Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Классификации, постройки и обеспечения эксплуатационной безопасности морских судов, поднадзорных Государственной инспекции по маломерным судам Россий...полностью>>
'Документ'
движимого имущества, находящегося в государственной собственности Челябинской области, предлагаемого для передачи в муниципальную собственность город...полностью>>
'Реферат'
В основе управления материальными потоками лежит обработка информации, циркулирующей в логистических системах. В связи с этим одним из ключевых понят...полностью>>
'Документ'
Современная термодинамика определяет температуру как величину, выражающую состояние внутреннего движения равновесной макроскопической системы и опреде...полностью>>

Вячеслав Звягинцев

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Глава 1. Взлеты и падения Валерия Чкалова

Герой Советского Союза (1936) комбриг Чкалов Валерий Павлович (1904–1938) — учился в Череповецком ремесленном училище, работал молотобойцем и кочегаром. С 1919 г. в Красной Армии, слесарь по ремонту и сборке самолётов. В 1922 г. окончил Егорьевскую военно-теоретическую школу ВВС, в 1923 г. — Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков, учился в Московской военно-авиационной школе высшего пилотажа и одновременно окончил Серпуховскую высшую авиационную школу стрельбы, бомбометания и воздушного боя (1923-24 гг.) 14 августа 1924 года призван на военную службу во 2-й авиаотряд Ленинградской Краснознаменной истребительной авиаэскадрильи им. П.Н. Нестерова. 16 ноября 1925 года осужден военным трибуналом за драку в пьяном состоянии к 1 году лишения свободы. Срок снижен до 6 мес. С 1928 г. — старший летчик 15-ю эскадрильи в гор. Брянске. 30 октября 1928 года второй раз осужден военным трибуналом Белорусского военного округа по ст. 17 п. «а» Положения о воинских преступлениях и п. «а» ст. 193-17 УК РСФСР к 1 году лишения свободы. Наказание отбывал в Брянской тюрьме. Освобожден досрочно. С 1928 г. — в запасе. В 1929–1930 — лётчик-инструктор Ленинградского авиационного клуба ОДВФ. В 1930 г. вновь призван в армию. В 1930–1933 гг. — лётчик-испытатель НИИ ВВС. С 1933 — в запасе. Лётчик-испытатель завода опытных и экспериментальных конструкций № 39 и ОКБ Н.Н. Поликарпова (на Центральном аэродроме), испытал несколько десятков типов самолётов (И -14-16, И -180, ВИТ-2, НВ-1), родоначальник новых фигур высшего пилотажа: восходящий штопор и замедленная «бочка». Совершил беспосадочные перелёты на самолёте АНТ-25 (совместно с Г. Ф. Байдуковым и А. В. Беляковым) по маршрутам: в 1936 г — Москва — о. Удд (ныне о. Чкалов), протяжённостью 9374 км.; в 1937 г. — Москва — Северный полюс — Ванкувер (США), протяжённостью 8504 км. Погиб 15 декабря 1938 года при проведении первого вылета на самолёте И-180. Награжден 2 орденами Ленина, орденом Красного Знамени, медалью. С 1938 по 1957 годы имя Чкалова носил г. Оренбург. Его именем также названы поселки, улицы (в том числе в Ванкувере), суда, школы, аэроклубы, авиационные заводы и др. Автор книг — «Наш трансполярный рейс Москва — Северный полюс — Северная Америка», М., 1938; «Моя жизнь принадлежит Родине», статьи и речи, М., 1954

О жизни и смерти летчика № 1 Советского Союза Валерия Чкалова написано немало. Изданы книги, обнародованы и опубликованы многочисленные документы. В том числе, извлеченные исследователями из самых секретных архивов. Между тем, утверждать, что эта тема исчерпана, явно преждевременно. Хотя бы потому, что на буклетах, врученных советской стороне в середине 70-х годов прошлого века в Ванкувере во время открытия памятника экипажу самолета «АНТ-25» было написано, что Чкалов «убит 15 декабря 1938 года». Или, например, по той причине, что сын летчика, Игорь Валерьевич, неоднократно заявлял в прессе, — на отца в общей сложности было совершено восемь покушений и убили его преднамеренно…

В биографии самого известного летчика нашей страны действительно еще много неизвестных страниц. Причем, не только, связанных с его гибелью. Но и с военной службой, арестами, судимостями и др.

