Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сведения о включенных (невключенных) в цену товаров, работ, услуг, расходах, в том числе расходах на перевозку, страхование, уплату таможенных пошлин,...полностью>>
'Документ'
Мета: перевірити рівень засвоєння учнями матеріалу з теми «Усна народна творчість»; виявити які складові навчального матеріалу учні засвоїли вдало, а ...полностью>>
'Документ'
Жизнерадостная Ребекка Блумвуд, живущая в гламурном Нью-Йорке, разбирается в шопинге – пожалуй, даже слишком хорошо. Она мечтает устроиться на работу...полностью>>
'Документ'
1. Целями освоения дисциплины «Алгоритмы на графах» являются: формирование у студентов математической культуры, знакомство с аппаратом теории графов и...полностью>>

Педагогическая концепция управления качеством подготовки офицерских кадров 13. 00. 08 теория и методика профессионального образования

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

офицеров к профессиональной деятельности в кадетских корпусах и Педагоги­ческие курсы для подготовки кандидатов на преподавательские должности в этих же корпусах. Они являлись новым и прогрессивным типом военно-учебных заведений с улучшенным подбором кандидатов и усиленной учебной программой подготовки.

9. К факторам, способствующим развитию положительной деятельности военных училищ, направленной на профессиональное становление офицера, можно отнести: а) фундаментальный характер общеобразовательной подготов­ки юнкеров; б) нравственное влияние религии, активное формирование среди юнкеров понятия офицерской чести, презрения к угодничеству, доносительст­ву, моральной нечистоплотности; в) выдвижение на первый план изучения во­енных теоретических и практических предметов и предоставление для этого времени, необходимого для обретения прочных и серьезных знаний (до 65 % учебного времени); г) присоединение к курсу военных предметов во избежание его сухости и односторонности таких общеобразовательных предметов, кото­рые способствовали развитию и формированию профессиональной компетен­ции и социально значимых качеств личности будущих офицеров Российской империи (Закон Божий, новейшая политическая история, законоведение и др.); д) переход к классной системе преподавания (контроль, качеством подготовки офицерских кадровевременная помощь, ответственность преподавателя за успехи юнкеров); е) тщательный подбор пре­подавателей1.

К неудовлетворительным условиям военно-профессиональной подготов­ки юнкеров можно отнести: а) робкое внедрение в процесс обучения основ пе­дагогики и психологии, способствующих подготовке будущих офицеров к ра­боте с личным составом; б) обилие теоретического учебного материала в от­дельных курсах (до 80 % учебного времени), оторванность их от жизни и про­блем армии; в) практика приглашения в первые военные школы преподавате-

1 Столетие военного Министерства. 1802-1892. ГУВУЗ. Исторический очерк. - СПб., 1914.-Ч.З.

лей-иностранцев, которые в большинстве качеством подготовки офицерских кадровем даже не знали русского языка; г) усиление реакционных преобразований в армии в начале XIX века, которые проводил А. А. Аракчеев, насаждая прусский военный порядок и палочную дисциплину; д) отсутствие единства и законодательной базы в военных вузах России до 1825 года.

Таким образом, подводя итоги исследования данного периода, можно сделать вывод о том, что характерной чертой военно-профессионального обра­зования офицерских кадров в военно-учебных заведениях конца XIX - начала XX в. была ориентация на логику их профессиональной деятельности, учет вой­сковой практики. Эта черта в дальнейшем прослеживается как тенденция в раз­витии прикладных основ обучения и воспитания в высшей военной школе. В дооктябрьской России в целом сложилась система военно-учебных заведений, но она не в полной мере выполняла социальный заказ по военно-профессиональной подготовке офицерских кадров для армии и флота.

После политических событий Октября 1917 года перед руководством страны встал вопрос создания собственной системы военно-профессионального образования, кардинально отличающейся от системы, сложившейся при Нико­лае II. В 1917 году начала создаваться, по существу, заново система военно-профессионального образования офицеров в вузах.

Анализ педагогических материалов данного периода свидетельствует о том, что в стране, формировавшей заново военную инфраструктуру, произошли необходимые изменения в области военного дела: были ликвидированы или ре­организованы органы военного управления царской армией в центре и на мес­тах; демобилизован и разоружен личный состав старой армии, укреплена Крас­ная гвардия и приняты меры по созданию новой массовой армии; осуществле­ны мероприятия, направленные на обеспечение армии и флота командными кадрами; введён институт военных комиссаров и др1.

