Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Учебно-методический комплекс'
Требование к обязательному минимуму содержания дисциплины «Социологические проблемы изучения общественного мнения» по специальности 040201 «Социология...полностью>>
'Документ'
Цель дисциплины: Развитие системного мышления, комплексного восприятия объекта проектирования, создание информационного проекта максимально отвечающег...полностью>>
'Диплом'
Михаил Илларионович Кутузов является одним из величайших людей России. Он олицетворяет собой силу и мужество русской армии, а её проблема сейчас явля...полностью>>
'Курс лекций'
Предметом изучения психологии является прежде всего психика человека и животных, включающая в себя многие субъективные явления. С помощью одних, таки...полностью>>

М. М. Розенталь принципы диалектической логики глава III закон

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Следовательно, закон единства противоположностей есть важнейший закон познания, закон диалектической логики, ибо мышление — это образ, отражение вещи, а вещь представляет собою конкретное тождество, тож­дество различий и противоречий.

Закон единства противоположностей выступает как закон познания не только потому, что мысль отражает собственные противоречия вещей. Структура самого познания как процесса развития, движения мысли, весь путь познаний истины, все специфические способы и приемы, с помощью которых мышление приходит к объ­ективной истине, подчинены закону взаимосвязи и взаимопереходу противоположностей. Здесь невозможно изложить сколько-нибудь полно значение рассматривае­мого закона для мышления, ибо это потребовало бы предвосхищения всего того, что говорится в дальнейшем при анализе конкретных форм мышления. Важно под­черкнуть главный принцип подхода к проблемам позна­ния, который состоит в том, что в области познания нельзя глубоко мыслить, не оперируя противоположно­стями, разделяя последние непроходимой пропастью, не видя их единства, связи, взаимозависимости, взаимопе­реходов.

Какую бы сторону или момент процесса познания мы ни рассматривали, мы неизбежно наталкиваемся на про­тиворечия, т. е. на тот факт, что познание разверты­вается путем соединения противоположных тенденций или приемов, определений и что только через такое движение противоположностей осуществляется движение познания.

Сама природа познания противоречива, поскольку носителем познания является субъект, а предметом по­знания — объект, т. е. объективный мир. Таким образом, если мы хотим постигнуть сущность мышления и позна­ния, мы должны постоянно иметь в виду противоречие субъекта и объекта, так как без него нет познания. Исторический, равно; как и отдельный, процесс познания состоит в том, что это противоречие преодолевается пу­тем практического освоения действительности и углубле­ния нашего здания о ;ней. Но оно преодолевается на одной ступени, для того чтобы вновь возникнуть на дру­гой, более высокой ступени.

Однако дело не только в том, чтобы учитывать эту природу познания как противоречия и процесса разре­шения противоречия между субъектом и объектом. По­знание должно быть также понято как переход субъективности в объективность — не в смысле превращения идеального в материальное, а в том смысле, что знание субъекта все больше становится объективным, утрачи­вая те элементы субъективных представлений, которые не соответствуют реальному миру.

Другой аспект этого противоречивого характера познания— противоречие мира «в себе» и мира «для нас». Ошибка Канта заключалась в том, что, разделяя действительные противоположности — «вещи в себе» и по­знание их, он не видел органической связи и перехода этих противоположностей, т. е. того, что непознанные «вещи в себе» становятся «вещами для нас», познавае­мыми вещами. Он не видел также того, что это соотно­шение противоположностей изменчиво, ибо с ростом и углублением познания становится все меньше непознан­ных вещей и все больше познанных. Специфическая форма «борьбы противоположностей» в познании приво­дит закономерно к этому результату: субъект откры­вает и делает предметом своей практической деятельно­сти и своего мышления все новые и новые стороны объекта, срывая с них печать таинственности, непознанности.