Многочисленные официальные исследования о становлении Чкалова как летчика и мастера высшего пилотажа начинаются примерно так. Чкалов впервые увидел самолет в 1919 году с палубы парохода «Баян», на котором работал кочегаром. И сразу решил стать летчиком. Его приняли добровольцем в 4-й Канавинский авиапарк РККА слесарем-сборщиком самолетов. Через год направили в знаменитую «терку». В 1922 г. в Борисоглебской авиационной школе он совершил первый самостоятельный полет. Затем закончил еще две авиашколы и стал военным летчиком. Службу проходил во 2-м авиаотряде Ленинградской Краснознаменной авиаэскадрильи им. П.Н. Нестерова, где продолжал оттачивать мастерство. А в 1927-м, как один из лучших летчиков, был направлен в Москву для участия в параде в честь 10-й годовщины Октябрьской революции. Заработал там благодарность в приказе наркома обороны. В следующем году был переведен для прохождения дальнейшей службы в Брянскую авиабригаду, в 30-м — стал летчиком-испытателем Научно-испытательного института ВВС в Москве. Совершил там более 800 испытательных полетов, освоив технику пилотирования 30 типов самолетов. Потом работал летчиком-испытателем Московского авиационного завода им. Менжинского, где за испытания самолета-истребителя И-16 получил 5 мая 1935 года вместе с авиаконструктором Н.Н. Поликарповым по ордену Ленина…

Все это официальная, глянцевая сторона военной биографии легендарного летчика. Но есть и другая, которая, в частности, отражена в изученных автором архивных следственно-судебных делах.

Чкалов был неоднозначной, противоречивой личностью, с крутым характером и большой пробивной силой. В рамках воинских уставов, ограничивавших творчество и не допускавших какую-либо самодеятельность, ему было трудно и неуютно. Военная служба у В. Чкалова не задалась с самого начала. И до самого ее окончания многие так и не смогли оценить в полной мере его летный талант. Среди сослуживцев и командиров за Чкаловым сразу закрепилось прозвище — «воздушный хулиган».

Например, в приговоре военного трибунала Белорусского военного округа по уголовному делу В.П. Чкалова от 30 октября 1928 года есть по этому поводу интересная запись:

«Как видно из приказа по 15 авиаэскадрилье за Чкаловым наблюдалась раньше недисциплинированность в полетах, именуемая хулиганской тактикой, проходящей красной нитью за всю его полетную службу».

Возьмем другой документ. В 1932 году комбриг НИИ ВВС Адам Залевский, испытывавший вместе с В. Чкаловым самолет- звено ТБ-3, писал о своем подчиненном в аттестации:

«Общее развитие хорошее, политическое недостаточное, характер спокойный, твердый, настойчивый, но зачастую настойчивость переходит в упрямство и грубость, любит часто вступать в пререкания. В общественной работе участие принимает, но тогда, когда ему это хочется, а не когда на него возлагается нагрузка по общественной работе, в военно-тактических вопросах развит недостаточно, боеподготовка удовлетворительная.

