Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Программно-методологические и организационные вопросы статистического наблюдения. Систематизация статистической информации посредством статистической...полностью>>
'Реферат'
Прежде чем начать разговор об алкоголе как одном из факторов риска для здоровья, следует, по-ви­димому, обратить внимание на тот факт, что неблагопри...полностью>>
'Документ'
Часовой фонд зарплаты это оплата за производство продукции или оказание услуг (сдельная), за фактически отработанное время (повременная), а также за в...полностью>>
'Образовательная программа'
Мы хотим вместе с вами посмотреть в глаза людям, ответственным за облик современных медиа и технологий, моды и дизайна, музыки и театра, архитектуры ...полностью>>

Магомедханов Магомедхан Магомедович дагестанцы: этноязыковое многообразие и культурная идентичность специальность 07. 00. 07 Этнография, этнология, антропология автореферат

Главная > Автореферат
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ИНСТИТУТ ИСТОРИИ, АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ ДАГЕСТАНСКОГО НАУЧНОГО ЦЕНТРА

РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК

Магомедханов Магомедхан Магомедович

ДАГЕСТАНЦЫ: ЭТНОЯЗЫКОВОЕ МНОГООБРАЗИЕ И КУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

Специальность 07.00.07 – Этнография, этнология,

антропология

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук

Санкт-Петербург

2010

Работа выполнена в отделе этнографии Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра Российской Академии Наук

Официальные оппоненты:

доктор исторических наук

Карпов Юрий Юрьевич

доктор исторических наук

Маремшаова Ирина Исмаиловна

доктор исторических наук, профессор

Даудов Абдула Хамидович

Ведущая организация:

Российский этнографический музей

Защита состоится ___________ 2010 года в ____ ч. на заседании диссертационного совета Д.002.123.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора исторических наук в Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Кунсткамера) Российской Академии Наук по адресу: 199034, Санкт-Петербург, Университетская наб., 3.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке МАЭ РАН.

Автореферат разослан « » 2010 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат исторических наук

Терюков А.И.

I. Общая характеристика работы

Актуальность исследуемой проблемы.

Восприимчивость к инновациям и преемственность самобытности на уровне сельской общины и региона, — одна из самых загадочных особенностей этнокультурной истории Дагестана, истории, изучение которой приводит к убеждению в том, что языковое и этническое многообразие может служить условием и фактором устойчивого развития многонационального социума.

Феномен общедагестанской идентичности, под которым понимается присущее Дагестану сходство сущностных характеристик этнокультур и выраженное сознание принадлежности к единому народу, дагестанцам, не обнаруживает прямых аналогий в других частях России и мира.

Изучение данного феномена позволяет расширить наши знания о таких фундаментальных проблемах этнологии как основания и взаимосвязи этнической, конфессиональной, гражданской идентичностей, языкового и этнического сознания.

Актуальность и прикладное значение исследуемой темы определяется также задачами сохранения и развития культурного многообразия регионов России, упрочения общенационального единства его народов.

Межэтнические отношения в Дагестане «обрели до того невиданные в истории региона жесткие групповые очертания в ущерб общедагестанской идентичности»1. Этнический фактор, не игравший в историческом прошлом существенной роли во взаимоотношениях дагестанцев и традиционно выведенный за пределы правового поля, используется в наши дни в качестве ключевого элемента общественнополитической жизни. Эксплуатация чувств этнической солидарности для реализации корпоративно-клановых, групповых интересов, перевод в плоскость «межнациональных отношений» выборных кампаний, выдвижений и назначений на руководящие посты, территориальных конфликтов, – эти и другие признаки «размывания» общедагестанской идентичности имеют прямое отношение к обеспечению стабильности на южных рубежах России, а потому требуют научного осмысления.

Актуальной с точки зрения сохранения целостности Дагестана и его государственности в составе России остается и проблема религиозно-политического экстремизма, приведшая к трагедии августасентября 1999 г., террористическим актам против гражданского населения, представителей государственной власти, общественных деятелей, духовных авторитетов. Отсюда практическое значение выявления истоков подобных явлений с целью нормализации общественно-политической ситуации в республике.

Степень изученности проблемы.

