Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
Зав. кафедрой «Высокопроизводительные вычислительные технологии и системы», д.ф.-м.н., профессор, руководитель тематического направления «Компьютерное...полностью>>
'Документ'
Слово «преемственность» часто звучит на наших педсоветах, различных совещаниях. Одни учителя, работающие в 5-11 классах, благодарят нас за хорошую под...полностью>>
'Автореферат'
Защита состоится «20» сентября 2011 года в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 212.136.07 при Московском государственном гуманитарном уни...полностью>>
'Документ'
Настоящее Отраслевое соглашение заключено в соответствии с Трудовым кодексом Российской Федерации, Генеральным соглашением между общероссийскими объе...полностью>>

Закон внутри нас. Древние считали: и то и другое неразрывно связаны между собой. Космос обусловливает прошлое, настоящее и будущее человечества и каждого отдельно взятого

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

сверхновая. Но в XVI веке появление нового светила означало потрясение научно-теологических основ.

В Россию гелиоцентрические идеи проникли практически

сразу же после их обнародования в Западной Европе (рис. 43).

В XVII веке русской читательской общественности был хорошо известен переводной трактат «Зерцало всея Вселенныя»,

где подробно излагалась теория Коперника. А спустя еще

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННО

6 9

ut :Sptt Сл/So^S

в fca»s {{knUr.

С Сіяуіиія

D flrswaedHis

EG ям

FPsi

С fuprrm Cahsiire

H miitte ChMC&'iS

1 НямЛШ.

Рис. 42. Новая звезда

в созвездии Кассиопеи.

Из книги Тихо Браге

"De Nova Stella".

с в

столетие в домах россиян можно было увидеть большую печатную космографическую картину с изображением «глобуса земного и небесного» (то есть карты звездного неба), где

теория Коперника (наряду с системами Птолемея, Тихо Браге

и Декарта) пояснялись не только прозаически, но и в стихах

(виршах):

Коперник общую систему являет:

Солнце в середине вся мира утверждает.

Мнит движимой земли на четвертом небе быт,

А луне окрест ея движение творит.

Солнцу из центра мира лучи простирати,

Оубо землю, луну и звезды освещати.

Однако подлинная революция в наблюдательной астрономии произошла после появления в Европе первых телескопов.

Изготовленные разными шлифовальщиками линз и торговцами очков, они демонстрировались то в одном, то в другом

научном центре. На основании устных сведений уже в 1607

году великий Галилео Галилей (1564—1642) самостоятельно

изготовил свой первый еще не вполне совершенный телескоп

(рис. 43).

Ровинский Д.А. Русские народные картинки. Кн. 2. Листы исторические, календари и буквари. Спб., 1881. С. 279.

7 О

В . ДЕМИН

Сначала я сделал себе свинцовую трубу, по концам которой

я приспособил два оптических стекла, оба с одной стороны

плоские, а с другой первое было сферически выпуклым, а второе — вогнутым; приблизив затем глаз к вогнутому стеклу, я

увидел предметы достаточно большими и близкими; они казались втрое ближе и в девять раз больше, чем при наблюдении их

простым глазом. После этого я изготовил другой прибор,

более совершенный, который представлял предметы более чем

в шестьдесят раз большими. Наконец, не щадя ни труда, ни

издержек, я дошел до того, что построил себе прибор до такой

степени превосходный, что при его помощи предметы казались

почти в тысячу раз больше и более чем в тридцать раз ближе,

чем пользуясь только природными способностями. Сколько и

какие удобства представляет этот инструмент как на земле,

так и на море, перечислить было бы совершенно излишним. Но,

оставив земное, я ограничился исследованием небесного...

Галилео Галилей. Звездный вестник

Перед изумленным ученым воистину открылась «бездна,

звезд полна» оказалось, что Млечный Путь состоит из бесчисленного множества маленьких звездочек, а между знакомыми звездами видны десятки и сотни новых, доселе незаметных для невооруженного глаза.

На Луне Галилей обнаружил

горы и долины. Были открыты

спутники Юпитера и фазы Венеры. Казалось, мир должен немедленно обомлеть от восторга. Но

даже бесспорные опытные дан'

ные вызывали неприятие и обвинения в фальсификации.