Дисциплина на земле удовлетворительная, в воздухе недостаточная. Нередко нарушал наставления на летной службе, а также и аэродромный летный распорядок. В воздухе выкидывал номера, граничащие с хулиганством. Выпивает нередко и крепко, но при исполнении служебных обязанностей замечен в этом не был. За недисциплинированность и пьянство имеет предупреждения Н-ка ВВС РККА о снятии с летной работы и исключении из рядов РККА, за последние 3–4 месяца нарушения дисциплины на земле и в воздухе не наблюдались. От выпивки тоже стал воздерживаться. Здоровье хорошее, физически развит хорошо, очень вынослив и работоспособен. Отличный летчик, летает на всех типах самолетов, также и на многомоторных, днем и ночью, техника пилотирования отличная. Как летчик, пользуется большим авторитетом среди летного состава, как командир — недостаточно. Политикоморальное состояние удовлетворительное, к себе и подчиненным требователен недостаточно, требует постоянного наблюдения и твердого руководства. За особо ударную и хорошо выполненную работу имеет благодарность и награждения радиоприемником. В настоящее время тов. Чкалов находится на исправ. сборах при школе спецслужбы.

Вывод: Занимаемой должности соответствует при постоянном наблюдении, твердом руководстве и воспитании тов. Чкалова возможно использовать как отличного летчика по испытательной работе, а так же есть надежда, что тов. Чкалов изживет все свои недостатки, в чем уже есть определенный сдвиг».

Некоторые исследователи считают эту аттестацию необъективной. И даже возмутительной. Зная принципиальность и порядочность А. Залевского, думаю, что в своих выводах он как раз объективен. Если, конечно, оценивать их не с позиций сегодняшнего дня, когда имя Чкалова давно стало легендарным. В подтверждение написанного Залевским, достаточно лишь перечислить некоторые известные «выходки» Чкалова на земле и в воздухе за период его военной службы.

Помните знаменитый эпизод из фильма, от которого у всех у нас захватывало дух — полет Чкалова под Троицким мостом?. Такого рода «хулиганских поступков» за ним числится немало. Замечены они были еще в начале его летной службы. Прибывшие из Дании на продажу германские «Фоккеры» Чкалов опробовал тогда на предельных режимах, после чего немецким специалистам пришлось вызывать из-за границы специальную ремонтную бригаду для заделки появившихся после полета трещин. За такого рода «недисциплинированность» В. Чкалова исключили на полгода из комсомола. После этого он числил себя беспартийным вплоть до 1937 года, пока не стал по решению ЦК коммунистом.

В самом начале своей военной службы во 2-м авиаотряде Чкалов, неожиданно для всех, начал выполнять во время учебных полетов фигуры высшего пилотажа. Выписывал такие пируэты, что, казалось, самолет вот-вот развалится в воздухе. И получил за свои воздушные художества пять суток гауптвахты. Но не успокоился и продолжал совершать рискованные, дерзкие, неуставные полеты. Вновь наказывался и отстранялся от полетов…

Очевидцы рассказывают, что Чкалов умудрился выписать «восьмерку» между мачтами военных кораблей, а однажды сделал 150 мертвых петель. Все уже сбились со счета, а он продолжал выписывать круги в небе. Неоднократно, едва оторвавшись от взлетной полосы, Чкалов переворачивал самолет и продолжал взлет. Но уже вверх колесами. Однажды даже своей молодой жене предложил: «Выходи сегодня в поле, я буду летать вниз головой…»

Рассказывают, что однажды, когда Чкалов в очередной раз отбывал дисциплинарный арест на гауптвахте, к командиру части пришли местные колхозники и заявили, что от его полетов на критически малых высотах перестали доиться коровы.

Надо сказать, что все судимости Чкалова тоже связаны с его склонностью к пируэтам и воздушной акробатике. Это позже скажут, что его полеты не были бесцельными и хулиганскими, что он был первопроходцем, искал новые пути совершенствования техники пилотирования. Скажут и станут использовать многие его «трюки» в годы войны, атакуя врага или, наоборот, уходя из-под обстрела немецких самолетов. Их назовут чкаловской наступательной тактикой ведения воздушного боя или чкаловской школой высшего пилотажа.

