Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа-минимум'
В основу настоящей программы положены вузовские дисциплины: кормление сельскохозяйственных животных и технология кормов; методика опытного дела в живо...полностью>>
'Лекция'
Организация производства (ОП) должна постоянно адаптироваться к меняющимся экономическим условиям, быть ориентированной на снижение издержек производ...полностью>>
'Литература'
Поразительно сложилась судьба замечательной шведской писательницы Сельмы Оттилии Лувисы Лагерлёф (1858 - 1940), самой знаменитой женщины Швеции конца...полностью>>
'Лекции'
2. Проф. А.Н.Кришталь (ГАО НАНУ) Краткосрочный прогноз вспышки в активной области Солнца : о возможных хромосферных предвестниках. 3. Проф. А.Е. Леви...полностью>>

Неволи

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ПоЛЁТ

ИЗ ФАШИСТСКОЙ

НЕВОЛИ...

Сборник

Кропоткин

2010

УДК 94. (470.345)

ББК 63. 3(0) 62

П 49

Рецензенты:

доктор педагогических наук, профессор Стуканов А.П.

доктор исторических наук, профессор Иванов А.Г.

П 49 Полёт из фашистской неволи... Сборник. Изд. второе, дополненное /Автор-составитель Н.В. Харин. – Кропоткин; Ставрополь: Альфа Принт, 2010. – 256 с.: иллюстрации. Тираж 10000 экз.

Приложения к книге: диски с документальными фильмами.

Выпуск книги и дисков осуществлён компанией «СМиК» (Кропоткин) в рамках проекта «АЛЛЕЯ РОССИЙСКОЙ СЛАВЫ». Материалы выпуска рекомендованы Армавирским филиалом ГОУ Краснодарского краевого института дополнительного профессионального педагогического образования для использования учителями и преподавателями при изучении истории Великой Отечественной войны.

Сборник «Полёт из фашистской неволи...» посвящен всемирно известному побегу советских пленников 8 февраля 1945 года на фашистском бомбардировщике из секретного германского объекта на острове Узедом. Пилотировал самолёт М.П. Девятаев, а в «экипаже» было ещё девять узников концлагеря. Идея создания сборника – это во многом итог переписки с И.С. Бурнайкиным, Заслуженным работником культуры Республики Мордовия, научным сотрудником «Мемориального музея, военного и трудового подвига 1941-1945 гг.» (г. Саранск).

В сборнике, составленном из архивных документов, воспоминаний и интервью участников событий, их родственников и друзей, фрагментов из документально-художественных изданий, сделана попытка рассказать о судьбах всех десяти участников исторического полёта на самолёте «Хейнкель-111». Планируется установить памятные знаки в родных местах воинов, совершивших этот подвиг.

В год 65-летия Великой ПОБЕДЫ факты из книги и фильма могут стать основой для бесед старших с молодежью о невиданных человеческих потерях военных лет, а для молодых – убедительным примером мужества и героизма людей.

УДК 94. (470.345)

ББК 63. 3(0) 62

ISBN 978-5-91628-032-6 © Сердюков М.Л., Сердюков С.Л., 2010

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие..............................................................................4

Часть первая

Черная власть СС......................................................................6

Заксенхаузен...........................................................................10

Бухенвальд..............................................................................17

Концлагерь КЦ-4А на острове Узедом................................21

Научные исследования в Пенемюнде..................................28

Борьба узников за жизнь и свободу......................................42

Марш смерти...........................................................................54

Часть вторая

На пути к подвигу...................................................................70

Адамов Фёдор Петрович.....................................................74

Емец Михаил Алексеевич..................................................84

Кривоногов Иван Павлович..............................................97

Кутергин Пётр Емельянович............................................107

Немченко Владимир Романович....................................111

Олейник Иван Васильевич...............................................120

Сердюков Трофим Герасимович....................................129

Соколов Владимир Константинович...........................147

Урбанович Николай Михайлович..................................162

Девятаев Михаил Петрович – командир «экипажа».....166

Часть третья

Священная Память...............................................................229

