Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Сегодня, будучи еще молодым педагогом, все чаще оглядываюсь назад: когда, почему музыка стала для меня главным делом жизни, почему сегодня, я с увере...полностью>>
'Урок'
М.Мусоргский. Из оперы «Хованщина». Пляска персидок. М.Глинка. Опера «Руслан и Людмила». Персидский хор. А.Хачатурян. Балет «Гаяне». Колыбельная. Тан...полностью>>
'Рабочая программа'
Целью преподавания дисциплины “Концепции современного естествознания” является изучение студентами основополагающих представлений о строении материал...полностью>>
'Закон'
В России актуальной задачей современного этапа развития финансовой системы является восстановление полноценного вексельного обращения как элемента ры...полностью>>

Правительство Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской Федерации доклад (2)

Главная > Доклад
Сохрани ссылку в одной из сетей:

6. Право на свободу передвижения

Реализация конституционного права на свободу передвижения по нашей стране по-прежнему зависит от того, насколько точно и добросовестно органы Федеральной миграционной службы соблюдают уведомительный порядок регистрации по месту жительства или пребывания. На практике он, к сожалению, сплошь и рядом оказывается разрешительным. Достигается это, в частности, путем требования у соискателя регистрации документов, никак не предусмотренных ни законом, ни ведомственными административными регламентами.

Например, органы УФМС по г. Москве могут запросто отказывать в регистрации до тех пор, пока собственник помещения не представит справки об отсутствии задолженности по коммунальным платежам. Между тем и действующий Закон Российской Федерации от 25.06.1993 г. N 5242-1 "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации", и Административный регламент предоставления Федеральной миграционной службой государственной услуги по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденный приказом ФМС России от 20.09.2007 г. N 208, предусматривают при регистрации по месту жительства представление только двух документов: паспорта (заменяющего его документа) соискателя регистрации, а также документа, являющегося основанием для его вселения в жилое помещение (ордера, договора, заявления лица, предоставившего это помещение), или надлежаще заверенной копии этого документа.

Уполномоченный считает необходимым повторить: любые требования, ограничивающие конституционное право на свободу передвижения на основании ведомственных приказов и тем более чьих-либо устных указаний, неправомерны и подлежат обжалованию.

В отчетном году к Уполномоченному обратилась гражданка З. с жалобой на сотрудников отделения по району Якиманка ОУФМС России по городу Москве в ЦАО, отказавших ей в регистрации по месту жительства со ссылкой на отсутствие у заявителя договора социального найма на жилое помещение.

Должностные лица, ответственные за регистрацию, не приняли во внимание то, что основанием для вселения З. в жилое помещение в силу законодательства, действовавшего на момент предоставления ей жилого помещения, являлся ордер, который она представила. При этом обязанность по переоформлению ордера в договор социального найма, как того требует Жилищный кодекс Российской Федерации, лежит на органах местного самоуправления.

Усмотрев нарушения со стороны сотрудников ОУФМС и считая их отказ необоснованным, Уполномоченный обратился в ФМС России с просьбой рассмотреть жалобу З. и обязать отделение по району Якиманка поставить заявителя на регистрационный учет по месту жительства. Что в итоге и было сделано.

Справедливости ради следует сказать, что коллизии, подобные описанной выше, возникают в том числе и по причине отсутствия в законе исчерпывающего перечня документов, подтверждающих право на проживание в жилом помещении. Понятно, что добросовестных сотрудников регистрационных органов это без нужды запутывает, а недобросовестных - "приглашает" к самоуправству и злоупотреблениям.

Застарелой болезнью российской бюрократии является ее не всегда законная склонность к тому, чтобы рассматривать регистрацию по месту жительства или пребывания как обязательное условие обеспечения многих других прав и свобод граждан. Нередки, скажем, случаи отказа гражданам в медицинской помощи просто потому, что, имея полис медицинского страхования, они обратились в поликлинику не по месту жительства. В почте Уполномоченного встречаются и более "изощренные" примеры подобного самоуправства.