А в марте 1925 года оценки были иными. В показательном воздушном бою с командиром авиаотряда Петром Павлушевым Валерий Чкалов «прижал» его к земле и вынудил совершить посадку. Он исходил из того, что даже учебный бой должен выглядеть как настоящий. Но Павлушев на следующий день отстранил Чкалова от полетов.

Вот что рассказал в этой связи сын летчика — Игорь Валерьевич Чкалов: «Ни один официальный документ той поры не отражал правду. Отец проводил тогда показательный воздушный бой с командиром отряда Петром Леонтьевичем Павлушовым и вынудил его совершить посадку. Самолюбие командира было уязвлено. В отместку Павлушов придрался к действиям подчиненного Чкалова, найдя их слишком рискованными, и отстранил его от полетов. На аэродроме отец, услышав от механика, что в списке летчиков, допущенных к учебному групповому полету, его нет, при всех набил морду своему командиру… У нас ведь все предки были из бурлаков, несправедливость издавна не терпели… Тут же появились ''сочувствующие», которые налили отцу рюмочку водки…» Закончился этот «мужской разговор» судом.

О том, что Чкалова судил военный трибунал, до недавнего времени не знал практически никто. Да и сегодня по этому поводу много неясностей и противоречий. Не до конца ясно даже сколько раз Чкалов попадал под трибунал — два или три раза?. Е. Примаков в своей статье «Загадочная гибель Чкалова» пишет: «Говорят, что Чкалов трижды сидел в тюрьме, и каждый раз ему помогала чья-то могущественная рука. Его первый тюремный опыт пришелся на февраль 1929 года в Брянском исправдоме, где он сидел за пролет под Троицким мостом (самолет задел провода и был поврежден)».

На самом деле это была уже вторая судимость. И вовсе не за Троицкий мост, который, как известно, находится в Санкт-Петербурге, а не в Брянске. А первый суд состоялся 16 ноября 1925 года. Военный трибунал осудил В.П. Чкалова к 1 году лишения свободы с отбыванием наказания в исправительном доме за то, что, «будучи военлетом 1-й эскадрильи, явился на аэродром для совершения учебного группового полета в совершенно пьяном состоянии, кричал, шумел…». Согласно записям в учетно-воинском билете «24 марта 1925 г. В. Чкалов был «отстранен от должности за халатное отношение», а 17 марта 1926 г. «убыл во второй исправдом для отбытия наказания». Почему это произошло спустя 4 месяца после суда, не совсем ясно. Известно также, что наказание Чкалов отбыл не полностью. Срок был снижен и 1 декабря 1926 г. он вернулся в эскадрилью.

Потом был известный воздушный парад в Москве, куда Чкалова командировали от эскадрильи, разрешив делать фигуры высшего пилотажа. В своем письме жене Чкалов написал об этом впечатляющем зрелище: «Лелик, ты себе не можешь представить, что я здесь сделал своим полетом. Весь аэродром кричал и аплодировал мне за мои фигуры, и мне было разрешено на любой высоте и любую фигуру делать. То, за что я сидел на гауптвахте, здесь отмечено особым приказом, в котором говорится: «Выдать денежную награду старшему летчику Чкалову за особо выдающиеся фигуры высшего пилотажа».

Утверждают, что после этого кто-то из высокого военного начальства запретил сажать Чкалова под арест за его «художества». Тем не менее, впереди Валерия Павловича ждали не только дисциплинарные аресты, но и новый суд.

В том же году, участвуя на «Фоккере» в очередном учебном бою, Чкалов, нарушил установленную дистанцию и задел самолет военного летчика Дроздова. А когда тот стал снижаться, уходя от самолета Чкалова, последний продолжил его преследование и вынудил сесть. За это ЧП «воздушный хулиган» вновь оказался на гауптвахте. А потом, как отмечалось в акте врачебного освидетельствования, у него произошел нервный срыв.