Проведенный историко-педагогический анализ научных и документаль­ных источников Советского государства, его армии и флота свидетельствует о том, что лидеры страны неоднозначно относились к военно-профессиональному образованию офицерских кадров. Они понимали, что под­готовка качественного командно-политического состава требует дифференци­рованного подхода и что без знаний и опыта царских военных кадров невоз­можно решить проблему обучения и воспитания в армии и на флоте. По словам В.И. Ленина, это был «великолепный боевой материал, но материал сырой и необработанный. Для того чтобы ее (Красную Армию) не сделать пушечным мясом для германских орудий, ее необходимо обучить, дисциплинировать» . На данном этапе проблема командно-политических кадров для молодой Красной Армии решалась несколькими способами: 1) путем привлечения на сторону ре-

1 См.: Советские Вооруженные Силы: История строительства. - М.: Воениздат, 1978. -С. 11-23.

волюции генералов и офицеров бывшей царской армии; 2) направления в ар­мию и на флот испытанных революционеров; 3) назначения на командные должности бывших солдат и матросов; 4) организации ускоренных курсов по подготовке красных командиров; 5) постепенного налаживания деятельности советских военных школ на базе старых военно-учебных заведений1.

Вместе с тем 14 ноября 1917 года приказом Н.И. Подвойского по военно­му ведомству «О прекращении производства в офицеры» закрывались все во­енные вузы; юнкера откомандировывались в запасные полки; Я.Л. Дзевялтов-ский был назначен Главным военным комиссаром военно-учебных заведений. Работникам новых военных вузов в первую очередь пришлось решать следую­щие задачи: 1) учитывать в военно-профессиональном образовании слушателей и курсантов новый характер Вооруженных Сил; 2) кардинально изменить сис­тему обучения и воспитания в связи с изменением контингента личного соста­ва; 3) произвести обновление профессорско-преподавательского состава; 4) ввести в учебный план общественные науки, систему идейно-политического воспитания и др.

Как представляется, одной из основных задач для Советской Республики было военно-профессиональное образование многочисленных командных кад­ров. Требовалось развернуть широкую сеть командных курсов, военных школ, училищ и академий. С этой целью была создана первая Московская пулеметная школа командного состава. В феврале 1918 года СНК утвердил «Основные по­ложения об ускоренных курсах по подготовке командного состава РККА», ре­зультатом чего стало открытие первых 13 командных курсов в Москве, Петро­граде, Твери, Казани, Рязани и др. К октябрю 1918 года был накоплен опыт подготовки краскомов и возникла необходимость этот опыт обобщить. С этой целью 10-17 октября 1918 года проходил первый Всероссийский съезд предста­вителей советских командных курсов. Участники съезда обсудили вопросы о типе военных школ, об их организационной структуре, о методах преподава-

1 См.: Каменев А.И. История подготовки офицерских кадров в СССР. - Новосибирск, 1991.

ния, об академическом воспитании и академическом образовании. Съезд поста­новил ввести на всех курсах подготовительные (для не умеющих читать и пи­сать) и специальные классы; отвести на обязательное преподавание политгра­моты 64 часа; в области методики перейти от лекционного к вопросно-ответному методу; упразднить власть курсовых комитетов. Проведенный 24 ноября 1918 года «День красного офицера» позволил увеличить число курсов до 65, а количество обучаемых в них - до 20 тысяч человек.

Анализ архивных данных того периода свидетельствует, что рассматри­ваемая в диссертации проблема была вопросом государственной важности. В Программе VIII съезда РКП(б) в 1919 году по этому поводу отмечалось: «Необ­ходимая организационная связь и устойчивость могут быть переданы молодой революционной армии только при помощи командного состава, на первых по­рах хотя бы низшего, из среды сознательных рабочих и крестьян. Подготовка наиболее способных, энергичных и преданных делу социализма солдат к ко­мандным должностям является потому одной из важнейших задач в деле созда­ния армии»1. В резолюции по военному вопросу съезд предложил усилить фор­мирование командного состава из пролетариев, улучшить его со стороны как военной, так и политической подготовки. Этой резолюцией было предложено пересмотреть программы курсов сообразно духу Красной Армии и обстановке Гражданской войны.