В феврале 2010 года к Уполномоченному обратился преподаватель московского вуза Б. с жалобой на нарушение органами исполнительной власти г. Москвы его конституционных прав на жилище, свободу передвижения и выбор места жительства. Заявитель сообщил о том, что Комиссия по жилищным вопросам Правительства Москвы отказалась утвердить решение Президиума и Жилищной комиссии Ассоциации московских вузов о предоставлении ему по договору найма в рамках Московской программы "Молодой семье - доступное жилье" квартиры в г. Москве. Отказ был "обоснован" ссылкой на то, что у заявителя и членов его семьи не имелось так называемой постоянной регистрации в г. Москве. Тот факт, что заявитель с семьей с 2001 года постоянно проживал в г. Москве в общежитии своего вуза, где постоянная регистрация, как правило, не предоставляется, комиссией принят во внимание не был.

Между тем постоянное место жительства физического лица может быть установлено на основе различных юридических фактов, совсем не обязательно производных от наличия у него постоянной регистрации. С учетом этого Уполномоченный обратился к мэру Москвы с просьбой о повторном рассмотрении вопроса о предоставлении Б. жилья. В итоге Департамент социальной защиты населения г. Москвы признал правоту доводов Уполномоченного, а Комиссия по жилищным вопросам Правительства Москвы, повторно рассмотрев дело Б., приняла положительное решение.

Мораль сей басни такова: при внимательном отношении к своим обязанностям, помноженном на знание действующего законодательства, должностные лица вполне могли найти искомое положительное решение с первого раза. Хотелось бы надеяться на то, что опыт рассмотрения ситуации, подобной той, в которой оказался Б., будет востребованным и в других субъектах Российской Федерации. (См. приложение 2.6.1.)

Отдельного разговора заслуживает вопрос о праве на свободу передвижения по России иностранных граждан и лиц без гражданства, на законных основаниях находящихся на территории нашей страны. В докладе за 2009 год Уполномоченный описал казус, связанный с привлечением работавшей в г. Москве иностранной гражданки Б. к ответственности за выезд с туристическими целями в другой российский город (Республика Башкортостан, г. Уфа), что, по мнению территориального органа ФМС России, явилось нарушением визового режима. Проще говоря, иностранку наказали за то, что, законно находясь в России по рабочей визе, она не оформила вдобавок еще и туристическую визу. Что технически невозможно. После оживленной переписки с ФМС России Уполномоченный обнаружил, что два управления Службы имеют по этому вопросу диаметрально противоположные точки зрения. Наконец, уже в отчетном году Верховный Суд Республики Башкортостан, куда также обратился Уполномоченный, своим решением восстановил конституционное право иностранной гражданки Б. на свободу передвижения по территории России. В качестве послесловия следует сказать, что подобные абсурдные истории ограничения свободы передвижения иностранных граждан никак не приближают Россию к безвизовому режиму со странами Евросоюза и в этом смысле негативно сказываются на интересах российских граждан.

Впрочем, российские граждане при реализации права на свободу передвижения по собственной стране порой оказываются в ущемленном положении по сравнению с иностранцами. Сравнительный анализ правил регистрационного учета граждан Российской Федерации и миграционного учета иностранных граждан показывает, что последние обладают большей свободой в выборе места пребывания и оформлении регистрационных документов.

В настоящее время в нашей стране действуют Правила осуществления миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства, утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.01.2007 г. N 9. Согласно пп. 21 и 22 этих Правил основанием для постановки на учет по месту пребывания иностранного гражданина является получение территориальным органом ФМС уведомления установленной формы о его прибытии. Уведомление о прибытии может представляться в территориальный орган ФМС непосредственно либо направляться почтовым отправлением. Пунктом 25 Правил установлено, что принимающая сторона свое согласие на временное нахождение у нее иностранного гражданина подтверждает подписью на оборотной стороне уведомления о прибытии. При этом, однако, под "принимающей стороной" понимается один из собственников или нанимателей жилого помещения, где предполагается разместить иностранца. Согласия других собственников или нанимателей того же жилого помещения не требуется.

Между тем в соответствии с п. 10 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17.07.1995 г. N 713, регистрация россиян по месту пребывания осуществляется по взаимному соглашению со всеми собственниками или нанимателями соответствующих жилых помещений.

Таким образом, вследствие простой нестыковки двух нормативных документов иностранным гражданам и лицам без гражданства оказывается легче зарегистрироваться по месту пребывания в России, чем самим ее гражданам. Налицо нарушение установленного ст. 19 Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом.

Указанные обстоятельства побудили Уполномоченного в июне отчетного года обратиться к Председателю Правительства Российской Федерации с просьбой поручить компетентным федеральным органам исполнительной власти подготовить предложения по обеспечению гражданам Российской Федерации равных прав с иностранными гражданами и лицами без гражданства в области регистрационного (миграционного) учета.

