Сталину 22 августа 1931 г.

С. секретно.

Шифровка.

Из Москвы отправлена 22–01 22/VIII — 31 г.

Поступила на расшифрование 1 ч. 30 мин. 23/VIII — 31 г.

Вх. № 19/ш.

Тов. Сталину. Получил Вашу шифровку от 21-го1.

1) О хлопке проведем 25-го.

2) О чугуне соберем совещание, пересмотрим в соответствии с Вашими указаниями.

3) Из посланного Вам письма от 20-го августа ознакомитесь с имевшими место спорами на последнем Политбюро по валюте. Наша установка целиком совпадает с Вашими указаниями, в дальнейшем будем еще жестче проводить эту линию. Что касается августовского плана, то при ознакомлении выяснилось, что платежи Америки такие, что отсрочить нельзя было, возможно, кое-что можно было урезать. В следующий раз учтем.

4) О «Правде» сегодня же дам соответствующий нагоняй Попову и впредь буду более тщательно наблюдать.

5) О складах Грузии постановление послано шифровкой, буду следить за его выполнением. Вчера Микоян говорил, что хлеб уже отправляется.

Каганович. 3 час. — м. 23/VIII — 31 г.2 Цхалтубо.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 29. Рукописный текст.

1 См. документ № 18 и примечания к нему.

2 Дата расшифровки.

№21

Сталин — Кагановичу, Постышеву 22 августа 1931 г.

Придется немного снизить план сибирякам и средневолжцам. Боюсь, что Нижней Волге тоже придется несколько снизить. Можно было бы дать Средней Волге 100 миллионов пудов, Западной Сибири 85, а когда Нижняя Волга возбудит вопрос — дать ей 100 миллионов. Сообразно с этим придется уменьшить фонд зерна на животноводство со 100 миллионов пудов до 60 или 50 мил.* Нр 18/ш.

Сталин.

12 ч. — м.

22/VIII — 31 г.

Цхалтубо2.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 26. Автограф.

59

1 25 августа 1931 г. опросом членов ПБ были приняты постановления о плане хлебозаготовок по Западной Сибири и Средней Волге. План хлебозаготовок по Западной Сибири был уменьшен на 15 млн пудов (окончательный годовой план 85 млн пудов), а по Средней Волге на 20 млн пудов (окончательный план — 100 млн пудов) (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 170). Реальные заготовки в Западной Сибири составили 65,3 млн пуд., т.е. были примерно на уровне предложений Р.И.Эйхе, на Средней Волге — 76,6 млн пуд. См. также документы 17, 19, 21.

2 Дата, номер, время и адрес вписаны секретарем.

№22

Сталин — Кагановичу 23 августа 1931 г.

Кагановичу.

Резолюция о потребкооперации кажется мне недостаточной. Там не разработан основной вопрос о ценах и политике цен. Ввиду наличия среди кооператоров духа спекуляции и прямого непманства в деле определения розничных цен, обойти вопрос о ценах и политике цен нельзя. Следовало бы, прежде всего, создать смешанный комитет цен при СНК. Следовало бы, далее, немедля снизить цены в коммерческих магазинах процентов на 30. Следовало бы, наконец, объявить твердые цены на печеный хлеб для рабочих районов и твердые цены на печеный хлеб для нерабочих районов, причем последние не должны превышать 50 копеек за кило. Что касается поправок Яковлева на счет выхода на рынок совхозов и отчасти колхозов, я всецело за них. Более того, я стою за то, чтобы разрешить объединениям ВСНХ, работающим на массового потребителя, немедля открыть свои магазины1. У меня есть еще куча других замечаний, но об этом в письме2.

Сталин.

Нр 20/ш.

12ч. — м.

23/VHI-31 г.з

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 30, 31. Автограф.

1 Вопрос об организации универмагов ВСНХ рассматривался на заседании ПБ 18 сентября 1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 849. Л. 4, 5). К январю 1932 г. было открыто 83 универмага, которые отпускали товары рабочим и служащим прикрепленных к ним предприятий (ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 13. Д. 1058. Л. 6, 29). См. также документы № 1, 7, 11, 13.

2 См. документ № 26 и примечание 8 к документу JSfe 79.

3 Дата, номер и время вписаны секретарем.

60

№23

Каганович — Сталину 23 августа [1931 г.]

23/VIII

Дорогой т. Сталин!

Посылаю Вам намеченную сегодня повестку ПБ на 25. Видимо, главными вопросами будут доклады НКВода и НКПС и вопросы НКЗема. Без Вас нам трудно будет развернуть вопросы НКПСа и НКВода, как это следовало бы. Состояние их работы, особенно НКВода, требует большого нового напора на них. НКВод нас сейчас режет по вывозке нефти из Баку и поэтому, несмотря на то, что мы отклонили предложение о перевозке нефти в Ленинград кружным путем на иностранных пароходах, этот вопрос продолжают ставить1. Я думаю, что сейчас надо использовать все наши возможности, а потом, ежели бы пришлось, то мы успеем, ибо завозить в Ленинград можно чуть ли не до января. Постановления о НКВоде окончательно принимать не будем, пошлем Вам для ознакомления. Что касается вопросов НКЗема, то Яковлев меня информировал, что все его вопросы с Вами согласованы. У т. Калинина были сомнения о реорганизации Зернотреста, но после совместной беседы (я, Калинин, Яковлев) он согласился, да и нельзя не согласиться, ибо нельзя равнять Зернотрест прошлого года с теперешним, один совхоз «Гигант» это почти целый трест2.

2) Попробовали мы набросать список основных вопросов на ближайший месяц для ПБ, чтобы Вам легче было своевременно давать нам свои указания. Посылаю его Вам.

3) Ввиду того, что с дровозаготовками на местах плохо, мы созываем при ЦК небольшое совещание на 29 — всего человек 15 из Московской, Ленинградской, Нижегородской, Ивановской, Уральской и Западной областей. Надо подтянуть это дело, иначе без дров останутся3.

4) С хлебозаготовками идет сейчас не плохо. Хотя нарастание темпов идет медленно, все же заготовлено сейчас 14,8% годового плана, а по сравнению с прошлым годом 221%. В прошлом году 108 м. 416 т., теперь уже заготовлено 239 м. 751 т. пуд. На 20 августа план выполнен на 55% месячного плана. Эти 2 пятидневки должны быть очень напряженными, так как для полного выполнения августовского плана (заготовлено уже 182 мил.) необходимо еще заготовить 148 мил. пудов, т.е. темпы должны быть почти удвоены, а на Украине мы имеем в последнюю пятидневку снижение. Особенно плохо дело идет в Казакстане, на Урале, в Башкирии и также в Сибири, как Западной, так и Восточной. Мы послали этим крайкомам и обкомам крепкие телеграммы, так как это первые телеграммы, посылаю их Вам для ознакомления (Сибири не послали). Другим краям мы пока не послали, посмотрим по ходу дела4.

Примерно в этом же духе мы послали телеграммы ряду крайкомов по мясозаготовкам, так как положение с мясом трудное5.

5) О хозяйственных организациях при ОПТУ. Т. Ягода все надеется, что минет их чаша сия, т.е. не заберут у них хозяйственные организации. Записка Вам послана, 30-го будем обсуждать этот вопрос, если у Вас будут какиелибо изменения, прошу их прислать6. Они и по партийной линии захватили много лишнего, выяснилось, что ячейка ОПТУ объединяет не только сотруд—

61

ников самого ОПТУ, но и курсантов Высшей школы, работников кооператива ОПТУ, хлебозавод, утильзавод и настойчиво просили присоединить ячейку Бутырской тюрьмы, хотя она в другом районе. Я считаю такое строение парторганизации совершенно неправильным и думаю, что они должны оставить только работников ОПТУ, в крайнем случае допустить еще совместно с ними курсантов школы, хотя их много и они могли бы составить самостоятельную ячейку. Информацию на активе пришлось сделать мне. Решение ЦК, судя по всему, принимается очень хорошо7. Сказал я им, что быть хорошим чекистом — это прежде всего быть большевиком, преданным линии партии, быть преданным ЦК партии. Ясно одно, что решением ЦК и тем, как оно было преподнесено, сделано огромное партийное дело. Т. Сталин! Очень прошу Вас дать свой окончательный совет по следующему вопросу. Менжинский, Акулов, Бал[ицкий] упорно сопротивляются назначению Агранова уполномоченным ОПТУ в Москву, доказывая невозможность его снятия с Секретно-политического управления. Выдвигают они других, Менжинский называл Манцева, я отверг эту кандидатуру], ибо считаю что это Мессинг № 2, есть кандидатура] Леплевского — старый чекист, работал на Украине, теперь здесь в центральном аппарате ОПТУ, и других. Я конечно считаю кандидатуру Агранова самой подходящей. Прошу Вас написать мне свое мнение, если можно, телеграфно8.

6) Посылаю Вам доклад Бухарина (если будет охота прочитать), сделанный им на митинге в Сокольническом парке. Помимо того, что доклад на мой взгляд поверхностный и даже примитивный и пустой, в нем есть явно нехорошие места, на стр. 2, например, он, анализируя итоги 5-летки заявляет «у нас как следует запоздало дело с такими очень важными вещами, как продовольственный вопрос... легкая индустрия» и т.д.9 Это уж по-моему не признание своих ошибок, а обвинение нас, видимо, если он даже хочет близко подойти к ЦК, он все же в нутре своем не признает своих ошибок, во всяком случае, — не полностью. Чем, например, объяснить, что у него ничего нет о ЦК в докладе? Конечно, не 100% преданностью линии партии, а он ведь понял свое новое положение так, что в Москве вновь засияет звезда Николая. Он наобещал десяткам заводов, учреждений, вузов выступить, думаю, что у него есть еще группка людей, организованно создавшая ажиотаж вокруг его выступлений. Ясно, что как только мы это заметили, мы сочли необходимым взять регулирование этих выступлений в руки парторганов. Не нужно, конечно, лишать его возможности выступать и, когда он обратился ко мне о выступлении в Колонном зале перед аудиторией инженеров, частью директоров, я не возражал10, но если он поймет свою миссию так, что он сам должен целыми днями ходить по собраниям, то от этого будет вред и его работе и собраниям, поэтому я ему посоветовал, чтобы он шел на доклады через МК, как это делают все другие товарищи.

7) О «Правде»: имел я крепкую и основательную беседу с Поповым, крыл я его как по тем вопросам, о которых вы писали, так и по другим. Безусловно, что товарищи из «Правды» сейчас переходят некоторые границы, как в смысле саморекламирования, так и в тоне и характере материала. После прошлогодней вашей критики они хорошо повернулись к хозяйству, но сейчас у них получается сплошной барабанный бой и зачастую приказной тон, они пробуют вроде как управлять; верно, они должны исправлять недостатки, но они же и должны воспитывать миллионы, поднять идейность, в этом у них многого не хватает. Видимо, после вашего приезда придется вам опять

62

как в прошлом году поднять их на новую ступень, а до этого буду наблюдать здесь11.

8) Вы правы, что наше решение о 25–30 мил. тонн чугуна оставляет лазейку для левацких прожектеров, хотя мы и дали отпор и провалили 45 мил. тонн, но цифру дали колебательную, не четкую, поэтому завтра или послезавтра соберем совещание и пересмотрим наше решение12.

На этом кончу.

Сообщите, хорошо ли отдыхаете на новом месте, как поправляетесь.

Жму руку. Ваш Л.Каганович.

P. S. 1) Только что получил вашу шифровку о кооперации, вопрос о ценах у нас обсуждался, но так как материалов по этому вопросу оказалось мало, мы ограничились только указанием, что повышать нельзя, этого конечно мало, по получении вашего письма займемся переработкой13. Сейчас же займемся ценами. 2) Ждем вашего ответа о валюте, хотя ваша установка ясна из предыдущей телеграммы14.

Л. К-ч.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л. 40–47. Автограф.

1 См. примечание 3 к документу № 7.

2 25 августа 1931 г. — ПБ утвердило постановление НКЗ СССР о реорганизации Зернотре—

ста, в котором, в частности, «в виду того, что с 1929 г. число зерносовхозов и объем продукции Зернотреста вырос в 20 раз, и число зерносовхозов достигло 207, что делает невозможным руководство производственной работой каждого из этих совхозов из одного центра», было решено создать 9 союзных зернотрестов (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 844. Л. 4, 20, 21). См. также документ № 5.

3 5 сентября 1931 г. на заседании ПБ были заслушаны предложения совещания при ЦК о

лесо — и дровозаготовках и утверждено постановление ЦК по лесозаготовкам и лесовывозкам (Там же. Д. 846. Л. 9, 31–34).

4 Телеграммы отсутствуют. См. документы № 17, 19, примечание 1 к документу № 21.

5 30 августа 1931 г. ПБ утвердило предложенный Наркомснабом проект постановления об

организации новой скотозаготовительной кампании с целью обеспечения основных рабочих районов, в первую очередь Москвы и Ленинграда, мясом (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 845. Л. 2, 15–20). См. также примечание 6 к документу № 7.

6 Вопрос «О существующих при ОГПУ хозяйственных организациях» рассматривался на ПБ 10 сентября 1931 г. и был отложен (Там же. Д. 847. Л. 6). Вновь к его рассмотрению ПБ вернулось 10 ноября 1931 г. Было решено передать вопрос в комиссию под руководством П.П.Постышева (Там же. Д. 859. Л. 2). Окончательное решение было принято 8 января 1932 г. В нем, в частности, предусматривалось оставить в ведении ОГПУ все подмосковные совхозы, обеспечивающие снабжение через кооператив ОГПУ сотрудников и комсостав войск ОГПУ. Все излишки продукции совхозов сверх удовлетворения потребности кооператива, исчисленной по нормам Наркомснаба, ОГПУ обязывалось передавать в распоряжение Наркомснаба и т.д. (Там же. Д. 867. Л. 24, 47).

7 См. документы N° 8, 9, 10.

8 См. документ № 30.

9 См. примечание 7 к документу № 35.

10 См. примечание 9 к документу № 36.

11 См. документы № 18, 20.

12 См. документы № 7, 18.

13 См. документ № 18, примечание 8 к документу № 79.

14 См. документ № 18, примечание 1 к документу № 27.

63

№24

Сталин — Кагановичу 25 августа 1931 г.

Кагановичу.

Первое. Ввиду валютных затруднений и неприемлемых условий кредита в Америке высказываюсь против каких бы то ни было новых заказов на Америку. Предлагаю воспретить дачу новых заказов на Америку, прервать всякие уже начатые переговоры о новых заказах и по возможности порвать уже заключенные договора о старых заказах с переносом заказов в Европу или на наши собственные заводы. Предлагаю не делать никаких исключений из этого правила ни для Магнитогорска и Кузнецстроя, ни для Харьковстроя, Днепростроя, АМО и Автостроя. Предлагаю отменить все предыдущие решения Политбюро, противоречащие этому решению1.

Второе. Против договора с бельгийцами о варрантном .кредите не возражаю2.

Третье. С КВЖД можно подождать3.

Сталин.

Нр 21/ш.

10 ч. — м.

25/VHI-31 г.4

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 33, 34. Автограф.

1 См. примечание 1 к документу № 27.

2 См. примечание 2 к документу № 17.

3 См. примечание 1 к документу № 17.

4 Дата, номер и время вписаны секретарем.

№25

Сталин — Кагановичу 25 августа 1931 г.

Кагановичу.

Против предложения Наркомзема о семенной помощи не возражаю, если размеры помощи будут обязательно сокращены с 459 тысяч центнеров до 300 тысяч1. Предложение Внешторга о продаже овса нужно принять2.

Сталин.

Нр 22/ш.

12 ч. 20 м.

25/VIII — 31 г.3

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 35. Автограф.

1 26 августа 1931 г. ПБ постановило выдать в порядке семссуды: Уралу 185 тыс., Западной Сибири 80 тыс., Башкирии 35 тыс. центнеров семян (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 178).

2 25 августа 1931 г. ПБ разрешило Наркомвнешторгу вывезти в августе из наличных заваррантированных в портах ПО тыс. т. овса — 50 тыс. т. (Там же. Л. 169).

3 Дата, номер и время вписаны секретарем.

64

26

Сталин — Кагановичу 25 августа [1931 г.]

25/VIII

Здравствуйте, т. Каганович! Последнее Ваше письмо получил вчера1. Ответ по вопросам дал в шифровках2.

1) Я думаю, что вопрос об американских] заказах стоит острее, чем думают некоторые] тов[ари]щи. Дело не только в недостатке валюты. Дело прежде всего в том, что, если мы не откажемся от новых заказов на Америку на тех драконовских условиях кредитования, которые практикует Америка, мы можем лишиться тех льготных условий, которых добились в Германии, Италии, Англии (и добьемся во Франции). Этого не понимают тов[ари]щи из ВСНХ. Конечно, могут быть исключения, скажем, для Челябстроя или военной промышленности. Но это особый вопрос, подлежащий решению ПБ в каждом отдельном случае3.

Я написал об этом т[овари]щу Орджоникидзе4.

2) Я не уверен, что резолюцию о кооперации нужно опубликовать от имени СНК и ЦК. Почему нельзя было бы пустить ее от имени Комиссии Исполнения? Далее было бы неплохо, если бы отложили вопрос до конца месяца, когда я буду уже в Сочи и буду иметь возможность поговорить с Молотовым насчет окончательного] текста резолюции5.

Ну, жму руку. И.Сталин.

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 4–6. Автограф.

1 См. документ № 17.

2 См. документы № 22, 24.

3 См. примечание 1 к документу № 27.

4 26 августа Сталин направил Орджоникидзе следующую телеграмму: «Письмо получил. Ответ идет письмом. На счет американских заказов не согласен. Если не откажемся от заказов на Америку и хулиганских условий кредита, практикуемых в Америке, мы рискуем лишиться тех льготных условий кредита, которые завоевали в Европе. Ты этого не учитываешь, а это главное» (Там же. Л. 42).

5 См. примечание 8 к документу № 79.

№27

Каганович — Сталину 26 августа [1931 г.]

26/VIII

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Получили Вашу телеграмму о заказах в Америке, разрешившую наши споры еще более радикально, чем мы тут думали. Мы здесь же — на ПБ поставили вопрос, приняли ваши предложения, послали телеграмму в Америку о приостановке всяких новых заказов. Завтра же соберем комиссию по валюте и уже конкретно займемся рассмотрением портфеля заказов и перенесением частью в Европу, частью в СССР. Не исключено, что споры будут

з-ю 65

опять жаркие по конкретным вопросам, но имея ясную установку, легче будет разрешить все практические вопросы1.

2) Цифру чугуна мы изменили, установив твердо 25 мил., кроме того мы добавили цифру 170 мил. га посева в последний год 5-летки. Яковлев информировал, что с вами это согласовано, но мы все же постановление совещания о пятилетке через ПБ пока не оформили. Прошу вас сообщить, нужно ли оформлять через ПБ для того, чтобы это было обязательной директивой для всех органов и, в 1-ую голову, для Госплана надо бы это сделать2.

3) С топливом кое-какие меры приняли, сейчас принимаем большое постановление, главным образом затрагивающее вопросы использования и перевозки, ибо о добыче было достаточное количество важных постановлений, все дело только в том, чтобы оно осуществлялось. Мы только поручили конкретно следить за добычей отдельных видов топлива, и принимать соответствующие оперативные меры. Один вопрос мы отложили. На этом ПБ (25-го) опять предлагали ввозить нефть по морю на иностранных пароходах. Это потребует примерно У/г миллиона рублей. Лично я думаю, что во всяком случае это можно еще оттянуть на месяц-полтора. Если сейчас принять, то пойдет еще большая демобилизация нашего речного транспорта. Прошу вас написать свои соображения, так как на будущем заседании ПБ вопрос о завозе нефти на иностранных пароходах будет опять^стоять3.

4) Именно по этому вопрос о водном транспорте принял у нас на ПБ довольно острый характер, пришлось крепко сказать о НКВоде. Янсон сделал доклад в эпически-спокойном тоне. Август дает резкое снижение, особенно по нефти. Июньский план по нефтеперевозкам выполнен процентов на 70, июльский 76%, а за 20 дней августа месячный план выполнен всего на 23%. Главное — в неумении использовать имеющиеся ресурсы, баржи простаивают неделями не выгруженными. В свое время Вы особенно подчеркивали необходимость подтянуть клиентуру. Мы вынесли постановление, а несчастный НКВод даже не думает использовать свои права: «зачем ссориться». Пришлось указать, что НКВод спит, ни одного вопроса перед ЦК не ставил и мирно плавает мимо тихих берегов. Ясно, что НКВод пока не оправдал наших надежд. Принятые решения после совещания очень плохо проводятся. Во главе комиссии поставили Постышева4.

5) Рухимович отделался в своем докладе общими разговорами вместо конкретного разбора того, что есть и что надо сделать по дорогам, узлам, по отдельным видам задач — он половину времени приводил статистику, показывающую диспропорцию между ростом хозяйства и транспортом, довольно иронически говорил об установленных измерителях, которые не выполняются и вторую часть доклада посвятил истерике о том, что транспорту мало дают, что нужно решительно изменить отношение и т.д. Рухимович лишний раз вскрыл, что он насквозь пропитан гнилым скептицизмом к нашим планам и возможностям, а положение сейчас такое, что июль и август дает ухудшение — по ремонту паровозов в особенности. Увеличивается опять практика обезлички. Качество ремонта плохое, отсюда увеличение процента больных паровозов, заводы Ворза работают неважно, ремонт путевого хоз[яйства] они разбросали широким фронтом и сейчас есть опасность, что к осени не успеют закончить начатое. Встречные перевозки, курсирование пустых вагонов и платформ не только не уменьшается, а в ряде мест даже увеличивается и т.д. и т.д. Конечно, надо будет и техническое снабжение транспорта улучшить, но то что получают, не умеют по настоящему исполь—

66

зовать. Из протокола ПБ вы увидите, что комиссии мы дали большую программу, придется вплотную заняться основными вопросами, как это было в прошлом году5.

Я просил бы вас черкнуть пару слов, правильно ли вопрос поставлен, ибо работа комиссии, по-видимому, немного затянется. Мы будем вносить в ПБ каждый раз отдельные конкретные предложения по вопросам.

6) В постановлении о спецпереселенцах имеется пункт, в котором говорится «признать возможным восстановление в правах молодежи, достигшей 18-летнего возраста до истечения 5-летнего срока в тех случаях, когда эта молодежь проявила себя с положительной стороны». Теперь ЦИК приготовил соответствующий закон. У меня появилось сомнение, не ограничиться ли тем, чтобы на основе циркулярной директивы ЦИК на практике это на местах допускали, но без издания и опубликования такого закона, прошу вас сообщить ваше мнение6.

7) Угланов написал заявление с просьбой перевести его из Астрахани на работу в Москву. Сегодня он был у меня. Ссылается он на малярию и на тяжелые семейные условия. Я ему ответил, что насчет перевода из Астрахани можно будет подумать, но насчет Москвы, то это не выйдет, так как Москва для него опасна, он здесь может опять запутаться, тем более, что он и сейчас продолжает еще путаться в линии. Из беседы с ним у меня сложилось твердое убеждение, что он политически не намного изменился. «Я, — говорит он, — оторвался, об общем положении судить не могу». Мямлил что-то о международных вопросах и особенно оживленно говорил вот о «рабочем вопросе», что «надо двигать скорее вопросы зарплаты и о реальной зарплате» и т.д. Впечатление у меня такое, что он и ему подобные не прочь сейчас стать вроде как «защитниками» рабочих в шляпниковском стиле, да и лично он на Шляпникова стал похож, неискренность, намеки, ничего похожего на «прямого и искреннего» Угланова. Я думаю, что из Астрахани можно бы его в крайнем случае перевести, но не в Москву. Во всяком случае подождем до вашего приезда или совета письмом7.

8) О зарплате для рабочих металлургической и угольной промышленности т. Постышев посылает вам свой проект8.

До свидания. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 48–55. Автограф.

20 августа 1931 г. ПБ утвердило цифру заказов в Америке на оборудование для заводов АМО, Харьковского тракторного, Автостроя и Днепростроя в 3,9 млн руб. до конца 1931 г. По вопросу о заказах в Америке для Магнитогорска, Кузнецкстроя и других предприятий было решено запросить мнение Сталина (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 165). Как сообщал Каганович, по этому вопросу возник острый конфликт (см. документ № 17). 25 августа ПБ приняло предложения Сталина, изложенные в его телеграмме (см. документ № 24). Валютной комиссии было поручено срочно разработать конкретные мероприятия по реализации предложений Сталина и внести их на утверждение ПБ. Наркому внешней торговли Розенгольцу поручалось приостановить размещение заказов в Америке (Там же. Л. 170). 30 августа ПБ утвердило постановление валютной комиссии, в котором содержалось поручение ВСНХ к 5 сентября представить в ПБ доклад о переносе заказов из Америки в Европу и СССР. Наркомвнешторг в четырехдневный срок должен был сообщить ВСНХ, какие американские заказы приостановлены, представить список договоров, которые можно расторгнуть. Предусматривалось, что расторжение договоров будет производиться только с разрешения ПБ (Там же. Л. 179). См. также документы № 7, 18, 20, 26, 31, 33, 55.

3*

67

2 См. примечание 3 к документу № 18.

3 См. документ № 7, примечание 5 к документу № 35.

4 См. документы № 23, 66, 67, 73, 77–79, 82, 84, 86, 88, 89.

5 25 августа 1931 г. ПБ заслушало доклад НКПС о подготовке транспорта к осеннезимним перевозкам и сообщение РКИ о выполнении программы по транспортному машиностроению на 1931 г. и о подготовке к 1932 г. Комиссии под руководством Кагановича поручалось разработать конкретные мероприятия по подготовке к осеннезимним перевозкам по следующим вопросам: о паровозном парке, о спаренной езде и обезличке, вагонном парке, капитальном строительстве и т.д. Первый доклад комиссии было решено заслушать на заседании ПБ 5 сентября 1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 844. Л. 2, 3).

6 См. примечание 6 к документу № 35.

7 25 июля 1930 г. решением ПБ H.A.Угланов был освобожден с поста наркома труда СССР и в конце августа направлен в Астрахань председателем Астраханского госрыбтреста (Там же. Д. 790. Л. 5). В марте 1932 г. Угланов был назначен начальником сектора по производству ширпотреба НКТП СССР (Там же. Д. 878. Л. 27).

8 См. примечания 6 к документу № 4 и 7 к документу № 42.

28

Сталин — Кагановичу 26 августа 1931 г. у

Здравствуйте, т. Каганович!

Пишу о Закавказских делах. На днях побывали у меня члены Заккрайкома, секретари ЦК Грузии, некоторые работники Азербайджана (в том числе Полонский). Склока у них невероятная, и она, видимо, не скоро у них кончится. По моим наблюдениям затяжной характер склоки и упорство склочников объясняется, между прочим, тем, что склочники уверены в безнаказанности своей антипартийной «работы», так как рассчитывают на то, что «в случае чего» Серго их «выручит».

Я их помирил кое-как, и дело пока что уладилось, но не надолго. Лгут и хитрят почти все, начиная с Картвелишвили. Не лгут Берия, Полонский, Орахелашвили. Но зато Полонский допускает ряд бестактностей, ошибок. Самое неприятное впечатление производит Мамулия (секретарь ЦК Грузии), который по неизвестному мне праву замещает Картвелишвили. Комическое впечатление производит предСНК Грузии Сухишвили — безнадежный балбес. Прямо удивительно, что оба эти типа рекомендованы Серго.

Если не вмешаемся в дело, эти люди могут по глупости загубить дело. Они уже испортили дело с крестьянством в Грузии, в Азербайджане. Без серьезного вмешательства ЦК ВКП Картвелишвили и вообще Заккрайком бессильны улучшить дело, если считать, что они захотят улучшить дело.

Как быть?

Надо:

1) Назначить теперь же на конец сентября (к моему приезду) доклад в Оргбюро Заккрайкома, Грузцека и Аз[ербайджанского]ЦК о положении дел1;

2) Прочистить их хорошенько на заседании Оргбюро и снять ряд лиц типа Мамулия2;

3) Назначить третьего секретаря Заккрайкома (предлагаю Меерзона), дав ему соответствующий наказ3.

4) И т.д. в этом роде.

68

Без таких мер дело в Закавказье будет гнить.

И.Сталин.

26/VIII-31.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 7–11. Автограф.

1 См. примечание 6 к документу № 63.

2 См. примечание 13 к документу № 55.

3 Третьим секретарем Заккрайкома был назначен В.И.Полонский. См. примечание 6 к

документу № 63.

29

Сталин — Кагановичу 26 августа 1931 г.

Кагановичу.

Директиву Розенгольца на счет экспорта в Италию считаю слишком умеренной. Нужно добавить пункт с угрозой о том, что в случае неудовлетворения наших требований прекратим дачу заказов и сократим вывоз из Италии1. На счет освобождения от призыва в Красную Армию не возражаю2.

Сталин.

Нр 24/ш.

14 ч. — м.

26/VIII — 31 г.з

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 43. Автограф.

1 25 августа 1931 г. ПБ утвердило предложенный Розенгольцем проект директивы для ведения торговых переговоров с Италией (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 170, 174). 27 августа ПБ приняло предложение Сталина «о добавлении к директиве пункта о том, что в случае неудовлетворения наших требований прекратим дачу заказов и сократим вывоз из Италии» (Там же. Л. 179). См. также документ № 52.,

2 25 августа 1931 г. ПБ приняло решения об освобождении от призыва в Красную Армию

10 тыс. квалифицированных рабочих, инженеров, техников и мастеров, работающих на предприятиях ВСНХ, и от территориальных сборов рабочих угольной промышленности Донецкого и Северокавказского бассейнов (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 845. Л. 5).

3 Дата, номер и время вписаны секретарем.

№30

Сталин — Кагановичу 27 августа 1931 г.

Москва. ЦК ВКП. Поскребышеву. Для Кагановича. Первое. Присоединяюсь к предложению Кагановича о назначении Агранова московским представителем ОПТУ1.

Второе. Присоединяюсь к просьбе Заккрайкома и Мдивани об оставлении Мдивани на работе в Тифлисе. Сталин. Нр 25/ш. 27/VTII — 31 г.2

Ф. 558. On. U. Д. 76. Л. 44. Автограф.

69

1 См. документ № 23. Решением ПБ от 29 августа 1931 г. Агранов был назначен ПП ОГПУ Московской области (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 845. Л. 6).

2 Дата и номер вписаны секретарем.

№31

Каганович, Орджоникидзе — Сталину 27 августа 1931 г.

Шифровка.

Огар[авлена] 27.VIII. 20.28

Прин[ята] 27.VIII. 21.20

Сталину.

ВСНХ отдал распоряжение об отзыве из Америки всех комиссий по размещению заказов. Считаешь ли правильным немедленный отзыв от должности всех или отзывать по частям1.

Орджоникидзе, Каганович.

№ 1165 ш.

Расшифрована 28.VIII. 11ч.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 45 об. Рукописный текст.

1 См. документы № 17, 24, 26, 27, 33.

№32

Каганович, Орджоникидзе — Сталину 27 августа 1931 г.

Шифровка.

Отправлена] 27.VIII. 20.28

Получ[ена] 27.VIII. 22.[0]5

Сталину.

Положение с трубами водопроводными чрезвычайно тяжелое. Донбасс, Сталинград, Москва, автомобильстрой и ряд других строек останутся без воды. Немцы по чугунным трубам требовали 180 марок за тонну, мы давали 150. Теперь немцы вероятно пойдут на 165 или 160 марок. Считаем необходимым трубы закупить по цене 160, в крайнем случае по 165 марок, также договориться по сварочным трубам. Просим вашего согласия1.

Каганович, Орджоникидзе.

№ 1164/ш.

Расшифрована 28.VIII. в 13 ч.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 47 об. Рукописный текст.

См. документ № 34, примечание 3 к документу № 35.

70

№33

Сталин Кагановичу 28 августа 1931 г.

Москва. ЦК ВКП. Поскребышеву. Кагановичу. Комиссии ВСНХ в Америке следует отозвать без демонстрации, то есть по частям1. Сталин. Нр 26/ш. 28/VIII — 31 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 45. Автограф.

1 См. документ № 31.

2 Дата и номер вписаны секретарем.

№34

Сталин — Кагановичу 28 августа 1931 г.

Кагановичу. Я против ввоза чугунных труб. Если можете отложите вопрос до осени1. Сталин. Нр 27/ш. 28.VIII.31 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 47. Автограф

1 См. документ № 32, примечание 3 к документу № 35.

2 Дата и номер вписаны секретарем. Отправлено шифром из Кутаиси в тот же день в

14 час. 25 мин. (Там же. Л. 46).

№35

Сталин Кагановичу 30 августа [1931 г.]

Т. Каганович! Ваше письмо от 26/VIII получил.

1) Почему не сообщаете ничего о польском проекте пакта (о ненападении), переданном Патеком Литвинову? Дело это очень важное, почти решающее (на ближайшие 2–3 года) вопрос о мире, и я боюсь, что Литвинов, поддавшись давлению т[ак] называемого] «общественного] мнения», сведет его к пустышке. Обратите на это дело серьезное внимание, пусть ПБ возьмет его под специальное наблюдение и постарается довести его до конца всеми допустимыми мерами1. Было бы смешно, если бы мы поддались в этом деле общемещанскому поветрию «антиполонизма», забыв хотя бы на минуту о коренных интересах революции и социалистического строительства.

2) Как обстоит дело с Межлауком и заказами во Франции? Почему там

71

застряло дело? Почему все заказы направляются в Германию, в Англию, а французам не хотят давать заказов?2

3) Вы, видимо, поддались давлению ВСНХ насчет чугунных труб, тем более, что коммунальники тоже давят и требуют ввоза. И Вы и ВСНХ не правы, так как: а) в директиве ЦК по контрольным цифрам на 32 г. цифра ввоза металла на 31 г. строго определена, а на счет 32 года сказано, что цифра ввоза должна быть меньше цифры 31 года, между [тем| как ВСНХ хочет опр_о^ кинуть это решение ЦК. а Вы поддакиваете ВСНХ; б) разговоры о том, что платить придется не в этом году, — не убедительны, ибо в 32 и 33 г.г. нам будет в смысле валюты тяжелее, чем в этом году (старания САСШ направлены на то, чтобы опустошить нашу валютную кассу и подорвать в корне наше валютное положение, а САСШ теперь — главная сила в финансовом мире и главный наш враг), — стало быть надо беречь валюту не только для 31 года, но и для будущих лет; в) вместо того, чтобы нажимать на свой аппарат и заставить его выплавить больше чугуна, ВСНХ нажимает на государственную кассу (т.е. на государство, т.е. на рабочий класс), заставляя рабочий класс расплачиваться своими валютными ресурсами за неспособность, косность, бюрократизм аппарата ВСНХ3.

Вот как обстоит дело, т. Каганович.

4) Потому-то и думаю, что нельзя идти ни на какие поблажки людям (и учреждениям), пытающимся растранжирить валютные ресурсы рабочего класса ради спокойствия работников своего аппарата.

5) Задания по составлению второй пятилетки можно оформить через ПБ, если этого требуют Госплан или СНК4.

6) Уступки тем, которые хотят перевозить нефть по морю, есть демобилизация всего транспортного аппарата. Нельзя сейчас идти на такую уступку5.

7) Пусть ПБ и Секр[етариа]т ЦК возьмут под специальное и систематическое] наблюдение и Наркомвод и НКПС и заставят их работать. Оба наркома находятся в плену у своего аппарата, особенно Рухимович, бюрократическое самомнение которого является обратной стороной его отсталости и косности по части большевистской постановки дела в НКПС.

8) Никакого закона ЦИК-а о досрочном восстановлении в правах отдельных бывших кулаков не нужно6. Я так и знал, что в эту мышиную щель обязательно захотят пролезть ослы из мещан и обывателей. Прошу отложить вопрос до осени.

9) Читал речь Бухарина (стенограмму). Пустая, оторванная от жизни, небольшевистская речь. Она есть вместе с тем неумелая, ученическая попытка дать «схему» платформы бывшим правым против ЦК ВКП по линии ряда : эконом[ических] вопросов и рабочего снабжения7. Странный человек этот ! т. Бухарин! Для чего понадобилось ему ломать комедию. j

Я думаю, что ЦК поставил Бухарина во главе отдела технической] про — I паганды ВСНХ не для того, чтобы он произносил речи о технической] пропаганде, о необходимости технической] пропаганды, а для того, чтобы он организовал живую и конкретную техническую] пропаганду. Если он не сумеет выполнить эту задачу, придется искать другого.

Если спросит Бухарин, или потребует этого обстановка, можете сообщить Бухарину это мое мнение.

Ну, хватит. И.Сталин.

30/VHI. Сочи. j

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 12–14. Автограф. \

I

I

72

1 См. примечание 1 к документу № 73.

2 См. документы № 39, 40, 43, 45, 52.

3 25 сентября 1931 г. ПБ по докладу наркома коммунального хозяйства Комарова и Орджоникидзе рассмотрело вопрос о снабжении коммунального хозяйства индустриальных центров водопроводными трубами. Специально созданной комиссии под председательством Пятакова было поручено внести к заседанию ПБ 30 сентября предложения по этому вопросу (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 850. Л. 5). На следующем заседании Политбюро, 5 октября, вопрос был отложен (Там же. Д. 851. Л. 3). Опросом членов ПБ 15 октября (Сталин в это время уже вернулся в Москву) вопрос передали на рассмотрение в СТО (Там же. Д. 854. Л. 9). См. также документы № 32, 34, 40.

4 См. примечание 3 к документу № 18.

5 5 сентября 1931 г. ПБ утвердило постановление о форсировании нефтеперевозок по водным

путям (по Волге). (Там же. Д. 846. Л. 8, 27–30). См. также документы № 7, 23, 27.

6 10 августа 1931 г. ПБ утвердило постановление комиссии о спецпереселенцах от 7 августа. Постановление предусматривало меры для «полного использования рабсилы спецпереселенцев и закрепления их на местах поселения, особенно для создания постоянных кадров рабочих в лесной промышленности Сибири, Урала, Сев[ерного]края и др. районов» (выделение спецпереселенцам земли под огороды и посевы, скота, налоговые льготы, организация жилищного строительства и т.д.). 31-й пункт постановления гласил: «Учитывая необходимость скорейшего отрыва молодежи спецпереселенцев от контрреволюционной части кулачества — признать возможным восстановление в правах молодежи, достигшей 18-летнего возраста, до истечения 5-лет[него) срока в тех случаях, когда эта молодежь проявила себя с положительной стороны. Подобные восстановления проводятся отделами по с[пец.]п[оселениям] через ЦИКи Союзных и автономных республик, или краевые и областные исполкомы, с предоставлением им права свободного проживания» (Исторический архив. 1994. № 4. С. 164–169. Публикация Г.М. Адибекова). После письма Сталина 8 сентября 1931 г. ПБ отменило этот пункт постановления (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 5). См. также документ № 27.

7 См. документы № 23, 36. Бухарин в письме Сталину так объяснял обстоятельства своего выступления: «Меня пригласили однажды на огромный митинг по техпропаганде (в Сокольническом парке). Когда я увидел потную толпу, тысячи людей, изнемогающих от жары и ждущих концерта после митинга, я естественно стал делать не сухой техдоклад, а «вообще». И там я сказал между прочим, что мы запоздали с продовольствием и легкой промышленностью (в связи с проблемой кадров и их квалификацией). Когда один товарищ мне возразил, я, чтобы не было недоразумений, сослался на решения XVI съезда, статьи в «Правде» и т.д. [...] Должен еще сказать, что в оборот была пущена не правленая мною стенограмма, которую я вообще долго не мог получить» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. П. Д. 709. Л. 82–83).

36

Каганович — Сталину 31 августа [1931 г.]

31/VIII

Дорогой т. Сталин! Получил ваши два письма от 25-го и 26-го.

1) Ваше предложение об Америке мы так и поняли как большой маневр, который должен заставить американцев изменить свои условия. Нам это сделать сейчас несравненно легче, ибо главные заказы для наших гигантов мы уже сделали1.

2) О кооперации: я вполне согласен, чтобы постановление пошло от имени Комиссии исполнения, но тогда о ценах придется в особом постановлении сказать2.

73

3) По Закавказью мы завтра же пошлем им телеграмму, что на 26 сентября назначаются их доклады. Вы совершенно правы, что ЦК не может дольше спокойно относиться, как разлагается работа в крупнейшем крае, надо вмешаться и соответствующие меры принять3.

4) Вчера провели заседание ПБ. Наиболее острыми вопросами были вопросы: о выполнении экспортно-импортного плана за июль и август и план на сентябрь, о нефтеналивном флоте, о выполнении финплана в Ш квартале, о заготовках картофеля и овощей, о скотозаготовках и птицезаготовках. По экспортно-импортному плану выяснилось, что маневрирования на рынке мало, слабо проникаем на новые рынки, что приводит к тому, что в экспорте леса одна Англия занимает 54%, случись что с Англией, пошлины или другой нажим, и мы оказываемся в очень трудном положении. Тоже с пушниной, 52% в Германию. В цифровом выражении июльский план выполнен хорошо, видимо Вейцер неплохо работает. В экспортном плане на сентябрь был горячий спор о размерах хлебного экспорта. Микоян, Яковлев требовали уменьшения плана, мы дали задание, предложенное НКТоргом 1.340 т. тонн. В прошлом году была та же история, и я помню, как вы тогда нажимали на выполнении сентябрьского задания, конечно в прошлом году была другая ситуация, но и план этого сентября меньший и выполнить его надо. Соответствующую директиву на места пошлем4. у

5) С заказом на нефтеналивные суда выяснилась безобразная картина сознательного затягивания и волокиты со стороны НКТорга, а между тем директива ПБ была совершенно ясная — закупить на 250 т. тонн суда не старше 25 года, затратив до 25 милл. рубл., а теперь приходится тратить валюту на фрахтование. Мы обязали в 5-ти дневный срок разместить заказы на 90 тысяч тонн и представить точный план размещения остальных заказов5.

6) С выполнением финплана Ш квартала дела обстоят неважно, поэтому мы решили усилить представленный проект директивы с указанием областей, где дело обстоит хуже всего6. Поставили мы вновь вопрос о борьбе с затовариванием. Как раз накануне ПБ Хрущев из Кр[асной] Пресни дал мне данные, что только на 12 предприятиях Кр[асной] Пресни залежи товаров достигают 6У2 миллионов рублей. Ссылаются на отсутствие транспорта и т.д. Мы сейчас это проверяем, такие же факты на других предприятиях, поэтому думаем заострить этот вопрос.

7) Провели мы совещание о дроволесозаготовках, выявилось, что размагничены и места и Главлеспром. Фушман, видимо, пока делом не овладел, занимается цифровыми манипуляциями, но это не закупка хлопка на бирже, а дело, требующее оперативного хоз. руководства, у мест тоже состояние какой-то надежды, все занялись просьбами и заявками, вместо изложения плана как они думают выходить из положения. Пришлось их покрыть за это, указать им, что если они не мобилизуются, они все окажутся в тяжелом положении, ибо для отопления и для мелких и даже средних предприятий им нечего надеяться на нефть или Донецкий уголь. Выбрали мы комиссию, которой дали поручение разработать практические меры: о рабочей силе, о техническом снабжении, инструменты, топоры, пилы, о продовольственном снабжении, о зарплате, об усилении работниками, о срочных мерах по вывозке и прокладке узкоколеек, о возможности привлечения тракторов и т.д. Вот прошу вас, т. Сталин, написать ваше мнение, я думаю, что мы должны будем часть тракторов из НКЗемовских использовать для леса, Яковлев, ко—

74

нечно, полезет на стену, но на это придется пойти, ничего страшного нет, если мы хотя бы 10-ую часть тракторов используем зимой. Не слишком ли большая роскошь, чтобы у нас целую зиму стояли моторные силы неиспользованными, тем более, что в отношении топлива эта зима будет тяжелой7.

8) Признали мы неправильными действия НКИД по одному вопросу: они сами, не поставив в ПБ, дали опровержение ТАСС о переговорах с Польшей, после этого Литвинов выступил с громовым интервью, мы по существу не дали оценку, хотя думаем, что они поторопились. Надо было выждать, прощупать, может быть здесь есть стремление создать повод для французов сорвать договор с ними. Во всяком случае они не имели права без ПБ выступать с этим вопросом, мы поставили этот вопрос и записали «признать неправильным выступление НКИД с опровержением по вопросу о переговорах с Польшей без предварительной постановки этого вопроса в ПБ»8.

9) Еще раз о Бухарине: он выступил с докладом в Колонном зале9, здесь он кое-где вставил некоторые места о ЦК, о борьбе с уклонами, но в докладе ряд совершенно неправильных формулировок. Он требовал помещения доклада в «Правде», но во 1-х, в «За индустриализацию» уже началось печатание и «Правда» не хочет заниматься перепечаткой, во 2-х, — это самое главное — у него много богдановской путаницы и политически ошибочной. Весь доклад претендует на открытие Америки, человек силится открыть новую эпоху на—

.шей революции, техническую революцию, но ничего кроме схематизма, механической философии и богдановщины не получается. Поэтому мы пока не печатаем. Он конечно обижается.

Ну на этом кончу. Черкните как себя чувствуете? Дают ли вам отдыхать частые гости?

Привет т. Молотову.

Жму руку. Ваш Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 56–64. Автограф.

1 См. документы № 17, 24, 26, 27, 31, 33.

2 См. примечание 8 к документу № 79.

3 См. примечание 6 к документу № 63.

4 См. документ № 42.

5 Это решение было принято на заседании ПБ 30 августа 1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 178).

6 30 августа 1931 г. ПБ поручило комиссии в составе Постышева, Микояна и Розенгольца разработать проект директивы обкомам об обеспечении погрузки хлеба в портах с установлением календарного плана погрузки. (Там же. Л. 176).

7 См. примечание 1 к документу № 42.

8 См. примечание 1 к документу № 73.

9 Доклад Бухарина на собрании помощников директоров, ударников, председателей бюро инженерно-технических секций, работников объединений, научно-исследовательских институтов и втузов (26 августа 1931 г.) см.: Бухарин Н.И. Проблемы теории и практики социализма. М, 1989. С. 309–330. См. также документы № 23, 35, 45.

75

№37

Сталин — Кагановичу 1 сентября 1931 г.

Кагановичу. Школу и ОГИЗ можно опубликовать1. Насчет Аргентины согласен2. Сталин. Нр 29/ш. 1.IX.31 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 50. Рукописный текст.

1 См. примечания 9 и 10 к документу № 7, документ № 17.

2 31 июля 1931 г. аргентинская полиция арестовала сотрудников советской организации «Южамторг» в Буэнос-Айресе. После окончания следствия полиция передала аргентинскому правительству доклад, в котором против «Южамторга» выдвигались обвинения в том, что он якобы «в скрытой форме руководил коммунистической пропагандой» и проводил политику демпинга. 20 августа 1931 г. аргентинское правительство лишило «Южамторг» прав юридического лица (ДВП. Т. XIV. С. 807, 808). 3 сентября 1931 г. ПБ обсудило этот вопрос и приняло решение «Центр по торговле со странами Южной Америки перенести в Уругвай[...] В целях сохранения возможности для возвращения в Аргентину принять меры формального сохранения «Южамторга», для чего, в случае надобности, поднять в верховном суде Аргентины судебный процесс о признании декрета о ликвидации «Южамторга» незаконным» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 182–183). См. также документы N° 3, 5.

38

Каганович — Сталину [3 сентября 1931 г.]

Шифровка.

Сталину.

По получении Вашего письма1 затребовал из НКИД все данные о Польше. Никаких серьезных материалов у них нет. Высылаю почтой обзоры иностранной печати, в том числе и польской. Сегодня слушали сообщение НКИД, приняли следующее постановление:

«1. Предложить НКИД через своих представителей заграницей прощупать, как реагируют правительственные круги, главным образом во Франции и в особенности в Польше, на сообщение ТАСС от 27 и 28 августа и на интервью т. Литвинова.

2. Предложить НКИД представить в ПБ к 10 сентября подробный доклад о создавшемся положении и о возможных и необходимых наших шагах с нашей стороны»2.

Ясно, что НКИД поторопился, недоучел серьезность вопроса, теперь необходимо решить, как быть дальше. Прошу сообщить Ваши указания к 10-му 1X3.

Продолжение следует.

№ 1208.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 65–67. Автограф.

76

1 См. документ № 35. В верхнем левом углу помета Кагановича: «Начало сентября 1931 г.».

2 Постановление было принято ПБ 3 сентября 1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 183).

3 См. примечание 1 к документу № 73.

39

Каганович — Сталину

[3 сентября 1931 г.]

Получили от Межлаука, Озерского сообщение о первой встрече с группой промышленников во главе с Марлео, суть сводится к тому, что французы всячески добивались узнать, какие заказы и насколько. Наши заявили, что на первый год примерно на сумму от 300 до 600 мил. франков. Французы выдвинули по вопросу о кредитах схему Ванжера — организуется контора, инкассирующая наши поступления за нефть с немедленной передачей сумм по нашему указанию и лишь в случае неуплаты векселя в срок контора будет иметь право обратить очередные следующие нам платежи за нефть на оплату векселей. По их словам, эта схема апробирована францпра и является временной на срок 6–18 месяцев1. Францпра не может дать гарантию или кредит без урегулирования вопроса о долгах. Наши ответили, что схема Ванжера базой служить не может, что мы не можем связывать договор на нефть с соглашением о заказах. Французы согласились подумать еще и попросили текст итальянского соглашения. О переговорах во Франции мы решили пока ограничиться следующим постановлением: «Поручить т. Пятакову и т. Дволайцкому к 5.IX выработать директиву для переговоров с отдельными промышленниками о конкретных заказах»2. Общих директив нашим переговорщикам пока не дали, ибо завтра должно получиться сообщение о новой беседе3.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 101. Л. 14. Машинописный текст с правкой автора. Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 68. Автограф.

1 Проект, выдвинутый директором «Петрофина» Ванжером в ходе переговоров между В. Межлауком и А. Озерским и представителями французских промышленников, предусматривал гарантирование советских платежей по получаемым от французских промышленников кредитам валютными поступлениями от экспорта советской нефти во Францию. Советская сторона отклоняла этот проект, так как он означал передачу под залог советской экспортной выручки (ДВП. Т. XIV. С. 817).

2 Постановление было принято ПБ 3 сентября 1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 183). См. документы № 35, 40, 43, 45, 52.

3 Черновик шифровки, подписанной Кагановичем, имеет незначительные разночтения (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л. 68).

40

Каганович — Сталину 3 сентября [1931 г.]

3/IX

Здравствуйте, т. Сталин! Получил Ваше письмо от 30/VIII. Послал вам шифровку о Польше и Франции1.

77

1) Теперь вам посылаю кое-какие материалы, в том числе и записку Крестинского. Записка носит юридический и формально-логический характер, никакого анализа действительного положения вещей у него нет. Судя по всему, мы здесь имеем дело с глубоко обдуманным и с Францией согласованным маневром Польши, и вы совершенно правы, когда указываете на серьезность и важность этого дела. У поляков тут были вероятно ряд целей: и немцев запугать и дать основания французам — во всяком случае реакционным кругам — срывать договор с нами. В Тане* уже появилась статья, где подчеркивается, что без Польши Франция не может заключать пакта. Кроме того, Польша выступила в роли миротворца. Никто из серьезных людей ей, конечно, не поверит, но мелкобуржуазных дураков еще много. Наши же дипломаты исходили только из необходимости успокоить немцев и как вы предвидели в письме, поддались вою т[ак| н[азываемого] общественного мнения и выскочили торопливо, не прощупав ничего. Теперь вопрос как быть дальше? Мы сегодня обсуждали вопрос, наше решение вы знаете, оно лишь подготовит, но главное это решить вопрос, идти ли нам на то, чтобы мы предложили переговоры о пакте, указать им, что то, что Патек передал, не есть какое-либо серьезное предложение, поэтому мы и опровергли слухи и разговоры, а вот сейчас мы по-серьезному предлагаем переговоры на такой-то основе. Так как к 10-му приедет Литвинов с новыми материалами и мы 10-го сможем обсудить, то было бы очень хорошо к этому времени получить ваши указания2. >

2) О Франции: я вам, посылаю последнюю шифровку Межлаука. Кажется их там водят за нос. Вместо того, чтобы сорвать им единый фронт и начать разговоры с отдельными промышленниками о конкретных реальных заказах, наши продолжают ждать вторых и третьих бесед. Завтра может быть получим новые данные, которые вам пришлем. Мы же здесь поручили подготовить план конкретных заказов3.