После VIII съезда РКП(б) активизировали работу Академия Гене­рального штаба, Военная академия Красной Армии, Военно-инженерная, Воен­но-медицинская и Военно-хозяйственная академии. Интересен факт создания новой Академии Генерального штаба. В марте 1918 года была предпринята по­пытка ликвидировать данную академию и превратить ее в сугубо гражданское учебное заведение. Однако распоряжением военного ведомства академия эва­куировалась из Петрограда в Екатеринбург, что лишило ее многих квалифици­рованных преподавателей. Но главная беда заключалась в том, что академия

1 Протоколы VIII съезда РКП(б). - М, 1933. - С. 372.

была выведена из-под контроля партийного и военного аппаратов; в ней был сохранен старый контингент слушателей. Удаление от центра государственной власти не могло не сказаться на новых наборах обучаемых. В результате, после очередного передислоцирования академии в Казань многие преподаватели и слушатели перешли на сторону белогвардейцев, и в августе 1918 года она была ликвидирована. Однако уже в октябре 1918 года состоялось торжественное от­крытие Академии Генерального штаба, набор в которую производился из числа лучших командиров Красной Армии.

Для подготовки квалифицированных учителей красноармейских школ, лекторов-агитаторов, библиотекарей, клубных и театральных работников в 1919 году был образован Учительский институт Красной Армии, преобразованный впоследствии в уникальные высшие военно-учебные заведения: Военно-политическую академию им. В.И. Ленина, Гуманитарную академию Вооружён­ных Сил и Военный университет. В середине 1919 года для подготовки военных преподавателей открылись Военно-педагогические курсы, работавшие по акаде­мическим штатам и программам и в 1920 году Главная военная школа физиче­ского образования, которая готовила командиров, овладевавших наряду с воен­ным делом научными основами физического образования и воспитания. К концу Гражданской войны сложились основы советской системы военного образова­ния. В 1920г.г.Р. Пирс впервые предпринял научную попытку сформулировать принципы будущего военного образования: энергичное и повсеместное приме­нение новых методов; создание нескольких образцовых командных курсов; уве­личение сроков обучения в военных вузах; усиление политического влияния на обучаемых; развитие самостоятельности и инициативы будущих офицеров.

В целом в данный исторический период руководство страны пыталось решить проблему военно-профессионального образования офицерских кадров, которые были больше политизированы, чем подготовлены к бою. В связи с этим в последующие годы потребовались следующие меры: проанализировать предыдущий опыт военного строительства и решить судьбу командных курсов;

создать новую систему вузов; разработать новую методику обучения и воспи­тания слушателей и курсантов; разрешить вопрос подготовки преподаватель­ских и командных кадров; создать необходимую учебно-материальную базу.

Чрезвычайно важную роль сыграл в вопросах военно-профессионального образования офицерского состава Красной Армии видный военный и государ­ственный деятель М.В. Фрунзе. Ему принадлежит несомненная заслуга в разра­ботке методологических основ подготовки красных командиров, совершенст­вовании организационных и методических сторон данного процесса. М.В. Фрунзе через споры пронес в дело воспитания и обучения молодых командных кадров идею формирования офицера как «воина-гражданина» и «воина-бойца», человека и личность.

М.В. Фрунзе методологически обосновал принципы научности обучения в подготовке командного состава. «При подготовке командного состава, - писал он, - нужно мобилизовать научную деятельность... в отношении связи с наукой у нас чувствуется особенно большой пробел»1. Фрунзе признавал необходи­мость принятия всех мер к оживлению работы военно-теоретической мысли и привлечению к этой работе представителей науки. Он приветствовал «самодея­тельность» в рядах командного состава, проявляющуюся в создании кружков2. Вместе с тем М.В. Фрунзе, уже находясь на посту наркома, с горечью указывал на отсутствие единой концептуальной системы военно-профессионального об­разования кадров для РККА: «У нас по многим вопросам нет определенной системы взглядов, проведение которых в армии являлось бы прямой задачей преподавательского состава...»3. Характеризуя работу системы военно-профессионального образования кадров в военных академиях и училищах, нар­ком подчеркивал: «...Теперешний состав работников высшей военной квалифи­кации представляет механическую совокупность лиц с высшим военным обра­зованием, частью из числа окончивших нашу Красную Академию, а частью ос-

1 Фрунзе М.В. Избранные произведения. - М.: Воениздат, 1977. - С. 212.

