Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Тезисы всех докладов рецензируются. На конференцию принимаются тезисы, содержащие результаты оригинальных исследований. В представленных работах долж...полностью>>
'Документ'
Казань за первое полугодье 2008 года посетило 370 тыс. туристов и экскурсантов. Основной поток туристов и экскурсантов идет из ближайших регионов Рос...полностью>>
'Рабочая программа'
проектные, изыскательские, научно-исследовательские, производственные, маркетинговые, консалтинговые, экономические, юридические, обучающие, экспертн...полностью>>
'Документ'
А. И. Герцен писал: «Ничто не может с большей наглядностью свидетельствовать о перемене, произошедшей в умах с 1825 г., чем сравнение Пушкина с Лермо...полностью>>

Биология человека. Эволюционный подход

Главная > Лекция
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Биология человека. Эволюционный подход. Лекция 1

Эпиграфы

Купил я прибор оптический.

Расшифровал свой код генетический.

По этому саму коду -

Нет мне в общество ходу.

Хлопнул я громко дверями -

Отправился жить со зверями.

О. Григорьев

“То или иное действие ни в коем случае нельзя интерпретировать как результат проявления какой-либо высшей психической функции, если его можно объяснить на основе наличия у животного способности, занимающей более низкую ступень на психологической шкале”.

К. Ллойд-Морган

Введение

У школьного курса биологии есть одна специфическая особенность - этот курс, либо крайне консервативен, либо ультрасовременен. В первом случае преподавание биологии построено на давно устоявшихся, а иногда и устаревших фактах и теориях, а во втором - курс базируется на новейших данных, главным образом ориентированных на молекулярно-биологические исследования. И то и другое создает у школьников совершенно превратное представление о современном состоянии биологии. Далеко не все биологи являются замшелыми догматиками, равно как и не вся наша наука базируется исключительно на исследованиях макромолекул.

В связи с этим, когда мне предложили прочесть курс общей биологии в Социально-психологическом центре, я решил построить его совершенно иначе. Мне показалось, что ребятам, занимающимся здесь, было бы полезно познакомится с такими дисциплинами, как филогенетика, палеонтология, систематика, теория эволюции, этология и экология. То есть с такими классическими дисциплинами, которые в школьном курсе биологии рассматриваются либо неполно, либо их рассмотрение базируется на устаревших теориях. Вместе с тем, в рамках всего десяти лекций уложить весь этот огромный материал совершенно невозможно. Поэтому было принято решение нанизать рассказ о всех этих дисциплинах на единую нить. Наиболее удачной центральной нитью мне видится идея рассмотрения образа человека, как биологического вида, с точки зрения всех вышеперечисленных дисциплин.

Еще одной причиной выбора человека в качестве центрального объекта для разговора в курсе было то, что теория эволюции, поведения и экологии человека в школьном курсе не просто изложена из рук вон плохо, но и во многом противоречит данным современной науки. Понимание природы человека сейчас совершает закономерное смещение из области антропоцентризма к биоцентризму, к осознанию роли нашего вида не как царя природы, а лишь как “непослушного дитя биосферы” - одного из видов животных. Только такое понимание человечества может быть базой для избежания вымирания нашего вида. Бесспорно, этому подходу принадлежит будущее. Такова цель курса.

Какова цель данного текста? В этой работе я попытался дать краткий обзор тех теорий и гипотез, в которых рассматриваются биологические особенности нашего вида. Эти концепции были основой наших бесед с ребятами. При написании этого текста я стремился к тому, чтобы у неспециалиста, прочитавшего эти очерки, сложилось некоторое представление об этом пласте идей и отложились в памяти имена ключевых исследователей, которые профессионально занимались вопросами эволюции, этологии и экологии Человека разумного. При этом, я специально в данном курсе лекций, рассчитанном на одаренных детей, старался не избегать наиболее спорных гипотез и теорий, которые еще не стали классическими. Это, на мой взгляд, стимулирует ребят к самостоятельным размышлениям. Еще надо отметить, что написано ниже - это лишь изложение того, что можно найти в других, более подробных работах, список которых приводится после каждой главы и которые я рекомендую прочитать заинтересовавшимся.

