Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Доклад'
По материалам доклада на пленарном заседании студенческого научного кружка при кафедре анатомии человека Смоленской государственной медицинской академ...полностью>>
'Документ'
Определитесь, какую стиральную машину, с сушкой или без сушки, вы хотите приобрести. Стирально-сушильные машины, как правило, имеют фронтальную загруз...полностью>>
'Программа'
Программа развития средней общеобразовательной школы № 4 на 2011 – 2015 годы представляет собой долгосрочный нормативно – управленческий документ, ха...полностью>>
'Документ'
В статье проведен анализ базовых идеализаций различных вариантов экономических теорий применительно к описанию северных региональных экономических си...полностью>>

В. В. Нагаев основы судебно-психологической

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

В. В. НАГАЕВ

ОСНОВЫ

СУДЕБНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ

ЭКСПЕРТИЗЫ

Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальностям «Психология» и «Юриспруденция»

юн и т и

UNITY

Закон и право • Москва • 2000

ББК 88.4я73

Н16

Рецензенты:

кафедра психологии и педагогики Юридического института МВД Российской Федерации (нач. кафедры д-р юрид. наук, проф. Ю.В. Наумкш) и зав. кафедрой общей и юридической психологии Калужского государственного педагогического университета им. К.Э. Циолковского доц. В.Ф. Енгшычев

Нагаев В.В.

Н16 Основы судебно-психологической экспертизы: Учеб. пособие для вузов. - М.: ЮНИТИ-ДАНА,

Закон и право,

2000. - 333 с.

ISBN 5-238-00145-2.

Рассматриваются формы использования специальных психологиче­ских знаний, виды судебно-психологических экспертиз (СПЭ) по месту и условиям проведения, по процессуальному положению подэкспертных, освещаются методология и частные методики проведения СПЭ, различ­ные аспекты организации судебно-психологической и судебно-психиатрической диагностики, особенности экспертизы в конкретных областях права.

Особое внимание уделено СПЭ несовершеннолетних, расследованию случаев сексуального насилия и правильной их квалификации.

Для студентов и слушателей юридических вузов и факультетов, спе­циалистов-практиков, экспертов в области гражданского, уголовного и административного права.

ББК 88.4я73

ISBN 5-238-00145-2



Предисловие

В настоящее время трудно себе представить высококвалифициро­ванное расследование, разбирательство в суде или в другом компетент­ном органе без привлечения знаний психологии. Вместе с тем пока относительно разработанными можно считать лишь несколько направ­лений использования таких знаний. Они находят непосредственное применение в основах профессиограмм работников юридических про­фессий; в оперативно-розыскной, следственной и судебной деятельно­сти; частично — в перевоспитании лиц, совершивших преступления, и опосредованное — через экспертизы, консультации, участие специали­ста-психолога в юрисдикции.

Однако надо отметить, что хотя подготовленность юристов в облас­ти психологии бесспорно возрастает, все же она отстает от потребности в использовании психологических знаний в уголовном и гражданском процессах. К тому же следует иметь в виду, что высокая профессио­нальная подготовленность одного человека одновременно в двух слож­ных самостоятельных и чрезвычайно объемных по информативности сферах — психологии и юриспруденции — практически невозможна, да в этом и нет необходимости, поскольку согласно законодательству можно, если требуется, привлекать специалистов, обладающих профес­сиональными знаниями в определенной области.

При расследовании и рассмотрении уголовного дела в суде могут возникнуть вопросы, разрешение которых в силу их узкой специализа­ции и неправового характера может оказаться не под силу следователю и суду. В таких случаях привлекаются другие участники уголовного процесса — лица, обладающие знаниями, достаточными для квалифи­цированного решения возникшей проблемы, а именно - эксперты.

Современная теория уголовного процесса под экспертизой понима­ет деятельность, направленную на получение достоверных фактических данных, имеющих правовое значение для решения дела, полученных с ис­пользованием специальных познаний в науке, технике, искусстве и ремесле. В качестве эксперта может выступать любое лицо, обладающее необхо­димыми познаниями для дачи заключения (ст. 78 УПК РСФСР).