Общие суждения об уникальности Дагестана, его языковом и этническом многообразии, тенденциях развития этнических и «межнациональных» процессов с древнейших времен и до наших дней, о том, кто такие дагестанцы и что такое дагестанское общество и т.п., имеются во многих публикациях.

В советское время большое внимание было уделено вопросам типологии этнических общностей Дагестана в рамках известных формационных концепций 2.

Поиск соответствующих определений и номинаций понятия «дагестанский народ» (формирующаяся нация на базе русского языка, суперэтнос, макроэтносоциальная общность, метаэнос)3 все еще остается доминирующей парадигмой интерпретации феномена дагестанской идентичности. Показательны названия публикаций: «Дагестанцы: народ, нация или другая общность?»4, «Дагестанцы – кто мы?»5, «Что есть дагестанское общество сегодня?»6. Интересны и предложения авторов этих вопросов ввести в Дагестане самоназвания типа «русский аварец»7, называть «проживающих в Махачкале людей….не представителями дагестанских этносов, а махачкалинцами– (дагестанцами), проживающих в Каспийске – каспийчанами–(дагестанцами) и.т.д.»8.

Существующие в литературе суждения о дагестанской идентичности отражают идеологические установки той или иной эпохи или личные представления авторов о «дагестанскости», но не результаты конкретных исследований по теме.

Цель и задачи исследования. Цель данного исследования изучить феномен этноязыкового многообразия и культурной идентичности, основы и компоненты многоуровневого самосознания дагестанцев.

Для достижения этой цели ставился ряд взаимосвязанных задач, главными из которых являются:

– освещение изменений в историческом и правовом сознании дагестанцев, обусловленных вхождением Дагестана в состав России;

– рассмотрение эволюции социальных отношений;

– определение динамики социальной структуры, уровня образования, изменения социальнокультурного облика дагестанцев за истекшие два века;

– изучение общих тенденций и локальных особенностей и этноязыковых процессов, влияния на эти процессы национальноязыковой политики, миграций, урбанизации, этнических смешений, социальной мобильности;

– характеристика коммуникативных и социокультурных функций русского языка;

– анализ состояния и перспектив сохранения этноязыкового многообразия;

– исследование этноязыковых и социокультурных оснований, уровней и граней самосознания дагестанцев;

– рассмотрение истории формирования и трансформации этнокультурных характеристик дагестанской диаспоры за рубежом.

Источники. Информационную базу исследования составили литературные источники, статистические и архивные сведения, полевые материалы автора.

Сравнительный анализ материалов Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., Всесоюзных переписей 1926, 1939, 1959, 1970, 1979, 1989 гг., Всероссийской переписи 2002 г., статистических обзоров и сведений статистики дореволюционного и последующих период позволил выявить количественнокачественные параметры динамики социальнокультурного облика населения Дагестана.

При освещении вопросов этносоциальной истории Дагестана, наряду с литературными источниками, использованы сборники архивных документов, материалы Государственного архива Республики Дагестан, Российского государственного исторического архива, Рукописного фонда Института ИАЭ ДНЦ РАН, полевые этнографические сведения, собранные автором в различных районах Дагестана и в районах расселения дагестанцев за рубежом.

Теоретическая и методологическая основа исследования.

Предметные области истории, этнологии, социологии, культурологии, лингвистики, хотя и не идентичны, во многом пересекаются; их разграничение существует в теории и носит, в целом, формальный характер. Языковая и культурная специфика многонациональных регионов может быть лучше понята, если она исследуется в этнологической проекции. Вместе с тем, многоаспектность проблемы корреляции этноязыкового многообразия и культурной идентичности обусловливает преимущества ее изучения на междисциплинарной основе.

В работе использованы труды российских ученых по теории этноса, методологии этнологических, этносоциологических и культурологических исследований, методы структурного, компонентного, системного анализа, принцип историзма.

Научная новизна работы состоит в том, что это первое комплексное исследование феномена этноязыкового многообразия и культурной идентичности, базовых компонентов и уровней самосознания дагестанцев.

Содержащиеся в ней материалы и концептуальные положения по исследуемой теме позволяют внести дополнения и коррективы в дискуссионные вопросы теории этнических процессов, открывает новые, междисциплинарные перспективы этнологического изучения Дагестана.