Очевидное— еще не значит

общепризнанное. Хрестоматийным фактом до сих пор считается

показательное демонстрирование Галилеем своего телескопа

24 ученым в Болоньє. Ни один из

них не увидел спутников Юпитера, хотя в расположении звезд и

планет разбирались прекрасно.

Рис. 43. Изложение теории Даже ассистент Кеплера, горяпеоника в OVKTITTWH гліттіа чий сторонник гелиоцентричес

Коперника в рукописи конца

XVII века.

кой системы, который был спе

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

•» »

циально делегирован великим

ученым на публичную демонстрацию, не смог толком ничего

разглядеть. Вот что он сообщал в

письме Кеплеру по горячим следам: «Я так и не заснул 24 и 25

апреля, но проверил инструмент

Галилео тысячью разных способов и на земных предметах, и на

небесных телах. При направлении

на земные предметы он работает

превосходно, при направлении на

небесные тела обманывает: некоторые неподвижные звезды [была

упомянута, например, Спика

Девы] кажутся двойными. Это

могут засвидетельствовать самые

выдающиеся люди и благородные ученые... все они подтвердили, что инструмент обманывает...

Галилео больше нечего было сказать, и ранним утром 26-го он печальный уехал... даже не

поблагодарив Маджини за его роскошное угощение...»

Рис.44.

Сам Маджини писал Кеплеру 26 мая: «Он ничего не достиг,

так как никто из присутствовавших более двадцати ученых

не видел отчетливо новых планет; едва ли он сможет сохранить эти планеты». Несколько месяцев спустя Маджини повторяет: «Лишь люди, обладающие острым зрением, проявили некоторую степень уверенности». После того как Кеплера

буквально завалили отрицательными письменными отчетами о наблюдениях Галилея, он попросил у Галилея доказательств. «Я не хочу скрывать от Вас, что довольно много

итальянцев в своих письмах в Прагу утверждают, что не

могли увидеть этих звезд [лун Юпитера] через Ваш телескоп.

Я спрашиваю себя, как могло случиться, что такое количество

людей, включая тех, кто пользовался телескопом, отрицают

этот феномен? Вспоминая о собственных трудностях, я вовсе

не считаю невозможным, что один человек может видеть то,

что не способны заметить тысячи... И все-таки я сожалею о

том, что подтверждений со стороны других людей приходится

ждать так долго... Поэтому, Галилео, я Вас умоляю как можно

быстрее представить мне свидетельства очевидцев...» Галилей как раз-таки и ссылался на таких очевидцев, подтверж

72 В.ДЕМИН

давших открытие великого итальянца/Но смысл этой удивительной переписки в другом: мало, оказывается, смотреть в

телескоп —нужно обладать не столько хорошим зрением,

сколько зоркостью ума.

Под прицельным огнем инквизиции, только что отправившей на костер Джордано Бруно, Галилей продолжал отстаивать гелиоцентрическую концепцию Вселенной, подкрепляя

ее все новыми и новыми астрономическими и физическими

фактами. Затасканный по судам и тюрьмам, больной, полуослепший, но не сломленный, — великий ученый явился открывателем новой эры в наблюдательной астрономии. С момента, когда Галилей направил сделанную собственноручно

«трубу» в небо, начался отсчет практической революции —

переворот в экспериментальном естествознании. В следующем веке весомый вклад в развитие наблюдательной астрономии внес Исаак Ньютон. Он изобрел принципиально новую

«зрительную трубу» — телескоп-рефлектор (рис. 45). Отныне

телескоп сделался неотъемлемым и мощнейшим средством научного познания и в какой-то мере олицетворением прогресса

самой науки.