«Люди мира, на минуту встаньте!»....................................246

Библиографические источники...........................................247

Проект «Аллея Российской Славы»...................................248

Из первых откликов.............................................................250

Диски с документальными фильмами.......на обложке книги

* Забытый фронт

* «Заксенхаузен»

* Проект «Аллея Российской Славы»

предисловиЕ

Побег десяти узников из строжайше охраняемого фашистского концлагеря на острове Узедом, где велись научно-конструкторские разработки ракет «Фау», да ещё на специально оборудованном для сопровождения и наведения этих ракет на цель бомбардировщике «Хейнкель-111», не мог пройти бесследно. Об этом невероятном полёте написано несчетное количество статей в газетах и журналах, изданы книги, сняты кинофильмы.

Сложно было браться за освещение этой темы: с одной стороны – наличие множества публикаций, с другой – и через 65 лет после дерзкого побега о судьбах некоторых участников известно очень мало. И всё-таки, было решено подготовить сборник документов о каждом из героев исторического полёта, чтобы рассказать молодым о подвиге их ровесников в 1945 году, и выразить надежду, что среди читателей книги окажутся родственники, знакомые, сослуживцы, у которых хранятся документы, фотографии, воспоминания, относящиеся к этому событию. Поиск будет продолжен, ждем откликов!

В книге кратко представлена фашистская система порабощения и уничтожения людей, чтобы современная молодежь знала о трагических и героических событиях истории. Были использованы публикации и воспоминания бывших узников гитлеровских концлагерей. Из Моабитской тюрьмы со своими стихами к читателям обращается непобежденный врагами Муса Джалиль, призывающий к неустанной борьбе всех томящихся в фашистской неволе.

Но, безусловно, основой сборника стали фрагменты и фотографии из двух книг Героя Советского Союза М.П.Девятаева («Побег из ада» и «Полёт к солнцу») и вышедшей в 2007 г. в Саранске книги «Михаил Девятаев».

Бывший узник Заксенхаузена, школьный учитель с 57-летним стажем, Эдуард Михайлович Зимовец (Брест, Республика Беларусь) в январе 2010 года прислал в Кропоткин материалы специально для этого сборника: газетные публикации, фотографии, документы, свои воспоминания о пребывании в фашистской неволе, в том числе, стихотворные, а также учебное пособие «Великая Отечественная война советского народа».

Обращаясь к учащейся молодежи, в предисловии к учебному пособию, Президент Республики Беларусь А.Г.Лукашенко, как бы определил и главные цели этого сборника: всегда хранить память о тех, кто отдал свои жизни ради светлого будущего потомков:

«...За последние десятилетия произошли значительные изменения в жизни народов бывшего Советского Союза. Выросли и возмужали новые поколения, разрушились многие былые идеалы и ценности.

... Под тысячами обелисков по всей белорусской земле вечным сном спят миллионы тех, кто не вернулся с войны. И пока бьются наши сердца, мы не имеем права в повседневных радостях и хлопотах забыть об их подвиге.

Низко склоняем головы перед памятью героев, сделавших всё для нашей свободы, счастья и светлого будущего. Эта память зовёт нас, сыновей, внуков и правнуков отважных бойцов, быть достойными их славы.

В своем прошлом народы всегда ищут тот источник, который способен укрепить духовные силы. ПАМЯТЬ необходима живым, чтобы, глядя на величие былого, строить завтрашний день».

Н. Харин

г. Кропоткин,

Краснодарского края

Часть первая

ЧЕРНАЯ ВЛАСТЬ СС

Известный польский исследователь Р. Маевский пишет: «...вооруженные силы СС представляли собой чрезвычайно важный фактор в гитлеровской системе уничтожения людей». Начиная с весны 1933 года, СС становится главной силой борьбы с противниками гитлеровской диктатуры. Ещё до прихода к власти гитлеровцев СС получали огромную финансовую поддержку от мощной группы монополистов. Щедрые расходы на СС окупались: в руки фабрикантов смерти попадали наиболее выгодные заказы на вооружение, в их распоряжение предоставлялись контингенты узников концлагерей, рабский труд которых приносил неслыханные барыши.