Психологические познания - это познания в области психологии, сле­довательно, в данном случае речь идет о специальных познаниях в науке. Профессиональными знаниями теории и методологии психологии, прак­тическими навыками и умением проведения психологических исследова­ний обладает только психолог, имеющий высшее психологическое образование и работающий по своей специальности. Однако, поскольку пси­хология как наука имеет большое число специализаций, возникает впол­не закономерный вопрос: может ли лицо, не имеющее дополнительной подготовки по судебной психологии, а соответственно и опыта эксперт­ной работы, относиться к лицам, обладающим необходимыми психоло­гическими познаниями для дачи экспертного заключения?

Это очень важное обстоятельство для лиц, назначающих эксперти­зу, так как в нормативных документах вопрос о критериях компетент­ности при производстве экспертиз не оговаривается. Следует, пожалуй, согласиться с мнением Ф.С. Сафуанова, полагающего, что лица, не являющиеся сотрудниками специализированных экспертных учрежде­ний, могут проводить судебно-психологические экспертизы только в исключительных случаях. При этом обязательно должны учитываться их образование, специализация, стаж работы, опыт экспертной дея­тельности, наличие ученой степени и другие качества.

С начала 70-х годов, когда активно стала развиваться судебно-психологическая экспертиза как разновидность экспертного исследова­ния, в научной литературе не умолкают споры относительно предмета данной экспертизы. Это объясняется тем, что пока до конца не проана­лизирована проблема профессионального приложения знаний специа­листа-психолога в рамках экспертизы.

В современной науке и правоприменительной практике сложилось определенное понимание данного вопроса, которое заключается в сле­дующем. Психическая деятельность человека отражает объективную реальность. Однако в силу ряда причин (возраст, состояние здоровья) этот процесс может проистекать с различными отклонениями. Для осуществления правосудия очень важно знать характер и степень по­добных отклонений у лиц, чьи показания используются в качестве ис­точников доказательств в уголовном судопроизводстве и в связи с этим требуют критической оценки и определения уровня их истинности.

Таким образом, предметом судебно-психологического исследования являются вопросы о деятельности лиц, индивидуальные психологиче­ские свойства которых не выходят за пределы нормы (особенности вос­приятия определенных явлений в данных условиях, способность адек­ватно их оценивать, особенности реагирования на экстремальные си­туации и т. п.).

Потребность в использовании психологических знаний в различных областях практики обусловила развитие прикладных отраслей психо­логии, каждая из которых изучает психику человека в конкретных усло­виях его жизни и деятельности. Психологические знания используются тогда, когда работник юриспруденции привлекает сведущее в психоло­гии лицо, которое проводит профессиональное психологическое иссле­дование указанных органом дознания, следователем, прокурором, адво­катом, судьей, судом объектов, дает им оценку, предоставляет обоб­щенное знание об этих объектах юристу, который затем использует полученные сведения в процессе разбирательства уголовного, граждан­ского или административного дела.

В связи с актуальными требованиями времени остро встает вопрос о создании в кратчайшие сроки действенной практической психологии, способной надежно диагностировать психологические качества людей, прогнозировать их поведение и при необходимости управлять ими на основе широкого внедрения в практику фундаментальных научных дос­тижений. Имеется настоятельная потребность и в полном, достаточно глубоком анализе не только объективных, но и субъективных обстоя­тельств противоправного человеческого поведения. Поэтому психология все чаще получает «заказы» на специальные знания, необходимые для решения проблем и общего, и индивидуального характера.

Применение психологических знаний способствует правильному решению задач раскрытия и расследования преступлений и перевоспи­тания лиц, совершивших преступления. Судебно-психологические зна­ния в правоохранительной деятельности используются по-разному и в первую очередь непосредственно работниками органов предваритель­ного следствия, обеспечивая правильную диагностику личности, инди­видуальный подход к человеку, выбор и применение адекватных ситуа­циям тактических приемов и решений.

