Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Окружающий человека мир явлений расчленяется и организуется в соответствии с той языковой системой, которой владеет человек. Роль языка в процессе че...полностью>>
'Документ'
Развитие инновационной деятельности современных предприятий требует формирования нового механизма взаимодействия производителей с потребителями на ос...полностью>>
'Урок'
Да, Шукшин был по происхождению крестьянином, но без Москвы, где он жил и работал, он не стал бы тем Шукшиным, который и прославил Алтай. И справедли...полностью>>
'Документ'
Вед. Девчонки и мальчишки! Сегодня мы проводим послепраздничную дискотеку, на которую вам нужно было взять с собой … хорошее настроение. У всех ли оно...полностью>>

Жорж Максимилианович Габитов Эхо войны. Р. Н. Заппаров Новая книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

После первого ранения, мне много мучений принесло ранение языка, с большими затруднениями жил, ел, говорил. Язык был неуправляемым, иногда вываливался из полости рта, обильно выделялась слюна. Голова была перебинтована. На первый взгляд я выглядел, как человек, не умеющий говорить, или лишенный здравого рассудка.

В феврале месяце нас привезли в товарных вагонах на неизвестную для меня железнодорожную станцию. На перроне стояли солдаты – санитары с носилками, бегали медсестры, распределяли, кого на какой транспорт помещать. Это оказался маленький городок Юрьев-Польский Ивановской области. Раненые солдаты все были грязные, закоптелые, завшивленные, в рваных шапках и шинелях.

После выздоровления второй раз прибыл на фронт 4 октября 1942 года на участок границы Белоруссии и Смоленской области, снова стал пулеметчиком. На передовой в боевом охранении пробыл до 25 мая 1943 года. Но в феврале 1943 года, когда ходили за языком, я был ранен второй раз в голень правой ноги. Ранение было легким, в тыловой госпиталь не отправили, лечился в медсанчасти.

25 мая 1943 года на нашем участке немец пошел в наступление. Я, как и другие, веду огонь по немцам. Первая атака немцев была отбита, примерно через час началась вторая атака, а в диске патронов уже не было. Я правой рукой потянулся к диску, чтобы перезарядить пулемет, в этот момент меня ударило по руке. Командир взвода сделал перевязку, и я был отправлен в медсанбат. С этим ранением я лечился в городе Кизел Пермской области. После третьего ранения я был комиссован.

Вернулся в совхоз Яжбахтинский к своим родителям. Директор совхоза, узнав о моем прибытии домой, предложил мне работать главным бухгалтером совхоза, я дал согласие, но на работу пока не выходил. В совхозе жил участковый уполномоченный милиции старший лейтенант Глухов П.Н., с которым я вскоре познакомился. Глухов имел направление выехать в освобожденные районы Украины и попросил меня на милицейской лошади отвезти его в Агрыз, чтобы уехать к месту назначения. Глухова я отвез и проводил. Вечером из Агрыза я должен был приехать в Киясово и сдать лошадь в отдел НКВД. Приехав в Киясово, я открыл ворота, а мне навстречу идет начальник отдела НКВД Воробьев. Он спрашивает, откуда я и как оказался здесь. Я сказал, что вернулся из армии по ранению. Капитан Воробьев тут же мне предложил работать участковым уполномоченным вместо Глухова. Я сослался на ранение, Воробьев сказал, что обстановка в районе сложная и мы никаких комиссий не проводим, некому работать в НКВД. И я после колебаний через три дня написал заявление и заполнил необходимые анкеты. Вот эта неожиданная встреча с начальником НКВД резко изменила мою биографию, вместо бухгалтерии я попал в милицию.

Через два дня я из Яжбахтино приехал в НКВД Киясово. Капитан Воробьев мне дал лошадь, тарантас, сбрую, седло, рассказал, какие деревни входят в мой участок и я поехал. Ни на какие курсы я не ездил, практический опыт приобретал по крупицам. Все неясные вопросы по службе, которые возникали, я записывал, а потом получал консультации у начальника или звонил ему по телефону.. Работали тогда без выходных, не считаясь со временем. В сумке участкового всегда лежали задания по розыску и задержанию дезертиров из армии и военной промышленности. Каждый день совершались кражи зерна из складов и мельниц, кражи скота, убийства в деревнях из-за хлеба. Никаких следователей не было. Вот так и началась моя жизнь в милиции, в которой я проработал более 30 лет.