По этому вопросу Правительство Российской Федерации дало два поручения: в июне отчетного года - ФМС России и в сентябре - ФМС и Минюсту России. Для выработки консолидированной позиции и возможных предложений по его решению в октябре отчетного года состоялось межведомственное совещание с участием представителей Уполномоченного, а также всех заинтересованных ведомств. Было условлено, что ФМС и Минрегион России подготовят совместные разъяснения относительно принципиальных различий правоотношений в области регистрационного учета российских граждан и миграционного учета иностранных граждан и лиц без гражданства. (См. приложение 2.6.2.)

В итоге, однако, Правительство Российской Федерации нашло иное и, по мнению Уполномоченного, оптимальное решение наболевшего вопроса, уравняв в правах россиян и иностранцев, причем не путем ограничения прав последних. Было принято Постановление Правительства Российской Федерации от 11.11.2010 г. N 885 о внесении изменений в Правила регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации. В соответствии с этим документом с 1 января 2011 года граждане России вправе уведомить орган регистрационного учета о сроке и месте своего пребывания по почте или в электронной форме, в том числе через "Единый портал государственных и муниципальных услуг (функций)". По желанию заявителя свидетельство о регистрации по месту пребывания может быть направлено ему органом регистрационного учета по почте по адресу жилого помещения, указанного в заявлении. Собственнику (нанимателю) жилого помещения в трехдневный срок направляется уведомление о регистрации заявителя.

Уполномоченный убежден, что при должном исполнении описанная выше современная процедура регистрации позволит значительно более эффективно, чем раньше, обеспечить соблюдение права граждан России на свободу передвижения по собственной стране.

7. Право на свободу совести

В отчетном году к Уполномоченному, как обычно, поступило около тысячи жалоб на ограничение права на свободу совести и на воспрепятствование деятельности религиозных организаций из 60 субъектов Российской Федерации. Одновременно с этим в почте Уполномоченного обнаружилось чуть менее 5 тыс. обращений граждан, в силу своих религиозных убеждений отвергающих современные технологии учета персональных данных, электронные носители информации и российские паспорта установленного образца. За редким исключением такие обращения содержали стандартный текст, "скачанный" с сайта некой религиозной организации, не несли информации о конкретных фактах нарушений прав человека и поэтому не были приняты к рассмотрению в качестве жалоб. Ответ на эти обращения был дан организаторам кампании и опубликован на сайте Уполномоченного.

Тематика жалоб остается почти неизменной, в своем большинстве они подаются в связи:

- с отказом в выделении земельных участков под строительство культовых зданий;

- с волокитой при возвращении ранее изъятых культовых зданий;

- с неправомерными действиями сотрудников правоохранительных органов в отношении верующих;

- с состоявшимися судебными решениями в отношении верующих и религиозных объединений;

- с неправомерными действиями органов государственной власти и местного самоуправления в отношении верующих;

- с публикацией в СМИ материалов, содержащих заведомо ложную, по мнению верующих, информацию о религиозных объединениях.

Нетрудно понять, что конституционное право на свободу совести не может быть в полной мере реализовано, если верующие граждане не имеют культовых зданий и сооружений, молитвенных помещений, необходимых для отправления религиозных обрядов. Исходя из этого, ст. 21 Федерального закона от 26.09.1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" признает право религиозных организаций возводить и содержать культовые здания и предусматривает безвозмездную передачу им имущества религиозного назначения, находящегося в собственности государства. Кроме того, согласно ст. 30 Земельного кодекса Российской Федерации, участки земли для строительства новых культовых зданий также передаются религиозным организациям на безвозмездной основе. С учетом непростого советского наследия такие нормы закона представляются в высшей степени справедливыми. На деле, однако, с этим систематически возникают трудности. Органы государственной власти и местного самоуправления под различными предлогами зачастую отказывают верующим в выделении земельных участков под строительство культовых зданий. А когда все же участки выделяют, откровенно затягивают согласование строительной документации. Независимо от того, какими именно соображениями - экономическими, политическими или корыстными - руководствуются при этом власти, такие их действия следует квалифицировать как ущемляющие конституционное право на свободу совести.