3) Посылаю Вам письмо Карахана о Японии. Кажется, они в НКИД чегото мудрят, хотя я ему своевременно передал Ваше мнение о предложении Трояновского. Вопроса этого мы на ПБ не ставили пока, будем ждать от Вас указаний4.

4) Посылаю вам письмо Стомонякова о Согласительной комиссии. Как будто можно принять его предложения, прошу вас телеграфно сообщить ваше мнение. 5-го отложим и подождем до 7-го5.

5) О чугунных трубах мы сейчас сняли заказ. Положение действительно тяжелое с трубами (т.е. без труб), но вы правы, что нужно быть максимально бережными к валюте и подтягивать больше внутренние ресурсы, поэтому мы и задержали заказ6. Что касается общего положения с валютой, то оно очень напряженное, но когда мы составляли сентябрьский план, то оказалось, что резать почти нечего было, так как основная сумма расходов — это платежи, которых сократить нельзя за исключением цветных металлов (кабель и т.п.). Вот мы обсуждали как практически обеспечить выполнение директивы ПБ о том, чтобы в 1-ой половине 32 г. не было платежей больше 250–260 м[лн] рубл. Оказывается по произведенному подсчету, что мы уже имеем долгов, подлежащих уплате, 232 мил. без 4-го квартала и без неторговых расходов, поэтому вы тысячу раз правы, что мы должны сейчас крепко зажать по части новых заказов.

6) По НКПС я вам пришлю наши предложения по транспорту, как только они будут готовы. Постараемся, чтобы они были готовы завтра, сегодня у нас

* Так в тексте.

78

была комиссия, где пришлось опять ставить крепко вопрос, как тогда на совещании. Дело в том, что мы кажется нащупали в отношении вагонов то, что тогда нащупали в отношении паровозов, мы искали выход на тех же путях. Вагоны разрушаются, хозяина нет, ни одна дорога за вагон не отвечает, вот мы и ищем путей ликвидации обезлички вагона. Ж[елезно]дорожники улыбаются, подсмеиваются — дескать этого нельзя сделать, но мы завтра будем еще раз заседать и надеюсь выработаем предложения. Подробно я вам напишу в следующем письме7.

На этом кончу. Привет т. Молотову.

Жму руку. Ваш Л.Каганович.

P. S. Только что получил затребованный текст документа, врученного Патеком, посылаю его вам8.

Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 69–75. Автограф.

1 См. документы № 35, 38, 39.

2 См. примечание 1 к документу № 73.

3 См. документы № 35, 39, 43, 45, 52.

4 См. документы № 3, 5, 63.

5 См. примечание 2 к документу № 55.

6 См. документы № 32, 34, 35.

7 См. документы № 45, 67, примечание 5 к документу № 79.

8 См. примечание 1 к документу № 73.

№41

Сталин, Молотов — Кагановичу, Рудзутаку, Орджоникидзе [3 сентября 1931 г.]

Кагановичу, Рудзутаку, Орджоникидзе. Сегодня получили утвержденное Политбюро решение валютной комиссии о дополнительном импорте стали на пять миллионов рублей. Считаем это решение обходом июльского решения Политбюро, где была установлена окончательная программа импорта металла на 1931 год. Такие же сомнения вызывает другое решение валютной комиссии о дополнительном импорте вагонных осей и колес. Если требуется отмена июльского решения Политбюро, надо сказать это открыто и прямо, не прибегая к обходу. Просим приостановить исполнение этих постановлений валютной комиссии и отложить вопрос до приезда Молотова и Сталина, принимавших участие в выработке июльского решения Политбюро. Ждем ответа1. Сталин, Молотов2.

Ф. 82. On. 2. Д. 1424. Л. 61–62. Автограф Сталина.

1 См. документы № 42, 44, 45, 46, 47, 50, 52, 54, 59, 64. Подробнее см. введение к разделу.

2 В конце письма помета секретаря: «ЗДХ — 31 г. Сочи».

79

№42

Сталин — Кагановичу 4 сентября [1931 г.]

4/IX

Здравствуйте, т. Каганович! Письмо Ваше получил.

1) Думаю, что трактора Наркомзема придется всемерно использовать для лесопромышленности на зимний период. Если поговорите серьезно с Яковлевым, он — я думаю — возражать не станет1.

2) Не понимаю, как могло ПБ согласиться с предложениями ВСНХ о дополнительном импорте вагонных осей и колес и качественной] стали. Оба предложения представляют прямой обход июльского решения ЦК (принято в присутствии Серго, Пятакова, Брона, Молотова, Сталина) об окончательной программе импорта металла на 1931 год. Насколько я понимаю, Вас и Рудзутака просто обманули. Нехорошо и противно, если мы начнем обманывать друг друга. Соответствующую телеграмму мы уже послали в ПБ2.

3) Решительно возражаю против решения ПБ о замене экспорта масла и яиц другими видами экспортных продуктов. Это бессмыслица с точки зрения нынешней конъюнктуры. Вы всячески нажимаете на экспорт хлеба, когда за хлеб платят гроши, и хотите попридержать и ликвидировать экспорт масла и яиц, представляющих более выгодный экспортный товар. Где же тут смысл? Не лучше ли будет попридержать экспорт хлеба и усилить экспорт масла, или — в крайнем случае — усилить и то и другое, если вы в самом деле хотите выручить валюту, а не играть в экспорт3.

4) Политбюро решило, как видно из протокола, отпустить 18 мил. пудов хлеба для усиления скотозаготовок4. Это, пожалуй, неплохо. Но странно, что из этих 18 мил. пудов 6 мил. пудов (1/3!) отклялывается в «резерв» НКснаба. Что это за «резерв» НКснаба? Для чего он понадобился? Откуда такое безграничное доверие НКснабу и столь же безграничное недоверие государству, которое собственно и должно быть единственным хранителем таких больших резервов? Чем заслужило государство такое недоверие со стороны НКснаба? Как Вы могли допустить этот разврат? Нельзя ли этот «резерв НКснаба» перечислить в резерв Государства (СНК СССР) с тем, чтобы он расходовался лишь с разрешения ПБ или СНК?5

5) Не спрашивайте о здоровье. Если Вы желаете мне здоровья, имейте максимум бдительности и не давайте водить себя за нос героям ведомственности.

Всего хорошего. И.Сталин.

6) Плохое впечатление производит решение ПБ о выдаче Ордена Ленина разным лицам. Слишком легко стали выдавать ордена. Если так будет продолжаться, орден будет опошлен, и выдача его будет лишена всякой моральной силы. Нельзя этого допускать ни в коем случае! Скажите Постышеву, чтобы он не поддавался давлению вельмож-бюрократов, добивающихся орденов для своих дружков-собюрократов6.

7) Резолюции о зарплате по металлу и углю не читал. Передайте Постышеву, что голосую за них по доверию7.

И. Ст.

P.S. Т. Каганович!

80

1) Просьба с производством новых назначений для Рухимовича, Квиринга и других нкпеесовцев подождать до моего приезда8.

Не кажется ли Вам, что Постников, ближайший друг и собюрократ Рухимовича, тоже должен быть снят или — вернее — переведен на одну из дорог (скажем, на МВБ, вместо Полюдова)?9

2) Был у меня Шеболдаев и просил дать ему 5 работников со стороны (местные работники, т.е. старые северокавказские работники обжились там и уже не годятся). Я думаю, что надо его удовлетворить. Можно было бы дать ему Квиринга на крайплан, например.

И. Ст.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 16–19. Автограф.

1 5 сентября 1931 г. было принято постановление ЦК по лесозаготовкам и лесовывозкам,

в котором отмечалось, что «партийные, советские и хозяйственные организации не уделяют этому делу должного внимания. Вследствие этого вывозка лесоматериалов и дров[...] за период с 1 июля по 20-е августа составила лишь 17,4% плана третьего квартала». Наркомзему поручалось выделить для вывозки леса 500 гусеничных тракторов и 1 тыс. колесных тракторов на период с 15 декабря по 15 февраля (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 846. Л. 31–34). См. также документ № 36.

2 См. документы № 41, 46. Подробнее см. введение к разделу.

3 30 августа 1931 г. ПБ, рассматривая экспортно-импортный и валютный план на сентябрь, поручило специально созданной комиссии «разработать вопрос о возможности замены экспорта масла, яиц, птицы и трески другими видами экспортных продуктов на ту же сумму» (Там же. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 176). 8 сентября 1931 г. ПБ постановило «не допускать изменений установленного экспортного плана по маслу, яйцам и ягодам» на сентябрь (Там же. Д. 11. Л. 3). См. также документы № 46, 52, 55.

4 Постановление коллегии Наркомснаба об организации новой скотозаготовительной кампании, о котором пишет Сталин, было утверждено ПБ 30 августа 1931 г. (Там же. Оп. 3. Д. 845. Л. 15–23).

5 После письма Сталина 8 сентября 1931 г. ПБ, во изменение постановления от 30 августа, решило резерв хлеба по мясозаготовкам в размере 6 млн пудов считать не резервом Наркомснаба, а резервом СНК, расходование которого производить по постановлениям ПБ (Там же. Д. 847. Л. 7). fo октября 1931 г. неприкосновенный фонд (непфонд) и мобилизационный фонд (мобфонд) были объявлены фондами СТО (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 24). 19 октября 1931 г. непфонд и мобфонд были переведены в ведение Комитета резервов при СТО (ГА РФ. Ф. Р-5446. Оп. 57. Д. 16. Л. 53). См. также документ №46.

6 Постышев возглавлял комиссию ПБ по наградам, которая рассматривала ходатайства различных ведомств и местных властей о награждениях орденами СССР. 24 августа 1931 г. Постышев послал на утверждение ПБ очередной протокол заседания комиссии, который содержал предложение о награждении 44 человек орденом Ленина и 18 — Трудового Красного Знамени. Награждению подлежали в основном работники промышленных предприятий (ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 64. Д. 1128. Л. 47). 25 августа 1931 г. ПБ утвердило этот список награждений (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 844. Л. 1). Несмотря на критику Сталина, комиссия продолжала активно работать и в дальнейшем. Поток просьб о награждении был столь велик, что 29 января 1933 г. Постышев обратился к секретарю ЦИК СССР Енукидзе со следующей просьбой: «Посылаю тебе все материалы комиссии по награждениям. В связи с тем, что я сейчас ежедневно не могу заниматься этим делом, прошу тебя поручить твоему аппарату рассмотреть и подготовить материалы для последующего рассмотрения их в комиссии» (ГА РФ. Ф. Р-3316. Оп. 65. Д. 73. Л. 9). К октябрю 1935 г. награжденных орденами СССР числилось свыше 16 тыс. человек (Там же. Д. 144. Л. 5). См. также документ № 46.

7 Постановление о перестройке системы заработной платы в металлургии и угольной промышленности утверждено ПБ 10 сентября 1931 г. Было решено опубликовать его

81

от имени ЦК ВКП(б), ВСНХ и ВЦСПС (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 847. Л. 2). 20 сентября, после дополнительной переписки со Сталиным (документы № 60, 61), ПБ постановило во изменение этого решения опубликовать постановление только от имени ВСНХ и ВЦСПС (Там же. Д. 849. Л. I). См. также примечание 6 к документу № 4.

8 См. документ № 85, 86, 89.

9 См. документы № 85, 90.

43

Сталин, Молотов — Кагановичу, Рудзутаку [5 сентября 1931 г. ]

Кагановичу, Рудзутаку.

Нужно отвергнуть начисто принцип Ванжера и вообще всякую мысль о залоговой гарантии с нашей стороны. Старое соглашение Пятакова с французами лишается всякого смысла для нынешней обстановки, когда мы имеем лучшие условия кредита в Германии, Италии, Англии. Либо французы принимают итало-германские условия кредита, либо могут убраться к черту. Если францпра не решается гарантировать кредиты, Можно предложить им, как последнюю уступку, английские условия, где кредиты для нас проходят удовлетворительно, но без прямой гарантии англопра1.

Насчет Польши постарайтесь разведать действительные намерения польпра и, если есть сколько-нибудь серьезная зацепка, ухватитесь за нее2.

Насчет Лена-Гольдфильдс предлагаем в качестве крайней уступки кончить дело обещанием уплаты Лене вместе с ее кредиторами максимум 8–10 миллионов рублей с рассрочкой на 6–7 лет с тем, чтобы концессионер дал документ об отказе от всяких претензий и о полной ликвидации дела3.

Сталин, Молотов4.

Ф. 82. Оп. 2. Д. 1424. Л. 63–65. Автограф Сталина.

1 См. документы № 35, 39, 40, 45, 52, примечание 1 к документу № 45.

2 См. примечание 1 к документу № 73.

3 Это предложение Сталина и Молотова оформлено решением ПБ от 8 сентября 1931 г. (Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 4).

4 На последнем листе письма помета: «5/IX — 31 г. Сочи».

44

Каганович, Рудзутак, Орджоникидзе — Сталину, Молотову 6 сентября 1931 г.

Шифровка.

Сталину, Молотову.

Произвели учет остатков контингентов ВСНХ по черным металлам. Установили по данным НКВнешторга, оспариваемым ВСНХ, что будет проверено дополнительно, что из общей суммы в 156 миллионов рублей израсходовано 147 млн; остаток 9 млн рублей состоит из неиспользованных 5 млн и 4 млн экономии вследствие понижения цен. Постановляя же о закупке качественных сталей на 5 млн, ПБ именно исходило из возможности закупки не сверх,

82

а за счет контингентов ВСНХ по черным металлам. Острота потребности качественной стали для пуска и работы автотракторных заводов бесспорная. Заказы на вагонные оси и колеса идут за счет общих контингентов ВСНХ по оборудованию (это потребуется)...1 потребуется острой необходимости выпуска платформ. Сегодня на ПБ постановили задержать до Вашего ответа исполнение как первого, так и второго заказа.

Ждем вашего срочного ответа2.

Каганович, Рудзутак, Орджоникидзе.

№ 1213/ш.

6.IX.31 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 1. Рукописный текст.

1 Отточие документа.

2 См. документы № 41, 42. Подробнее см. введение к разделу.

45

Каганович — Сталину 6 сентября [1931 г.]

6/IX

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Сегодня получили Вашу шифровку о Франции. Ваши указания целиком совпадают с отношением членов ПБ к предложениям французов. Завтра соберем ПБ и дадим директиву нашим переговорщикам в соответствии с Вашими указаниями1.

2) О Польше. Поручение о разведке дано. 10-го заслушаем Литвинова, решения принимать не будем, все, что узнаем, сообщу Вам2.

3) Вчера на ПБ заслушали доклад о хлебозаготовках. С начала хлебозаготовок по 1-е сентября заготовлено всего 373 мил. 834 тыс. пудов, т.е. 23,7 [%] годового плана. В прошлом году было заготовлено в это время 202 мил. пудов, что составляет 185% по сравнению с прошлым годом. Особенно отрадно то, что последняя шестая пятидневка дает резкий скачок вверх. За эту пятидневку заготовлено около 78 мил. пудов. Все еще отстают по хлебозаготовкам Средняя Волга, Нижняя Волга, Башреспублика, Сибирь и Урал. Плохо идет заготовка пшеницы и особенно овса. Это мы и отметили в постановлении ПБ3. Поскольку дело с хлебозаготовками4 пока идет не плохо, мы никаких особых решений не принимали.

4) В тесной связи с вопросом о хлебозаготовках стоял у нас вопрос о товароснабжении, но ввиду того, что не было представлено точных данных как о наличном товарном фонде, так и об его распределении, мы выделили специальную комиссию, которой поручили в пятидневный срок выяснить все положение и представить в ПБ конкретные предложения5.

5) По вопросу о подготовке к осенней путине был у нас спор. Микоян предлагал сократить план на второе полугодие. Мы отклонили его предложение и утвердили план добычи 13 мил. центнеров6. Одновременно мы приняли постановление о разукрупнении Союзрыбы на Востокрыбу (Хабаровск), Севрыбу (Ленинград) и Союзрыбу (Москва). Кстати, могу Вам сообщить, что Ваше предложение об организации и развитии рыбного хозяйства Москов—

83

ской области мы разработали. Московский Комитет принял подробное постановление, которое я на всякий случай Вам посылаю. Дело оказалось очень большим. Мы ставим перед собой задачу добиться к 34 году получения ежегодно 1 мил. 200 тысяч пудов свежей рыбы.

6) Положение с черной металлургией неважное. Слушали мы доклады ВСНХ, Мышкова и Иванченко. Поскольку ВСНХ вскрыл недостатки предприятий и наметил ряд практических мер, мы одобрили эти мероприятия, но должен сказать, что и Мышков и Иванченко не совсем сознают субъективные недостатки хозяйственного руководства. Возникал еще вопрос о выделении из существующих объединений новых строек, чтобы они сосредоточились только на эксплуатацию существующих заводов, но мы вопрос сняли, чтобы запросить Вас. Прошу сообщить Ваше мнение.

7) По Харьковскому тракторному и АМО мы установили твердые сроки открытия и пуска заводов с 1-го октября. Ставился вопрос об импорте, но мы сняли его не без споров.

8) Посылаю Вам проекты постановлений по ж[елезно]-дорожному и водному транспорту. Мы отложили вопрос до 10-го или 15-го сентября. Постановление о ж[елезно]дорожном транспорте мы разработали в боях с НКПСовцами. Наряду с вопросами о паровозе, спаренной езде выпячен особо вопрос о вагоне. Вагоны разрушаются, эффективность их использования падает. В результате значительная часть вагонов числится на бумаге и на деле не используется для перевозок. Вагон не имеет хозяина. Дороги не только не заботятся о ремонте, но стараются сплавить полубольной или больной вагон на другую дорогу. С ремонтными пунктами в местах обмена для вагонов произошло хуже чем с депо, их почти полностью упразднили. Вот почему мы и приняли постановление о прикреплении вагонного парка к дорогам с возложением на них ответственности за состояние вагонов. Конечно, здесь есть отличие от паровоза, вагон имеет гораздо большее поле для пробега и проходит по разным дорогам, но эти трудности можно устранить: во-первых, путем установления соответствующей системы расчета между дорогами и, вовторых, путем правильной постановки планирования перевозок и в особенности расширения практики маршрутных поездов. Мне кажется, что ликвидация обезлички вагона заставит НКПС и дороги лучше планировать перевозки, не допускать порожних пробегов и бороться за эффективное использование вагонов и действительное осуществление хозрасчета.

Два раздела сюда не вошло. В одном разделе Рухимович предлагал список тех новых строек, которые должны быть отложены в связи с нехваткой рельс. Мы этот вопрос отложили. Поручили СТО подработать вопрос с тем, чтобы примерно к Вашему приезду обсудить вопрос.

Мне кажется, что Рухимович здесь заранее хочет снять с себя ответственность за невыполнение плана строительства. Второй раздел не включенный касается импорта. Подкомиссия по капитальному строительству и по техническому снабжению внесла ряд предложений по импорту для НКПС. Мы их сейчас сняли. Поручили Антипову и НКвнешторговцам тщательно подработать в смысле решительного сокращения. Во всяком случае, на ПБ мы этого ставить сейчас не будем, а как только будет готово, я Вам пришлю. В противовес этим надеждам на импорт мы вставили пункт о мобилизации всех внутренних ресурсов транспорта. Те же разделы, которые разработаны, кажется, дают ответ на важнейшие вопросы транспорта. Очень прошу Вас прислать либо письмом, либо телеграммой свое мнение7.

84

9) Точно так же мы отложили вопрос о плане капитального строительства азотных заводов. Сомнение взяло, не слишком ли велик план, не получится ли у нас то же, что с прожектами Госплана по металлу. Очень прошу Вас сообщить свое мнение, либо можно вполне отложить до Вашего приезда8.

10) Из протокола ПБ Вы увидите постановление по вопросу, поднятому Горьким, об издании истории фабрик и заводов. История и суть вопроса следующие: накануне ПБ Горький мне позвонил о том, что у него есть предложение об издании истории фабрик и заводов. Он просил обсудить вопрос и тут же спросил, можно ли ему придти на ПБ. Я ответил согласием. Обещанных материалов Горький не прислал. При обсуждении вопроса в ПБ мне пришлось выступить с некоторыми возражениями против установок, которые дал Горький, и попутно задеть и Бухарина. Во-первых, сама идея издания расплывчата, не определена. Во-вторых, по изложению Горького, это будет по преимуществу история завода в техническом смысле. Причем именно это и служит обоснованием издавать эту историю в научно-техническом издательстве. Редакцию предложил он следующую: Авербах, Александров, Бухарин, Тройский, Горький, Енукидзе, Жига, Вс. Иванов, Кржижановский, Либединский, Леонов, Постышев, Пятаков, Свердлов, Сейфулина, Тихонов, Троицкий, Чубарь, Чумандрин, Шверник. Уже один этот список является яркой иллюстрацией расплывчатости всей этой истории, а техников здесь меньше всего. Я указал, что нужно точнее определить задачи этой истории, что ее нельзя заполнить главным образом техникой завода, что скорее это будет конкретный материал на примере завода для истории рабочего движения, изменения облика психологии, социально-экономического положения и быта рабочих. Я подчеркнул, что нельзя понимать техпропаганду так, чтобы отрывать ее от политики, что такая тенденция есть, например, у т. Бухарина, который с одной стороны открывает новую фазу нашей революции, именно «техническую» революцию, с другой стороны, когда он уже связывает с политикой, то неподходяще, как это было в его речи в Сокольниках9. Да, я еще указал, что в опубликованной в «За индустриализацию» речи Бухарина имеются элементы «богдановщины»10. Мы одобрили предложение Горького и поручили секретариату сформулировать постановление и составить редакцию, предложенная редакция, конечно, не годится11. Мне кажется, что здесь Бухарин через Горького проводит что-то свое. Я узнал, что это предложение об издании истории фабрик и заводов Горький сделал на пленуме РАППа, причем он как будто предлагал рапповцам редактором этого издания Бухарина. Между прочим, Бухарин тоже выступал на пленуме РАППа. Видимо, вообще между Горьким и рапповцами налаживается контакт, а к этому контакту каким-то образом присоседивается Бухарин. Это меня еще больше толкнуло на то, чтобы ударить по Бухарину. Он мне написал тут же записочку, в которой «горькими» слезами жалуется на атмосферу враждебности, что дескать «Вы значит решили опять колотить меня, неужели, — спрашивает он, — все это из-за мыла (Сокольники)» и т.д. Он притворяется, что не понимает, что его теперешнее мыло это то же самое, что его кирпичи из «Заметок экономиста»12. Я твердо убежден, что ему верить нельзя, он враждебен нашей линии — линии партии.

11) Обсудили мы на закрытом заседании ПБ вопрос об импорте стали и осей в связи с Вашей телеграммой. Пришлось опять поругаться, ибо Серго требовал, чтобы мы не приостанавливали заказы, а мы отстаивали, чтобы, независимо от посылки нами телеграммы, приостановить заказы до выясне—

85

ния вопроса. ПБ приняло именно это последнее. Что касается вопроса по существу, то по всем цифрам НКВнешторга ВСНХ имеет еще в пределах контингента 156 миллионов. Остатки, дающие возможность в пределах контингентов заказать сталь. Когда мы принимали это постановление, я именно настаивал, чтобы записать не дополнительно, а в пределах контингентов. Во всяком случае, мы сейчас приостановили заказ13. Ну хватит.

До свидания. Жму руку. Ваш Л.Каганович.

Привет т. Молотову.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л. 76–87. Автограф.

1 8 сентября 1931 г. ПБ рассмотрело вопрос «О Франции» и приняло предложение Сталина и Молотова (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 6), изложенное в их телеграмме (см. документ № 43). Одновременно ПБ предложило вести переговоры с отдельными промышленниками по конкретным заказам, не подписывая договоров до заключения торгового соглашения. ЮЛ.Пятакову, А.П.Розенгольцу и Н.Н.Крестинскому было поручено выработать проект текста заявления французским промышленникам (Там же. Л. 4).

2 См. документ № 43 и примечание 1 к документу № 73.

3 5 сентября ПБ приняло постановление, в котором предложило Наркомснабу и местным

партийным организациям усилить заготовки пшеницы и овса (Там же. Оп. 3. Д. 846. Л/4). >

4 В черновике письма — скотозаготовки.

5 В состав комиссии входили: Постышев, Микоян, Р.С.Землячка, Р.ЯЛевин, Я.А.Яковлев, И.Г.Еремин, И.А.Зеленский, Л.Н.Крицман и Н.М.Шверник (Там же. Л. 5).

6 5 сентября ПБ решило «не менять годовой производственный план рыбной промышленности», поручив СТО установить производственную программу улова на второе полугодие и внести в ПБ (Там же. Л. 4). 10 сентября 1931 г. ПБ утвердило принятый СТО 6 сентября план улова рыбы во втором полугодии 1931 г. в количестве 12 млн центнеров (Там же. Д. 847. Л. 11).

7 См. документы № 40, 67 и примечание 5 к документу № 79.

8 Вопрос о плане капитального строительства азотных заводов неоднократно стоял на заседаниях ПБ в начале 1931 г. 15 октября 1931 г., после возвращения Сталина из отпуска, ПБ постановило передать этот вопрос на рассмотрение в СТО (Там же. Д. 854. Л. 9).

9 См. примечание 7 к документу № 35.

10 См. примечание 9 к документу № ib.

11 5 сентября 1931 г. ПБ одобрило предложение Горького о подготовке издания истории фабрик и заводов (Там же. Д. 846. Л. 2). После дополнительного обсуждения (см. документы № 65, 66, 68, 71) 10 октября было принято решение об издании серии сборников «История заводов». В нем говорилось: «Сборники эти должны дать картину развития старых и возникновения новых заводов, их роль в экономике страны, положение рабочих до революции, формы и методы эксплуатации на старых заводах, борьбу рабочих с предпринимателями, бытовые условия, возникновение революционных организаций и роль каждого завода в революционном движении, роль завода и изменение отношений на заводе после революции, изменение типа рабочего, ударничество, соцсоревнование и подъем производства за последние годы» (Там же. Д. 853. Л. 12). Была утверждена редколлегия, предложенная Сталиным (см. документ № 71).

12 Работа Н.И.Бухарина «Заметки экономиста (К началу нового хозяйственного года)» была впервые опубликована в «Правде» 30 сентября 1928 г. В статье критиковался курс на форсированную индустриализацию, который отстаивала в ПБ группа Сталина, и в частности говорилось, что «из «будущих кирпичей» нельзя строить «настоящие» фабрики».

13 См. документы № 41, 42, 44, 46, 47, 50, 52, 54, 59, 64. Подробнее см. введение к разделу.

86

46

Каганович — Сталину 6 сентября [1931 г.]

6/IX

Еще раз здравствуйте, т. Сталин! Только что получил Ваше письмо от 4/IX1.

1) По вопросу о заказах на сталь ПБ дало свое согласие, исходя из общих контингентов ВСНХ в 156 мил., которые еще не полностью использованы. Конечно, если исходить из цифры в 1м[лн] 300т[ыс] тонн металла, то эта цифра уже исчерпана и всякий новый заказ идет уже сверх этих контингентов. Может быть мы здесь неправильно понимаем, о каких контингентах идет речь. Вероятно, здесь сказывается и то, что я как раз по валютным вопросам меньше всего принимал участие и не совсем в курсе многих прежних установок, но за валюту против ведомственности я дерусь. Свидетельством этому тот факт, что именно по вопросам валюты и импорта у меня были неоднократные, острые схватки с Серго.

2) О замене экспорта яиц и масла ПБ только дало поручение комиссии обсудить возможность замены. Сейчас они вносят предложение заменить сахаром, жмыхами, но мы будем это обсуждать 10-го и отклоним это предложение, т.е. останемся на почве экспортного плана, хотя по маслу план уже перевыполнен, вместо 19 т[ыс] тонн уже экспортировано 24 т[ыс] тонн (включая и сентябрь), но мы включим дополнительный план.

3) О 18 мил. пуд. для усиления скотозаготовок. 6 мил. оставили пока не распределенными, чтобы сейчас не все раздать, а регулировать в зависимости от хода заготовок. Мы, конечно, не имели ввиду, что НКСнаб сам ими будет распоряжаться, записано неудачно. Надо добавить, чтобы НКСнаб вносил на утверждение ЦК, либо как вы предлагаете передать СНК с утверждением ЦК

4) Об орденах вы совершенно правы, вышло неважно, будем бдительнее. Я очень огорчен, что наши промахи мешают вам поправляться. Ваше здоровье нужно всем нам, всей партии!

Желаю вам всего хорошего. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 88–90. Автограф.

1 См. документ № 42 и примечания к нему.

№47

Сталин, Молотов — Кагановичу, Рудзутаку, Орджоникидзе [6 сентября 1931 г.]

Кагановичу, Рудзутаку, Орджоникидзе. 1. Вы не ответили на вопрос: остается в силе июльское решение Политбюро об окончательной программе заказов на металл в 1931 году или считается отмененным. Для нас ясно, что ваше решение об импорте металла на 5 миллионов рублей означает дачу новых заказов на металл сверх той про—

87

граммы, которая была установлена в июле Политбюро с участием Серго, Пятакова, Розенгольца, Брона, Межлаука. Это означает замаскированную отмену июльского решения Политбюро и прорыв нашего валютного фронта, против чего и возражаем мы.

2. Программа импорта металла установлена Политбюро в тоннах, а не в рублях. Оба ваши решения о дополнительном импорте игнорируют решение Политбюро, выраженное в тоннах. Упоминаемая вами сумма импорта в 156 млн рублей нам неизвестна и в Политбюро не утверждалась. Замена исчисления импорта металла в тоннах исчислением в рублях потому неправильна, что облегчает обход июльского решения Политбюро.

3. Экономия в 4 миллиона валюты составляет достояние государственной кассы, а не ВСНХ, у которого нет и не должно быть кассы. Мы против анархо-синдикалистского взгляда на государство, по которому прибыли от экономии достаются ВСНХ, а убытки государству. Мы считаем, что государство выше ВСНХ.

4. Неиспользованные 5 миллионов не могут быть использованы для импорта металла, так как программа импорта металла на 1931 г. остается в силе и расписана по странам. Вопрос об использовании этих денег должен быть обсужден особо с учетом интересов государства в целом, а не только ВСНХ.

5. Следует помнить, что валютное положение у^нас отчаянное. Не следует забывать, что оно будет у нас еше более тяжелым в ближайшие два года ввиду усиливающегося сокращения нашего экспорта в Италию, Германию, Англию, Америку. Следует также помнить, что Северная Америка, нынешний гегемон финансового мира и наш главный враг, прилагает и будет прилагать все силы к тому, чтобы подорвать наше валютное положение. Учитываете ли эту перспективу? Нельзя же действовать, закрыв глаза. Как вы думаете бороться с этими трудностями? Как вы думаете выполнить решение Политбюро о накоплении минимальных валютных резервов?

6. Настаиваем на отмене обоих ваших решений о заказах на сталь и вагонные оси и колеса. В случае вашего несогласия предлагаем назначить специальное заседание Политбюро с вызовом нас обоих1.

Сталин, Молотов2.

Ф. 82. On. 2. Д. 1424. Л. 66–73. Автограф Сталина и Молотова.

1 См. документы № 41, 42, 44, 46, 50. Подробнее см. введение к разделу.

2 На документе имеется помета: «6.IX.31 г. Сочи».

48

Сталин — Кагановичу 7 сентября [1931 г.]

Здравствуйте, т. Каганович! 1) Получил проект Патека и «беседу» Карахана с Патеком. Возвращаю оба документа. Как видно, Карахан вел себя во время «беседы» глупо и неприлично. Карахан не понял того, что после истории с французами (опровержение ТАСС, данное 11/2 месяца тому назад) ни одно государство не решится взять на себя инициативу насчет пакта о ненападении без того, чтобы не получить «неприятности» от «оппозиции». Карахан не понял того, что поля—

88

ки пытаются начать с нами переговоры о пакте, но начать так, чтобы формально инициатива исходила не от них. Карахан не понял того, что нам в конце концов безразлично по чьей инициативе -происходят переговоры, лишь бы был подписан нужный нам пакт. И вот вместо того, чтобы уцепиться за повод, данный Патеком и его проектом, Карахан — по глупости — оттолкнул Патека и испортил дело. Что касается проекта Патека, то он ничуть не хуже первоначального проекта французов, послужившего, как известно, одной из баз переговоров между нами и французами1.

Для меня ясно, что Карахан и Литвинов допустили грубую ошибку, для ликвидации которой необходимо более или менее продолжительное время.

Кстати, почему проект Патека был вручен Карахану, а не Литвинову или Крестинскому? Обязательно выясните это дело и сообщите мне, пожалуйста2.

2) Узнайте, пожалуйста, чему равняется: а) объем промышленной продукции (включая пищевую пр[омышленно]сть) за август в сравнении с июлем 31 года, б) объем пром[ышленной] продукции за август в сравнении с августом 30 года, в) объем промпродукции (включая пищевую) за 8 месяцев этого года в сравнении с 8 месяцами прошлого года — и сообщите мне по телеграфу.

Привет И.Сталин.

7/IX

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 21–23. Автограф.

1 Пакт о ненападении между СССР и Францией после долгих переговоров был парафирован 10 августа 1931 г. (ДВП. T. XTV. С. 452–454).

2 См. документ № 55, примечание 1 к документу № 73.

49

Сталин — Кагановичу 8 сентября 1931 г.

Кагановичу.

Читал проект НКИД насчет советско-германской согласительной комиссии. Мы не можем обещать немцам перевод валюты за выручку от личного движимого имущества и не можем также перевести остаток суммы в валюте по этой линии. Я против 2 и 3 пунктов НКИД. В противном случае немцы будут сосать из нас миллионы валюты. Немцам надо сказать, что по советским законам эмиграция не может поощряться, а злоупотребление правом эмиграции в целях высасывания валюты из СССР тем более не поощряется. Только в крайнем случае и то лишь в отношении немцев можно согласиться на выдачу валюты в размере одной десятой части выручки от продажи личного движимого имущества1.

Сталин.

Нр 31/ш.

9 ч. 45 м.

8/IX-31 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 52. Автограф.

1 См. примечание 2 к документу № 55.

2 Дата, номер и время вписаны секретарем.

89

№50

Каганович — Сталину, Молотову 8 сентября 1931 г.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 8.IX в 20 ч. 35 м.

Поступила на расшифрование 8.IX. в 23 ч. 30 ч.

Сталину, Молотову.

Сообщаю решение Политбюро об импорте: «Отменить решение Политбюро от 30 августа об импорте качественной стали, вагонных колес и осей, предложив Наркомвнешторгу приостановить всякие переговоры о даче этих заказов»1.

Каганович.

№ 1250/ш.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 53. Подлинник. Машинопись.

1 См. документы № 41, 42, 44, 46, 47, 52, 54, 59, 64. Подробнее см. введение к разделу.

№51

Каганович, Постышев — Сталину, Молотову 8 сентября 1931 г.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 8.IX. в 20 ч. 35 м. Поступила на расшифрование 9. IX в 0 ч. 45 м.

Сталину, Молотову. Торгпредом в Японию намечается Асаткин, бывший председатель Далькрайисполкома. Просим сообщить ваше мнение1. Постышев, Каганович. № 1252/ш.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 54. Подлинник. Машинопись.

1 См. документ № 53.

52

Каганович — Сталину, Молотову 8 сентября [1931 г.]

8/IX

Здравствуйте, тт. Сталин и Молотов!

Сегодня собрали внеочередное заседание ПБ для решения некоторых вопросов, в первую очередь вопрос об импорте. Хотя Серго выехал на пару дней в Нижний, но мы решили его не дожидаться и решить вопрос. Полученная мною сегодня уточненная справка НКВнешторга вносит некоторые

90

изменения в цифры, сообщенные в моем предыдущем письме. Из установленного ПБ плана завоза проката в 1931 г. в 1 м[лн] 300 т[ыс] тонн стоимостью 99 м[лн] 545 т[ыс] руб. уже закуплено до 1 сентября 1 м[лн] 189 т[ыс] тонн стоимостью 90 м[лн] 25 т[ыс] По чугуну установлено было 100 т[ыс] тонн, закуплено уже 100 т[ыс] 250 тонн. Контингент по качественной стали установлен 31 т[ыс] тонн, заказано уже 50 т[ыс] тонн. По трубам контингент был установлен в 60 т[ыс.] тонн, закуплено уже 69 тысяч тонн. По ферросплавам контингент был 23 т[ыс] 657 т[онн], заказано 31 т[ыс] тонн. Если сложить все контингенты вместе с добавлением установленных 2 м[лн] 400 т[ыс] руб. для Москвы, то получается общая сумма 156 м[лн] рубл., из которых на 1 сентября реализовано 149 м[лн] 475 т[ыс] руб., из них часть за счет экономии.

Когда мы решали этот вопрос, этих данных не было. Розенгольц спорил только об экономии. Он не оспаривал, что у ВСНХ есть свободные контингенты. Он был очень доволен, когда я внес предложение записать, что это за счет контингентов ВСНХ. Словом, как бы то ни было, Вы правы, что при решении таких вопросов надо 10 раз проверять. Особенно сейчас, когда действительно положение с валютой крайне тяжелое1.

После вашей шифровки мы поинтересовались общим использованием всех контингентов. Точных данных, конечно, не получили сразу, но видимо контингенты превышаются по ряду заказов. По предварительным данным общий контингент в 579 мил. реализован на 389 мил., а в процессе размещения 312 мил., т.е. на 122 мил. больше, а НКТорг об этом точно не знает. Поэтому сегодня же мы поручили Рудзутаку, Роз[енголыгу], Пятакову разобраться точно, не превысили ли контингенты, и дать нам точные данные о всем ходе реализации. Может быть есть такие заказы, которые можно и нужно снять.

Обсудили мы еще вопрос об экспорте. Масло, яйца, ягоды мы оставили полностью, хотя Микоян конечно возражал, но мы сократили птицу и бекон, но добавили жмыхов и сахару. Розенгольц был целиком за это, так как для выполнения договоров по птице он получает 75 вагонов, а жмыхи и сахар ему как раз нужны. Микоян обязался жмыхи доставить2.

По Италии получилась телеграмма Курского и вообще сведения о том, что наши там переминаются с ноги на ногу и не ставят перед итал[ьянским] правительством те вопросы, которые мы им поручили, поэтому мы сочли нужным еще раз дать им указания3.

О Франции: мы дали директивы в соответствии с вашим предложением, одновременно поручили Пятакову, Роз[енгольцу] и Крест[инскому] составить на всякий случай проект заявления наших переговорщиков французам, как только будет готово, я вам пришлю4.

Был большой спор о хлебе под варрантные кредиты, мы решили в пользу НКВнешторга, запросили вас5.

Очень прошу вас сообщить свое мнение по следующему вопросу: положение Мурманской и Сев[ерной] дороги будет очень тяжелым в отношении топлива. Выход в посылке туда переселенцев и частью услаговцев от ГПУ, но в свое время было постановление изъять их оттуда. ОГПУ и сейчас против посылки6. Как быть?

Ну на этом кончу.

Жму руку. Ваш Л.Каганович.

Ф. JJ& On. 11. Д. 739. Л. 91–95. Автограф.

91

1 См. документы № 41, 42, 44, 45, 46, 47, 50, 54, 59, 64. Подробнее см. введение к разделу.

2 См. документы № 42, 46.

3 См. документ N° 29. 8 сентября 1931 г. ПБ решило послать советским представителям на торговых переговорах в Италии телеграмму с требованием добиваться постановки перед итальянским правительством всех вопросов, связанных с экспортом (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 3).

4 См. примечание 1 к документу N° 45. См. также документы № 35, 39, 40, 43, 45.

5 См. документ N° 53.

6 20 августа 1931 г., рассматривая вопрос о положении с топливом, ПБ приняло решение: «Считать необходимым перевести на дровяное топливо Мурманскую, Северную и пермскую железные дороги. Для этой цели предоставить максимально возможное количество рабочей силы из услагов и спецпереселенцев» (Там же. Оп. 3. Д. 843. Л. 3). 15 сентября 1931 г. ПБ подтвердило свое постановление от 20 августа и поручило ОПТУ обеспечить проведение в жизнь этого решения, не снимая рабочую силу с тех работ, где они производятся на основании специальных постановлений ПБ (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 7). См. также документ N° 57.

№53

Сталин, Молотов — Кагановичу 9 сентября 1931 г. ^

Кагановичу. На счет Асаткина1 и варрантирования зерна2 согласны. Сталин, Молотов. 20 час. № 32/ш. 9/IX. 31 г.з

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 54. Автограф Молотова.

1 См. документ N° 51. Назначение А.Н.Асаткина торгпредом в Японию было утверждено опросом членов ПБ 12 сентября 1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 848. Л. 9).

2 См. документ N° 52. 8 сентября 1931 г. ПБ подтвердило постановление валютной комиссии о концентрации в портах 560 тыс. тонн зерна для варрантирования. Розенгольц и Микоян должны были установить такой порядок хранения зерна в портах, который не вызывал бы дополнительных расходов, связанных с перемещением зерна (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 4).

3 Дата, время и номер вписаны секретарем.

№54

Сталин — Кагановичу 9 сентября 1931 г.

Здравствуйте, т. Каганович! 1) Посылаю Вам копию моего письма Серго об импорте стали и обо всем, связанном с этим делом1. Серго не знает, что копия послана Вам, — я не сообщил ему об этом, пощадив его самолюбие (Вы знаете, что он до глупости самолюбив). Но Вы должны знать об этом письме, представляющем некоторый интерес с точки зрения ЦК и его хозяйственной политики.

92

2) Вы уже получили, должно быть, копию моей телеграммы в Тифлис о закавказских делах. Я посылаю Вам некоторые документы2, послужившие основанием для моей телеграммы в Тифлис3. Думаю, что Полонский допустил большую бестактность, сделав выпад против Заккрайкома и Яковлева. Эту бестактность нужно исправить.

3) Опубликованное в печати постановление ВСНХ о черной металлургии производит странное впечатление. Столь же странное впечатление производит заявление в передовице «Правды» о том, что постановление ВСНХ утверждено ЦК4. Такое же странное впечатление производит постановление НКснаба о скотозаготовках, тоже утвержденное ЦК5. Для чего понадобилось это новшество? Почему все это утверждается ЦК, а не СНК? Почему обходят и игнорируют СНК? Почему хотят сделать ЦК участником этого ничем не оправдываемого игнорирования? Во-вторых, что это за манера превращать ПБ в орган для штемпелевания постановлений ВСНХ, НКснаба, НКзема и т.д. Нельзя ли прекратить эти попытки превращения ЦК из органа руководящего в орган подсобный для отдельных наркоматских нужд.

Ну, пока все. Жму руку. 9/IX-31. И.Сталин.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 25–26. Автограф.

1 См. приложение N° 2, а также документы № 41, 42, 44, 45, 46, 47, 50, 52, 59, 64. Подробнее см. введение к разделу.

2 Документы не публикуются. См. РГАСПИ. Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 29–30.

3 См. примечание 13 к документу N° 55.

4 Постановление Президиума ВСНХ о работе черной металлургии было одобрено ПБ 5 сентября 1931 г. (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 846. Л. 6, 17–23) и опубликовано в «Правде» 8 сентября.

5 См. примечание 6 к документу N° 7.

55

Каганович — Сталину 11 сентября [1931 г.]

11/IX

Здравствуйте, Дорогой т. Сталин.

Вчера на ПБ обсудили ряд вопросов НКИД.

1) О Польше. НКИД пока оказался бессильным выполнить наше поручение — разведать поглубже действительные намерения польского правительства. Записка, которую они прислали, ограничивается общими рассуждениями, вместо конкретного анализа фактов и положения в Польше. НКИД внес предложение выступить нам сейчас с официальным письменным ответом на маневр Патека. Мы не приняли этого предложения. Вы абсолютно правы в своей оценке той грубой ошибки, которую допустил НКИД, и что на исправление ее потребуется продолжительное время. Поэтому выступать сейчас уже без соответствующего прощупывания вряд ли целесообразно. Мье отложили до 20-го поручив НКИД представить к 16-му сентября (с тем чтобы мы могли послать до 20-го Вам для ознакомления) серьезный доклад, а потом решать, выступать ли или нет. Выяснил я почему Патек обратился к Караха—

93

ну. Объясняют они тем, что Карахан замещал Стомонякова по западному отделу во время его отпуска1.

2) Директивы согласительной комиссии нам пришлось отложить. НКИДовцы с пеной у рта доказывали невозможность отклонения их предложения, что это может вызвать конфликт. Мы уже было отклонили их предложение, но потом для осторожности решили отложить и еще раз запросить Вас. Суть их доводов я Вам изложил в телеграмме, поэтому повторять сейчас не буду2. Они конечно преувеличивают всякие угрозы. Мне кажется, что вообще НКИДовцы держатся чересчур предупредительно по отношению к Германии. Это они обнаружили и при вопросе о Польше, когда главным их доводом было желание успокоить германское общественное мнение. Они не учитывают, что у нас сейчас нет такой обстановки, которая вынуждала бы нас забегать перед Германией, скорее она в нас сейчас больше всего нуждается.

3) Слушали мы сообщение Розенгольца о ходе размещения наших заказов в Англии. Размещение заказов идет хорошо. Выяснилось, что 80–90% заказов для Челябстроя можно разместить в Англии. Розенгольц предложил одобрить все проводимые там мероприятия и ускорить размещение там заказов. Мы ограничились пока принятием к сведению сообщения т. Розенгольца. Посылаю Вам его записку и прошу Вас, если у Вас будут те или иные предложения, сообщить нам, тогда бы мы числа 15–20 поставили бы еще раз этот вопрос.

4) По Америке никаких серьезных новых материалов нет, за исключением того, что Богданов сидит до сих пор в Берлине из-за того, что американский консул не выдает ему визы, пока он не представит доказательства, что в случае, если его вышлют из Америки, СССР его примет назад. Сейчас как будто выясняется, что Богданов визу получит. Мы поручили Крестинскому и Розенголыгу представить в ПБ сообщение о складывающейся обстановке в Америке по отношению к нам, особенно после приостановки нами наших заказов. В свое время после Вашей телеграммы мы дали поручение подготовить вопрос о возможности расторжения некоторых заказов, но выяснилось, что отказ от заказов повлек бы за собой большие потери в валюте, вовторых, крайне осложнил бы положение, вышел бы скандал, поэтому мы ограничились принятием к сведению3.

5) Отложили мы очень важный вопрос, чтобы запросить Вас, это о Японии. Японцы ответили нам на закрытие Чосен банка, причинившее им до 4-х миллионов убытку, резким увеличением пошлин на экспортируемый нами лес, что приведет, конечно, к большим переплатам с нашей стороны4. Розенгольц внес предложение принять ряд мер, которые заставили бы японцев отменить эти пошлины. Он предложил: сократить импорт из Японии товаров (чай), ввести пошлины на зеленые чаи, требовать отмены пошлины на лес при заключении договоров о ловле и сбыте крабов, поднять кампанию в печати не заключать соглашения о территориальных водах до отмены японцами пошлин и т.д. Конечно, такие меры с нашей стороны могут вызвать серьезные осложнения в наших отношениях с Японией и без того не особенно блестящих из-за рыбных дел. Мы вопрос отложили до 20-го и просим Вас сообщить нам свое мнение5.

6) Австрийцы прижимают наш экспорт. НКВнешторг внес предложение приостановить немедленно все заказы. Мы постановили начать с официального предупреждения австрийскому правительству и промышленникам, что

94

нами будут прекращены всякие заказы, если их политика не изменится. После этого, если в кратчайший срок никаких перемен не будет, мы прекратим заказы6.

7) Довольно «оригинальное» и, на наш взгляд, не совсем серьезное предложение внес НКИД о Латвии. Так как в Латвии наступают перевыборы и там будет борьба между правыми группами и левыми, то, по мнению НКИД, мы должны со своей стороны помочь придти левым к власти. Для этого он предлагает выступить нам с нотой о недостатках торгового договора (который действует уже 4-й год) и дать намек, что мы можем с ними больше торгового договора не заключать. Тем самым дать основание «левым» группам нападать на правительство и т.д. Иначе говоря, НКИД предлагает нам дать «платформу» для этих групп. К чему это? Какой резон нам руки марать? Мы поэтому постановили вопрос снять, а о договоре будем говорить, когда время придет, независимо от латвийских перевыборов.

8) О торговом договоре с Афганистаном мы отложили. Кажется, что предложение НКИД и НКВТ приемлемо. Прошу Вас сообщить Ваше мнение7. Посылаю Вам записку Карахана.

9) На днях сидели мы в валютной комиссии над валютным планом на 4-й квартал. То что нам предложили, оказалось неудовлетворительным. Чистое поступление 182 мил., расход 178 мил., накоплений 4 миллиона, если учесть неторговые расходы, то никакого накопления не получается.

В экспортный план на 4-й квартал НКВТ включил весь годовой план хлебного экспорта, что вряд ли приемлемо. Скорее можно нажать на лен. Мы при окончательном распределении плана льнозаготовок по областям прибавили 20 тыс. тонн, т.е. 320 тыс. В прошлом году заготовили 180 тыс., следовательно мы можем сейчас дать больше и для промышленности и для экспорта8. По маслу, яйцам, бекону, птице мы приняли предложение НКВТ, хотя это конечно не легкая штука. Микоян очень протестовал, но Вы совершенно правы, что идти на это необходимо9. Кроме того, мы предлагаем нажать на разные виды экспорта — легтехсырье, утильсырье, тряпьё, щетина, кишки и т. д . За последнее время это дело явно ослабло. В свое время существовали на местах специальные госторги, которые заготовляли. Теперь это в руках НКСнаба, а ему некогда этим заниматься. Мы думаем, что правильнее будет передать это НКВнешторгу, восстановить в республиках и областях госторги, подчинить их непосредственно Вейцеру. Кроме того, надо реально заинтересовать места, если бы к примеру РИКу дать даже такую премию 1–2 пишущие машинки, в некоторых местах «фордика», то он в лепешку разобьется и поможет заготовить и кишки и щетину и прочее. Импортный план на 4-й квартал мы еще не смотрели, придется резать, но трудности в том, что основная сумма платежей — это платежи уже предопределенные прежними заказами. Как только план будет готов начерно, я его Вам пошлю до утверждения в ПБ. Все предложения по импорту мы сейчас либо откладываем, либо полностью снимаем. Сейчас вот остро стоит вопрос об импорте материалов и оборудования для НКПС. Выделенная комиссией ПБ подкомиссия Антипова здорово сократила заявки НКПСовцев, но все же сумма осталась солидная, миллионов 9. Положение на транспорте серьезное, кое чем их бы надо было поддержать. Конечно, сократив еще раз и предложения Антипова. Посылаю Вам эти предложения и прошу Вас дать свой совет. Как быть?

Чекисты поставили вопрос о реализации уже принятого ПБ постановления о закупке сторожевых судов. Условия в Италии такие, что платить ни—

95

чего не придется до 1935 года, но мы отложили, во-первых, потому, что сейчас как раз нажимаем на итальянское правительство заявлением об отказе от заказов, во-вторых, надо получить от Вас Ваше мнение, мы склоняемся к тому, чтобы, выждав немного, пойти на этот заказ10.

НКВТ внес предложение о закупке 25 тыс. тонн каучука на 8 мил. рублей с завозом его во 2-м и 3-м кварталах 1932 года Валютные расходы по этой сделке начнутся лишь во 2-м квартале 1932 года. Цены на каучук упали сейчас до 2-х пенсов за фунт, что составляет 7% от цены 1919 г. и 4% от цены 1925 г. Мы отложили вопрос с тем, чтобы получить Ваше мнение либо письмом, либо телеграфом11.