Апробация работы. Основные положения и выводы по рассматриваемой теме нашли отражение в 77–ми научных публикациях автора, в том числе: в 3-х монографиях; 8-ми статьях в рецензируемых журналах (список ВАК Минобразования РФ);

в статьях в отечественных (24) и зарубежных (15) академических изданиях; в материалах международных (7), всероссийских (5) и региональных (5) научных конференций;

в тезисах докладов, прочитанных на международных (4) и всероссийских (6) и региональных научных конференциях.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, семи глав, восемнадцати параграфов, заключения, списка источников и литературы, приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРАТАЦИИ

ВВЕДЕНИЕ

Во введение обосновывается актуальность, академическое и практическое значение изучения избранной темы, определены цель и задачи работы, научная новизна исследования.

ГЛАВА I. ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЕ ТРАДИЦИИ ДАГЕСТАНОВЕДЕНИЯ

В главе выделены и в контексте темы исследования охарактеризованы арабо–мусульманская, русско-европейская, советская и постсоветская, востоковедная, зарубежная традиции историографии Дагестана.

Арабо-мусульманская традиция историографии Дагестана представлена многочисленными эпиграфическими и рукописными памятниками на арабском, персидском, тюркском и местных языках. Среди них такие выдающиеся сочинениями как «История Ширвана и Дербенда» (1106 г.); «Тарих Дагестан» МахаммадРафи (XIV в.); «Дербентнамэ» (конец XVIначало XVII в.); «История Каракайтага» (о событиях XXV вв.); «О борьбе дагестанцев против иранских завоевателей» (о событиях конца XVIXVII вв.); Хроника МухаммедаТахира алКарахи о дагестанских войнах в период Шамиля; «Книга воспоминаний» и «Краткое изложение подробного описания дел имама Шамиля» Абдурахмана из Газикумуха; «ГюлистанИрам» А. К. Бакиханова; «Асари Дагестан» Гасана Алкадари; «Тарихи Эндирей», «Тарихи Кызларкала» и др.

Труд Мухаммада-Рафи – самое раннее из известных исторических сочинений, в котором о Дагестане, «жителях всего Дагестана от вилайата Чаркас до Шамах» повествуется как о единой стране и едином народе. Судя по сообщению автора о том, что он переписал «эти строки со старой, ветхой рукописи, а дата ее была 318 (930) год», такое восприятие Дагестана могло быть и до XIV века. Как косвенное тому подтверждение можно рассматривать сообщение Леонтия Мровели (XI в.) о Лекосе (пятом сыне праотца кавказских народов Таргамоса, внука Яфета, правнука Ноя), который получил от отца «землю с границами от моря Дербентского до реки Ломеки; на севере же – до великой реки Хазарии»9.

Итак, Дагестан как название страны и «дагестанцы» как нейтральная по отношению к многочисленным этническим группам, объединительная номинация, существует, как минимум, с XIV века. Письменные памятники XVII и последующих веков свидетельствуют о том, что общества и народы Дагестана считали себя частью «Дагестании»10. Да и остальной мир смотрел «на жителей Страны Гор как на своеобразное единство»11.

Русско–европейская традиция дагестановедения, формирование которой связано с развитием отечественного востоковедения и кавказоведения, имеет трехвековую историю. В историко-культурном освоении Дагестана велики заслуги М. Алиханова, Г. Амирова, Д.Н. Анучина, А.П. Берже, Д. Бабаева, С. Броневского, П.Г. Буткова, Н.И. Воронова, Е. Г. Вейденбаума, С. Габиева, К.Ф. Гана, И.Г. Гербера, П. В. Гидулянова, И.А. Гильденштедта, Н. Я. Данилевского, А.М. Дирра, Н. Ф. Дубровина, П. Иоселиани, А.Л. Зиссермана, О. Карнаилова, Г.-Ю. Клапрота, М.М. Ковалевского, Е.И. Козубского, А.В. Комарова, Ф.И. Леонтовича, Е. Маркова, Н. Я. Марра, А.А. Неверовского, А. Омарова, И.И. Пантюхова, П.Ф. Свидерского, В. А. Потто, П.Г. Пржецлавского, А.И. Руновского, П.К. Услара, Р.А. Фадеева, А. Чиркеевского, Д. Шихалиева, С. Эсадзе и др.