С 2007 по 2010 год жалобы вышеприведенной направленности поступили к Уполномоченному от членов Русской православной церкви, Истинно-православной церкви, Российской православной автономной церкви, Русской православной старообрядческой церкви, Древлеправославной церкви, Российской церкви евангельских христиан-баптистов, Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), Российской церкви христиан веры евангельской (пятидесятников), Международного общества сознания Кришны, объединений Свидетелей Иеговы, мусульманских, буддистских, молоканских религиозных обществ из г. Москвы, Брянской, Мурманской, Самарской, Тюменской и Челябинской областей, из Пермского и Ставропольского краев, из республик Дагестан и Калмыкия.

В результате вмешательства Уполномоченного удалось добиться восстановления прав верующих на возведение культовых зданий в г. Москве, в Самарской области и в Ставропольском крае. По всем остальным жалобам работа будет продолжена в 2011 году.

Религиозные организации, в силу каких-либо причин не имеющие собственных культовых зданий, широко практикуют аренду муниципальных помещений, которые они используют для отправления религиозных обрядов. К сожалению, это их не всегда "выручает": как показывает опыт, арендные договоры могут быть расторгнуты в любой момент без объяснения причины или под надуманным предлогом.

В мае отчетного года к Уполномоченному обратился пастор местной религиозной организации "Церковь Завета" О. (г. Норильск). Заявитель сообщил, что Управление по делам культуры и искусства городской администрации неожиданно расторгло с его организацией договор аренды помещения в муниципальном досуговом центре со ссылкой на соответствующее письмо территориального органа ФСБ России. По запросу Уполномоченного городская администрация ознакомила его с указанным документом, из которого следовало, что "Церковь Завета" "...представляет собой опасный культ псевдохристианской направленности, оказывающий сильное влияние на психику адептов". На этом основании руководитель территориального органа ФСБ "информировал" главу г. Норильска "о недопустимости проведения богослужений в местах общего пользования". Получив такое письмо авторитетного органа, городская администрация направила руководителям муниципальных учреждений циркулярное предписание "не допускать предоставления площадей" в аренду упомянутым выше религиозным организациям.

Сочтя, что руководитель территориального органа ФСБ превысил свои полномочия, произвольно и необоснованно причислив законно действующую в России церковную организацию к пропагандистам опасного культа, Уполномоченный обратился за разъяснениями к директору ФСБ России. Из поступившего ответа следовало, что письмо территориального органа ФСБ носило "информационный характер и не являлось основанием для ограничения прав и свобод верующих". При этом наличие в упомянутом письме квалификации "Церкви Завета" как "опасного культа" начисто отрицалось. Только после повторного обращения Уполномоченного к руководству ФСБ последнее признало, что в действиях начальника отдела в г. Норильске УФСБ России по Красноярскому краю "усматривались признаки дисциплинарного проступка", и сообщило о его привлечении к дисциплинарной ответственности. После этих разъяснений Уполномоченный в декабре отчетного года обратился в администрацию г. Норильска с просьбой принять меры для восстановления прав верующих. На момент подписания настоящего доклада информации об исполнении рекомендаций Уполномоченного не поступило. (См. приложение 2.7.1.)

Похожих примеров "неравной" борьбы верующих за право арендовать помещения в муниципальных зданиях в почте Уполномоченного немало. Еще один пример такого рода, причем, увы, весьма типичный - история, приключившаяся в отчетном году в Ханты-Мансийском автономном округе - Югре, где администрация округа запретила всем муниципальным учреждениям культуры предоставлять помещения в аренду религиозным организациям под предлогом противодействия неким "тоталитарным сектам". Список же последних администрация ХМАО почерпнула из вполне субъективного частного источника, не являвшегося ни федеральным, ни региональным нормативным актом.

В связи с описанным выше фактом самоуправства председатель Российского объединенного союза христиан веры евангельской (пятидесятников), член Общественной палаты Российской Федерации, епископ Р. осенью отчетного года обратился к Уполномоченному с жалобой на нарушение прав верующих. Согласившись с доводами заявителя, Уполномоченный направил заместителю губернатора Ханты-Мансийского автономного округа письмо, в котором порекомендовал принять необходимые меры для восстановления прав верующих и предложил методическую помощь экспертов своего аппарата в подготовке сотрудников окружной администрации, курирующих деятельность религиозных организаций.