10) Письмо Межлаука я разослал членам ПБ. Розенгольц просил на пять дней отложить, но 15 мы думаем принять предложения Межлаука12.

11) Картвелишвили мы утвердили первым секретарем Грузии тут же по получении Вашей телеграммы13. Это решение подходящее, особенно на данной стадии, пока не выдвинутся свежие люди. Очень хорошо, что Вы осадили Полонского, а то он чересчур увлекается. Закавказцы просят отложить их доклад в Оргбюро дней на 10–20. Я думаю, можно бы согласиться отсрочить до 6-го или даже 16-го октября 14.

12) С хлебозаготовками дела обстоят так: первая пятидневка сентября показывает довольно резкое снижение темпов. Против почти 80 мил. заготовленного в последнюю пятидневку августа, в первой пятидневке сентября заготовлено 45х/2 мил. тонн. Особенно резкое снижение дают: Северный Кавказ — заготовлено 4.466 тыс. пуд., а предыдущая — 15.855 тыс. пуд.; Украина — 17.476 тыс. пуд., а предыдущая — 28.817 тыс. пуд.; ЦЧО — 5.487 тыс. пуд., а предыдущая — 8.052 тыс. пуд.; Ниж[няя] Волга — 5.111 тыс. пуд., а предыдущая — 9.400 тыс. пуд.; Ср[едняя] Волга — 3.965 тыс. пуд., а предыдущая пятидневка 4.604 тыс. пуд. Исключительно плохо идут заготовки в Сибири, на Урале, Казакстане: Восточная Сибирь — 3,7% годового плана, Западная Сибирь — 4,6%, Казакстан — 5,3%, Урал — 2,7%. Хотя общая сумма заготовок по сравнению с прошлым годом гораздо большая — 176%, но видимо сейчас заготовки пойдут напряженнее и конкретное руководство придется усиливать. Видимо, надо будет в некоторые районы послать уполномоченных ЦК15.

На этом я кончу о цекистских делах и отдельно пишу Вам как секретарь МК о московских делах16. Привет. Л.Каганович.

Ф. 558. On. П. Д. 739. Л. 96–105 Автограф.

См. документ JSfe 48 и примечание 1 к документу №73.

Согласно конвенции о согласительной процедуре между СССР и Германией, подписанной 25 января 1929 г., была создана Согласительная комиссия для урегулирования разногласий, «возникающих при толковании двусторонних договоров». В положении о комиссии говорилось, что она «не является постоянной, но образуется особо на каждую сессию. Она собирается ежегодно один раз, примерно в середине года, на очередную сессию, точное время которой устанавливается каждый раз по соглашению обоих Правительств» (ДВП. Т. XII. С. 44–47). 2 сентября 1931 г. в связи с предстоящим открытием в Берлине второй сессии советско-германской Согласительной комиссии заместитель наркома иностранных дел Б.С.Стомоняков прислал Сталину записку о германских претензиях. Самым острым был вопрос о вывозе валюты выселяющимися из СССР германскими гражданами, распродающими свое имущество. Советские власти чинили препятствия вывозу валюты. НКИД предлагал пойти на уступки и разрешить

96

вывоз валюты, полученной за продажу личного движимого имущества (АП РФ. Ф. 3. Оп. 64. Д. 660. Л. 7–13). 8 сентября 1931 г. Сталин прислал Кагановичу шифровку, в которой отклонил эти предложения (см. документ № 49). 10 сентября Стомоняков направил в ПБ новую записку, в которой указывал на незначительность сумм, подлежащих переводу, и вновь предлагал пойти на уступки немцам. В тот же день вопрос рассматривался на заседании ПБ. Было принято решение: «Поручить комиссии в составе тт. Кагановича, Рудзутака, Стомонякова и Розенгольца составить проект директив уполномоченным на согласительную комиссию, учтя обмен мнений» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 1). 12 сентября в ответной телеграмме Сталин опять отверг предложения об уступках (см. документ № 57). См. также документы N9 40, 49.

3 См. примечание 1 к документу № 27. 10 сентября 1931 г. ПБ по докладу Розенгольца и Орджоникидзе вновь вернулось к вопросу о заказах в Америке. К сведению было принято сообщение наркома внешней торговли о том, что «заключенные сделки по уже выданным в Америке заказам нет возможности расторгнуть» и что новые заказы на Америку, сверх размещенных и оформленных на 25 августа, выдавать запрещено (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 2).

4 Деятельность Владивостокского отделения «Чосен банка» была прекращена постановлением НКФ СССР 13 декабря 1930 г. (ДВП. Т. XIII. С. 721, 722).

5 См. примечание 1 к документу № 63.

6 На письме напротив этого абзаца помета Сталина «Без шума». См. примечание 2 к документу № 63.

7 См. примечание 3 к документу № 63.

8 Фактически в 1931/1932 г. было заготовлено 256 тыс. тонн льна против 183 тыс. тонн в 1930/1931 г.

9 См. документ № 42.

10 После ответа Сталина (см. документы № 65, 66) I декабря ПБ вернулось к вопросу о закупке сторожевых судов и предложило Наркомвнешторгу «реализовать заказ в Италии двух сторожевых судов для ОГПУ» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. П. Л. 71). 8 декабря ПБ пересмотрело свое решение и разрешило закупку для ОГПУ трех сторожевых судов при условии сохранения прежнего валютного лимита (Там же. Л. 84).

11 См. примечание 5 к документу № 63.

12 Письмо В. Межлаука рассматривалось на заседании ПБ 20 сентября. Было принято решение о назначении М. Гуревича торгпредом во Франции, А.Озерского — в Англии, С.Брона отозвать в СССР для работы в Наркомвнешторге (Там же. Оп. 3. Д. 849. Л. 5).

13 10 сентября по докладу Кагановича ПБ «согласилось с предложением Заккрайкома и ЦК Грузии об освобождении т. Мамулия от работы секретаря ЦК Грузии и утверждении т. Картвелишвили первым секретарем ЦК Грузии по совместительству с работой секретаря Заккрайкома» (Там же. Д. 847. Л. 4). См. также документы № 28, 63.

14 См. примечание 6 к документу № 63.

15 10 сентября ПБ поручило CT наметить кандидатуры уполномоченных ЦК для посылки в те районы, в которых происходит падение хлебозаготовок (Там же. Л. 1). См. также примечание 11 к документу № 64.

16 См. документ № 56.

56

Каганович — Сталину [11 сентября 1931 г.]

Коротко хочу Вам рассказать т. Сталин о московских делах.

На днях проверили • ход выполнения решений ЦК о московском городском хозяйстве. По некоторым отраслям хозяйства удалось значительно продвинуться вперед, а по некоторым все еще дела идут плоховато. Работа наличных трамвайных вагонов безусловно улучшилась, но новые добавочные мы получаем очень туго и с прокладкой новых путей программу пока не вы—

4–10

9

полняем, так как рельс не хватает, плохо с электрическими подстанциями, из-за которых больше всего зимой аварий. Сейчас налегаем всемерно, чтобы к зиме их привести в порядок.

Управление по метрополитену уже начало работать. В ближайшее время мы уже сможем войти в ПБ с предложениями по части организации работ и привлечения иностранной помощи. Над проектом придется поработать дольше. С жилстроительством неважно. Должно быть построено всего 243 новых дома. Сейчас мы имеем 61 дом оконченным, 119 в процессе строительства, а 63 дома еще не начато. При проверке вскрыли, что в районах, где строятся новые заводы, особенно отстало жилстроительство, поэтому сейчас направляем главные усилия именно в этих районах, в Пролетарском и Сталинском, где особенно тяжело с жильем. К окончанию Шарикоподшипника и других заводов надо обеспечить новых рабочих жильем.

По ремонту домов план полностью вряд ли будет выполнен, но нами уже сейчас охвачено ремонтом 5500 домов, уже закончено 2000 с лишним домов. Качество окраски оказалось на ряде домов неважное. Это обнаружилось после первого дождя, поэтому мы сейчас некоторые дома перекрашиваем. Процентов на 70 мы уже провели ремонт котлов и отопительной системы в домах.

По топливу нажимаем вовсю. Из 2-х миллионов кубометров дров, подлежащих завозу на 1/Х, завезено на сегодняшний день 1 мил. 870 т[ыс]. Из этих дров за летний период сожжено около 700 т[ыс], так что Вы были совершенно правы, когда указывали, что успокаиваться нельзя и надо всемерно налегать на дальнейшую заготовку и подвозку. Уверен твердо, что прошлогодней истории не повторится — Москва будет с дровами.

Плохо у нас работает водный трест, из 54 килом[етров] расширения водопроводной сети проложено всего 9х/2 км — Выяснилось, что нехватка воды в центре города явилась результатом не только общей нехватки воды, но и неправильной регулировки водоснабжения, перехватывали воду и направляли путем системы задвижек в другие части города. Этот факт и еще другие указывают, мне кажется, на то, что в этом тресте еще сохранилось вредительство, с одной стороны, и глупость наших коммунистов, с другой стороны. Принимаем меры к окончанию Рублевской плотины, с тем, чтобы довести к 1 января подачу воды до 33 мил. ведер. Нужно только увеличить мощность фильтрационной станции. Сейчас заканчиваем прямой 6-ой водовод и проведем его прямо к центру города, чтобы нельзя было больше комбинировать так, чтобы оставлять центр без воды.

Неплохо, я бы сказал хорошо, дело обстоит с дорожным делом. План, одобренный ЦК, исчисляется в 575 т[ыс] кв. метров, в том числе усовершенствование 455 т[ыс. кв. метров]. На сегодняшний день мы имеем следующее выполнение: 230 тыс. по асфальту, 100 тыс. по брусчатке. Мосисполкомщики прибавляют сюда 140 т[ыс] кв. метров новых асфальтовых тротуаров и считают, что план перевыполнен. В начале мы так и предлагали считать тротуары, но сейчас мы им сказали, что план надо считать без тротуаров, таким образом, если даже считать без тротуаров, то мы выполнили уже план на 75%, а вместе с булыгой 81% выполнения задания ЦК (466 т[ыс] кв. метров). Мы им поставили задачей перевыполнение плана, закончить до конца сезона всю Театральную, Советскую, Лубянскую, Ногинскую и Арбатскую площадь так, чтобы и трамвайные пути были бы переложены брусчаткой, либо, в крайнем случае, попробовать асфальтировать, ибо брусчатки не хватает. Затруднения у нас с брусчаткой и битумом. Сегодня просил у Кирова взаимо—

98

образно тысяч 20 кв. метров брусчатки, но пока он дал неопределенный ответ. Вот кратко о городском хозяйстве, разве еще прибавить, во-первых, что уже закончена работа по снятию Иверских ворот1, получилось замечательно! И во-вторых, как мы с Вами уговорились, ломаем Охотный ряд, этот символ старой купеческой Москвы, на его месте будем строить гостиницу.

Был у нас пленум Московского горкома, где мы обсудили вопросы снабжения и работы кооперации. Пришлось Бадаеву попотеть, народ крепко критиковал. Наметили ряд мер по укреплению кооперации.

Тресты по общественному питанию уже работают, но в столовых пока еще не чувствуется результатов их работы.

По хлебозаготовкам и по льну идем неплохо. Хлеба заготовили за август 178% месячного плана и 23% годового. По льну теребление уже закончено. Сейчас начинается расстил льна и другие работы. Заготовка начнется недели через две-три, между прочим думаем, что здесь придется к обработке льна применить другую форму оплаты колхозниц, не столько считать трудоднями, сколько платить прямо каждой колхознице, которая будет обрабатывать его. Иначе мы можем получить много соломы, но не обработанный лен.

По севу. Озимый клин засеян процентов на 75, но зато очень плохо идет дело с зяблевой вспашкой, и сейчас мы должны всемерно налечь на то, чтобы выполнить план по зяби.

Очень трудной задачей является уборка и перевозка овощей, пока что здесь дело обстоит плохо, а овощей «Бог» послал порядочно, надо справиться. С коллективизацией дело обстоит так, что приходится удерживать места от чрезмерного увлечения. Имеем уже 47%. Настроения у крестьян не плохие, в городе настроения хорошие. Прошла очень хорошо молодежная демонстрация в день МЮДа, посылала Вам свои приветы.

Прошли перевыборы партячеек при очень большой активности партийной массы, кое-где были попытки правых и троцкистских элементов, но никакого намека на успех они конечно не получили. Ну на этом кончу и о московских делах. Привет т. Молотову. Всего наилучшего. Ваш Л.Каганович2.

Ф. 558. Оп. П. Д. 739. Л. 106 — ЦЗ. Автограф.

1 30 июня 1931 г. ПБ постановило: «а) Бывшую Иверскую часовню (Воскресенские ворота) снести, чтобы открыть дорогу для демонстраций» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 100).

2 В правом верхнем углу помета Кагановича: «11–12 сентября 1931 г. (см. письмо от 11.IX.1931)» (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л. 106).

№57

Сталин — Кагановичу 12 сентября 1931 г.

Поскребышеву для Кагановича. От статьи 5 соглашения мы уже отошли, поскольку выручку за недвижимое исключили. Почему нельзя отойти дальше, сославшись на недостаток валюты и нежелание поощрять выселение ввиду недостатка рабочих рук и отсутствия безработицы в СССР. Дело не в 10 тысячах граждан, а в том, что приходится платить ежегодно миллионы валюты. Нам важна потеря миллионов валюты, а не общее количество немецких граждан. К тому же цифра 10

4*

99

тысяч явно приуменьшена и произвольна. Конфликт на таком вопросе нам ничуть не опасен, особенно после размещения наших заказов в Германии. Надо бороться за каждый рубль валюты. Настаиваю на своем, а там решайте как знаете1.

Не возражаю против использования переселенцев и услаговцев на Мурманской и Северной железных дорогах2.

Сталин.

12. 30

№35

12/IX. 31 г.3

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 60. Автограф.

1 См. примечание 2 к документу N° 55.

2 См. примечание 6 к документу № 52.

3 Дата, номер и время вписаны секретарем.

58

Сталин, Молотов — Кагановичу, Калинину, Халатову 12 сентября 1931 г/

Кагановичу, Калинину, Халатову.

Вопрос о просьбе Синклера, связанный с Эйзенштейном, просим отложить до нашего приезда. Ответа Синклеру не давать пока и денег никаких не посылать1.

Сталин, Молотов.

15 час.

12/IX-31 г.

№ 362

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 61. Автограф Молотова.

1 См. документ № 59.

2 Дата, время и номер вписаны секретарем.

59

Сталин — Кагановичу [12 сентября 1931 г.]

Здравствуйте, т. Каганович!

Письмо Ваше получил.

1) Ваши аргументы, призванные оправдать решение ПБ об импорте стали, не выдерживают критики. Дело не в подсчете в деньгах «долга» государства весенховцам*, а в том, что вместо исчисления в тоннах (принятого в ПБ) вам навязали исчисление в деньгах и...** запутали так наз(ываемую) валютную

* Имеются в виду руководители ВСНХ. ** Так в документе.

100

комиссию, так наз[ываемый] внешторг и т.д.1 Из всей этой истории с импортом неизбежно вытекают по крайней мере два вывода: 1) валютная комиссия — навоз, а не государственная] организация, а Рудзутак — достойный председатель этого навоза; 2) Наркомвнешторг не защищает интересов государства, пользы от него, как от козла молока и, вообще, гниет он на корню.

2) Посылаю Вам вырезку из «Известий» о преступно-безобразном отношении наших хозорганов к импортному металлу. ВСНХ пытается ограбить государственную валютную кассу из-за импорта металла, а импортированный уже для Челябстроя металл оказывается бесхозяинным, ввиду чего разбазаривают и распродают его чуть ли не с торгов. Преступники и сволочи! Предлагаю: а) поставить заметку в «Известиях» на обсуждение ПБ; б) обязать «Правду» (которая пишет теперь всякую чепуху) проверить дело и написать передовую о хулиганском отношении «коммунистов» к импортному добру государства; в) обязательно привлечь к суду виновных и наказать их2.

3) Американский писатель Синклер прислал, оказывается, письмо Халатову, а потом Калинину, где он просит поддержки какого-то предприятия, начатого Синклером и Айзенштейдом (известный «наш» кинодеятель, бежавший из СССР, троцкист, если не хуже). Видимо Айзенштейнд хочет через Синклера надуть нас. Дело в общем не чистое. Предлагаю: а) отложить вопрос до моего приезда; б) предложить Халатову и Калинину не отвечать Синклеру до решения вопроса в целом в ЦК3.

Привет. И.Сталин.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 112–113. Автограф.

1 См. документы № 41, 42, 44, 45, 46, 47, 50, 52, 54, 64. Подробнее см. введение к разделу.

2 См. примечание 3 к документу № 73.

3 См. документ № 58. Известный советский кинорежиссер С. Эйзенштейн выехал в США летом 1929 г. и вернулся в СССР весной 1932 г. В 1930–1931 гг. он работал в Мексике над фильмом «Виват, Мексика!», опираясь на финансовую помощь американского социалиста писателя Э. Синклера и его жены. В 3-м номере журнала «Иностранная литература» за 1931 г. была опубликована исключительно критическая статья И. Анисимова о фильме. 10 августа 1931 г. ПБ рассмотрело «письмо Синклера о выдаче ему 25 тыс. долларов на работу Эйзенштейна в области кино» и постановило передать вопрос на разрешение CT (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 841. Л. 3). 16 августа, видимо по запросу Кагановича, АБ.Халатов сообщил ему: «Эптон Синклер обратился ко мне с письмом о выплате ему авторского гонорара в целях финансирования работы советского кинорежиссера Эйзенштейна в Америке». 17 августа вопрос рассматривало ОБ. Оно поручило АИ.Стецкому переговорить с правлением Союзкино о возвращении Эйзенштейна в СССР и решило пока не давать Синклеру ответ (Там же. Оп. 114. Д. 252. Л. 39–40). 20 августа ПБ утвердило это решение ОБ (Там же. Оп. 162. Д. 10. Л. 166).

В письме от 26 октября 1931 г. Синклер сообщил Сталину, что финансировал мексиканский фильм и просил за одного из арестованных в СССР. К этому моменту финансовые ресурсы, которыми первоначально располагал Синклер, были значительно перерасходованы. 21 ноября Сталин послал Синклеру телеграмму (на английском). Отказав в освобождении арестованного, за которого просил Синклер, Сталин добавил: «Эйзенштейн потерял доверие его товарищей в Советском Союзе. Его считают дезертиром, который порвал со своей страной. Боюсь, люди здесь вскоре потеряют к нему интерес. Очень сожалею, но все эти утверждения являются фактом. Желаю Вам благополучия и выполнения вашего плана посетить нас. Привет. Сталин». Эта телеграмма публично не упоминалась Синклером или в советской печати. Она была опубликована в 1965 г. Фотокопия телеграммы приводится в книге: M.Seton. Sergei M. Eisenstein: A Biography. London, 1978. P. 517.

101

4 декабря 1931 г. ПБ приняло решение «Об Эйзенштейне»:

«1. Поставить на вид т. Розенгольцу, что он распустил Амторг, не контролирует его и дает ему возможность заниматься филантропией и меценатством за счет государственных средств, дает ему возможность растрачивать 25 тысяч долларов в пользу дезертировавшего из СССР Эйзенштейна вместо того, чтобы заставить Амторг заниматься торговлей.

2. Объявить строгий выговор т. Богданову за самовольное расходование народных денег (25 тыс. долларов) на покровительство дезертировавшему из СССР Эйзенштейну, предупредив его, что малейшая его попытка нарушить впредь дисциплину и допустить растрату государственных средств приведут к исключению его из партии.

3. Обязать т. т. Розенгольца и Богданова немедленно ликвидировать дело с Эйзенштейном» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 864. Л. 9). 8 апреля 1934 г. ПБ вернулось к этому вопросу и приняло решение: «Ввиду выявившихся новых обстоятельств, отменить постановление Политбюро от 4 декабря 1931 г. о т. Богданове по делу Эйзенштейна» (Там же. Д. 943. Л. 26).

Синклер после споров с Эйзенштейном отказал ему в финансовой помощи. Эйзенштейн вернулся в Москву. Синклер отказался отдать Эйзенштейну мексиканские киноматериалы. В 1932 г. Эйзенштейн в результате этих событий находился в серьезной депрессии (см.: статью H. Lovgren в кн.: Eisenstein Rediscovered, ed. I. Christie and R. Taylor. London, New York, 1993. P. 126).

60

Каганович, Постышев — Сталину 13 сентября 1931 г.

С. секретно.

Шифровка.

Отправлена 13.IX — 31 г. в 23 час. 38 мин.

Поступила на расшифрование 14.IX — 31 г. в 8 час. 30 мин.

Вх. № 66/ш.

Тов. Сталину. Есть предложение опубликовать постановление о зарплате по металлургии и углю от ЦК, ВСНХ и ВЦСПС. Просим сообщить Ваше мнение1. HP 1291.

Каганович, Постышев. 14/IX — 31 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 65. Подлинник. Машинопись.

См. документ № 61.

61

Сталин — Кагановичу, Постышеву 14 сентября 1931 г.

Можно опубликовать от имени ВСНХ и ВЦСПС. Если считаете необходимой подпись ЦК, то опубликовать придется от имени ЦК и СНК СССР,

102

без подписи ВСНХ и ВЦСПС. В последнем случае прошу прислать текст на просмотр1.

Сталин.

№39

10.45

14/IX-31 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 65, 65 об. Автограф.

1 См. документ № 60 и примечание 7 к документу № 42.

2 Номер, дата и время вписаны секретарем.

62

Сталин — Кагановичу, Ягоде

14 сентября 1931 г.

Кагановичу, копия Ягоде. Считаю преждевременной передачу конструкторских бюро ОПТУ в ведение ВСНХ1. Сталин. №38 10.45 14/IX — 31 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 64. Автограф.

1 30 августа 1931 г. ПБ рассмотрело по предложению Орджоникидзе и Акулова вопрос «О конструкторских бюро». Решение было отложено, ПБ поручило Орджоникидзе и Акулову внести согласованное предложение (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 175). После телеграммы Сталина 20 сентября 1931 г. ПБ постановило (Оставить конструкторские бюро при ОПТУ (Там же. Оп.. 3. Д. 849. Л. 3). При этом ПБ приняло предложение Акулова и Орджоникидзе об освобождении некоторой части инженеров для работы в ВСНХ по списку, согласованному между Акуловым и Орджоникидзе (Там же. Оп. 162. Д. П. Л. 10).

2 Номер, время и дата вписаны секретарем.

63

Сталин — Кагановичу 14 сентября 1931 г.

Здравствуйте, т. Каганович! Письмо Ваше от 11/IX получил. Отвечаю по вопросам.

1) С Японией нужно поосторожнее. На своих позициях стоять нужно твердо и непоколебимо, но тактика должна быть погибче, поосмотрительнее. Розенгольц хочет действовать наскоком. Это не годится сейчас. Не пришло еще время для наступления1.

2) Заказы в Австрии, если последняя будет артачиться, можно прекратить, но сделать это нужно без шума в деловом порядке, без новых декретов, без демонстративных публикаций2.

103

3) На счет торгового договора с Афганистаном ничего не могу сказать, т.к. не успел прочесть материалы3. Я думаю, что можно не торопиться с этим делом.

4) Импортный план на 4 квартал надо бы сократить елико возможно. Не надо поддаваться воплям и истерике, — без основательной хирургии ничего не выйдет. По части экспорта надо нажимать на лен, масло, жмыхи и т.п. На хлеб больше нажимать нельзя, т.к. приходится продавать его «задаром», между тем как внутри страны он очень нужен нам4.

5) Каучук можно ввезти, как требует этого НКВТ5.

6) Доклад закавказцев в Оргбюро можно отложить на 16 октября6.

7) Налегайте на городское хозяйство Москвы (дрова, жилища, дорожноуличное строительство и т.д.).

Все. Привет И.Сталин. 14/IX-31.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 32–33. Автограф.

1 См. документ № 55. 10 сентября на заседании ПБ рассматривались вопросы о торговых

взаимоотношениях с Японией и о переговорах с Японией по рыболовным вопросам. Было решено вопрос о торговых взаимоотношениях с Японией отложить и запросить мнение Сталина (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 1^ В повестке дня заседания ПБ 20 сентября этот вопрос отсутствовал. Соглашение по рыболовным вопросам было подписано 13 августа 1932 г. (ДВП. Т. XV. С. 469–471). См. также документы № 3, 5,40.

2 10 сентября 1931 г. ПБ рассмотрело вопрос о торговых переговорах с Австрией и приняло решение: «Предложить полпреду и торгпреду в Австрии категорически заявить австрийскому правительству и австрийским промышленникам, что нами будут прекращены всякие заказы в Австрии, если их политика по отношению к нашему экспорту не будет изменена» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 2.). См. также документ № 55.

3 Вопрос о торговом договоре с Афганистаном на заседаниях ПБ до 1932 г. не рассматри—

вался. Торговля между СССР и Афганистаном в последующие годы осуществлялась преимущественно объединением «Совафганторг» и отдельными афганскими обществами путем заключения торговых контрактов (ДВП. Т. XV. С. 796). См. также документ № 55.

4 См. примечание 1 к документу № 76, документы № 41, 55.

5 Вопрос о каучуке был рассмотрен ПБ после возвращения из отпуска Сталина, 10 ноября 1931 г. Было решено образовать комиссию по выработке конкретных мер рационализации потребления каучука, уменьшения его импорта и ликвидации расточительного расходования каучука (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 859. Л. 1). В импортном плане на IV квартал 1931 г. предусматривалось сокращение расхода валюты на ввоз каучука (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 36). См. также документ № 55.

6 Доклады Заккрайкома, ЦК компартий Грузии и Армении после нескольких переносов

были рассмотрены ОБ 19 октября 1931 г. Заседание ОБ с участием Сталина по существу превратилось в очередное выяснение отношений между конфликтующими закавказскими руководителями (стенограмму заседания см.: Там же. Оп. 114. Д. 265. Л. 75 — 137). В результате обсуждения была создана комиссия под председательством Кагановича для выработки проекта решения (Там же. Л. 1). 31 октября (подготовленное и одобренное накануне ОБ) решение было утверждено ПБ. В постановлении, в частности, говорилось о том, что «среди руководящих кадров как Закавказья, так и республик, имеет место беспринципная борьба отдельных лиц за влияние (элементы «атаманщины»), на почве чего подбор руководящих кадров и расстановка работников производится в ряде случаев не по партийным, деловым признакам, а по признаку примыкания к той или иной группировке» (Там же. Оп. 3. Д. 857. Л. 9, 12–19). В тот же день, 31 октября, ПБ приняло соответствующие кадровые решения. Л.И.Картвелишвили был освобожден от обязанностей секретаря Заккрайкома и назначен вторым секретарем Западно-Сибирского крайкома. Первым секретарем Заккрайкома был назначен председатель СНК Закавказья М.П.Орахелашвили, вторым секретарем — пред—

104

седатель ПТУ Закавказья Л.П.Берия, третьим секретарем — первый секретарь ЦК КП(б) Азербайджана В.И.Полонский. Берия по совместительству был назначен также первым секретарем ЦК КП(б) Грузии (Там же. Л. 9). См. также документы № 28, 36, 55.

64

Каганович — Сталину 16 сентября [1931 г.]

16/IX

Здравствуйте, т. Сталин! Получил Ваше последнее письмо1.

1) Я не собираюсь оправдывать решение, которое мы уже отменили2. Вы правы, что ошибка наша заключается прежде всего в том, что запутались в подсчетах контингентов, вместо счета в тоннах — считали в деньгах. Это вопервых, и, во-вторых, мы не учли общего положения с валютой, в оценке которого мы с Вами целиком согласны. Я вспоминаю, как Вы как-то говорили, что нужна какая-то особая встряска для того, чтобы заставить хозяйственников и других напереть вовсю на внутреннее производство и отказаться от упований и надежд на импорт. И вот вся эта история с импортом стали сыграла эту роль встряски. Во всяком случае, урок Вы дали нам хороший, теперь, надо надеяться, будет более бережное отношение к валюте.

Я целиком согласен с Вами, что валютная комиссия не обеспечивает сейчас этого бережного отношения к валюте, а НКВнешторг видит мелочи, а в главном много упускает. В особенности НКВнешторг не гарантирует нас от того, что утвержденный контингент фактически в процессе заказов не будет превышен. Вот на днях мы заслушали первое предварительное сообщение о результатах проверки хода реализации заказов. Выяснилось, что сведения о том, что уже заказано больше, чем полагалось по утвержденным контингентам, оказались неправильными. За границу послано спецификаций на 300 мил. больше, чем контингенты, само собою разумеется, что спецификации не есть еще заказ, а ориентировочный материал для заказчика, но у Наркомвнешторга так плохо поставлен учет заказов, что заказчики могут вполне перейти через границы контингентов. На сегодняшний день такой серьезной опасности нет, заказано на 390 мил. из 560 мил. контингентов (по данным Наркомвнешторга немного меньше). Во всяком случае, осталось еще незаказанным миллионов на 150. Мы хотели посмотреть оставшиеся заказы по существу, но, к сожалению, никаких данных, что заказано и что не заказано, еще не оказалось (по заявлению Пятакова у них имеются материалы по заказам, которые он выдавал, но пока они и их нам не дали). Поэтому мы поручили Наркомвнешторгу и ВСНХ представить нам точные, не только общестатистические, а конкретные данные что заказано, для того, чтобы мы могли, в случае если это понадобится, отменить те или иные заказы, т.е. пойти на известное сокращение контингентов. Прошу Вас сообщить Ваше мнение, можно ли идти на некоторое сокращение оставшихся еще неиспользованных контингентов3.

2) Вопрос о присланной Вами вырезке из «Известий» о преступном отношении к импортному металлу был поставлен на ПБ и принято соответствующее постановление. Поручили мы Ройзенману, через пять дней я Вам сообщу результаты4.

\0Ч

3) Отклонили мы вчера предложение Наркомвнешторга об изменении порядка подписания коммерческих и денежных обязательств торгпредствами. Ограничение было принято в связи с изменой Савелия Литвинова и Ерзикьяна5. Теперь они предложили расширить круг подписывающих векселя, договора и т.д., как будто мы уже сейчас гарантированы от измен. Кроме того, расширение круга подписывающих создаст еще больший кавардак в учете заказов и еще больше облегчит возможность заказывать больше, чем по контингентам полагается6.

4) Отклонили мы предложение Зеленского об увеличении дифференцированного] пая потребкооперации. Люди еще очень мало сделали для мобилизации внутренних ресурсов кооперации и в то же время хотят увеличивать сборы с пайщиков7. Кстати, о постановлении о кооперации т. Молотов мне сказал, что Вы ждали от нас ответа на Ваши поправки, но тут получилось недоразумение, так как мы ждали от Вас поправок в тексте проекта постановления. С Вашими предложениями мы вполне согласны (о ценах и др.). Можно было бы издать это постановление от имени Комиссии исполнения. Прошу Вас сообщить, издавать ли его или уж подождать Вашего приезда8.

5) Обсудили мы вопрос о ходе электростроительства. Несмотря на то, что общая сумма вводимой в действие мощности несравненно больше прошлогодней, ход электростррительства протекает неважно. Докладчики напирали на необходимость импорта меди, мы не приняли и указали на необходимость максимальной мобилизации внутренних ресурсов. Пусть поищут, не валяется ли медь так же, как указанная в заметке «Известий» сталь для Челябтракторостроя. Трудности и недостатки строительства докладчики Кржижановский и Флаксерман смазали, слишком гладко у них все вышло. Зато Серго заострил вопрос о напряженности и необходимости мобилизации всех сил для выполнения плана. Выделили мы комиссию для проработки проекта постановления9.

6) Заслушали мы сообщение о ходе осеннего сева, хотя на пять мил. га посеяно больше, чем в прошлом году за это же время, но все же мы имеем выполнение плана всего на 43%. Поэтому мы пока не хвалили успехи, а о зяблевой вспашке наоборот заострили потому, что дело с зябью пока плохо10.

7) По хлебозаготовкам последняя декада показывает резкое тревожное снижение темпов. Северный Кавказ дал за десять дней 18% месячного плана, Украина — 22%, в особенности плохо в Западной Сибири, на Урале.

Мы командировали в Н[ижнюю] Волгу Сулимова, в Башкирию Николаеву, [на] Урал Ильина, Ср[еднюю] Волгу Хлоплянкина (из НКСнаба)11.

8. Налегаем сейчас всемерно на лесосплав. Приняли вчера постановление12, был у нас спор о введении трудгужповинности, предлагали ввести, но ПБ отклонило это предложение.

9) Картвелишвили все бомбардирует относительно секретаря Заккрайкома вместо Яковлева, но решим уж когда вы приедете13.

10) Казакстанцы опротестовали решение о присоединении восьми совхозов Казакстана к Западно-Сибирскому тресту. Приехал Исаев. Ввиду особой давнишней настороженности казакстанцев к Сибири, мы из соображений национальной политики наполовину уступили казакстанцам, решили создать единый Казакстанский трест, но с перенесением этого треста в Петропавловск или близлежащий район, так как главная масса совхозов расположена в этом округе14. Яковлев согласился с этим.

1Л£

11) Плохо дело у нас с Комакадемией, там развал. На Оргбюро мы выяснили, что Комакадемия оказалась бессильной выполнить хоть частицу тех задач, которые Вы поставили перед ними на конференции аграрников, хотя деклараций и обещаний у них было очень много. Оставлять ее дальше в таком состоянии нельзя, надо ее укрепить и так, чтобы приблизить ее к ЦК. Можно было бы сформировать руководящее ядро примерно из следующих товарищей: из нынешних оставить Покровского (председатель]), Пашуканиса (заместитель]), Милютина освободить от замства, он все равно ничего не делает, и включить новых: Стецкого замом по совместительству с Культпропом, членами президиума Бубнова и Криницкого и секретарем по организационно-административным делам т. Рошаля15. Прошу Вас сообщить Ваше мнение.

12) Ваш упрек об утверждении] постановления о черной мет[алургии] и скотозаготовках правилен, можно было не утверждать. Особенно нехорошо вышло, что «Правда», никого не спросив, об этом напечатала. Но никакого умысла игнорирования СНК не было конечно16.

Ну на этом кончу. Жму руку. Ваш Л.Каганович.

P. S. Только что получил послание Литвинова о Польше, посылаю Вам. Он конечно считает, что сделал «великий» дипломатический шаг своим опровержением. К 20-му пришлите, пожалуйста, телеграфно Ваши указания, не отложить ли до Вашего приезда, если телеграмму не получим, отложим до 25-го1?. Должен Вам сказать, что из беседы с Литвиновым я еще более убедился в его своеобразном «германофильстве». Мы, говорит он, «сейчас танцуем на германской ноге», поскольку с французами ничего пока нет. Он не понимает, что мы не можем свою дипломатию подчинить одним отношениям с Германией, и вообще после его приезда из Женевы он производит впечатление человека чересчур самовлюбленного и уверенного в своем «величии», но это «Бог» с ним, главное в его ошибке по существу. Всего хорошего.

Л.Каганович. г

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 114–122. Автограф.

1 См. документ № 59.

2 См. документы № 50, 52. Подробнее см. введение к разделу. 1 См. документ № 7t>.

4 См. примечание 3 к документу № 73, документ № 59.

5 Речь идет о злоупотреблениях советских чиновников, связанных с внешней торговлей. Брат наркома иностранных дел СМЛитвинов, работавший в советском торговом представительстве в Париже, в 1930 г. был предан суду французскими властями за мошенничество. Советский торгпред в Финляндии С.Е.Ерзикянц отказался возвращаться в СССР и был обвинен советским правительством в мошенничестве и подлоге (Генис В.Л. Невозвращенцы 1920-х-начала 1930-х годов// Вопросы истории. 2000. № 1. С. 59–60).

6 15 сентября 1931 г. ПБ отклонило предложение Наркомвнешторга об изменении постановления СНК от 13 октября 1930 г. о порядке подписания коммерческих и денежных обязательств торгпредств (Там же. Оп. 3. Д. 848. Л. 4).

7 15 сентября 1931 г. ПБ поручило специально созданной комиссии рассмотреть директиву президиума Центросоюза от 25 августа 1931 г. о специальных взносах в кооперацию кулацко-зажиточных элементов. Вопрос о финансовом положении Центросоюза было поручено поставить в СТО Зеленскому (Там же. Л. 2).

s См. примечание 8 к документу № 79.

107

9 Позднее, 2 октября 1931 г. ПБ при обсуждении вопроса о ходе электростроительства решило вопрос с повестки дня снять (Там же. Д. 852. Л. 9). Капитальные вложения на электрификацию на 1931 г. планировались в размере 850 млн руб, а в действительности составили 550 млн руб. (Zaleski Е. Planning for Economic Growth in the Soviet Union, 1918–1932. Chapel НШ. 1971. P. 365, 370).

10 На заседании 15 сентября ПБ приняло к сведению сообщение Я.АЯковлева о ходе осенней посевной кампании. Наркомзему, его местным органам и партийным организациям поручалось мобилизовать все силы для полного выполнения плана сева и в особенности по зяби (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 848. Л. 5).

11 15 сентября 1931 г. ПБ постановило: «а) Ввиду отставания хлебозаготовок на Урале, Нижней Волге, Средней Волге и Башкирии, угрожающего выполнению всего годового плана заготовок, послать для помощи местным органам в деле усиления хлебозаготовок в качестве уполномоченных ЦК, т. Сулимова — на Нижнюю Волгу, т. Николаеву — в Башкирию, т. Ильина — на Урал и т. Хлоплянкина — на Среднюю Волгу, б) Отклонить предложение т. Бергавинова о пересмотре плана хлебозаготовок по ДВК» (Там же. Д. 848. Л. 5). См. также примечание 15 к документу № 55.

12 В принятом ПБ постановлении о сплаве леса говорилось: «В силу исключительных условий, создавшихся в связи с запозданием, согласиться с предложением Главлеспрома о пуске самосплавом 50% всей оставшейся не сплавленной древесины» (Там же. Л. 13).

13 См. примечание 6 к документу № 63.

14 15 сентября в связи с протестом Ф.И.Голощекина против включения в ЗападноСибирский трест северных зерновых совхозов Казахстана ПБ решило: «Включить северные совхозы в Казахстанский Союззернотрест с перенесением его центра из АлмаАты в один из северных зерновых районов Казакстана» (Там же. Л. 3).

15 Осенью 1931 г. вопрос о Комакадемии неоднократно рассматривался на заседаниях ОБ и СТ. 5 декабря 1931 г. ОБ утвердило в основном проект постановления о структуре и работе Комакадемии, подготовленный комиссией Кагановича, поручив той же комиссии уточнить проект, после чего внести на утверждение ПБ (Там же. Оп. 114. Д. 266. Л. 2; Д. 269. Л. 1).

16 См. документ № 54.

17 См. примечание 1 к документу № 73.

65

Каганович — Сталину 18 сентября 1931 г.

Сов. секретно. Шифровка.

Отправлена из Москвы 18. IX — 31 г. 15–35 мин. Поступила на расшифрование 18.IX — 31 г. в 18–30 мин.

Тов. Сталину.

1) Постановления о железнодорожном и водном транспорте в основном утверждены ПБ и сейчас редактируются комиссией. Прошу сообщить Ваши соображения. Можно ли оформлять сейчас и печатать ли в печати1.

2) Прошу сообщить Ваши соображения об истории фабрик и заводов и о составе редакции. Горький ожидает решения2.

3) 20 будем обсуждать о сторожевых судах. Прошу Вашего мнения3. HP 1311/ш.

Каганович. 18.IX — 31 г. 19 час. 25 мин.

Ф. 558. Оп. П. Д. 76. Л. 69. Подлинник. Машинопись.

1 См. документ № 66.

2 См. документы № 45, 66.

3 См. документы № 55, 66.

66

Сталин — Кагановичу

18 сентября 1931 г.

1) Постановлений об НКПС и НКВоде не читал, так как они не решают дела. Думаю, что дело теперь не в больших постановлениях, а в том, чтобы изгнать из транспорта тех руководителей, которые оказались неисправимыми бюрократами и заменить их другими, не зараженными бюрократизмом и меньшевистским скептицизмом. Можете оформить теперь же, можете отложить на октябрь, — на дело транспорта едва ли может это отразиться1.

2) Идея об издании истории фабрик и заводов хороша. Проект состава редакции мне не известен2.

3) Если можете, отложите вопрос о сторожевых судах до моего приезда3. Сталин.

№43

20 час. 20 мин.

18/IX. 31 г.»

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 69. Автограф.

1 См. документы № 23, 27, 65, 67, 73, 77, 78, 79, 82, 84, 86, 88, 89.

2 См. документы № 45, 65.

3 См. документ № 65, примечание 10 к документу № 55.

4 Номер, дата и время вписаны секретарем.

г

67

Сталин — Кагановичу

19 сентября 1931 г.

Здравствуйте, т. Каганович!

Самым важным вопросом ближайших месяцев считаю транспорт, прежде всего, — желдортранспорт.

Со стороны транспорта идет теперь основная угроза народному хозяйству и именно транспорт нужно прежде всего лечить.

Декретными постановлениями ЦК дела не спасти, хотя такие постановления имеют не малое значение. Почему? Потому, что пока в транспорте сидит шайка самовлюбленных и самодовольных бюрократов типа Рухимовича, по меньшевистски издевающихся над постановлениями ЦК и сеющих кругом разлагающий скептицизм, — постановления ЦК будут класть под сукно.

Надо эту шайку разгромить, чтобы спасти жел.-дор. транспорт. Если требуется в этом деле моя помощь, скажите. Если можете обойтись без моей помощи — громите эту шайку пока не поздно. Новых людей, верящих в на—

109

ше дело и могущих с успехом заменить бюрократов, всегда можно найти в нашей партии, если поискать серьезно1.

Привет. И.Сталин

19/IX-31 г.

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 35–36. Автограф.

1 См. документы № 66, 73, 77, 78, 82, 84, 86, 88, 89, 90.

68

Каганович, Постышев — Сталину 20 сентября 1931 г.

Сов. секретно.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 20. IX — 31 г. в 18–36 мин.

Поступила на расшифрование 20.IX — 31 г. 21 час.

Тов. Сталину.

Предлагается следующий состав редакции «Истории заводов»: Горький, Стецкий, Авербах, Вейнберг, Тройский, Гостев, Кржижановский, Панкратова, Межлаук, Мехлис, Троицкий, Халатов и писатели: Жига, Всеволод Иванов, Либединский, Сейфуллина, Шагинян, Шушканов.

Просим телеграфировать Ваше мнение1. № 1319.

Каганович, Постышев.

20.IX-31 г.

21 час. 50 мин.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 73. Подлинник. Машинопись.

1 См. документы № 45, 65, 66, 71.

2 Время и дата расшифровки.

69

Каганович, Молотов — Сталину 20 сентября 1931 г.

Сов. секретно.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 21.IX — 31 г. в 0 час. 39 мин.

Поступила на расшифрование 21/IX — 31 г. в 4 час.

Вх. № 69/ш.

Тов. Сталину.

Итальянское правительство внесло на пленуме Лиги Наций предложение о приостановке исполнения программы новых вооружений, по крайней мере, на период занятий конференции по разоружению. На предложение ответили принципиальным согласием представители Англии, Германии и др. государств. Предполагается предварительная договоренность между Италией и Америкой. НКИД получило приглашение в комиссию Лиги Наций. Литви—

110

нов полагает, что простой отказ со ссылкой на краткость срока и формальные причины создает впечатление, что уклоняемся от приостановки вооружений и поэтому предлагает следующий проект ответа:

«Благодарю Вас за любезное телеграфное сообщение о решении третьей комиссии пригласить СССР для участия с совещательным голосом в обсуждение вопросов о временном приостановлении вооружения. Не касаясь других условий приглашения, я ограничусь указанием на краткость срока, не позволяющего Совпра делегировать представителя в Женеву. Считаю нужным, однако, отметить, что Советское правительство, всегда готовое поддержать любое предложение в области разоружения в качестве гарантии всеобщего мира, — было бы готово присоединиться к предложению итальянского министра иностранных дел при условии, что оно будет принято в обязательной форме всеми странами, распространится на все роды вооружений и подписавшими обязательство будет подтверждено, что оно ни в коем случае не заменяет и не снимает с порядка дня вопроса о разоружении или сокращении вооружений».

Ответ необходимо дать не позже завтрашнего дня. Просим сообщить Ваше мнение1.

HP 1321.

Каганович, Молотов. 20.IX — 31 г.

21.IX-31 г. 13 час. 10 мин.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 74. Подлинник. Машинопись.

1 См. документ N° 72.

2 Время и дата расшифровки.

№70

Каганович, Молотов — Сталину 21 сентября 1931 г.

г

С. секретно.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 21/IX — 31 г. в [0J ч. 39 мин.

Поступила на расшифрование 21/IX — 31 г. в 4 час. — м.

Вх. № 68/ш.

Тов. Сталину.

Вчера состоялось совещание по основным линиям народнохозяйственного плана на четвертый квартал. В протокол Политбюро предлагается записать следующее:

«а) финансирование капитальных работ по всем основным отраслям народного хозяйства установить так, чтобы была выполнена годовая программа по капитальному строительству;

б) план производства по основным отраслям промышленности установить не ниже плана третьего квартала. Исходя из этого, установить план перевозок в 88,2 миллиона тонн;

в) снижение себестоимости установить по промышленности ВСНХ на 9Уг% и по промышленности Наркомснаба на 11%. Обязать ВСНХ и Наркомснаб добиться решительного сдвига в снижении себестоимости в четвертом квартале;

111

г) резерв по бюджету установить в 800 миллионов рублей;

д) поручить комиссии в составе Рудзутака, Калинина, Сулимова и Ломова рассмотреть вопрос о местном и республиканском бюджетах РСФСР. Созыв комиссии за Рудзутаком;

е) поручить комиссии в составе т. т. Молотова, Андреева, Орджоникидзе, Микояна, Кагановича Л., Яковлева, Ломова, Квиринга и Левина (Наркомфин) произвести необходимые подсчеты на основе принятых установок. Созыв за Молотовым». Просим сообщить Ваше мнение1. HP 1320/ш.

Каганович, Молотов. 21/IX-31 г. 11 ч. — м.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 72. Машинописный текст.

1 В тот же пень Сталин ответил согласием (Там же).

№71

Сталин — Кагановичу, Постышеву

21 сентября 1931 г.

Кагановичу, Постышеву.

Состав редакции «Истории заводов» не вполне подходящий. Халатов не писатель, не редактор и заводов не знает. Мехлиса нужно заменить Поповым или ввести обоих. Плохо, что в составе редакции нет членов ЦК за исключением Стецкого, а Кржижановский и Межлаук будут бесполезны в редакции ввиду перегруженности. Надо бы ввести по одному из знатоков старых больших предприятий вроде Путиловского завода, Обухова, Сормова, Нобеля и Ротшильда в Баку, крупных шахт и заводов Донбасса, заводов Урала, фабрик текстильной промышленности. Следовало бы ввести Цихона, Шверника и несколько старых профессионалистов. Очень пригодился бы Енукидзе Авель, хорошо знающий старые заводы Ленинграда и Баку. Не мешало бы из членов ЦК ввести Кагановича, Постышева1.

Сталин.

№46.

21.IX.31 г.

11.302.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 73, 73 об. Автограф.

1 См. документы N° 45, 65, 66, 68.

2 Номер, дата и время вписаны секретарем.

№72

Сталин — Кагановичу, Молотову 21 сентября 1931 г.

В проект ответа НКИД вношу такие поправки: 1) после слов «готовое поддержать любое предложение в области» вычеркнуть слова «разоружения в качестве гарантии мира», заменив их словами «сокращения вооружений»;

112

2) после слов «с поряутка дня» добавить слово «главного»: 3) после слов «или сокращений» добавить слова «уже сушествукштих»; 4) после слова «вооружений» поставить запятую и добавить слова: «подлежащего разрешению в самое ближайшее время»1.

Сталин.

№47

14.40

21/IX.31 г.2

Ф. 558. On. П. Д. 76. Л. 74, 74 об. Автограф.

1 См. документ № 69. 21 сентября 1931 г. телеграмма за подписью М.МЛитвинова, с учетом предложений Сталина, была отправлена председателю XII сессии Ассамблеи Лиги Наций (ДВП. Т. XIV. С. 530).

2 Номер, время и дата вписаны секретарем.

№73

Каганович — Сталину 21 сентября [1931 г.]

21/IX

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Слушали вчера вопрос о Польше. Записку Литвинова Вы наверное получили. Литвинов целиком исходит из своей старой позиции нецелесообразности, невыгодности заключения пакта с Польшей. Мы признали эту его установку неправильной. Никаких решений по существу не приняли, поручили ему в течение двадцати дней подработать вопрос и вероятно уж обсудим его в Вашем присутствии1.

2) Слушали сообщение о японо-китайских делах. Были предложения особенно со стороны Литвинова выступить с официальным запросом и взять в печати резкий тон в отношении Японии.

Так как в нашем распоряжении были крайне ограниченные сведения, мы не приняли никаких решений. Мы исходили из того, что обстановка требует от нас осторожности и выдержки.

3) В протоколе Вы прочтете постановление о том, чтобы не расторгать договор о заказах трубчаток в Америке. Это вызвано тем, что отказ от этого договора вызвал бы значительные потери в валюте и создал бы для нас серьезные осложнения, поэтому мы вынуждены пойти на сохранение заказа2.

4) Заметка в «Известиях» об импорте металла оказалась правильной. Т. Ройзенман обследовал. Мы приняли соответствующее постановление. Со статьей в «Правде» задержались на пару дней, потому что первая статья, данная мне на просмотр, оказалась неудачной, и сейчас она переделывается3.

5) Вчера дали большой нагоняй Попову за его статью от девятнадцатого с[его] м|есяца] «О некоторых особенностях нынешнего этапа». Статья безусловно путанная, в ней есть ряд формулировок, которые неправильно характеризуют нынешний этап, в частности, неправильно изображаются колхозы и панически представлена опасность наступления капиталистических элементов. В конце второго раздела неправильно ставится вопрос о победе социализма в нашей стране. Я и Постышев вызвали Мехлиса и Попова, дали им

113

соответствующие указания и приняли мы в Секретариате ЦК следующее • постановление: «Констатировать, что общий тон статьи т. Попова неправи — •» лен, что статья содержит в себе ряд неправильных формулировок по существу. Предложить редакции «Правды» и т. Попову написать новую статью на эту же тему в соответствии с данными устно указаниями». Статью они долж — . ны доставить завтра4.

6) Напираем всемерно на вывоз нефти из Астрахани. Вывоз нефти из Астрахани усилился, но большей частью до ближайших районов. Доставка на — i верх в Нижний, Рыбинск не обеспечена, и поэтому мы напираем именно на ' эту сторону перевозок. Пытаются всячески возвращаться на вывоз нефти в Ленинград кружным морским путем, но мы даем решительный отпор5.

7) Получил Вашу телеграмму и письмо о железнодорожном транспорте. Вы абсолютно правы, что на ближайший период самым важным вопросом -, является транспорт и что отсюда мы получим угрозу народному хозяйству. Повторный опыт моей работы в комиссии с НКПэсовцами, в том числе и с Рухимовичем, показал, что главное, конечно, в людях, в руководстве наркоматом. Мы разработали в проекте постановления ряд нужных мероприятий, но мы не сделали вывода из того, что принятые решения ЦК не проводятся НКПС и что дело не только в неумении их проводить, а в бюрократическом

и правоскептическом отношении к директивам партии, ее линии. Я целиком согласен с Вами, что необходимо разгромить эту группу людей во главе с Рухимовичем, которые/могут поставить нас вновь в трудное положение. Ваше письмо я только что получил, еще не продумал, как этот вопрос поставить, но думаю, что соберу завтра комиссию по редактированию проекта постановления, признаем работу неудовлетворительной, так как решения ЦК не проводятся в жизнь НКПСом. 25-го поставим вопрос о смене руководства. Чем скорее, тем лучше для транспорта, для страны6.