Труды этих авторов составляют основу кавказоведения, источник знаний по многим вопросам этнографии, этнической истории, языкознания, художественной культуры народов Дагестана.

§ 3. Советская и постсоветская традиция историографии Дагестана отмечена масштабными научными исследованиями по всем направлениям гуманитарной науки, обобщающими трудами по археологии, истории, этнографии, монографиями по отдельным народам, сборниками материалов и статей, посвященных материальной и духовной культуре, семейному и общественному быту, проблемам этногенеза, этнической истории.

Развитие советской этнографии в Дагестане проходило под влиянием идей М.О. Косвена12 о родовой сущности дагестанского тухума («патронимии»), о пережиточном, «патриархальнородовом» состоянии семейных (большая семья) и доклассовом уровне общественных отношений. Школа этнографического кавказоведения М.О. Косвена особое внимание уделяла поиску в исчезающей и живой этнографии Дагестана признаков и пережитков первобытнообщинной формации. Аргументация существования в Дагестане вплоть до новейшего времени пережитков патриархальнородовых отношений строилась на выраженности у дагестанцев родственной солидарности, интерпретации «тухума» как родовой организации (в первобытном значении этого термина). Обычаи гостеприимства и взаимопомощи (не говоря уже о кровной мести, «закабалении» горянки) рассматривались как пережитки патриархальнородового строя.

Чтобы подвести под универсальные формационные модели дагестанскую действительность одни исследователи искали в Дагестане "феодализм без феода"; другие показывали наличие достойных исторических и культурных традиций, древней письменности и литературы, кодексов законов, судов, собраний, выборов, т.е. свидетельства высокого уровня культуры и правосознания дагестанских народов; третьи аргументировали «вековую отсталость» народов Дагестана ссылками на примитивное сельское хозяйство, патриархальный быт, религиозный фанатизм, «хищничество», отсутствие письменности и достаточного числа феодалов, государственности и т.п.

Этнографические исследования по Дагестану показали, что в формировании хозяйственнокультурных типов традиции выполняют не только подчиненную, но и доминантную роль (М.З. О. Османов); что этническая и языковая дробность Дагестана детерминирована не столько фактором экономической замкнутости и географической изоляции, сколько культурной реакцией на многообразие форм политической самоорганизации общества (М.А. Агларов); что на Кавказе различия в уровне производственных отношений уживаются с общностью технических навыков в производстве и многих элементах надстройки (Л.И. Лавров); что «дефеодализация» в период XIVXVI вв. является признаком развития, а не регресса социальноэкономических отношений (Л.И. Лавров, М.А. Агларов).

Важное в преодолении нигилистического отношения к истории и культуре народов Дагестана значение имеют труды Г.Г.Гамзатова13. Выдвинутые им положения о многообразии и системном единстве культур народов Дагестана, сходстве их художественного сознания позволяют полнее представить основы культурной идентичности дагестанцев.

Большой вклад в изучение этнографии Дагестана внесли С.С. Агаширинова, М.А. Агларов, Б.М. Алимова, С.А. Арутюнов, А.Г. Булатова, Н.Г. Волкова, В.Г. Гаджиев, Г.А. Гаджиев, С.Ш. Гаджиева, А.В. Гадло, В.К. Гарданов, А.И. Исламмагомедов, М.М. Ихилов, Г.Ш. Каймаразов, Б.А. Калоев, Ю. Ю. Карпов, М.О. Косвен, Л.И. Лавров, С.А. Лугуев, Р.М. Магомедов, З.А. Никольская, Л.Б.Панек, Г.А. Сергеева, Я.С. Смирнова, Б.Р. Рагимова, М.Ш. Ризаханова, Е.М. Шиллинг и др.