Вопрос о советских военнопленных разрабатывался фашистским командованием ещё до 22 июня 1941 года и всех граждан нашей страны, независимо от национальности, «творцы новой Европы» считали советскими и относились к ним с особой жестокостью, а по приказу гитлеровского командования № 02358/43 от 8 июля 1943 года «...пленные мужчины в возрасте от 16 до 55 лет..., считаются с сего числа военнопленными». В инструкции командования об охране советских военнопленных первым из основных правил значилось:

«1. Применение решительных мер при проявлении малейших случаев непослушания. Для подавления сопротивления беспощадно применять оружие. Немедленно стрелять в убегающего военнопленного (без оклика) с намерением попасть в него». [11, c. 30-31]

В годы Второй мировой войны масштабы деятельности СС небывало возросли. Они проводили в жизнь политику «выжженной земли» на временно оккупированных фашистской Германией территориях, уничтожали военнопленных. СС были главными создателями «нового порядка» в Европе: душегубок, гигантских комбинатов смерти с газовыми печами и крематориями... [2, c. 87-88]

Тотальный террор в гитлеровской Германии начался с собственного народа. «Более 300 тысяч немцев были заключены в концлагеря и тюрьмы, намного более 100 тысяч убиты. Под подозрением находился каждый второй подданный "рейха". За ними следили». [2, с. 174]

По неполным данным в фашистской неволе находилось более 10528615 советских граждан (военнопленных и гражданских лиц). Все они, кто в большей, кто в меньшей степени, использовались на каторжных работах в Германии. Их труд был безвозмездный, работали по 14-18 часов в сутки, получали плохое питание. Только советских солдат и офицеров, из более пяти миллионов оказавшихся в фашистском плену, 3,3 миллиона умерло и было уничтожено [5, c. 28].

***

Об одном из «изобретенных» властью СС источников пополнения своих рядов «на будущее» рассказывает Александр Бланк – офицер Советской армии, допрашивавший в 1944 году высокопоставленного гестаповца. [2, c. 158-159]

В 1935 году в фашистской Германии по приказу шефа СС Гиммлера была создана одна из секретней­ших нацистских организаций – «Лебенсборн» («Источ­ник жизни»). В её ведении находились «дома встреч» в Германии и других странах Западной Европы для офицеров СС и молодых женщин из «приличных семей», «чистых» с точки зрения расы; клиники и родильные дома, где при сохранении полнейшей сек­ретности эти женщины могли «родить ребенка для фюрера»; детские сады, или, точнее, приюты, куда отбирали и где растили представителей «арийской суперрасы». По замыслу Гитлера, именно им предсто­яло заселить в будущем территории, завоеванные «третьим рейхом».

К концу войны «Лебенсборн» на средства, предо­ставленные СС, вырастил около 100 тыс. детей, «без­гранично преданных фюреру». «Лебенсборн» зародился в Мюнхене (в 1942 году Гиммлер назвал этот город «столицей нового порядка и семьи») и в Штайгеринге — небольшой деревушке в 35километрах от Мюнхе­на. Позже были созданы центры «Лебенсборна» еще в 12 городах и поселках Германии, а также на террито­риях, занятых войсками «третьего рейха».

Рейхсфюрер СС Гиммлер писал: «Борьба вермахта за расширение наших границ будет бесполезной, если за победами немецких солдат не последует торжество германского духа. Ни один из офицеров СС не должен забывать, что будущее Германии зависит от усердия, с которым каждый из нас должен выполнять свой долг. Своего рода честью для каждого офицера СС должно стать членство в движении "Лебенсборн"».