Лекция первая. Кто такой человек? Или что дает нам знание систематического положения человека?

Когда речь заходит об анатомии, физиологии, генетике или эмбриологии человека, никого не удивляет, что для иллюстрации той или иной закономерности зачастую приводят в пример результаты, полученные не на человеке, а на других животных. Однако, когда беседуешь об эволюции человека или о его поведении, большинство людей с, которыми об этом говоришь, встают в непримиримую оппозицию. Если с тем, что человек произошел от обезьяны, многие кое-как смирились, то с тем, что человек ведет себя как обезьяна большинство не согласится. Большинство людей так же не согласится с биологами, когда они сравнивают поселения человека, например, с плотным поселением двустворчатых моллюсков. Богу - богово, кесарю - кесарево.

Вместе с тем, биологи, почему-то, независимо друг от друга (или развивая идеи предшественников) все чаще и чаще начинают проецировать результаты исследований, проведенных на животных, на человека. Почему? Ответ очень простой. К этому их приводит основной метод работы биологов - сравнительный метод. О нем и поговорим.

Суть метода, казалось бы, проста. При изучении того или иного объекта мы сравниваем его свойства со свойствами других, уже изученных объектов. На базе проведенного сравнения делаются определенные выводы. Однако все не так просто. Дело в том, что разные сравнения неизбежно приводят и к разным выводам. Например, сравнивая человека и дерево, мы придем к выводу, что у этих объектов есть общее свойство - это наличие центрального ствола и боковых отростков. Если же мы будем сравнивать человека и собаку, то мы придем к выводу, что эти два объекта имеют совершенно иной набор общего. Встает вопрос: результаты, какого сравнения нам более интересны? Хочется сказать, что второго. А почему? Задачу ответить на этот вопрос взяла на себя биологическая дисциплина, которая именуется типологией. В этой науке, по сути дела, и разработаны методологические основы применения сравнительного метода.

Сам термин типология берет начало от работ Жоржа Кювье, создавшего теорию типов и понимавшего тип, как план творения организмов. В современной биологии развитие теории типологии берет начало с работ А. А. Любищева, но основные разработки были осуществлены С. В. Мейеном и его последователями.

Знание об объекте можно определить по пяти параметрам: 1) знание к каким классам он принадлежит (ответ на вопрос "что это?"); 2) его структура; 3) внутреннее функционирование; 4) внешние связи; 5) его история. Теория анализа первых четырех пунктов и представляет собой предмет типологии.

Главным вопросом, на который надо ответить в первую очередь, является вопрос “что это?”. Ответ на этот вопрос можно дать, только поместив объект в тот или иной класс объектов. Поэтому в биологии, еще на заре ее формирования, во главу угла ставилась проблема классификации организмов. Главным свойством живых систем является их разнообразие, классификации же призваны упорядочить и свернуть это многообразие. Функцию построения классификаций организмов взял на себя раздел типологии, именуемый систематикой, или таксономией. В этой науке есть железное правило - каждый биологический объект должен быть помещен в определенное множество сходных объектов, которое именуется таксоном. Таксоны в свою очередь должны формировать упорядоченное множество, или естественную систему. Таким образом, задача систематики сводится к построению естественных систем таксонов. Само собой разумеется, что человек, как объект исследования систематиков, должен быть тоже помещен в естественную систему. Но об этом позже.

Какова форма естественной системы организмов? Главное свойство, отличающее естественную систему от любой другой классификации, заключается в том, что естественная система обладает некоторым “встроенным” законом, определяющим ее форму. Поэтому А. А. Любищев справедливо полагал, что форма системы не может быть постулирована. Она может быть лишь открыта в результате исследования объектов. Для разных объектов свойственна своя форма естественной системы. Например, для химических элементов - это периодическая система, основанная на законах строения атомов.

