Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Курс «Політична географія» є спеціальним у підготовці фахівців з географії на освітньо-кваліфікаційному рівні спеціаліст та магістр, викладається сту...полностью>>
'Документ'
Масленица - исконно русский праздник, сохранившийся с языческих времен. В 2011 году московская Широкая Масленица пройдет с 28 февраля по 6 марта. Семь...полностью>>
'Темы рефератов'
Проблемы перевода западных естественнонаучных и гуманитарных текстов на китайский язык во второй половине XIX – начале XX в.; выдающиеся переводчики ...полностью>>
'Документ'
1.1.1. ОАО «Мобильные ТелеСистемы» в лице Филиала «Макро-регион «Дальний Восток» - юридический адрес: 109147, г. Москва, ул. Марксистская, д. 4, Мест...полностью>>

Фрэнсис бэкон сочинения в двух то мах том 2

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ФРЭНСИС БЭКОН

СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТО МАХ

ТОМ 2

СОДЕРЖАНИЕ

Новый Органон ..······· °

text.htm - glava01

Предисловие ········

text.htm - glava02

Афоризмы об истолковании природы и царстве человека 12

text.htm - glava03

Книга вторая афоризмов об истолковании природы, или О царстве человека ··

text.htm - glava04

Приготовление к естественной и экспериментальной истории 215

О мудрости древних .······ —1

Посвящения .·.····· 233

Предисловие . ···· 236

I. Кассандра, пли Откровенность .<·· 241

II. Тифон, или Мятежник ..·· 242

III. Киклопы, пли Подручные террора 24д

IV. Нарцисс, или Себялюбие .·· 244

text.htm - glava05

V. Стикс, или Союзы ..····

VI. Пан, или Природа .·· 247

VII. Персей, или Война ..· · 253

VIII. Эпдимион, или фаворит . . .·

IX. Сестра гигантов, или Молва .. 257

text.htm - glava06

X. Актооп и Пенфей, или Любопытный . 258

XI. Орфей, или Философия . 259

XII. Уран, или Истоки .·.··· 261

XIII. Протей, или Материя .. 263

XIV. Мемнон, или Скороспелый 264

text.htm - glava07

XV. Титон, или Пресыщение 265

XVI. Жених Юноны, или Непристойность .. 266

XVII. Купидон, или Атом ···.· ~~

XVIII. Диомед, или Фанатик ···· "б9

XIX. Додал, или Механик ·· "'1

XX. Эрихтоний, или Обман . 270

XXI. Девкалион, или Возрождение . •"'4

XXII. Немезида, или Превратность вещей .. —

XXIII. Ахелой, или Битва ····· 276

XXIV. Дионис, или Страсть ····· "77

text.htm - glava08

XXV. Аталанта, или Выгода ·.·· 280

XXVI. Прометей, или Статус человека . 281

XXVII. Полет Икара; Сцилла и Харибда, или Средний путь ····· 290

573

XXVTTÎ. Сфинкс, или Наука .. 291

XXIX. Прозерпина, пли Дух . . . . 294

text.htm - glava09

XXX. Метода, или Совет 297

XXXI. Сирены, или Наслаждение .. —

text.htm - glava10

О началах и истоках . 301

text.htm - glava11

Опыты, или наставления нравственные и политические . . 349

text.htm - glava12

Посвящения . . 351

I. Об истине . . 354

II. О смерти 356

III. О единой религии .. 357

IV. О мести . 361

text.htm - glava13

V. О бедствиях .. 362

VI. О притворстве и лицемерии . 363

VII. О родителях и детях . 365

VIII. О браке и безбрачии . 366

IX. О зависти 368

text.htm - glava14

X. О любви 372

XI. О высокой должности . 373

XII. О бойкости . . 376

XIII. О доброте и добродушии 377

XIV. О знати 379

text.htm - glava15

XV. О смутах и мятежах . 380·

XVI. О безбожии .. 38(1

XVII. О суеверии . . 388

XVIII. О путешествиях . .. 390

XIX. Об искусстве властвовать .. 392

text.htm - glava16

XX. О совете 395

XXI. О промедлении . . 399

XXII. О хитрости .. 400

XXIII. О себялюбивой мудрости 403

XXIV. О новшествах . 404