Женщин в клинику принимали толь­ко в том случае, если у них были специальные справки. Они должны были заполнить анкету, предста­вить документы, свидетельствовавшие об их арийском происхождении, справку о здоровье и рекомендации, указать подлинного отца.

После родов мать с ребенком еще в течение трех месяцев находилась в клинике. Имя и фамилия мла­денца заносились в специальный список СС. Затем ребенка передавали на воспитание в «арийскую семью», придерживавшуюся нацистских принципов.

Что было с больными или дефективными детьми? Их отправляли не в семьи, а в детские дома или приюты для подкидышей, где через некоторое время они умирали, всегда, разумеется, «естественной смертью».

До начала второй мировой войны матерями буду­щих арийских «суперменов» были в основном немец­кие женщины и девушки, многие из которых служили во вспомогательных частях сухопутных войск и в авиации. После того как фашистская Германия окку­пировала многие страны Европы, в клиниках «Лебенсборна» все чаще стали появляться «пациентки» из Норвегии, Италии, Франции, Голландии и даже из Швеции и Швейцарии.

У похищенных в разных странах детей нордическо­го типа измеряли лоб, нос, профиль, делали анализ их волос, походки, крови, проводили тесты-опросы. Все это входило в так называемую расовую оценку. Спустя две недели после первого осмотра у детей вновь замеряли нос, чтобы «не допустить ошибки». На основе этих данных и принималось решение, достоин ли данный ребенок «стать сыном Германии». Таких детей отправ­ляли в приюты «Лебенсборна» для иностранцев.

Один из приютов находился в Обервайсе, в Ав­стрии. Там дети должны были забыть свой родной язык, выучить немецкий, забыть все о своем прошлом и получить воспитание «в духе преданности фюреру и Германии». Тех, кто противился этой насильственной «германизации и нацификации», подвергали жестоким наказаниям. Персонал СС всегда появлялся в приютах только в униформе. Полное усыновление не позволя­лось: эсэсовцы оставляли за собой право забрать обратно воспитанников, достигших 18 лет, чтобы и они могли внести свой вклад в создание «арийской импе­рии».

***

Заксенхаузен

В марте 1941 г. перед нападением на Советский Союз Гитлер издал директиву о поголовном уничтожении военнопленных офицеров-евреев и политкомиссаров Красной Армии: «Они враждебны национал-социализму и не могут быть признаны солдатами. Поэтому их надо расстреливать».

Фашистское командование посчитало, что в первые полтора месяца внезапно начатой войны счет захваченных в плен советских солдат и офицеров будет идти на миллионы. Большинство из них должно было погибнуть. Причем не только в лагерях для военнопленных, специально созданных к началу войны, но и в уже существовавших концентрационных лагерях для противников гитлеровского режима в самой Германии. Главным концлагерем гитлеровского рейха был Заксенхаузен: здесь находилось управление всеми концлагерями, а также учебный центр для эсэсовцев-охранников всех остальных лагерей.

Заксенхаузен был создан в районе Ораниенбурга в 30км севернее Берлина летом 1936 г., когда в самом Берлине проходили 11 Олимпийские игры. В столице третьего рейха можно было проводить игры под лозунгами Пьера Кубертена «О Спорт, ты – Прогресс», «О Спорт, ты – Мир» и одновременно рядом строить и заселять концентрационный лагерь.

В июле 1936 г. рейхсфюрер СС Гиммлер стал шефом немецкой полиции. По его заказу, архитектура лагеря должна была символизировать всемогущество СС и необходимость полного подчинения заключенных этому «всемогуществу». Первыми узниками Заксенхаузена стали немецкие антифашисты и те, кого национал-социалисты относили к «неполноценным» гражданам по расовым или биологическим признакам.

