Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Передериев Е.П.ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕХАНИЗМА ВНЕДРЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НОРМ, ОБЕСПЕЧИВАЮЩИХ СТАНДАРТИЗАЦИЮ УСЛОВИЙ И КАЧЕСТВА УЧАСТИЯ УКРАИНЫ В М...полностью>>
'Документ'
Введемо поняття комплексного числа. Комплексним числом називається вираз α=χ+μi, де χ і μ - дійсні числа, а символ i-уявна одиниця. ( i2=-1; s=). К...полностью>>
'Документ'
СТАНДАРТЫ В ОБЛАСТИ ОБРАЩЕНИЯ С БИОСФЕРОЗАГРЯЗНЕНИЯМИ ПРОФИЛЯ «РЕСУРСОСБЕРЕЖЕНИЕ" И ВОЗМОЖНОСТИ ИХ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ В КАЧЕСТВЕ ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ БАЗЫ ТЕ...полностью>>
'Документ'
Общие и частные методы научного познания. Методы науч­ного познания природы и общества делятся на общие и част­ные. Общие методы обусловлены возможно...полностью>>

Курс лекций по «Мировой и отечественной детской литературе»

Главная > Курс лекций
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КУРС ЛЕКЦИЙ

По «Мировой и отечественной детской литературе»

Для студентов 1 курса социально-педагогического факультета (стационар) специальностей «Дошкольное образование. Практическая психология», «Дошкольное образование. Физическая культура», «Дошкольное образование. Английский язык» доц. Чумакевич Э.В.

Введение

Данный лекционный курс рассчитан на 10 часов самостоятельно-контролируемой работы студентов. Лекции в нем включены по разделам так, чтобы отразить творчество русских и зарубежных писателей, авторов, работавших в серебряном веке, представить жанр драматургии в детской литературе, которому критикой отводилось мало места в исследовательских работах, а также дать материал по межпредметным связям с возрастной психологией как самой близкой наукой по отношению к детской литературе и подробно изучаемой на факультете дошкольного образования. К текстам лекций дается библиография и блок вопросов для самоконтроля.

Русские писатели детям

ПРОИЗВЕДЕНИЯ А.С.ПУШКИНА В ВОСПРИЯТИИ ДОШКОЛЬНИКОВ

В программу воспитания и обучения в детском саду (русскоязычный вариант) входят лирика и сказки Пушкина. Как известно, Пушкин специально для детей ничего не писал. Но Белинский, стоявший у истоков формирования детской литературы, рекомендовал ввести (и впоследствии ввел) в детское чтение многие произведения великого поэта, такие, как «Зимний вечер», «Еще дуют холодные ветры...», пейзажные зарисовки из романа «Евгений Онегин», пролог к поэме «Руслан и Людмила» и сказки.

Белинский впервые определил детскую литературу как мышление в образах, как искусство слова и утверждал, что она способствует гармоничному интеллектуальному и эмоциональному развитию ребенка с первых лет его жизни. Позже, на основании этих заключений, ученые назвали главной отличительной чертой детской литературы органическое слияние искусства, педагогики и возрастной психологии. Белинский выдвинул ряд требований, которым должны были соответствовать произведения для детей. Это занимательность повествования, лиричность, динамичность сюжета, конкретность и зримость образов, а также простота, доступность и ясность языка, строгое соблюдение его грамматических норм. Произведения Пушкина полностью отвечают этим требованиям. Вместе с тем пушкинские творения обладают познавательным, воспитательным, эстетическим значением для детей, они способствуют развитию речи, образного мышления, чувства ритма, а также пополняют словарный запас ребенка.

Пейзажная лирика Пушкина мудра и светла. Природа описана во все времена года и суток. Поражает разнообразие и глубина оттенков, точность и доступность их передачи. Поэт изображает природу реалистически, в легко узнаваемых детьми образах. Он выбирает самые точные ее приметы:

Синея, блещут небеса, /Еще прозрачные, леса /Как будто пухом зеленеют.