В Киясово я работал участковым уполномоченным, оперуполномоченным уголовного розыска, а в июне 1946 года меня назначили заместителем начальника отдела НКВД, он же начальник милиции.

В Киясовском районе за 10 месяцев работы было раскрыто 4 убийства, 4 кражи скота, 5 групповых хищений зерна. В июне 1947 года в селе Тимсово из хозяйства семьи погибшего на войне солдата, была украдена корова. По приезду в этой хозяйство меня встретил плач детей. Осмотр места кражи ничего не дал. Я спросил у селян, где у села брод через реку Иж. Мне его показали, я его перешел в сапогах. Идя по лугу, увидел летающих мух. Тщательный осмотр кустарника указал на место забоя коровы, отыскал закопанное в землю мясо. Затем устроил ночную засаду и обеспечил задержание двух скотокрадов.

В сентябре 1949 года меня перевели на работу в Можгу. Здесь я столкнулся с огромными трудностями. Низкая дисциплина среди личного состава, одна лошадь на весь райотдел. За 4 года работы в Можге были изъяты 33 краденые лошади, арестованы 4 группы цыган. В милиции появились 7 лошадей, сбруя, тарантасы, тогда никто не мог и мечтать о машинах или мотоциклах. А потом пошел Ижевск. Сарапул… За 9 лет работы в Сарапуле я приобрел огромный опыт работы в борьбе с преступностью.

Милиционеры здесь работали самозабвенно, сутками. Видимо это и позволило преодолевать трудности. Все переживали вместе, радости и горечи, удачи и неудачи, разочарования и успехи. Работали иногда до полного иссякания оперативной находчивости и фантазии. Но все это сочеталось с осторожностью, осмотрительностью и определенным риском. В первые месяцы работы в Сарапуле я постоянно удивлялся и едва привык к огромной по своей численности и разнообразию преступлений. Малочисленный аппарат, с низкой заработной платой, едва справлялся с ними. Но здесь работал костяк преданных милиции товарищей – Калика, Сегал, Ушаков, Семенов, Мухин, Власов, Могилевский, которых и по сей день помню и уважаю. Было своеобразное соревнование, кто будет иметь более ценную оперативную информацию, которая бы давала возможность раскрывать преступления. Развивали личный сыск, чутье и смекалку.

В феврале 1962 года милиционер Мерзляков шел по Сарапульскому району и встретил незнакомого парня. Увидев милиционера, парень побежал прочь. Мерзляков устремившись за ним, задержал его и привел ко мне в кабинет. Я у задержанного произвел личный обыск, ничего не обнаружил, документов нет, фамилии и имени не называет. Но я обратил внимание, что вся одежда на нем новая, не ношеная, новые ботинки, шапка. Я тут же задержанному сказал: «Ты сбежал из лагеря заключенных». Дежурный написал протокол задержания, я лично отвел его в КПЗ. Во второй половине дня ко мне заходят четыре человека украинцев из Сумского лагеря. Они рассказали, что из лагеря сбежали двое заключенных – Устюжанин и Клоков. Побег совершили путем тарана, пробив въездные ворота самосвалом. Я рассказал им о задержанном. Пошли в КПЗ, прибывшие опознали в нем Клокова. На второй день был задержан и Устюжанин. Произведенным обыском в их притоне было обнаружено много промтоваров, а в Сарапуле у них был найден целый склад ворованного. Тогда было раскрыто 7 магазинных краж в Завьяловском, Мало-Пургинском, Агрызском районах.

В работе милиции невозможно использовать какие-то стандартные приемы или правила. Один процесс раскрытия преступления не похож на другой и даже порой при успешном раскрытии сложных преступлений обнаруживаются промахи и ошибки. Постоянно помогал в моей работе прокурорский надзор за соблюдением милицейской законности.