С началом Второй мировой войны в 1939 г. в лагерь стали прибывать эшелоны с гражданами из оккупированных стран Западной Европы, позже из Польши и СССР. С 1936 по 1945 гг. через Заксенхаузен прошло более 250 тысяч узников, из 27 стран. Установить точное их число, так же как и все имена, не представилось возможным – перед бегством из лагеря, когда началось наступление советских войск на Берлин, эсэсовцы уничтожили многие документы.

В сентябре-ноябре 1941 г. в Заксенхаузен один за другим стали поступать транспорты с советскими военнопленными. Полуживые люди сидели и стояли в товарных вагонах, тесно прижавшись друг к другу; среди них были и умершие в пути. Прибывших направляли в «производственный» двор, где их расстреливали под завывание мощных радиол. Нередко пленных заставляли хором петь русские народные песни.

Тогда же, осенью 1941 г., в Заксенхаузене была осуществлена беспрецедентная акция массового уничтожения советских военнопленных – единовременный расстрел 18000 солдат и офицеров, доставленных с Восточного фронта. Они были убиты по одиночке выстрелами в затылок. Это, не имевшее аналогов в военной истории, циничное убийство военнопленных, эсэсовцы назвали «русской акцией». Герои этой акции – эсэсовцы были поощрены отпуском в Сорренто.

Правду о преступлениях и терроре в лагере эсэсовцы тщательно скрывали – разглашение каралось смертью. Но, несмотря на это и уничтожение документов, многие имена и события историкам все же удалось восстановить.

Заксенхаузен был оборудован передвижными и стационарным крематориями, газовыми камерами, виселицами, другими орудиями смерти. Блокфюреры во главе с комендантом лагеря соревновались в совершенствовании этих орудий. Все, что увидели тысячи военнопленных, доставленных в Заксенхаузен, по замыслу эсэсовцев должно было вызвать у них страх. Однако, представленные на выставке в музее «Заксенхаузен» фотографии и пояснения к ним свидетельствовуют о другом: на лицах, идущих на смерть, не было ни ужаса, ни страха.

С начала 1942 г. Германия стала испытывать острую нехватку рабочей силы, и Заксенхаузен был передан в ведение группы «Д» главного хозяйственного управления СС с целью максимально использовать труд узников, в числе которых были и евреи. При этом, однако, предписывалось не забывать о главной цели – уничтожении как можно большего количества противников нацистского режима. Совмещение этих, казалось бы, несовместимых требований достигалось тем, что узников заставляли работать с утра до ночи в нечеловеческих условиях, жить впроголодь в ожидании смерти. Каторжный труд, холод, голод, болезни подкашивали людей – умирали тысячи. Но в лагерь поступали все новые транспорты, где больше всего было русских и украинцев. Их заключали в концлагерь за побеги, саботаж, антигитлеровскую пропаганду. Поселяли прибывших в общих бараках центрального лагеря и включали в команды, которые использовались на самых тяжелых работах. Заключенные требовались и для многочисленных филиалов лагеря. Самыми крупными были при авиационном заводе «Хейнкеля» и танкоремонтном заводе в Кюстрине. Всего в Заксенхаузене числилось около ста внешних команд.

***

М П. Девятаев. Прибытие в Заксенхаузен [8, с. 94-96]:

«Возле ворот я увидел большую четырехугольную по­возку, нагруженную мешками. Ее на лямках тянули из­можденные люди в полосатых костюмах черно-белого цве­та. Насчитал десять человек. Они еле переставляли ноги. Их сопровождал сытый, ухоженный, самодовольный авто­матчик.

– Так вот она – фашистская гуманность! – про­шептал Пацула с горечью. – Что сделали с людьми? Од­ни скелеты ходят.

Как только мы поравнялись с повозкой, автоматчик встал по стойке «смирно» и гаркнул своим "бурлакам":

– Мютцен аб! (Шапки долой!)