После перевода Чкалова в 15 эскадрилью, дислоцированную в г. Брянске, в июле 1928 года, на гомельском аэродроме при посадке он зацепил хвостом край оврага. Затем, когда его звену поручили перегнать из Гомеля три самолета, он совершил во время перелета новое летное происшествие — решил «на бреющем» пролететь между телеграфными столбами. Но, видимо, не заметил, что один из проводов провис ниже остальных. Самолет задел его и при падении был сильно поврежден. Кто-то в целях перестраховки в характеристике на Чкалова, прилагаемой к статистической карте аварии, связал это правонарушение с «незначительным шизоидным статусом, выражающимся в недостаточной выдержанности в поступках, бравадой ими, самоуверенности».

Во многих публикациях утверждается, что на этот раз Чкалова судили в ноябре 1928 г. Однако в материалах дела черным по белому написано, что суд состоялся в гор. Брянске 30 октября 1928 года. Проведенным судебным следствием было установлено следующее: «Чкалов 28 июля сего 1928 г., получив задание вылететь с Гомельского аэродрома на соревновательно — фигурный полет с посадкой по исполнении задания на точность по выполнении этого высшего пилотажа, произвел посадку. При посадке этой Чкалов не проявил достаточной внимательности и не имея никакого запаса, как по высоте, так и по расстоянию, вследствие такой невнимательности и излишней самоуверенности, не дал газ и не перетянул овраг полностью на границе аэродрома, почему самолет коснулся при приземлении посадочной площадки в то время, как хвост его находился в овраге, ударившись о край оврага, оторвался, следствием чего была порча самолета, потребовавшая малого заводского ремонта… 15 августа сего 1928 г. Чкалов, получив задание в составе эскадрильи произвести перелет из Гомеля в Брянск бреющим полетом… у разъезда Турбинки близь ст. Сураш, находясь на высоте меньшей, чем самолет ведущего, и вследствие проявленной халатности, выразившейся в невнимательности к местным предметам на пути полета, вследствие чего самолет Чкалова врезался в телеграфные провода железнодорожной линии и потерпел аварию, выведя из строя самолет, который признан технической комиссией к дальнейшей эксплуатации не годным…».

В письме жене Ольге Валерий Павлович писал об этом судебном заседании следующее: «Судили без свидетелей и защиты в закрытом заседании. Присудили к одному году лишения свободы. Я приговор обжаловал в Коллегию Верховного суда. Буду писать письмо Ворошилову».

Для нас большой интерес представляют доводы и аргументы, изложенные в Чкаловым в этой кассационной жалобе, приводя которые он считал вынесенный в отношении него приговор необоснованным:

«Прошу о пересмотре этого дела, или хотя бы (т. к. наличие вины моей безусловно имеется) об осуждении меня условно. …главное заключается в разном понимании характера подготовки летчика-истребителя. На мой взгляд, тенденция, имеющаяся в армии, к максимальной осторожности в полетах неверна, в особенности в истребительской авиации. Летчик-истребитель должен быть, на мой взгляд, смелым, с безусловным отсутствием боязни и осторожности в полетах. В противном случае, в воздушном бою с противником летчик, привыкший осторожно летать, больше будет думать о машине, чем о противнике. В результате чего безусловно будет сбит противником. Вопрос этот важный для ВВС РККА. Я прекрасно понимаю и знаю нашу бедность и потому необходимость сохранения материальной части (дорогостоящий самолет), но в то же время не допускаю мысли о необходимости за счет сохранения ее — ухудшить боевую подготовку летчика-истребителя, учитывая и то обстоятельство, что будущая борьба с воздушным противником будет неравной с точки зрения разности качеств самолетов. А эта точка зрения квалифицируется командованием «хулиганством», недисциплинированностью».

Далее В. Чкалов писал о том, что его действия неправильно квалифицированы «судом как халатное отношение и невнимательность в полете», доказывал, что «халатность и невнимательность в бреющем полете исключена совершенно, так как полет на очень малой высоте требует максимум внимательности и напряженности». Случившееся же объяснял тем, что «не учел наличия в этой местности проводов» и был переутомлен.