Чем дальше проникали ученые в глубь Вселенной, тем более

интригующими становились тайны Мироздания. Конечно,

Тайна была всегда, и она, как спасительный огонек надежды, манила подвижников науки, больных и одержимых этой

Тайной. Каждому чудилось: вот сейчас он распахнет дверь, и

человечество шагнет из темноты незнания и заблуждения на

широкий и светлый простор. Но действительность оказывалась совсем иной. За первой дверью обнаруживалась

другая, столь же наглухо

захлопнутая, за ней —

третья, четвертая, десятая, сотая. И так — без

конца. Познание по неволе и необходимости

превращается в непрерывное преодоление

тайн Каждый настояр^ 45 щии "следователь —

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ

7 3

царь Эдип, который ищет ответы на все новые и новые загадки Сфинкса-Природы.

Дальнейшее победное шествие науки в XVII и XVIII веках

неотделимо от успехов теоретической и практической механики, неотъемлемой частью которой явилась небесная механика. Оно представлено величайшими умами, составившими

гордость и славу человечества, творившими в разных странах: Иоганн Кеплер — в Германии, Рене Декарт — во Франции, Христиан Гюйгенс — в Голландии, Исаак Ньютон — в

Англии, Михаил Ломоносов — в России. В результате их

усилий была обоснована механистическая картина Природы

и Космоса. В науке на долгое время установились относительное единодушие и спокойствие.

В XIX веке наблюдательная астрономия по-прежнему опиралась на прочный фундамент

механистического мировоззрения, закон всемирного тяготения, постоянные измерения и

скрупулезный математический

расчет. В это время астрономия

являлась одной из немногих естественных наук, где точные

практические вычисления составляли основное занятие ученых. Некоторые выдающиеся

открытия вообще делались «на

кончике пера», то есть путем

математических вычислений и

расчетов за письменным столом. Так были открыты, к примеру, некоторые из крупных астероидов, а в дальнейшем —

две новые, ранее неизвестные

планеты Солнечной системы — Нептун и Плутон.

Последнее открытие произошло уже в нашем веке. XX

век вообще необычайно раздвинул границы наблюдательной астрономии. К чрезвычайно усовершенствованным оптическим телескопам (рис. 46)

добавились новые, ранее совер

Рис. 46. Схема 158-телескопа

Национальной обсерватории

Китг Пик и его башни. Разрез в

вертикальной плоскости;

телескоп направлен в полюс

мира.

7 4 В . ДЕМИН

шенно невиданные — радиотелескопы (рис. 47, 48), а затем и

рентгеновские телескопы (последние применимы только в безвоздушном пространстве и в открытом космосе) (рис. 49).

Точно так же исключительно с помощью спутников и высотных аэростатов используются гамма-телескопы, которые по

существу представляют собой счетчики у-фотонов (рис. 50),

позволяющие зафиксировать уникальную информацию о

далеких объектах и экстремальных состояниях материи во

Вселенной (в частности, при помощи гамма-аппаратуры одно

время усиленно пытались (и — теперь уже ясно — безуспешно) установить в отдаленных участках Космоса наличие изолированных областей, состоящих из антивещества). Данные,

полученные с помощью новых приборов, отличны от привыч

WWW

Рис. 47 Наблюдаемое распределение линейно поляризованной

составляющей излучения двойного радиоисточника ЗС 219. Длина и

направление черточек показывают величину поляризованной части

излучения (шкала приведена внизу слева) и направление, характеризующее

направление магнитных полей. В структуре источника видны уярчения у

внешних краев компонентов ("горячие пятна") и "хвосты", тянущиеся от

них к галактике.

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ 75

ных фотографий — зато позволяют получить уникальные

результаты.

На этом список новых представителей «телескопического

семейства» не исчерпывается. Правда, для регистрации ультрафиолетового и инфракрасного излучения используются

обычные телескопы — с той разницей, что в первом случае

применяются алюминированные зеркала, а во втором — объективы изготовляются из мышьяковистого трехсернистого стекла и других специальных сортов стекла. Полученное из Космоса инфракрасное излучение затем преобразуется в тепловую или фотонную энергию для того, чтобы его было удобнее

измерять. Как и в случае с у-лучами, аппаратуру, регистрирующую инфракрасное излучение, требуется поднимать на

большие высоты. С ее помощью удалось открыть много ранее

неизвестных объектов, постичь важные, нередко удивительные закономерности Вселенной. Так, вблизи центра нашей

галактики удалось обнаружить загадочный инфракрасный

объект, светимость которого в 300 000 раз превышает светимость Солнца. Природа его неясна. Зарегистрированы и другие мощные источники инфракрасного излучения,

находящиеся в других галактиках и внегалактическом пространстве.