До свидания. Жму руку.

Ваш Л.Каганович.

Привет т. Кирову. Л. К.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 123–128. Автограф.

августа 1931 г. посланник Польши в СССР Патек вручил заместителю наркома иностранных дел СССР Карахану проект пакта о ненападении. Руководство НКИД скептически относилось к перспективам заключения такого договора. В записи беседы Карахана с Патеком 23 августа Карахан, в частности, сообщал: «Уходя, он (Патек — Сост.) заметил, что хотел бы все-таки надеяться, что его беседа будет известным толчком, который двинет вперед дело пакта. Я ему сейчас же заметил, что я не думаю, что это может быть толчком и что может двинуть вперед дело, поскольку то, что он мне передал, не заключает ничего нового, а является лишь констатацией того, на чем мы договориться не могли» (ДВП. T. XTV. С. 441–444, 484–489). В связи с тем, что о вручении Патеком проекта пакта сообщило Польское телеграфное агентство, а затем агентство Гавас, в советской печати 27 и 28 августа были опубликованы сообщения ТАСС, в которых опровергался факт возобновления переговоров. Аналогичное заявление сделал 28 августа Литвинов, находившийся в Берлине (Там же. С. 498–501). 30 августа ПБ признало ошибочными эти выступления НКИД «без предварительной постановки вопроса в Политбюро» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 10. Л. 177). После письма Сталина от 30 августа (документ № 35), ПБ 3 сентября поручило НКИД изучить ситуацию (документ Mg 38). После письма Сталина от 7 сентября (документ N° 48) 10 сентября 1931 г. ПБ поручило НКИД предоставить к 16 сентября «серьезный обстоятельный доклад в письменной форме по вопросу о том, насколько серьезны намерения Польши в переговорах о заключении с нами пакта о ненападении, в связи с об—

i i

114 i

щим положением в Польше и с группировками в правительственных и общественных кругах» (Там же. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 1). 20 сентября, заслушав руководителей НКИД, ПБ отвергло «установку т. Литвинова, изложенную им в записке от 15. IX с. г. в Политбюро ЦК по поводу Польши», и, «исходя из прежних решений Политбюро о необходимости добиваться заключения пакта о ненападении с Польшей», предложило НКИД в двухдекадный срок представить свои предложения о необходимых мероприятиях (Там же. Л. 9). После длительных переговоров договор о ненападении между СССР и Польшей был подписан 25 июля 1932 г. См. также документы N° 35, 38, 40, 43, 45, 48, 55, 64.

2 20 сентября 1931 г. ПБ оставило в силе заказ трубчатки в США «ввиду того, что его расторжение повлечет за собой значительную уплату неустойки» (Там же. Л. 11).

3 15 сентября 1931 г. ПБ рассмотрело вопрос о заметке в газете «Известия» от 9 сентября «Импортный металл разбазаривается». В принятом решении заместителю председателя ЦКК Ройзенману было поручено расследовать дело о засылке не по адресу и неправильном использовании высококачественного импортного металла, выписанного для строительства Челябинского тракторного завода, найти виновных для предания их суду, доложить о результатах ПБ не позже 20 сентября. «Правде» было поручено опубликовать передовую статью о безобразном отношении к импортному металлу и оборудованию (Там же. Оп. 3. Д. 848. Л. 7). 20 сентября ПБ заслушало сообщение Ройзенмана. В принятом решении подробно излагались обстоятельства дела. ПБ приняло к сведению сообшение Ройзенмана, что все материалы по данному делу «переданы Прокурору Республики для привлечения виновных лиц к строгой ответственности» (Там же. Д. 849. Л. 9–10). См. также документы № 59, 64.

4 В протоколе заседания CT решение от 20 сентября 1931 г. по поводу статьи Н.Н.Попова, о котором пишет Каганович, отсутствует. 21 сентября CT опросом принял решение о предоставлении Попову отпуска с 20 сентября по 1 ноября 1931 г. 21 сентября ПБ согласилось с решением CT (Там же. Ф. 17. Оп. 114. Д. 260. Л. 14; Оп. 3. Д. 850. Л. 7).

5 См. документы № 7, 23, 27, 35.

6 См. документы № 66, 67, 77, 78, 82, 84, примечание 1 к документу № 79.

№74

Каганович, Молотов — Сталину 22 сентября 1931 г.

С. секретно. Шифровка.

!; Отправлена из Москвы 22/IX — 31 г. в 20 час. 50 мин.

| Поступила на расшифрование 22/IX — 31 г. в 22 ч. 45 м.

\ Немедленно.

\ Тов. Сталину.

I Положение с японским выступлением все еще не ясно.

| 1) Позиции держав пассивны за исключением Америки, которая пока, по

сведениям прессы, собирается выступить, считая японское выступление нарушающим не пакт Келлога1, а решения Вашингтонской конференции 1921 года2.

2) Китайцы поставили вопрос в Лиге Наций, которая будет на днях рассматривать вопрос.

3) Японская пресса подготовляет дальнейшее движение войск на север под предлогом защиты яп[онских] граждан.

4) ПБ поручило Литвинову вызвать японского посла для получения информации и разъяснений о событиях в Маньчжурии и, в частности, о действиях, задевающих и могущих задеть интересы КВЖД3.

115

Просим сообщить Ваши соображения о наших возможных дальнейших шагах и об указаниях для печати4. № 1327/ш. Каганович, Молотов. 22/IX-31 г. 23 ч. 45 м.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 76. Подлинник. Машинопись.

1 Пакт Келлога об отказе от войны как орудия национальной политики был подписан в Париже 27 августа 1928 г. 15 государствами, в том числе Японией.

2 Вашингтонская конференция по ограничению морских вооружений, тихоокеанским и дальневосточным вопросам проходила с 12 ноября 1921 г. по 6 февраля 1922 г. На конференции были подписаны договора о флотах, об отказе Японии от «исключительного» положения в Китае и т.д.

3 Запись беседы Литвинова с послом Японии в СССР Хирота от 22 сентября 1931 г. см. ДВП. Т. XIV. С. 531–533.

4 См. документ № 75.

№75

Сталин — Кагановичу, Молотову 23 сентября [1931 г.]

Кагановичу. Молотову.

1) Вероятнее всего, что интервенция Японии проводится по уговору со всеми или некоторыми великими державами на базе расширения и закрепления сфер влияния в Китае.

2) Не исключено, но мало вероятно, чтобы Америка подняла серьезную бучу в защиту Чансуеляна1 против Японии, ибо при нынешнем положении она может обеспечить себе «свою долю» в Китае и без конфликта с Японией, даже с согласия самих китайцев.

3) Не исключено, и даже вероятно, что японцы имеют согласие на интервенцию со стороны некоторых влиятельных милитаристских групп Китая, вроде группы Фына2 или Енсишана3 или старомукденцев типа Чандзосяна4, или всех этих групп вместе.

4) Наше военное вмешательство, конечно, исключено, дипломатическое же вмешательство сейчас не целесообразно, так как оно может лишь объединить империалистов, тогда как нам выгодно, чтобы они рассорились.

5) Запросить японцев, чтобы они держали нас в курсе событий, конечно, следует, но одновременно нужно запросить китайцев, хотя бы через Харбин.

6) В печати надо вести себя так, чтобы не было никаких сомнений в том, что мы всей душой против интервенции. Пусть «Правда» ругает вовсю японских оккупантов, Лигу Наций как орудие войны, а не мира, пакт Келлога как орудие оправдания оккупации, Америку как сторонницу дележа Китая. Пусть кричит «Правда» вовсю, что империалистические пацифисты Европы, Америки и Азии делят и порабощают Китай. «Известия» должны вести ту же линию, но в умеренном и архиосторожном тоне. Умеренный тон для «Известий» абсолютно необходим.

7) Следовало бы особо навострить коминтерновскую печать и вообще Коминтерн.

116

8) Этого будет пока достаточно5.

Сталин.

№ 49, 50.

23/IX.

1. 40.6

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 76, 76 об. Автограф.

1 Чжан Сюэлян.

2 Фэн Юйсян.

3 Янь Сишань.

4 Вероятно, имеется в виду Чжан Цзолинь.

5 См. документ N° 74.

6 Номер, время и дата вписаны секретарем.

76

Сталин — Кагановичу 24 сентября 1931 г.

Здравствуйте, т. Каганович! Письмо получил.

1) Вы правы, что импортные статьи придется пересмотреть и сократить. Это неизбежно по многим причинам (в том числе ввиду финансового кризиса в Англии, Германии и т.д.)1.

2) Говорят, что площадь на Арбате (где раньше была церковь, перед Кино) еще не покрыта брусчаткой (или асфальтом). Это позор! Одна из самых бойких площадей и вся в дырах! Нажмите и заставьте покончить с площадью.

Здоровье у меня определенно улучшается.

Ну, пока все. Жму руку. И.Сталин.

24/ГХ-31.

P. S. В начале октября буду в Москве. И. Ст.

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 38. Автограф.

1 Аналогичное письмо в тот же день Сталин послал Молотову (Письма И.В.Сталина В.М.Молотову. 1925–1936 гт. М., 1995. С. 238). Вопрос об экономии валюты и сокращении импортных статей несколько раз рассматривался ПБ осенью 1931 г. 10 октября ПБ запретило использовать средства, полученные от экономии по импортным контингентам, на дополнительные закупки (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 25). 25 октября ПБ рассмотрело вопрос о контингентах ВСНХ по импортному оборудованию. «Ввиду в корне изменившейся обстановки для внешней торговли, — говорилось в принятом постановлении, — считать абсолютно необходимым пересмотр дополнительных постановлений Политбюро, СТО и СНК о ввозе под углом зрения максимального сокращения импорта». Комиссии в составе: Рудзутак, Орджоникидзе, Розенгольц, Пятаков и Куйбышев в двухдневный срок поручалось выделить те объекты заказов и контингенты, «которые являются абсолютно необходимыми». В тот же день ПБ рассмотрело вопрос «об измышлениях заграничной печати» о неплатежеспособности СССР. Официальное опровержение таких сообщений было признано нецелесообразным. Однако «Известиям» поручалось напечатать статью против слухов о неплатежеспособности (Там же. Л. 33). 1 ноября 1931 г. ПБ рассмотрело предложения комиссии Рудзутака о выделении приоритетных заказов. Была установлена сумма заказов на импортное оборудование в IV квартале в 30 млн руб. В связи с этим ВСНХ было поручено «дать немедленно директиву своим органам за границей о том, чтобы пересмотреть уже раз—

117

мещенные, но не подтвержденные заказы, аннулируя заказы для менее нужных объектов с тем, чтобы сосредоточить их на первостепенные заводы и строительства» (Там же. Л. 40). См. также документы 63, 64.

№77

Каганович, Молотов — Сталину 25 сентября 1931 г.

Сов. секретно.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 25.IX — 31 г. в 14–33 мин.

Поступила на расшифрование 25.IX — 31 г. в 17 час. 35 мин.

Вх. № 75/ш.

Тов. Сталину.

Сегодня на совещании членов Политбюро (Ворошилов, Каганович, Молотов, Рудзутак, Орджоникидзе, Киров, Андреев, Постышев) обсудили вопрос о положении НКПС. Все сошлись на том, что работа НКПСа неудовлетворительна. Признано необходимым сменить руководство, освободить Рухимовича, Квиринга, других сейчас не определили, но считаем, что придется освободить еще группу работников.

В качестве возможных кандидатов на пост наркома намечаются следующие товарищи: Андреев, Каганович Лазарь, Косиор Станислав.

Просим сообщить Ваше мнение1. HP 1332/ш.

Каганович, Молотов.

25.IX-31 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 78. Подлинник. Машинопись.

1 См. документы № 67, 78, 82, 84, 85, 88, 90.

78

Сталин, Калинин — Кагановичу, Молотову 25 сентября 1931 г.

Кагановичу, Молотову.

Мы всецело за кандидатуру Андреева, так как он знает транспорт и транспортников и больше других подходит к делу. Думаем, что окончательное решение вопроса следует вьшести в присутствии Рухимовича, которого придется вызвать из поездки. Хорошо было бы сделать Благонравова одним из замов .Андреева, совершенно освободив его от работы в ТОГПУ1. № 52.

Сталин, Калинин.

25ДХ-31 г.

20.102.

Ф. 558. On. И. Д. 76. Л. 78, 78 об. Текст автограф Сталина. Подписи автографы.

1 См. документы N° 77, 82, 84, 85, 88, 90.

2 Номер, дата и время вписаны секретарем.

118

79

Каганович — Сталину 26 сентября [1931 г.]

26/IX

Здравствуйте, т. Сталин.

1) Из нашей телеграммы1 Вы уже знаете, что вопрос об НКПСе мы уже обсуждали. Все сошлись на том, что это сделать нужно. Показал я товарищам только Вашу телеграмму, где Вы поставили вопрос в общем2. Приняли мы постановление, сообщенное Вам, единогласно. По выдвинутым кандидатурам Вы выбор сделали, к этому же собственно большею частью и склонялись члены ПБ3.

Сегодня вызвали Рухимовича и, как только он приедет, мы поставим вопрос официально4. Об общем постановлении о транспорте — Андреев считает его очень хорошим и нужным. Комиссия по редактированию в водной части вставила абзац о признании работы НКПС неудовлетворительной. Пока мы еще не оформили, я лично склоняюсь к тому, чтобы это постановление оформить, но я жду Вашего слова. Теперь после организационного решения оно уже будет полнокровным5.

2) По плану на IV кв[артал] мы приняли решение, пришлось снизить резерв с предполагавшихся 800 мил.[руб.] до 585 м[лн]. Прибавили НКЗему 70 мил. [руб.], ВСНХ 50 и т.д.6 Поручили мне и Молотову редактировать проект большого политизированного постановления СНК для опубликования по примеру прошлого квартала. У меня есть сомнение, нужно ли такое постановление. Очень прошу телеграфно лично мне сообщить Ваше мнение.

3) С хлебозаготовками, неважно дело, темпы падают. На ПБ предлагали собрать совещание секретарей крайкомов на 30-е сентября. Но это было бы торопливо: во 1-х, к этому совещанию надо подготовиться, во 2-х, так как это совещание, вероятно, затронет и другие вопросы деревни, я считал, что лучше подождать до Вашегсг приезда. ПБ так и приняло, отложили вопрос о совещании, но телеграммы об усилении хлебозаготовок крайкомам мы посылаем7.

4) Посылаем Вам сообщение о новом факте порки колхозников на Нижней Волге. Мне кажется, что этот факт большой политической важности.

5) Обсуждали мы сегодня на специальном заседании ПБ вопрос о хлебофуражном балансе и о товароснабжении. По обоим вопросам пришлось принять решение лишь в порядке направления.

О хлебофуражном балансе Госплан дал никуда негодные материалы. Установили мы общий фонд хлеба к распределению 1 м|лрд.| 450 мил., об остальном фонде решим месяца через \х1т~2, когда яснее станет картина. По вопросу о товароснабжении выяснилось, что хотя товаров мы имеем больше, чем в прошлом году, на снабжение и продажу поступает меньше, ибо огромная масса товаров уходит на специальные фонды и в государственные] органы (спецодежда и т.п.). Мы поручили СТО разработать ряд мероприятий и приняли Ваше предложение о комитете цен, о снижении цен в коммерческих магазинах и т.д.8

6) О Китае мы никаких особых постановлений не принимали, исходим из Вашей телеграммы. Прочтите, пожалуйста, в «Известиях» от 23-го стихотворение Демьяна Бедного, по-моему, там есть прямой выпад против нашей

119

политики, он говорит там об английских событиях, о китайско-японском конфликте и заканчивает «Всегда готовая к отпору, молчит загадочно Москва» и т.д. Оказывается, что Литвинов, который в ПБ требовал нашего активного вмешательства, дал визу на напечатание этого стихотворения Демьяна9.

7) Очень неприятное впечатление производит факт настаивания Секретариата ЦК Германской партии на принятии условия Зеверинга. Пятницкий рассказывал, что вообще имеются и другие факты в этом роде. Мы одобрили предложение коминтерновцев об отклонении предложения Секрет(ариата) ЦК КПГ. Не есть ли это какой-то признак более серьезных процессов в Германской партии10.

8) АМО открываем 1-го октября, хотя машины они начнут давать немного позже, но в октябре они должны дать солидное количество. Амовцы (Лихачев) все крутили, хотели еще оттягивать открытие, чтобы потом сразу с шиком начать давать полную программу, но мы надавили и заставили открыть 1-го октября11.

Ну на этом кончу. Очень рад, что подправили свое здоровье. Крепко жму руку. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 739. Л. 129–135. Автограф.

————————————— у

1 См. документ N° 77.

2 См. документ № 67.

3 См. документ № 78.

4 См. документы N° 82, 84.

5 Постановление комиссии ПБ о железнодорожном транспорте, утвержденное ПБ 5 октября 1931 г., касалось широкого круга вопросов: использование и ремонт паровозов и вагонов, организация погрузочно-разгрузочных работ, капитальное строительство и • техническое снабжение, заработная плата и продовольственное обеспечение железнодорожников. Отдельные разделы этого постановления предусматривалось издать в виде приказа НКПС. Работа НКПС в постановлении была признана «неудовлетворительной» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 852. Л. 1, 14–24). См. также документы № 45, 65, 66, 67, 73.

6 Постановление о народнохозяйственном плане на IV квартал бьшо принято ПБ 25 сентября 1931 г. (Там же. Д. 850. Л. 2–3).

7 См. документы № 80, 86.

8 26 сентября 1931 г. было созвано заседание ПБ, в повестке дня которого было два вопроса: о хлебофуражном балансе и товароснабжении и политике цен. Вопрос о хлебофуражном балансе был отложен. При этом ПБ установило общий фонд, подлежащий распределению, в размере 1450 млн пудов зерновых. При рассмотрении вопроса о товароснабжении ПБ приняло предложения Сталина: создать Комитет цен при СНК, снизить на 30% цены в коммерческих магазинах, установить твердые цены на печеный хлеб, разработать вопрос о выходе колхозов и совхозов, а также промышленных объединений на рынок (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 16; Оп. 3. Д. 851. Л. 1). См. также документы N° 1, 3, 7, И, 12, 13, 18, 22, 23, 26, 36, 64.

9 См. документ № 82.

10 25 сентября 1931 г. ПБ постановило: «Принять следующее предложение русской делегации в ИККИ: «Заслушав телеграмму Секретариата ЦК компартии Германии с предложением о том, чтобы издательство ком[мунистических] газет в целях возобновления выхода 14 партийных газет приняло условия Зеверинга об опубликовании издательством заявления с выражением сожаления по поводу опубликования ЦК КПГ манифеста к английским матросам и содержащего обязательство впредь не нарушать германских законов, Политкомиссия постановляет это предложение Секретариата ЦК КПГ — отклонить» (Там же. Оп. 162. Д. 11. Л. 12).

11 См. документ N° 83.

120

80

Сталин — Кагановичу, Молотову 26 сентября 1931 г.

Кагановичу. Молотову.

1) Следовало бы созвать пленум ЦК не позже конца октября и обсудить на нем примерно следующие вопросы: а) отчетный доклад НКПС об исполнении постановления ЦК и СНК о желдортранспорте; б) отчетный доклад НКСнаба и Центросоюза об исполнении постановления ЦК и СНК о развертывании советской торговли и улучшении снабжения рабочих; в) сообщение секретарей республиканских и краевых парторганизаций о ходе хлебозаготовок и мерах улучшения последних. Желательны содоклады РКИ-ЦКК по первым двум вопросам1.

2) Протестую против помещения в газете «За индустриализацию» от 20 сентября передовицы, неправильно трактующей о причинах прорыва в промышленности в феврале — марте этого года. Передовица не единым словом не упоминает о том, что одной из главных причин прорыва в промышленности было дезорганизованное состояние транспорта. Нельзя допускать это недопустимое извращение партийной точки зрения. Предлагаю привлечь редакцию к ответу и заставить ее исправить эту ошибку в новой статье, а ВСНХ предложить следить за своей газетой2. № 53/ш.

Сталин. 26/IX.31 г. 16. ЗО.з

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 79, 80. Автограф.

1 30 сентября 1931 г. ПБ утвердило эти предложения Сталина'о пленуме ЦК (РГАСПИ. Ф. 17. «On. 3. Д. 851. Л. 6). '

2 28 сентября 1931 г. опросом членов ПБ было принято решение о передовице в газете «За индустриализацию» по телеграмме Сталина: «а) Считать, что передовица в газете «За индустриализацию» от 20.ГХ. недопустимо извращает партийную точку зрения, неправильно трактуя о причинах прорыва в промышленности в феврале-марте этого года и ни единым словом не упоминая о том, что одной из главных причин прорыва в промышленности было дезорганизованное состояние транспорта, б) Предложить т. Богушевскому написать новую передовую статью, представив ее на просмотр т. Орджоникидзе» (Там же. Д. 851. Л. 9).

3 Номер, дата и время вписаны секретарем.

81

Сталин — Кагановичу, Молотову, Ворошилову 27 сентября 1931 г.

Кагановичу. Молотову. Ворошилову. Шумиха и треск в нашей печати по поводу маневров наших войск приносят нам вред. Нельзя ли их прекратить немедля? Непонятно, откуда только

121

берется у большевиков мещанское стремление к шумихе и показному блеску. №54.

Сталин.

27/IX.31 г.1

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 81. Автограф. 1 Номер и дата вписаны секретарем.

82

Сталин — Кагановичу

29 сентября 1931 г.

Здравствуйте, т. Каганович! Письмо Ваше получил.

1) Прошу не связывать с моим возвращением в Москву судьбу постановления ЦК об НКПС. Главное — снятие Рухимовича и К0 с работы в НКПС, а это дело уже предрешено. Остальное несущественно, или не так важно.

Кстати. Хорошо было бы снять также Полюдова (начальник Белорусской жел[езной] дороги). Это не работник, а жулик, антипартиец, подхалим, невежда и лентяй. Он загубит важнейшую в военном отношении дорогу, если не заменим другим работником1.

2) Стихотворение Демьяна не читал и не собираюсь читать, так как уверен, что не стоит читать. Тоже фрукт: лезет в политику, а вихляет более всего именно в политике. Уверен, что он мог написать глупость про «Москву», — у него хватит на это наглости. Следовало бы привлечь к ответу, во-первых, редактора «Известий», во-вторых, Демьяна (и Литвинова). Почему бы в самом деле не привлечь их к ответу?2

Ну, пока. Привет! 29/IX-31 И.Сталин

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 40. Автограф.

1 См. документы № 67, 77, 78, 79, 84, 85, 90.

2 См. документ № 79. 5 октября 1931 г. Секретариат ЦК принял решение, в котором главному редактору «Известий» И.М.Гронскому было указано, что он сделал ошибку, опубликовав стихотворение, «ложно характеризующее позицию советского правительства в маньчжурских событиях», Демьяну Бедному — на «неправильность и политическую ошибочность» стихотворения, Литвинов получил замечание за то, что дал визу на публикацию стихотворения (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 264. Л. 11). Подробнее см. введение к разделу.

83

Сталин — Кагановичу

30 сентября 1931 г.

Шифром.

Москва. ЦК ВКП(б). Т. Кагановичу. Против текстов возражений нет. Вношу поправку в приветствие АМО: Слово «пламенный» заменить словом «горячий» большевистский привет1. Сталин.

122

№56. 30/IX 21–15

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 83. Автограф С.Чечулина.

1 28 сентября 1931 г. ПБ приняло решение послать приветствия к открытию АМО и Харьковского тракторного завода (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 851. Л. 9). Приветствие рабочим и административно-техническому персоналу московского автомобильного завода в связи с его вступлением в строй было опубликовано в газетах 1 октября 1931 г. Последняя фраза приветствия формулировалась так: «Горячий большевистский привет всем строителям первого в СССР автогиганта — завода «АМО».

84

Каганович, Молотов — Сталину 1 октября 1931 г.

Сов. секретно.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 1.Х — 31 г. в 0 час. 12 мин.

Поступила на расшифрование 1.Х — 31 г. в 7 час. 50 мин.

Вх. № 81/ш.

Тов. Сталину.

1) Сегодня в присутствии Рухимовича оформили его освобождение и утвердили Андреева и Благонравова.

Просим сообщить, оформлять ли сейчас же в советском порядке.

2) Андреев проектирует следующие изменения в составе замов и коллегии. Замами: Миронова (первым), Благонравова, Межлаука Валерия (Орджоникидзе возражает решительно), Шушкова, Булата. Освободить: Квиринга, Постникова (с посылкой его на дорогу), Синева, КсанДрова, Горового. Взять в коллегию Иванова Константина из Закавказья, Жукова из Казанской дороги или Левченко, Левитина из Наркомснаба (Микоян решительно возражает), Калашникова из РКИ1. Нр 1376.

Каганович, Молотов. 1.Х-31 г. 9 час. 05 мин.

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 85. Подлинник. Машинопись.

1 См. документ № 85.

85

Сталин — Кагановичу, Молотову, Орджоникидзе 1 октября 1931 г.

Кагановичу, Молотову, Орджоникидзе. 1. Решительно возражаю против назначения Рухимовича предом Госплана или замом ВСНХ. Если можете подождать недельку, отложите вопрос. Лучше бы дать ему хозработу вне Москвы1.

123

2. Андреев видимо хочет собрать в НКПС всех северокавказцев. Едва ли это целесообразно. Калашникова можно отдать Андрееву. Жукова тоже. На счет Межлаука надо подумать. Положение Благонравова надо определить четко в качестве первого или второго зама, в противном случае нечего снимать его с ТОГПУ. Постникова можно поставить на Белорусскую дорогу, сняв оттуда Полюдова, который негоден для работы в НКПС. Квиринга можно послать на крайплан на Северный Кавказ2.

в) Назначение Андреева и снятие Рухимовича можно оформить немедля. Хорошо бы одновременно наметить наркома РКИ и преда ЦКК. Думаю, что Рудзутак подошел бы на это дело3. № 57.

Сталин.

11–20

1/Х.31 г.»

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 85, 85 об. Автограф.

1 См. документы № 86, 89.

2 См. документы № 84, 90.

3 Решение ПБ об освобождении Рухимовича от обязанностей наркома путей сообщения и назначении на этот пост Андреева было оформлено 30 сентября 1930 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 851. Л. 3). 5 октября 1931 г. ПБ согласилось с предложением президиума ЦКК об утверждении Рудзутака наркомом РКИ «СССР и выборах его председателем ЦКК (Там же. Д. 852. Л. 3). См. также документы № 66, 67, 73, 77, 78, 79, 82, 84, 86, 88, 89.

4 Номер, время и дата вписаны секретарем. Шифровка отправлена из Сочи I октября в

14 час. 52 мин. (Там же. Л. 84).

86

Каганович — Сталину 1 октября [1931 г.]

1/Х

Здравствуйте, Дорогой т. Сталин!

1). Вчера послал Вам телеграмму о работе Рухимовича. Я считаю неправильным предложение Молотова о назначении его предом в Госплан. Это будет не боевой Госплан, а гнилой. Когда мы беседовали с Рухимовичем, он опять повторял свое, что дело в материалах, в снабжении транспорта, а не в недостатках работы, что работников транспорта дезорганизует то, что им дают невыполнимый план в 60 т. вагонов. Это и есть тот самый меныиевиствующий скептицизм, о котором вы правильно писали. После этого назначать его в Госплан просто смешно. Куда можно его, я не придумал сейчас, подходит ли предложение ВСНХ, тоже затрудняюсь сказать — сомневаюсь. Во всяком случае, ждем Вашего слова1.

2). Решили мы о пленуме, как вы предложили, никакого совещания о хлебозаготовках собирать уже не будем, решения о транспорте не оформляем, вероятно часть подойдет для пленума, часть просто приказом НКПС. Когда приедете, посоветуемся2.

3). О Германии. Было предложение послать Розенгольца и Вейцера в Берлин для переговоров о нашем экспорте, но мы пока ограничились вызовом Хинчука и Бессонова для сообщения, с тем чтобы потом послать Вейцера. Мне кажется, что Розенгольца вряд ли целесообразно сейчас послать3.

124

4). Плохо дело с уборкой овощей, в особенности картофеля. Нажимаем на это дело, приняли специальное постановление4.

5). Был спор по вопросу о ценах на продукты, продаваемые колхозниками в магазинах, открываемых ими. Яковлев считал, что надо разрешить части этих магазинов продавать по повышенным (наподобие коммерческих магазинов) ценам, но мы приняли, что по кооперативным ценам5.

До свидания.

Жму руку. Ваш Л.Каганович.

Привет т. Калинину.

P. S.

1). Только что получил Вашу телеграмму о работе Рухимовича, целиком с ней согласен, вопрос отложим до Вашего приезда6.

2). О коллегии НКПС Ваше указание правильно, завтра сойдемся и поговорим еще раз7.

3). О председателе ЦКК. Тут т. Молотовым и др. предлагалась кандидатура Постышева, но я думаю, что этого делать не следует. Рудзутака можно посадить, он подойдет. Завтра и об этом поговорим и оформим либо до 5-го, либо 5-го8. Привет. Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 739. Л. 136–140. Автограф.

1 См. документы № 67, 85, 89.

2 См. документы № 79, 80.

3 См. документы № 90, 91.

4 Постановление о ходе уборки овощей и овощезаготовок было принято ПБ 30 сентября

1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 851. Л. 7).

5 30 сентября 1931 г. ПБ установило, что колхозы и совхозы торгуют овощами в своих магазинах по тем ценам, по которым торгуют кооперация и госторговля в данной местности (Там же).

6 См. документы N° 85, 89.

7 См. документ №' 85.

8 См. документ № 85.

87

Каганович — Сталину

2 октября 1931 г.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 2.Х — 31 г. в 21 час. 09 мин.

Поступила на расшифрование 2.Х — 31 г. в 23 час. 30 мин.

Вх. № 85.

Тов. Сталину.

При обсуждении вопроса о первом заме НКПС были выдвинуты в качестве первого зама новые кандидатуры: Косиора Иосифа (Орджоникидзе решительно возражает против взятия Косиора из ВСНХ), Любимова, Эйхе. Прошу Вас сообщить свое окончательное мнение1. HP 1383.

Каганович.

З.Х-31 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 86. Подлинник. Машинопись.

1 См. документы № 84, 85, 88, 90.

2 Дата расшифровки.

125

88

Сталин — Кагановичу 3 октября [1931 г.]

Кагановичу.

1. Ни первым, ни вторым замом НКПС не может быть человек, не знакомый с транспортом и транспортниками. Ни Косиор или Любимов, ни Эйхе не подходят для этого дела. Первым замом предлагаю Благонравова или Миронова. Это наиболее подходящие кандидатуры. Нам нужны не фигуры, а деловые кандидатуры1.

2. Насчет Рудзутака я уже сообщал, что для работы в ЦКК в качестве преда он подходит2.

Сталин. № 58 3/ХЗ

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 86, 86 об. Автограф.

1 См. документы № 84, 85, 87, 90.

2 См. документы № 85, 86. J

3 Номер и дата вписаны секретарем.

89

Сталин — Кагановичу 4 октября 1931 г.

Здравствуйте, т. Каганович! Письмо получил.

1) Я был поражен предложением т. Молотова насчет назначения т. Рухимовича предом Госплана — следовательно — замом пред. СНК. За то, что Рухимович провалился в НКПС и вел (ведет и теперь!) гнуснейшую агитацию против практической линии ЦК (вопрос о темпах и т.п.), его делают замом пред СНК, его повышают! Что за чепуха!? Разве можно так воспитывать кадры? Нечего говорить — хорошее «воспитание».

Тоже самое нужно сказать о предложении Серго насчет замства Рухимовича в ВСНХ. Эти люди не понимают, что Рухимович есть Фрумкин № 21. с той однако разницей, что Рухимович опаснее, так как он, к сожалению, член ЦК. Я об этом написал уже Серго.

Рухимовича надо снизить и послать на внемосковскую работу по линии ВСНХ2. Тогда все поймут, что ЦК не шутит и не болтает зря о генеральной линии. Поймут и подтянутся.

2) Читал вашу телеграмму насчет состава коллегии НКПС. Вышло, кажется, недурно. Я бы сделал еще шаг вперед и сильнее разбавил бы коллегию чекистами. Без чекистов и еркаистов* НКПС не может встать на ноги на данной стадии. Но об этом поговорим в Москве. Хорошо и то, что Благонравов стал вторым замом3.

* Имеются в виду сотрудники НК РКИ.

126

3) Постышева ни в коем случае нельзя отдавать в СНК. Он нужнее и ценнее в секретариате ЦК, чем в СНК. Мне кажется, что Молотов не изучил еще, как следует Постышева4.

Ну всего. Привет. До скорого свидания.

И. Сталин

4/Х-31

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 42–43. Автограф.

1 Заместитель наркома финансов М.И.Фрумкин 15 июня и 5 ноября 1928 г. направил в ПБ письма, в которых критиковал политику чрезвычайных хлебозаготовок, ставшую началом отхода от нэпа (письма Фрумкина опубликованы: Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927–1939. Т. 1. 1927–1929. Под ред. В. Данилова и др. М., 1999. С. 290–295, 443–459). Сталин ответил Фрумкину письмом, в котором обвинил его в защите кулачества (Сталин И.В. Сочинения. Т. 11. М., 1949. С. 116–126).

2 12 октября 1931 г. ПБ утвердило МЛ.Рухимовича управляющим объединения «Кузбассуголь» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 854. Л. 7). См. также документы № 85, 86.

3 См. документы N° 84, 90. 13 октября 1931 г., после возвращения Сталина в Москву, ПБ приняло решение об откомандировании работников на транспорт. Новым заместителем наркома путей сообщения (начальником Главной инспекции НКПС) был назначен В.А.Кишкин, которого лишь 30 сентября утвердили в должности начальника транспортного отдела ОГПУ вместо Г.И.Благонравова. В распоряжение НКПС для руководящей работы предписывалось командировать 15 начальников дорожных отделов ГПУ, 12 дорожных парторгов, не менее 50 районных работников транспортного ГПУ и не менее 50 районных секретарей-парторгов, 50 работников железнодорожных профсоюзов (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 854. Л. 7.).

4 См. документ № 86.

90

Каганович — Сталину 5 октября 1931 г.

г

Шифровка.

Отправлена 5.Х — 31 г. в 0 час. 09 мин. Поступила на расшифрование 5.Х — 31 г. в 8 час. 20 мин.

Тов. Сталину.

1) О коллегии Наркомпути приняли следующие решения: Миронова — первым замом, Благонравова — вторым, замами — Шушкова и Булата; членами коллегии — Калашникова, Розенталя, Жукова, Иванова Констант., Севрюгина, Русанова, Билика, Фрумкина, Оноцкого, Павлова. Кроме того, постановили: освободить от работы в Наркомпути Квиринга и Горового, освободить Полюдова от должности директора Белорусско-Балтийской ж. д., назначить Постникова директором этой дороги, Поздеева директором Казанской дороги, Синева директором Закавказской дороги, Руцкого откомандировать в ВСНХ, направить для работы в Наркомпуть Неймана и Уралова1.

2) Сообщаю некоторые данные о хозяйстве за сентябрь. Точных цифр роста за сентябрь продукции промышленности ВСНХ еще нет, предполагают, что рост по сравнению с августом выразится 9–10%. Продукция промышленности Наркомснаба дает рост в сентябре против августа 14%. Заготовка зерновых с гарнцем составила за сентябрь 306 миллионов пудов при плане в 450 миллионов пудов (в прошлом году за сентябрь было 289 миллио—

127

нов). С начала кампании на 1-ое октября заготовлено всего 681 миллион пудов (в прошлом году на 1-ое октября было 492 миллиона). Озимых посеяно на 1-ое октября 29,6 миллиона га, т.е. 69% плана. Под зябь вспахано 13,2 миллиона га, т.е. 31% плана.

3) Завтра в Политбюро опять подымется вопрос о посылке Розенгольца в Германию. Прошу сообщить Ваше мнение — целесообразно ли это или ограничиться пока Вейцером?2 Привет.

Каганович.

5.Х.31 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 76. Л. 88 об. Подлинник. Машинопись.

1 Это решение ПБ приняло 2 октября 1931 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 852. Л. 7). См. также документы 84, 85, 89.

2 См. документы № 86, 91.

91

Сталин — Кагановичу 5 октября 1931 г.

Кагановичу. Посылать Розенгольца в Берлин ни в коем случае не следует. Время не подходящее, и получится большой минус для нас1. № 60. Сталин. 5/Х.31 г. 11. 30.2

Ф. 558. On. 11. Д. 76. Л. 88. Автограф.

1 См. документы № 86, 90. 10 октября 1931 г. ПБ предрешило поездку в Германию Ю.Л.Пятакова и И.Я.Вейцера (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 24).

2 Номер, дата и время вписаны секретарем.

1932 год

1 июня 1932 г. Политбюро приняло решение о предоставлении Сталину отпуска на полтора месяца1. Однако, как следует из журнала регистрации посетителей кремлевского кабинета Сталина, он не принимал никого с 29 мая по 27 августа 1932 г., т.е. отсутствовал в Москве почти три месяца2. Это был один из самых длительных отпусков вождя, который начался к тому же на два месяца раньше, чем отпуски в предыдущие годы. Причины столь длительного отдыха на юге заключались, судя по всему, в болезненном состоянии Сталина. Слухи о серьезной болезни Сталина распространялись в зарубежной прессе еще весной. 3 апреля «Правда» сообщила, что Сталин предпринял беспрецедентный шаг и проинформировал корреспондента «Ассошиэйтед Пресс» в Москве о своем хорошем самочувствии. 13 апреля он позволил американскому журналисту фотографировать себя3. Однако проблемы со здоровьем у Сталина действительно существовали. Об этом говорится в публикуемых письмах. 1932 г. вообще был одним из самых сложных в его личной и политической судьбе.

В течение предшествующих сталинскому отпуску зимы и весны в стране усиливался всеобъемлющий кризис, проявлениями которого были распространение голода, падение промышленного производства, разрушение финансовой системы и резкий рост инфляции. Все это происходило на фоне осложнения международной обстановки и наращивания военных расходов. Осторожное отношение Сталина к японской агрессии, которое прочитывается в письмах как за 1931 г., так и за 1932 г., было делом тактики, но не принципа. На сессии ЦИК в декабре 1931 г. Молотов говорил в сильных выражениях о «растущей опасности военной интервенции против СССР». Хотя в закулисных дипломатических играх советские власти надеялись заставить Японию подписать пакт о ненападении, пугая ее перспективой сближения с Китаем (см. документ № 140), Сталин полностью осознавал значение японской угрозы. Советский Союз предпринимал срочные меры для усиления дальневосточных границ4.

В связи с ситуацией на Дальнем Востоке Сталин активно искал контакты с США. Несмотря на тяжелый внешнеторговый кризис, он ратовал за расширение сотрудничества с американскими предпринимателями, тесно увязывая его с необходимостью решения политических задач (см. документ № 107). Одно из писем за июнь 1932 г. (документ № 117) кратко суммировало сталинские расчеты по поводу отношений с США. Он предполагал, что ослабление влияния США в связи с усилением позиций Франции и Японии заставит американцев «искать контакты с СССР».

1 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 156.

2 Исторический архив. 1995. № 2. С. 145–146.

3 Abbй J.E. 1 Photograph Russia. 1934.

4 Davies R.W. Crisis and Progress in the Soviet Economy, 1931–1933. London, Basingstoke,

1996. P. 169, 171–173.

5–10

129

В самих Соединенных Штатах продолжавшаяся мировая экономическая депрессия способствовала заинтересованности многих предпринимателей в увеличении экспорта в СССР. Однако политический климат в США был менее благоприятным. Президент Г.Гувер, находившийся у власти с 1929 по 1932 г., и государственный секретарь в его правительстве Г.Стимсон выступали как противники большевизма и дипломатического признания СССР. Правда, в закулисных маневрах Гувер и Стимсон проявляли большую гибкость. Еще в 1929 г. Гувер, судя по всему, не отвергал прагматическиэкономические подходы к проблеме признания СССР5. По свидетельству биографа Гувера, в частных беседах он намекал на возможность признания СССР, хотя в 1931 г. они со Стимсоном отступили от этой позиции6.

Однако в июне 1932 г. в Москву прибыл и провел в СССР шесть недель известный американский банкир В.Ланкастер. Обсуждение его визита заняло значительное место в публикуемой переписке Сталина и Кагановича. Ланкастер был директором Нэшнл Сити Бэнк оф Нью-Йорк — держателя значительной части долговых бумаг царского правительства, по которым отказались платить большевики. Долгое время этот банк являлся одним из источников враждебного отношения к идее признания СССР. Но в 1932 г., после консультаций в Государственном департаменте, у банка, видимо, появились серьезные надежды получить часть своих денег, увязывая этот вопрос с соглашением о признании. Согласно информации, представленной Сталину, Ланкастер на первой встрече с советскими представителями В.И.Межлауком и Г.И.Андрейчиным проинформировал их, что перед отъездом в Москву он встречался со своим старым другом Стимсоном. Стимсон (вопреки своей публичной позиции) неофициально посоветовал Ланкастеру сообщить в Москве, что если советское правительство в какой-либо форме поднимет вопрос о возобновлении дипломатических отношений с США, это не встретит «грубый отказ». Ланкастер заявил советским представителям, что после президентских выборов подобные шаги со стороны СССР будут восприняты благоприятно, если он откажется от коммунистической пропаганды и выразит готовность обсуждать урегулирование проблемы долгов7. Это заявление свидетельствовало, что признание станет в повестку дня даже в том случае, если на выборах победит Гувер.

Ход переговоров подробно обсуждался Сталиным и Кагановичем в ряде писем (см. документы № 104, 112, 117, 122, 126, 162, 166). Сталин воспринимал визит Ланкастера очень серьезно, как свидетельство новых американских подходов в отношении к СССР. 9 июня Сталин сформулировал предложения по урегулированию проблемы царских долгов, которые можно было сделать Ланкастеру в обмен на существенные кредиты или займы (документ № 112). Как показывает переписка, ход переговоров с Ланкастером внимательно отслеживался Сталиным. Однако поскольку Ланкастер получил инструкции соглашаться только на незначительный заем, Сталин отверг его предложения ] как неприемлемые (документ № 166). Переговоры вскоре прервались, и в 3 середине июля Ланкастер покинул СССР. Но всего через несколько недель в

5 Fausold M.L., ed. The Hoover Presidency: A Reappraisal. New York, 1974. P. 184.

6 Burner D. Herbert Hoover: A Public Life. New York, 1979. P. 297.

7 АП РФ. Ф. 3. On. 66. Д. 290. Л. 72–80. К сожалению, Ситигрупп, наследник Нэшнл Сити Бэнк, не располагает материалами о визите Ланкастера в Москву (информация Дж. Морриса).

ПП

Москву приехал американский предприниматель полковник Купер. Несмотря на то, что требование Купера о встрече со всем Политбюро во главе со Сталиным было отклонено, Сталин требовал вежливо и внимательно принять американца (документы № 225, 276). Двери для переговоров о признании и кредитах должны были оставаться приоткрытыми.

Несмотря на дипломатические усилия и связанные с ними надежды, советское руководство осознавало, что важнейшей гарантией безопасности является внутренняя стабильность. Поэтому усиление кризиса и распространение голода заставило предпринять наряду с репрессивными мерами также ряд непоследовательных «реформ», в частности, разрешить крестьянам и колхозам после выполнения государственных поставок продавать их продукцию по ценам, которые складывались на рынке. Эти и ряд других сопутствующих решений уже тогда многие называли «неонэпом», хотя советские руководители категорически отвергали эти параллели с нэпом 20-х годов.

Важно отметить, что в значительной переписке Сталина и Кагановича за 1932 г. проблема колхозного рынка почти не затрагивается. Историки уже отмечали, что майские реформы 1932 г. в советских публикациях никогда не ассоциировались со Сталиным; письма вновь позволяют предположить, что Сталин не возлагал на эти реформы особых надежд. Он упоминал базары и рынки только в контексте необходимости борьбы со «спекулянтами и перекупщиками» (см. документ № 207). Соответственно, Сталин не проявил интереса к планам введения своеобразного «неонэпа» в промышленности — разрешения предприятиям самостоятельно продавать на рынке свою сверхплановую продукцию (документ № 146). Единственное позитивное упоминание экономических реформ в письмах связано с Монголией, где восстание против властей заставило отказаться от предшествующей политики, заклеймив ее как «левацкую». Политбюро осудило сплошную коллективизацию и подавление частной торговли в этой менее развитой стране8. Сталин, касаясь этого предмета, воздерживался от комментариев и просто поддержал «коренную перемену курса» (см. документ № 93).

Любимым сталинским рецептом поощрения инициативы крестьян было увеличение снабжения деревни товарами широкого потребления. Его роль в этой кампании широко пропагандировалась в прессе того времени. Увеличение потоков ширпотреба предполагалось как за счет увеличения производства, так и сокращения «нерыночного снабжения» (фондов, выделяемых государственным организациям). 15 февраля 1932 г. Политбюро для руководства этой кампанией организовало комиссию под председательством Сталина, которая получила известность как «комиссия товарища Сталина». Комиссии поручалось проверить фактическое распределение ресурсов между так называемым «рыночным фондом» (товары, продаваемые частным потребителям по государственным ценам) и государственными потребителями товаров широкого потребления в 1931 г. и наметить такой план их распределения на 1932 г., чтобы доля свободного рынка составила не менее 80% валовой продукции этих товаров9. Комиссия действительно приняла несколько не очень эффективных решений, и 1 апреля 1932 г. Политбюро решило, что ее задачи выполнены10.

8 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 133 (решение от 16 мая).

9 Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 872. Л. 6.

10 Там же. Д. 878. Л. 4.

5*

131

Однако 8 мая Политбюро организовало еще одну комиссию для проверки директив о ширпотребе11. Интерес Сталина к такому решению проблемы «смычки между городом и деревней» оставался неизменным. В мае-августе он неоднократно возвращался к этому вопросу в своих письмах, получая от Кагановича длинные, обстоятельные ответы. Сталин требовал увеличить направление в деревню товаров широкого потребления, и даже когда в июле и августе были приняты решения о существенном сокращении капиталовложений в промышленность, он настаивал, что вложения в легкую и пищевую индустрию не должны уменьшаться (документы № 207, 213). Требования Сталина в этом вопросе были частично реализованы: доля товаров широкого потребления, отправленных в деревню в эти критические месяцы, действительно увеличилась. Однако эти усилия были сведены на нет низкой покупательной способностью деревни. Надежды использовать потоки ширпотреба для активизации государственных заготовок зерна по низким ценам оказались тщетными.

Таким же запоздалым и принятым под давлением обстоятельств было изменение политики капитальных вложений. Публикуемые письма показывают, как происходил этот поворот. 8 июня 1932 г. Политбюро приняло решение, что план капитальных вложений на июль-сентябрь не должен превышать уровень предыдущего квартала — 6,8 млрд руб.12 Однако через несколько дней, 17 июня, Политбюро увеличило эту цифру на 250 млн руб., 150 из них были предназначены НКТП13. Сталин отреагировал на это решение быстро, хотя и достаточно вяло, отметив в постскриптуме письма Кагановичу, что НКТП «дали много денег на 3 квартал[...] Они захлебываются от денег» (документ № 144). Несколько дней спустя, 24 июня, Сталин вернулся к этой теме и обратился со специальным письмом к Кагановичу, Молотову и Орджоникидзе, в котором указывал на опасность решения об увеличении капиталовложений (документ № 147). Однако 29 июня Сталин согласился не менять уже принятое постановление об увеличении вложений (документ № 165).

То, что первоначально выглядело как слабое намерение ограничить НКТП, вылилось в конце концов в общее сокращение капиталовложений и послужило началом поворота от сверхамбициозного к более сбалансированному планированию в целом. Благодаря переписке, мы теперь знаем, каким образом принималось это важнейшее решение. Народный комиссар финансов Г.Ф. Гринько предложил сократить план капиталовложений на июльсентябрь 1932 г. на 1,5 млрд. руб. Молотов и Каганович поддержали эту радикальную меру, во всяком случае, частично (документ № 203). Каганович послал запрос Сталину. 20 июля, более чем через месяц после решения об увеличении плана инвестиций, Сталин написал, что этот план капитальных вложений должен быть сокращен «минимум на 500–700 млн» (документ № 207). В результате было принято сокращение на 700 млн руб.

Но все эти меры не могли предотвратить нарастание кризиса, главным фактором которого было распространение голода. Урожай 1932 г. был хуже, чем плохой урожай 1931 г., но Сталин не хотел замечать этого. Он даже утверждал (в письме от 25 июля 1932 г.), что «виды выяснятся (уже выясни—

11 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 883. Л. 1.

12 Там же. Д. 887. Л. 9.

13 Там же. Д. 889. Л. 13.

132

лись!), как безусловно хорошие по СССР» (документ № 217). В июне, до начала сбора урожая, он предложил созвать совещание партийных и советских руководителей основных регионов для обсуждения вопроса хлебозаготовок. Совещание было проведено 28 июня. Молотов зачитал на нем письмо Сталина (документ № 133), одобренное Политбюро, в котором говорилось, что первые секретари партийных комитетов должны персонально отвечать за успех заготовок.

Особую тревогу Сталина, судя по письмам, вызывала ситуация на Украине. Еще 25 мая 1932 г., буквально накануне отбытия Сталина в отпуск, Политбюро решило немедленно послать на Украину комиссию во главе с Молотовым, которой поручалось принять все необходимые меры в связи с критическим положением сева в республике14. Уже в первых письмах своим соратникам с юга Сталин вновь вернулся к положению на Украине. По его требованию Каганович и Молотов в начале июля вновь выехали на Украину. Однако положение там быстро ухудшалось, и 11 августа в письме Кагановичу Сталин поставил вопрос резко — «мы можем потерять Украину» (документ № 248).

Первоначально Сталин, казалось, был готов на некоторые уступки украинцам. В письме от 25 июля он признавал, что положение в некоторых частях республики таково, что заготовительные планы должны быть сокращены, хотя по тактическим соображениям сообщать об этом до середины или конца августа не следует (документ № 217). 11 августа он изложил Кагановичу свое намерение «превратить Украину[...| в действительно образцовую республику» и «денег на это не жалеть» (документ № 248). Как обычно, особые надежды Сталин возлагал на кадровые перестановки, предложив сместить украинское руководство и назначить первым секретарем ЦК компартии Украины Кагановича (документ № 248). Каганович поддержал эту идею (документ № 263), однако по неизвестным пока причинам она не воплотилась в жизнь. Высшие украинские руководители остались на своих постах. Только в начале 1933 г. на Украину с чрезвычайными правами был направлен другой секретарь ЦК ВКП(б) — П.П. Постышев,, занявший пост второго секретаря ЦК компартии Украины.

В разгар уборки урожая 1932 г. Сталин утвердил решения, которые должны были способствовать улучшению агрокультурной ситуации. Начиная с 1928 г. предпринимались огромные усилия для максимального увеличения посевов, что отрицательно влияло на землеустройство, особенно на севооборот. 17 июля (документ № 204), в очередной раз подвергнув язвительной критике Наркомат земледелия, Сталин согласился, что политка безоглядного расширения посевов должна быть пересмотрена в пользу последовательных попыток увеличения паров. 17 августа (документ № 265) он признал важность введения (скорее, восстановления) севообротов во всех колхозах и совхозах. Но эти вполне разумные намерения появились слишком поздно для того, чтобы хоть как-то воздействовать на урожай 1932 г. и его катастрофические последствия.

Гораздо большее значение, чем эти меры, а также отправка на места разного рода эмиссаров и комиссий, для Сталина в условиях быстро растущего кризиса приобрело резкое ужесточение общей карательной политики. Одним из признаков этого было высказанное в письме от 20 июля (документ № 207)

14 РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 153.