(«Евгений Онегин»)

Дети получают глубоко поэтическое представление о родной природе, что способствует их патриотическому воспитанию. Много написано о цветовых эпитетах в лирике Пушкина. Автор-художник помогает детям воочию представить величественные картины природы. Достаточно вспомнить следующие строки:

Под голубыми небесами

Великолепными коврами,

Блестя на солнце, снег лежит;

Прозрачный лес один чернеет,

И ель сквозь иней зеленеет,

И речка подо льдом блестит.

(«Зимнее утро»)

Природа в лирике поэта одушевлена, что усиливает восприятие стихов детьми. Например, зима изображается волшебницей, проказницей, о ней говорится - «матушка-зима». В строках стихотворения сквозит теплота отношения и радость, которую обещают зимние забавы детей:

... И рады мы

Проказам матушки-зимы...

Особенно нравится детям отрывок из «Евгения Онегина»: «Зима! Крестьянин, торжествуя...». В нем Пушкин дает бытовые зарисовки зимних игр детей, упоминается шаловливый мальчик, его мама, собака. Герои стихотворения узнаваемы, дети ставят себя на место героя, не желающего уходить с улицы, несмотря на холод, радуются вместе с героем, сочувствуют ему, заморозившему пальчик. Пушкин, являясь величайшим мастером стиха, умел придать ему любой оттенок - грусти, смятения, тревоги, радости.

Дети дошкольного возраста — это, в основном, слушатели. Поэтому очень важным является умение читающего взрослого донести до них всю глубину и прелесть пушкинских стихов, правильно расставить акценты, самим прочувствовать и представить то, что они читают. Наибольшую пользу принесут стихи, если они будут прочитаны детям именно в ту пору года, о которой повествуется. В данном случае окружающая природа играет роль иллюстрации к реалиям жизни.

Сказки Пушкина появились в период наивысшего расцвета его таланта. Детей они привлекают прежде всего тем, что построены на фольклорной основе. Отсюда и народность сказок. Детям знаком принцип

построения народной сказки, поэтому пушкинские творения

воспринимаются ими легко и органично. Сюжет сказок занимателен, осложнен конфликтом, наполнен богатейшей фантастикой, герои так же, как и в народных сказках, резко разделены на добрых и злых, действие разворачивается динамично, без пространных описаний, не усваиваемых детьми. Стих сказок Пушкина подвижен, передает ритм движения жизни, действия:

Едет с грамотой гонец

И приехал наконец.

А ткачиха с поварихой,

Сватьей бабой Бабарихой

Обобрать его велят:

Допьяна гонца поят

И в суму его пустую

Суют грамоту другую.

(«Сказка о царе Салтане»)

С изумительным мастерством Пушкин, не теряя динамики изложения, вплетает в повествование картины пейзажа. Природа также изображается в движении:

Ветер весело шумит,

Судно весело бежит.

В синем небе звезды блещут,

В синем море волны плещут,

Туча по небу идет,

Бочка по морю плывет,

Ветер на море гуляет,

И кораблик подгоняет,

Он бежит себе в волнах

На раздутых парусах...

(«Сказка о царе Салтане»)

Пушкин обильно употребляет присущий народной сказке прием повтора. Дети в своей речи тоже постоянно пользуются повтором, иногда скандируя отдельные слова. Наиболее употребляемые в детской речи слова - глаголы, поскольку жизнь ребенка - движение, познавание мира через него. Сказки Пушкина также насыщены действием. Звукопись, которой гениально владел поэт, позволяет глубже вникнуть в смысл происходящего, ощутить цвет, запахи, услышать плеск волн:

Ты волна моя, волна,

Ты гульлива и вольна

Плещешь ты, куда захочешь,

Ты морские камни точишь...

А комар-то злится, злится...

В сказках Пушкина во множестве употребляются слова с уменьшительно-ласкательными суффиксами. С раннего возраста дети слышат речь взрослых, обращенную к ним, именно в такой форме.