В истории естествознания было много попыток открыть форму естественной системы организмов. Одна из первых принадлежит еще Аристотелю, который рассматривал систему существ, как некоторую лестницу. В качестве встроенного закона аристотелева лестница подразумевала уровень совершенства существ. Низшую ступень лестницы занимали минералы, а высшую теплокровные животные (включая и человека). Для древних философов человек - это двуногое теплокровное животное, лишенное перьев.

Идеи Аристотеля продолжил Шарль Бонне. Он также рассматривал естественную систему в виде лестницы, но существенно дополнил теорию Аристотеля о совершенстве. Согласно взглядам Бонне, совершенство - это следствие разВИТИЯ. То есть разворачивания преформированного зачатка. Иными словами, Бонне считал, что в каждом существе заложены зачатки всех будущих более совершенных существ.

Всем хороша была бы естественная система Бонне, если бы не ошибочность его представлений о преформации. Ему крупно не повезло с одним из объектов, с которым он работал. Он работал с тлями, а у них в теле матери может развиваться дочернее поколение, в котором уже заложен зачаток следующего поколения. Это забавное свойство, которое есть и у некоторых других животных, размножающихся партеногенетически, и легло в основу его ошибочных представлений о законе естественной системы.

Было и еще много попыток систематизировать многообразие живых существ. Однако для нас самым интересным будет подход шведского натуралиста Карла Линнея. Он положил в основу построения своей системы классический логический закон родо-видовых отношений понятий. Не будем углубляться в логику, а лишь отметим, что вследствие применения такого подхода система окажется неизбежно иерархичной. То есть таксоны будут формировать вложенную иерархию. Таксоны более высокого ранга включают в себя таксоны более низкого. В современном варианте эта система включает следующие основные ранги таксонов: царства делятся на типы (у ботаников принято называть этот ранг таксона отделом), типы - на классы, классы - на отряды (у ботаников - порядки), отряды - на семейства, семейства - на роды, роды - на виды. Могут выделяться и некоторые промежуточные ранги таксонов. Они получают приставки над - или под-: например, надцарство или подвид.

Каждый конкретный таксон того или иного ранга получает свое уникальное название на латинском языке. Отнесение объекта к тому или иному таксону, производится на основе изучения так называемых диагностических признаков - уникальных сочетаний свойств, характерных только для данного таксона. Если исследователь описывает новый таксон (не важно, какого ранга) он обязан создать уникальный диагноз этого таксона и поместить его в систему диагнозов всех других групп организмов.

Эта система оказалась столь удобной, что очень быстро пришлась по душе большинству натуралистов. Система Линнея позволила сжато и полно отвечать на вопрос “что это?”. Однако ответ на этот вопрос - это лишь первый этап типологической процедуры. Ответив на вопрос “что это?” мы дали себе право спроецировать знания, полученные на других объектах, относящихся к данному таксону, на наш, еще не изученный, объект. Так, например, узнав в объекте животное, мы можем не сомневаться в том, что это организм, построенный из клеток, обладающий нервной системой, имеющий пищеварительную систему, с некоторой вероятностью этот объект может двигаться и т.д.

Таким образом, мы, только поместив объект в систему, уже достаточно много знаем о нем. Это называется типологической экстраполяцией. Откуда взялись эти знания? Они были получены в результате изучения структуры других объектов, принадлежащих данному таксону.

В типологии раздел, занимающийся изучением структуры организмов, называется мерономия. Если задача таксономии - это изучение формы естественной системы, то задача мерономии - это изучение структуры организмов, их внешних связей и внутреннего функционирования. Традиционно в биологии раздел мерономии, занимающийся изучением структуры организмов называется морфологией, а раздел, изучающий внутреннее функционирование, - физиологией. В результате работы в области мерономии формируется некоторый обобщенный образ организма, который называется архетипом. Архетип складывается из некоторых частей, которые именуются меронами. Но, для того, чтобы мероны, входящие в состав архетипа, могли бы быть в него встроены, необходимо произвести процедуру классификации, но уже не целого, а его частей.