Экспертное разрешение психологических вопросов, возникающих в следственной и судебной практике, предъявляет к эксперту-психологу много дополнительных требований: знания процессуального закона в части проведения процедуры экспертного исследования, специфиче­ских условий предварительного следствия и судебного разбирательства. Все это обязывает прокурорско-следственных работников оказывать организационно-практическую помощь институту психологической экспертизы.

Невозможность получения необходимой информации или точного ответа должна быть обоснована. Если однозначный ответ невозможен, то он может быть и вероятностным.

Подготовка высококвалифицированных юридических кадров тре­бует изучения студентами-юристами основ судебно-психологической экспертизы (СПЭ) как в уголовном, так и в гражданском судопроиз­водстве. Курс юридической психологии позволяет студентам усвоить общие основы психологии и на этой основе — специальные проблемы судебно-психологических экспертиз, специфику проявления законо­мерностей психической деятельности в различных сферах юридиче­ской практики.

1. История становления судебно-психологической экспертизы

Судебно-психологическая экспертиза как вид самостоятель­ного экспертного исследования прошла в своем развитии слож­ный путь: от попыток адаптировать к нуждам юридической дей­ствительности данные экспериментальной психологии до созда­ния (примерно после 1960 г.) собственной теории судебно-психологической экспертизы. Этот процесс, тесно связанный с развитием общей и экспериментальной психологии, продолжа­ется и по сегодняшний день.

В предыстории судебно-психологической экспертизы как обособленной области научного знания можно выделить сле­дующие этапы.

Начало — середина XIX в. Психология как самостоятельная ветвь научного знания, как наука еще не обособилась, однако развитие психологических учений, стремление использовать их в практической деятельности привели к первым попыткам поиска взаимосвязи между психологией и юриспруденцией. Так, в пер­вой половине XIX в. приобрел известность трактат швейцар­ского писателя И. Лафатера по физиогномике (конец VIII в.), в котором автор выразил стремление определить «внутреннее по внешнему» (психическое состояние и психический тип человека по анатомическим особенностям строения лица).

В это же время австрийский врач и анатом Ф. Галль заложил основы так называемой френологии. Он разработал своеобразную карту мозга, на которой каждой способности человека соответст­вовал определенный участок. Поскольку, по мнению Ф. Галля, развитие отдельных участков коры головного мозга влияет на форму черепа, то изучение поверхности последнего позволяет ди­агностировать способности личности. Были и другие попытки отыскать звенья, связывающие юриспруденцию и психологию. Своеобразным итогом подобных попыток явилась известная тео­рия «преступного человека», созданная итальянским психиатром и криминалистом Ч. Ломброзо (1835—1909 гг.). И хотя большин­ство подобных учений не выдержало испытания на научность, все они имели позитивное значение, стимулируя развитие психологии.

Вторая половина XIX в. В этот период психология превраща­ется в научную отрасль знания, чему способствовали соответст­вующие направления исследований в области физиологии и фи­лософии. Так, немецкий ученый Г. Гельмгольц, чьи работы со­ставили основу современной физиологии органов чувств, впер­вые попытался преодолеть разрыв между сенсорными (чувствен­ными) и интеллектуальными компонентами познавательного процесса. Идеи его психофизиологии содействовали разработке ряда собственно психологических категорий, формированию психологии как науки.

На данном этапе судебно-психологическая экспертиза рас­сматривалась как часть психиатрического исследования, или как особый инструментарий в судебно-психиатрической экспертизе (в связи с частичным совпадением предмета психологии и пси­хиатрии и недостаточной самостоятельностью психологии на определенном этапе ее развития), или как специфическое педа­гогическое исследование.

Формируясь в самостоятельную отрасль знания, психология развивалась как экспериментальная наука. В тот период впервые стали говорить о судебной психологии. В России в ее становле­ние большой вклад внесли работы Д. Дриля «Психофизические типы в их соотношении с преступностью и ее разновидностями (частная психология преступности)», «Преступность и преступ­ники (уголовно-психологические этюды)».