...белочка при всех

Золотой грызет орех,

Изумрудец вынимает,

А скорлупку собирает...

Большое воспитательное значение сказок Пушкина очень важно в становлении личности ребенка. В них не стареющая мораль, глубокие нравственные законы изложены в доступной форме. Афористичные строки поэта легко запоминают дети.

Для более полноценного восприятия художественного слова воспитатель должен объяснить детям значение некоторых архаичных слов, вышедших из употребления. Но обычно дети не останавливают читающего вопросами. Их завораживает музыкальность стиха, а непонятные слова не мешают следить за ходом повествования. Детям очень нравится юмор в сказках, понятны им и просторечия, народная лексика, иногда данная поэтом в виде авторизованных пословиц и поговорок:

Но жена не рукавица -

С белой ручки не стряхнешь

Да за пояс не заткнешь...

Впредь тебе, невежа, наука:

Не садись не в свои сани!

Пушкинское творчество, вошедшее в детское чтение, - неотъемлемая часть детской литературы. Это великий образец, давший мощный толчок дальнейшему развитию детской книги. Чистота и радость, искренний, задушевный тон поэта, бьющая через край энергия благотворно воздействуют на формирующуюся душу ребенка. В.Г.Белинский писал:

«Никто, решительно никто из русских поэтов не стяжал себе такого неоспоримого права быть воспитателем и юных, и возмужалых, и даже старых... читателей, как Пушкин, потому что мы не знаем на Руси более нравственного, при великости таланта, поэта, как Пушкин».

Литература:

1. Белинский В.Г. Избранные филологические сочинения: В 2-х томах. Т. 2. М, 1948. С. 160.

  1. Сказки Пушкина в школе. / Сост. Коровина В.Я. М., 1972.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Назовите признаки, по которым сказки А.С.Пушкина вошли в детское чтение.

  2. Что давало автору использование элементов фольклора в сказочном творчестве?

  3. В чем эстетическая ценность лирики А.С.Пушкина?

  4. Каково значение творчества А.С.Пушкина в развитии детей?

Русские писатели серебряного века детям

ПОЭТИЧЕСКОЕ ТВОРЧЕСТВО САШИ ЧЕРНОГО ДЛЯ ДЕТЕЙ

Творчество русских писателей и поэтов, оказавшихся волей судеб в эмиграции, остаётся частью единого литературного процесса. Дело не только в том, что многие писатели и поэты эмиграции были известными творцами в дореволюционной России (как И.А. Бунин, А.Н. Толстой, А.М. Ремизов, А.И. Куприн, Н.А. Тэффи и мн. др.). Начиная писать уже на чужбине (В.В. Набоков, Г. Газданов, В. Смоленский, И. Елагин, Б. Поплавский и др.), они тем не менее осознавали себя носителями русской культуры, русского языка, через которые и познавали зарубежное общество и другие языки и культуры. Интересно, что чужбина вызывала не только жгучий интерес к себе, но и становилась катализатором патриотических эмоций. Точно так же в периоды кризисов общество начинает тяготеть к традиционным ценностям.

Среди писателей и поэтов первой волны эмиграции имя Саши Черного выделяется как имя творца, незаслуженно обойдённого вниманием исследователей. Его творчество многогранно, в нем представлена как проза, так и поэзия. Адресовался же он одновременно и к взрослым, и к детям.

Обращение к детской литературе для творчества Саши Черного периода эмиграции не было чем-то совершенно новым. Важно другое: Саша Черный воплотил свою любовь к Родине-России в своих "детских" произведениях. Для него утраченная Россия превратилась в прекрасные детские воспоминания, как для других Родина представала прежде всего в картинах родной природы (например, И.А. Бунина). Интонации "Лета Господня" И.С. Шмелева оказываются интимно близки строкам Саши Черного. Частный творческий опыт оказывается включён в контексты индивидуального творческого пути автора, развития отечественной поэзии начала XX века, "вех" и "глубин" русской эмиграции.