Этот процесс «борьбы» противоположностей озна­чает, что непрерывно расширяется сфера истины в чело­веческих знаниях. Но в силу того, что истина достигается в результате подобной «борьбы противоположностей», она сама содержит в себе противоречия. Субъект не может раскрыть сразу и во всей глубине свойства и законы объективного мира. Как было показано выше, это достигается путем движения мысли от относитель­ных истин к абсолютной истине. Отсюда следует, что большинство научных теорий имеет противоречивый характер, будучи единством относительного и абсолют­ного моментов, т. е. содержа в себе наряду с крупицами абсолютной истины и такие стороны, которые нуждаются В дальнейшем уточнении, углублении. Сколько заблуж­дений избежали бы многие представители современной науки, если бы эта диалектически противоречивая при­рода движения мысли к объективной истине была ими осознана! Все атаки против философского материа­лизма или сомнения, высказываемые по его адресу, в настоящее время основываются у естествоиспытателей главным образом на непонимании сложного противо­речивого характера научных истин и процесса их по­знания.

Исходя из того, что старые представления о материи, господствовавшие до конца XIX в., заменены новыми, буржуазные философы делают вывод о крахе философ­ского материализма. В действительности, как это доказал В. И. Ленин и что остается незыблемым для понимания современного естествознания, старые представления о материи соответствовали тогдашнему историческому уровню знаний, т. е. они были относительной, а не абсолютной истиной. В этих представлениях были эле­менты абсолютной истины, но это была далеко не пол­ная и окончательная истина.

Новые важные открытия физики помогли составить более точную картину строения материи. Некоторые прежние представления о ней потерпели крах и были заменены новыми, некоторые же из них сохранились, получив дальнейшую, более глубокую характеристику, соответствующую новым знаниям о материи. В этом и заключается движение от относительных истин к абсо­лютной, накопление, новых крупиц последней. Представ­ления о материи, господствовавшие вплоть до конца XIX в., были «тождеством в различии», т. е. противоре­чивым единством релятивного и абсолютного моментов знания. Новые знания изменили это противоречивое соотношение в пользу абсолютного момента, хотя, разу­меется, логика дальнейшего движения науки о материи развертывается также в этих противоположностях. Фи­лософский материализм не только не потерпел ущерба от этих изменений, но, наоборот, еще более укрепил свои позиции, так как он опирается теперь на более точные и глубокие знания о материи.

Чтобы убедиться в том, что игнорирование противо­речивой сущности развития познания приводит к абсурд­ному мнению о крахе материализма, рассмотрим неко­торые рассуждения из книги Гейзенберга «Картина природы с точки зрения современной физики». В этой книге есть глава, которая, так и называется: «Кризис материалистического воззрения».

Гейзенберг полагает, что первым ударом по материалистическому воззрению было учение об электроне, в котором не материя, а силовое поле приобретает главное значение. Открытие радиоактивности и превращения элементов, на его взгляд, нанесло новый удар по материализму. Однако все же еще можно было полагать, говорит он, что электроны, протоны, нейтроны - последние кирпичи материи, а следовательно, материалистическое воззрение: не могло еще быть поколеблено до осно­вания. Гейзенберг серьезно верит — такова сила леген­ды — в то, что, как он пишет, «для материалистической картины мира важна возможность мыслить мельчайшие строительные кирпичи элементарных частиц как послед­нюю объективную реальность»(15). Последним ударом, «разрушившим» материалистический взгляд на природу до конца, было якобы выяснение роли прибора в иссле­довании, лишившее уже всяких оснований представление о материи как объективной реальности.

Все это построение не выдерживает никакой критики. В действительности открытие электронов, радиоактивно­сти, превращения элементов и т. п, было ступеньками углубления наших, знаний о материй, приближения к бо­лее полной, абсолютной истине. Диалектический мате­риализм не связывает свои воззрения на материю с представлениями о каких-то последних неизменных кирпичах мироздания. Гейзенберг не различает метафизического, механистического и диалектического материа­лизма. В. И. Ленин еще задолго до открытия превраще­ния «элементарных» частиц утверждал, что электрон так же неисчерпаем, как и атом.

Изменение тех или иных взглядов и теорий и возник­новение новых, замена старей картины мира или ряда ее существенных сторон новыми заставляет иных есте­ствоиспытателей бросаться в омут релятивизма. Но познание не может прогрессировать иначе, чем в форме противоречивого процесса. Эти ученые видят одну сторону этого процесса — момент относительности, релятивности истин, упуская из виду, что этот момент не суще­ствует без своей противоположности — момента абсо­лютного в истине, что все познание развивается через эти противоположности и их «борьбу».