Сарапул. 1956 год. Июнь месяц. Вечером в дежурную часть горотдела обратился гражданин «М» и сообщил, что сегодня с работы домой не пришла его жена. Она работала продавщицей в магазине пригородной овощной фермы, расположенной в двух километрах от городской черты. Семья жила в частном доме, в низах у реки Сарапулки. В дежурной части приняли заявление и направили оперативную группу, прочесали склон возвышенности, заросший сосновым лесом. Сам муж тоже утром следующего дня тоже собрал 6 человек родственников и прочесал пригородный лес. Эта группа обнаружила в лесу его жену мертвой, в позе изнасилованной женщины. Об обнаруженной убитой женщине сообщили в горотдел, был организован осмотр места происшествия и трупа убитой женщины. Ни судебно-медицинское вскрытие, ни осмотр места происшествия каких либо данных, говорящих о личности преступника, не дали. Было разработано 6 версий, отработка которых положительных результатов не дала.

Прошло три недели. Потерпевший муж ходил по всем властным учреждениям, жаловался на нас за то, что жену убили, а милиция убийцу найти не может. Опрос родственников и знакомых говорил о нормальных семейных отношениях. На праздничных вечерах, на глазах родственников «М» представлялся любимым мужем. Но оперативники уголовного розыска установили любопытный момент. Полеводы – женщины в день убийства окучивали помидоры и видели эту продавщицу, идущую в город. Они обратили внимание на то, что она вдруг почему то резко изменила направление и пошла на лесную возвышенность и скрылась в лесу. Женщины высказали предположение, что кто-то из знакомых окликнул ее и пригласил к себе. Было принято решение задержать мужа «М» в КПЗ. Срок содержания в КПЗ строго ограничен – 3 суток. Были проведены все необходимые подготовительные оперативные мероприятия. Первые три дня допросов ничего не дали. Уличающих материалов против задержанного добыто не было, он подлежал немедленному освобождению. Мне позвонил прокурор: - Григорий Иванович, задержанного освобождай и готовься держать ответ за глупый поступок.

Действительно, все это выглядело глупо. Я оказался на грани серьезного административного наказания. Что делать ? Я решил допросить задержанного сам. Обдумал методику допроса. После некоторых запирательств задержанный «М» признался в совершенном убийстве жены. Рассказал, что после демобилизации из армии, невесту ему нашла его властная мать, сделала свадьбу, женила его, а он через полтора года жену возненавидел. Долгое время готовил убийство, до мелочей все продумал и создал себе алиби.

Я пригласил прокурора и следователя, выехали на место обнаружения трупа. Задержанный сам показал место, где он прятал труп, а также место, где лежали деньги, выручка магазина, в третьем месте лежали туфли с ног жертвы. Мы получили неопровержимые уличающие материалы. Заработал механизм расследования. Работники прокуратуры, участвовавшие в раскрытии этого преступления, получили персональные вознаграждения от генерального прокурора СССР. А преступник получил высшую меру наказания. Был и другой случай.

В феврале 1963 года директор Октябрьского лесхоза Владыкин на вороном рысаке подъехал к конторе леспромхоза, привязал его к коновязи. Лошадь, санки и вся упряжка выглядели очень привлекательно. Час спустя после разговоров в помещении конторы, директор вышел на улицу и лошади не обнаружил. Серьезно озабоченный исчезновением ее, директор обзвонил все структуры – милицию, райком, исполком. Осмотр места происшествия ничего не дал, но в доверительных разговорах, люди, которые могли что-то видеть, высказали подозрение на рабочего татарской национальности, который вышел из конторы и затем исчез. Подозреваемый проживал в поселке Симониха. В его хозяйстве сотрудники милиции произвели обыск, но ничего не обнаружили. Шайдулина задержали в КПЗ. Я послал с повторным обыском и предложил перекопать весь снег в огороде задержанного. Во время перекапывания снега нашли лошадиную голову, привезли ее в милицию, положили на стол кабинета, где должен был допрашиваться Шайдулин. При конвоировании в кабинет, когда задержанный увидел лошадиную голову, он признался в содеянном, как он украл лошадь, за ночь ее зарезал, мясо и шкуру спрятал в снегу у берега Камы, кошевую разобрал, все металлические предметы утопил в проруби Камы и утром явился на работу.