По мнению ученых, занимающихся историей психологии, в начале 70-х годов XIX в. сложились условия для обретения пси­хологией независимости.

Конец XIX — начало XX в. Психология выделяется в само­стоятельную отрасль научного знания. Это произошло, с одной стороны, благодаря внедрению в психологию эксперимента, а с другой — в результате того, что данное обстоятельство послужи­ло импульсом для развития экспериментальной психологии, да­ло толчок новым (на ином качественном уровне) попыткам ис­пользовать достижения психологических исследований в юриди­ческой (в том числе судебной) практике. Именно к этому вре­мени можно отнести первые опыты собственно судебно-психологической экспертизы, которые были предприняты в за­падноевропейских странах учеными К. Марбе, В. Штерном, Ж. Варендонком, А. Бине.

Заключения судебно-психологической экспертизы становят­ся самостоятельным источником доказательств на рубеже XIX— XX вв. Ее теоретические основы разрабатывались видными уче-

ными: в Германии — В. Штерном, Г. Гроссом, в Италии — Э. Ферри и Р. Гаррофало, в России — Л.Е. Владимировым, А.У. Фрезе, В.М. Бехтеревым и др. В это время появляется ряд работ, где затрагиваются вопросы, связанные с судебно-психологической экспертизой. Это труды К. Марбе «Психолог как эксперт в уголовном и гражданских делах», Р. Куве «Психо­техника на службе железных дорог», В. Штерна «Показания юных свидетелей по делам о половых преступлениях» и «Психо­логические методы испытания умственной одаренности», Г. Гросса «Криминальная психология» и т. д.

Из истории становления судебно-психологической экспертизы в России. В России эмпирическая психология получает свой ста­тус с 1885 г. Первая работа, посвященная судебно-психологическому экспериментальному исследованию, принад­лежит В.М. Бехтереву (1902 г.) [2]. По инициативе его и Д. Дриля в России создается Психоневрологический институт (1907 г.), где впервые читается курс судебно-психологической экспертизы. Российские исследователи активно изучают зару­бежный опыт проведения судебно-психологических экспертиз. Наиболее полный анализ первых опытов судебно-психологи­ческой экспертизы был проведен А.Е. Брусиловским в работе «Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы», изданной в Харькове в 1929 г.

В это время в России наблюдался мощный всплеск интереса к экспериментальной психологии и к психологической экспер­тизе в частности. Основное внимание уделялось изучению и анализу психики подозреваемых, обвиняемых, свидетелей. Уче­ные стремились разработать такие методики, которые позволили бы им добытый при экспертном исследовании психологический материал соотнести с юридически значимыми категориями (на­пример, определенное психологическое состояние или качество психических процессов с категорией вменяемости или невме­няемости подозреваемого либо обвиняемого). При этом учены­ми действительно был обнаружен ряд интересных психологиче­ских явлений. Если говорить о наиболее распространенном виде судебно-психологической экспертизы, то таковым стала провер­ка достоверности показаний (особое внимание уделялось свиде­тельским показаниям, а также показаниям несовершеннолетних участников уголовного процесса).

Одновременно получили развитие исследования проблемы судебной психологии (особенностей психологии различных уча­стников процесса, специфики психологической ситуации — самого судебного процесса). В России в начале XX в. этим зани­мались Л.Е. Владимиров, Л.Д. Киселев, О.Б. Гольдовский, В.К. Случевский, А.П. Боктунов и др.

Появились научно-практические работы по судебно-психологической экспертизе: М.М. Гродзинского «Единообразие ошибок в свидетельских показаниях», Я.А. Кантаровича «Психо­логия свидетельских показаний», А.Р. Лурия «Психология в оп­ределении следов преступления», Г.И. Волкова «Уголовное пра­во и рефлексология», В.А. Внукова и А.Е. Брусиловского «Пси­хология и психопатология свидетельских показаний малолетних и несовершеннолетних» и др. В этих работах обосновывались методика и техника проведения судебно-психологических экс­пертиз по поводу свидетельских показаний, личности и психо­логии обвиняемого.