ВРИД начальника ВВС Алкснис обратился с ходатайством к председателю военной коллегии В. Ульриху: «Признавая справедливость решения трибунала, признавшего виновность Чкалова, я считаю необходимым ходатайствовать о смягчении меры наказания в силу высших летных качеств т. Чкалова, как одного из лучших истребителей…».

Между тем, 10 декабря 1928 года военная коллегия под председательством Камерона оставил приговор в силе и 2 января Алкснис вновь направил Ульриху «ходатайство об амнистии тов. Чкалова». Свою просьбу Алкснис мотивировал следующим: «…тов. Чкалов принадлежит к числу тех не многочисленных исключительно решительных и смелых наших летчиков истребителей, которые нам крайне нужны будут в военное время как наши красные «ассы».

Горя законным желанием выжать из вверенной машины в воздухе все, что только от нее возможно, законным желанием совершенствоваться в технике пилотирования и стать виртуозом этого дела и имея достаточно «перца» для всего этого, тов. Чкалов иногда проделывает эволюцию в воздухе ниже установленных нашими уставами и инструкциями высот, в этом главным образом и заключается его не дисциплинированность, за которую его прямые начальники все время арестовывали и сажали и за что он попал под суд…».

В тот же день, когда Алкснис подписал это ходатайство, В. Чкалова во исполнение приговора военного трибунала заключили в Брянский исправдом. Отсидел он в нем по разным данным всего от 16 до 19 дней. П.И. Баранов лично ходатайствовал перед председателем ВЦИК М.И. Калининым о его досрочном освобождении.

Звездный час Чкалова настал только после его перехода на испытательную работу, где его воздушные пируэты вызывали не осуждение, а неподдельное восхищение. На параде 2 мая 1935 года он познакомился со Сталиным, который проявил к летчику благосклонность и дружеское расположение. Чкалов был официально признан летчиком-новатором, стал орденоносцем. Поистине всенародная слава обрушилась на него после двух знаменитых перелетов. В Овальном кабинете Белого дома советских летчиков принял тогда сам президент США Франклин Рузвельт. Когда они вошли в зал, он даже попросил своих помощников поднять его с инвалидной коляски. А потом сказал: «Никакая работа дипломатов не могла бы сделать и за десять лет того, что вы сделали своим перелетом для сближения народов»…

Чкалов погиб 15 декабря 1938 года при проведении первого испытательного полета на самолёте И-180 конструкции Н.Н. Поликарпова. Самолет этот создавался как скоростной одноместный истребитель, должен был заменить устаревавший И-16. Во многих отношениях повторял его, но был несколько больше и мощнее.

Ответственным за испытания, которые производились на Центральном аэродроме, был завод № 156 Наркомата оборонной промышленности во главе с М. Усачевым. Полетное задание предписывало Чкалову совершить «первый полет без уборки шасси с ограничением скоростей… по маршруту Центральный аэродром, на высоте 600 м.». В этот день резко похолодало — был мороз около 24 градусов. В.П. Чкалов прибыл на аэродром, сел в самолет, опробовал мотор, управление рулем, закрылками и вырулил на старт…

В кратком сообщении, которое руководство завода № 156 направило сразу после катастрофы И.Сталину и В.Молотову, говорилось:

«Самолет оторвался от земли после разбега, примерно в 200–250 метров и, набрав высоту 100–120 метров с виражом пошел на первый круг. Далее полет продолжался на высоте 500–600 метров. Закончив первый круг над аэродромом, самолет пошел на второй круг, растянув последний в сторону завода № 22, после чего пошел на посадку. Не доходя до аэродрома один-полутора километра, с высоты около 100 метров самолет сделал вираж влево и скрылся за постройками. Самолет обнаружен на территории дровяного склада (Магистральная ул., д. № 13) возле Хорошевского шоссе. Самолет при снижении зацепил и оборвал провода на территории склада и, развернувшись, врезался в кучу дровяных отходов. При ударе т. Чкалова выбросило вперед на 10–15 метров вместе с хвостовой частью фюзеляжа, управлением и сиденьем. Передняя часть самолета разбита. Пожара не было. Т. Чкалов был тотчас же взят еще живым работниками склада и доставлен в Боткинскую больницу, где скончался через несколько минут».