133

предложение принять законы против краж на железнодорожном транспорте и в колхозах и против спекулянтов, которые вскоре воплотились в жизнь как печально известный закон от 7 августа 1932 г. о социалистической собственности, вводивший смертную казнь или минимум десять лет заключения за хищения государственной и колхозной собственности, и закон от 22 августа 1932 г. о борьбе со спекуляцией15. Письма помогают узнать важные обстоятельства принятия этих решений. Они свидетельствуют, например, о том, что постановление от 7 августа встретило в Политбюро определенное противодействие. К сожалению, в черновике письма Кагановича из семейного архива (документ № 232) пропущены фамилии тех членов Политбюро, которые высказывали претензии к закону, а среди подлинников в личном фонде Сталина это письмо не сохранилось (не исключено, что Каганович вообще не отправил его). Вполне возможно, что одним из перечисленных Кагановичем «сомневающихся» (тем, кто назван уехавшим из Москвы) был председатель ВУЦИК Г.И. Петровский. Он присутствовал на заседании Политбюро 1 августа, но не числился среди участников следующего заседания 8 августа16.

15 СЗ. 1932. Ст. 360, 375.

16 См. Сталинское Политбюро в 30-е годы. Сборник документов. М., 1995. С. 218.

92

Каганович — Сталину 2 июня [1932 г.]

2/V1

Здравствуйте, т. Сталин!

Вчера провели первое заседание Политбюро по составлению повестки. Пришлось разрешить ряд накопившихся вопросов по существу, особенно срочных международных.

1) В связи с ухудшением условий соглашения с немцами по заказам мы решили послать в Германию на короткий срок Пятакова1. Розенгольц предлагал просто принять постановление о затягивании разговоров вплоть до 1х/2 месяцев, прекратив сейчас полностью размещение заказов, но это вряд ли приемлемо. Во всяком случае, лучше, чтобы Пятаков сам прощупал бы обстановку, тем более сейчас, когда политическая обстановка осложнилась для нас. Судя по составу, новое правительство ярко враждебное нам, необходимо быть сейчас особенно начеку2.

2) Телеграммы, идущие из Японии, вплоть до сегодняшнего интервью Сайто показывают усиление, как будто, мирных настроений, но в то же время есть телеграммы о том, что японские аэропланы кружатся уж очень близко возле нашей границы, и как будто (еще не проверено) были даже факты перелета, хотя и незначительного по расстоянию, нашей границы на Амуре. Блюхер прислал телеграмму Ворошилову, в которой предлагает обстрелять японские аэропланы как только они перелетят через границу, т.е. через середину реки Амур. Ворошилов ответил ему, что можно лишь в том случае обстрелять, если они действительно перелетят границу или будут летать в районе нашей флотилии. Мы собрали Дальневосточную комиссию и решили категорически запретить стрелять и точно информировать о всех случаях Москву. Приняли мы это потому, что нельзя дать возможность командиру роты или взвода определять, когда обстрелять, когда нрт. Мы не гарантированы, что какая-либо незначительная группка японских фашистов-военных может нас пробовать провоцировать на войну, и решение таких вопросов должно быть в руках центра. Думаю, что мы решили правильно. Не обошлось, к сожалению, без инцидента с Ворошиловым: дело в том, что он не счел нужным этот вопрос не только поставить на обсуждение, но даже оповестить нас или прислать копию телеграммы. Узнав об этом, я предложил созвать заседание Дальневосточной комиссии.

Несмотря на то, что мы не заостряли этой стороны вопроса, а обсуждали по существу, Ворошилов заявил: «Не стану я бегать к вам по мелочам, вы тут решаете сами много вопросов, а я не могу телеграмму послать». Хороша мелочь! Обстреливать ли японские аэропланы или нет! Ну, конечно, поругались. Я думаю, мы поступили правильно, собрав комиссию и приняв такое решение, именно такой постановке вопроса мы учимся у Вас каждодневно3.

О Монголии мы запросили Вас телеграфно, положение там здорово осложнилось4. На этом кончу первое письмо.

Как Вы доехали?

Всего доброго. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. On. П. Д. 740. Л. 10–12. Автограф.

16 мая 1932 г. ПБ приняло постановление о соглашении с германскими промышленни—

135

ками о заказах и кредитах, в котором отмечалось: «Считать желательным заключение соглашения с немецкими промышленниками на один год[...] считать возможным пойти на[...] уступки в отношении сроков кредита» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 140). 1 июня 1932 г. ПБ предложило Пятакову не позже 4 июня выехать в Берлин и «добиваться улучшения условий соглашения» с Германией по импортным кредитам. До окончания переговоров Пятакова предлагалось «придержать оформление заказов» (Там же. Л. 153). См. также документы № 100, 113, 114.

2 В мае 1932 г. в Германии ушло в отставку правительство Брюнинга. Новый кабинет, поддерживающий гитлеровскую партию, возглавил фон Папен.

3 См. документ № 100.

4 См. примечание 1 к документу № 93.

93

Сталин — Кагановичу 4 июня 1932 г.

4/VI 32 г. Сочи.

Здравствуйте, т. Каганович! (Для членов ПБ).

1). Мой ответ о Монголии, должно быть, уже получили. Самое бы лучшее — обойтись без ввода войск. Нельзя смешивать Монголию с Казахстаном или Бурятией. Главное — надо заставить монгольское] пр[авительст]во изменить политический] курс в корне. Надо оттеснить (временно) «леваков» и выдвинуть вместо них на места министров и руководителей ЦК Монголии людей, способных проводить норый курс, т.е. нашу политику. Из «леваков» нужно сохранить на постах лишь наиболее способных и рассудительных (с точки зрения нашей политики), сохранивших авторитет среди монгольских] масс. Обновленное монгольское] пр[авительст]во должно объявить всенародно, что в области внутренней политики допущены ошибки (хозяйство, религия и т.п.) и что эти ошибки будут немедля исправлены. Оно должно объявить, что главари повстанцев являются агентами китайских и, особенно, японских империалистов, стремящихся лишить Монголию свободы и независимости, что оно будет ввиду этого вести с ними непримиримую борьбу до полного их уничтожения. Оно должно объявить амнистию всем рядовым повстанцам, сдающим правительству оружие и изъявляющим покорность. Все это, как и изменение в составе правительства, нужно проделать через хурулдан, срочный созыв которого нужно подготовить тщательно и разумно.

В этом теперь главное, а не ввод войск.

Конечно, если положение в Урге безнадежно (в чем я сомневаюсь, так как сообщения Охтина считаю необъективными), можно пойти на ввод бурятмонгольских частей, но на эту штуку, как временную меру, можно пойти лишь в самом крайнем случае, имея при этом ввиду, что ввод войск есть второстепенная и дополнительная мера к главной мере — к изменению политического] курса1.

2). Все, что я видел и слышал за последние дни (а я видел и слышал немало) — говорит о том, что главное сейчас в области взаимоотношений между городом и деревней — ширпотреб. Сельхозпродукты будут. Не хватает товаров. Налегайте на ширпотреб, налегайте вовсю, не останавливаясь перед тем, чтобы обделить временно наркоматы и (в известной части) города в пользу деревни2.

136

3). Обратите внимание на Эйзенштейна, старающегося через Горького, Киршона и некоторых комсомольцев пролезть вновь в главные кинооператоры СССР. Если он благодаря ротозейству культпропа, добьется своей цели, то его победа будет выглядеть как премия всем будущим (и настоящим) дезертирам3. Предупредите ЦКмол.

Ну, пока все. Я здоров. Привет! И.Сталин4.

P. S. Поторопитесь с отъездом Элиавы в Монголию.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 49–52. Автограф.

1 Весной 1932 г. в Монголии началось антиправительственное восстание, охватившее значительную часть страны. 16 мая 1932 г. ПБ приняло решение «О Монголии», в котором были утверждены принципы корректировки политического курса в этой стране. Монгольские руководители критиковались за то, что они «слепо копировали политику Советской власти в СССР». Им предлагалось «усвоить политику», «соответствующую буржуазно-демократической республике» — отказаться от сплошной коллективизации, ликвидации частной торговли и т.д. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 133). По указанию Сталина, 10 июня 1932 г. ПБ постановило послать члену Монгольской комиссии ПБ Ш.З.Элиаве и советскому послу А.Я.Охтину, находившимся в Монголии, телеграмму, в которой, в частности, говорилось: «1. Главная задача — это немедленно добиться того, чтобы монгольский Цека и правительство изменили политический курс в корне. 2. Надо оттеснить «леваков» и выдвинуть вместо них на места министров и руководителей Цека людей, способных проводить новый курс. Из «леваков» нужно сохранить на постах лишь наиболее способных и рассудительных (с точки зрения нового курса), сохранивших авторитет среди монгольских масс. 3. Обновленный монгольский Цека и правительство должны объявить всенародно, что в области внутренней политики допущены ошибки (хозяйство, религия и т.п.) и что эти ошибки будут исправлены. 4. Цека и правительство должны объявить амнистию всем рядовым повстанцам, сдающим правительству оружие и изъявляющих покорность. 5. Цека и правительство МНРП должны объявить, что главари повстанцев являются агентами китайских и, особенно, японских империалистов, стремящихся лишить Монголию свободы и независимости, что они ввиду этого будут вести с ними непримиримую борьбу до полного уничтожения. 6. Все вышеуказанные мероприятия, а также персональные перемены нужно провести, созвав срочно Хурулдан, тщательно и разумно подготовив его созыв» (Там же. Л. 188). См. также документы № 92, 95, 104, 115, 116.

2 8 июня 1932 г. ПБ приняло решение по проверке выполнения решений по ширпотребу. Промышленным наркоматам были доведены задания по выпуску товаров широкого потребления. Доля деревни в общей товарной массе второго полугодия 1932 г. по 12 основным товарам (хлопчатобумажные ткани, обувь, шерстяные изделия, платки, нитки, трикотаж, швейные изделия, мыло, папиросы, махорка) была установлена не менее, чем в 55% (Там же. Оп. 3. Д. 887. Л. 17, 29–33). См. документы № 100, 104, 114, 121, 125, 127.

3 См. документ № 104.

4 На первом листе помета: «Читал. М. Калинин» и далее подписи Молотова, Орджоникидзе, Микояна, Ворошилова, Андреева, Рудзутака.

94

Сталин — членам Политбюро 4 июня 1932 г.

Москва. ЦК ВКЛ. Поскребышеву. Для членов Политбюро. Предлагаю провести Кагановича членом Комиссии обороны в качестве моего заместителя1.

137

Сталин.

№3. 21–30 4.VI.32 г.2

Ф. 558. On. П. Д. 77. Л. 4. Автограф.

1 5 июня 1932 г. ПБ утвердило это предложение Сталина (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 154).

2 Номер, время и дата вписаны секретарем. Отправлена шифром из Сочи 4 июня в 23 час. (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 3).

95

Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе — Сталину

4 июня 1932 г.

Секретно.

Шифровка.

Отправлена из Москвы 5.VL — 32 г. в 0–23 м.

Получена 5.VI. — 32 г. в 4 час. 30 мин.

Вх. № 1.

Тов. Сталину.

Шифровку получили. Согласны с Вашей оценкой положения и с Вашими предложениями. Соответствующие директивы посланы Охтину и Элиаве.

Сообщения, полученные от Щеко, не подтверждают телеграммы Охтина, которая оказалась несколько панической. Однако общее положение в Монголии продолжает оставаться серьезным1.

Просим сообщить Ваше мнение по следующему вопросу: 2-го из Читы в Улан-Батор переброшен один авиаотряд, 10 самолетов.

Просим сообщить — оставить их там или отозвать2. HP 1.

Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе.

4.VI.32 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 8 об. Подлинник. Машинопись.

1 См. примечание 1 к документу № 93.

2 См. документ № 96.

96

Сталин — Кагановичу, Молотову, Ворошилову, Орджоникидзе

5 июня 1932 г.

Москва. ЦК ВКП. Поскребышеву.

Для Кагановича, Молотова, Ворошилова, Орджоникидзе.

Советую все десять самолетов или часть из них объявить монгольскими по

всем правилам формальности. Для этого заключить договор с Монгольским

правительством о том, что самолеты куплены им в СССР в начале 1931 года

138

по такой-то цене и за них уплачена такая-то часть стоимости тогда-то, а другая часть будет уплачена тогда-то1.

Сталин.

№ 5.

15 час.

5/VI.32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 8. Автограф.

1 См. документы № 95. 104.

2 Номер, время и дата вписаны секретарем. Отправлена шифром из Сочи 5 июня в 17 час. 15 мин., на телеграмме имеется помета: «Правильно. Ворошилов. Орджоникидзе» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 7). В тот же день ПБ поручило Ворошилову и Карахану в 2-х дневный срок оформить договор на самолеты на условиях, изложенных в телеграмме Сталина (Там же. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 175).

97

Сталин — членам Политбюро

5 июня 1932 г.

Москва. ЦК ВКП. Поскребышеву. Для членов ПБ.

Протестую против опубликования в «Правде» статьи Ярославского о рабочих волнениях в Иваново-Вознесенске и смене там партруководства. Статья — явно неправильная с фактической стороны и вредная политически. Своей статьей Ярославский дал иностранным корреспондентам возможность писать о «новом Кронштадте», якобы «продиктовавшем последние решения ЦК и СНК о колхозной торговле». Кто дал Ярославскому право выступать с такой статьей, наносящей вред партии и явно выгодной нашим врагам? Почему редакция «Правды» ^допускает такие безответственные выступления? Почему дают Ярославскому безконтрольное право пользоваться оружием, которым он не владеет и которым сплошь и рядом злоупотребляет во вред партии? Нельзя ли положить этому конец? '

Сталин.

№6

18 час.

5/VI.32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 12, 12 об. Автограф.

1 В статье «Перестроиться надо немедленно», опубликованной в «Правде» 31 мая 1932 г., Е.М.Ярославский критиковал бывшее партийное руководство Ивановской области, где в апреле (об этом в статье, конечно, не упоминалось) проходили массовые волнения рабочих текстильных предприятий. Решение, о котором сообщает Каганович, было принято ПБ 7 июня 1932 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 9). См. также документы № 103, 104, 106, 108.

2 Номер, время и дата вписаны секретарем. Отправлена шифром из Сочи в тот же день в 21 час. 05 мин. (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 10). 6 июня телеграмма Сталина по поручению Кагановича была разослана членам и кандидатам в члены ПБ (Там же. Л. 11).

139

98

Сталин — Кагановичу 5 июня 1932 г.

Москва. ЦК ВКП. Поскребышеву. Для Кагановича1.

Наши газеты взяли неправильный тон в отношении нового германского правительства Они ругают и поносят последнее. Это — фальшивая позиция, расчитанная на «революционность», а на деле выгодная для тех, кто добивается разрыва СССР с Германией. Эту ошибку надо исправить2.

Сталин.

№ 7

21.25

5/VI.32 г.З

Ф. 558 Оп. 11. Д. 77. Л. 14. Автограф.

1 Адресат вписан С. Чечулиным.

2 См. документ № 101.

3 Номер, время и дата вписаны секретарем. Отправлена шифром из Сочи в тот же день в

23 час. 12 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 13).,,

99

Сталин — Кагановичу 5 июня 1932 г.

Для Кагановича и других членов ПБ.

Только что ознакомился с телеграммой Рябовола и Рабиновича от 28 мая об условиях соглашения с нефтянниками в Нью-Йорке и ответом Розенгольца из десяти пунктов от 2 июня. Вопрос очень важный. Ответ Розенгольца мне кажется слишком жестким и пожалуй несколько придирчивым. Хорошо бы затребовать текст последнего проекта соглашения. Я считаю соглашение желательным, а придирки Розенгольца могут его сорвать. Каково мнение ЦК?1

Сталин.

№8

11.30

5/VI-32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 17. Автограф.

В мае 1932 г. на I Международной нефтяной конференции в Нью-Йорке английские и американские нефтяные кампании предложили СССР отказаться от самостоятельных действий на мировых нефтяных рынках. Взамен они обязались закупать у СССР по 5 млн тонн нефти ежегодно (размер советского нефтяного экспорта 1931 г.) по определенной цене в течение 10 лет. Тогда соглашение достигнуто не было. Переговоры продолжались в Нью-Йорке. 1 июня 1932 г. ПБ дало директиву советской делегации выдвинуть контрпредложения на переговорах (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 152, 157–158), что привело к их прекращению. 8 июня, рассмотрев телеграмму Сталина (см. документ № 107), ПБ постановило: «Во изменение прежнего решения Политбюро

140

от 1 июня о директивах по переговорам^..], считать возможным войти в переговоры с нефтяниками на базе предложений, внесенных нефтяниками]...] Предложить НКВТоргу наметить пути для прощупывания возможности возобновления переговоров с нефтяниками и доложить о намеченных мероприятиях в ЦК в двухдневный срок» (Там же. Л. 172). Несмотря на эти усилия, соглашение с западными нефтяными кампаниями достигнуто не было (Journal of European Economic History. Vol. 17. 1988. P. 660). См. документы № 102, 104, 107, 108, 114, 131, 146, 165, 175. 2 Номер, время и дата вписаны секретарем. Отправлена шифром 6 июня в 1 час. 59 мин. (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 16).

100

Сталин — Кагановичу 5 июня 1932 г.

5/VI 32 г.

Здравствуйте, т. Каганович! Ваше письмо от 2/VI получил.

1) Командировка т. Пятакова в Германию — правильная мера1.

2) Решение Дальвосткомиссии насчет категорического запрета стрелять без разрешения Москвы (т.е. СНК и ЦК) совершенно правильно. Ясно, что подобные вопросы и «инциденты», которые таят в себе опасность «неожиданно» развязать войну — должны решаться во всех мелочах исключительно Москвой. Советую держаться до конца этой установки и не поддаваться (ни в коем случае!) воплям т. Блюхера2.

3) Как обстоит дело с ширпотребом? Сколько товаров уже послано в деревню, когда послано или когда предполагается послать, какие именно товары? Обратите на ширпотреб специальное внимание. Передайте Любимову, Серго, что от развития ширпотреба зависит судьба смычки, что решения о ширпотребе подлежат безусловному и точному выполнению в срок. Не давайте спать и благодушествовать Зеленскому и кооператорам. Вы вместе с Постышевым должны все время сидеть над душой у Зеленского и кооператоров и заставить их наладить живую советскую торговлю с деревней. В этом теперь дело3.

4) Заставьте «Правду» ежедневно публиковать сводки о производстве «АМО» и «Автозавода». Это единственное реальное средство подтянуть и эти заводы и НКТЯЖ, который не снабжает их металлом. Еще раз: заставьте «Правду» (я думаю, что у Мехлиса блок с аппаратом НКТяж) давать ежедневные сводки об «АМО» и «Автозаводе»4.

Привет! И.Сталин.

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 54–56. Автограф.

1 См. примечание 1 к документу N° 92.

2 См. документ N° 92.

3 См. примечание 2 к документу N° 93.

4 См. документ N° 120.

141

101

Каганович — Сталину б июня 1932 г.

Строго секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи. Сталину.

Вчера вызывал [в] ЦК Мехлиса, Попова, Тройского, Долецкого и Стецкого. Дал им указания в отношении нового германского правительства в духе Вашей телеграммы. Сегодня укажу им еще категоричнее, в дальнейшем буду тщательно следить1.

№ 3/949/ш.

Каганович.

6.VI.32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 18. Заверенная машинописная копия.

1 См. документ N° 98.

102

Каганович — Сталину 6 июня 1932 г.

Строго секретно.

Копия.

Шифром

Сочи. Сталину.

Первого июня Политбюро согласилось с ответом Розенгольца на телеграмму Рабиновича. Третьего июня после предъявления англо-американской группе новых предложений англо-американцы переговоры прервали. 8-го на ПБ поставлен вопрос, нужно ли нам давать от себя сообщение в печати, думаю, что торопиться не надо, так как есть телеграмма, указывающая, что среди англо-американских нефтянников идут разговоры о возможности возобновления переговоров. Во всяком случае, проявим сейчас большую осторожность. Во всех дальнейших решениях учтем Вашу телеграмму1. № 4/950/ш.

Каганович.

6.VI.32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 19. Заверенная машинописная копия.

1 См. документ N° 99.

142

103

Каганович — Сталину 6 июня 1932 г.

Строго секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи. Сталину.

Ваша оценка статьи Ярославского абсолютно правильна, завтра вызовем правдистов, примем осуждающее постановление. Мне кажется, надо бы Ярославского от «Правды» освободить. На днях цекакисты* хотели еще напечатать их постановление об Иваново-Вознесенских делах, я задержал, и публикации не будет1.

№ 5/951/ш.

Каганович.

6.VI.32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 20. Заверенная машинописная копия.

1 См. примечание 1 к документу N° 97.

104

Каганович — Сталину б июня [1932 г.]

6/VI

Здравствуйте, Дорогой т. Сталин!

Сегодня получил ваши три шифровки и письмо, спешу сегодня же написать вам как по этим вопросам, так и по другим.

1) О Монголии1. Судя по получаемым сейчас телеграммам, положение там лучшее, чем сообщал Охтин, Цецерлик остался в наших руках. Улан-Батору непосредственная опасность сейчас не угрожает. Однако мы дали директиву, чтобы на всякий случай Охтин очистил бы полпредство от секретных документов, в соответствии с Вашими указаниями. Элиава выехал 4-го, мы ему послали вдогонку на аэроплане Вашу телеграмму для ознакомления (с немедленным возвратом), дали ему указания форсировать политические мероприятия.

Вы правильно ставите в письме вопрос о выдвижении новых людей, завтра подготовим Элиаве и Охтину дополнительную директиву как об обновлении, так и объявлении всенародно о допущенных ошибках и т.д. Не приняв этих мер, а начинать с посылки войск, это значит ухудшить дело, поэтому ПБ полностью приняло Вашу установку — войска не посылать. Аэропланы оформляем как полагается. Сегодня Охтин прислал телеграмму, что в УланБаторе они формируют полк в 600 человек из советских граждан, по преимуществу земляков, т.е. членов нашей партии, я думаю им надо это дело запретить. Вчера мы ему послали резкую телеграмму в ответ на его глупейшее сообщение. Он сообщает, что некто Мунцук, коммунист-монгол, окончивший КУТВ, приехал из Внутренней Монголии, докладывает ему о подго—

* Руководители ЦКК ВКП(б).

143

товленном там восстании в войсках, что нужны только патроны и т.д. Сам он — Охтин — от себя прибавляет, что такое восстание было бы очень полезно и т.п. Мы считаем, что это провокация, что сам этот Мунцук должно быть провокатор. Предложили ему немедленно арестовать этого Мунцука и доставить его к нам2, самому ему указали на недопустимое легковерие. Видимо, он впал совсем в панику.

2) Мы получили сообщение, что командующий японской флотилией по охране рыболовных промыслов японцев капитан Кавосе прислал довольно наглое письмо командиру наших сторожевых судов с угрозами, что если наши не обеспечат нормальное рыболовство, он вынужден будет принять сам соответствующие меры. На ПБ вносилось предложение послать ноту, мы приняли более осторожное решение: так как сегодня, 6-го, Карахан должен был иметь встречу с Хиротой, то мы ему поручили обратить внимание Хироты на недопустимое выступление этого капитана и этим ограничиться3.

3) К Гринько приходил Дирксен по поводу концессии Друзаг на Северном Кавказе. Попутно заговорили о переменах в Германии. Дирксен заявил, что он полагает, что никаких перемен по отношению к нам не будет, он выразил удовлетворение сдержанностью нашей печати, видимо он, во 1-х, сам не особенно доволен переменами, во 2-х, он, вероятно, сравнивает с американской, отчасти английской и французской печатью, которая себя ведет довольно резко, но Ваша телеграмма совершенно правильно указывает на необходимость безусловной выдержанности и недопущения крикливости. Сегодня я имел повторную беседу по телефону с товарищами] редакторами и дал им строгие указания в этом духе4. Я Вам посылаю записку Радека о его беседах с Дирксеном5 — не слишком ли он принимает за чистую монету все, что ему там говорили?

4) С Ланкастером дело не кончилось. Первая беседа кончилась ничем, он никаких заявлений не сделал, а больше всего слушал, но вот вчера мы получили от представителя Амторга (в Москве) Андрейчина (между прочим, человек он не заслуживающий особого доверия) [сообщение] о беседе Ланкастера с ним. Из этой беседы видно, что Ланкастер чего-то добивается и довольно настойчиво. Мы постановили, чтобы Межлаук еще раз с ним встретился и выслушал его, не вступая в обсуждение вопросов и не давая никаких обещаний. Посылаю Вам оба письма6, о результатах новой беседы Межлаука я Вам напишу. В виду того, что возможно здесь есть что-либо серьезное, прошу Вас сообщить, как нам быть дальше?7

5) В переговорах с нефтяниками, видимо, прошляпили, перемудрили. Рабинович сообщает, что как только им объявили наши новые условия, они объявили, что их условия были окончательными и они их теперь берут обратно и переговоры прерывают. Теперь <Дейли Мейл»8 и др. газеты подняли против нас кампанию. Сокольников предлагает выступить нам со своим сообщением в печати, но если вступить с ними в полемику, то это может сорвать возможное возобновление переговоров, либо надо выступить с сообщением, дающим ниточку к возобновлению переговоров, но и это рано, лучше подождать. Восьмого на ПБ стоит этот вопрос, если от Вас не будет ответа на телеграмму, мы отложим вопрос9. Может быть поручить кому-либо новому человеку начать вновь разговоры? (может быть Вейцеру или др.).

6) О ширпотребе. Жмем во всю, сейчас после Вашего письма еще больше налягу, в следующий раз я Вам напишу уже о результатах нашей работы в материальном выражении, а не в резолюциях. Сейчас у меня под руками нет точных цифр. Во всяком случае, отдача товаров на рынок в мае, особенно во

144

второй половине, куда выше, чем в апреле и в 1-ой половине мая. Но до сих пор мы все же налегали на продвижение товаров вообще на рынок, а теперь надо взяться за продвижение товаров в деревню10.

7) Цифры о севе Вы знаете, если бы не Украина, мы шли бы выше прошлого года на 3 миллиона га, нажали мы на Урал, они отстают сильно, послали им ругательную телеграмму11, отстает от прошлого года и Северный Кавказ на 400 т[ыс]. га, но мы пока им ничего не посылали. Пришлось дать Нижнему Новгороду ввиду града 700 тонн проса для пересева побитых градом посевов, Украине добавочно хлеба для снабжения 1 м[лн] 600 т[ыс]. пудов12. Остальным всем на их телеграммы отказываем.

8) Насчет Эйзенштейна я соответствующие меры приму13. Надо урезать «меценатов», либеральствующих за счет интересов государства.

9) О статье Ярославского я говорил Мехлису на завтра после опубликования, что это не годится. Вы совершенно правы, что это безобразие. Мне кажется, что лучше бы Ярославского от «Правды» освободить, а то он соединяет это с цекакистской практикой и получается не то, что надо14.

Ну на этом кончу.

Жму крепко руку. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 740. Л. 13–21. Автограф.

' См. примечание 1 к документу № 93, документы № 95, 96.

2 5 июня 1932 г. ПБ решило направить Охтину телеграмму от имени НКИД: «Сообщение Пунцука считаем провокацией. Считаем недопустимым ваше легковерие. Немедленно арестуйте Пунцука и отправьте в Москву» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 175). 19 августа ПБ вновь рассмотрело вопрос о Пунцуке и приняло решение привезти Пунцука в Москву. ОГПУ и НКИД было поручено выяснить его личность (Там же. Д. 13. Л. 77).

' ПБ поручило Карахану при встрече с Хирота обратить внимание на недопустимость выступлений командующего 3 японской флотилией (Там же. Д. 12. Л. 175).

4 См. документы № 98, 101.

5 Записка отсутствует.

* Письма отсутствуют. '

7 См. документ № 112. Подробнее см. введение к разделу.

8 «Dail Mail» — британская консервативная правая газета крайне антисоветской ориентации.

9 См. документ № 99.

10 См. документ № 93.

11 5 июня 1932 г. ПБ утвердило телеграмму руководству Свердловского обкома и облисполкома за подписью Кагановича и Молотова, в котором состояние сева в области было названо «угрожающим» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 28).

12 2 июня 1932 г. ПБ решило отпустить в качестве семссуды из госфонда Нижегородскому краю и Московской области по 150 тыс. пудов овса, Ленинградской области 90 тыс. пудов (Там же. Оп. 162. Д. 12. Л. 174). 5 июня 1932 г. ПБ решило увеличить план завоза хлеба на Украину сверх ранее утвержденных 6,5 млн пудов на 1,6 млн пудов за счет вывоза из Средней Азии (Там же. Л. 175).

13 См. документ № 93.

14 См. примечание 1 к документу № 97, документ № 103.

145

JNfe 105

Каганович, Молотов — Сталину 7 июня 1932 г.

Шифровка.

Вх. № 6.

Тов. Сталину.

Сегодня [на] совещании членов Политбюро наметили следующие директивы [к] составлению контрольных цифр третьего квартала:

«а) Дать Госплану директиву при сверстке народного хозяйственного плана на третий квартал по вопросу о капиталовложениях держаться в пределах второго квартала (6800 тысяч рублей).

б) Предрешить в третьем квартале некоторое преимущество НКПС в капиталовложениях против второго квартала.

в) При сверстке производственной программы на третий квартал особо учесть интересы уборочной кампании.

г) Предложить Наркомтяжпрому, Наркомлегпрому, Наркомснабу, Наркомзему и НКПС разработать мероприятия в направлении снижения себестоимости строительства и созвать для этого узкие специальные деловые совещания и через месяц заслушать доклады указанных выше наркоматов с согласованными предложениями РКИ СССР.

д) Предложить всем хозкомиссариатам в пределах ассигнований третьего квартала выделить специальные средства, более чем во втором квартале, на нужды ширпотреба и доложить комиссии по ширпотребу.

е) Госплану дополнительно рассмотреть вопрос о развертывании производства товаров ширпотреба по линии промкооперации.

ж) Выделить из общего фонда металла в третьем квартале для производства товаров ширпотреба не менее 70 тысяч тонн металла».

Просим сообщить Ваше мнение. Это постановление не оформляем до получения Вашего ответа1. HP 6. Каганович, Молотов. 7/VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 29. Подлинник. Машинопись.

1 Сталин ответил согласием 8 июня (Там же). Постановление было оформлено в протоколе заседаний ПБ за 7 июня 1932 г. (РГАСПИ — Ф. 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 9, 10). См. также документ № 106.

№ 106

Каганович — Сталину 7 июня [1932 г.]

7/VI

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Только что кончили совещание членов ПБ с наркомами о III квартале. Наше постановление мы не оформили еще, посылаем шифровкой его Вам1, чтобы получить Ваше мнение. Госплан выдвигал сокращение капитальных работ на 1 миллиард по сравнению с вторым кв[арталом], но мы высказались

146

за размеры II кв[артала]. Обычно этот III кв[артал] идет выше II, но учитывая и продовольственные ресурсы и нецелесообразность перебарщивания в отношении эмиссии, мы сошлись на цифре II кв[артала], не ниже и не выше. Очень плохо дело обстоит с режимом экономии и себестоимостью строительства. Я подчеркнул, что Ваши указания на этот счет, данные при обсуждении II квартала, выполняются очень плохо. Самое главное и опасное то, что хозяйственники мало заботятся о рубле.

Предложили мы еще выделить часть денег на те предприятия, которые работают на ширпотреб. Московские кустпромкооператоры в беседе со мной указали, что если им дадут небольшую сумму кредита для некоторого улучшения предприятий, они смогут значительно увеличить свою продукцию. Я им обещал это сделать, но эту же поддержку надо оказать кустпромкооперации в целом. Я думаю, т. Сталин, что надо Наркомтяжпрому и другим выделить часть своих предприятий специально на ширпотреб наряду с использованием всех других предприятий.

2) Выделили мы комиссию для подработки вопросов подготовки уборочной кампании. Как только будет готов проект, я сейчас же его пришлю Вам2.

3) Сегодня же мы обсудили вопрос о статье Ярославского. Вызвали бюро редколлегии. Он сам, несмотря на наши выступления и разъяснения, не понял своей ошибки, что своей статьей он помог врагам. Мы, обсудив, приняли следующее постановление: «а) Признать статью т. Ярославского грубо ошибочной, неправильной с фактической стороны и вредной политически, б) Указать бюро редакции «Правды» на то, что она допустила ошибку, поместив эту статью на страницах «Правды», в) Освободить т. Ярославского от работы в качестве члена редакции «Правды»3.

Думаю, что мы поступили правильно, освободив его от «Правды» и «Правду» от него. Он смешивал функции секретаря ЦКК с функциями члена редколлегии, работая в «Правде» как ЦККист, а в ЦКК как журналист. Вы совершенно правы, что он не умеет пользоваться оружием газеты, он до последней минуты не понял своей политической ошибки.

4) Посылаю Вам записку ОПТУ о к[онтр]рев[олюционной] группировке на линкоре «Марат», материал, заслуживающий внимания и требующий усиления нашей бдительности4.

5) От Славуцкого получена телеграмма, в которой он сообщает, что Охаши от имени Манчжуго настаивает повторно на признании нами Маньчжурского правительства. Эта настойчивость довольно подозрительна, так как сам Охаши принадлежит к группе фашистов. По имеющимся сведениям, Сайто дал как раз противоположные директивы своим представителям в Маньчжурии, он им предлагает не форсировать этого вопроса, ибо признание нами Манчжуго до того, как они (японцы) это сделают сами, осложнит обстановку. Он прямо предлагает не забегать вперед с признанием Манчжуго со стороны СССР. По имеющимся сведениям, Охаши получил эту телеграмму Сайто после разговора со Славуцким, но он может вновь поставить этот вопрос. Мы этот вопрос не обсуждали еще, прошу Вас написать, как нам быть. Кажется, что нам не нужно торопиться с этим признанием5.

Ну на этом сейчас кончу. Завтра, 8-го, у нас очередное ПБ, после чего напишу вновь.

До свидания. Привет. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 22–29. Автограф.

147

1 См. документ № 105.

2 В состав комиссии входили: Молотов (председатель), Каганович, Калинин, Орджоникидзе, Микоян, Яковлев, Межлаук В., Криницкий (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 9).

3 См. примечание 1 к документу N° 97.

4 Записка отсутствует.

5 См. примечание 2 к документу № 117.

107

Сталин — Кагановичу 7 июня 1932 г.

Москва. ЦК ВКЛ. Поскребышеву Для Кагановича.

Первое. На счет нефтяников остаюсь при своем мнении. Директива Розенгольца рассчитана на срыв соглашения. Если доказано, что соглашение выгодно нам, надо изменить эту директиву. А соглашение, безусловно, выгодно нам.

Второе. Директива Розенголыда исходит не из учета сил, а из максималистских требований, не подкрепленных силой. Так соглашения не строят. Нефтяная группа сильнее нас экономически. Она всегда может помешать нашему нефтеэкспорту, может сбить цены и вогнать нас в большие убытки, если даже предположить, что бросовой нефти для экспорта будет у нас все больше и больше. Но дело в том, что бросовой нефти у нас не будет больше, и наш экспортный нефтяной фонд будет уменьшаться ввиду колоссального и все растущего спроса на нефтепродукты со стороны водного и желдортранспорта, грузовой и автомобильной промышленности, тракторной и авиационной промышленности.

Третье. Директива Розенгольца не учитывает силу и удельный вес нефтяников в деле интервенции. Она не учитывает того, что нам выгодно более или менее нейтрализовать политически англо-американскую нефтяную группу, если мы в самом деле хотим сохранить мир хотя бы в ближайшие два-три года.

Четвертое. Боюсь, что дело уже испорчено. Если же оно еще не испорчено, советую, во-первых, при первой возможности возобновить переговоры и вести дело к заключению соглашения, во-вторых, не давать в печать сообщение, так как сообщение в печати может затруднить возобновление переговоров1.

Сталин.

№ 9, 10

13.15

7/VI.32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 22, 23. Автограф.

1 См. документ N° 99.

2 Номер, время и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в

18 час. 51 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 21).

148

108

Сталин — Кагановичу 7 июня 1932 г.

Здравствуйте, т. Каганович!

1) Удалось, наконец, прочесть пьесу Демьяна Бедного «Как 14 дивизия в рай шла» (см. «Новый Мир»). По-моему, пьеса вышла неважная, посредственная, грубоватая, отдает кабацким духом, изобилует трактирными остротами. Если она и имеет воспитательное значение, то скорее всего отрицательное.

Мы ошиблись, приложив к этой плоской и нехудожественной штуке печать ПБ1. Это нам урок. Впредь будем осторожны, в особенности — в отношении произведений Демьяна Бедного.

2) В «Новом Мире» печатается новый роман Шолохова «Поднятая целина». Интересная штука! Видно, Шолохов изучил колхозное дело на Дону. У Шолохова, по-моему, большое художественное дарование. Кроме того, он — писатель глубоко добросовестный: пишет о вещах, хорошо известных ему. Не то, что «наш» вертлявый Бабель, который то и дело пишет о вещах, ему совершенно неизвестных (наприм[ер], «Конная армия»).

3) В «Правде» почти каждый день печатается два «подвала» (фельетоны), трактующие обо всяких пустяках. Нельзя ли заставить «Правду» выкинуть один «подвал» и освободившееся место использовать для отдела (завести такой отдел!) «Письма рабочих и колхозников». Бюрократы из «Правды» письма рабочих и колхозников подменили письмами профессиональных корреспондентов и «полпредов». Но бюрократов надо обуздать. Иначе «Правда» рискует совершенно оторваться от живых людей на заводах и в колхозах. Нука, попробуйте обуздать бюрократов из «Правды»2. Привет!

7/VI 32 г. И.Сталин.

P.S. Только что получил Ваше письмо от 6/VI. 1) Допытайтесь как-нибудь возобновить переговоры с нефтяниками3. 2) Ярославского лучше бы освободить из «Правды»4. 3) Охтина, мне кажется, надо снять, подготовив это дело, т.е. замену Охтина — тщательно5.

Привет! Сталин.

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 58–60. Автограф.

1 Постановку пьесы Д. Бедного «Как 14-я дивизия в рай шла» ПБ разрешило 19 апреля

1932 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 881. Л. 8). См. также документ № 122.

2 См. документы МЬ 122, 125 и примечание 3 к документу № 123.

3 См. документ № 99.

4 См. примечание 1 к документу N° 97, документ МЬ 104.

5 См. примечание 10 к документу N° 122.

149

109

Каганович — Сталину

8 июня 1932 г. ;

Строго секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи. Сталину.

Сегодня Политбюро обсуждало предложения Варейкиса о стимулировании посевов и уборки свеклы. Суть предложений сводится в основном к следующему:

1) Увеличить вдвое норму выдачи сахара колхозникам и единоличникам, доведя до 200 грамм сахара, 1 килограмма патоки за сданный центнер свеклы.

2) Установить отоваривание сдаваемой свеклы в размере 20% стоимости.

3) Организовать в районах свеклосеяния сеть глубинных хлебных пунктов.

4) Отоваривать уборку и подвозку совхозной свеклы в размере 30% стоимости.

ПБ поручило комиссии (Каганович, Микоян, Варейкис, Яковлев) в двухдневный срок разработать проект решения ПБ. Ввиду важности вопроса, сообщаю Вам и прошу сообщить, не будет ли у Вас замечаний по этому вопросу1. № 8/964/ш.

Каганович.

8.VI.32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 26. Заверенная машинописная копия.

1 Это постановление было оформлено в протоколе заседаний ПБ за 8 июня 1932 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 6). После телеграммы Сталина (документ №110) вопрос прорабатывался в комиссии и представленный ею проект был утвержден 23 июня. Он предусматривал увеличение выдачи сахара по государственной цене кол — ; хозам и единоличным хозяйствам за каждый центнер свеклы, сданный непосредственно сахарным заводам или заготовительным пунктам и др. Постановление было решено оформить в советском порядке и опубликовать в печати от имени СНК СССР (Там же. Д. 889. Л. 2, 26).

ПО

Сталин — Кагановичу 9 июня 1932 г.

Для Кагановича.

Из телеграммы о свекле не понятно, почему отоваривается отдельно уборка свеклы если решено, что будет отоварена сдача свеклы в размере 20%? Кому нужно это двойное отоваривание? Не понятно также, почему молчит Украина, которая дает одна свеклы втрое или вчетверо больше ЦЧО? В двухдневный срок, да еще без Украины такой вопрос нельзя решать.

Надо привлечь украинцев, Одинцова, несколько начальников сахарных трестов и дать комиссии срок 5–6 дней, а то и больше, чтобы можно было получить конкретное и обдуманное решение.

150

Против стимулирования сдачи и подвоза свеклы, конечно, не возражаю1.

Сталин.

№ 12

14.20

9/VI.32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 33. Автограф.

1 См. документ Ma 109.

2 Номер, время и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в

18 час. 46 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 32).

111

Сталин — Кагановичу, Молотову 9 июня 1932 г.

Москва. ПК ВКЛ. Поскребышеву. Для Кагановича, Молотова.

Нужно немедля поднять в печати кампанию на счет богатейших перспектив стерлитамакской, ухтинской и эмбинской нефти. Нужно на протяжении ряда номеров «Известий» прокричать о богатейших залежах нефти в этих районах и о том, что при таких богатых перспективах придется большую часть грозненской, майкопской и бакинской нефти повернуть на экспорт.

Надо устроить ряд интервью с геологами, особенно с Губкиным, с Косиором и Ганшиным с заявлением о небывалых запасах нефти в восточных районах. Вполне возможно, что такая кампания заставит англо-американских нефтяников возобновить переговоры и пойти на уступки нам1.

Сталин.

№ 13

9/VI.32 2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 31. Автограф.

1 См. примечание 4 к документу М» 126.

2 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 18 час. 45 мин. На шифровке имеется помета: «В круговую чл. ПБ т. Ворошилову, Андрееву, Микояну, Калинину» и расписки членов ПБ об ознакомлении (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. И. Д. 77. Л. 30).

112

Сталин — Кагановичу, Молотову 9 июня 1932 г.

Для Кагановича и Молотова. Записка Андрейчина об его беседе с Ланкастером заслуживает внимания. Эта записка как и вторая беседа Межлаука свидетельствуют о том, что в Америке назревает или уже назрело дело о признании СССР и предоставлении нам кредита или займа. Пусть Межлаук, Пятаков и Калманович сделают

151

Ланкастеру примерно следующее заявление: первое, мы согласны в виде исключения нарушить оправданную опытом традицию и идем на переговоры о займе, не дожидаясь официального признания СССР; второе, пусть дают нам заем в сто-двести миллионов рублей на восемь лет из семи процентов; третье, пусть прибавят к этим процентам пять процентов годовых в возмещение претензий банка так, чтобы нам пришлось платить ежегодно не более двенадцати процентов в продолжение восьми лет, чем и должны быть исчерпаны все претензии банка; четвертое, при этих условиях мы согласны часть заказов теперь же передать в Америку, если цены и условия кредита будут приемлемые, причем будет учтена заинтересованность национального банка в получении заказов известными фирмами.

Как вы думаете, можно нам пойти на такие условия. Я думаю, что можно1.

Сталин.

№ 14

11–10

9/VI. 32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 47–48. Автограф.

1 См. документ М» 104. 10 июня ПБ одобрило эти предложения Сталина и поручило В.И.Межлауку, М.И.Калмановичу и ЮЛ.Пятакову вести переговоры с Ланкастером на основе этих предложений' (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 183). См. также документы № 144, 162, 166. Подробнее см. введение к разделу.

2 Номер, время и дата вписаны секретарем. Отправлена шифром из Сочи 10 июня в 3 час. 56 мин. (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 46).

113

Каганович, Молотов, Орджоникидзе — Сталину 9 июня 1932 г.

Копия.

Сов, секретно.

Шифром. Немедленно.

Сочи. Сталину.

Вейцер и Пятаков сообщают, что по вопросу о средних сроках кредита немцы пошли на некоторые дополнительные уступки, удлинив сроки на 0.6 месяца по первой группе, на 0.5 мес. по второй и на 1.6 месяца по третьей. Однако по главному вопросу об авансовых векселях немцы на уступки не идут. Пятаков и Вейцер сообщили немцам, что они согласия на достигнутый компромисс не имеют, но будут рекомендовать Москве принять последние предложения немцев. Обещали дать письменный ответ 10-го вечером. Учитывая политическую обстановку в Германии и вынужденность размещения в Германии при отсутствии соглашения срочных заказов на худших условиях, считаем необходимым соглашение подписать. Просим сообщить Ваше мнение1.

№ 7/с — 977/ш.

Каганович, Молотов, Орджоникидзе.

20.50

9.VI.32 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 27. Заверенная машинописная копия.

152

1 10 июня Сталин ответил шифровкой: «Насчет Германии не возражаю» (Там же. Л. 50). Соглашение между торговым представительством СССР в Германии, НКТП СССР и представителями германской промышленности о поставках товаров из Германии в СССР было подписано 15 июня 1932 г. (ДВП. Т. XV. С 362–364). См. также документы № 92, 114.

114

Каганович — Сталину 9 июня [1932 г.]

9/VI

Здравствуйте, т. Сталин. Получил Ваше письмо от 5/VI, спешу ответить.

1) От Пятакова сегодня получилась телеграмма, в которой он сообщает, что немцы на некоторые уступки пошли, но не настолько, насколько нам хотелось1. Однако, учитывая обстановку, нам видимо необходимо пойти на эти условия. Посылаем Вам сейчас шифровку и ждем Вашего ответа. Других сведений политического характера Пятаков пока не передавал. Судя по всем сообщениям, не так уж легко Германию толкнуть против нас, уж больно много у них противоречий, сегодня было сообщение, что даже такой нац[ионал] социалист как Ревентлов выступил с докладом с заявлением, что «Германия не даст себя вовлечь в выступление против СССР».

2) В отношении Дальнего Востока мы будем твердо держаться установки, которую Вы дали, как в таком вопросе, какой ставил Блюхер, так и в других вопросах будем держаться сугубо осторожно2. Могу Вам сообщить, что соглашение с японцами о рыбной ловле достигнуто на базе принятых решений, даже с некоторым улучшением для нас, когда будет готов договор, я Вам его пошлю3. Из Японии особых новостей нет, только вот все время сообщают о приезде в Маньчжурию представителя Франко-Азиатского банка и связывают вопрос о займе с вопросом о КВЖД — Не нужно ли это дать в печать? Вреда нам не принесет, а некоторые комбинации разоблачит. Вот есть еще сведения о том, что Нанкинское правительство усиленно готовится к выступлению об установлении нормальных дипломатических отношений с нами, но что-то долго пужают.

3) Теперь вот хочу вам подробно рассказать о Ширпотребе. Несмотря на то, что сами наркомы и их ближайшие замы клянутся в том, что понимают серьезность положения и стараются выполнить решение ЦК, мы наблюдаем большую беспомощность на практике. У них, например, не было до сих пор «наметки выполнения программы по кварталам, в результате чего II и III кв. у них намечался очень легким, а производство главной массы товаров у них самотеком оставалось на IV кв. Теперь комиссия определила план по кварталам, так например: по НКлегпрому мы определили на 3 кв. 136 мил. против 53 во II кв., а на IV кв. дали программу в 97 мил. руб. Но вы правильно указывали, что дело, прежде всего, не в этом, а в том, чтобы выполнить решение ЦК об изъятии из внерыночного потребления для рыночного, а это как раз выполняется очень плохо, особенно в отношении деревни. Мы теперь в моей подкомиссии слушаем вопросы по отдельным товарам и объединениям. Кое-какие результаты нашего нажима налицо, вот некоторые цифры. Апрель

153

не дал еще никакого сдвига в смысле реального увеличения ширпотреба на рынке, наоборот розничный оборот составил всего 97% к мартовскому обороту, май уже дал некоторый сдвиг. По предварительным (неполным) сведениям промышленными объединениями в мае отгружено на широкий рынок по 10 важнейшим товарам на 363 мил. рубл. против 260 м[лн) в апреле, т.е. увеличение почти на 40%, в частности есть увеличение по хл[опчато]бумажным тканям, швейным изделиям, папиросам, рыбе, консервам и т.п. Но еще показательнее нарастание отгрузок на широкий рынок по декадам мая и прямая связь отгрузок с нажимом и вскрытием конкретных виновников. Так отгружено хлопч[ато]бум[ажных] тканей за 1-ую декаду мая на 9_*1 мил. рубл., за 2-ую на т4, за 3-ю на 33.8. По обуви отгружено в 1-ую декаду мая 1250 т[ыс] пар, во 2-ую декаду 1743 т[ыс] пар, в 3-ю декаду 2561 т[ыс] пар. Но основное увеличение товаров ширпотреба на рынок должно быть в июне и в 3 и 4 кварталах, поэтому вы абсолютно правы, что нажимать надо во всю, что называется житья не давать, тем более, что до сих пор еще процент выполнения кварт, плана на отгрузки по нерыночным потребителям выше, чем% выполнения отгрузок для пгирпкого рынка.

Особенно плохо обстоит с выполнением директив ПБ об увеличении завоза промтоваров в деревню на 604 м[лн] руб., к сожалению, до июня точного учета завоза в деревню не было, так как товары^шедшие через базы, и не планируемые товары не учитывались — идут ли они в сельскую или в городскую торговую сеть. Теперь такая отчетность нами установлена. По имеющимся сейчас сведениям, не только ничего не отгружено из дополнительного плана в 604 мил., но не выполняется и основной план, установленный для деревни на 1932 г., в 1500 мил. рубл. (в отпускных ценах промышленности]). По учитываемым 10 промтоварам (без хлопчатобумажных тканей) за 2 месяца апрель-май отгружено было товаров на 598 мил. рубл., из них на 240 мил. руб. в город, 152 комерч[еских] фондов (т.е. тоже в громадном большинстве в город) и на 206 мил. руб. в деревню, но из этих 206 мил. значительная часть пошла по целевым завозам (золото, пушнина, лесосплав, путина и пр.) (между прочим все эти товары учитывались как завоз на село, сейчас с 1-го июня целевые завозы выделены отдельно). Центросоюз не дерется до сих пор за получение товаров для рынка и в особенности для села От сельской сети Центросоюз совершенно оторван. Мы думаем на комиссии начать вытаскивать отдельные торговые объединения Центросоюза. Что можно сделать при желании для деревни многое, показывает пример Московской области: за три квартала — IV-й кв. 31 года, 1-й, 2-й кв. 32 г. отгружено было в деревню товаров на 14 млн 153 т[ыс] рубл. (по отпускным ценам), а сейчас мы в течении 15–20 дней отгружаем в деревню товаров на 19,2 мил. руб. по отпускным ценам, а по сельским это составит 30 мил. руб., т.е. больше чем за три квартала, порылись и нашли, урезали, конечно, кое в чем и города Нами выделено еще товаров на 7 мил. руб. для торговли на базарах с колхозами в промышленных городах области. К сожалению, наркоматы удается труднее повернуть, чем в области. Одновременно необходимо всемерно нажимать на выполнение основной производственной программы, иначе смажутся все урезки. Думаю, что кое-что удастся сделать.

4) Обсуждали вчера вопрос о предоставлении предприятиям права реализовать продукцию, произведенную сверх плана, решения не приняли, поручили подработать вопрос наркомам, а затем доложить4. Очень прошу написать, до каких пределов мы можем здесь идти. Конечно, нельзя распоясывать

154

наши предприятия, но мне кажется, что если бы к нажиму ЦК на отгрузку товаров на рынок присоединить стимул, разрешающий часть продукции выпускать на рынок, тогда мы легче и быстрее увеличим товарную массу на рынке. Особенно это относится к кустарной промышленности. Ознакомившись ближе с кустпромкооперацией, я вижу, что они работают еще хуже, чем наркомат, в смысле исключительной централизации, и мы сейчас работаем над организационными вопросами кустпромкооперации, начиная с артели. Кажется, что необходимо создать отраслевые кустарно-кооперативные объединения вместо всеобъемлющей универсальной системы, объединения всех кустарей сохранить как регулирующий и организационный центр, а производственное руководство перенести в отраслевые. Когда подработаем вопрос, я вам напишу.