Люди в полосатых костюмах с четко вышколенным ос­тервенением сняли полосатые береты, разом ударив ими по правой ноге. Так они приветствовали наших конвоиров. Затем "бурлаки" потянули телегу дальше. Только через некоторое время узнал, что эта "бурлацкая" работа в конц­лагере – одна из лучших... Я продолжал разглядывать свое новое местожительство. У входа над воротами – орел с развернутыми крыльями, как бы охраняющий знак фашистской свастики. Ниже написано: "Арбайт махт фрай" ("Труд делает свободным") и еще название концлагеря: "Заксенхаузен".

Мы пошли дальше. Перед нами открылись массивные чугунные ворота между двумя каменными зданиями ко­мендатуры. У здания с мезонином нас встретили солдат и высокий, здоровенный эсесовец в гимнастерке с засученны­ми рукавами. На уголках его воротничка видны зловещие, запомнившиеся мне на всю жизнь две буквы «СС». Он принял от наших конвоиров пакет, передал солдату. И тот удалился.

Из здания вышли двое. У первого воротник коричневой рубахи расстегнут, в правой руке бич. Остановился перед нами, широко расставив ноги, стал говорить на немецком, а другой стал переводить на русский: «Вы вонючие русские свиньи! Все будете уничтожены! Ибо вы преступники! Вы дезорганизуете нормальную жизнь в резервациях для пленных. Запомните: отсюда никто никогда не убегал и не убежит. Так заявляю я – заместитель коменданта лаге­ря Густав Зорге. Меня еще зовут Железный Густав! Здесь приводятся в исполнение смертные приговоры!» Затем, что-то сказав эсесовцу, удалился со своим пере­водчиком.

– Тефятаеф! – выкрикнул эсесовец.

  • Я, — ответил вполголоса, не поднимая головы. Он подошел ко мне, смерил ледяным, безразличным взглядом и как размахнется. Со страшной силой ударил по подбо­родку. Потемнело в глазах.

  • Штилльгештанден! — заорал он. Я не понимал, чего он требует. Он снова ударил. — Штилльгештанден!

Понял, требует встать по стойке "смирно". Выпрямил­ся, как мог. Фашист повернул голову в сторону Пацулы.

  • Штилльгештанден! — Пацула тоже вытянулся, как я. Затем и Цоун встал по стойке "смирно".

  • Линкс! Рехтс! Мютцен аб!

И снова его не понимаем. А он командовал, чтобы мы повернулись налево, направо, чтобы сняли шапки и пошли вперед. Не знали языка – и снова избиения. Долго и оз­верело учил нас, как нужно в такт с головы снимать шапку и в такт ударять ею по правой ноге, как ходить военным шагом, высоко поднимая ноги, четко прищелкивать каблу­ками при поворотах направо и налево. Этим практическим занятиям, казалось, не было конца. К нашей радости, по­дошел солдат с тремя картонными карточками в руках. Эсесовец сказал ему что-то на немецком, и солдат повел нас по каменному коридору между зданиями комендату­ры. У тыльной стороны одного здания остановил нас. От­сюда в глубь лагеря тянулись высоченные стены, охранные сооружения, через которые не пройти даже мыши. Ибо и она запуталась бы в колючей проволоке, по которой шел ток высокого напряжения. А там, за проволокой, гладко взрыхленная земля. Пробежит зверек — видны следы. Всюду предупреждающие надписи: "Не подходить! Стре­ляем без предупреждения!"

— Это тебе не Варшава, не Лодзь и даже не Кляйнке-
нигсберг, — сказал Цоун поеживаясь.

Солдат вручил нам каждому по карточке и встал поо­даль, чего-то ожидая.

Перед нами раскинулась широкая площадь, выложенная булыжником. На площади стояла и большая перекладина с несколькими веревками. "Виселица",- догадался я. Мимо нас проехала черная закрытая автомашина с надписью "Имперская почта". Оказалось, это надпись – маскировочная. Действительное название той автомашины – "газенваген" или душегубка. В фургон загоняли узников, двери наглухо закрывали, внутрь пускали ядовитые газы, и узники отравлялись».