Но как крупный ученый, Гейзенберг не может не быть по существу, своих взглядов на природу материалистом. Показывая изменения данных науки о материальных ча­стицах за последние десятилетия, он говорит, что перво­начальное представление о 92 неразложимых элементах,; из которых складывается все в природе, доставляло уче­ным много трудных хлопот. Но вскоре были открыты электроны, протоны и нейтроны, и ученые облегченно вздохнули: с тремя частицами легче управиться, чем с несколькими десятками. Однако словно в насмешку над этими настроениями число новооткрытых элемен­тарных частиц продолжало и продолжает расти. Откры­тие взаимопревращаемости частиц подводит ныне к взгляду, что они есть только различные состояния «одной и той же материи» («ein und derselben Materie»). Но ведь это и есть материализм, причем материализм, основанный на диалектическом принципе изменчивости, превращаемости форм материи, «Существует только одна единая материя, — пишет Гейзенберг,— она может существовать в различных дискретных стационарных состояниях. Некоторые из них стабильны, это протоны, нейтроны и электроны, многие другие нестабильны»(16).

Гейзенберг вероятно был бы удивлен, узнав, что; в книге «Материализм и эмпириокритицизм» В. И. Ленина имеются; подобные же рассуждения о ма­терии. Критикуя идеалистическое положение о том, что «материя исчезла», Ленин пишет: «Вместо десятков элементов удается, следовательно, свести физический мир к двум или трем... Естествознание ведет, следова­тельно, к «единству материи»...— вот действительное содержание той фразы об исчезновении материи, о за­мене материи электричеством и т. д., которая сбивает с толку столь многих»(17).

Естествознание ведет, утверждал диалектический ма­териалист Ленин полвека назад, к единству материи, превращающейся из одних видов в другие, — разве это не то, что доказывает сейчас физика?! Материализм, изгоняемый через одну дверь, входит через другую, и тут ничего, не поделаешь.

Таким образом, логика движения мысли через раз­вёртывание таких противоположностей, как абсолютное и относительное, пребывающее и изменчивое дает нам истинное знание того, как развивается познание. Игно­рирование же этой логики чревато опасными заблужде­ниями.

Диалектически противоречивый характер имеют и та­кие полярно противоположные направления и способы исследования, как чувственное и рациональное, рассу­дочное и разумное, абстрактное и конкретное, анализ и синтез, индукция и дедукция, логическое и историче­ское и т. д. Взаимосвязь и взаимоотрицание, переход одной противоположности в другую вот тот закон, который определяет и регулирует отношения между ними. Как будет показано в следующих главах книги, во всех этих способах мы имеем дело с такими противополож­ностями, взаимопроникновение и переход которых друг в друга есть условие и движущая сила развития позна­ния. Каждый из этих способов существует и имеет значение лишь постольку, поскольку существует его антипод. Если мы отбросим одну сторону противоречия индукции и дедукции, анализа и синтеза, чувственного и рационального и т. п., мы омертвим весь процесс познания. Употребляя в; процессе познания один способ, мы подготовляем его переход в другой, в его противопо­ложность. Имея дело с одной из этих противоположностей, необходимо постоянно помнить о другой, ибо любое преувеличение, раздувание какой-либо отдельной стороны познания неизбежно ведёт к нарушению гар­монии целого, т. е. нормального движения всего про­цесса познания в целом. Здесь справедливы слова Ге­раклита о том, что гармония состоит из противополож­ностей. Не случайно прогресс в развитии способов Мышления и познания состоял в том, что в конце концов синтезировалось в единое в качестве неразрывных сто­рон целого все то, что развивалось, противопоставлялось друг другу как несоединимые противоположности (индукция и дедукция, рациональное и чувственное, анализ и синтез, единичное и общее и т. д.). Сознательное со­единение противоположностей — таково одно из решаю­щих требований познания.

Особенно важно для развития познания диалек­тическое взаимодействие таких противоположностей, как теория и практика, теория и эксперимент. В не­разрывной связи с производственной и иной деятельностью человечества познание находит ту живительную силу, которая быстро движет его вперед, и, наоборот, в теоретических знаниях практическая деятельность людей обретает великую духовную силу, освещающую ей путь, предостерегающую ее от бесконечных блуж­даний.