Востоковедческая традиция дагестановедения, в которой сочетаются познавательные преимущества арабомусульманской и русскоевропейской направлений науки. Благодаря археографической и исследовательской деятельности П.М. Алибековой, А.К. Аликберова, Т.А. Айтберова, В.В. Бартольда, В.О. Бобровникова, З.М. Буниятова, А.И. Генко, А.К. Казембека, М. Кемпера, И.Ю. Крачковского, Л.И. Лаврова, В.Ф. Минорского, М.Н. Нурмагомедова, М. Гайдарбеков, Б. Малачиханова, А.Р. Наврузова, Х.О. Омарова, Г.М.Р. Оразаева, И. А. Орбели, М.С. Саидова, Н.А. Тагировой, А.Р. Шихсаидова и др. были выявлены и введены в научный оборот ценные арабографические материалы по истории и культуры народов Дагестана, Кавказа, России.

Зарубежная историография посвящена главным образом истории Кавказской войны и современным этнополитическим проблемам Северного Кавказа и Дагестана. Из доступных нам публикаций следует выделить работы Д. Аллен и П. Муратофф, Т. М. Барет, А. Бенингсен и С. Уимбуш, М. Б. Броксап, Дж. Ф. Бэддли, П. Гарб, Р. Виксман, М. Гаммер, С. Голденберг, С. Лэйтон, К. Чарльз, П.Хензe, Ф. Хилл, Р. Ченсинер и др.

Глава II. ВЕХИ ЭТНОСОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

В главе охарактеризованы изменения в историческом и правовом сознании дагестанцев, обусловленные вхождением Дагестана в состав России, рассмотрены вопросы корреляции различных правовых систем (адат, шариат, российские и советские законы), динамики социальной структуры, социально-культурного облика народов Дагестана.

§ 1. Ориентиры исторического сознания

ХIХ век вошел в историю Кавказа как век величайших исторических драм, духовных исканий и нравственных переживаний его народов, как век России, время кардинальных перемен политических ориентаций и внутреннего переустройства края. И если в предыдущие столетия русскокавказские, русскодагестанские отношения носили внешнеполитический характер, то в ХIХ веке отношения эти воспринимались царской администрацией как сугубо внутренние. «Россия приняла под свою власть Грузинское царство. Это событие, – писал Р.А. Фадеев,– определило новые отношения государства с полудикими племенами Кавказа; из заграничных, чуждых нам они сделались внутренними, и Россия необходимо должна была подчинить их своей власти»14.

Новым геополитическим миропорядком, а не первобытной «военной демократией» по Ф. Энгельсу, «набеговым хозяйством», «хищничеством горцев» и прочими мифическими «социальными корнями» определялись причины Кавказской войны.

Историческая ориентация дагестанцев на Россию, военное превосходство которой после побед в Отечественной войне 1812 г., в русско-турецких и русско-иранских войнах была очевидна, наиболее ярко проявились после включения Дагестана в орбиту российской государственности, особенно в годы Русско-японской и Первой мировой войн.

§ 2. Адат, шариат, российские законы: вопросы корреляции

Проблема приоритетного применения на практике адатных или шариатских норм существовала в Дагестане с первых веков распространения ислама. Либеральное отношение к адату сохранялось и в XIX веке, особенно в тех частях Дагестана, которые не входили в Имамат Шамиля. Горцы дорожили своими адатами и не воспринимали их как нечто противоречащее шариату. Сельские общества, от которых имамы требовали «принять шариат», были убеждены в том, что они уже давно следуют шариату и не могли уразуметь подлинный смысл увещеваний имамов относительно установления шариата.

Административное обустройство Дагестана после включения в состав России в целом соответствовало традиционной системе управления и с точки зрения общественного спокойствия не вызывало особого беспокойства царской администрации. Взаимодействие разных правовых систем (адата, шариата, российского права) происходило в условиях «военно–народного управления», сочетавшего в себе как общеимперские, так и традиционные для Дагестана начала.

На протяжении последней трети XIX в. и вплоть до 1927 г. в Дагестане происходили сложные процессы взаимодействия различных правовых систем, модернизации традиционной правовой и этической культуры народов Дагестана в русле российского права и российской гражданственности.

С установлением советской власти, особенно с 1928 г., адат, шариат, и русское «буржуазное право» были объявлены вне закона. Традиционная правовая культура Дагестана подверглась коренной советизации и модернизации.

Современные тенденции изменения в правосознании дагестанцев, как и россиян в целом, обусловлены произошедшей в связи с распадом СССР трансформацией политической системы России, кризисом государственной власти в 1990–е годы, восстановлением правопорядка, формированием правового государства и гражданского общества в 2000–е годы.