«Ищи себе сразу же друзей, - наставляли Димка с Луповым. - Здесь сто друзей – мало, а один враг – много».

- Вот здесь будет решаться твоя судьба, жизнь, Михаил, - с грустью в глазах сказал Лупов. - И она, эта жизнь, зависит от двух вещей: от бирки и нашивки на полосатой одежде. Дадут нашивку смертника – красный четырехугольник, значит, пропал. Недельку-другую помучают и отправят туда, - Лупов показал в сторону дымящейся трубы, - на крематорий. Оттуда пехотинцы и лётчики вылетают в атмосферу только через трубу. Густой чёрный дым стлался по земле» [8, с. 97].

***

Секретно

Из Акта № 014402 обследования «Заксенхаузена»

Мы, нижеподписавшиеся, представители ВСУ 1 БФр. майор м/с Масловский М.А. и майор м/с Родионов А.А. в присутствии коменданта лагеря «Заксенхаузен» (севернее Ораниенбурга) капитана Полянского - в период 13-15 мая 1945 г. произвели санитарное обследование лагерного лазарета и ознакомились с лагерем «Заксенхаузен», предназначенным гансами для политзаключенных всего мира, а в дальнейшем использованным также для в/пленных и деклассированных элементов из немецкого населения.

Обследованием выяснено следующее:

Строительство лагеря началось в 1936 г. и продолжалось до момента освобождения его Красной Армией, т.е. до 22апреля с/г. Лагерь находился под непосредственным руководством Гестапо. С целью инспектирования - Гиммлер неоднократно его посещал.

С подсобными предприятиями Лагерь занимает площадь от 4 до 5 кв. километров. Лагерь оборудован «по последнему слову немецкой техники уничтожения» и относится к разряду «первоклассных». Лагерь строился самими заключенными; обнесен каменной стеной, дополнительно проволочным заграждением с электротоком.

Помещения основного лагеря (без подсобных предприятий):

1. Бараки для заключенных - 68

2. Бараки для лагерного лазарета - 5

3. Прачечная - 1

4. Баня-душевая - 1

5. Пищеблок - 1

6. Санпропускник с 4-мя газовыми дезкамерами - 1...

***



Скачать документ

Похожие документы:

  1. За это молодец, что описываешь своё пребывание, в неволе. Предупредил, что здесь на зоне, тебе будет трудно записывать, за тобой будут смотреть десятки глаз, а среди них много стукачей

    Документ
    За это молодец, что описываешь своё пребывание, в неволе. Предупредил, что здесь на зоне, тебе будет трудно записывать, за тобой будут смотреть десятки глаз, а среди них много стукачей.
  2. 1. Вступ Початок викладання І наукової розробки проблем філософії права в Росії відноситься до XVIII в. [ Неволін До. Енциклопедія законознавства. Київ, т

    Закон
    Початок викладання і наукової розробки проблем філософії права в Росії відноситься до XVIII в. [ Неволін До . Енциклопедія законознавства. Київ, т. I, 1839.
  3. Володимир Шаян «Віра предків наших»

    Документ
    Ця передмова друкується задля того, щоб ви мали змогу зрозуміти чи існуєрізниця поміж Вірою наших предків, яка нази­вається "ПРАВОСЛАВНА", тобто — Віра, що славить сили, які правлять Всесвітом і які називалися "БОГ",
  4. Рептилии и люди

    Документ
    Их не любят, их боятся, ими брезгуют: им явно не повезло. Их убивают просто так, и это помимо того, что их убивают ради шкуры, ради панциря, ради мяса, при самозащите, так сказать, в превентивных целях, чтобы впредь не кусали и не нападали.
  5. Історія Слобідської України харків видавництво «основа» при харківському державному університеті 1990 ббк 63. 3(2Ук) Б14 книга

    Книга
    Книга обіймає широке коло історико-географічних, соціально-економічних і культурних питань розвитку Слобідської України — від заселення краю до початку XX ст.

Другие похожие документы..