Связь теории и практики противоречива: новые прак­тические возможности вступают, в противоречие с теми иди иными устаревшими положениями науки, требуют пересмотра их. Противоречие это толкает науку вперед. Новый уровень знаний помогает преодолевать ограни­ченность практики, создавая в свою очередь стимулы для ее более быстрого развития. Так в противоречивом взаимодействии теории и практики создаются благопри­ятные условия для их совместного поступательного дви­жения.

Далее, поскольку развитие предметов и явлений объ­ективного мира осуществляется через раскрытие, развер­тывание противоречий, цель познания должна состоять в том; чтобы обнаружить эти противоречия, проследить их от начала до конца. Данная задача обусловливает ход познавательного процесса, указывает принципы его построения. Так, этой задаче подчинена в значительной мере структура «Капитала» Маркса. Каждый этап исследования имеет здесь своей целью анализ конкрет­ных противоречий и форм их развития. Прослеживая, как в процессе развития противоречия разрешаются, Маркс затем переходит к исследованию этих же про­тиворечий в их новом, более глубоком выражении, в их новой форме, возникшей из предыдущих состоя­ний. В «Капитале» Маркса можно обнаружить три таких основных этапа: 1) исследование противоречий простого товарного производства; 2) исследование противоречий, капиталистического производства, вырос­шее из противоречий простого товарного производ­ств а , и, наконец, 3) исследование того, как эти противоречия, достигнув высшего, кульминационного пункта развития, разрешаются путем социалистической революции.

Закон перехода количественных изменений в каче­ственные. Этот закон диалектики тесно связан с зако­ном единства и борьбы противоположностей. Развитие противоречий какого-либо явления на известной ступени завершается переходом его в новое качественное состоя­ние. Однако учение о противоречиях, раскрывая источ­ники развития, в том числе и качественных изменений, не исчерпывает тех особых специфических причин и условий развития, которые объясняют процесс каче­ственных изменений предметов. Эта сторона развития отражается в законе перехода количественных измене­ний в качественные.

Сущность этого закона заключается в том, что медленные количественные изменения, происходящие в пред­метах, на известной ступени приводят к коренным каче­ственным изменениям. Количественная и качественная стороны явления представляют собой противоположно­сти, находящиеся в единстве. Это их единство составляет «меру» предмета. Когда противоположность указанных двух сторон в предмете обостряется до такой степени, что становится невозможным сохранение меры предмета, последняя разрушается, происходит «переход количества в качество».

Важная черта этого процесса состоит в том, что пере­ход от старого качества к новому происходит скачко­образно, путем скачка. Без скачка никакие количествен­ные изменения не могут дать коренного качественного изменения.

В чем же особенность этого закона как закона позна­ния, закона диалектической логики? В области познания этот закон диалектики ориентирует нас на необходи­мость исследования количественных и качественных из­менений в единстве, во взаимодействии, позволяющем понять общий закон перехода одного качества в другое. Методологическое значение этой стороны познания не­оценимо. В ней обобщены не только данные самой дей­ствительности, но и огромный опыт теоретического и экспериментального исследования реального мира, пока­зывающий, какую огромную роль в познании играют количественный и качественный анализ явлений. Эта сто­рона познания; свидетельствует о невозможности сведе­ния развития к одним количественным процессам, ука­зывает на важность рассмотрения предмета как меры, в которой определенность качества находится в зависи­мости от определенного количества, хотя и колеблющегося в тех или иных границах.

Вследствие этого качество, количество, мера являются также важнейшими логическими категориями, вне которых невозможно истинно мыслить о процессах развития, совершающихся в природе, невозможно знание одного из наиболее общих законов всякого развития.

Задача познания — отыскание и исследование конкретных законов природы. Каждая форма движения ма­терии имеет свои специфические законы. Исследовать эти законы возможно, лишь учитывая качественные особенности каждой формы движения, совершенно недопу­стимо сведение одних форм движения материи к другим например высших форм к низшим. Подобное отождествление качественно разнородных форм движения слу­жит источником серьезных заблуждений по кардинальнейшим вопросам современной науки. На этом основании, в частности, покоится широко распространенная среди ряда естествоиспытателей версия о том, что принцип причинности отжил свой век, что он неприменим в мире микрообъектов. Это ошибочное мнение опирается на ложный взгляд, согласно которому специ­фическая форма причинности, характерная для процес­сов механического движения, абсолютизируется, считается единственно возможной формой причинности. Но, так как с точки зрения такого понимания причинности невозможно объяснить качественно иные процессы дви­жения микрочастиц, то отсюда делается вывод об отсут­ствии причинности, об устарелости принципа детерми­низма, об индетерминизме явлений, подчиняющихся статистическим закономерностям, и т. п. В действительности закон причинности, как и любой закон природы, никогда не проявляется и не действует одинаково в качественно различных сферах.