XXV. О распорядительности . 405

XXVI. О мнимой мудрости .. 406

XXVII. О дружбе 408

XXVIII. О расходах . .. 414

XXIX. Об истинном величии королевств и республик 415

text.htm - glava17

XXX. О поддержании здоровья 422

XXXI. О подозрении . 424

XXXII. О беседе 425

XXXIII. О колониях 427

XXXIV. О богатство . ..·.. 429

XXXV. О пророчествах . 432

XXXVI. О честолюбии . 435

XXXVII. О масках и триумфах . 436

XXXVIII. О человеческой природе 438

XXXIX. О привычке и воспитании .. 439

text.htm - glava18

XL. О счастье 441

XLI. О ростовщичестве .. 442

XLII. О юности и старости . 445

XLIII. О красоте .. 447

XLIV. Об уродство .. 448

text.htm - glava19

XLV. О строениях .. 449

XLVI. О садах 453

XLVII. О переговорах . 450

XLVI II. О приближенных и друзьях . 461

574

XLIX. О просителях . 462

text.htm - glava20

L. 0 занятиях науками . 464

LT. О партиях .. 465

1.11. О манерах и приличиях 467

LUI. О похвале .. 468

LIV. О тщеславии .. 470

text.htm - glava21

LV. О почестях и славе .. 471

LVI. О правосудии . 473

LVII. О гневе . 476

LVIII. О превратностях вещей ··.«.. 478

text.htm - glava22

Новая Атлантида ..··· 483

Примечания . . . . . . . . . . . . . . . . . 519

Указатель имей . . . . . . . . . . . . . . · 559

Предметный указатель . . . . . . . . . . · 562

фрэнсис БЭКОН

СОЧИНЕНИЯ В ДВУХ ТО МАХ

ВТОРОЕ, ИСПРАВЛЕННОЕ И ДОПОЛНЕННОЕ ИЗДАНИЕ

том 2

АКААЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ ФИЛОСОФИИ

ИЗААТЕЛЬСТВО СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ « МЫСЛЬ »

москва - l 9 7 8

ВТОРАЯ ЧАСТЬ СОЧИНЕНИЯ, НАЗЫВАЕМАЯ НОВЫЙ ОРГАНОН, ИЛИ

ИСТИННЫЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ИСТОЛКОВАНИЯ ПРИРОДЫ

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

Те, кто осмелился говорить о природе как об исследованном уже предмете,— делали ли они это из самоуверенности или из тщеславия и привычки поучать — нанесли величайший ущерб философии и наукам. Ибо, насколько они были сильны для того, чтобы заставить верить себе, настолько же они преуспели в том, чтобы угасить и оборвать исследование. Они принесли не столько пользы своими способностями, сколько вреда тем, что погубили и совратили способности других. Те же, кто вступил на противоположный путь и утверждал, что решительно ничего нельзя познать,— пришли ли они к этому убеждению из ненависти к древним софистам, либо по причине отсутствия стойкости духа, или даже вследствие обладания некоторого рода ученостью — приводили

в пользу этого доводы, которыми, конечно, нельзя пренебречь. Однако они отправлялись в своем мнении не от истинных начал и, увлекаемые вперед усердием и страстью, решительно превзошли меру. Древнейшие же из греков (писания которых погибли) более благоразумно удерживались между самонадеянностью окончательных суждений и отчаянием акаталепсии. И хотя они довольно часто сетовали и жаловались па трудность исследования и темноту вещей, однако, как бы закусив удила, не переставали стремиться к цели и испытывать природу. Они, как видно, полагали, что этот вопрос (т. е. можно ли что-либо познать) разрешается не спором, а опытом. Но и они, знакомые только с силой разума, не обращались к правилам, а все возлагали на остроту мысли, на подвижность и постоянную активность ума.

Наш же способ столь же легок в высказывании, сколь труден в деле. Ибо он состоит в том, что мы устанавливаем степени достоверности, рассматривая чувство в его собственных пределах и по большей части отбрасывая ту

 