На этом ПБ мы обсуждали проект декрета, одобренного СНК, о работе промысловой кооперации в районах сплошной коллективизации, но так как он не разрешает вопроса в целом, мы постановили обсудить на следующем заседании вопрос о всей структуре кустарно-промысловой кооперации, в том числе и этот вопрос5.

5) Слушали мы на этом ПБ ряд транспортных вопросов. Особенно остановились на вопросе о вагонном парке. Что положение тяжелое, вы знаете из записки Благонравова, но он писал по преимуществу об Украине, а в целом положение еще хуже. Положение с вагонами сейчас стоит не менее остро, чем с паровозом во времена совещания в ЦК. Несмотря на это в аппарате НКПСа существует некоторое благодушие, а они еще на практике не развернули борьбу с обезличкой вагона, за ремонт его, за организацию ремонтных пунктов и т.д. На ПБ и НКПС и Рудзутак внесли несколько общих пунктов, констатирующих, что плохо и что надо вообще исправить дело. Мы не приняли этих предложений и поручили Андрееву выработать конкретные оперативные меры и представить в ПБ (где, когда организовать ремонтные пункты, сколько и в какой срок пропустить вагонов через осмотр и ремонт и т.д.) и кто куда поедет из членов коллегии для организации этого дела6.

6) Слушали мы также об огородных МТС (в порядке выполнения вашего наказа). Были предложения о создании 30 МТС, но это охватит слишком малое количество рабочих районов. Мы приняли 100 районов и на днях окончательно оформим7.

7) С севом, мне кажется, что до прошлогодней площади мы наверняка дотянем. На 5/VI засеяно 82435 тыс. га — 80,5%, но в Сибири есть районы, где еще очень мало посеяно, потом огороды, лен, кукуруза и т.д. еще впереди. Конечно, то что потеряно по пшенице и овсу, не вернешь уже, но эта площадь будет перекрыта другими культурами. Северный Кавказ и Нижняя Волга начинают к концу сильно отставать. Придется, видимо, от ЦК им послать «приветственную» телеграмму. О свекле я вам телеграмму послал, жду ответа8.

8) О переговорах с нефтяниками мы дали директиву в духе вашей телеграммы, отменили прежнее постановление и предложили Розенголыгу прощупать возможность возобновления переговоров. Судя по телеграммам, они пойдут на возобновление переговоров9.

9) Наши немцы просили отложить пленум ИККИ до 15 августа, ввиду событий в Германии. В Секретариате ИККИ некоторые были против этого (Мануильский, Кнорин). Обсудив на ПБ, мы высказались за то, чтобы удовлетворить просьбу товарищей из Германского ЦК10.

155

10) Хотел Вам написать еще о делах Валютной комиссии, но уж отложу до следующего письма, а то и так письмо затянул. Вот только сообщу, что вчера мы отклонили просьбу НКТяжпрома об освобождении Союзлесгяжпром от дополнительного экспорта леса11.

11) «Правде» соответствующее указание передал. Ну привет Вам, т. Сталин. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 740. Л. 30–36. Автограф.

1 См. документы Ms 92, 113.

2 См. документ М» 100.

3 См. примечание 2 к документу Ms 244.

4 См. примечание 6 к документу М» 146.

5 8 июня 1932 г. ПБ решило заслушать доклад кустпромкооперации на своем заседании

16 июня, поставив этот вопрос одним из первых в повестке дня (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 6).

6 8 июня 1932 г. ПБ обсудило вопрос «Об оздоровлении вагонного парка ж. д. транспор—

та» и приняло решение: «Поручить НКПС (т. Андрееву), на основе состоявшегося обмена мнений, разработать оперативный план полной ликвидации обезлички вагонов и постановки на должную высоту осмотра и ремонта вагонов, в том числе и организации ремонтных пунктов (места организации, количество, сроки окончания, рассылка членов коллегии НКПС на места по организации ремонтных пунктов и т.д.)» (Там же. Д. 887. Л. 2). 10 июля ПБ утвердило внесенный А.А.Андреевым проект постановления, в котором говорилось, что ЦК считает совершенно неудовлетворительным ход выполнения программы по выпуску товарных вагонов на заводах (выполнение на 21%). ПБ предложило НКТП немедленно принять меры к усилению работы заводов и обеспечению заданной программы выпуска вагонов, «обеспечив вагоностроение полностью и комплектно металлом и лесоматериалами» и пр. (Там же. Д. 891. Л. 6, 38). См. также примечание 3 к документу № 274.

7 Вопрос «Об огородных МТС» рассматривался на заседании ПБ 1 июня 1932 г. ПБ Поручило Я.А.Яковлеву представить проект предложений. 8 июня ПБ рассмотрело представленный Яковлевым проект и признало необходимым организацию огородных МТС вокруг крупных промышленных районов для обеспечения снабжения рабочих овощами. Было решено организовать до 1 октября 1932 г. не менее 100 огородных МТС, 50 не позже 1 сентября, а остальные — к 1 октября. Комиссии под руководством Постышева было поручено определить список районов (Москва, Ленинград, Тула, Иваново-Вознесенск, Урал, Донбасс и др.), а также рассмотреть организационные вопросы (Там же. Д. 887. Л. 3). Предложение комиссии были приняты 23 июня 1932 г. (Там же. Д. 889. Л. 27)

8 См. документы № 109, ПО.

9 См. документ М» 99.

10 ПБ приняло это решение 8 июня 1932 г. (Там же. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 171).

11 8 июня 1932 г. ПБ подтвердило решение о срочной сдаче на экспорт дополнительно 8 тыс. стандартов (Там же).

115

Молотов, Ворошилов, Каганович — Сталину [10 июня 1932 г.]'

Тов. Сталину. Положение в Монголии за последние дни резко ухудшилось. 30 мая весь гарнизон Цецерлика, состоящий из 1195 человек при 500 винтовках, восстал, ликвидировал власть, освободил арестованных 400 повстанцев. К ним при—

156

соединились посты за городом в составе 70 человек. Из Урги отправлен на машинах отряд в 100 человек ургинского гарнизона. В Урге осталось 100 человек кадрового состава, на верность которых полностью положиться нельзя, остальные переменники просто ненадежны. Отряды, подавляющие восстания, крайне утомлены, рассчитывать же на быструю ликвидацию восстания нет оснований. В Косогольском районе восстание грозит возобновиться. Ламы из восставших районов разошлись по восточной Монголии для агитации, таким образом нужно ждать вспышек восстания в новых районах, в особенности в восточных районах. Из парторганизации в 4000 человек можно собрать 200–300 человек и то мало пригодных к военному делу. Охтин считает, что без нашей помощи им наличными силами на справиться с восстанием. Наиболее опасным является положение в Урге, которую без быстрой помощи с нашей стороны мы можем потерять.

Монгольская комиссия Ворошилова в связи с создавшимся положением приняла ряд решений хозяйственного и военного характера2.

Просим Вашего мнения по следующим двум вопросам.

1. Перебросить в Улан-Батор в распоряжение монгольского правительства 500 чел[овек] монголо-бурятского кавдивизиона, усиленными нашими 300 людей*.

2. Кроме этого послать один наш кавдивизион, стоящий в ТроицкоСавске в составе 750 человек для охраны военного имущества, правительства и других учреждений3.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 38–41. Рукописный текст.

1 Внизу помета: «Поступило 10.VI.32 г.».

2 Монгольская комиссия ПБ была создана 16 марта 1932 г. «для разрешения всех вопросов, касающихся Монголии». В неё входили Ворошилов, Карахан, Постышев, Элиава, позднее в её состав был включен С.Е.Чуцкаев (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 20).

3 См. документ № 116, примечание 1 к документу М» 93.

116

Сталин — Молотову, Ворошилову, Кагановичу [10 июня 1932 г.]

Москва. ЦК ВКЛ. Поскребышеву. Для Молотова. Ворошилова. Кагановича

Первое. Шифровку о Монголии получил1. Последние телеграммы сообщали об успехах, поэтому непонятно столь неожиданное и резкое ухудшение. Либо телеграммы об успехах были неправильны и авторы их вводили нас в заблуждение, либо нынешнее сообщение Охтина не вполне правильно и намеренно сгущает краски, чтобы втянуть нас в рискованное дело.

Второе. Непонятна также роль нашего военного представителя товарища Щеко. Где он, чем занят, в чем выражается его работа и почему он не информирует нас? Кто руководит и кто по правилу должен руководить операциями против повстанцев — Охтин, чекисты или Щеко? Не пора ли монгольской комиссии ЦК разобраться в этом важном вопросе? Если Щеко не годится, не пора ли заменить его более опытным военным представителем?

* Так в документе.

157

Третье. Считаю рискованной посылку наших войск в Монголию на основании информации Охтина, человека неопытного как в политическом, так и, особенно, в военном отношении. Монголия и Бурят-Монголия не одно и тоже. Поспешное и недостаточно подготовленное решение в этом деле может развязать конфликт с Японией и дать базу для единого фронта Японии, Китая, Монголии против СССР. Было бы неправильно думать, что события в Монголии останутся секретом для внешнего мира. О них будут кричать сами монголы, китайцы, японцы, европейская пресса. Нас будут изображать оккупантами, борющимися против восстающего монгольского народа, а японцев и китайцев освободителями. Боюсь, что нынешняя обстановка в Монголии может навязать нашим войскам не свойственную им роль оккупантов, идущих против большинства населения. Мне кажется, что теперь уже поздно начинать дело с военного подавления. Формула «сначала подавить, а потом изменить политический курс» теперь уже нецелесообразна. Дело нужно начать с изменения политического курса. Этот акт должно проделать монгольское правительство. Только такой акт может создать перелом, расколоть повстанцев и вернуть монгольскому правительству утерянную политическую базу. После такого политического шага не трудно будет изолировать и подавить крайних контрреволюционеров. При такой комбинации помощь наших хорошо замаскированных войск можно будет просести одновременно и незаметным образом.

Четвертое. Советую немедля и в самом секретном порядке вывезти из Монголии в СССР все и всякие документы, шифровки, протоколы, бумаги, свидетельствующие о работе советских людей и представителей СССР в Монголии. Это абсолютно необходимо при всяких условиях.

Сталин.

№ 1,2

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 42–45. Автограф. 1 См. документ М» 115.

117

Сталин — Кагановичу [ранее 12 июня 1932 г.]

Здравствуйте, т. Каганович! 1) Письмо от 7-го получил. Мы не должны признать де-юре Маньчжурское] государство. Настаивая на признании с нашей стороны, японцы рассчитывают поссорить нас с Китаем или с Маньчжурией: если признаем Маньчжурию — рассоримся с Китаем, если откажемся признать — рассоримся с Маньчж[урским] пр[авительст]вом. Так рассуждают японцы своим неглубоким, хотя и хитрым умом. Но эта игра не блещет большим умом. Если признание так необходимо и разумно, почему японцы сами не торопятся признать свое же собственное детище? Мы должны ответить японцам, что мы изучаем вопрос о формальном признании, а также вопрос о том, почему японцы сами не торопятся признать Маньчжурское государство. По изучении вопросов, каковое изучение к сожалению несколько тормозится уходом в отпуск членов сессии ЦИК, без которых вопрос о признании нельзя ре—

158

шать, — сообщим японцам о результатах. Об этом надо сообщить не только Хаяши, но и — одновременно и обязательно — самим маньчжурам. Чтобы успокоить японцев и маньчжуров, надо заявить им одновременно, что мы в принципе не отвергали никогда и не отвергаем признание де-юре, но что практически такие вопросы не решаются одним ударом и нуждаются в изучении. Что это верно, явствует из того, что мы согласились принять консулов от Маньч[журского] пр[авительст]ва, не допустили Литтона1 к Ma и ведем линию строгого нейтралитета. И т.д. в этом роде2.

2) ПБ, видимо, не учитывает больших изменений, происшедших в последнее время в международном] мире. Самое важное из этих изменений состоит в том, что влияние САСШ начало падать как в Китае — в пользу Японии, так и в Европе (особенно после прихода к власти Фон-Папена) — g пользу Франттии. Это — очень важное обстоятельство. В связи с этим САСШ будут искать связи с СССР. И они уже ищут их. Одно из доказательств — приезд Ланкастера, представителя одного из самых сильных банков Америки3. Учтите это новое обстоятельство.

Привет. И.Сталин.4

Ф. 81. On. 3. Д. 100. Л. 142–145. Автограф.

1 Комиссии под председательством лорда Литтона (Великобритания), учрежденной Советом Лиги Наций в декабре 1931 г., было поручено «произвести изучение на месте и доложить Совету о всех обстоятельствах, которые, затрагивая международные отношения, угрожают нарушить мир между Китаем и Японией». В феврале-июле 1932 г. комиссия посетила Японию, Китай, Маньчжурию. Доклад комиссии, опубликованный 1 октября 1932 г., содержал план «автономии» Маньчжурии, признания «особых интересов» Японии и установления принципа «открытых дверей» (ДВП. Т. XV. С. 734–736).

2 См. документ М» 106. 16 июня 1932 г. ПБ поручило М.М.Славуцкому дать Охаси такой ответ: «Совпра в настоящее время изучает вопрос о формальном признании Манчжуго, а также в связи с этим и факт непризнания Манчжуго со стороны Японии. По изучению вопроса, каковое изучение, к сожалению, тормозится уходом в отпуск в летнее время членов ЦИК, без которых нельзя принять решения по этому вопросу, — мы сообщим о результатах. Совпра^в принципе никогда не отвергало и не отвергает признания Манчжуго де-юре, но практически такие вопросы не решаются сразу. Что это так, явствует из отношения Совпра к Манчжуго. Манчжуго может судить об этом по политике Совпра на КВЖД, по факту нашего согласия на назначение маньчжурских консулов в СССР и по нашей линии строгого нейтралитета, нашедшего свое выражение, в частности, в отношении Совпра к комиссии Литтона, желавшей проехать к Ma через советскую территорию». Славуцкому поручалось одновременно сообщить этот ответ непосредственно маньчжурам, а А.А.Трояновскому — японскому правительству (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 180, 186). См. также документ № 122.

3 См. документы М» 104, 112. Подробнее см. введение к разделу.

4 На первом листе помета: «Читал. Ворошилов» и подписи Калинина, Микояна, Рудзутака и Постышева.

118

Молотов, Каганович — Сталину 12 июня 1932 г.

Шифровка. Вх. № 9.

Тов. Сталину. 1) Из известных Вам достоверных источников известно, что Нанкин ре—

159

шил восстановить отношения с нами. Нанкин решил вступить с нами в переговоры о заключении договора о ненападении. Нанкин считает, что восстановление дипломатических отношений будет иметь место путем подписания договора о ненападении. Оставшемуся в Москве чиновнику китайской делегации Вану поручено в порядке «личного мнения, секретно и неофициально» выяснить мнение совпра. Очевидно во исполнение этой инструкции, Ван обратился в НКИД к заведующему Дальневосточным отделом Козловскому с просьбой о приеме.

2) Считаем, что решение Нанкина в основном определяется опасениями нашего сближения с Манчжуго. Восстановление отношений да еще путем подписания пакта о ненападении будет ставить своей целью затруднить нам установление нужных нам отношений с Манчжуго. Можно быть уверенным, что китайцы прямо включат в пакт о ненападении какие-либо пункты, прямо связывающие нас в нашей маньчжурской политике.

3) Считаем целесообразным, чтобы сейчас Козловский уклонился от свидания с Ваном, а Вана направить к сотруднику отдела, который предложит Вану, если у него будут запросы, сделать их письменно.

Просим сообщить Ваше мнение1. HP 9. Молотов, Каганович. 12/VI-32 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 54. Подлинник. Машинопись.

1 См. документы М» 119, 122.

119

Сталин — Молотову, Кагановичу 12 июня 1932 г.

Москва. ЦК ВКЛ. Поскребышеву. Для Молотова. Кагановича.

Насчет предложения нанкинцев о пакте ненападения согласен с вами. Если Ван сделает письменное предложение, пришлите копию по телеграфу1. Сталин. № 18. 12/VI 16–252

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 54. Автограф.

1 См. документы М» 118, 153. 16 июня ПБ приняло предложения Молотова и Кагановича,

сформулированные ими в телеграмме Сталину (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 180). В дополнение к этому решению 29 июня 1932 г. ПБ разрешило Б.И.Козловскому заявить Вану, если тот поставит вопрос о пакте и признании, что, по его мнению, советское правительство «не будет возражать против немедленного восстановления отношений без всяких условий, после чего пакт о ненападении придет как естественный результат восстановления отношений» (Там же. Д. 13. Л. 4).

2 Номер, время и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в

18 час. 50 мин. (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 53).

160

120

Сталин — Кагановичу 12 июня 1932 г.

Москва. ЦК ВКП. Поскребышеву. Для Кагановича и других членов ПБ.

Вношу в Политбюро четыре предложения:

Первое, обязать «Правду» печатать ежедневные сводки производства автомашин на АМО и Нижегородском автозаводе.

Второе, обязать «Правду» печатать ежедневные сводки производства тракторов на Сталинградском и Харьковском тракторных заводах и не бояться того, что Харьковский тракторный по известным причинам будет давать на первое время меньше ста штук в день.

Третье, обязать «Правду» взять под систематический обстрел руководство наших металлургических заводов, которые, несмотря на ввод новых гигантских домен, все еще не смогли поднять производство чугуна до двадцати тысяч тонн в день.

Четвертое, обязать «Правду» взять под систематический обстрел предприятия Наркомлеса и Наркомснаба, которые несмотря на огромные затраты государственных средств, все еще топчутся на месте1.

Сталин.

№17

12/VI. 32 г.

15–102

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 57. Автограф.

1 13 июня 1932 г. текст этой телеграммы Сталина был оформлен как решение ПБ (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 888. Л. 12). Сводки ежедневного выпуска автомобилей и тракторов начали публиковаться в «Правде» с 15 июня. См. также документы № 100, 121,123,125.

2 Номер, дата и время вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в

18 час. 50 мин. (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 56).

121

Сталин — Кагановичу [12 июня 1932 г.]

Здравствуйте, т. Каганович!

1) Почему не публикуются ежедневные сводки по «АМО» и «Автозаводу»? Кого вы щадите, — бюрократов? Неужели интересы бюрократов стоят выше интересов дела? Дожили до такого позора...1

2) Почему пало производство тракторов на Сталинградском тракторном? Получили орден Ленина и успокоились? И ЦК может терпеть такое безобразие!...2

3) Как обстоит дело с выполнением плана производства танков, аэропланов и моторов к ним, танковых и противотанковых пушек? Майский план выполнен или нет? Каковы перспективы июньского плана?

6–10

161

4) Когда думает созвать пленум ЦК? Хорошо бы созвать к 1–2-му августа3.

5) Только что получил Ваше письмо от 9/VI. Отвечаю:

а) По ширпотребу. По решению ЦК мы должны иметь не только квартальные, но и месячные планы завоза для рынка, — это во-первых, и затем во-вторых, мы должны определенный процент всей суммы продукции отгружать для рынка (и деревни), и только остатки отдавать нерыночным потребителям4. Куда девались эти решения? Почему не выполняются? Если Вы действительно добиваетесь правды, напишите мне — сколько%% всей продукции по известным отраслям отдается на рынок (по месяцам!), или должно отдаваться на рынок (по месяцам!) и сколько нерыночным потребителям. Ну-ка, попробуйте!

6) Что касается Центросоюза, то ссылаться на его слабость нечего: его слабость вещь общеизвестная. Комиссия ПБ по ширпотребу создана для того, чтобы Центросоюзом руководили Вы и Постышев5. В этом смысл создания комиссии. Отныне ссылка на слабость Центросоюза будет (должна!) расцениваться, как слабость Кагановича и Постышева. Очередная задача состоит в том, чтобы в мае, июне и июле послать максимум игорпотребных товаров в хлебные, сахарные (свекловичные) и хлопковые области — в расчете, что товар будет на месте уже в щоде и августе. Если это не будет сделано, то комиссия заслуживает того, чтобы быть похороненной заживо. Ну, пока все.

Привет. И.Сталин.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 100. Л. 120–124. Автограф.

1 См. документ № 120.

2 23 апреля 1932 г. ПБ по инициативе Сталина приняло решение войти в Президиум ЦИК СССР с предложением о награждении орденом Ленина Сталинградского тракторного завода (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 881. Л. 1, 16). В мае 1932 г. производство тракторов в СССР упало до 1697 по сравнению с 2997 в апреле и не было восстановлено до прежнего уровня в течение нескольких месяцев (хотя в целом в 1932 г. было выпущено 28882 трактора по сравнению с 17536 в 1931 г.) (N.T. Dodge. Trends in Labor Productivity in the Soviet Tractor Industry: A Case Study in Industrial Development. Ph.D. dissertation. Harvard University, 1960. P. 608–614). 16 сентября 1932 г. ПБ по инициативе Сталина приняло решение: «Предложить т. Орджоникидзе в 2-х дневный срок сообщить в ЦК, что творится на СТЗ, почему он ненормально работает и что надо предпринять для того, чтобы в срочном порядке наладить нормальное производство» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 900. Л. 2). В газете «За индустриализацию» (17 октября 1932 г.) это падение объяснялось нехваткой металла и необходимостью ремонта изношенного оборудования. См. также документ № 125.

3 См. документ N° 144.

4 10 февраля 1932 г. ПБ предложило составить такой план распределения товаров широкого потребления на 1932 г., чтобы доля свободного рынка составляла не менее 80% валовой продукции этих товаров (Там же. Ф. 17. Оп. 3. Д. 872. Л. 6). В дальнейшем вопрос о составлении планов снабжения ширпотребом и распределения товаров между свободным рынком и государственными потребителями неоднократно рассматривался ПБ. См. также документы № 93, 100, 104, 114.

5 8 мая 1932 г. ПБ по предложению Сталина образовало комиссию по проверке исполнения решений центральных учреждений по ширпотребу, в которую вошли Молотов, Сталин, Каганович, Постышев, Рудзутак и Ягода (Там же. Д. 883. Л. 1).

162

№ 122

Каганович — Сталину 12 июня [1932 г.]

12/V1

Здравствуйте, т. Сталин! Получил вчера Ваше письмо от 7-го и сегодня только что получил Ваше последующее письмо.

1) Завтра ознакомлю всех членов ПБ с Вашими предложениями по вопросу о признании Маньчжурского правительства и примем директиву нашим дипломатическим представителям в соответствии с Вашими указаниями1. Совершенно бесспорно, что нам нецелесообразно идти сейчас дальше того, что мы уже сделали. Может возникнуть только следующий вопрос: так как нам известно, что Сайто не особенно сочувствует нашему признанию Манчжуго, то не следует ли перед нашим ответом Охаши и маньчжурцам Трояновскому запросить в беседе с Сайто, как он смотрит на это дело. Если нужно будет, то запросим Вас завтра шифровкой для получения телеграфного ответа. В связи с этим вопросом я хотел спросить Ваше мнение о том, как нам быть с Знаменским? Я помню, Вы как-то говорили, что снимать его сейчас неудобно2, но Карахан, внося предложение о снятии Знаменского, приводит серьезные факты, так например: Знаменский, несмотря на категорическое запрещение встречаться с Велингтоном-Ку, тем более с Литтоном3, встречался с Велингтоном-Ку, с Литтоном и сотрудниками его комиссии. Судя по всему, он хочет там «творить» какую-то «высокую» политику, но не умеет вести даже простой политики. Не лучше ли его снять? Это может оказаться полезным и в дипломатическом отношении. Предложение Карахана о его снятии мы отложили. Прошу Вас сказать свое мнение.

2) О Нанкине мы Вас вчера запросили телеграфно4. То, что они начинают с вопроса о пакте о ненападении без возобновления дипломатических отношений, для нас вряд ли приемлемо, тем более, что они наверняка в пакте о ненападении потребуют включение пункта о Маньчжурии. Затем, как нам известно, они поручили члену делегации Мо-де-Гуя частным секретным образом прощупать настроение и отношение к их возможному предложению. Все это пока не производит серьезного впечатления. Возможно, что нанкинцы отражают здесь настроения в Америке, но это пока неизвестно. Во всяком случае, кажется, что нам торопиться не надо.

3) Об Америке. Надо признать, что Ваш упрек правилен. Мы действительно недооценили значения приезда Ланкастера и общей тенденции, нарастающей в Америке. Это особенно видно в свете того анализа изменения в положении Америки, который Вы дали в письме. Ряд новых фактов показывают, что в Америке безусловно «назревает или уже назрело дело о признании СССР». Я Вам посылаю записку Радека и Андрейчина об их беседах с Булитом, довольно крупным политическим деятелем в Америке, и инженером Поп5. Записки очень интересные и показывают, что из разных сторон ставится все реальнее тот же вопрос о признании СССР. Сегодня получили сообщение, что Купер организует поездку в СССР 8 крупных деловых людей (фамилии еще не знаем). Мы, конечно, сейчас учтем эти все обстоятельства, устроим Ланкастеру встречу с Калмановичем, Пятаковым и Межлауком, базой разговоров будут Ваши указания6. Но теперь встает уже вопрос, достаточно ли это? Не следует ли в самой Америке кое-что прощупать? Ждем Вашего совета на этот счет.

6*

163

4) О нефти. Мы организовали освещение в «Известиях» и «Правде». Ни Губкина, ни других крупных как раз в Москве не оказалось, мы связались с ними и удалось получить изложение речи Губкина на Академии наук. Получилось неплохо, естественно, сегодня получилось уже из Ново-Сибирска и интервью с Губкиным, но мы придержали печатание на денек-другой, чтобы не кормить только Губкина. Завтра, в зависимости от того, как инкоры откликнутся на эти сообщения, мы дадим через ИноТАСС соответствующее сообщение в заграничную прессу7. Надо полагать, что конференция состоится скоро.

5) Посылаю Вам письма Чубаря и Петровского. Письмо Чубаря носит более деловой и самокритический характер, в нем нет такой гнили, какая есть в письме Петровского. Петровский с первых же строк начинает сваливать вину на ЦК ВКП(б), заявляя, что он «понимал необходимость выполнения директив ЦК ВКП(б) о хлебозаготовках», как будто они не могли поставить в ЦК ВКП(б) своевременно и честно все их вопросы. Он (Петровский) полемизирует с теми, кто говорит правду, что они были оторваны от села и не знали положения дел, но тогда он должен признать, что они скрывали от ЦК ВКП(б) правду и только тогда начали говорить, когда ЦК из Москвы указал им на вопиющие безобразия. Практически его письмо сводится к тому, чтобы, во-первых, подготовить почву отказа от хлебозаготовок в этом году, что совершенно недопустимо, во-вторых, и он и Чубарь ставят вопрос о помощи хлебом на продовольственные нужды. В этом отношении частично придется им оказать помощь, вопрос только в размерах. Прошу Вас написать Ваши соображения на этот счет?8 Косиор ничего не пишет.

6) С севом нового пока нет, сводка будет 14-го, но, судя по некоторым данным, от этой пятидневки можно ждать около 6 миллионов га. В связи с окончательным подсчетом посевной площади возникает вопрос о поправках к посеву единоличников. В прошлом и позапрошлом годах добавочные поправки выражались в 10–15%. В этом году мы имеем те же факты, что единоличник скрывает некоторую часть своих посевов. Имеются даже такие факты, что единоличник ночью сеет, чтобы избежать учета его посевов. Я думаю, что так же, как в прошлом году, можно внести поправку по единоличному сектору те же 10–15%, что составит около 2-х миллионов га. Прошу Вас написать свое мнение9.

7) Для замены Охтина будем искать кандидатуру10. Как найдем, Вам сообщим.

8) «Правде» соответствующие указания дал, через день-два оформим этот отдел писем рабочих и колхозников, это будет замечательно11.

9) Насчет оценки «Демьяновой ухи» я с Вами целиком согласен. Я прочитал и новую и старую вещь, новую он сделал еще более грубо и халтурно. Для того чтобы быть народным, пролетарским писателем, вовсе не требуется приспособленчества к отрицательным сторонам наших масс, как это сделал Демьян Бедный. Я удивляюсь прямо, как Ворошилов мог быть в восторге от этой вещи, тем более что у Демьяна в пьесе много двусмысленностей. Шолохова, к сожалению, не прочитал12.

Ну на этом кончу. Как отдыхаете? Как здоровье? Всего хорошего, привет! Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 37–42. Автограф.

См. примечание 2 к документу № 117.

164

2 См. примечание 1 к документу № 126.

3 См. примечание 1 к документу № 117.

4 См. также документы № 118, 119, 123, 153, 156, 157, 158.

5 Записка отсутствует. См. примечание 3 к документу № 126.

6 См. документы № 112, 117, 126.

7 См. примечание 4 к документу № 126.

8 Письма отсутствуют. См. примечание 5 к документу № 126.

9 См. примечание 6 к документу № 126.

10 Новый полпред в Монголии С.Е.Чуцкаев был утвержден ПБ только 15 августа 1933 г. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 928. Л. 5). См. документ № 108.

11 См. примечание 2 к документу № 108.

12 См. документ N° 108.

123

Каганович — Сталину 13 июня 1932 г.

Строго секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи — Сталину.

1) Вашу ответную телеграмму о предложениях нанкинцев получили, примем соответствующее решение1.

2) По Вашей второй телеграмме сегодня ПБ опросом приняты Ваши четыре предложения о поручениях «Правде». Буду следить за их выполнением2.

3) Ваше предложение об отделе писем рабочих и колхозников также оформили постановлением секретариата, предложив «Правде» сократить печатание фельетонов3. № 10/с — 989/ш.

13/VI — 32 г. Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 58. Заверенная машинописная копий.

1 См. документ N° 119.

2 См. документ № 120.

3 13 июня 1932 г. CT принял предложение Сталина об организации в «Правде» отдела писем рабочих и колхозников, сократив до минимума количество фельетонов, печатаемых на страницах «Правды» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 114. Д. 302. Л. 13). См. также документы № 108, 122, 125.

124

Каганович — Сталину 13 июня 1932 г.

Совершенно секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи. Сталину. Сегодня инкоры подробно описывают новые месторождения нефти. «Лайонс, Кинкейд, Чемберлин подчеркивают размеры новых месторождений

165

и их благоприятное географическое расположение и отмечают заявление Ганшина о том, что продукция Баку и Грозного освободится для экспорта. Кинкейд отмечает важность на случай войны месторождений, расположенных в глубине страны и не находящихся под ударом».

Сегодня же посылаем от ТАССа подробную информацию заграницу1. № 11/с — 990/ш.

Каганович.

13/VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 59. Заверенная машинописная копия.

1 См. примечание 1 к документу № 126.

125

Каганович — Сталину 14 июня [1932 г.]

14/VI

Здравствуйте, т. Сталин.

Прежде всего хочу Вам сообщить о работе по валюте.

1) Работа нашей комиссии идет по двум линиям, во 1-х, обеспечения выполнения плана 1932 г. и, во 2-х, разработка вопроса и мероприятий, обеспечивающих выход в 1933 г.

По 1-ой задаче мы рассмотрели вопрос об обеспечении экспорта леса по плану 1932 г. и приняли ряд оперативных мер1. Мы рассмотрели вопрос о работе золотопромышленности, приняли ряд оперативных мероприятий, в особенности по обеспечению снабжения как технического, так и продовольственного.

Завтра собираем в ЦК всех поставщиков, т.е. хозорганиз[аций], обязанных выполнять заказы и договора с золотопромышленностью, чтобы втолковать людям необходимость серьезного отношения к снабжению золотой промышленности (разумеется без разглашения ненужных фактов и цифр)2.

По линии 2-ой задачи, т.е. 1933 года, подкомиссии пока еще работают над вопросом. Тут в 1-ую очередь необходимо сократить и оттянуть частично план импорта в 1932 г., но комиссия Рудзутака вместо непосредственной работы над сокращением ограничилась тем, что поручила Орджоникидзе и Розенгольцу договориться!! Ну и, конечно, пришлось бы долго ждать, пока они бы сговорились. Пришлось поэтому в связи с докладом моей подкомиссии о балансе платежей установить лимиты в цифрах, чтобы облегчить Рудзутаку задачу резки импорта. Мы постановили: «Предложить комиссии т. Рудзутака ограничить платежи в 1932 г. суммой не свыше 67 мил. (установленной уже ПБ), включая платежи по всему дополнительному импортному плану по всем особым постановлениям, в том числе и закупкой хлеба для ДВК, а платежи по импортному] плану 1932 г., падающие на 1933 г., не свыше 85 мил. рублей».

Не обошлось, конечно, без споров и «комплиментов», но мы настояли, и это было принято.

Из прилагаемых посылаемых Вам таблиц расчетов наших долгов и платежей вы увидите основные цифры, мы их тщательно проверили и точно установили, хотя и до них Вы точно определили наш дефицит и затруднения.

166

Исходя из расчетов платежей, мы установили задание подкомиссиям разработать и определить экспортный план, обеспечивающий валютную выручку в 1933 г. не менее 620 мил. рубл., а в 1-м полугодии не менее 290 мил. рубл. Конечно, эти цифры составлены с некоторым резервом, тем более, что у Розенгольца есть еще некоторый резерв по оттяжке платежей и экономии миллионов на 40, но эти последние 40 м[лн] пока в наших расчетах не фигурируют, и мы предпочли наметить цифры с некоторыми резервами, чем с дефицитом, пока это только задание подкомиссиям, а конкретные планы мы еще будем рассматривать.

2) В полученном мною сегодня Вашем письме Вы спрашиваете, почему не печатаются сводки. Теперь это дело уже завинчено, и сводки будут3. То, что они не печатались, правдисты объясняют тем, что Автозавод не выпускал машин, а моторы к комбайнам, а АМО выпускал с перебоями, но они с успехом могли печатать и о моторах и о выпускаемых с перебоями грузовиках завода Сталина. Вчера я имел очень крупный разговор, если можно только назвать это разговором, с Мехлисом и Поповым, я их крепко ругал как за не печатание сводок, так и за их неправильное отношение к предложению об организации отдела писем рабочих и колхозников. Они написали в виде отчета в ЦК, что ими предпринимается по проведению этого постановления, и в этом отчете вначале целую страницу посвящают тому, что они и до сих пор печатали письма, как в отдельности, так и в изложении и т.д., т.е. они написали явную неправду. На примерах живых номеров «Правды» я им доказал, что они подменивали письма рабочих и колхозников фельетонами Рыклина, Аграновского, Васильковского и Кольцова4. Кончилось тем, что я крепко поругался с Мехлисом и Поповым, вообще я думаю, что к Вам скорее могут пойти жалобы на меня за не пощаду, чем за пощаду. Во всяком случае, Ваше замечание учту.

3) О Сталинградском заводе: он сейчас выпускает моторы к комбайнам, выпустили 622 мотора за 1-ую декаду июня и 418 тракторов, но это ниже программы и Вы правы, что надо подтянуть завод5. Сейчас завод с 15 июня собираются пустить в отпуск, я сомневался в целесообразности пустить его сейчас именно, но Серго сказал, что он с Вами согласовал этот вопрос.

4) О выпуске танков, аэропланов и моторов к ним, пушек и т.д. я Вам подробно напишу в следующем письме. Ваше письмо я получил вечером и не мог получить точных свед[ений]. Сейчас же могу сказать, что по имеющимся у меня сведениям программа выполняется неплохо.

5) О ширпотребе: последние два дня целиком почти сидел на этих вопросах, рассматривали мы главным образом конкретное распределение фондов на III кв[артал]. Кончили мы сейчас с хлопчатобумажными тканями, то, что мы приняли, целиком совпадает с Вашими указаниями в последнем письме. Мы круто повернули товары в деревню. Сейчас уже очень поздно, а в следующий раз я Вам напишу подробно с цифрами по отраслям, в особенности по хлопчатобумажной продукции.

6) Посылаю Вам полученные от Балицкого три документа6.

7) Неплохо развивается кампания с займом7. Москва сегодня окончила 100%, настроение рабочих неплохое, в большинстве заводов подписка проходит с подъемом. На Подольском заводе один старый рабочий выступил так: «Вот, — говорит он, — здесь спорят, можно ли выиграть или нет, а вот я вас спрошу, у меня 2 сына, оба уже инженеры, что я, выиграл или нет. Конечно уже выиграл». В этих словах выражена вся сила убежденности пролетариев в правоте нашего дела, наших мероприятий.

167

Ну на этом кончу. Жму руку. Ваш Л.Каганович.

P. S. 1) За последнюю пятидневку засеяно 5 м|лн) 300[тыс. га] итого 87 м|лн] 717 т[ыс], меньше прошлого года на этот же срок на 1 м|лн) 900 т[ыс). МТС почти кончили сев. Сейчас надо нажимать на технические и огородные культуры.

2) Места напирают сильно по вопросу о хлебе, в громадном большинстве мы отказываем. Приехал Чубарь тоже за хлебом, мы пока ничего не решили, дали только для Молдавии 50 т[ысяч| пудов. Просят они миллиона 1У2, конечно у нас нет возможности дать им столько, но помочь придется, особенно для свекольных районов. Очень прошу Вас сообщить Ваше соображение на этот счет, сколько можно им дать8.

Сейчас подготовляем вопрос об обеспечении успешного проведения уборочной кампании.

Привет. Л.Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 740. Л. 43–52. Автограф.

1 16 июня ПБ утвердило решение о выполнении экспортного плана заготовки леса в 1932 г. и приняло постановление, внесенное комиссией ПБ по валютным резервам (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 888. Л. 1, 18–22).

2 16 июня ПБ рассмотрело пакет вопросов, связанных с работой золотопромышленности, и утвердило соответствующее постановление (Там же. Л. 10, 38–46).

3 См. документы N° 120,'121.

4 См. примечание 3 к документу № 123.

5 См. примечание 2 к документу № 121.

6 Документы отсутствуют.

7 16 мая 1932 г. ПБ одобрило выпуск нового массового займа на 1932 г. на общую сумму 3200 млн руб. (Там же. Оп. 3. Д. 884. Л. 5).

8 См. примечание 5 к документу № 126.

126

Сталин — Кагановичу 15 июня 1932 г.

15/VI32

Здравствуйте, т. Каганович! Письмо от 12/VI получил.

1) Формальный отзыв Знаменского нецелесообразен. Его надо вызвать (немедля) для личного доклада, побеседовать с ним обстоятельно и потом решить вопрос так или иначе1.

2) Из всех разговоров, «переговоров», «сообщений» и «заявлений» о советско-американских отношениях наиболее интересным явлением нужно считать появление Ланкастера, его желание выяснить условия займа и порядок погашения претензий банка. Пусть Межлаук, Пятаков и Калманович поговорят с ним обстоятельно2.

Что касается Попа, Булита и других, то с ними также надо быть ласковыми (помните украинское: «будьте ласковы»!) и внимательными. Ссылку этих господ на «Коминтерн» надо отвести ссылкой на такие факты, как наличие дипломатических] отношений с Францией, Германией, Англией, Японией, заявив им о том чувстве досады, какое переживают советские люди, видя,

168

что немцы, англичане, французы, японцы давно уже поняли разницу между Коминтерном и советским правительством, а американцы не доросли еще до такого понимания.

Я думаю, что в САСШ пока не следует посылать наших людей для «прощупывания»3.

3) Насчет шума по поводу нефти вышло у Вас неплохо. Обязательно добавьте к названным в «Правде» новым источникам нефти на Востоке еще один источник — Якутию. Я посылаю Вам соответствующее сообщение Орготдела ЦК о нефти в Якутии. Я думаю, что указание Староватова не лишено основания. Помимо шума о нефти, мне кажется, что нефть в Якутии (а там есть нефть) для нас прямо благодеяние, ценная находка. Обратите на это дело серьезное внимание4.

4) Письма Чубаря и Петровского не понравились. Первый разводит «самокритику» — чдибц таници-из ^Mьcjom ниьыс_АШлдк'иы_1;улиь. хлеба, второй играет святошу, отдавшего себя в жертву «директиве ЦК ВКП» — аыбы добиться г.»крящ^нилл1лаш_&дебдзаг_<дша^к. ци то щ, другое не приемлемо. Чубарь ошибается, если он думает, что самокритика нужна не для мобилизации сил и средств Украины, а для получения «помощи» извне. Помоему, Украине дано больше чем следует. Дать еще хлеб незачем и неоткуда. Самое плохое в этом деле — молчание Косиора. Чем объяснить это молчание. Знает ли он о письмах Чубаря — Петровского?5

5) Я думаю, что не следует давать поправки к посевным сводкам по линии индивидуалов. Так будет лучше. Если Вы и Молотов настаиваете на поправках, то можно дать их в крайнем случае, но не в размере 10–15%, а максимум 5=Ш6.

Привет! И.Сталин.

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 62–63. Автограф.

1 В 1930–1932 гг. ЦКК проводило расследование в связи с поступившим коллективным

заявлением группы коммунистов, работавших в Мукцене. В ноябре 1932 г. ААЗнаменский вернулся в Москву. В начале 1933 г. ЦКК объявило Знаменскому строгий выговор, запретив ему работу за границей. См. также документ № 122.

2 См. документы № 112, 117, 122. 3См. документы № 151, 158, 191.

4 12 июня 1932 г. «Правда» опубликовала материал «Сгерлитамак — новый мировой нефтяной район. Подавляющую массу нефтепродуктов Баку, Грозного, Майкопа — на экспорт», в котором сообщалось об открытии новой «богатейшей нефтяной базы» в Башкирии и о возможности в связи с этим направлять запасы южных районов (Азербайджана, Северного Кавказа), близко расположенных к портам, на экспорт. В последующие дни сообщения о форсированной разработке новых месторождений публиковались почти каждый день. После письма Сталина, 20 июня «Правда» поместила передовую статью, где сообщила новые адреса месторождений, в том числе якутской нефти. 21 июня в «Правде» был опубликован обширный материал «Нефть в Якутии». См. также документы №111, 122, 124.

5 16 июня 1932 г. ПБ рассмотрело заявление В.Я.Чубаря и приняло решение отпустить Украине 2000 тонн овса на продовольственные нужды из неиспользованной семесуды, 100 тыс. пудов кукурузы на продовольственные нужды из отпущенной на посев для Одесской области, но неиспользованной по назначению, 70 тыс. пудов хлеба для свекловичных совхозов на продовольственные нужды и 230 тыс. пудов хлеба для колхозов свекловичных районов Украины на продовольственные нужды (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 180–181). 17 июня 1932 г. ПБ ЦК компартии Украины приняло решение: «Послать ЦК ВКП(б) тт. Кагановичу и Молотову следующую телеграмму:

169

«Чубарь по поручению ЦК ВКП(б) возбудил ходатайство [об] отпуске Украине продовольственной помощи находящимся [в] тяжелом положении районам. Настоятельно просим сверх отпущенных для обработки свеклы, а также дополнительной продовольственной помощи 220 тыс. еще 600 тыс. пудов [хлеба]». 21 июня в ЦК КП(б)У и правительство республики была отправлена телеграмма за подписями Сталина и Молотова о необходимости обеспечить «во чтобы то ни стало» план зернопоставок в июлесентябре. 23 июня в ответ на телеграмму С.В.Косиора о помощи ПБ приняло постановление: «Ограничиться уже принятыми решениями ЦК и дополнительного завоза хлеба на Украину не производить» (Голод 1932–1933 роюв на Украшь Киев. 1990. С. 183, 186–187, 190). См. также документы № 122, 125. 6 21 июня 1932 г. «Правда» опубликовала сводку НКЗ о ходе сева яровых на 15 июня 1932 г. В ней указывалось, что посевы единоличников составляют 74,2% плана, в то время как в колхозах 93,2%. См. также документ № 122.

№ 127

Каганович — Сталину

16 июня [1932 г.]

16/VI

Здравствуйте, дорогой т. Оралин!

1) Прежде всего даю Вам отчет о ширпотребе1. Должен предварительно отметить, что невнимание к этому вопросу выразилось и в том, что учет поставлен безобразно и потребовался большой нажим, чтобы получить более или менее сносные данные по 12 промтоварам. Начну с а) хлопчатобумажных тканей. (Этот вопрос мы специально рассмотрели с особой конкретностью.)

Программа, представленная Наркомлегпромом на III квартал, составляла 311 млн против 336 м[лн руб.] во П-м квартале (все в отпускных ценах). Мы считаем, что всемерно налечь на мобилизацию ресурсов хлопковых, котониных, чтобы не допускать сокращения, дискутируется еще вопрос об обменной операции с заграничным хлопком, но мы вопрос не решили окончательно, запросим Вас.

Но главное в использовании хлопчатобумажных тканей. В этом отношении мы приняли крутые меры. Прежде всего, в отношении оставшихся 15 дней II-го квартала мы предложили отгружать все селу, пока не будет отгружен квартальный план в 64 млн руб., т.е. к отгруженному за апрель-май 15 мил. дать за 15 дней июня на 49 мил. рубл. хл|опчато]бум(ажных] тканей, кроме того из коммерческих фондов в июне селу должно быть отгружено не менее 50% , то есть не менее 15 миллионов рублей.

На Ш-й квартал нами установлен следующий план использования хлопчатобумажных тканей: на внерыночное потребление — 129. мил. руб. в III квартале против 177 во П-м кв.; из этих 129 мил. р. на швейную промышленность отпускается 87 мил. р. (мы пошли сознательно на сокращение швейной промышленности со 120 мил. р. во II кв. до 87 мил. р. в III квартале, чтобы побольше мануфактуры двинуть на село). Из них на спецзаказы военного ведомства вместо 18 м.р. во П-м кв. — 12 м.р. в III кв.; промпотребление вместо 10 м. во II квартале 8 м. в Ш квартале и т.д. На рынок 206 м. в III кв. против 159 м. во II кв.; из этих 206 м. на село направляется 170 м. рублей, т.е. 82% от всего рыночного фонда и 50,6% от всего товарного фонда.

Для того, чтобы добиться крутого перелома, мы постановили в июле весь рыночный фонд по хлопчатобумажным тканям отправлять только в деревню, что составит 57 млн руб.

1 0

Вчера вечером просматривали весь план распределения всех остальных 11 товаров, в результате мы определили следующий план.

б) Нитки — из производимых на 20 мил. рубл. на внерыночное потребление 4,5 мил. руб. в Ш-м кв. против 9 мил. во 11-м кв.; на рынок — 15 м. против 11м. руб. во П-м кв. Из 15 м. — на село 9,9 м.р.

в) Шерстяные ткани — план товарной продукции 105 м.р. в Ш кв. против 77,8 м. руб. во П-м кв.; из них — на внерьшочное потребление (в т.ч. главное — швейная промышленность) 56,7 м.р. в Ш-м кв. против 72,8 м.р. во Н-м кв.; на рьшок 48.3 м.р. в Ш-м кв. против 5 м.р. во Н-м кв. , а из 48,3 м.р. — 37,8 м.р. на село, т.е. 87% от рыночной продукции идет на село.

г) Платки — план товарной продукции в Ш-м кв. 22,4 м.р. против 19,2 м.р. во П-м кв.; из них на внерыночное потребление ничего и почти все (за исключением 1 мил. на целевой завоз) идет на село.

д) Швейные изделия — план товарной продукции в Ш-м кв. 306 м.р. против 357 м.р. во Н-м кв.; из них — на внерьшочное потребление 6,6 м.р. в Ш-м кв. против 7,5 м.р. во П-м кв.; на рьшок 300 м.р. в Ш-м кв., из них на 129 м.р. на село (сокращение швейной промышленности в связи с сокращением отпуска хлопчатобумажных тканей точно еще не установлено).

е) Обувь — план товарной продукции 219 м.р. в Ш кв. против 169 м.р. во П-м кв.; из них — на внерыночное потребление 13,9 м. руб. в Ш-м кв.; на рынок 206 м. руб. в Ш-м кв. против 157,1 м.р. во И-м кв. Из них на село 109 м. руб., т.е. 50% общей товарной продукции и 69% от рыночной.

ж) Резиновая обувь (галоши) — план товарной продукции 78,7 м.р. против 55,7 м. руб. во П-м квартале; из них — на внерыночное потребление 4,7 м.р. в Ш-м кв. против 6 м.р. во П-м кв.; на рынок 74 м.р. в Ш-м кв. против 49,7 м.р. во Н-м кв. Из них на село 29 м.р.

з) Махорка — план товарной продукции 27,4 м.р. против 30,9 м.р. во П-м кв.; из них — на внерыночное потребление ничего не даем, на село 58% — 16 мил. руб.

и) Мыло хозяйственное — план 31 м.р. против 38 м.р. во П-м кв.; из них на рынок 28 м. руб., а на село 14 м.р., т.е. 50% рыночной продукции.

к) Мыло туалетное — план производства в Ш-м кв. 7 м.р. против 22 м.р. во Н-м кв. (жиров не хватает); из них — на внерьшочное потребление ничего, а на село 2 м. руб.

л) Трикотаж — план товарной продукции 145,8 м.р. в Ш кв. против 112,9 м. руб. во П-м кв.; из них — на внерьшочное потребление 5,5 м.р. в Ш-м кв. против 7,1 мил.р. во И-м кв.; на рынок 140,3 м.р. в Ш-м кв., из них на село 62,3 м.р.

м) Папиросы — план товарной продукции 199,2 м.р. в Ш кв. против 174 м.р. во П-м кв.; из них — на внерьшочное потребление 1 м. руб., на рынок 198 м. руб. против 173,8 м.р. во И-м кв. Из них на село 61,1 м.р.

Из этой общей товарной продукции примерно в l'/г миллиарда рублей внерыночный фонд составляет 226,9 м.р.

Из рыночного фонда в 1м[лрд] 300 млн р. 340 млн составляет коммерческий фонд, из которого на 130 млн р. идет на село, 176 млн р. в город, а остальные 33 млн р. на целевые назначения (лес, золото, пушнина, путина). Кроме этих коммерческих на село идет на 500 млн руб. товаров против отгруженного во П-м кв. 192 млн руб. Кроме того, на село идет по целевым назначениям (хлопок, свекла, табак) на 117 м. рублей. Тут у нас были споры за сокращение этих целевых завозов, эта цифра и получилась в результате сокращения.

171

Таким образом, по сравнению с планом Н-го кв. мы имеем увеличение на рынке в целом на 18%, а по сравнению с фактической отгрузкой 1-го кв. на 62%. По селу (вместе с коммерческими) мы имеем увеличение по сравнению со Н-м кв. на 162%, а по сравнению с фактической отгрузкой в 37г раза больше.

К сожалению, по ряду других товаров мы не могли рассмотреть конкретно потому, что нет даже точного учета, до сих пор они не были даже в поле зрения распределения. Это такие товары как: металлоизделия, силикаты, галантерея, деревянные изделия, скорняжные и кожевенные изделия и пр. Даже по таким крупным товарам, как соль, керосин, спички и т.д. нет точного учета и плана использования.

Мы дали задание срочно составить хотя бы приблизительный план, чтобы можно было обеспечить интересы деревни.

Кроме этого, остается еще распределение таких продтоваров, как селедки, кондитерские изделия, растительное масло, сахар и т.п.

По этим товарам придется в ближайшие дни рассмотреть план и обеспечить увеличение для села. Но самое главное, т. Сталин, это обеспечить выполнение этого плана — то, что Вы все время подчеркиваете, чтобы эти товары действительно попали в деревню не позже июля-августа и, наконец, чтобы в областных базах и в районах эти товары, направлялись бы действительно для колхозников и крестьян. Постышев сейчас берется специально за это дело. Мы посылаем сейчас в области и на базы 50 крупных работников для проверки на месте и обеспечения проведения наших решений. Мы сейчас всю работу подкомиссии разбили по группам товаров, привлекли ряд новых людей и будем толкать это дело, но должен Вам прямо сказать, т. Сталин, что я не ожидал встретить такую неповоротливость и даже беспомощность советского аппарата в проведении такой важнейшей политической директивы ЦК. Сидят люди в наркоматах, создан специальный Комитет фондов, в нем ряд ответственных работников, а настоящего дела, чтобы взяли и повернули, нет. Поэтому то, что должны были бы делать существующие органы — приходится делать ЦК. Подумать бы надо над улучшением работы этих органов2.