Говоря о законе перехода количественных изменений в качественные как законе познания, необходимо осо­бенно выделить момент скачка, перерыва непрерывно­сти в развитии. Этот момент чрезвычайно важен для понимания диалектического характера развития позна­ния, законов познания. Все в мире связано переходами — таков принцип развития. Но что такое переход одного в другое, как он совершается в процессе каче­ственных превращений?

В «Философских тетрадях» В. И. Ленин дает крат­кий, но исчерпывающий ответ на этот вопрос: «Чем от­личается, диалектический переход от недиалектического? Скачком. Противоречивостью. Перерывом постепенности. Единством (тождеством); бытия и небытия»(18). Процесс качественных изменений органически связан с противоречивой сущностью вещей. Будучи единством бытия и небытия, вещи претерпевают качественные изме­нения: бытие становится небытием, из небытия данной вещи, т. е. из процесса ее изменений, возникает каче­ственно новое бытие. Этот переход, однако, совершается не так, что постепенные количественные изменения сами по себе могут осуществить качественные изменения. В действительности, как бы значительны ни были коли­чественные изменения, они не могут дать перехода одной вещи в другую, они лишь подготовляют его, подводят к нему. Но для перехода от одного качественного со­стояния к другому требуется скачок, перерыв постепен­ности количественных изменений, образование «узла» в процессе этих изменений. Скачок означает, что воз­никло некое новое образование, связанное со старым, из которого оно возникло, но вместе с тем несводимое к нему, качественно отличающееся от него.

Эта роль скачка очень важна для правильного пони­мания развития мышления, познания, для логики движе­ния мысли. Едва ли будет преувеличением сказать, что недиалектическое понимание сущности качественных пе­реходов в процессе познания на протяжении всей исто­рии философии и ныне служит тем камнем наталкиваясь на который, корабль идеалистической философии терпит крушение.

В области познания и логики недиалектическое пони­мание качественных переходов вызывает многие нераз­решимые трудности. Процесс познания, движения мысли включает в себя, подобно всякому развитию, моменты количественных и качественных изменений. Движение, развитие мысли как в историческом, так и в логическом плане происходит в форме качественных переходов, под­готовляемых постепенным накоплением знаний, теорий, фактов, практического опыта. В историческом развитиии познания это переходы от относительных истин к абсо­лютной, образование и формулирование все новых и но­вых понятии, категорий, законов науки, выражающих более высокую ступень познания сущности вещей, пере­ходы от менее общих теорий к более общим, для которых первые теории становятся лишь частным, предель­ным случаем, и т. д. В логическом плане это переходы от чувственной формы познания к рациональной, от жи­вого созерцания к абстрактному мышлению, от единич­ного к общему, от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкретному, от индукции к дедукции и, наоборот, от анализа к синтезу и от синтеза к анализу. В форме качественных переходов происходит движение от одних логических категорий к другим, от понятий к суждениям, от одних видов суждений к другим и от них к умозаключениям, от менее сложных к более слож­ным умозаключениям, от гипотез к теориям, от теории к практике и наоборот, и т. д.

Количество этих переходов в логике развития мысли бесконечно. Однако вся трудность в понимании диалектичности этих переходов, т. е. того, что переходы эти осуществляются путем скачков.

Переход от одной формы движения мысли к другой нельзя представлять как прибавление еще одного факта или черты, характеризующей вещь. Такое развитие познания было бы чисто количественным процессом. Переход количества в качество в процессе познания означает, что на основе изучения, исследования единичного, эмпирического производится обобщение, позволяю­щее вскрыть сущность, закон вещей. Скачок заключается в такой переработке единичного в мышлении, которая сложным путем переплавляет его в общее, т. е. отделяет в нем существенное от несущественного, необходимое от случайного и т. д., находит то, что составляет единство многообразных единичных вещей, закон их существова­ния и развития.