Произведения для детей Саши Черного, включённые им самим в сборник под названием "Детский остров", вышли в 1921 году в данцигском филиале берлинского издательства "Слово". Оно оказалось единственным прижизненным изданием. Основу сборника составили стихотворения, до того времени не появлявшиеся в печати. Кроме того, в состав книги включены все стихи Саши Черного, опубликованные до его отъезда за границу, и целиком сборник для детей "Тук-тук", изданный в 1913 году издательством И.Д. Сытина.

В монографическом исследовании Л.А. Евстигнеевой "Журнал "Сатирикон" и поэты-сатириконцы" автор приходит к выводу, что период "Сатирикона" следует считать самым плодотворным и характерным для Саши Черного. Книга "Детский остров" реализует "давнишнее его желание отмежеваться от всяких политических программ и направлений и жить Робинзоном на тихом необитаемом острове... "Робинзонство" стало одной из самых характерных черт последнего периода творчества Саши Черного" [5. С. 201]. Это сказалось, в частности, в настойчивом обращении поэта к детской тематике. Он активно сотрудничал в журнале "Зеленая палочка", который выходил в Париже в 1920-1921 гг. при участии А.И. Куприна, И.А. Бунина, А.Н. Толстого и др. В книге "Детский остров" Саша Черный «спрятался на время на детский остров и сам стал ребенком, ребенком, который и прост и ясен, и не умеет еще болеть взрослыми болями" [5. С. 202]. Такой подход не объясняет глубины "детского" в личности писателя, с другой же стороны, он принижает значение его послереволюционного творчества. В конце 1990-х годов становится понятно, почему у многих исследователей, в том числе Л.А. Евстигнеевой, проявлено такое отношение к творчеству после Октябрьской революции тех писателей, которые оказались в эмиграции. Налицо социальный заказ: лучшее у этих творцов осталось позади, - в "царском", хотя и ненавистном периоде.

Специфика творчества Саши Черного, к сожалению, не так часто становилась предметом внимания литературоведов. Эта специфика, как справедливо замечено В. Александровым, заключается в сохранении писателем "детского, открытого" взгляда на мир. Именно с этих позиций возможно адекватное прочтение текстов Саши Черного. К сожалению, сборник "Детский остров" Саши Черного не нашёл достойного отражения в литературоведческих исследованиях. Авторы, писавшие о поэте, называют сборник "Детский остров" "продолжением дореволюционного творчества" (Л.А. Евстигнеева), собранием уже давно подготовленных текстов, лишь почти случайно нашедших своего издателя в 1921 году (Н. Станюкович). Не произведены сравнительные исследования творчества Саши Черного периода после Октябрьской революции и творчества его современников - детских писателей и поэтов Советской России (А. Введенский, Д. Хармс и др.).

Рассматривая многолетний творческий путь Саши Черного, пришедшийся на переломные исторические моменты и инициированную ими систему художественных приоритетов писателя, целесообразно обращение к сравнительно-историческому методу. Последний совмещается с биографическим методом. Природа "детского восприятия - игрового в своей сути - породила специфическую область детской литературы - поэзию игрового типа, игрового характера". Необходимость "веселой" детской книги в читательском развитии детей - вещь достаточно очевидная [12]. Но становление ее в русской детской литературе XX века шло далеко не просто и не гладко, см. [2. С. 119-140]. Широко известны имена К. Чуковского, С. Маршака, А. Барто, Б. Заходера и др.