В ответном письме заместитель губернатора ХМАО уведомила Уполномоченного о том, что Инструктивное письмо, коим был введен запрет на предоставление помещений муниципальных учреждений в аренду религиозным организациям, - признано недействительным, а его авторы из числа сотрудников администрации привлечены к дисциплинарной ответственности.

Еще в первой половине 90-х годов прошлого века было издано распоряжение Президента Российской Федерации от 23.04.1993 г. N 281-рп "О передаче религиозным организациям культовых зданий и иного имущества". В последующие годы именно на основе этого документа была осуществлена поэтапная передача религиозным организациям имущества религиозного назначения, находившегося в федеральной собственности. Не секрет, однако, что аналогичный процесс передачи, точнее возвращения, религиозным организациям имущества, находящегося в собственности субъектов Российской Федерации и муниципальных органов, практически стоял на месте. Что, в свою очередь, не раз становилось поводом для обращения верующих к Уполномоченному. С учетом опыта работы с такими обращениями Уполномоченный приветствует принятие Федерального закона от 30.11.2010 г. N 327-ФЗ "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной и муниципальной собственности". Это событие, по мнению Уполномоченного, позволит не только "закрыть" имеющиеся пробелы в национальном законодательстве о свободе совести, но также и выполнить одно из обязательств - возврат собственности религиозным организациям - взятых Россией при вступлении в Совет Европы. Дело, одним словом, за добросовестной реализацией норм нового закона. И не в последнюю очередь за принятием уполномоченными органами государственной власти и местного самоуправления нормативных правовых актов, конкретизирующих его положения.

Нетрудно предположить, что в процессе применения нового закона не избежать случаев, когда по объективным причинам религиозное имущество возвращено быть не может. Одним из приемлемых вариантов выхода из подобных ситуаций, очевидно, могло бы стать разумное возмещение стоимости "невозвратимого" религиозного имущества. Это в полной мере соответствовало бы как апробированной международной практике, так и принятой еще в 2002 году Рекомендации Парламентской Ассамблеи Совета Европы (N 1556) "Религия и перемены в Центральной и Восточной Европе". В которой как раз говорится о необходимости выплаты государством справедливой компенсации религиозным организациям в случае невозможности передачи им имущества религиозного назначения.

Заметно возросло в отчетном году и количество жалоб верующих на действия некоторых сотрудников правоохранительных органов, взявших за "моду" привлекать граждан к административной ответственности за так называемое "навязывание" другим своих религиозных взглядов и убеждений. Подобная практика, грубо и явно ограничивающая конституционное право граждан на распространение своих религиозных взглядов и убеждений, закреплена в законодательстве об административных правонарушениях 16 субъектов Российской Федерации. Указанная проблема привлекла внимание Уполномоченного около трех лет назад. После его неоднократных обращений законодатели г. Москвы, Ивановской и Томской областей, а также Красноярского края все же изъяли из своих правовых актов положение об административной ответственности за "навязывание религиозных убеждений". В остальных 12 субъектах Российской Федерации процесс освобождения законодательства от дискриминационных норм все еще далек от завершения, а верующих граждан по-прежнему отождествляют с уличными торговцами, гадалками и т.п. Судя по поступающим обращениям граждан, особо усердствуют в этом сотрудники правоохранительных органов в Вологодской и Костромской областях. При этом в большинстве случаев дела об административных правонарушениях, возбужденные по признакам "навязывания религиозных убеждений", прекращаются после обжалования гражданами наложенных на них взысканий, просто в силу недоказанности. В этой связи уместен вопрос: кому и зачем нужна норма закона, не только вступающая в явное противоречие с национальным и международным законодательством о правах и свободах человека, но еще и неработающая. Со своей стороны, Уполномоченный обращает внимание руководителей субъектов Российской Федерации, где подобная норма сохраняется, на необходимость ее скорейшего изъятия.

В почте Уполномоченного имеются и жалобы на сотрудников правоохранительных органов, применяющих к верующим принудительные меры, такие как задержание, административный арест, обыск и личный досмотр, изъятие имущества и религиозной литературы, фотографирование и дактилоскопирование. По просьбе Уполномоченного органы прокуратуры проверяют законность и обоснованность таких действий, как правило, констатируя, что они были предприняты в целях борьбы с экстремизмом. Иными словами, были и законными, и обоснованными. В подавляющем большинстве случаев Уполномоченному бывает трудно согласиться с такими выводами, например, когда из материалов расследования видно, что принудительные меры были применены к законопослушным гражданам, зачастую весьма почтенного возраста, пытавшимся всего лишь реализовать свои конституционные права.