На самом деле Чкалов жил еще, по разным данным, от 40 минут до двух часов. Так, по свидетельству бортмеханика А. Захарченко: «Валерий Павлович после падения жил еще два часа, и последними его словами были: «В случившемся прошу никого не винить, виноват я сам».

Тем не менее, гибель великого летчика сразу вызывала массу слухов, легенд и кривотолков. И до сего времени, несмотря на заключения официально созданных комиссий, существует несколько версий о причинах падения самолета, которым управлял В. Чкалов.

Прежде чем проанализировать их, приведем те обстоятельства, которые достоверно установлены и подтверждены актами комиссий, материалами уголовного дела № 21630 (затем переименовано в дело № 967206) и другими документами.

Сразу после катастрофы были арестованы заместитель Поликарпова Д. Л. Томашевич, директор завода № 156 М.А. Усачев, начальник главка НКОП С. И. Беляйкин, начальник Летно-испытательной станции (ЛИС) полковник В.М. Порай и др.

Согласно обвинительному заключению, утвержденному 26 апреля 1939 года комиссаром госбезопасности 3 ранга Кобуловым, указанным лицам было вменено в вину совершение преступлений, предусмотренных ст. 58 п.п. 7, 9, 10 и 11 УК РСФСР.

В заключении указывалось, что Томашевич, Усачев, Беляйкин и Порай, являясь «выходцами из социально-чуждой среды», признались в том, что «будучи связаны между собой по работе, они знали о том, что нередко самолеты выпускались на испытания с серьезными дефектами и несмотря на это допускали их к опытным полетам, систематически покрывали преступную деятельность друг друга, граничащую с вредительством». Далее утверждалось, что обвиняемые, зная о том, что самолетом И-180 будет управлять В. Чкалов, -

при постройке самолета на заводе № 156 допустили «штурмовщину, преступную спешку и гонку, отразившуюся на качестве самолета»;

внесли «большое количество изменений в чертежах, которые в своем большинстве исправлялись по изготовленным производством деталям»;

«сознательно готовили выпуск самолета И-180 в полет с явными серьезными недоделками и конструктивной недоработкой отдельных агрегатов самолета»…

На самолете действительно имелись многочисленные дефекты и недоделки, а при его сборке и испытаниях допущена недопустимая поспешность. Новый истребитель был явно сырым и не готовым к полетным испытаниям.

Хронология совершенно неоправданного аврала и спешки при создании истребителя, наряду с материалами дела, подробно установлена и описана Г.Ф. Байдуковым, а затем уточнена и дополнена, со ссылками на архивные документы, старшей дочерью летчика В.В. Чкаловой, в написанной ею книге «Чкалов без грифа «секретно» и других публикациях.

В кратком изложении эта хронология выгдядит так.

4 июня 1938 года вышел приказ управления ВВС РККА о назначении комиссии «для рассмотрения макета самолета И-180 конструкции инженера Поликарпова».

16 августа нарком М. Каганович подписал приказ, предписывающий закончить постройку самолета И-180 с мотором М-88 к 20 ноября того же года.

22 сентября макетная комиссия констатировала, что макет винто-моторной группы самолета И-180 «предъявлен неудовлетворительным и должен быть доделан с устранением указанных недостатков и предъявлен для утверждения». Из документа также следовало, что в макете отсутствуют многие узлы, в частности мотора М-88, задерживается выпуск винта и др.