Особый практический интерес представляли психологиче­ские исследования свидетельских показаний (в России этот вид доказательств стал развиваться после судебной реформы 1864 г.). С этим институтом связывали перспективы развития судебно-психологической экспертизы.

В 1925 г. в нашей стране впервые в мире был создан Госу­дарственный институт по изучению преступности и преступни­ка, который в течение первых пяти лет своего существования опубликовал множество работ по юридической психологии и психологической экспертизе. Специальные кабинеты по изуче­нию личности преступника и преступности были организованы в Москве, Ленинграде, Саратове, Киеве, Харькове, Минске, Ба­ку и в других городах.

В тот период велись работы и в области исследования пси­хологии свидетельских показаний, проведения психологиче­ской экспертизы и по другим проблемам. Интенсивные иссле­дования проводились психологом А.Р. Лурия в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Мос­ковской губернской прокуратуре. Изучались возможности применения методов экспериментальной психологии для рас­следования преступлений и расширения проведения психоло­гических экспертиз.

Отдельные исследователи видели цель судебно-психологи­ческой экспертизы личности в установлении наличия умысла, неосторожности или несчастного случая, а также мотивов дея­ния, социолого-психологического содержания социальной опас­ности личности. Здесь очевидна подмена деятельности юриста по установлению обстоятельств дела и особенностей личности психологическим исследованием.

В 1928—1929 гг. было проведено широкое обсуждение мето­дологических ошибок при исследовании личности преступника и причин преступности. Резкая критика этих ошибок привела к их устранению, одновременно были прекращены исследования по некоторым темам юридической психологии, в том числе по психологической экспертизе. Дальнейшее успешное развитие судебно-психологической экспертизы оказалось невозможным. С конца 20-х годов XX в. прекратили существование многочис­ленные лаборатории и бюро судебно-психологических экспер­тиз, многие видные юристы объявили экспертизу персоной non grata, считая недопустимым ее использование в судебной прак­тике как ненаучного, субъективного подхода (подобные выска­зывания можно найти у Р.Д. Рахунова [42, с.148], М.С. Строговича [55, с. 148], П.Ф. Пашкевича [39, с. 56-57]).

Следующий этап развития судебно-психологической экспер­тизы приходится на 60-е годы. В 1965—1966 гг. началось чтение специальных курсов юридической и судебной психологии в юридических вузах Москвы, Ленинграда, Минска и некоторых других городов. В 1966 г. Министерством высшего и среднего образования СССР был проведен всесоюзный семинар по во­просам преподавания юридической психологии и основным проблемам этой науки.

Психологическая экспертиза в то время переживала свое вто­рое рождение, но на качественно ином уровне, подготовленном предшествующим развитием общей психологии, накопленным теоретическим и практическим опытом. Пожалуй, первым среди юристов признал необходимость использования судебно-психологической экспертизы Г.М. Миньковский в 1959 г. в связи с делами о преступлениях несовершеннолетних. Освоение дан­ного вида экспертизы в уголовном процессе идет по нарастаю­щей; заключение эксперта-психолога становится полноправным доказательным средством. Были сформированы основы теории судебно-психологической экспертизы, создан ее понятийный ап­парат, большое значение придавалось разработке частных предме­тов экспертизы, конкретных психологических методик.

Судебно-психологическая экспертиза получает и официаль­ное признание. Верховный Суд СССР в 1968 г. подтвердил целе­сообразность привлечения к участию в судебном процессе (по делам о преступлениях несовершеннолетних) специалиста в об­ласти психологии в качестве эксперта для определения способ­ности несовершеннолетних, имеющих признаки умственной от­сталости, полностью сознавать значение своих действий и руководить ими. В 1978 г. на совместном заседании методического совета Прокуратуры СССР, научно-консультативного совета при Верховном Суде СССР и ученого совета Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения пре­ступности обсуждался доклад известного ученого А. Р. Ратинова «О состоянии и перспективах судебно-психологической экспер­тизы». Наконец, в 1980 г. в Прокуратуре СССР было разработа­но и принято методическое письмо под названием: «Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы». Оно сыг­рало (в известной степени) роль нормативной базы для более активного внедрения этого вида экспертного исследования в сферу уголовного процесса. Проблемам судебно-психологичес­кой экспертизы по уголовным делам посвящены многочислен­ные статьи психологов и юристов. Имеется ряд монографий, среди которых можно выделить работы А.Р. Ратинова, М.М. Ко-ченова, И.А. Кудрявцева, Н.Н. Станишевской.