Внимание писателя к языковым формам детского восприятия жизни является главным отличительным признаком его произведений. В духовном развитии человека, только вступающего в мир, художественное слово имеет гораздо больший вес, нежели в жизни человека уже сформировавшегося, ибо оно для него не просто один из важнейших возможных путей познания мира, но способ этого познания, точка зрения на мир. И от того, каким образом слово войдет в сознание ребенка, во многом будет зависеть его целостное миропонимание и мировидение. Тем не менее детских по своей сути книг, детской литературы как таковой всегда казалось мало. Это обстоятельство осмысливалось руководящими органами как "неблагополучие по линии веселой детской книжки", что отмечал, например, А.В. Луначарский еще в 1931 г. Действительно, круг имён по-настоящему значимых в этой области никогда не был слишком велик. В 1910-1920-е годы в детскую литературу вошел целый ряд писателей и поэтов, которые основали так называемую "советскую" детскую литературу. Это уже названные К. Чуковский, С. Маршак, Д. Хармс, А. Введенский, в какой-то степени К. Вагинов. Не чужды детской тематике были В. Маяковский, Н. Заболоцкий, А. Платонов.

Тонкое эстетическое чутье, данное ребенку почти изначально и развитое знакомство с фольклором и реалистической прозой, позволяет ему балансировать на сложной грани полуреальности-полувымысла, что и составляет главный закон художественного образа и детской игры. Наиболее целесообразно было бы принять универсальную концепцию, высказанную некогда знаменитым поэтом Николаем Гумилевым. "Саша Черный избрал благую часть - презрение, - писал он. - Но у него достаточно вкуса, чтобы заменять иногда брезгливую улыбку улыбкой благосклонной и даже добродушной" [4. С. 102].

Для понимания Саши Черного важно обнаружить внутреннее взаимодействие частного эмоционального настроя отдельно взятого стихотворения с системой лирического "Я", определяющего, в свою очередь, такое сложное понятие, как лейтмотив и концептуальная парадигма. Более того, можно предположить, что лейтмотив сравним с устойчивой волной "лирического настроения автора", длящейся многие годы и непосредственно связанной с биографией последнего. Его формула ─ тяготение взаимоисключающих друг друга поэтических концептов. Целесообразнее видеть в относительно немногих, но создававшихся на протяжении всей жизни действительно "лирических" стихотворных опытах Черного лишь попытку примирить созданную им (или активно навязанную и востребованную социальной общественностью) маску циничного, "глумовского типа" героя, с внутренним поэтическим "Я". Внутренне по своему психологическому складу ориентированный на положительные оценочные конструкции, поэт практически остается надолго лишенным элементарных человеческих условий (от безрадостного детства с его бесконечными побоями - к уголовным преследованиям и полной потере родины). Поэтический и психологический выход из нравственного тупика, преодоление ситуации развивается по двум направлениям. С одной стороны, это нарочитое издевательство над миром, в котором "нет" места мечте, создание таких пошлых и гипертрофированных образов, в общем-то обычной, нормальной повседневной жизни, что невольно читатель задумывается о "радикальном" исходе:

Отец табак свой докрошил,

Вздохнул, одернул вниз жилетку:

Был суд и справедлив и прост:

Шесть порционных лоз меньшому,

Двенадцать - среднему. А мне...

Мне полных двадцать, как "большому".

"Несправедливость".

Положительный противовес, оставаясь в области материально не проявленного, имплицитно существует в самых мрачных строках как единственно возможное решение, то задавая подлинный, глубинный тон лейтмотиву "Родина", то выстраивая концепт "настоящего детства". Можно предполагать и наличие положительного лирического "Я" в таких "зашифрованных" текстах, если не воспринимать их именно как "прикрытые". В таком случае происходит своеобразное распределение лирических героев. Автор надевает маску "темного обывателя и негодяя", предоставляя возмущенному читателю стать "положительным" лирическим двойником. Очевидно, что сатирический поэт оценивает "со стороны" силу своего стиха, эмоции им вызываемые, а, значит, лишь делает своеобразный перенос собственного акцента, голоса своего лирического "Я", зеркально отображаясь в читателе. Другой же аспект творчества по принципу "от противного" заключается в создании иллюзорного мира мечты (эксплицитный вариант концепта "настоящее детство"), где есть именно то самое, чего был лишен маленький гимназист Гликберг.