2) Теперь по вопросу о том, как обстоит дело с выполнением программы по аэропланам, танкам, моторам и т.д. Вся программа по самолетам на пять м[есяцев] 1000 штук. Выполнено 957, т.е. 96%. За май программа 264, выполнено 225 штук, т.е. 85%. За пять м[есяцев] произведено 426 разведчиков против плана 400, т.е. 106%. Выполнение июньского плана будет не хуже майского. За май программа 90, выполнено 100. Хуже дело обстоит с истребителями. Программа за пять месяцев 116 самолетов, а выполнено 58, т.е. 50%. Программа на май 46, выполнено 22. Объясняют тем, что новые конструкции еще не привились в производстве, но это надо проверить, чем я и займусь в ближайшие дни. По ТБ-3 пятимесячная программа в 30 самолетов выполнена. Произведено 31, но, к сожалению, сдано только 5 шт[ук). 26 готовых самолетов не могут быть сданы из-за плохой конструкции радиатора (дает течь) и из-за отсутствия вооружения. Вооружением занимались мало, хотя в свое [время] и тяжпромовцы и военные отрицали это на Комиссии обороны, когда этот вопрос был поставлен. Сейчас для производства вооружения (бомбодержатели и т.п.) прикреплен Московский авиационный завод № 20.

По моторам дело обстоит лучше. За 5 месяцев произведено 1970 моторов против программы 1777, т.е. 111%. Майская программа выполнена на 97% —

172

398 моторов, против 410 плана. Новый мотор М-34 почти подготовлен для пуска серийного производства в июле месяце. Это хорошо, надо будет только добиться, чтобы серийное производство действительно пошло.

По танкам дело обстоит хуже. Танк Т-26 — майская программа 200 шт[ук], выполнено 69. Кристи — программа 120, выполнено 30 — хотя не сдано еще ни одного. По танкеткам майский план 250, выполнено 109 штук, при этом Нижегородский завод не дал ни одной машины. Не налажено еще массовое производство брони и ряда других частей, например магнето и т.д. Видимо, надо будет заслушать отчет в Комиссии обороны. Что касается производства танковых и противотанковых пушек, то по имеющимся у меня неполным сведениям из производившихся до сих пор 37-мм пушек за 5 месяцев произведено 200 шт[ук] из программы в 1000.

45-мм пушки, принятые сейчас на вооружение, пока еще ничего не выпущено, ожидается выпуск только в июле.

Посылаю Вам записку Агранова3 об опытных работах Курчевского, в этой записке вскрывается невнимательное отношение военного ведомства и треста. Поскольку я недостаточно знаком с этим делом, я не могу судить, насколько эта записка во всем правильна, но она заслуживает того, чтобы этот вопрос специально обсудить на Комиссии обороны, несмотря на то, что это не всем понравится.

3) Вызывали мы на комиссию по свекле товарищей с мест. Предъявили они нам преувеличенные требования. Мы их урезали. Разработали короткое, деловое постановление. По заявлению всех товарищей с мест оно будет иметь большое значение для стимулирования обработки и уборки свеклы. Посылаю Вам это постановление4. Очень прошу, если у Вас не будет больших поправок, сообщить Ваше мнение телеграфно, чтобы скорее издать.

4) В результате работы комиссии по уборочной кампании мы пока приняли одну часть постановления о материальном обеспечении уборочной кампании5, но кроме этого сейчас вырабатывается проект постановления ЦК или ЦК и СНК об организации уборочной кампании6. Так как этот документ будет иметь большое значение, мы его Вам пошлем до принятия. Уборочная кампания этого года будет особенно нелегкой, в особенности на Украине. К сожалению, Украина пока совершенно не готовится к ней, а там мы стоим перед опасностью преждевременной, стихийной и не организованной уборки и расхищения хлеба с полей. Чубарю мы об этом говорили, но дело, конечно, не в Чубаре, а в своевременной мобилизации всей организации, а Косиор молчит.

5) Обсуждали мы вопрос о пленуме ЦК. Наметили созыв пленума на 5 августа. Порядка дня окончательно не установили, решили посоветоваться с Вами. Намечаются у нас следующие вопросы: 1) доклады наркоматов легкой, тяжелой, лесной, снабовской промышленности и Центросоюза о расширении производства предметов широкого потребления и о развертывании советской колхозной торговли, 2) отчет НКЛеса, 3) о черной металлургии, 4) и в качестве возможных вопросов назывались отчет зерносовхозов и 5) о хлебозаготовительной кампании. Из этих названных 5-ти вопросов надо бы выбрать три вопроса. Прошу Вас сообщить свое мнение либо телеграфно, либо в письме7.

6) Был у нас на ПБ спорный вопрос о Петровском заводе: строить его или нет. ПБ признало необходимым] строить8.

7) Посылаю Вам заявление группы инженеров-коммунистов Нижегород—

173

ского автозавода, в котором они подводят базу под необходимость замены Дыбеца. Насколько это целесообразно, сомневаюсь9.

8) Был у нас на ПБ еще один своеобразный спорный вопрос, о школе ЦИКа10. Наркомвоенмор решил реорганизовать эту школу, по существу, в школу переподготовки комсостава, близкую к военной академии. Тов. Ворошилов на ПБ даже предопределял необходимость соединения с военной академией. Мы усомнились в целесообразности этой реорганизации, ибо тогда теряется смысл школы в Кремле как военной силы, несущей караульную службу и т.д., ибо новый состав слушателей повышенного типа не сможет и не будет выполнять эти функции. Это будут просто военные студенты, и хотя это будет более проверенный личный состав, но общения непроверенных из внешнего мира с ними будет больше, чем в нынешней школе и т.д.

Тов. Ворошилов сообщил, что приказ им уже отдан. Мы, однако, вопрос отложили до следующего заседания, поручив РВС разослать дополнительную справку. Прошу Вас сообщить мне Ваши соображения по этому вопросу. Ну на этом кончу, а то и так затянул. Всего хорошего.

Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 53–63. Автограф.

1 См. документы № 93, 100, 104, 114, 121, 125. '

2 В марте 1932 г. Комитет цен при СТО был преобразован в Комитет товарных фондов и регулирования торговли при СТО, в его состав входили Молотов (председатель), Микоян, Квиринг Э.И., Хлоплянкин М.И. и др. Задачами Комитета были: определение товарных фондов широкого потребления для городского и сельского рынков, для экспорта, а также для других целевых назначений и утверждение по представлению Наркомснаба планов распределения товарных фондов по торгующим системам; проверка исполнения установленных планов ведомствами и торгующими организациями и др. (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 877. Л. 5; Д. 878. Л. 23).

3 Записка Я.САгранова отсутствует.

4 8 июня 1932 г. ПБ заслушало вопрос «О стимулировании посевов свеклы». Комиссии под руководством Кагановича было поручено в двухдневный срок внести проект предложений (Там же. Д. 887. Л. 6). См. документ № 142.

5 Комиссия по уборочной кампании под председательством Молотова была создана решением ПБ 7 июня 1932 г. (Там же. Д. 887. Л. 9). 16 июня 1932 г. ПБ приняло постановление «О материальном снабжении уборочной кампании 1932 г.» (Там же. Д. 888. Л. 8, 23).

6 Вопрос об уборочной кампании должен был рассматриваться на заседании ПБ 23 июня

1932 г., но был перенесен на 28 июня. Затем ПБ решило вопрос об уборочной кампании обсудить на совещании по хлебозаготовкам (Там же. Д. 890. Л. 8). См. документы № 146, 176.

7 См. документ № 145.

8 На заседании ПБ 16 июня 1932 г. было решено построить Петровский завод производительностью 60 тысяч тонн чугуна (Там же. Д. 888. Л. 2).

9 Решение о Нижегородском автозаводе было принято ПБ 20 сентября 1932 г. после возвращения Сталина из отпуска. С.СДыбец был освобожден от обязанностей директора завода. ПБ обязало Н.И.Ежова, Н.М.Анцеловича и ААЖданова выработать конкретно на месте все необходимые мероприятия для улучшения продовольственного положения рабочих завода и доложить в ЦК в срочном порядке (Там же. Д. 901. Л. 6)

10 См. примечание 3 к документу № 196.

174

128

Каганович, Молотов — Сталину 16 июня 1932 г.

Шифровка.

Вх. № 13.

Тов. Сталину.

Тов. Молотовым получена сегодня следующая телеграмма Купера. «Молотову, Кремль. Узнал, что соответствующие официальные круги обсуждают мое предложение, переданное через Богданова, об организации делегации из восьми выдающихся американских деловых людей для изучения возможностей торговли Соединенных Штатов с Советским Союзом. Если этой делегации не будет предоставлена свобода действий и возможность встретиться с руководителями Советской торговли и промышленности, весь смысл делегации будет потерян. Я деятельно занимался изысканием способов вызвать благоприятное отношение в нашей стране и думаю, что посылка делегации является наилучшим способом для достижения этой цели. В случае, если я не получу в скором времени подтверждения, что Вы от всей души приветствуете этот проект, я прекращу свои усилия в этом направлении, несмотря на мое убеждение, что успешная поездка делегации очень значительно улучшила бы отношения к великой пользе обеих стран. Пожалуйста, телеграфируйте мне свои совершенно окончательные пожелания по выше изложенному вопросу до 21 числа сего месяца. Купер».

Мы решили дать положительный ответ через Богданова.

Сообщите Ваше мнение1. HP 12.

Каганович, Молотов.

16/VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 62. Подлинник. Машинопись.

17 июня Сталин ответил: «На счет Купера не возражаю» (Там же). См. также документы № 224, 225, 233, 272, 276.

129

Молотов, Каганович — Сталину 16 июня 1932 г.

Шифровка.

Вх. № 12.

Тов. Сталину.

Ввиду нехватки хлопка, Наркомлегпром представил проект производства хлопчатобумажных тканей в третьем квартале меньше, чем во втором квартале, на 25 миллионов рублей.

Мы считаем невозможным сокращение, дали директиву мобилизации внутренних ресурсов хлопка. Однако для выпуска продукции в третьем квартале в размере второго квартала необходимо импортировать на четыре миллиона рублей хлопка.

175

Считаем возможным сейчас закупить на четыре миллиона с тем, чтобы в четвертом квартале вывезти наш хлопок на ту же сумму. Просим сообщить Ваше мнение1. НР13.

Молотов, Каганович.

16/VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 65. Подлинник. Машинопись.

1 16 июня 1932 г. на ПБ рассматривался вопрос «О дополнительном импорте сырья для легкой промышленности». Вопрос передан на разрешение Валютной комиссии (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 179) . См. документ № 130.

130

Сталин — Молотову, Кагановичу 17 июня 1932 г.

Молотову, Кагановичу.

Дело не в общей сумме продукции хлопчатобумажных тканей в третьем квартале, а в распределении готовой продукции в пользу рынка и в ущерб нерыночным потребителям. Попытайтесь распределить ткани в третьем квартале таким образом, чтобы рынок получил не меньше, чем во втором квартале, и задача будет решена без ввоза хлопка. Повторяю, дело не в размерах продукции, а в распределении. Кто боится обидеть нерыночных потребителей, тот никогда не разрешит задач ширпотреба. Я решительно против ввоза хлопка. Я считаю политику ввоза хлопка при нынешних валютных условиях авантюризмом1.

Сталин.

№ 20.

17/VI.32 г.

12–402.

Ф. 558. On. 11. Д. 77 Л. 65, 65 об. Автограф.

1 См. документ № 129.

2 Номер, дата и время вписаны секретарем.

131

Каганович — Сталину 17 июня [1932 г.]

17/VI

Здравствуйте, т. Сталин.

Вечером во время совещания членов ПБ получил Ваше письмо от 15/VI. Отвечаю по пунктам письма и дополнительно сообщу по вопросам, которые мы сегодня обсуждали.

1) О Знаменском сделаем так, как Вы советуете.

2) О Якутской нефти тут же по получении письма вызвал Мехлиса и дал ему соответствующие указания.

176

3) О поправках к севу решим через пару дней, когда выяснятся окончательно результаты сева.

4) О письме Чубаря и Петровского целиком согласен с Вашей характеристикой1.

5) Утверждали сейчас контрольные цифры третьего квартала. Пришлось немного выйти за рамки 6 м[иллиардов] 800 [млн] до 7 миллиардов 50 [млн]. Были у нас острые споры об ассигнованиях НКТяжпрому. Госплан внес предложение сократить по сравнению со вторым кварталом на 200 с лишним миллионов рублей, прибавив НКПСу 150 мил. Мы постановили к наметкам Госплана добавить Наркомтяжпрому 150 м[лн] рублей, а 85 м[лн], не доданные НКТяжпрому до уровня капитального строительства второго квартала, выдать НКПСу. Зря, конечно, Серго заострял вопрос, потому что и при этих ассигнованиях получается за 3 квартала 83% годового плана, ни один наркомат, конечно, такого выполнения не имеет2.

6) Слушали сейчас приехавших из Америки Рабиновича и Рябовола. В дополнение к своим телеграммам они сообщили, что нефтяная группа по сути дела в дополнение к пункту, устанавливающему размер ежегодного вывоза в 4 м[лн] тонн, вносила некоторые оговорки, которые на деле давали нефтяникам повод в дальнейшем сократить этот размер вывоза. Рабинович и Рябовол считают, что существенной причиной прекращения конференции в НьюЙорке является отсутствие окончательной сговоренности между Стандартом и Шеллом по вопросам, касающимся урегулирования нефтяного рынка. Насчет дальнейших перспектив переговоров они сообщили, что при прощании с нашими делегатами представители нефтяных групп заявили, что они считали бы желательным встретиться вновь в Европе, куда они в ближайшее время выезжают. Рабинович и Рябовол считают целесообразным выезд заграницу в Европу для встречи с представителями Стандарта и Шелла в конце июня или в начале июля. Мы не приняли никакого решения, поручив им написать подробную записку. Послать их, бесспорно, придется. Записку Вам вышлю, как только будет готова3.

7) Посылаю Вам сообщение Межлаука о беседе с Ланкастером, которая уже состоялась на основании Ваших указаний, принятых ПБ. Межлаук считает, что Ланкастер не ожидал таких конкретных деловых предложений и их заявление произвело на него исключительно хорошее впечатление. Вы абсолютно правы, что это наиболее серьезное проявление назревших в Америке настроений к признанию нас. Мы дали поручение Межлауку, Калмановичу и Пятакову продолжать с ними разговоры. Они будут держать нас в курсе дела, о чем Вам будем сообщать4.

8) По просьбе т. т. из Коминтерна мы сегодня беседовали с ними по вопросу о положении в Германии. Посылаю Вам проект письма КПГ, из которого Вы увидите линию, наметившуюся в недрах ИККИ. Сегодня она, эта линия, еще более резко была подчеркнута. Они обещали сегодня написать краткую записку со своими предложениями, которую я Вам дополнительно пошлю. Мы коротко обменялись мнениями. У всех у нас получилось такое впечатление, что т. т. из ИККИ торопятся, не совсем правильно ставят вопрос, в особенности в вопросе о всеобщей забастовке. Можно и нужно вести борьбу на основе единого фронта снизу, но не давать ему неправильное направление5. Одним из главных доводов за то, чтобы мы выступили сейчас с лозунгом «всеобщей стачки», является боязнь как бы с[оциал[-д[емократы] не перехватили инициативу, но гоняться нам за с[оциал]-д[емократами] не

177

годится. Социал-демократы на настоящую революционную стачку не пойдут, они могут пойти на некоторые шаги для припугивания буржуазии для того, чтобы выторговать побольше, тогда как для нас большевиков всеобщая забастовка связана с развертыванием революционных боев, увязывающих борьбу за текущие вопросы с борьбой за осуществление более широких коренных задач пролетариата. Наступил ли такой момент? Члены ПБ, обмениваясь мнениями, сошлись как будто на том, что такого момента мы сейчас не имеем.

Никаких решений мы не приняли. Будем ждать Ваших соображений по этому вопросу6.

Привет Вам. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558 On. 11. Д. 740. Л. 64–68. Автограф.

Ф. 81. On. 3. Д. 120. Л. 43–44. Рукописный текст с пометами Кагановича.

1 См. документ № 126 и примечания к нему.

2 См. примечание 1 к документу № 147.

3 См. документ № 99.

4 См. документы № 112, 117, 122, 126. Подробнее см. введение к разделу.

5 Далее в экземпляре, сохранившемся в фонде Кагановича, следовала вычеркнутая фраза:

«Во-первых, доводить этот единый фронт выше до социал-демократической верхушки, которая предавала и предаст в любой момент рабочий класс вплоть до примирения с восстановлением монархий». й См. документы № 135, 144.

№ 132

Сталин — Кагановичу 18 июня 1932 г.

Шифром.

Для Кагановича.

Успел ознакомиться с положением внутри руководящей верхушки Нижней Волги. В склоке виноваты предкрайисполкома и Пшеницын. Обоих надо призвать к порядку и обязать сработаться с Птухой. В противном случае придется снять обоих и заменить другими. Птуху надо поддержать всецело. По-моему, это единственно верное решение вопроса1.

Сталин.

№21

18/VI. 32 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 68 Автограф.

1 Решениями ПБ от 1 июля 1932 г. К.Ф.Пшеницын и 16 января 1933 г. председатель крайисполкома Н.К. Козлов были отозваны в распоряжение ЦК ВКП(б) (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 890. Л. 16; Д. 913. Л. 26).

2 Номер и дата вписаны секретарем.

178

№ 133

Сталин — Кагановичу, Молотову 18 июня 1932 г.

Для Кагановича. Кагановичу и Молотову (для членов ПБ).

Очень прошу вас обратить внимание на следующее обстоятельство.

Как помните, в связи [с] постановлениями ЦК и СНК о сокращении плана хлебозаготовок1 места обратились в ЦК с просьбой разрешить им довести план хлебозаготовок до села. Мы отказали местам, сказав им, что сокращение плана надо использовать пока что исключительно для стимулирования посевной работы. Теперь ясно для всех, что мы были правы, сосредоточив внимание работников на посевной работе.

Но мы были правы не только в этом отношении. Мы были правы еще в том отношении, что не дали местам механически разверстать план хлебозаготовок по районам и селам (колхозам) по «принципу» уравниловки и тем подорвать как хлебозаготовительную работу, так и хозяйственное положение колхозов. Главная ошибка нашей хлебозаготовительной работы в истекшем году, особенно на Украине и Урале, состоит в том, что план хлебозаготовок был разверстан по районам и колхозам и проводился не в организованном порядке, а стихийно, по «принципу» уравниловки, проводился механически, без учета положения в каждом отдельном районе, без учета положения в каждом отдельном колхозе. В результате этого механически-уравниловского отношения к делу получилась вопиющая несообразность, в силу которой на Украине, несмотря на неплохой урожай, ряд урожайных районов оказался в состоянии разорения и голода, а на Урале обком лишил себя возможности оказать помощь неурожайным районам за счет урожайных районов области. Я уже не говорю о том, что ряд первых секретарей (Украина, Урал, отчасти Нижегородский край) увлекся гигантами промышленности и не уделил должного внимания сельскому хозяйству, забыв, что без систематического подъема сельского хозяйства не может быть у нас и подъема промышленности. В этом между прочим проявилась оторванность секретарей от деревни. Результаты этих ошибок сказываются теперь на посевном деле, особенно на Украине, причем несколько десятков тысяч украинских колхозников все еще разъезжают по всей европейской части СССР и разлагают нам колхозы своими жалобами и нытьем.

Что нужно сделать, чтобы не повторять ошибок истекшего года?

План нужно довести до района и колхоза, но довести нужно не механически и уравниловски, а с учетом особенностей каждого района, каждого колхоза. Так как при данном состоянии наших организаций у нас не может быть абсолютно точного учета этих особенностей, то надо допустить надбавку к плану в 4–5%, чтобы создать тем самым возможность перекрытия неизбежных ошибок в учете и выполнить самый план во чтобы то ни стало.

Предлагаю:

1) Созвать не позднее 26–27 июня совещание секретарей и предисполкомов (предсовнаркомов) Украины, Сев(ерного) Кавказа, ЦЧО, Нижней Волги, Средней Волги, Нижнего Новгорода, Москвы, Татарии, Башкирии, Урала, Казакстана, Западной Сибири, Западной области, Белоруссии по вопросам об организации хлебозаготовок и безусловном выполнении плана хлебозаготовок.

2) Раскритиковать на совещании ошибки нашей хлебозаготовительной

179

практики в истекшем году и наметить пути организации хлебозаготовок с доведением плана до районов и колхозов и учетом положения каждого района, каждого колхоза.

3) Ответственность за состояние сельского хозяйства (края, области, республики) и за успехи и недочеты хлебозаготовок этого года возложить лично на первых секретарей Сев[ерного) Кавказа, Украины, ЦЧО, Нижней Волги, Средней Волги, Московской области, Западной области, Белоруссии, Татарии, Башкирии, Нижегородского края, Урала, Казахстана, Западной Сибири, Восточной Сибири, ДВК, что ни в какой мере не должно, конечно, освобождать от ответственности соответствующих предисполкомов и предсовнаркомов.

4) Соответствующие решения ЦК разослать бюро обкомов, крайкомов, национальных ЦК2.

И.Сталин. 18/VI 32

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 65–68. Автограф.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 69–72. Подлинник. Машинопись. Подпись — автограф.

1 Речь идет о постановлении СНК и ЦК «О плане хлебозаготовок из урожая 1932 г. и развертывании колхозной торговли хлебом» от 6 мая 1932 г.

2 21 июня 1932 г. ПБ приняло решение созвать 28 июня 1932 г. совещание секретарей и председателей исполкомов Украины, Северного Кавказа, Центрально-Черноземной области, Нижней и Средней Волги, Нижнего Новгорода, Москвы, Татарии, Башкирии, Урала, Казахстана, Западной Сибири, Западной области, Белоруссии по вопросам организации хлебозаготовок и выполнения установленного плана хлебозаготовок (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 889. Л. 16). 28 июня ПБ решило общего доклада на совещании не ставить, а поручить Молотову при открытии совещания указать на его задачи, огласить письмо Сталина, подчеркнув, что предложения Сталина приняты ПБ и должны лечь в основу решения о хлебозаготовках. На этом же совещании предстояло обсудить вопрос об уборочной кампании и распределении урожая (Там же. Д. 890. Л. 8). См. также документы № 137, 144, 146,148, 154, 161,163, 169, 175, 176, 177,184, 188.

134

Сталин — Кагановичу [ранее 19 июня 1932 г.]

Тов. Каганович!

Обратите внимание на американского изобретателя Барлоу (см. приложенную телеграмму Сквирского1). Не нужно канителить, а следует прямо разрешить ему приезд в СССР, и если это дело потребует некоторых расходов, — беда небольшая. Не исключено, что из Барлоу может выйти толк. Поговорите с Ворошиловым, — он знает это дело. Итак, расшей ту петлю канители, завязанную нашими бюрократами вокруг дела Барлоу2.

Привет. И. Сталин

P. S. Вы спрашиваете о моем здоровье. Здоровье мое, видимо, не скоро поправится. Общая слабость, настоящее переутомление — сказываются только теперь. Я думаю, что начинаю поправляться, а на деле выходит, что до поправки еще далеко. Ревматических явлений нет (исчезли куда-то), но общая слабость пока что не отходит. Провожу время не плохо.

И.Ст.

Ф. 81. On. 3. Д. 100. Л. 152. Автограф.

180

1 Телеграмма отсутствует.

2 См. документы № 209, 220, 221, 223, 233, 239, 243.

№ 135

Каганович — Сталину 19 июня [1932 г.]

19/V]

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Посылаю Вам записку т. Пятницкого о германских делах. В этой записке они формулируют гораздо мягче, чем они формулировали на совещании у нас, особенно по вопросу о всеобщей забастовке1.

2) Посылаю Вам новую записку о беседе с Ланкастером2. Хотя он нашим говорил, что ему трудно сноситься с Америкой, но, видимо, он их запрашивает, поэтому он для выигрыша времени от беседы к беседе разъезжает. Пока он отвечает с большим запросом.

3) О Барлоу послана Богданову телеграмма и 2 т[ысячи] рубл. на проезд Барлоу к нам. Буду следить за ходом этого дела. Оно действительно заслуживает серьезного внимания3.

4) За хлопок получили мы от Вас нахлобучку поделом. Сейчас мы прекратили разговоры об импорте и наляжем на котонин как дополнительный источник и на правильное использование производимой мануфактуры4.

5) На 15-е засеяно 92 м[лн] га. Полностью закончили сев колхозы, обслуживаемые МТС (35 м[лн] га), и совхозы (10 м[лн] 472 т[ыс.]). Из областей, кроме Крыма, Азербайджана, Средней Волги и Дагестана, в последнюю 5-ти дневку закончили сев Северный Кавказ и Московская область. Подтянулся Урал, но застопорилось в Западной Сибири и Казакстане. Все же я думаю, что прошлогоднюю площадь мы возьмем. Ну на этом кончу.

Поправляйте свое здоровье, ибо видно Вы сильно переутомились, а мы, к сожалению, не научились разгружать Вас и как следует оберегать Ваше здоровье.

Привет Вам. Ваш Л.Каганович.

P. S. О революционной законности Вам посылает т. Молотов проект комиссии. Это не совсем то, что Вы хотели, но очень туго оно рождалось, и мы уж остановились на этом последнем варианте. Было еще предложение сказать в постановлении ЦК о том, что есть коммунисты, недооценивающие ревзаконность на нынешнем этапе, ссылаясь на новые условия, 2-ую пятилетку и перспективу бесклассового общества, но т. Молотов возражал против этого, и пункт был снят5.

Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 73–75. Автограф.

1 См. документы № 131, 144.

2 Записка отсутствует. См. документы № 112, 117, 122, 126, 131, 144. Подробнее см. введение к разделу.

3 См. документ N° 134.

4 См. документы № 129, 130.

181

5 В письме Молотову Сталин положительно опенил проект постановления. ПБ утвердило постановление ЦИК и СНК СССР «О революционной законности» 25 июля 1932 г. Подробнее см.: Письма И.В.Сталина В.М.Молотову. 1925–1936 гг. М, 1995. С. 243–245.

136 Каганович, Молотов — Сталину

19 июня 1932 г.

Шифровка.

Вх. № 14.

Тов. Сталину.

Трояновский сообщает, что среди японцев имеется настроение пойти на пакт с нами, оговорив, во избежание претензий Китая, заключение пакта «ввиду разрешения основных вопросов». Трояновский боится, что такая оговорка может осложнить заключение с нами пактов другими государствами. Трояновский 20 будет иметь беседу по этому вопросу и просит наше согласие на такую оговорку.

Речь идет, по-видимому, о включении такой фразы в вводную часть к пакту. '

Мы считаем, что если заключение пакта могло бы сорваться из-за такой оговорки, то можно согласиться на такую оговорку. Просим сообщить Ваше мнение1. HP 14.

Каганович, Молотов.

19/VI — 32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 76. Подлинник. Машинопись. 1 См. документ № 140.

№ 137

Сталин — Кагановичу, Молотову

20 июня 1932 г.

Для Кагановича, Молотова.

Сегодня получите мое письмо, где предлагается созыв совещания областных секретарей на 26 июня по вопросу об организации хлебозаготовок. Если совещание будет созвано и вопросы хлебозаготовок будут решены, то пленум ЦК, пожалуй, можно будет отложить на конец сентября1.

Сталин.

№22.

20/VI. 32 г.

11–402

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 70. Автограф.

1 См. документы № 133, 144, 145.

2 Номер, дата и время вписаны секретарем.

ici

138

Каганович, Молотов — Сталину 20 июня 1932 г.

Шифровка. Вх. № 15.

Тов. Сталину.

1) Японский пароход с нашим грузом и пассажирами потерпел крушение у берегов Камчатки. Во всеобщей панике агент нашей береговой охраны Гусаков для восстановления порядка начал стрельбу и ранил кочегара-японца зафрахтованного нами парохода. Гусаков арестован, [в] Петропавловске ведется следствие.

2) Японский консул в Петропавловске заявил письменный протест, требуя: а) Ареста и наказания стрелявшего; б) Оставление за пострадавшим права на компенсацию за материальные и душевные убытки; в) Выражения сожаления советской властью.

Кроме того, японский консул вне формальной связи [с] инцидентом предупредил нашего агента о предполагающемся заходе в Петропавловск японского миноносца.

3) Так как обращение консула с требованием выхода за пределы присвоенных ему функций и так как нежелательно, чтобы каждый японский консул позволял себе делать политику, как в Китае, предлагаем поручить нашему дипагенту в спокойной форме устно заявить консулу, что он (агент) не уполномочен вести переговоры по вопросам, которые могут быть лишь предметом дипломатических переговоров между правительствами и что он обо всех обстоятельствах этого дела информировал Москву.

В порядке личной информации поручить агенту сообщить консулу, что дело передано в суд, который выяснит все обстоятельства дела, степень вины и меру наказания для стрелявшего.

4) О миноносце поручить Трояновскому и Карахану напомнить японцам, что в СССР, как и в каждой стране, существует порядок захода военных судов в дружественные порты. Согласие на заход военных судов [испрашивается правительством]1 в дипломатическом порядке.

Поэтому предупреждение консула мы не можем рассматривать как выполнение этих правил и надеемся, что надлежащие указания будут даны японскому моркомандованию во избежание недоразумений.

Просим сообщить Ваше мнение2. HP 15.

Каганович, Молотов.

20/VT-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 72–73. Подлинник. Машинопись.

1 Фрагмент вставлен из текста заверенной копии телеграммы (Там же. Л. 74).

2 См. документ № 139.

139

Сталин — Кагановичу, Молотову 20 июня [1932 г.]

Для Кагановича и Молотова. На HP 15. Было бы лучше выразить через Карахана Хироте для передачи японскому правительству сожаление соввласти по поводу случившегося и

183

сообщить о предании суду Гусакова, заявив вместе с тем, что угрозы япконсула на счет миноносца считаем наглостью, недопустимой в отношениях между «дружественными» державами1.

Сталин.

№23.

20/VI

23–302

Ф. 558 Оп. 11. Д. 77. Л. 73, 73 об. Автограф.

1 См. документ № 138. 21 июня 1932 г. ПБ поручило Карахану заявить японскому послу, «что агент НКИД на Камчатке выразил сожаление японскому консулу по поводу ранения японского матроса на «Гензан-Мару» и сообщил ему о предании суду стрелявшего Гусакова», а также «обратить внимание на недопустимую угрозу со стороны япконсула о заходе миноносца в Петропавловск» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 194).

2 Номер, дата и время вписаны секретарем. 21 июня отправлена шифром из Сочи в 3 час. 05 мин. (Там же. Ф. 558. Оп. 11 . Д. 77. Л. 75).

140

Сталин — Кагановичу, Молотову 20 июня 1932 г.

Для Кагановича и Молотова.

На HP 14. На счет пакта с японцами согласен с вами. Японцам нужна оговорка к пакту, чтобы люди не могли подумать, что они подписывают пакт под нашим давлением, продолжающимся более полгода. Если японцы действительно пойдут на пакт, то это, возможно, потому, что они хотят этим расстроить наши переговоры с китайцами о пакте, в который японцы, видимо, серьезно верят. Поэтому нам не следует обрывать переговоры с китайцами, а наоборот, надо их продолжить и затянуть!, чтобы попугать японцев перспективой нашего сближения с китайцами и тем самым заставить их поторопиться с подписанием пакта с СССР2.

№24.

20/VI. 32 г.

23–303

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 76, 76 об. Автограф.

1 См. документы № 118, 119, 122, 123, 136, 153, 156, 157, 158.

2 21 июня 1932 г. ПБ приняло решение: «а) Сообщить т. Трояновскому, что если японцы

действительно хотят заключить пакт, мы не возражаем против сообщенной им оговорки, б) Разговоры с китайцами продолжить и затягивать, не обрывая их» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 12. Л. 194).

3 Номер, дата и время вписаны секретарем.

184

141

Сталин — Кагановичу, Постышеву, Орджоникидзе

20 июня 1932 г.

Кагановичу. Постьштеву. Орджоникидзе.

Ну, дорогие друзья, опять склока. Я говорю о Берии и Орахелашвили, прилагая при сем два письма Орахелашвили: одно на мое имя, другое на имя Орджоникидзе1.

Мое мнение: при всей угловатости в «действиях» Берии — не прав в этом деле все же Орахелашвили. В просьбе Орахелашвили надо отказать. Если Орахелашвили не согласен с решением ЦК Грузии, он может апеллировать в Заккрайком, наконец — в ЦК ВКЛ. А уходить ему незачем. Боюсь, что у Орахелашвили на первом плане самолюбие (расклевали «его» людей), а не интересы дела и положительной работы2. Все говорят, что положительная работа идет в Грузии хорошо, настроение у крестьян стало хорошее. А это главное в работе.

Привет. И.Сталин.

20/VI32

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 69–70. Автограф.

1 Письма отсутствуют.

2 См. примечание 11 к документу № 146 и примечание 3 к документу № 251.

142

Сталин — Кагановичу, Микояну

21 июня 1932 г.

Для Кагановича и Микояна.

Проект о свекле читала Надо обязательно выбросить пункт первый о сокращении сдачи хлеба и абзац третий пункта второго о премии. Остальное приемлемо. В проекте нет пункта о подвозе свеклы к станциям. Это недостаток проекта.

Сталин1.

№25.

21/VI.32 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 79. Автограф.

1 Ответ написан на проекте постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О свекле». Пункт первый, который Сталин предлагал снять, был следующий: «1) для колхозов и единоличных хозяйств, в которых сахарная свекла занимает не менее 15% посевной площади, сократить сдачу хлеба до 1–1У2 центнера с га, а для хозяйств, где сахарная свекла занимает от 5 до 15% всей посевной площади, сократить сдачу хлеба до IV2–2 пентнера с га в зависимости от урожая». Третий абзац второго пункта был следующий: «Колхозам и единоличникам, перевыполнившим план сдачи свеклы, установить в виде премии дополнительную выдачу по государственной цене по 3 килограмма сахара за каждый центнер свеклы, сданной сверх плана».

23 июня ПБ утвердило проект постановления о свекле (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 889. Л. 2, 26). См. также документ № 127.

2 Номер и дата вписаны секретарем.

185

143

Сталин — Кагановичу, Молотову 21 июня 1932 г.

Для Кагановича. Молотова.

Беседу с Ланкастером читал. По-моему, мы должны стараться получаемый кредит, который Ланкастер считает кредитом для обслуживания наших заказов в Америке, превратить фактически в заем, максимально свободный от обязательств. В связи с этим надо заявить Ланкастеру, что при получении 50 миллионов долларов на 8 лет из 7 процентов годовых плюс 5 процентов добавочных мы можем использовать для заказов в Америке максимум 5 — 7 процентов суммы кредита. Это, конечно, не понравится ему. Но тогда надо заявить ему, что мы могли бы использовать на заказы в Америке 15–20 процентов суммы кредита, если получим 100 миллионов долларов сроком на 10 лет и при обязательном снижении добавочного процента с пяти до трех. На этом надо стоять крепко и посмотреть, как будет реагировать Ланкастер. Теперь ясно, что главная забота Ланкастера — это размер заказов в Америке. По этому месту и надо бить его1.

Сталин.

№ 26.

21/VI. 32 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 81, 81 об. Автограф.

1 См. документы № 112, 117, 122, 126, 131, 135, 144. Подробнее см. введение к разделу.

2 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 16 час.

55 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 80).

144

Сталин — Кагановичу [после 21 июня 1932 г.]

Здравствуйте, т. Каганович!

1) На счет Германии и обшей забастовки согласен с Вами1.

2) Надо настаивать на второй схеме предложения в отношении Ланкастера (100 мил. долларов, 10 лет сроку, 3% (а не_5%) добавочных, 15–20% заказов от 100 мил. долл[аров]). Эта схема нам выгодна. Она выгодна и Ланкастеру, так как дает ему заказов на 40 мил. руб., вместо 5–7 мил. руб. по первой схеме, а сумму его претензий подымает до 60 мил. руб. (вместо 40 мил. руб. по первой схеме). В крайнем случае, можно пойти на увеличение заказов до 25% от суммы кредита, ни в коем случае не отступая от других условий второй схемы. Я думаю, что Ланкастер вынужден будет пойти на эту схему, так как основной вопрос для Ланкастера (и его банка) — это привлечение больших заказов для закрываемых заводов в Америке и оживление промышленности, спасение заводов от краха2.

3) О моем здоровье прошу не заботиться. Присылайте побольше запросов, я с удовольствием буду отвечать.

4) Созываете совещание секретарей по организации хлебозаготовок? Если

186

совещание состоится, пленум можно с успехом отложить, т.к. главный вопрос пленума — хлебозаготовки — будет уже решен3.

Привет! И.Сталин.

P. S. Мне кажется, что Наркомтяжу дали много денег на 3 квартал. Надо было дать меньше. Они захлебываются от денег4. И. Ст.

Ф. 81. On. 3. Д. 100. Л. 126–128. Автограф.

1 Речь идет о призыве компартии Германии к рабочим социал-демократам и всем членам

профсоюзов об организации «массовых пролетарских демонстраций и массовой политической стачки».

2 См. документ № 143.

3 См. документы № 121, 133, 145.

4 См. примечание 1 к документу № 147.

145

Сталин — Кагановичу 22 июня [1932 г.]

Москва. ЦК ВКЛ. Поскребышеву. Для Кагановича.

Первое. Если пленум ЦК соберется в начале августа, порядок дня можно ограничить двумя вопросами, вопросом о хлебозаготовках и вопросом о товарообороте, имея ввиду государственную, кооперативную и колхозную торговлю, причем понятно, что если будет созвано совещание секретарей в конце этого месяца и там будет решен вопрос о хлебозаготовках, то созыв пленума в начале августа не имеет уже смысла. Если же пленум будет отложен на сентябрь, можно поставить три вопроса: первый — отчетные доклады Центросоюза и Наркомснаба о развертывании советской торговли, второй — отчетные доклады Наркомтяжа, Наркомлегпрома и промкооперации о развертывании производства доваров массового потребления, третий — отчетный доклад Наркомтяжа о развитии черной металлургии1.

Второе. Необходимо дать в «Правде» передовую об итогах весенней посевной кампании. В статье надо подчеркнуть, что сводки Наркомзема документально устанавливают полную победу колхозов и совхозов в сельском хозяйстве, так как удельный вес единоличного сектора не составляет в этом году и 20 процентов, тогда как удельный вес колхозов и совхозов превышает 80 процентов всей посевной площади. В статье надо обругать грубо и резко всех лакеев капитализма, меньшевиков, эсеров и троцкистов, а также правоуклонистов, сказав, что попытки врагов трудящихся вернуть СССР на капиталистический путь окончательно разбиты и развеяны в прах, что СССР окончательно утвердился на новом, социалистическом пути, что решительную победу социализма в СССР можно считать уже завершенной.

Сталин.

№ 27, 28.

22/VP

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 83–85. Автограф.

1 Пленум ЦК ВКП(б) состоялся 28 сентября — 2 октября 1932 г. и рассматривал вопро—

187

сы: о развитии советской торговли, о производстве товаров широкого потребления, о черной металлургии. См. также документы № 121, 127, 133, 144, 146. 2 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 21 час. 55 мин. с пометкой немедленно (Там же. Л. 82).

146

Каганович — Сталину 23 июня [1932 г.]

23/V1

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Сегодня мы на ПБ приняли решение созвать пленум ЦК в конце сентября. В порядок дня поставили те три вопроса, которые Вы указали в телеграмме1. Это действительно важнейшие сейчас вопросы. Вопрос о хлебозаготовках мы по-деловому, конкретно рассмотрим 28 с[его] м[еся]ца на совещании секретарей и председателей! краев, областей и республик. Мы сейчас готовим проект постановления. Я думаю, что в этом постановлении придется дать краткую вводную часть с оценкой итогов сева в духе 2-го пункта Вашей телеграммы. Это особенно важно потому, что кроме прямых лакеев капитализма у нас есть околоправоуклонистские и околотроцкистские элементы, болотные лягушки, квакающие по поводу малейших затруднений, готовые бросаться в крайность, забывающие и не учитывающие те действительные огромные достижения, которые нам принес этот весенний сев. Одновременно в проекте постановления придется дать резкую критику недостатков работы местных организаций в духе Вашего письма с ударением на примерах Украины, Урала и др. Затем пойдет ряд практических пунктов, гарантирующих успешное завершение хлебозаготовок, без допущения перегибов. Когда проект постановления будет готов, мы его Вам пошлем, но я прошу Вас, если у Вас сейчас уже есть дополнительные указания, прислать телеграфно, чтобы мы продуктивнее провели совещание 28-го c[eroJ м[есяца]2.

2) Постановление об уборочной мы сегодня не приняли, отложили до совещания. Посылаю Вам проект постановления, на ПБ был в прениях заострен вопрос о выдаче авансов хлебом колхозникам, во 1-х, выдавать ли по едокам или по трудодням, видимо, последнее правильнее, во 2-х, когда и сколько выдавать, частью, особенно на Украине, где есть опасность расхищения хлеба, придется выдавать сначала, но эта часть должна быть небольшой, 60% много. Вот все эти вопросы мы обсудим на совещании с людьми с мест3. Хорошо бы получить Вашу думку, як кажуть на Украине.

3) Вчера приехал Косиор Ст. по случаю отчета о танках. Хотя он и признает, что они были оторваны от районов, но кажется он не ощущает всей серьезности их ошибок в руководстве. Я его предупредил, что на совещании нам придется их выпятить как «образец» как не надо работать. Ставит он вопрос о создании сейчас же еще двух областей: Донбасскую и Черниговскую. Что касается 1-ой, то это правильно, ведь это ЦК предлагал с самого начала, а 2-ю сомнительно следует ли сейчас создавать, накануне хлебозаготовок перестраивать, так как они просят ответа ЦК ВКП(б), очень прошу Вас сообщить Ваше мнение по этому поводу4.

4) Внешторг включил в экспортно-импортный план III кв[артала] вывоз 60 мил. пуд[ов] зерновых и кроме этого завоз в порты сверх этого 50 м[лн]. пуд[ов] для залога и продажи в октябре. Годовой план экспорта из урожая

188

32 г. он предлагает довести до 4 м[лн] тонн. Мы этот вопрос пока не решили. Конечно, вывозить обязательно необходимо немедленно и надо дать отпор настроениям, сложившимся на почве некоторых затруднений последних пару месяцев, что не надо-де вывозить, но вопрос сколько вывезти в III квартале], думаю, что цифру Внешторга немного сократить придется. Прошу Вас сообщить Ваше мнение5.

5) Постановления о продаже предприятиями товарной продукции, выработанной сверх установленных для них планов, мы пока не приняли. Проект, внесенный Любимовым, слабенький. Придется еще подработать вопрос, посылаю его Вам6.

6) Отложили мы предложение о переводе «Красного Путиловца» на производство «бюиков». Дело в том, что Яковлев доказывает, что с моторами для комбайнов обстоит плохо как в этом году, так и на будущий год, поэтому мы выделили комиссию, а тем временем я надеюсь получить Ваше мнение по этому вопросу, я знаю, что Вы высказывались за это, но кажется не для этого года7.

7) Об истребителях, о танках, о Курчевском и пушках обсудили на последнем заседании Ком[иссии| Обороны. Пришлось ругаться, особенно по танкам и Курчевскому. Надо ждать перелома в июле.

8) По нефти мы посылаем Рабиновича и Рябовола за границу для возобновления переговоров на основе последних установок. Посылаю Вам записку Рябовола-Рабиновича и Вейцера8.

9) Литвинов ничего не сообщает. Сегодня есть сообщение, что он выступил с приветствиями по адресу обращения Гувера9. Придется его запросить, что у него там делается и почему он не запросил перед своим выступлением, как только он попадает в круг министров и премьеров, так он теряет равновесие и забывает, что у нас не буржуазный парламентаризм, а большевистское руководство.

10) Трояновский делает глупости. Несмотря на запрещение, он ведет разговоры с Фудживарой о выкупе японцами КВЖД и об отказе японцев от японских рыболовных прав и т.д., думаем послать ему резкую телеграмму, чтобы он прекратил эти разговоры10.

11) В Закавказье действительно загорается новая склока. Вы безусловно правы, что здоровое начало, особенно в деловом отношении, на стороне Берии, Орахелашвили отражает ноющие, не деловые круги актива. Но дело не кончилось только письмом самого Орахелашвили, сюда приехала Мария Орахелашвили и подала в ЦКК официальное заявление с просьбой пересмотреть вопрос об объявленном ей выговоре. Ярославский переслал заявление мне. Я думаю, что ЦКК должно рассмотреть ее заявление в обычном порядке, не раздувая этого дела и не поощряя дальнейшую групповую борьбу против Груз[инского] ЦК11.

Ну на этом кончу. Привет. Ваш Л.Каганович.

P. S. M. Горький обратился в ЦК с просьбой разрешить Бабелю выехать за границу на короткий срок. Несмотря на то, что я передал, что мы сомневаемся в целесообразности этого, от него мне звонят каждый день. Видимо, Горький это принимает с некоторой остротой. Зная, что Вы в таких случаях относитесь с особой чуткостью к нему, я Вам об этом сообщаю и спрашиваю, как быть12. Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 76–81. Автограф.

См. документ № 145.

189

2 См. документы № 133, 144, 161, 163.

3 См. примечание 6 к документу № 127, документ № 176.

4 См. примечание 2 к документу № 155.

5 См. примечание 3 к документу № 155.

6 Вопрос о праве предприятий, перевыполнивших производственный план, реализовывать свою продукцию на рынке (помимо централизованного распределения) неоднократно рассматривался на заседаниях ПБ в июне — августе 1932 г.: 8 июня ПБ поручило Орджоникидзе, Любимову и Микояну представить единый проект предложений (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 7); 10 июля внесенный И.ЕЛюбимовым проект поручено рассмотреть той же комиссии и представить согласованное предложение в ПБ (Там же. Д. 891. Л. 4); 23 июля представленный комиссией проект постановления передан на дополнительную разработку комиссии под председательством Любимова (Там же. Д. 893. Л. 4); 8 августа ПБ поручило разработку проекта постановления комиссии под председательством Постышева, предложив ей «определить те отрасли промышленности, которым должно быть представлено право реализации сверхплановой продукции» (Там же. Д. 895. Л. 3). 16 октября 1932 г. ПБ постановило снять этот вопрос с обсуждения (Там же. Д. 903. Л. 15). См. также документ № 114.

7 См. примечание 2 к документу № 147.

8 Записка отсутствует. См. документ № 99. 23 июня ПБ разрешило Розенгольцу командировать в ближайшие дни Рабиновича и Рябовола для возобновления переговоров о нефтяном соглашении (Там же. Оп. 162. Д. 12. Л. 191).

9 22 июня 1932 г. на заседании Генеральной комиссии Конференции по сокращению и ограничению вооружений были оглашены предложения ^резидента США Гувера о сокращении вооружений. Советская делегация выступила в поддержку плана Гувера (ДВП. Т. XV. С. 776, 777).' См. документ № 154.

10 См. документ № 149.

11 См. документ № 141. 21 июня заведующий Оргинструкторским отделом ЦК Ж.И.Меерзон направил секретарям ЦК Сталину, Кагановичу и Постышеву записку «О фактах групповщины в Закавказской парторганизации». В ней говорилось, что 10 июня 1932 г. Бюро ЦК компартии Грузии разбирало вопрос о групповой работе Марии Орахелашвили и других, «которые путем распространения ложных слухов пытались противопоставить ЦК Грузии Заккрайкому и дискредитировать отдельных руководителей ЦК и Тифлисского комитета (в частности, тов. Берия)». Мария Орахелашвили получила выговор и была освобождена от занимаемой должности. 23 июня 1932 г. Ярославский направил заявление М. Орахелашвили Кагановичу (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 120. Д. 82. Л. 88, 117). См. также документ № 251.

12 См. документ № 155.

147

Сталин — Кагановичу, Молотову, Орджоникидзе 24 июня 1932 г.

24/V7 32

Кагановичу, Молотову, Орджоникидзе.

1) Вы дали слишком много денег Наркомтяжу на капитальное] строительство в 3 квартале и вы этим создали угрозу порчи всего дела, угрозу развратить работников Наркомтяжа. Почему вы опрокинули свое собственное решение о том, чтобы остаться в пределах сумм 2 квартала?1 Неужели не понимаете, что, перекармливая Наркомтяж по части капитальных вложений и создавая тем самым культ нового строительства, вы убиваете не только культ, но даже простое, элементарное желание хозработников рационально использовать уже готовые предприятия? Возьмите Сталинградский и Харьковский тракторные, АМО и Автозавод. Строили и построили их с большим энтузиазмом. И это, конечно, очень хорошо. А когда пришлось привести в

190

движение эти заводы и использовать их рационально — не стало энтузиазма у людей, предпочли попрятаться в кусты и — ясное дело — подвели страну самым непозволительным образом. А почему происходят у нас такие вещи? Потому, что у нас есть культ нового строительства (что очень хорошо), но нет культа рационального использования готовых заводов (что очень плохо и крайне опасно). Перекармливая же Наркомтяж по части капитальных] вложений, вы закрепляете это ненормальное и опасное положение в промышленности. Я уже не говорю о том, что вы создаете этим угрозу новых продовольственных затруднений...

2) Я решительно против того, чтобы дать Путиловскому заводу 2 мил. 900 тысяч рублей валютой на перестройку тракторного цеха в автомобильный2. У нас и так много долгов заграницей и мы должны когда-либо научиться экономить на валюте. Если мы не можем сейчас дать на это дело станки собственного производства, подождем год, когда сумеем дать эти станки, — куда нам торопиться? Я уже не говорю о том, что неизвестно — будет ли у нас сталь для 20 тысяч бьюиков. Стали у нас не хватает на тракторные и автомобильные заводы, — какая гарантия, что через год ее хватит у нас и на существующие заводы и на Пугиловский автомобильный? Никаких гарантий на этот счет не представлено в записке т. Орджоникидзе.

3) В ПБ имеется решение о том, чтобы Наркомтяж представил проект конкретных мероприятий по созданию об£СЛ£челиой метадлургический Оюы для АМО, Автозавода и Челябинского тракторного3. Где эти мероприятия и когда они будут представлены? Ну пока все.

Привет всем вам! И.Сталин. 24/V132

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 71–76. Автограф.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 82–83. Подлинник. Машинопись.

1 7 июня 1932 г. ПБ приняло решение о народнохозяйственном плане на июль — сентябрь 1932 г. Госплану была дана директива: «при сверстке, народного хозяйственного плана на III квартал по вопросу о капиталовложениях держаться в пределах II квартала (6.800 милл. рублей)» (РГАСПИ. Ф 17. Оп. 3. Д. 887. Л. 9). Однако 17 июня ПБ во изменение этого постановления определило объем капитальных работ в 7.050 млн руб. (Там же. Д. 889. Л. 13). См. документы № 131, 144, 154, 165, 175, 203, 207, 216.

2 Вопрос о переводе тракторного отдела «Красного Путиловца» на производство легковых автомашин типа «бьюик» рассматривался ПБ 23 июня 1932 г. Дальнейшую проработку вопроса ПБ передало в специально созданную комиссию под председательством Орджоникидзе (Там же. Д. 889. Л. 3). См. также документ № 146.

3 Речь идет о решении ПБ, которое было принято при рассмотрении вопроса о ходе строительства Челябинского тракторного завода (Там же. Д. 885. Л. 3).

148

Каганович — Сталину 25 июня 1932 г.

Строго секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи. Сталину, а) Совещание по хлебозаготовкам состоится 28-го июня, там же обсудим вопросы уборочной кампании.

191

б) Пленум ЦК назначили на конец сентября. Порядок дня, предложенный Вами, принят1. № 17/1103/ш. Каганович. 25. VI. 32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 88. Заверенная машинописная копия.

1 См. документы № 133, 144, 146.

149

Каганович, Молотов — Сталину 25 июня 1932 г.

Шифровка.

Вх. № 19.

Тов. Сталину.

Трояновский ведет разговоры обо всех сторонах наших отношений с Японией с Фудживарой, крупным дельцом, связанным с военными. Намечавшиеся переговоры с Ямомото и Окура не состоялись.