2 См.: Там же.

3 Фрунзе М.В. Избранные произведения. - М.: Воениздат, 1977. - С. 212.

тавшихся в наследство от старой армии. И понятно, что будучи разношерстны­ми по качеством подготовки офицерских кадровему составу, взглядам, навыкам и традициям, идейным руководящим центром он быть не может. У нас вообще еще нет по многим вопросам опреде­ленных устойчивых взглядов, и это само по себе исключает возможность нали­чия у нас кадров руководителей в выше указанном смысле слова...»1.

М.В. Фрунзе как педагогу принадлежит также заслуга в обосновании принципов сознательности и активности обучаемых. Обращаясь к слушателям Академии РККА, он отмечал: «Только тот из вас, кто будет чувствовать посто­янное недовольство и неполноту качеством подготовки офицерских кадровего научного багажа, вынесенное из стен академии, кто будет стремиться к расширению качеством подготовки офицерских кадровего кругозора, к пополнению качеством подготовки офицерских кадровего теоретического и практического багажа, только тот не отстанет в войне, но будет идти вперед» .

В целях разработки методики отбора в РККА, проблем военного обуче­ния, физической подготовки и некоторых других по инициативе М.В. Фрунзе в 1924 году была создана Центральная психофизиологическая лаборатория Воен­но-санитарного управления Красной Армии. Примерно в этот же период поя­вились психофизиологические лаборатории в ВВС, РККА и в некоторых окру­гах, флотах и военно-учебных заведениях. Результаты деятельности централь­ной психофизиологической лаборатории изложены в ряде работ начальника этой лаборатории Ю.П. Фролова, а результат работы лаборатории ВВС - в кни­ге ее начальника Н.М. Добротворского. В последующем научные данные лега­лизовались в разработке методики обучения воинов3.

К концу 20-х годов в деле подготовки профессиональных кадров для РККА военная педагогика достигла определенных успехов. В данный период стали появляться статьи и отдельные работы, в которых военно-профессиональная теория образования излагалась в более систематизирован-

1 См.: Там же. - С. 126.

2 См.: Там же.

3 См.: Барабанщиков А.В. Педагогические основы обучения советских воинов. - Дис... д-ра пед. наук. - М., 1969. - С. 36.

ном педагогическом виде.

Вместе с тем шли усиленные поиски новых методов обучения, в том чис­ле для военных училищ и академий. Эти вопросы обсуждались на совещаниях и конференциях военных кафедр. При разработке программ основное внимание обращалось на то, чтобы полнее отразить в них опыт Первой мировой и Граж­данской войн, последние достижения военной науки, ориентировать курсантов и слушателей на глубокое изучение техники, вопросов взаимодействия и дина­мики боевых действий. В методике боевой подготовки большое внимание уде­лялось реализации требований принципа учить тому, что необходимо на войне. Военная педагогика, основываясь на методике сознательного овладения зна­ниями, вела решительную войну с механическим заучиванием, зубрежкой и муштрой в подготовке курсантов и слушателей, которые через старых специа­листов проникли в процесс обучения советских офицеров1.

Широкое распространение в училищах и академиях получили идеи ак­тивного обучения на принципах самостоятельности и активности добывания знаний. Это привело к внедрению в учебный процесс так называемого лабора­торного метода, который не предусматривал обычную систему уроков и лек­ций, определяемых учебным планом, твердым расписанием, предполагающим обязанность посещения занятий.

Изучение программного материала планировал сам обучаемый. По качеством подготовки офицерских кадров­ему выбору он определял время, место и объем занятий. По мнению сторонни­ков лабораторного метода, данная форма наиболее подходит военной школе, так как позволяет выработать у будущего офицера самостоятельность, способ­ность мыслить, проявлять инициативу, формировать волевые качества.

Однако признание лабораторного метода универсальным (вне зависимо­сти от содержания учебного материала) привело к резкому снижению активно­сти процесса обучения. Причинами данного положения являлись: выпадение из обучения воспитательно-образовательной функции преподавателя, свёртывание

1 «Методика обучения военному делу» (1927г.), «Методика боевой подготовки» (1929г.) и др.