Скачок в процессе познания характеризуется следую­щими важными чертами: 1) мысль переходит от количе­ственного накопления отдельных фактов, данных о пред­метах к формулированию вывода, понятия о их сущности: это значит, что в движении мысли происходит «пере­рыв постепенности», т. е. переход на высшую ступень процесса познания; 2) образуемые таким путем понятия, суждения, умозаключения, научные законы представ­ляют не просто количественно суммированную совокуп­ность знаний об единичном, которую можно свести меха­нически к элементам, из которых они составлены, а ка­чественно новое образование, специфическая особенность которого состоит в отражении сущности вещей; 3) в ре­зультате, этого движения мысли возникают идеальные образы вещей, которые, в силу того что они переплав­ляют единичное в общее и отражают их сущность, не могут быть полностью сходными, тождественными с еди­ничным, чувственным.

Из истории философии известно, что переход от еди­ничного к общему, от чувственного к рациональному, от явлений к закону был тем объектом теории познания и логики, который больше всего доставлял философам хло­пот и трудностей. Это можно проследить шаг за шагом, начиная с древнейших времен до настоящего времени. Трудность заключалась не в том, чтобы понять, что по­знание оперирует с единичным и общим, что его цель — открыть общее, т.е. законы. Эта истина осознавалась подавляющим большинством мыслителей. Трудность коренилась в понимании взаимоотношения единичного и общего в познании, в переходе от одного к другому. Ни с позиций метафизического материализма, ни с по­зиции идеалистической диалектики Гегеля эту трудность невозможно преодолеть.

Вопрос стоял и стоит так. Единичное и общее, эмпи­рическое и рациональное, явление и закон — это такие противоположности, которые кажутся несовместимыми. Единичное несходно с общим, выражающим его сущ­ность. Это, несходство, различие часто бывает очень резким. Между тем связь между ними существует и дол­жна существовать. Это признают представители самых различных философских направлений. Одни считают, что эта связь состоит в том, что мы идем к общему от единичного, и что никакого качественного различия ме­жду ними не существует. Другие видят качественное различие между единичным и общим, но полагают, что общее дано Человеку заранее какими-то неведомыми способами (интуитивно, априори или как-нибудь еще). Они применяют, общее к единичному в виде основополагающих постулатов, которым единичное подсудно. Здесь, таким образом, связь между ними достигается чисто внешним образом, путем насильственного навязы­вания общего единичному.

Для первой точки зрения трудность состоит в том, что чисто количественный подход не позволяет понять сложность процесса познания, действительную роль мышления. Сторонники второй точки зрения не в состоя­нии ответить на вопрос: откуда же берется общее, общие постулаты и почему они навязывают себя миру единич­ного, эмпирического?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. М. М. Розенталь принципы диалектической логики глава IX абстрактное и конкретное. Восхождение от абстрактного к конкретному закон

    Закон
    Главная трудность многих вопросов, связанных с процессом познания, с различными противоречиями этого процесса заключается в сложности соотношения единич­ного и общего, чувственного и рационального, непосредственного и опосредствованного.
  2. Умозаключение это такая форма мышления, при которой из имеющихся посылок, из известных данных выводится новое знание. Это форма выводного зна­ния

    Документ
    Умозаключение — это такая форма мышления, при которой из имеющихся посылок, из известных данных выводится новое знание. Это — форма выводного зна­ния.
  3. Н. Г. Баранец Метаморфозы этоса российского философского сообщества в XX веке Ульяновск 2008 ббк 87. 3 Б 24 Исследование

    Исследование
    В монографии, выполненной в контексте исследований по концептуальной и социальной истории университетской философии в России и СССР, рассматриваются развитие этоса философского сообщества и его эволюция, происходившая в связи с изменением
  4. Москва  2008 ббк 87 б 202 Балашов Л. Е. История философии (материалы)

    Документ
    Мудрость и сейчас остается существенным определением философского мышления. Философия есть мудрость, но не отдельного человека, а объединенного Разума людей.
  5. Первая. Проблемы монистической философии Глава I

    Документ
    Марксизм – цельное и стройное учение, последовательно развивающее из единого принципа все богатство своего содержания, включающего универсальные закономерности природы, общества и человеческого мышления.

Другие похожие документы..