Создания принципиально новой аппаратуры потребовала нейтринная астрономия. Опираясь на вывод физиков-теоретиков о

существовании вездесущей

и всепроникающей частицы нейтрино, которая образуется при термоядерных

реакциях (в том числе происходящих в недрах Солнца и звезд), астрономыпрактики предложили для

ее регистрации (и, соответственно, получения уникальной информации) необычную установку, ничем

не напоминающую привычный телескоп. Приборы

Рис. 48. Структура источника излучения в радиогалактике ЗС 111

(на волне 21 см.) и ее центрального компонента (вверху), наблюдаемого на волне 2,8 см. В левом

нижнем углу — размеры диаграммы направленности интерферометра на волне 21 см.

76 В.ДЕМИН

размещают по принципу: не поближе к небесным объектам, а

подальше (точнее — поглубже) от них. Наиболее подходящими для экспериментов оказались заброшенные шахты. Так,

в 1967 году в Хоумстейкских шахтах в Южной Дакоте (США)

на глубине 1490 метров была смонтирована мощная установка (рис. 51) в виде громадных баков, наполненных 400 000

литрами перхлорэтилена: согласно теоретическим расчетам

он должен был получать и накапливать информацию о солнечных нейтрино (а, возможно, и от других источников). К

сожалению, эксперимент не дал положительного результата.

Но для науки это тоже результат! Впрочем, точка на нейтринной астрономии поставлена не была. Нейтринные детекторы

живут и действуют, отбирая и накапливая информацию о

космических частицах высоких и сверхвысоких энергий, поступающих из внеземных источников.

Существуют проекты и других, не

менее экзотических «телескопов», например, детектора гравитационных

волн (рис. 52), способных дать всеобъемлющую информацию о ранее неведомых тайнах Вселенной. И наверняка это не предел совершенствования

астрономических средств наблюдения.

Они непременно будут эволюционировать и дальше по мере развития самой науки.

а — схемы рентгеновских телескопов косого падения (типа Уолтера); б — коэффициент отражения

золота в зависимости от угла падения и длины волны.

Результаты астрономических

исследований в рентгеновской области спектра

Карта рентгеновских источников 4-го

каталога "Ухуру". Диаметры кружков соответствуют яркости источников. Отмечены наиболее интересные галактические и

внегалактические источники.

Рис 49.

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ 7-»

XX ВЕК - УТРАТА ОПРЕДЕЛЕННОСТИ

Для ученых XIX века (впрочем, так же, как и для многих их

предшественников и преемников) тайны мироздания зачастую

перемещались из природно-наблюдательной сферы в абстрактно-математическую плоскость. Ньютону, Лапласу, Максвеллу,

Пуанкаре, Эйнштейну, Минковскому, десяткам и сотням других первопроходцев в науке казалось, что объективная гармония Мира и многообразие Вселенной постигается и раскрывается в первую очередь через математическую теорию, красоту вычислений и архитектурную стройность формул. Можно даже

вообще не наблюдать звездное небо — достаточно «поколдовать» над листком бумаги, испещренным математическими знаками и символами, упорядочить их в заданном мыслью направлении, «поведать алгеброй гармонию» Космоса, и он тотчас же

раскроет свои сокровенные тайники.

В XX веке эта теоретическая драма (если не трагедия) усугубилась до крайнего предела. Между двумя главными действующими лицами — наблюдаемой Вселенной и описывающей ее

теорией — начались нестыковки и конфликты. Теоретики, оторванные от действительности, все более и более поддавались

искушению подогнать природу под абстракции, объявить Ми

^-.

Схема гамма-телескопа

диапазона высоких

энергий. Гамма-фотоны

с энергией от 0 МэВ до

5 ГэВ поглощаются в

конверторах искровых

камер 1 и образуют

электрон-позитронные

пары. Заряженные частицы проходят через

сцинтилляционный телескоп 2 и газовый черенковский счетсик 3,

в которых вырабатывается команда на запуск

искровых камер. Изображение искр регистрируется телевизионной камерой 4 с помощью

зеркальной системы 5.