системы методов четкого изложения, реализующих дидактические принципы последовательности и наглядности изложения материала. Чрезмерное расшире­ние самостоятельной работы курсантов и слушателей неизбежно влекло за со­бой увеличение объема познавательной и учебной деятельности и как следст­вие - переутомление. В организационном плане отмена обязательного посеще­ния занятий отрицательно сказалась на уровне дисциплины обучаемых. В этой связи в 1926/27 учебном году в военно-учебных заведениях рамки лабораторно­го метода были ограничены. Он оправдал себя только в единстве с другими ме­тодами обучения, как составная часть общей системы методов1.

Основными организационными мероприятиями и актами рассматриваемо­го периода были: создание в 1920г. Высшего академического военно-педагогического совета (ВАВПС); разделение военных школ на три ступени (низшие, средние и высшие); ликвидация в 1924г. командных курсов и замена их нормальными военными школами; учреждение трех военно-педагогических школ (Москва, Петроград, Киев); разработка в 1922 г, «Положения о профессо­рах и преподавателях военных академий»; создание в 1924г. института адъюнк­тов при военных академиях; проведение ряда Всероссийских совещаний в целях разработки перспективной линии развития военного образования (1921, 1922 гг.); разработка в 1923г. «Инструкции о способах оценки курсантов в военно-учебных заведениях 1 ступени»; дискуссия в периодической печати о путях раз­вития военного образования в СССР (дебатировали вопросы: о возможности возрождения кадетских корпусов, о необходимости высшего образования для всех офицеров, о создании Военно-педагогической Единой военных академий; о назначении Академии Генерального штаба, о главных военных руководителях и др.); переход в 1923-1924 гг. к бригадно-лабораторному методу обучения.

Следует отметить, что активные приготовления к войне с фашистской Германией не всегда учитывались в процессе военно-профессионального обра­зования офицерского состава. Репрессии 1936-1937 гг. среди командного состава, атмосфера страха и фальшивость пропаганды («шапкозакидательство») па­губно отразились на военных кадрах и процессе их военно-профессионального образования.

1 См.: Военная педагогика. - М.: Воениздат, 1973. - С.60.

Вместе с тем в стране наблюдался рост числа учебных заведений. К нача­лу 1941г. офицеры готовились в 16 военных академиях, на 10 военных факуль­тетах при гражданских вузах, в 63 сухопутных, 32 летных и 14 военно-морских училищах. Рост числа военно-учебных заведений был связан со следующими факторами: перевооружением армии и флота и появлением новых военных специальностей; необходимостью увеличить пропускную способность вузов (рост военной опасности, репрессии среди командного и политического соста­ва). Такое бурное развитие сети военно-учебных заведений требовало: а) доста­точного числа квалифицированных педагогических кадров; б) качественного набора курсантов и слушателей; в) огромных материальных и технических средств; г) научно-педагогического обеспечения образовательного процесса (выводное научное знание, учебники и учебные пособия и т.п.).

Стахановские идеи, культивируемые в стране, проникли и в военно-учебные заведения: были определены требования к «ударникам», «ударным от­делениям», «ударным курсам». «Ударничество», ставшее общим правилом, культивировало нездоровое соперничество, рождало показуху, принижало роль индивидуальности, превращалось в штурмовщину, что, естественно, было вред­но для дела образования и воспитания.

Безусловно и то, что названный период был отмечен целым рядом пози­тивных новшеств (особенно в области развития умений самостоятельной рабо­ты), но это были частные победы, которые не вели к решению стратегического вопроса - подготовки надежных (в боевом и духовном отношениях), офицер­ских кадров. Все изменения, как правило, вводились директивным методом, чаще всего по политическим мотивам. Педагогические исследования активно проводились только в период с 1920 по 1932г. и были резко ограничены ЦИК СССР 19 сентября 1932г. постановлением «Об учебных программах и режиме в высшей школе» (для военных академий - приказом РВС СССР 9 ноября 1932г. «О постановке учебной работы в военных академиях РККА»).