§ 3. Эволюция социальных отношений

При определении уровня социально–экономического развития народов дореволюционного Дагестана исследователи исходили из наличия феодальных отношений. По данному критерию Засулакская Кумыкия, шамхальство Тарковское, Мехтулинское и Дербентское Ханства, Нижний Табасаран, Нижний Кайтаг, т.е. весь Приморский и часть Нагорного Дагестана (Казикумухское ханство) были выделены как более развитые в социально-экономическом отношении. Так как социальный строй «вольных обществ» (а это более 60 % населения дореволюционного Дагестана) не содержал в себе подобие феодализма, одни исследователи считали, что эти общества находились на уровне родоплеменной организации, другие же пытались доказать, что феодализм был и в «вольных обществах».

Однако социальные отношения в «вольных обществах» и ханствах имели много общего. Так, о независимом положении ряда аварских сельских общин говорится в письме аварского Султан–Ахмед–хана к генералу Тормасову (1809 г.): «Число дагестанских деревень превышает муравьев и зерен: число Аварских Магалов более чем их можно сосчитать. Часть их в моем владении и под моей властью, а часть в руках других, как-то Шамхала, владетеля Тарковского и пр. владетелей Сехела (равнины – М.М.), Казикумуха и Кайтага. Одна же часть из числа их в моем соседстве считается вольною и воинственною, не служит ни мне, ни другому иначе как за деньги и милости»15.

В Шамхальстве Тарковском, выделяемом исследователями по иерархичности межсословных отношений16, сельские общины состояли преимущественно из узденей и имели схожий с джамаатами аварских или даргинских «вольных» порядок самоуправления.

Включение Дагестана в орбиту российской государственности существенно изменило всю систему традиционных социальных отношений.

«В тех условиях, когда Дагестан был окончательно покорен, ханская власть стала чужеродным элементом в общероссийском государственном организме»17. Ко времени принятия 26 апреля 1868 г. «Положения о сельском управлении в Дагестане» все ханства были ликвидированы. С этого времени о феодализме в Дагестане если и можно говорить, то в метафорическом, а не в строго научном смысле.

С образованием Дагестанской области и установлением «военно–народного управления», сочетавшего в себе как общеимперские, так и традиционные для Дагестана начала административного устройства. Были сохранены наибства и сложившееся деление на сельские общества, сельские суды по шариату и суды по адату, словесные суды и т.д. Был также использован опыт тех, кто находился на службе у Шамиля: многие из них были назначены наибами, старшинами, депутатами окружных судов, письмоводителями и т.д.

«Прежние уздени, – писал о кумыках Д. Шихалиев, – службою Русским получившие чины и нажившие деньги, покупкою приобретали земли, иногда даже под разными предлогами, выманивали у Русских начальников окончательное укрепление за собою поместий, полученных от князей, под условие личной службы и всегда, по воле последних, могущих отойти от них. Но для русского начальства 10-ти летняя давность владения была достаточным основанием, для отчуждения поместья от настоящего владельца в пользу узденя, без дальнейшего разбирательства их обоюдных прав…»18.

Последствия розданных сословию беков щедрот за счет ущемления сельских обществ, царской администрации в Темир–Хан–Шуре и Тифлисе, Кавказскому Комитету (1845–1882) в Петербурге пришлось разбирать вплоть до Октябрьской революции 1917 г.

К началу ХХ в. Дагестан являлся частью общероссийской капиталистической системы19. Развитие промышленности, торговли, дорожное строительство, расширение географии отходничества, инкорпорация в военную, экономическую, интеллектуальную элиты Российской Империи, – все эти признаки модернизации по русскому дореволюционному образцу были восприняты дагестанцами в целом с энтузиазмом.

Политика сплочения этнически разнородного населения Российской Империи имела соответствующее своему времени пропагандистское, просветительское, экономическое обеспечение, способствовала формированию в национальных окраинах сознания причастности к политической, экономической и культурной жизни России.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Института языка, литературы

    Документ
    Издание подготовлено и осуществлено к 80-летию Института языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы Дагестанского научного центра Российской академии наук.

Другие похожие документы..