==7

работу ума, которая следует за чувством, а затем открываем и прокладываем разуму новый и достоверный путь от самых восприятий чувств. Без сомнения, это понимали и те, кто такое же значение придавал диалектике. Отсюда ясно, почему они искали помощи разуму, относясь с подозрением к прирожденному и самопроизвольному движению ума. Но слишком поздно прилагать это средство, когда дело уже загублено: после того как ум уже пленена привязанностями повседневной жизни, ложными слухами и учениями, когда он осажден пустейшими идолами '. Итак, это искусство диалектики, поздно (как мы сказали) становящееся на защиту разума и никоим образом не поправляющее дело, скорее повело к укреплению заблуждений, чем к открытию истины. Остается единственное спасение в том, чтобы вся работа разума была начата сызнова та. чтобы ум уже с самого начала никоим образом не был предоставлен самому себе, но чтобы он был постоянно управляем и дело совершалось как бы механически. В самом деле, если бы люди взялись за механические работы голыми руками, без помощи орудий, подобно тому как в делах разума они не колеблются приступать к работе почти лишь только с усилиями ума, то невелики были бы те вещи, которые они могли бы подвинуть и преодолеть, хотя бы они посвятили этому усердные и притом соединенные усилия. И если угодно несколько остановиться на этом примере и вглядеться в него, как в зеркало, то представим себе обелиск значительной величины, предназначенный для ознаменования триумфа или подобного торжества, который должно перенести на другое место. Если люди возьмутся за это голыми руками, то не признает ли это любой трезвый наблюдатель проявлением некоего тяжкого безумия? И не признает ли он еще большим безумием, если они увеличат число работающих и решат, что таким образом они сумеют это свершить? А если они сделают известный выбор, и отделят немощных, и используют только сильных и здоровых, и понадеются, что таким путем они выполнят работу, то не скажет ли он, что они еще сильнее отступают от разума? А если, наконец, они, не довольствуясь и этим, решат обратиться к атлетическому искусству и прикажут всем прийти с хорошо умащенными и подготовленными для этого руками и мышцами, то не воскликнет ли он, что они трудятся только для того, чтобы сумасбродствовать по известному правилу и умыслу? Так люди с подобным же неразумным рвением

 

==8

и бесполезным единодушием принимаются за дело разума, когда они возлагают большие надежды на многочисленность умов или на их превосходство и остроту или даже усиливают крепость ума диалектикой (которую можно почитать некоей атлетикой) ; а между тем тому, кто рассудит правильно, станет ясно, что при всем их усердии и напряжении они все же не перестают применять только голый разум. Но ведь совершенно очевидно, что во всякой большой работе, за которую борется человеческая рука без орудий и машин, силы отдельных людей не могут ни быть вполне напряжены каждая в отдельности, ни соединены все вместе. Итак, из установленных -нами предпосылок мы выводим две вещи, о которых мы хотели бы предупредить людей, чтобы это не ускользнуло от их внимания. Первая из них состоит в следующем. Мы полагаем, что было бы хорошим предзнаменованием, если для уменьшения и устранения разнотолков и высокомерия как за древними сохранились бы нетронутыми и неущемленными их честь и почитание, так и мы смогли бы свершить предназначенное, пользуясь при этом, однако, плодами своей скромности. Ибо если мы заявим, что мы можем принести лучшее, чем древние, вступив на ту же самую дорогу, что и они, то мы не сможем никаким красноречием воспрепятствовать тому, чтобы возникли сравнение и спор относительно дарований, или превосходства, или способности. Конечно, этот спор не был бы чем-то недозволенным или чем-то новым. Ибо если бы древние что-либо установили и открыли неправильно, то почему бы мы не могли с таким же правом, как и все люди, отметить и опровергнуть это? Однако, хотя этот спор и справедлив и дозволен, все же он, возможно, не соответствовал бы мере наших сил. Но так как мы стремимся к тому, чтобы разуму открылся совершенно новый путь, не известный древним и не испытанный ими, то дело меняется. Прекращаются соревнование и споры сторон. Мы сохраняем за собой только роль указующего путь, что представляет, конечно, лишь посредственную ценность и в большей степени является делом фортуны, чем способности и превосходства. Это предупреждение имеет отношение к личностям, другое же — к самим вещам.

Мы вовсе не пытаемся ниспровергнуть ту философию, которая ныне процветает, или какую-либо другую, которая была бы правильнее и совершеннее. И мы не препятствуем тому, чтобы эта общепринятая философия и

 

==9

другие философии этого рода питали диспуты, украшали речи и прилагались для надобностей преподавания в гражданской жизни. Более того, мы открыто объявляем, что та философия, которую мы вводим, будет не очень полезна для таких дел. Она не может быть схвачена мимоходом, и не льстит разуму предвзятостями, и недоступна пониманию толпы, кроме как в своей полезности и действенности.

Итак, пусть будут — на счастье и благополучие обеих сторон — два истока учений и два их разделения и подобным же образом пусть будут два рода или как бы два сродства созерцающих или философствующих, никоим образом не враждебных и не чуждых друг другу, но связанных взаимной помощью и союзом. Одни из них пусть занимаются наукой, другие ее изобретают. Тем, для кого предпочтительнее первое по причине ли поспешания или по причине требований гражданской жизни, или потому, что они не могут охватить и воспринять это другое из-за недостаточной силы своего разума (а это неизбежно должно встречаться очень часто),— тем мы желаем достигнуть счастливой удачи в том, чем они занимаются, и продолжать придерживаться избранного направления. Но если кто из смертных желает не только оставаться при том, что уже открыто, и пользоваться этим, но проникнуть глубже и не спором побеждать противника, но работой — природу и, наконец, не предполагать красиво и правдоподобно, но знать твердо и очевидно,— такие пусть, если пожелают, соединятся с нами как истинные сыны науки для того, чтобы, оставив атриумы природы, которые осаждали бесконечные толпы, проложить себе наконец доступ к ее недрам.