Фудживара как не ответственному человеку поручено, по-видимому, прощупать нас по всем вопросам. Переговоры эти зашли далеко и ставят нас в неравное положение, ибо с нашей стороны говорит полномочный посол.

Основная тема разговоров — КВЖД — Трояновский, вопреки директив ЦК, продолжает говорить с японцами о возможности компенсации нас за КВЖД отказом от японских рыболовных прав. Подробности в телеграмме Трояновского, которую получите 26.

Мы считаем необходимым решительно осудить поведение Трояновского и предложить ему прекратить всякие разговоры о возможности компенсации КВЖД отказом японцев от рыбы, считаем также нужным, чтобы Трояновский в качестве своего личного мнения заявил Фудживара, что переговоры с ним выяснили многое, наметили различные возможности разрешения вопроса КВЖД, но что надо придать им более эффективный характер и для этого их должны вести лица, облеченные надлежащими полномочиями; поэтому он (Трояновский) предлагает, чтобы японское правительство уполномочило кого-либо официально на ведение переговоров и что со своей стороны он считает, что лучше всего было, если бы таким лицом был сам Фудживара.

Сообщите Ваше мнение1. HP 19.

Каганович, Молотов.

25/VI — 32 г.

Ф. 558. On. П. Д. 77. Л. 94–95. Подлинник. Машинопись. 1 См. документы № 146, 150, 175, 180.

192

150

Сталин — Кагановичу, Молотову 26 июня 1932 г.

Кагановичу, Молотову.

На HP 19. Осуждать Трояновского за беседу с японцами незачем, так как мы сами поручили ему ведение зондажа на базе известных уступок. Насчет компенсации за КВЖД рыбой вы правы, — мы такого поручения не давали ему и он разводит отсебятину. Во всем остальном согласен с вами1.

Сталин.

№30.

26/vi. 32.

13–102

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 95. Автограф.

1 См. документы № 146, 149, 175, 180. 28 июня 1932 г. ПБ направило Трояновскому следующую телеграмму: «Заявите в качестве своего личного мнения Фудживаре, что переговоры с ним выяснили многое, наметили различные возможности разрешения вопроса КВЖД, но что надо придать им более эффективный характер и для этого их должны вести люди, облеченные надлежащими полномочиями!...] Обращаем Ваше внимание, что Вы продолжаете настаивать на своей ошибке о возможности компенсации за КВЖД рыбой, вопреки инструкции сообщенной Вам. Предлагаем Вам впредь воздержаться от этих разговоров о компенсации рыбой» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 10).

2 Номер, дата и время вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в

15 час. 10 мин. (Там же. Л. 93).

151

Каганович, Молотов — Сталину 26 июня 1932 г.

Шифровка. Вх. № 21.

Тов. Сталину.

1) Американский полковник Попп, ведший разговоры с Радеком, просит, чтобы его принял кто-либо из официальных представителей правительства, Крестинский или другие. Предполагаем разрешить Межлауку с участием Осинского, Пятакова, Радека и англо-американского референта НКИД устроить Поппу завтрак. Вопрос о приеме его Крестинским решить после этого завтрака.

2) Попп запрашивает, готовы ли мы принять неофициального представителя Америки, мы предполагаем дать ответ в духе вашего письма, что мы готовы принять официального или полуофициального представителя в обмен на соответствующего нашего представителя в Америке.

3) Попп просит, чтобы кто-либо из известных Америке советских деятелей дал бы письмо, что мы не стремимся произвести в Америке революцию. Этот вопрос необходимо отвести как не имеющий серьезного значения.

Просим сообщить ваше мнение1. HP 21.

7–10

193

Каганович, Молотов. 26/VI-32 г.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 102. Подлинник. Машинопись.

1 27 июня из Сочи в 13 час. 51 мин. Сталин ответил согласием (Там же). Речь идет о визите в СССР президента одной из американских корпораций, имевшей соглашения с советскими предприятиями, полковника Ф. Поупа. 28 июня 1932 г. ПБ разрешило Межлауку с участием Осинского, Пятакова, Радека и англо-американского референта НКИД устроить Поупу завтрак и после этого решить вопрос о приеме его Крестинским. ПБ разрешило дать Поупу ответ, «что мы готовы принять официального или полуофициального представителя Америки в обмен на соответствующего нашего представителя в Америке» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 3). См. также документы № 122, 126, 158, 191.

№ 152

Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе — Сталину

26 июня 1932 г.

Шифром. J

Совершенно секретно.

Копия.

Сочи. Сталину.

Залеский в Женеве сообщил на днях Литвинову, что Титулеску готов возобновить переговоры о советско-румынском пакте. Одновременно Залеский вручил согласованный уже им с Титулеску проект пакта. В этом проекте, в отличие от берлинских формулировок Залеского, нет оговорки о том, что спорные между СССР и Румынией вопросы1 не задеваются настоящим пактом.

Литвинов обещал обсудить предложение Залеского и дать ответ, но тут же заметил от себя, что несогласие Румынии упомянуть о наличии спорных вопросов помешает заключению пакта и что Польше в таком случае придется подписывать пакт без Румынии.

Залеский промолчал, не заявил о неприемлемости для него такой перспективы.

По ряду имеющихся информации Польша готова ратифицировать пакт одновременно с прибалтами без Румынии.

Полагаем, что формулировка Залеского — Титулеску неприемлема и что в вопросе о Бессарабии надо остаться на прежней позиции.

Сообщите Ваше мнение2.

Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе.

26. VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 104. Заверенная машинописная копия.

1 Имеется в виду бессарабский вопрос.

2 В тот же день Сталин ответил согласием (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 101). 28 июня ПБ утвердило телеграмму М.МЛитвинова, в которой отвергался румынский проект пакта о ненападении, но принималось предложение о возобновлении переговоров с Румынией. При этом ставилась задача избежать в связи с позицией Румынии от—

194

срочки подписания аналогичного пакта с Польшей (Там же. Ф. 17. Оп. 162. Д. 13. Л. 3, 9; ДВП. Т. XV. С. 392). Договор о ненападении между СССР и Польшей был подписан 25 июля 1932 г.

153

Каганович — Сталину 26 июня 1932 г.

Телеграмма.

Серия «Г».

Тов. Сталину.

Сообщаю текст письма Вана на имя Козловского1: «Я имею честь сообщить Вам, что в целях закрепления дружбы между Китаем и Союзом ССР Китайское правительство будет делать правительству Союза ССР важное предложение. Ввиду этого я обращаюсь к Вам, господин Козловский, с просьбой назначить время для нашего срочного свидания. В ожидании вашего ответа я прошу Вас принять уверения в моем совершенном Вам почтении».

Каганович.

26/VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 106. Подлиннник. Машинопись.

1 См. документы № 118, 119, 156.

154

Каганович — Сталину 26 июня [1932 г.]

26/VI

Здравствуйте, т. Сталин!

1) Получил ваши последние два письма1, все указанное учел: передал коминтерновцам о Германии, дали соответствующие] указания Межлауку к предстоящему на днях новому свиданию с Ланкастером, решили уже о пленуме, учтем Вашу точку зрения о Кр[асном] Путиловце, вот по вопросу об ассигнованиях на капитальное строительство НКтяжпрома мы пробовали сегодня составить Вам телеграмму втроем, но не вышло и решили, что каждый сам напишет. Мы сократили НКтяжпрому ассигнования на III кв[артал] против II кв[артала] на 84 миллиона, а Госплан предлагал по НКтяжпрому сократить на 234 мил. Установленный же ПБ объем капитальных работ на III кв. 7 м[иллиар]дов 50 мил. превышает II кв. на 156 мил. рубл., которые пошли главным образом НКПСу.

Встает вопрос: учли ли Вы, что мы сократили НКтяжпрому 84 мил., или Вы полагали, что мы ему прибавили. Я толковал так, что Вы исходили из того, что мы сократили, но учитывая, что у них получилось 83% годового плана, Вы сочли возможным поставить вопрос о сокращении. Как быть дальше? Вопрос возник потому, что мы поставили вопрос о практических выводах из Вашего письма. Вот мы и ждем от Вас нового дополнительного разъяснения вопроса2.

195

2) Сегодня мы Вам послали несколько телеграмм по международным во — | просам, но вот еще об одном международном вопросе хочу Вас спросить. Не i нужно ли нам дать дополнительные указания Литвинову в Женеву, в частно — 1 ста, в связи с декларацией Гувера. Мы здесь ничего не предлагаем определенного, но, кажется, что наши немного стушевались сейчас3.

3) Посылаю Вам письмо Богданова об Америке4, выводы его узки, но факты, сообщаемые им, очень интересны и подтверждают правильность Вашего анализа о серьезности назревших тенденций Америки к признанию нас и о значении приезда Ланкастера.

4) Посылаю Вам небольшую записку, полученную от Балицкого5. Хотя записка не производит серьезного впечатления, но возможно, что Америка действует в разные стороны лишь бы разжечь войну.

5) Посылаю Вам полученный от т. Ворошилова материал об авариях в воздушном флоте. Действительно аварии увеличились, особенно возмутительным является столкновение ТБ-16 и уничтожение двух крупных самолетов. Но мое личное мнение, что этот проект постановления недостаточно влезает вглубь причин. Надо внимательно изучить недостатки системы обучения, управления и поведения летного, как командного, так и рядового, состава и наметить соответствующие меры. Этот же проект, с одной стороны, дает лишь общие указания, с другой стороны, носит лишь карательный характер, при том нужно ли все выговора и пр. проводить от ЦК. Вопрос будет стоять 1-го. Прошу Вас сообщить Ваши замечания для ПБ либо в письме, либо телеграфно7.

6) Статью в «Правде» напечатали, Пришлось им несколько раз ее переделывать и эту можно было лучше сделать, но мы уж решили больше не задерживать.

7) Совещание по хлебозаготовкам откроем 28-го в 6 ч[асов]. Мы думаем его провести по-деловому. На участие в совещании уже претендует большое количество наркоматских людей. Мы думаем не пускать, ограничить максимально круг, иначе совещание будет превращено в парламент. Думаем, что постановление лучше будет выработать в ходе совещания с участием людей с мест8.

8) Радек все просит, чтобы ему дали возможность для ориентировки получать материалы НКИД (обзоры, шифровки полпредов и т.п.). Как вы думаете?9 Мне кажется, можно бы согласиться на получение им через секретный отдел ЦК, за исключением особо секретных материалов. Ну на этом кончу.

Привет. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. Оп. 11. Д. 740. Л. 84–86. Автограф.

1 См. документы JNfe 144, 147.

2 См. примечание 1 к документу JNfe 147 и документ № 165.

3 См. документы JNfe 149, 151, 152, 153 и примечание 9 к документу № 146.

4 Письмо отсутствует.

5 Записка отсутствует.

6 Тяжелый бомбардировщик ТБ-1, экипаж 7 человек, в серийном производстве с 1929 г.

7 См. документ № 164.

8 См. документы JNfe 133, 146.

9 1 апреля 1932 г. по предложению Сталина было принято решение ПБ организовать при ЦК Информационное бюро по международным вопросам (БМИ) во главе с Радеком (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 878. Л. 5), в задачи которого входили: сводка информации по международным делам, извлечение сведений из иностранной прессы, литературы, других иностранных источников и т.д. (Там же. Оп. 162. Д. 12. Л. 143).

196

№ 155

Сталин — Кагановичу, Молотову [26 июня 1932 г.]

Кагановичу. Молотову.

Т. Шеболдаев ставит в своей записке вполне назревший вопрос. Он прав, что роль потребкооперации как в деле заготовки сельскохоз[яйственных] продуктов, так и в продаже товаров городской промышленности, особенно в деревне, должна быть повышена («посредническая» роль кооперации). Возможно, что он прав также в том, что кооперация должна быть освобождена от шсзаготовительных функций и что она должна сосредоточиться на заготовках местного, «децентрализованного» характера. Надо только изучить вопрос о том, сумеют ли госзаготорганизации справиться без кооперации с заготовительным делом. Безусловно прав Шеболдаев в том, что нужно освободить потребительскую] кооперацию от чрезмерных налогов, «изъятий» и т.п. поборов.

Но Шеболдаев, по моему, Н£ прав в вопросе о заготовительных ценах (в деревне) и протяжных ценах (в городе). Боюсь, что если дать кооперации заготовлять в деревне продукты по вольным ценам, то наши заготовки будут подорваны в корне. Возможно, что когда-либо придется повысить цены по госзаготовкам. Но в этом году нечего и думать об этом. Можно было бы объявить госзаготовки с их низкими ценами госналогом, госповинностью. Но сделать это без отмены прямых налогов на село — нельзя. Кроме того, все равно — проделать эту процедуру, если даже по изучении вопроса окажется она правильной — мы не можем в этом году. Ясно во всяком случае одно, а именно: мы не можем освободить кооперацию пт всякого контроля и регулирования со стороны государства по линии цен. Очевидно, что кооперации придется вести свои заготовки по государственным] ценам и лишь после окончания шсзаготовок (15 января 1933 г.) можно будет разрешить ей заготовлять — покупать по ценам выше государственных цен процентов на 5.

Не прав также т. Шеболдаев в вопросе о продажных ценах в городе. Я не возражаю против продажи кооперацией городских товаров в деревне по средне коммерческим или даже по коммерческим] ценам. Но я против того, чтобы продажные цены в городе были повышены кооперацией из-за «нормальной» прибыли. Я против этого, так как это будет означать повышение цен на хлеб и прочие сельскохозяйственные] продукты. Нам нужна большевистская кооперация, как посредническая организация между городом и деревней, и кооперация с высокой прибылью.

Понятно, что т. Шебоддаева ни в коем случае нельзя ругать за некоторые крайности в его записке. Наоборот, его надо похвалить за открытую и своевременную постановку вполне назревшего вопроса. Тем более, что большая часть практических предложений его записки вполне правильна1.

Ну, пока все. Привет! И.Сталин.

P. S. Только что получил Ваше письмо от 23/VI 32.

Отвечаю.

1) Можно ограничиться учреждением еще одного — Донбассовского — округа на Украине2.

2) По экспорту хлеба предлагаю серьезно сократить план Розенгольца (для III квартала)3.

197

3) По моему, Бабель не стоит того, чтобы тратить валюту на его поездку заграницу4. И. Ст.

Ф. 81. Оп. 3. Д. 99. Л. 81–87. Автограф.

1 26 июня 1932 г. Сталин направил Б.П.Шебоддаеву следующую телеграмму: «Ростов на ] Дону. Крайком. Шебодцаеву. Записку о кооперапии получил и направил в Москву. ] Вопрос вполне назревший и следует обсудить его в ЦК. Большинство практических < предложений записки правильно, сомнения вызывают лишь цены, как заготовитель — \ ные, так и продажные. Сталин. 26/VI. 32.» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 89). ;

Записка Шеболдаева с замечаниями Сталина на полях сохранилась в подлинном экземпляре протоколов ПБ в связи с тем, что 10 июля 1932 г. ПБ рассмотрело эту запис — ] ку и поручило комиссии по ширпотребу разработать проект постановления (Там же. 5 Ф. 17. Оп. 163. Д. 948. Л. 4–20). См. документ № 175. ]

2 29 июня 1932 г. ПБ разрешило организовать область в Донбассе с включением в нее 36 районов (Там же. Оп. 3. Д. 890. Л. 10). См. документ № 146.

3 См. документ № 146. 10 июля 1932 г. ПБ решило сократить намеченную цифру экспорта хлеба в III квартале и окончательно установить ее 16 июля (Там же. Оп. 162. Д. 13. j Л. 11). На заседании ПБ 16 июля экспорт хлеба в III квартале был установлен в размере 31,5 млн пудов (включая бобовые), 20 млн пудов для варранта и 10 млн пудов переходящих остатков, всего — 61,5 млн пудов (Там же. Л. 30). 20 октября 1932 г. ПБ приняло решение сократить экспорт из урожая 1932 г. с 165 до 150 млн пудов (Там же.

Л. 133). Реальный экспорт составлял, вероятно, 1594 тыс. тонн.

4 См. документ № 146.

156

Сталин — Кагановичу, Молотову 27 июня 1932 г.

Кагановичу. Молотову.

Пусть Козловский назначит Вану время для свидания. Не мешает дать в печать краткое сообщение о том, что Ван предложил свидание Козловскому и получил на это согласие1.

Сталин.

№33

27/VI. 32 г.2

Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 106. Автограф.

1 См. документы № 118, 119, 153, 157, 158, 168, 179.

2 Номер и дата вписаны секретарем.

157

Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе — Сталину

27 июня [1932 г.]

Шифровка. Вх. № 23.

Тов. Сталину. Первое. Китделегат Иен в Женеве обратился к Литвинову в порядке зондажа с вопросом, не думает ли последний, что заключение пакта было бы

198

равносильно восстановлению отношений или подготовило бы почву для этого. Литвинов считает заключение пакта с Нанкином желательным. Он считает также целесообразным восстановление отношений, если Нанкин не будет ставить никаких условий в отношении Маньчжурии и даст нам удовлетворение за разрыв отношений и налет на посольство и консульство1.

Второе. Ван в Москве обратился с письмом к Козловскому, текст посылаем особо2.

Третье. Мы считаем необходимым послать Литвинову следующую телеграмму: «Мы считаем заключение пакта до восстановления отношений невыгодным, ибо китайцы, несомненно, хотят через пакт связать нашу маньчжурскую политику и таким путем вопрос о восстановлении отношений обусловить нашим отношением к Маньчжурии. Кроме того, неизвестно, в какой мере серьезны их намерения, не продолжают ли свою обычную [игру]. Поэтому следует проявить сдержанность, не форсируя поставленных Иеном вопросов. Однако, если бы китайцы сделали нам прямое и ничем необусловленное официальное предложение о восстановлении отношений, Вы можете выразить надежду, что Совпра рассмотрело бы внимательно».

Четвертое. Что касается просьбы Вана, то мы считаем возможным разрешить Козловскому принять его и заявить Вану, что он не уполномочен вести какие-либо переговоры и что если Ван имеет поручение своего правительства, пусть изложит в письменной форме и Козловский обязуется передать это своему начальству.

Просим сообщить Ваше мнение3. HP 23.

Молотов, Каганович, Ворошилов, Орджоникидзе.

27/VI4

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 111 об, 110 об. Заверенная машинописная копия.

1 23 июня М-МЛитвинов телеграфировал из Женевы, что 22 июня его посетил представитель Китая в совете Лиги Наций Янь Хой-цин (Иен) и заговорил о возможности заключения пакта о ненападении, подписание которого означало бы и восстановление дипломатических отношений или подготовило бы почву для этого (ДВП. Т. XV. С. 780–781).

2 См. документы № 153, 156.

3 См. документ № 158.

4 На заверенной машинописной копии стоит дата 26 июня (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. И. Д. 77. Л. 112).

158

Сталин — Молотову, Кагановичу, Ворошилову, Орджоникидзе

28 июня 1932 г.

Молотову, Кагановичу, Ворошилову, Орджоникидзе. HP 23. Согласен, что в отношении Нанкина нужна сдержанность, но позицию сдержанности нужно проводить так, чтобы не получилось отталкивание нанкинцев в объятия Японии. Этот вопрос, как и вопрос о наших отношениях с Америкой, имеет прямое отношение к вопросу о нападении Японии на СССР. Если Япония благодаря нашей излишней сдержанности и грубости к китайцам заполучит в свое распоряжение нанкинцев и создаст единый фронт с ними, а от Америки получит нейтралитет, — нападение Японии

199

на СССР будет ускорено и обеспечено. Поэтому сдержанность в отношении нанкинцев, а также американцев не должна превращаться в грубость и отталкивание, не должна лишать их надежды на возможность сближения. В связи с этим надо быть по возможности вежливым и ласковым к Вану, внимательно заслушать его и так дальше, а директиву для Литвинова надо смягчить, сказав, что СССР по мнению Литвинова не будет возражать против немедленного восстановления отношений без всяких условий, после чего пакт о ненападении придет как естественный результат восстановления отношений. Это во-первых. Во-вторых, мы должны давить на Японию перспективой сближения СССР с Нанкином и Америкой, чтобы заставить их поторопиться с заключением пакта с СССР. В связи с этим нужно дать в нашу печать краткое сообщение о свидании Вана с Козловским1, а через несколько дней после этого дать сообщение в нашу или немецкую печать о банкете, устроенном в Москве американцу Поппу2.

Сталин.

№34

28/VI. 32 г.3

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л 110–111. Автограф.

1 См. документы № 119, 156, 157, 168, 179. Предложения Сталина были реализованы. 29 июня М.МЛитвинову была послана соответствующая телеграмма о переговорах с Иеном (ДВП. Т. XV. С. 392–393). 1 июля в «Известиях» было опубликовано сообщение о беседе Ван Цзэнсы и Б.И.Козловского по поводу заключения пакта о ненападении и восстановлении дипломатических отношений между СССР и Китаем. Дипломатические и консульские отношения между СССР и Китаем были восстановлены в декабре 1932 г. (ДВП. Т. XV. С. 680).

2 См. документа 151.

3 Номер и дата вписаны секретарем.

159

Постышев, Каганович — Сталину 28 июня 1932 г.

Шифровка.

Вх. № 24.

Тов. Сталину.

Постановлением Политбюро от 23 июня создано Всесоюзное курортное объединение. Директором этого объединения выдвигается кандидатура Кубяка. Кубяк согласен.

Просим сообщить Ваше мнение1. HP 24.

Постышев, Каганович.

28/VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 114. Подлинник. Машинопись.

См. документ № 160.

200

160

Сталин — Постышеву, Кагановичу 28 июня 1932 г.

Смысл создания всесоюзного объединения не понятен. Разрешите воздержаться1. Сталин. №35. 28/VI.32 г. 2

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 114. Автограф.

1 См. документ № 159. 23 апреля 1932 г. ПБ утвердило проект постановления «О курортах», в котором указывались недостатки в состоянии курортов. ПБ поручило комиссии в составе Кагановича, Постышева и Енукидзе разработать и внести предложения о реорганизации курортного дела по СССР (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 881. Л. 12, 29–31). 23 июня 1932 г. предложения комиссии были утверждены, для руководства деятельностью курортных трестов было образовано Всесоюзное объединение курортов. ОБ было поручено наметить кандидатуру председателя объединения (Там же. Д. 889. Л. 9, 29, 30). 2 августа 1932 г. председателем правления объединения был утвержден К.М.Шведчиков (Там же. Д. 895. Л. 15).

2 Номер и дата вписаны секретарем.

161

Каганович — Сталину 28 июня 1932 г.

Шифром.

Совершенно секретно.

Копия. ,.

Сталину. Сочи.

Сегодня вечером открываем хлебозаготовительное совещание. Только что ПБ обменивалось мнениями о ведении совещания. Постановили следующее:

«1. Общего доклада не ставить. Поручить т. Молотову при открытии совещания указать на задачи совещания, огласить письмо тов. Сталина, сообщив, что предложения, изложенные в письме, приняты Политбюро и должны лечь в основу решения о хлебозаготовках.

2. После докладов с мест и прений избрать одну или две комиссии для разработки практических мероприятий.

3. На этом же совещании обсудить вопрос об уборочной кампании и о распределении урожая»1.

Выработанные предложения направим Вам до окончательного утверждения на ПБ. Прошу Вас сообщить телеграфно Ваше мнение по следующим вопросам:

1. Возврат семссуцы не включать в план, а взимать сверх плана хлебозаготовок. Как быть с продссудой?

2. При распределении плана хлебозаготовок между колхозным и единоличным секторами не давать послабления единоличнику. Это особенно важно в связи с имеющимися в некоторых районах выходами из колхозов.

201

3. Поскольку на совещании будут обсуждаться и вопросы уборки, встанет вопрос, о котором я писал в письме, о выдаче колхозникам авансов хлебом из расчета по выработанным трудодням и об отмене установленного в прошлом году ограничения выдачи хлеба колхозникам, имеющим больше определенного количества трудодней с оставлением этого ограничения лишь для административного персонала2. № 25/1134/ш.

Каганович.

28.VI-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 118. Заверенная машинописная копия. Ф. 81. On. 3. Д. 101. Л. 11. Машинописная копия.

1 Это постановление ПБ было оформлено 28 июня (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 890. Л. 8). См. также документ № 133.

2 См. документы № 146, 163, 166.

162

Каганович — Сталину 28 июня [1932 г.]

28/VI

Здравствуйте, т. Сталин!

Вчера Межлаук имел беседу с Ланкастером, хотел было послать вам по телеграфу изложение беседы, но ввиду важности деталей решил вам послать подробную запись, а Межлауку мы предложили затянуть ответ до 2–3-го июля. Видно по всему, что он приехал для разведки, хотя и серьезной. Связывает он прямо и откровенно удовлетворение интересов банка с признанием. Мы вопроса не решали, но нам кажется, что его предложения неприемлемы, нам необходимо держаться той позиции, о которой вы писали. Очень прошу вас, если объем позволит, сообщить ваше мнение телеграммой1.

2) Посылаю вам интересную записку Менжинского2 о нефтепроводе Сталинград — Москва, для Москвы это представляет интерес, но, во 1-х, почему не Астрахань?, во 2-х, необходимо учесть выгодность в связи с развитием водного транспорта — Волга — Москва.

3) О юбилее К.Цеткиной3.

4) О первом заседании хлебозаготовительного совещания с участием тт. из Украины4.

5) По письму Шеболдаева подработаем предложения5. Привет Вам. Ваш Л.Каганович.

Личный архив М.Л.Каганович.

1 См. документ № 166.

2 Записка отсутствует.

3 См. примечание 2 к документу № 174.

4 См. документ № 169.

5 См. документ № 155.

202

163

Сталин — Кагановичу

29 июня 1932 г.

Для Кагановича.

Первое. Семссуду не нужно включать в план, ее надо взимать сверх плана и обязательно полностью. Только в случае явного неурожая в той или иной области можно отложить взимание части семссуды на следующий год.

Второе. Тоже самое надо сделать в отношении продссуды.

Третье. При уборке можно выдавать колхозникам небольшой аванс хлебом.

Четвертое. При разверстке плана не следует давать послабления единоличнику.

Сталин1.

№36

29/VI. 322

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 117. Автограф.

1 См. документы № 133, 161.

2 Номер и дата вписана секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 14 час.

32 мин. (Там же. Л. 116).

164

Сталин — Ворошилову, Кагановичу 29 июня 1932 г.

Ворошилову. Копия. Кагановичу.

HP 26. Вопрос о качестве самолетов нельзя смазывать, его надо выставить выпукло наряду с вопросом о внутренних недостатках самой авиации. Надо поторопиться с созданием института замкомвойск или помкомвойск, — это подымет удельный вес авиации в округе и усилит контроль над ней. Институт специнспекторов по авиации абсолютно необходим. Твой проект хорош, но он должен быть издан от имени Совнаркома и ЦК, а не только ЦК. Если вздумаешь приехать в Сочи, захвати рельефную десятиверстную карту Дальнего Востока и план создания баз на побережье для нашего военного флота.

Сталин1.

№37

29/VI. 32 г. 2

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 120. Автограф.

1 21 июня 1932 г. Ворошилов в письме Сталину сообщал: «Я сейчас буквально места не нахожу себе вследствие аварий в Воздушном флоте. Не проходит дня, чтобы не получились сведения об авариях и даже тягчайших катастрофах с человеческими жертвами то в одном, то в другом округе. Достаточно указать, что только с 5/VI по 20/VI разбито 11 самолетов[...] и погибло 30(H) чел[овек][...] Кадры летного и технического] состава разрослись, укомплектовываются хотя и нашим, надежным политически, составом, но

203

чрезвычайно молодым, мало опытным (что естественно), а главное, по-настоящему недисциплинированным. Залихватские замашки, бравирование своими летными подвигами^..], не встречающее жестокой борьбы со стороны начальства; малая авторитетность молодого начсостава, плохая работа политорганов и парторганизаций, вот основные источники, откуда проистекают наши несчастья[...] Уже просил ПБ заслушать мой доклад и помочь мне в деле подтягивания парторганизаций и политаппарата. Думаю выгнать несколько «заслуженных», но совершенно недисциплинированных воздушных начальников, которые сознательно и часто нарушают все приказы и уставы РККА» (РГАСПИ. Ф. 74. Оп. 2. Д. 37. Л. 49, 50; Советское руководство. Переписка. 1928–1941 гг. М-, 1999. С. 177–178). В ответ Сталин писал Ворошилову 24 июня: «Самое тревожное — аварии и гибель наших летчиков. Гибель самолетов не так страшна (черт с ними!), как гибель живых людей, летчиков. Живые люди — самое ценное и самое важное во всем нашем деле, особенно в авиации. Не следует ли — помимо всего прочего — создать при командующих округами специальную должность заместителя командующего по авиации, возложив на этих заместителей непосредственную ответственность за состояние авиадела в округе, что, конечно, не должно освобождать — ни в малейшей степени! — командующего от ответственности за авиадело в округе. Я думаю, что следует* (Там же. Д. 38. Л. 69, 70; Советское руководство. С. 180–181). В ответ на это письмо Ворошилов направил Сталину шифровку: «Сочи. Сталину. Письмо получил. Полностью согласен оценкой личного состава авиации, подготовку и воспитание которого всегда считал труднейшим делом. В аварийности меня больше всего мучает именно это нелепое безрассудное уничтожение лучших людей. Вчера выслали тебе мой проект постановления ЦК об аварийности. В^нем круто завернуто относительно установления авиации жесточайшей дисциплины, что необходимо прежде всего для сбережения живых людей. Чтобы не смазывать внутренних недостатков авиации намеренно опустил недостатки промышленности — качество продукции, отсутствие связи на самолетах, отсутствие парашютов, тормазных колес, специальных приспособлений для устойчивости самолета в воздухе и т.д. После твоего письма пришла мысль — не стоит ли и об этом записать также крепко, хотя и кратко, как и о дисциплине. Относительно помкомвойск по авиации — мысль твою считаю правильной, особенно принимая во внимание предстоящую организацию воздушных корпусов и армий. Сейчас у нас имеется начальник воздушных сил округа [со] своим штабом — его и можно было бы переименовать в помкомвойск по авиации. Думаю, что создание специальных инспекторов непосредственно в авиабригадах и усиление авиаинспекции людьми, значительно облегчит задачу руководства авиацией. Жду ответа по существу проекта. 28.VI — 32 г. К.Ворошилов» (Там же. Ф. 558. Оп. 11. Д. 77. Л. 121).

3 июля 1932 г. ПБ утвердило предложенный Ворошиловым проект постановления ЦК и СНК «Об аварийности в частях ВВС РККА», окончательная редакция оформлена 5 июля (см. документ Ms 181). В числе прочих мер в нем было реализовано предложение Сталина о введении должности помощников командующих округами по ВВС (Отечественные архивы. 1995. № 6. С. 32–39. Публикация В. Н. Шепелева). См. документы № 154, 165, 175. 2 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 16 час. 35 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. П. Д. 77. Л. 119).

165

Сталин — Кагановичу 29 июня 1932 г.

Здравствуйте, т. Каганович! 1) Так как решение о плане на Ш квартал по Наркомтяжпрому уже принято, то не стоит его теперь менять, чтобы не создавать замешательства среди хозяйственников и не давать им повода к предположению о политике свертывания строительства1.

204

2) Насчет проекта Ворошилова об авиации я уже послал вам шифровку. По-моему, можно пока ограничиться проектом Ворошилова с поправками, изложенными в моей шифровке2.

3) Читал материалы о переговорах с англо-американскими нефтяниками.. Соображения Вейцера и Озерского правильны. В случае возобновления переговоров хорошо было бы ограничить срок договора пятью-шестью годами3.

Привет! И.Сталин. 29/VI32

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 78–79. Автограф.

1 См. примечание 1 к документу № 147 и документы № 154, 175, 203, 207, 216.

2 См. документ № 164.

3 См. документы № 99, 146.

166

Сталин — Кагановичу, Молотову 1 июля 1932 г.

Кагановичу, Молотову.

Первое. Читал последнюю беседу с Ланкастером. Схемы Ланкастера неприемлемы. Мы можем пойти на частичное удовлетворение претензий частного банка лишь при условии получения большого займа. Это основная наша предпосылка. Без такой комбинации соглашение исключено. Поэтому мы должны стоять твердо на базе нашей схемы, предложенной Ланкастеру 27 июня. Можно, в крайнем случае, пойти на увеличение наших заказов в Америке до 30 процентов от займа, а в случае признания СССР — до 35 процентов1.

Второе. Центром решений совещания секретарей должна быть организация хлебозаготовок с обязательным выполнением плана на 100 процентов. Главный удар нужно направить против украинских демобилизаторов2. На украинскую конференцию надо выехать Кагановичу, как секретарю ЦК, и Молотову, как предсовнаркома3.

Третье. Поручите Наркомзему или Госплану дать официальное сообщение или интервью о том, что виды на урожай у нас хорошие, и урожай будет лучше прошлого года. Это возымеет действие на Ланкастера4.

Сталин.

№40.

1/VII. 32 г.5

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 129–130. Автограф.

1 См. документы № 162, 172, 175. Подробнее см. введение к разделу.

2 См. документы № 133, 161, 169.

3 См. примечание 4 к документу № 175.

4 См. документ № 172 и примечание 1 к документу № 182.

5 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 18 час.

30 мин. (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. П. Д. 77. Л. 128).

205

167

Каганович, Молотов, Яковлев — Сталину 1 июля 1932 г.

Строго секретно. КопияШифром.

Сочи, т. Сталину. Намечаем следующее распределение тракторов, поступающих к уборке и осенней посевной кампании к середине сентября: Украине — 5000 ЦЧО — 1250 Урал — 1100

Сев[ерный] Кавказ — 1100 Зап[адная] Сибирь — 900 Нижняя Волга — 700 Ср[едняя] Волга — 680 Ср[едняя] Азия — 600 Казакстан — 500 ДВК — 500

Башкирия — 350 J

Вост[очная] Сибирь -*- 350 Московская — 300 Западная — 270 Нижегородская — 260 Белоруссия — 215 Ленинградская — 220 Ивановская — 200 Татария — 200 ЗСФСР — 180 Крым — 120 Северная — 40

Просим сообщить Ваше мнение1. № 28/1171/ш. 1.VII.32 г. Каганович, Молотов, Яковлев.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 136. Заверенная машинописная копия.

1 См. документ № 171. 1 июля было оформлено постановление ПБ о распредлении тракторов на III квартал по ведомствам с учетом предложений Сталина (РГАСПИ. Ф. 17 Оп. 3. Д. 890. Л. 7, 30).

168

Каганович — Сталину 1 июля 1932 г.

Шифровка. Вх. № 29–

Тов. Сталину. Сообщаю для сведения, 29-го июня Ван был принят Козловским и сообщил ему, что нанкинпра намерено заключить с СССР пакт о ненападении,

206

что должно будет означать одновременное восстановление нормальных дипломатических отношений. Ван хотел бы поговорить о процедуре подписания пакта и восстановления отношений.

Козловский ответил, что, по его мнению, совпра не будет возражать против немедленного восстановления отношений без всяких условий, после чего пакт придет как естественный результат восстановления отношений.

Ван заявил, что немедленно будет телеграфировать в Нанкин о выраженном Козловским мнении и что он уверен, Нанкин уделит этому мнению самое серьезное внимание. Ван надеется получить на днях указание и будет просить о новом приеме.

На вопрос о процедуре Козловский ответил, что Нанкин сам сможет найти необходимые в таких случаях пути обращения к нам о восстановлении отношений. Ван выразил удовлетворение данными ему разъяснениями. В заключение Ван пытался выяснить нашу позицию в отношении Манчжуго, Козловский уклонился от разговоров на эту тему1. № 29.

Каганович.

1/VII-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 135. Подлинник. Машинопись.

1 См. документы № 118, 119, 122, 123, 153, 156, 157, 158, 179.

169

Каганович — Сталину 1 июля [1932 г.]

1/VTI

Здравствуйте, т. Сталин! Наконец сегодня после четырехкратной переработки вышли проекты об уборочной и хлебозаготовительной кампаниях. Только что просмотрели и посылаем Вам на самолете», чтобы не терять времени. Документ об уборочной надо будет опубликовать, а о хлебозаготовках разослать обкомам, крайкомам и райкомам. Мы просим Вас дать свои поправки и подписать их1. В постановлении о хлебозаготовках мы целиком не только учли, но и включили целые абзацы из Вашего письма2. Я не знаю, имели ли Вы в виду доведение этого письма до секретарей, но мы это сделали, и оно имело огромное значение для поворота умов. Вначале на совещании3 вскрылось нежелание признавать ошибки и по существу вскрыть свои недостатки. Деловых предложений было порядочно, но критика явно недостаточная. Пришлось им в этом помочь, особенно нажать на украинцев и указать, что ЦК требует от них бросить повторять в причесанной форме разговоры не лучшей части деревни, что хлеба не дадим, что они должны решительно покончить с капитулянтскими настроениями в отношении хлебозаготовок и не допустить дальнейшего раскиселивания и оболотчения украинской организации. Пришлось покритиковать и других, которые проявили мало критического, но должен Вам сказать, что польза от совещания исключительно большая. Ваше письмо как нельзя лучше пришло — и вовремя, и по существу, крепко и ясно сказало, что нужно сделать. Все отмечали, что виды на урожай удовлетворительные, а в некоторых районах выше среднего. Судя по всему, сбор урожая дол—

207

жен быть больший, чем в прошлом году. Это не помешало некоторым ставить вопрос о сокращении плана, в особенности украинцы отличились. Большинство, в особенности Варейкис, Шебоддаев, не говоря о москвичах, поддерживали планы, в особенности поддержали Ваше предложение о надбавке — страховке в 4–5%. Был большой напор разрешить торговлю хлебом отдельным районам и даже колхозам после выполнения ими плана хлебозаготовок, но мы на это не пошли. Наоборот, мы подчеркнули, что сейчас дело хлебозаготовок еще более трудно в связи с торговлей и что наша задача скорее окончить хлебозаготовки, чтобы тем легче было развить торговлю хлебом. Ну на этом сейчас кончу.

Сегодня было ПБ, но напишу дополнительно завтра, а то самолет скоро отлетает.

Привет Вам. Ваш Л.Каганович.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 87–90. Автограф.

1 См. документы № 146, 176, 184.

2 См. документ № 133.

3 См. документы № 133, 166.

170

Сталин — Кагановичу [ранее 2 июля 1932 г.]

Т. Каганович!

Нельзя оставлять без внимания преступный факт нарушения директивы ЦК о недопустимости подрывной работы ОПТУ и Разведупра в Маньчжурии. Арест каких-то корейцев-подрывников и касательство к этому делу наших органов создает (может создать) новую опасность провокации конфликта с Японией. Кому все это нужно, если не врагам советской власти? Обязательно запросите руководителей Дальвоста, выясните дело и накажите примерно нарушителей интересов СССР. Нельзя дальше терпеть это безобразие!

Поговорите с Молотовым и примите драконовские меры против преступников из ОГПУ и Разведупра (вполне возможно, что эти господа являются агентами наших врагов в нашей среде). Покажите, что есть еще в Москве власть, умеющая примерно карать преступников1.

Привет! И. Сталин.

Ф. 81. On. 3. Д. 100. Л. 147. Автограф.

См. примечание 13 к документу 175.

171

Сталин — Кагановичу, Молотову, Яковлеву 2 июля 1932 г.

Кагановичу, Молотову, Яковлеву. Предлагаю добавить 1ДЧО и Восточной Сибири по сто тракторов за счет

208

Средней Азии и Казакстана. Прошу Яковлева сообщить мне телеграфом о видах на урожай по областям1.

Сталин.

№41.

2/VII. 32 г.2

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 135. Автограф.

1 См. документ № 167.

2 Номер и дата вписаны секретарем. В тот же день отправлена шифром из Сочи в 15 час.

16 мин. (Там же. Л. 134).

№ 172

Каганович — Сталину 2 июля 1932 г.

Строго секретно.

Копия.

Шифром.

Сочи. Сталину. Телеграмму получили1.

1) О Ланкастере соответствующие указания даны Межлауку.

2) Данные о видах на урожай сегодня готовятся, завтра Вам сообщим и опубликуем в печати2.

3) Постановления о хлебозаготовках и уборочной сегодня отправили Вам3. На Украину выедем. № 30/1182/ш.

Каганович. 2.VII. 32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 141. Заверенная машинописная копия.

1 См. документ № 166.

2 См. документ № 182.

3 См. документы № 169, 176, 184.

№ 173

Каганович, Молотов, Яковлев — Сталину 2 июля 1932 г.

Шифровка

Вх. № 31.

Тов. Сталину.

Предполагаем машины, направляемые для уборки в МТС и совхозы в третьем квартале, рапределить следующим образом: УССР — 2600, ЦЧО — 650, Северо-Кавказский край — 600, Западно-Сибирский край — 600, Уральская область — 500, Нижне-Волжский край — 365, Средне-Волжский край — 340, Казакстан — 200, Башкирская АССР — 160, Восточно-Сибирский край — 120, Дальневосточный край — 120, Средняя Азия — 100, Крымская АССР — 80, Московская обл. — 70, Ленинградская обл. — 45, ЗСФСР — 30,

209

Нижегородский край — 25, Татарская АССР — 25, Западная обл. — 25, Ивановская обл. — 25, Белоруссия — 20. Всего — 6700.

Просим сообщить ваше мнение1. HP 31.

Каганович, Молотов, Яковлев.

2/VII-32 г.

Ф. 558. On. 11. Д. 77. Л. 143. Подлинник. Машинопись.

1 Внизу помета С.Чечулина: «На № 31. Согласен. Сталин. 3/VII.32».

174

Сталин — Кагановичу, Молотову 2 [июля] 1932 г.

Кагановичу. Молотову.

1) Обратите серьезнейшее, внимание на Украину. Чубарь своей разложенностью и оппортунистическим нутром и Косиор своей гнилой дипломатией (в отношении ЦК ВКП) и преступно-легкомысленным отношением к делу — загубят в конец Украину. Руководить нынешней Украиной не по плечу этим товарищам. Если поедете на Украинскую конференцию (я на этом настаиваю), — примите там все меры к тому, чтобы переломить настроение работников, изолировать плаксивых и гнилых дипломатов (не взирая на лица!) и обеспечить подлинно-большевистские решения конференции. У меня создалось впечатление (пожалуй, даже убеждение), что придется снять с Украины обоих, — и Чубаря и Косиора. Возможно, что я ошибаюсь. Но вы имеете возможность проверить это дело на конференции1.

2) Возвращаю проект приветствия ЦК по случаю юбилея Клары Цеткин. Проект составлен слишком в восторженном и несколько ложно-классическом тоне. Я несколько умерил тон своими поправками2.

Привет! И.Сталин. 2/VI-323

Ф. 81. On. 3. Д. 99. Л. 45–47. Автограф.

Ф. 558. On. 11. Д. 740. Л. 1. Подлинник. Машинопись.

1 См. документ № 166 и примечание 4 к документу № 175.

2 Приветствие ЦК ВКП(б) К. Цеткин по поводу ее 75-летия было опубликовано в газетах

5 июля 1932 г. См. также документ Ms 162.

3 Дата письма, поставленная Сталиным, неверна. Письмо относится к июлю 1932 г.

175

Каганович — Сталину 2 [июля 1932 г.]

2/VI1

Здравствуйте, т. Сталин. 1) Получили Вашу шифровку о Ланкастере, я тотчас передал Межлауку. Судя по всему, Ланкастер приехал для разведки. Сам он на серьезные ре—

210

шающие ответы не может идти, тем более правильно Ваше предложение стоять на нашей схеме2. Не нужно ли сообщить кое-что в печати, может быть хотя бы сообщение, что он у нас, или не стоит? Прошу написать Ваше мнение.

2) Проект постановления о хлебозаготовках и уборочной послали Вам. Думаю, что оно соответствует Вашей установке, совпадают целиком и наши выступления на совещании с Вашим советом направить главный удар против украинских демобилизаторов3.

Завтра у нас совещание членов ПБ об аварийности в воздушном флоте и там мы решим вопрос о нашей поездке на Украину, хотя т. Молотов сомневается, нужно ли и ему ехать, но Вы совершенно правы, что ехать надо двоим, и ПБ это примет. На конференции у них один вопрос о с[ельском] хозяйстве]. Придется развить на конкретных примерах вопрос об отрыве руководства от с[ельского] х[озяйства] и неравномерном распределении хлебозаготовок, благодаря незнанию районов, приведшему к печальным последствиям4.

3) Об аварийности в воздушном флоте мы создали комиссию для расследования конкретных причин аварии, особенно в связи с авариями последних двух дней. Вчера погиб ТБ-35 под Москвой. Сегодня два Р-56. Завтра соберем закрытое совещание членов ПБ, где обсудим предложение Ворошилова7, а также вопрос о качестве продукции.

4) Заслушали мы вчера на ПБ т. Шебоддаева о потребкооперации. Ваше письмо члены ПБ прочитали, но записки т. Шебоддаева не успели прочитать, поэтому пришлось отложить обсуждение до следующего заседания. Я лично ознакомившись с запиской считаю, что хотя действительно он ставит важный и большой вопрос, но именно только ставит, но не разрешает его. Его предложения кажутся простыми, но они самые сложные. Наши кооператоры с самого начала колхозной торговли ставили вопрос как о заготовках, так и о продаже по рыночным ценам, это собственно и предрешает вопрос о развороте ими в большом масштабе децентрализов[анных] заготовок. То, что Вы считаете положительным в его записке, безусловно правильно, и это надо принять, что же касается цен, а это гвоздь, здесь можно допустить некоторое отступление от общезаготовительных] цен лишь в отношении к столовым, находящимся в ведении кооперации. Можно будет допустить широкую заготовку молочных продуктов и то лишь с незначительным повышением цен в определенных районах. Когда выработаем проект, пришлю его Вам8.

5) В тесной связи с этим стоит вопрос о финансах. Последний месяц особенно отличился эмиссией. Причин здесь много: бюджетный дефицит, медленная реализация ряда промтоваров и т.д. Посылаю Вам записку Гринько и Марьясина9, одно принятие их предложения не решает дела, тут надо конкретно посмотреть товары, что и придется сделать, посмотреть те хозорганы, которые перескакивают установленные рамки и т.д. Один вопрос они ставят острый — это о коммерческих ценах на промтовары, продаваемые в деревне. На это придется пойти, но на все ли товары. Весь вопрос мы еще не обсуждали, прошу Вас написать по всему этому вопросу10. На ближайшем ПБ 8-го мы будем слушать вопрос о себестоимости строительства по хозяйственным] наркоматам.

6) С ширпотребом у нас все же значительное улучшение. На Ш-й кв[артал] мы наметили товаров для деревни на 690 мил. рубл. Отгрузка идет лучше. Теперь весь вопрос в областях и районах, ибо в центре нам уже легче будет проконтролировать, если где застрянет товар. Вот почему на совеща—

211

нии по хлебозаготовкам пришлось крепко покритиковать обкомы, крайкомы за то, что они не уделяют внимания этому делу. Я указал, что если здесь в центре Вы лично этим занимались и повернули мозги всех нас к этому делу, то в областях секретари пока и не думают этим заниматься. Думаю, что некоторый перелом будет, чтобы его закрепить придется вызывать и слушать отчеты областей и краев.

Разработали мы постановление о реорганизации промкооперации в направлении разворота ее инициативы в увеличении количества промтоваров. Ввиду важности этого постановления посылаю его Вам для ознакомления, пока мы его еще не принимали11.

7) По валютному плану 32–33 года работаем упорно и регулярно, пока мы еще не закончили выработку экспортного плана, ибо драка естественно идет не только по импорту, но и по экспорту. В частности, прошу Вас сообщить Ваше мнение по следующему вопросу; план вывоза железной руды на 32 год — 1500 т[ыс] тонн, на 33 г. намечаем 750 т[ыс] тонн — это дает около трех миллионов валюты, примерно тоже с магнезитом. На заседании комиссии указывалось, что Вы за то, чтобы ничего не вывозить по руде и магнезиту. Мы вопрос отложили, но лично я думал бы, что половину руды, т.е. 750 т[ыс] тонн можно было бы вывезти, все-таки выручка в 3 миллиона.

8) Трояновский прислал письмо с просьбой заменить его там другим, посылаю его Вам. '

О КВЖД он ведет разговоры конкретные — о цене продажи и т.д., надо было бы ему дать более конкретные директивы, а то он может там, сам не желая, запутаться12.

9) На днях на наш пограничный пост явился якобы представитель Китайской Народной Армии с письмом к Блюхеру, за оружием и т.д. Мы дали директиву немедленно отправить его обратно и впредь не допускать перехода подобных представ[ителей], либо подосланных провокаторов, либо объективно играющих провокационную роль, безразлично.

10) О выдержке-сообщении о корейцах, которую Вы прислали, я выяснил. К сожалению, Ваше предположение оправдалось — это ОГПУ (остатки старого). В случае запроса Хироты (у него есть указание) Карахану нами даны указания13.

11) Вчера открылась Всесоюзная конференция комсомола. Вам передавали действительно горячий комсомольский привет. В связи с отъездом на Украину сомневаюсь, удастся ли мне выступить у них, но направление их работе дадим.

12) Сегодня открылся у нас пленум Московского обкома совместно с секретарями райкомов. Обсуждаем о потребкооперации, о с[ельском] хозяйстве] и колхозах и доклады шахтной угольной ячейки, текстильного и вагонного заводов. Секретарь шахтной ячейки сделал очень хороший доклад, придется его напечатать в «Правде», сумеете прочесть.

13) Горький все просит утвердить редакторов Истории гражданской войны, посылаю Вам список на всякий случай, а то может быть подождем до Вашего возвращения.

14) Посылаю Вам письмо Литвинова, оно ничего особенного не представляет, но на всякий случай посылаю14.

Ну кончаю и так затянувшееся письмо.

Привет. Ваш Л.Каганович.

P.S. Ваши указания о переговорах с нефтяниками, данные в письме от 29,

212

учтем, дадим соответствующие указания. Рабинович выехал, но нового пока не сообщает15. Л.К.

Ф. 558. Оп. 77. Д. 740. Л. 2–9. Автограф.

1 Дата письма, поставленная Кагановичем, неверна. Письмо относится к июлю 1932 г.

2 См. документ № 166. Подробнее см. введение к разделу.

3 См. документы № 169, 176, 184.

4 См. документы N° 166, 174. 3 июля 1932 г. ПБ приняло решение командировать на украинскую партконференцию Кагановича и Молотова (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 891. Л. 10). 6 июля с их участием состоялось заседание ПБ ЦК компартии Украины, на котором было принято решение «признать правильным установленный ЦК ВКП(б) план хлебозаготовок по селянскому сектору в размере 356 млн пудов и принять его к безусловному исполнению». Это постановление послужило отправным пунктом для работы III Всеукраинской конференции КП(б)У (6–9 июля 1932 г.), которая рассматривала доклад С.В.Косиора об итогах весенней посевной кампании, о хлебозаготовительной и уборочной кампаниях и задачах организационно-хозяйственного укрепления колхозов. Молотов и Каганович выступали на конференции. Резолюция конференции требовала безусловного выполнения хлебозаготовительных планов (Голод 1932–1933 роив на Украшь Киев, 1990. С. 36–40, 194–197). См. также документы N° 183, 185, 248, 251, 263.

5 Тяжелый бомбардировщик ТБ-3, экипаж 11 человек, серийный выпуск начался в 1932 г.

6 Двухместный самолет Р-5 применялся в качестве сухопутного разведчика и легкого бомбардировщика.

7 См. документ N° 164.

8 См. примечание 1 к документу N° 155.

9 Записка отсутствует.

10 См. примечание 3 к документу N° 203, примечание 1 к документу N° 207.

11 См. документ N° 205.

12 См. документы N° 146, 149, 150, 180.

13 См. документ N° 170. В сообщении японского правительства, переданном 7 июля 1932 г. советником посольства Японии в СССР в НКИД, говорилось, что арестованный японскими властями кореец Ли дал показания о том, что он вместе с тремя другими корейцами был завербован владивостокским ГПУ, снабжен взрывчаткой