Энергия фотонов измеряется сцинтилляционным калориметром 6.

Защита от заряженных

частиц и гамма-лучей,

образующихся в стенке

спутника 7, обеспечивается системой сцинтилляционных счетчиков 8.

Схема гамма-телескопа диапазона низких

энергий. Гамма-фотоны с энергией от 0,2 до 12

МэВ поглощаются в сцинтиллирующем кристалле Nal 1; образующееся излучение собирается световодом 2 и регистрируется фотоумножителем 3. Сцинтилляционные счетчики 4 формируют диаграмму направленности телескопа

и обеспечивают защиту центрального кристалла от заряженных частиц и диффузного излучения. Входная апертура телескопа защищена от

заряженных частиц пластическим сцинтиллятором 5.

РИС. 50.

7 8

В. ДЕМИН

создание таким (и только таким!), каким оно пригрезилось очередному бурному всплеску математического воображения. При

этом подчас действуют или рассуждают совершенно произвольно: «А вот давайте-ка посмотрим, что получится, если мы в

такой-то формуле поменяем знак на противоположный, то есть,

скажем,«+» на «—». А получится известно что — диаметрально

противоположная модель Вселенной?

Если Ньютон, по словам Лагранжа, был счастливейшим из

смертных, потому что знал: существует только одна Вселенная, и он, Ньютон, раз и навсегда установил ее законы, — то

современные космологи — несчастнейшие из людей. Они понасоздавали десятки противоречивых моделей Вселенной,

нередко взаимоисключающих друг друга. При этом критерий

истинности своих детищ видится им не в соответствии хрупких математических формул объективной реальности, а в том,

к примеру, чтобы сделать составленные уравнения эстетически ажурными.

Математика — тоже тайна. Но тайна особого рода. Характерная черта абстрактного мышления (как и художественного) — свободное манипулирование понятиями, сцепление

их в конструкции любой степени сложности. Но ведь от игры

мысли и воображения реальный Космос не меняется. Он существует и развивается по собственным объективным законам.

Формула — и на «входе» и на «выходе» — не может дать

больше, чем заключено в составляющих ее понятиях. Сами эти

Рис. 51. Схема "нейтринного телескопа", установленного на глубине

1490 м. (США)

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ 7 9

понятия находятся между собой в достаточно свободных и

совершенно абстрактных отношениях, призванных отображать конкретные закономерности материального мира. Уже в

силу этого никаких абсолютных формул, описывающих все

неисчерпаемое богатство Природы и Космоса, не было и быть

не может. Любая из формул — кем бы она ни была выведена

и предложена — отражает и описывает строго определенные

аспекты и грани бесконечного Мира и присущие ему совершенно конкретные связи и отношения.

Например, в современной космологии исключительное значение приобрело понятие пространственной кривизны, которая якобы присуща объективной Вселенной. На первый взгляд

понятие кривизны кажется тайной за семью печатями, загадочной и парадоксальной. Человеку даже с развитым математическим воображением нелегко наглядно представить, что

такое кривизна. Однако не требуется ни гениального воображения, ни особого напряжения ума для уяснения того самоочевидного факта, что кривизна не представляет собой субстратно-атрибутивной характеристики материального мира,

а является результатом определенного отношения пространственных геометрических величин, причем — не просто двухчленного, а сложного и многоступенчатого отношения, одним из исходных элементов которого выступает понятие бесконечно малой величины.

Великий немецкий математик Ф. Гаусс, который ввел в

научный оборот понятие меры кривизны, относил ее не к

Ста/ънж брус

Рис. 52-Схема детектора гравитационных волн.