Процедура классификации частей называется гомологизацией. Гомологами называются те мероны, которые занимают сходное положение в архетипе. Гомологи имеют право называться одним и тем же словом, как и организмы одного таксона. Например, крыло птицы и рука человека располагаются на передней части тела этих организмов. Кости скелета данных образований соседствуют со сходными костями других частей туловища. Следовательно эти мероны занимают сходное положение в архетипе. Значит мы можем считать их гомологами, а стало быть, можем назвать их одним термином - передняя конечность. Но это еще не все. Мы, исходя из того, что крыло птицы - это передняя конечность позвоночного животного, можем с уверенностью сказать, что она хотя бы у каких-то форм должна меть гибкие пальцы. У современных птиц их нет, но вот у вымерших археоптериксов была. То есть при работе в области мерономии мы также используем принцип типологической экстраполяции.

После того, как произведена процедура гомологизации и построен архетип, тут же становится очерченным класс объектов, которые оказываются носителями этого архетипа. Это и есть таксон. Но более подробное изучение объектов одного таксона приведет нас к более подробной гомологизации частей, а стало быть, и к более подробному описанию архетипа. Но, как только мы это сделали, автоматически изменилась и система таксонов. Взаимосвязь таксономии и мерономии итеративна.

Вот в этом кратко (очень кратко) и заключается суть сравнительного метода, которым пользуются биологи. Постепенно шаг за шагом строится все более подробная естественная система и выводятся все более богатые архетипы. В этом суть биологии, да и вообще всего естествознания. Физика, химия, социология и психология не исключение. Различие заключается лишь в богатстве архетипов, наборах меронов и формах естественных систем, с которыми работают представители тех или иных наук. Если физики изучают очень бедные архетипы, меронами которых оказываются лишь такие свойства как масса, скорость и т.п., то биологи занимаются анализом несоизмеримо более сложных архетипов. Поэтому система таксонов организмов очень сложна. Поэтому биологи очень внимательно относятся к наименованию организмов и их частей и ведут споры о том, как что должно называться (ведь с именем связан тот или иной таксон или мерон). Многие считают это признаком тупости биологов и высмеивают их (вспомните кузена Бенедикта). Однако это не придурь чудаков, а насущная необходимость.

Теперь вернемся к человеку. Все, что было сказано выше, было сказано для того, чтобы показать, что сравнительный метод делает рассмотрение человека как животного совершенно неизбежным этапом типологической процедуры. Это не блажь биологов, желающих эпатировать, а закономерное следствие процесса познания.

Кто же мы такие? Для исчерпывающего ответа на этот вопрос биолог изложит систематическое положение нашего вида. Итак, человек относится к надцарству Ядерных клеточных организмов (Eucariota), к царству Животные (Animalia), к типу Хордовые (Chordata), к классу Млекопитающие (Mammalia), к отряду Приматы (Primates), к семейству Гоминиды (Hominidae), к роду Человек (Homo) и виду Человек разумный (Homo sapiens Linnaeus, 1758). Обратите внимание, что полное название вида подразумевает и указание автора, произведшего описание этого вида. В данном случае наш с вами вид был научно описан Линнеем в 1758 г.

Но, раз уж мы поместили человека в группу Animalia, то мы, согласно принципу типологических экстраполяций, можем ожидать, что многие свойства, открытые на других животных, должны наблюдаться и у человека тоже. В противном случае мы обязаны перестроить естественную систему организмов. Однако до сих пор она всех биологов устраивала и человек по всем диагностическим признакам в нее вписывался. Поэтому мы и испытываем новые лекарства на крысах и обезьянах, а лишь затем даем их человеку.