Анализ деятельности военно-учебных заведений данного периода показы­вает, что в военно-профессиональном образовании офицерского состава имелись следующие недостатки: низкий уровень интеллектуального развития; отсутствие у молодых офицеров предварительного опыта («фундамента», говоря словами Петра Великого) армейской выучки; неумение вести обучение и воспитание красноармейцев; отсутствие должной инициативы и самостоятельности; полити­ческая зашоренность; неразвитость воли; слабое развитие командных и боевых навыков и др. Причин тому было несколько: слабо подготовленный в военном, научном и педагогическом отношении преподавательский состав, низкая обще­образовательная подготовка курсантов (80-85% - с низшим образованием); влия­ние догматических установок; репрессии среди командного, политического, слушательского и курсантского составов; неверная ставка на бригадно-лабораторный метод, дезориентация в отношении будущего противника, воен­ной опасности, характера войны; неумение (и нежелание) учиться у соседей, а также на качеством подготовки офицерских кадровем горьком опыте (Хасан, 1938г.; Халхин-Гол, 1939г.; Советско-финляндская война 1939-1940 гг.). В приказе Наркома Обороны от 16 мая 1940г. «О боевой и политической подготовке на летний период 1940г.» отмечалось, что командиры не приучены к действиям в суровых условиях современной войны, ориентируются на легкую победу. Год, отделявший страну от большой войны хотя и не прошел бесследно, но что-либо кардинально изменить в системе под­готовки офицерских кадров не мог: не было должных организаторов и педагогов, неясны была задачи, методы и средства. «Закручивание гаек», мелочная придир­чивость, жестокие наказания за малейшую провинность, - вот те меры, которые главным образом использовались для «поднятия» уровня боевой подготовки офицеров. С полным основанием можно сказать, что причины неудач первого периода Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) следует относить к ука­занным издержкам в подготовке офицерских кадров предвоенного периода: «танкобоязнь», «самолетобоязнь», «радиобоязнь», нерешительность в бою, не­умение захватить и удержать в качеством подготовки офицерских кадрових руках инициативу.

Как видно, работу по перестройке и совершенствованию военно-профессиональной подготовки офицерского состава в соответствии с требова­ниями времени в предвоенный период не удалось завершить, довести до же­лаемого уровня. Нападение фашистской Германии на СССР прервало процесс обучения и воспитания слушателей и курсантов РККА в мирных условиях.

Развёртывание Вооружённых Сил, рост их численности в ходе войны, а также боевые потери потребовали исключительно большого внимания к делу военно-профессионального образования начальствующего состава.

К лету 1941 года многие командиры менее двух лет служили на занимае­мых должностях. Значительная часть начсостава не имела специального воен­ного образования и прошла лишь ускоренную подготовку. Несмотря на то, что в первый месяц войны было призвано из запаса 650 тысяч офицеров, в военных кадрах ощущалась нехватка. Между тем война требовала не только достаточно­го количества военных кадров, но и высокого уровня их военно-профессиональной подготовки.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Актуализация ценностно-мотивационного аспекта как механизм совершенствования военно-профессиональной подготовки в гражданском вузе 13. 00. 08 теория и методика профессионального образования

    Автореферат
    Работа выполнена на кафедре педагогики профессионального образования и социальной деятельности в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования Ульяновский государственный университет
  2. Формирование экономической готовности курсантов ввузов 13. 00. 08 Теория и методика профессионального образования

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «28» ноября 2007 года в 13.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212. 243. 12 при Саратовском государственном университете им.
  3. Система научного обеспечения профессиональной подготовки специалистов мчс россии к деятельности в чрезвычайных ситуациях 13. 00. 08 теория и методика профессионального образования

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 29 марта 2012 г. в 14.00 ча­сов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 205.003.03 при Санкт-Петербургском университете Государственной противопожарной службы МЧС России по адресу: 196105,
  4. Педагогическая система морально-психологической подготовки личного состава органов внутренних дел

    Автореферат
    Защита состоится «29» января 2010 г. в 16.00 часов на заседании диссертационного совета Д 203.019.04 при Московском университете МВД России по адресу: 117997, г.
  5. Педагогическая модель формирования технической компетентности курсантов высшего военного учебного заведения

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 31 октября 2008 года в 10.00 часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.226.01 при ГОУ ВПО «Кузбасская государственная педагогическая академия» по адресу: 654027 г.

Другие похожие документы..