8 О

В ДЕМИН

кривой поверхности вообще, а к точке на поверхности и определял как результат (частное) деления (то есть отношения)

«полной кривизны элемента поверхности, прилежащего к

точке, на самую площадь этого элемента». Мера кривизны

означает, следовательно, «отношение бесконечно малых площадей на шаре и на кривой поверхности, взаимно друг другу

соответствующих». В результате подобного отношения возникает понятие положительной, отрицательной или нулевой"

кривизны, служащее основанием для различных типов геометрий ив конечном счете — основой для разработки соответствующих моделей Вселенной. Естественно-научное обоснование и философское осмысление таких моделей являются

одной из актуальных проблем современной науки, при реше

нии которых с достаточной полнотой проявляется методологическая функция философских принципов русского космизма. Без их привлечения и системного использования невозможно правильно ответить на многие животрепещущие вопросы науки.

Что такое, например, многомерные пространства и неевклидовы геометрии? Какая реальность им соответствует? Почему вообще возможны пространства различных типов и многих измерений? Да потому, естественно, что возможны различные пространственные отношения между материальными

вещами и процессами. Эти конкретные и многоэлементные

отношения, их различные связи и переплетения получают

отображение в понятиях пространств соответствующего числа измерений. Определенная система отношений реализуется,

как было показано выше, и в понятии кривизны. Как Евклидова, так и различные типы неевклидовых геометрий допускают построение моделей с любым числом измерений; другими

словами, количество таких моделей неограниченно.

В этом смысле и вопрос: «В каком пространстве мы живем — Евклидовом или неевклидовом?» — вообще говоря,

некорректен. Мы живем в мире космического всеединства (в

том числе и пространственно-временного). А в каком соотношении выразить объективно-реальную протяженность материальных вещей и процессов и какой степени сложности ока

Гаусс К. Ф. Общие исследования о кривых поверхностях // Об основаниях геометрии. М., 1956. С. 129. См. также: Риман Б. Сочинения. М.-Л.,

1948. С. 283—290; Клиффорд В. Здравый смысл в точных науках (О кривизне пространства) //Альберт Эйнштейн и теория гравитации. М., 1979.

С. 38; Эйнштейн А. Собрание научных трудов. М., 1966. Т. 2. С. 241; Фридман

А.А Мир как пространство и время. М.. 1965

^ - _ .-.--і-.А^ил м 1CLI

(J. 38; Эйнштейн А. Собрание научных трудов. М

А.А. Мир как пространство и время. М., 1965.

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ 81

жется переплетение таких отношений (то есть в понятии пространства какого типа и скольких измерений отобразятся в

конечном счете конкретные отношения), — во-первых, диктуется потребностями практики, а, во-вторых, не является

запретительным для целостной и неисчерпаемой Вселенной.

Поэтому пространство, в котором мы живем, является и Евклидовым, и неевклидовым, ибо может быть с одинаковым

успехом и равноправием описано на языках геометрий и Евклида, и Лобачевского, и Гаусса, и Римана, и в понятиях

любой другой геометрии, — уже известной или же которую

еще предстоит разработать науке грядущего. Ни двух-, ни

трех-, ни четырехмерность, ни какая-либо другая многомерность не тождественны реальной пространственной протяженности, а отображают лишь строго определенные аспекты

объективных отношений, в которых она может находиться.

Искать же субстратно-атрибутивный аналог для евклидовости или неевклидовости и экстраполировать его на Вселенную — примерно то же самое, что искать отношения родства

на лицах людей, отношения собственности — на товарах

или недвижимости, а денежные отношения — на монетах или

бумажных купюрах.

Таким образом, понятие кривизны не поддается наглядному представлению и является обыкновенной абстракцией,

которая отображает некоторую совокупность необычным

образом переплетенных пространственных (и временных) отношений. В зависимости от того, каким именно образом соединены в мысли реальные пространственные отношения, получается то или иное многомерное или неевклидово пространство (количество таких многомерных пространств ничем не

ограничено). Материальный же мир один-единственен. То,

что Космос единственен, — всегда было ясно философам всех

без исключения направлений, начиная с Платона и кончая

Герценом, сформулировавшим свое кредо в «Письмах об изучении природы» в афористически четкой форме: «Наука одна,

двух наук нет, как нет двух вселенных». Бесспорный же

факт, что единственная Вселенная допускает при своем описании различные и даже взаимоисключающие друг друга

модели, как раз и доказывает: каждая такая модель имеет

право на существование только потому, что отражает строго

определенный аспект и набор конкретных отношений, присущих бесконечному и неисчерпаемому Космосу.