Но если человек это животное, то мы вправе считать, что человек - как и все животные, это результат эволюции. Мы можем утверждать, что у человека есть инстинктивное поведение, как есть оно и у других животных. Более того, мы можем на основе изучения инстинктов животных искать аналогичные инстинкты и у человека и даже наоборот. Ну и, наконец, мы вправе экстраполировать на человека знания о взаимоотношениях других организмов со средой их обитания. Иными словами, изучая животных, мы изучаем и себя. Равно как и наоборот, очень много о животных можно понять, глядя на биологию нашего собственного вида. Только делать все это надо в соответствии с достаточно сложными правилами, которые в биологии вырабатывались веками. Оставшиеся лекции у нас и будут посвящены разговору о человеке, как удачно выразился В. Р. Дольник, в компании “птиц, зверей и детей”.

Лекция вторая. Эволюция самых древних предков человека, или как мы появились на земле.

Открытая Линнеем форма естественной системы оказалась столь удобной еще и потому, что она оказалась преадаптированной к встраиванию в нее еще одного закона. Внедрение этого закона началось еще в 1809 г., когда Жан Батист Антуан Пьер де Моне шевалье де Ламарк выпустил в свет свою книгу “Философия зоологии”, где изложил первую в истории биологии теорию эволюции. Согласно эволюционным взглядам Ламарка, сходство между организмами, относящимися к одному таксону более высокого ранга, это следствие того, что они превращаются друг в друга. Однако эта теория не получила должного внимания в научном мире.

Следующий этап внедрения нового закона в естественную систему организмов приходится на 1859 г., когда увидела свет книга Чарльза Дарвина “Происхождение видов путем естественного отбора, или сохранение благоприятных рас в борьбе за жизнь”. Выход этой книги открыл огромное новое поле для деятельности биологов. Стало очевидным, что сходство таксонов - это результат происхождения от общих предков. Типология открыла дорогу для исторического подхода. С тех пор вершиной знания о том или ином объекте стало знание не только его таксономии и мерономии, но и истории его происхождения.

Не удивительно, что Дарвин первым применил свой подход и к рассмотрению человека. Уже на закате своей жизни он опубликовал скандальную по тем временам работу под названием “Происхождение человека и половой подбор”.

Конечно же, идеи Дарвина во многом сейчас дополнены и пересмотрены, но костяк теории эволюции сохранился. Для дальнейших рассуждений нам совершенно необходимо кратко остановиться на механизмах эволюции.

В основе всех построений теории эволюции лежит триада: наследственная изменчивость, борьба за существование и естественный отбор.

Наследственная изменчивость формируется в результате рекомбинации генов и мутационного процесса, природа которого может быть самой разной. Рекомбинации и мутации приводят к изменению структуры генетической информации. В результате появляется разнообразие фенотипов. Гены передаются из поколения в поколение при размножении организмов. Все эти события происходят преимущественно в небольшой группе особей одного вида, свободно передающих генетический материал потомкам в процессе размножения, дающих плодовитое потомство. Иными словами, все это происходит в популяции. В последнее время открыты и другие способы передачи генетической информации, например с помощью вирусов. Все это приводит к появлению разнообразия, или изменчивости.

Условия существования организмов жестоки. Природа - это монстр, с клыками и когтями. Каждый организм находится в постоянной борьбе за ресурсы, необходимые для его существования. Он находится в постоянной борьбе с внешними врагами, желающими использовать этот организм, как ресурс, необходимый для них самих. Короче говоря, любой организм всегда борется за свое существование. Борется он с природными условиями, особями других видов и особями собственного вида.