23 ноября Н. Поликарпов, его заместитель Д. Томашевич и Яровицкий составили служебную записку, из которой следовало, что на самолет поставили «нелетные» (макетные) крылья.

В ночь с 7 на 8 декабря 1938 года недоделанный самолет был переброшен с завода на летно-испытательную станцию, 10 декабря произведена первая рулежка на земле, а 12-го — вторая, «во время которой произошла поломка тяги управления нормальным газом мотора». Через день тягу заменили на другую, — «усиленную», и тогда же опробовали.

Необходимо отметить, что в обвинительном заключении и других документах, имеющихся в деле, неоднократно подчеркивалось, что самолет в спешке готовили к полету, несмотря на «запрещение правительства». О каком запрещении идет речь?

12 декабря Л. Берия составил секретную депешу в 3-х экземплярах и направил ее Сталину, Ворошилову и Молотову. В послании, в частности, говорилось: «Распоряжением директора завода НКОП №-156 Усачева, на центральный аэродром вывезен с наличием 48 дефектов… новый истребитель «И-180», конструкции инженера Поликарпова. На машине нет ни одного паспорта, так как начальник технического контроля завода № 156 — Яковлев их не подписывает до устранения всех дефектов, обнаруженных отделом технического контроля. Однако под натиском директора Усачева Яковлев подписал паспорт на крылья самолета, где отметил, что он разрешает полет на ограниченной скорости…».

Кроме того, установлено, что 12 декабря, около 11 часов утра, в 1-й Главк Наркомата оборонной промышленности кто-то звонил из Секретариата ЦК ВКП(б) и НКВД и настаивал на отмене назначенных на этот день испытаний. Однако начальник Главка Беляйкин, как отмечалось в материалах дела, покрывая Усачева, Томашевича и Порая, обвинял «отдел технического контроля в необоснованной задержке допуска самолетов в опытные полеты» и «получив правительственное сообщение о запрещении полета, предложил нач. ОТК Яковлеву пропустить самолет с дефектами в опытный полет».



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Ый рано, ли поздно будет собран и опубликован для тех, кто там был и еще помнит, для тех, кто там не был, и сможет понять и пережить, прочитав все эти "бредни"

    Документ
    «Пусть это будет черновик того сборника и доступный и написанный специально как бы (дурацкое слово) для МОСТовиков, но который рано, ли поздно будет собран и опубликован для тех, кто там был и еще помнит, для тех, кто там не был, и
  2. А. З. Долгинов; ред кол.: Б. М. Болотовский и др. М. Мцнмо, 2012[т е. 2011]. 160 с. (Библиотечка Квант+; вып. 122) (Приложение к журналу Квант+; №4/2011). Isbn 978-5-94057-929

    Документ
    1. Вагнер, Бертиль Бертильевич (1941 -).Сто великих чудес природы / Б. Б. Вагнер. - Москва : Вече, 2011. - 431 с. : ил. ; 22 см. - (100 великих).Загл.
  3. В. Звягинцев "Разведка боем"

    Документ
    В большой темноватой комнате, похожей своими высокими потолками, старинной мебелью, стенными панелями резного дуба и стрельчатыми окнами на холл аристократического дома или даже замка викторианской эпохи, находились два человека — мужчина и жен­щина.
  4. 100 великих отечественных кинофильмов

    Реферат
    Киноведы мира неоднократно называли среди лучших кинокартин советские фильмы — «Чапаев» братьев Васильевых, «Александр Невский» и «Иван Грозный» С. Эйзенштейна, «Андрей Рублев» А.
  5. Российская благотворительность в зеркале сми (41)

    Документ
    Кому досталось наследство Эми Уайнхаус? Недавно поклонники певицы разразились гневными высказываниями в адрес Митча Уайнхауса после того, как он продал одно из платьев дочери, хотя вся прибыль от него пошла на благотворительность.

Другие похожие документы..