Вместе с тем в гражданском процессе психологическая экс­пертиза недооценивается и используется недостаточно. Единич­ные публикации на эту тему появились в 80-е годы (авторы:

В.Л. Чертков, М.В. Костицкий, Т.В. Сахнова). Что касается практики, то некоторый опыт проведения данной экспертизы только накапливается (к примеру, по брачно-семейным делам). Т.В. Сахнова рассматривает типичный бракоразводный процесс следующим образом. Материально вполне благополучные люди, решившие расстаться, — не такая уж редкая, к сожалению, си­туация, но для ребенка, которому предстоит выбрать, с кем из родителей ему жить дальше, она часто приобретает драматиче­ский характер.

И здесь даже опытные судьи порой испытывают затрудне­ния, которые не всегда преодолимы традиционными средствами доказывания, объяснениями сторон, показаниями свидетелей.

Проживание с кем из родителей будет в большей степени соответствовать интересам ребенка? Каковы мотивы, приведшие супругов к распаду семьи? Кто из супругов наилучшим образом сможет воспитать ребенка? Решение этих и других вопросов, ответы на которые должны быть даны в ходе судебного разбира­тельства, требует не только всесторонней профессиональной подготовки, жизненного опыта, но и использования психологи­ческих знаний.

Суд далеко не всегда располагает сведениями о важных для дела фактах, сообщаемыми теми или иными лицами и адекватно отражающими реальную действительность. Это объясняется различными причинами и нередко объективными (например, осо­бенностями условий восприятия и личностными свойствами субъекта, психологической спецификой поведенческой ситуации в целом). Выявление таких причин необычайно важно для дос­тижения объективной истины. Более того, существует ряд пси­хологических факторов, знание которых необходимо для верной правовой оценки предмета судебного разбирательства. И для установления подобных обстоятельств зачастую требуются спе­циальные познания в области психологии. Ими владеют лица, производящие психологическую экспертизу.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Текст взят с психологического сайта (44)

    Закон
    Приступая к работе над этой книгой, мы немало времени потратили на размышления о том, как ее назвать. Хотелось дать ей выверенное, семантически правильное, емкое название, точно отражающее содержание.
  2. Методические рекомендации Шипшин С. С., заведующий отде­лом судебно-психологической экспертизы Южного регионального центра судебной экс­пертизы Минюста России, кандидат психологических наук, доцент

    Методические рекомендации
    Проблема использования данных психологии в уголовном процессе является актуальной, поскольку решение задачи установления виновно­сти привлекаемого к ответственности лица невыполнима без исследова­ния его личности, мотивов противоправного
  3. Конституции Российской Федерации закрепляется гарантия государственной защиты прав и свобод человека и гражданина. Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений власти охраняются закон

    Закон
    С принятием в 1993 г. Конституции Российской Федерации защита личности стала приоритетным направлением в деятельности государства и его органов. В Конституции Российской Федерации закрепляется гарантия государственной защиты прав
  4. Н. Н. Криминалистическая психология Издательства: Юнити-Дана, Закон

    Закон
    Приступая к работе над этой книгой, мы немало времени потратили на размышления о том, как ее назвать. Хотелось дать ей выверенное, семантически правильное, емкое название, точно отражающее содержание.
  5. Общая характеристика половых преступлений против несовершеннолетних

    Документ
    Половые преступления-один из опасных видов криминальных посягательств на личность, направленных на специфический объект уголовно-правовой охраны-половую свободу и половую неприкосновенность личности,-и во многом обусловленным негативными

Другие похожие документы..