Для того чтобы мы были поняты лучше и то, чего мы желаем, предстало в названиях более близких, мы обычно называем один из наших способов, или путей, предвосхищением ума, а другой — истолкованием природы.

Есть у нас еще одно пожелание. Мы, конечно, стремились в своих размышлениях и приложили старание к тому, чтобы предлагаемое нами не только было истинно, но имело бы незатрудненный и беспрепятственный доступ к душам людей, хотя и весьма занятым и обремененным. Однако по справедливости мы можем ожидать (в особенности в столь великом восстановлении наук), что те, кто пожелает что-либо высказать об этом нашем труде на основании ли собственного понимания, или множества авторитетов, или форм доказательств (которые

 

К оглавлению

==10

теперь стали как бы судебными законами), не попытаются сделать это мимоходом и как бы между прочим. Пусть они прежде надлежащим образом изучат предмет; пусть они сами понемногу испытают тот путь, который мы указываем и пролагаем; пусть они привыкнут к тонкости вещей, запечатленной в опыте; пусть они, наконец, исправят посредством своевременного и как бы законного промедления превратные и глубоко укоренившиеся наклонности ума; и тогда наконец (если будет угодно), после того как это станет им по силам, пусть они воспользуются своей способностью суждения.

 

==11

00.htm - glava02

АФОРИЗМЫ ОБ ИСТОЛКОВАНИИ ПРИРОДЫ И ЦАРСТВЕ ЧЕЛОВЕКА

Человек, слуга и истолкователь природы, столько совершает и понимает, сколько постиг в ее порядке делом или размышлением, и свыше этого он не знает и не может. 11

Ни голая рука, ни предоставленный самому себе разум не имеют большой силы. Дело совершается орудиями и вспоможениями, которые нужны разуму не меньше, чем руке. И как орудия руки дают или направляют движение, так и умственные орудия дают разуму указания или предостерегают его.

III

Знание и могущество человека совпадают, ибо незнание причины затрудняет действие. Природа побеждается только подчинением ей, и то, что в созерцании представляется причиной, в действии представляется правилом.

IV

В действии человек не может ничего другого, как только соединять и разъединять тела природы. Остальное природа совершает внутри себя.

V

Изучению природы предаются в своих делах механики, математики, врачи, алхимики и маги, но при данном положении вещей успехи слабы и попытки незначительны.

VI

Было бы безумным и в себе противоречивым ожидать, что будет сделано то, чего до сих пор никогда не было, иначе, как средствами никогда доселе не испытанными.

 

==12

VII

Мы видим в книгах и в предметах многочисленные порождения ума а руки. Но все это разнообразие состоит в дальнейшем изощрении и комбинациях немногих уже известных вещей, а не в множестве аксиом2.

VIII

Даже тем, что уже открыто, люди обязаны больше случаю и опыту3, чем наукам. Науки же, коими мы теперь обладаем, суть не что иное, как некое сочетание уже известного, а не способы открытия и указания новых дел.

IX

Истинная причина и корень всех зол в науках лежит в одном: в том, что мы обманчиво поражаемся силам человеческого ума, возносим их и не ищем для ни истинной помощи.

Χ

Тонкость природы во много раз превосходит тонкость чувств и разума, так что все эти прекрасные созерцания, размышления, толкования — бессмысленная вещь; только нет того, кто бы это видел.

XI

Как науки, которые теперь имеются, бесполезны для новых открытий, так и логика, которая теперь имеется, бесполезна для открытия знаний.

XII

Логика, которой теперь пользуются, скорее служит укреплению и сохранению заблуждений, имеющих свое основание в общепринятых понятиях, чем отысканию истины. Поэтому она более вредна, чем полезна.

XIII

Силлогизм неприложим к принципам знаний4, он бесплодно прилагаем к средним аксиомам, так как далеко не соответствует тонкости природы. Поэтому он подчиняет себе мнения, а не предметы.