В результате этого каждый организм проходит тест на соответствие тем условиям, в которых ему суждено жить. Этот тест и называется естественным отбором. Если организм обладает фенотипом, который не пригоден для данных условий, то вероятность того, что он выживет в них низка. Стало быть, низка вероятность того, что он вступит в процесс размножения, а стало быть, что он сможет передать своим потомкам гены, сочетание которых привело к столь неудачному фенотипу. Напротив, организм, у которого фенотип позволяет выжить в данных условиях, тот с высокой вероятностью вступит в процесс размножения и с большей вероятностью передаст свои гены потомкам. Отбор - это бездушная статистическая машина. Чудеса же приспособленности организмов, которые всех умиляют, являются лишь следствием долгой, длящейся миллионы лет, работы этой машины.

Естественный отбор осуществляют внешние абиотические условия, хищники, паразиты и тому подобные элементы окружающей среды. Однако существует и еще одна форма отбора, которая осуществляется особями того же вида. Это половой отбор. Наибольшие шансы для передачи своих генов имеют те особи, которые обладают фенотипом, наиболее привлекательным для особей противоположного пола. Эта форма отбора (в классическом понимании) характерна только для раздельнополых животных с очень высокоразвитым поведением. Половой отбор зачастую приводит к формированию фенотипов, которые явно не “устраивают” естественный отбор. Например, длинные хвосты и маховые перья у птиц - все это снижает эффективность полета, а яркая окраска - делает более заметным для хищника. Тем не менее, этот отбор идет и, как мы увидим позднее, играет значительную роль в эволюции человека.

С появлением теории эволюции, помимо вопросов “что это?”, “как устроено?” и “каково прошлое этого объекта?”, биологи стали ставить еще один фундаментальный вопрос “зачем?”. Зачем нужна та или иная часть организма? Зачем она появилась в эволюции? Вопрос “зачем?” очень коварный. Многие неправильно понимают его суть и считают, что биологи, отвечая на этот вопрос, ищут некоторое стремление организма к выполнению какой-то эволюционной сверхзадачи.

Вместе с тем ответ на вопрос “зачем?” - это всего лишь гипотеза, в которой ее автор формулирует предположение, как тот или иной признак может способствовать повышению вероятности выживания организма и передачи своих генов потомкам. Эта гипотеза для краткости может формулироваться достаточно категорично. Например, на вопрос зачем “кошке острые кривые когти?” можно ответить “для того, чтобы ловить мышей”. Однако биолог видит в этом ответе существенно больше нежели человек, не знакомый с эволюционной теорией. Он понимает, что кошки, имеющие острые кривые когти, с большей эффективностью будут ловить добычу и, вследствие этого, шансов на выживание и размножение у них будет больше. Это “второе дно” ответа на вопрос “зачем?” надо видеть во всех гипотезах о функциональной роли тех или иных элементов фенотипа.

Ну а теперь перейдем, собственно, к разговору о происхождении человека. Правда тут встает вопрос - с чего начать? От кого произошел человек. От обезьяны? От какой? А обезьяна от кого? Поэтому, чтобы не мудрствовать лукаво, начнем прямо с происхождения жизни.

Вообще говоря, строго научного анализа процесса происхождения жизни на Земле провести нельзя. Н. В. Тимофеев-Рисовский по этому поводу шутил: “Я был маленьким и не запомнил”. Ни один уважающий себя современный научный журнал не примет статью по теме “происхождение жизни на Земле”. Вместе с тем, это не значит, что на эту тему не стоит задумываться и пытаться анализировать.

В современной науке есть очень много гипотез возникновения жизни на Земле. Рассмотрение всех этих умопостроений заняло бы не одну страницу. Поэтому здесь будет изложена концепция, которая нам понадобится для дальнейших рассуждений. Это, впрочем, не значит, что она единственно правильная. Просто некоторые особенности нашей с вами жизни очень хорошо согласуются с теорией эгоистичного гена, а Ричард Докинз, один из авторов этой теории, рассматривал именно этот путь возникновения жизни.