Подчеркивая особую важность принципиального отношения органов прокуратуры к проверке жалоб указанной категории, Уполномоченный хотел бы отметить, что примеры именно такого отношения также не единичны в его практике.

В отчетном году к Уполномоченному обратился гражданин М. из пос. Демино Ставропольского края, который был задержан сотрудниками милиции в пос. Лопанка Ростовской области.

Заявитель сообщил, что принадлежит к религиозной организации Свидетели Иеговы. С группой последователей этого вероучения он прибыл в пос. Лопанка с целью его распространения. За что был доставлен в помещение ОВД Целинского района Ростовской области, где у него изъяли религиозную литературу и выдали официальное предостережение о необходимости соблюдения решения Ростовского областного суда, признавшего экстремистской местную религиозную организацию Свидетелей Иеговы в г. Таганроге и запретившего ее деятельность в некоторых районах Ростовской области.

Рассмотрев жалобу заявителя, Уполномоченный обратился в прокуратуру Целинского района с просьбой о проверке законности и обоснованности действий сотрудников милиции.

По результатам проверки, проведенной районной прокуратурой, действия сотрудников милиции были признаны необоснованными и не соответствующими действующему законодательству. Начальнику ОВД было внесено представление об устранении выявленных нарушений. Что и было исполнено. С учетом представления прокуратуры в районном ОВД было проведено оперативное совещание сотрудников, в ходе которого им были даны дополнительные инструкции и разъяснения о необходимости неукоснительного соблюдения требований закона.

Особое беспокойство Уполномоченного вызывает еще одна категория жалоб, количество которых возросло в отчетном году, на действия сотрудников правоохранительных органов, вторгающихся в молитвенные помещения. Подобные эксцессы имели место, по меньшей мере, в шести субъектах Российской Федерации. Во всех случаях сотрудники правоохранительных органов, ссылаясь на поступившую к ним информацию о распространении "религиозной экстремистской литературы", войдя в молитвенное помещение, прекращали богослужение и порой в жесткой форме приступали к проверке документов у верующих, составляли их поименные списки. Религиозная литература при этом изымалась, а многие верующие задерживались и доставлялись в отделения милиции, где их фотографировали, дактилоскопировали и допрашивали, составляя протоколы о распространении "экстремистской" литературы. Парадокс в том, что даже такое сомнительное с точки зрения законности и явно чрезмерное усердие в борьбе с "экстремистами", как правило, не выявляет фактов нарушений религиозными организациями действующего законодательства.

Объектами подобных действий чаще всего становятся последователи так называемых "нетрадиционных религий". В связи с этим Уполномоченный считает необходимым напомнить о том, что Конституция Российской Федерации ясно и недвусмысленно предусматривает равенство всех религий перед законом.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Новое в законодательстве

    Закон
    Федеральный Конституционный Закон от 9 ноября 2009 года № 5-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный Конституционный Закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации» и статьи 4 и 15 Федерального Конституционного Закона «О Судебной
  2. Приказ №146/кд от 15. 03. 2010 красноярский краевой суд информирует

    Закон
    Справка по результатам обощения судебной практики применения судами Красноярского края норм уголовно-процессуального закона, регулирующих участие потерпевшего в уголовном делопроизводстве
  3. Учебно-методический комплекс удк ббк п рекомендовано к изданию Учебно-методическим советом Института социальных и гуманитарных знаний

    Учебно-методический комплекс
    Учебно-методический комплекс составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по специальности 030501.
  4. Ярков Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебник

    Учебник
    Яковлев В.Ф. - доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент РАН, заслуженный юрист РФ, Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;
  5. Программа По специальности 050402 «Юриспруденция» (1)

    Программа
    Правоохранительные органы. Учебная программа по специальности 050402 «Юриспруденция»/ Сост. к.п.н. Ершов Д.А. - филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Волгоградский
  6. Учебник материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 февраля 2008 года

    Учебник
    Волкова И.А., кандидат юридических наук, доцент - гл. 2 (в соавторстве с П.М. Филипповым), гл. 3 (в соавторстве с П.М. Филипповым), гл. 10, 16, 24, вопросы для самоконтроля по дисциплине "Гражданский процесс"

Другие похожие документы..