XIV

Силлогизмы состоят из предложений, предложения из слов, а слова суть знаки понятий. Поэтому если сами

 

==13

понятия, составляя основу всего, спутаны и необдуманно отвлечены от вещей, то нет ничего прочного в том, что построено на них. Поэтому единственная надежда — в истинной индукции.

XV

Ни в логике, ни в физике в понятиях нет ничего здравого. «Субстанция», «качество», «действие», «страдание», даже «бытие» не являются хорошими понятиями; еще менее того — понятия: «тяжелое», «легкое», «густое», «разреженное», «влажное», «сухое», «порождение», «разложение», «притяжение», «отталкивание», «элемент», «материя», «форма» и прочие такого же рода. Все они вымышлены и плохо определены.

XVI

Понятия низших видов—«человек», «собака», «голубь»—и непосредственных восприятий чувства—«жар», «холод», «белое», «черное»—не обманывают нас явно, но и они иногда становятся смутными из-за текучести материи и смешения вещей. Остальные же понятия, которыми люди до сих пор пользуются, суть уклонения, должным методом не отвлеченные от вещей и не выведенные из них.

XVII

Уклонений и произвола не меньше в построении аксиом, чем в образовании понятий, даже и в тех началах, которые зависят от простой индукции. И еще больше этого в аксиомах и в низших предложениях, которые выводятся посредством силлогизма.

XVIII

То, что до сих пор открыто науками, почти целиком относится к области обычных понятий. Для того, чтобы проникнуть в глубь и в даль природы, необходимо более верным и осторожным путем отвлекать от вещей как понятия, так и аксиомы, и вообще необходима лучшая и более надежная работа разума.

XIX

Два пути существуют и могут существовать для отыскания и открытия истины. Один воспаряет от ощущений и частностей к наиболее общим аксиомам и, идя от этих оснований и их непоколебимой истинности, обсуждает и

 

==14

открывает средние аксиомы. Этим путем и пользуются ныне. Другой же путь выводит аксиомы из ощущений и частностей, поднимаясь непрерывно и постепенно, пока наконец не приходит к наиболее общим аксиомам. Это путь истинный, но не испытанный.

XX

Разум, предоставленный самому себе, вступает на тот же путь, на какой ведут правила диалектики, а именно на первый. Ибо дух стремится подняться к наиболее общему, чтобы там успокоиться, и слишком скоро начинает пренебрегать опытом. Но это зло еще увеличила диалектика своими пышными диспутами.

XXI

Разум, предоставленный самому себе, если это ум трезвый, терпеливый и упорный (особенно, если ему не мешают усвоенные ранее учения), пытается отчасти идти по второму, истинному пути, но с малым успехом. Ибо разум, если им не управляют и не помогают ему, бессилен и вовсе не способен преодолеть темноту вещей.

XXII

Оба эти пути исходят из ощущений и частностей и завершаются в высших общностях. Но различие их неизмеримо. Ибо один лишь бегло касается опыта и частностей, другой надлежащим образом задерживается на них. Один сразу же устанавливает некие общности, абстрактные и бесполезные, другой постепенно поднимается к тому, что действительно более сообразно природе.

XXIII

Немалое различие существует между идолами человеческого ума и идеями божественного разума, т. е. между пустыми мнениями и истинными признаками и подлинными чертами созданий природы, каковыми они открываются.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Фрэнсис Бэкон. Великое восстановление наук

    Документ
    Те же, кто вступил на противоположный путь и утверждал, что решительно ничего нельзя познать, пришли ли они к этому убеждению из ненависти к древним софистам, либо по причине отсутствия стойкости духа, или даже вследствие обладания
  2. Том I. Оглавление

    Документ
    ОГЛАВЛЕНИЕПредисловиеВведение Глава 1. Источники по истории средних веков (V-XV вв.) Глава 2. Сущность феодализма и проблема его происхождения в исторической науке
  3. Давид юм сочинения в двух томах: том 1

    Реферат
    Прошло почти четверть века после переворота 1688 г., завершившего революционное преобразование английского общества из феодального в буржуазное. 26 апреля 1711 г.
  4. H. Leahey a history of modern psychology

    Документ
    В данной книге рассматриваются основные этапы формирования и развития психологии как науки — от античности до наших дней. Вниманию читателей предлагается не просто отстраненное перечисление событий, имен и концепций, но и оригинальный
  5. Андрей Белый На рубеже двух столетий Воспоминания в 3-х книгах

    Книга
    "На рубеже двух столетий", "Начало века" и "Между двух революций" - лучшее, что написано Белым после "Петербурга", - утверждает автор первой советской книги о Белом Л.

Другие похожие документы..