Герцен А.И. Собрание сочинений в девяти томах. Т. 2. М., 1955. С. 102.

8 2

В . ДЕМИН

Но, быть может, в определенных случаях кривизна все же

может выступать чем-то вещественным? Ведь не секрет, что по

страницам научной и популярной литературы гуляют, к примеру, такие ее истолкования: она, дескать, может существовать самостоятельно, отрываться от своего носителя, разламываться на кусочки, свободно перемещаться в космическом

пространстве. Подобное представление является попросту

абсолютизированным овеществлением абстрактно-математических отношений. Никому ведь не придет в голову искать

отношения родства (мать, отец, сын, дочь, брат, сестра и т.п.)

в виде неких самостоятельных и вещественных сущностей.

Точно так же не найти отношений собственности на полках

магазинов или на дачных участках, а производственных

отношений — на руках, лицах, в глазах рабочих, крестьян,

чиновников, бизнесменов, интеллигенции и т.д. А вот отношение кривизны пытаются выявить в субстанциально-вещественной форме, в «чистом виде», так сказать, — в межгалактических далях и на космическом «дне». Тайна отношений

раскрывается просто: по природе своей они не имеют иного

субстрата, кроме присущего самим носителям данных отношений. Нет и не может быть никаких отношений самих по

себе, вне своих носителей и существующих в виде некой вещественной субстанции.

Подавляющее большинство людей совершенно не в состоянии осознать и проникнуться исключительной важностью

всего вышесказанного. В том числе и ученые. Последние предпочитают тешить себя иллюзией, что оперируя математическими формулами, словесно-устными или словесно-письменными знаковыми текстами, они якобы имеют дело с самой

объективной действительностью. Очень немногие понимают

весь трагикомизм происходящего. Некоторые даже пытаются

воззвать к научной общественности, но их обращения остаются гласом вопиющего в пустыне. Достаточно показательный пример — книга современного американского ученого

Мориса Клайна «Математика: Утрата определенности».

Книга — не рядовая публикация, а из ряда вон выходящая — по редкой в ученом мире откровенности, открытости,

исповедальности. Автор не щадит ни себя, ни читателя, ни

науки, которой посвятил всю свою жизнь. Главный вывод

почти пятисотстраничной книги: наука, использующая математику, никогда не имела, не имеет и не может иметь дел с

объективной реальностью, а только с искусственно организованными математическими символами. Многие исследователи понятия не имеют, что такое природа сама по себе (то есть

ТАЙНЫ ВСЕЛЕННОЙ 8 3

не искаженная призмой математического описания), каковы

ее действительные законы и каков механизм конкретного действия этих законов. Но ученый мир, видимо, вполне устраивает подобная ситуация.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Что в каждой точке мир весь мир сосредоточен (1)

    Документ
    Вселенная - извечная загадка бытия. Манящая тайна навсегда. Ибо нет конца у познания. Есть лишь непрерывное преодоление границ неведомого. Но как только сделан этот шаг - открываются новые горизонты.
  2. Что в каждой точке мир весь мир сосредоточен (2)

    Документ
    А за ними новые тайны. Так было так будет. Особенно в познании Космоса бесконечного, вечного, неисчерпаемого.
  3. Космические путешествия: наука, образование, практика материалы Международной научно-практической конференции

    Документ
    Космические путешествия: наука, образование, практика. Материалы Международной научно-практической конференции 2 декабря 2010 года. – К.: КУТЭП, 2010.
  4. Белгородчина: прошлое, настоящее и будущее

    Программа
    Белгородчина: прошлое, настоящее и будущее. Материалы региональной научно-практической конференции «Белгородчина: прошлое, настоящее и будущее». Издательство: «Студия-Дизайн», Белгород, 2006, 159 с.
  5. Законы полового притяжения

    Закон
    с одной стороны оно стремится к понятиям все высшей абстрактности, обнимающих все большую совокупность вещей и в силу этого охватывающих все шире и шире область действительности, с другой стороны, оно направляется к пункту пресечения

Другие похожие документы..