На резной берлинской этажерке

У окна чужих сокровищ ряд:

Сладкий гном в фарфоровой пещерке,

Экипаж с семейством поросят

Мопс из ваты...

"Игрушки".

Юный Александр Гликберг с самого раннего детства был свидетелем мрачной изнанки существования. Внутренне тяготеющий к твердой житейской и семейной основе человек стал вынужденным "странником" своей малой родины - семьи, проживавшей в большой, но уездной и местечковой по духу Одессе. Хотя отец Саши и состоял агентом крупной фирмы, а мать была постоянно рядом, мальчик практически не знал детства. "Никто не дарил ему игрушек, а если он приспосабливал для игры какую-нибудь вещь в доме - следовала расправа..." Герой стихотворения "Карточный домик", как и сам автор, играет чем придется - он занят найденными у взрослых картами.

Начинается постройка!

Не смеяться, не дышать...

Двери - двойки, сени - тройки...

"Карточный домик".

Детская игра также непрочна и призрачна, как домик из игральных карт:

Ах!

Зашатался на углах,

Перегнулся, пошатнулся,

И на скатерть кувырком, -

Вот так дом...

"Карточный домик".

Мать, больную истеричную женщину, дети раздражали: "Когда отец возвращался, она жаловалась на детей, и тот, не входя в разбирательство, их наказывал" [8. С. 395]. Но перебирающий засаленные карты "гимназистик", у которого в кошельке "только пятак", на который "воробья и то не купишь", бывает, временами, и мечтает, как обычные дети:

Гимназистик на трубе

Жадно выпучил гляделки.

Все бы он унес к себе

От малиновки до белки!

"На трубе".

Но лирический герой - "альтер эго" поэта - даже в самых светлых стихах Черного всегда задумчив и не по-детски серьезен. На маленького Сашу глубокое впечатление произвели не по-детски тяжелые испытания. Это всегда маленький взрослый человек, "глава семейства", хотя бы даже и кукольного:

У бедной куколки грипп:

Всыплю сквозь дырку в висок

Сухой порошок:

Хинин-

Аспирин-

Антикуклин.

Где наш термометр?

Заперт в буфете.

Поставлю барометр...



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Курс лекций по общей хирургии в. И. Малярчук, Ю. Ф. Пауткин

    Курс лекций
    Успехи, достигнутые хирургией сегодняшнего дня, были бы невозможны, если бы в свое время не были разработаны приемы борьбы с микроорганизмами, вызывающими развитие тяжелейших гнойных процессов в ране.
  2. Курс лекций по русскому народному поэтическому творчеству для студентов факультета русского языка, литературы и иностранных языков по специальности «филолог» Преподаватель даниелян э. С

    Курс лекций
    На протяжении веков русский народ создавал и продолжает творить богатейшую устную поэзию. В науке для обозначения народного творчества существует несколько названий.
  3. Курс лекций по политологии тема 1

    Курс лекций
    Особенно актуальна он для нашей страны, переживающих период радикальных преобразований во всех сферах общественной жизни, трансформации самой общественно-политической системы.
  4. Курс лекций по экономике для студентов неэкономических специальностей (с заданиями для самостоятельной работы студентов)

    Курс лекций
    Экономическую деятельность осуществляют не просто члены об­щества, но экономические агенты, к которым относятся не только рядовые работники во всех сферах национального хозяйства, но и менеджеры, банкиры, владельцы домов и квартир,
  5. Курс лекций по литературе XVIII века для студентов факультета русского языка, литературы и иностранных языков по специальности «филолог» Преподаватель Атаджанян И. А

    Курс лекций
    Определяющим этапом в жизни русского народа и в его литературе в XVIII веке оказался период петровских преобразований, когда перед лицом европейских стран появилась «Единая, однородная, молодая, быстро возвышающаяся Россия, почти

Другие похожие документы..