Несколько миллиардов лет назад на Земле не было живых систем. Однако была вода с растворенными в ней веществами. Были источники энергии в виде вулканов, электрических разрядов и т.п. Короче говоря, были все условия для разнообразных химических реакций, которые приводили к возникновению новых веществ. Вновь возникшие вещества подвергались... естественному отбору. Да, не удивляйтесь. Кто сказал, что естественный отбор свойственен только живому. Естественный отбор живого - это лишь частный случай общего принципа отбора на стабильность системы. Те молекулы веществ, которые были стабильны в данных условиях сохранялись и вступали в новые реакции. Все это длилось много миллионов лет. Но за такие гигантские промежутки времени, когда происходит постоянное испытание отбором все новых и новых систем, возможно, что произойдет некоторое сверхредкое событие. Докинз предположил, что таким исчезающе маловероятным событием было возникновение молекулы-репликатора. Эта молекула была способна, поглощая вещества из первичного бульона, строить молекулу, которая была копией исходной молекулы. Собственно, это предположение можно считать единственным более или менее голословным предположением во всех остальных построениях теории эгоистичного гена.

Вновь образовавшаяся молекула, будучи копией первой, стала тоже поглощать вещества из среды и строить новые репликаторы. Молекулы-репликаторы были построены из самых массовых веществ первичного бульона. Эта система, раз возникнув, может исчезнуть только тогда, когда будут исчерпаны ресурсы - вещества, необходимые для построения новых репликаторов или если эту молекулу поглотит в качестве ресурса какой-нибудь другой репликатор.

Однако, построение копии сложной системы (а такая система должна быть сложна, так как известные ныне простые молекулы не способны к репликации) маловероятно без мелких искажений. Поэтому имманентным свойством репликаторов оказалось разнообразие. Но где разнообразие, там и отбор. Отбор неизбежно должен был поддержать такие репликаторы, которые наиболее эффективно создавали собственные копии, используя при этом ресурсы окружающей среды. Это и определило главное направление эволюции репликаторов - а именно “поиск” ими механизмов собственного выживания и механизмов наиболее эффективного воспроизводства своих копий. То есть, репликатор неизбежно должен был быть эгоистичной системой, “заботящейся” только о своем выживании. Для этих целей репликаторы могли вступать в союзы, образуя конгломераты, выживаемость которых была выше, а стало быть, и выживаемость отдельных репликаторов тоже была высока. Весьма вероятно, что отголосками той далекой эпохи, когда репликаторы существовали в описанном выше виде, являются современные вирусы и фаги, которые по сути дела являются сложными реплицирующимися молекулярными системами.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Лекция девятая

    Лекция
    Экологическая тематика в обсуждении человеческих проблем - это обширнейшая группировка подходов и теорий. Очень многие из них - это мифы, то есть берущиеся на веру утверждения, в истинности которых не сомневаются.
  2. Лекция пятая

    Лекция
    Долгое время считалось, что человек рождается лишенным всяческих знаний и умений - tabula rasa, чистая доска. На этой доске, в процессе воспитания, можно написать нечто, что и сформирует поведение будущего взрослого человека.
  3. Объективное знание. Эволюционный подход (1)

    Книга
    Поппер Карл Р. Объективное знание. Эволюционный подход. Пер. с англ. Д. Г. Лахути. Отв. ред. В. Н. Садовский. — М.: Эдиториал УРСС, 2002. — 384 с. ISBN 5-8360-0327-0
  4. Объективное знание. Эволюционный подход (2)

    Книга
    Поппер Карл Р. Объективное знание. Эволюционный подход. Пер. с англ. Д. Г. Лахути. Отв. ред. В. Н. Садовский. — М.: Эдиториал УРСС, 2002. — 384 с. ISBN 5-8360-0327-0
  5. Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики

    Книга
    Учебная литература по гуманитарным и социальным дисциплинам для высшей школы и средних специальных учебных заведений готовится при содействии Института «Открытое общество» (Фонд Сороса) в рамках программы «Высшее образование».

Другие похожие документы..