В 1960 году по инициативе Н.С.Хрущева был запущен в дело новый механизм борьбы с преступностью – передача задержанных и изобличенных преступников на поруки коллективов предприятий для перевоспитания. Тогда уже сразу было видно, что это огромная ошибка и это привело к резкой вспышке преступности.

В Сарапуле в это время завелся насильник. Встречая женщин на улице или в укромных местах, он бил их по голове, насиловал и скрывался. В первых числах сентября из вечерней школы шла домой девушка «П». На пустыре ей встретился неизвестный, который ударил девушку кирпичом по голове, снял с руки часы, изнасиловал и скрылся. Потеряв от удара сознание, девушка лежала в траве у канавы. Рабочие электрогенераторного завода шли со второй смены и увидев окровавленную девушку сообщили в милицию и скорую помощь.

Через две недели во второй половине дня другая девушка шла по берегу реки Сарапулки к своим родителям в сторону Сарапульской МТС. По дороге ее догнал не высокий мужчина в плаще, резиновых сапогах и двухствольным ружьем. Когда перешли по переходам речку и оказались в низине, неизвестный потребовал снять белье и изнасиловал ее. После насилия девушка встала, отвернулась, а в это время неизвестный выстрелил ей в спину и побежал прочь по берегу реки в сторону Сарапула. Рабочие-плотники занятые недалеко ремонтом кровли, услышав выстрел, увидели упавшую на землю девушку и сообщили в милицию. В городе началась паника, полетели жалобы в Москву, Ижевск со справедливым возмущением. Каждый день применялись и проводились новые варианты розыскных мероприятий, но они результата не давали.

Участковый Урсеков проверяя железнодорожное общежитие обратил внимание на сожителя дежурной сотрудницы общежития и тут же вручил ему повестку: явиться в горотдел. Утром на следующий день мне доложили об этом человеке, похожим на разыскиваемого. Но из горотдела он сбежал поняв, что будет разоблачен. Я набросил пальто, быстро побежал на рынок, задержал похожего там человека. Отрекомендовавшись, спросил у задержанного фамилию, он назвался Блохиным. Я взял его за рукав, привел в дежурную часть, провел личный осмотр и отвел его в камеру. Вечером этого же дня, на допросе Блохин во всех злодеяниях признался. Кроме того, взял на себя и квартирные кражи и пять грабежей. За два дня до задержания и ареста Блохин ездил на рыбалку и охоту в Каракулинский район, возвращался домой в Сарапул, на автобус опоздал. Ночью зашел на конный двор колхоза, нашел на столбе узду, выбрал лошадь и на ней верхом приехал в Сарапул. На окраине города на лугах, в кустарнике, привязал лошадь к осине и в упор выстрелил в голову. Блохин из задней части трупа лошади вырезал мясо и унес к себе на квартиру на прокорм собак. Заявка об убитой лошади в дежурную часть была, на место выезжали работники УР, провели осмотр места происшествия, а через три дня стал известен и преступник. Блохин являлся уроженцем Курской области, там за квартирные кражи еще несовершеннолетним был арестован, осужден, наказание отбывал в Пермских лагерях. При освобождении познакомился с сарапульской девушкой, которая и привезла его к нам в Удмуртию. Суд осудил его за все эти преступления.

В должности начальника милиции в 4-х районах я проработал около 20 лет. За годы работы всегда испытывал чувство ответственности за порученное дело. Учил сотрудников работать с умом, с трудолюбием, пониманием ответственности и долга.

Три года я работал заместителем начальника ОБХСС министерства, за это время в результате тщательного изучения методов хищения государственных средств в 15 районах были арестованы и привлечены к уголовное ответственности многие заготовители конторы «Заготживсырье» «Удмуртпотребсоюза». Организованная преступность расхитителей во многих случаях своевременно вскрывалась, расследовалось. Помню был такой случай. Из механического завода на имя заместителя министра Кукушкина поступила жалоба – исчез ящик с 24 охотничьими ружьями, предназначенными на экспортную продажу в Бельгию. Расследование было поручено ОБХСС. Через сутки, после поступления письма, перед окончанием рабочего дня стало известно, что ящик с ружьями был перевезен на чердак, где ружья поделили и развезли по квартирам и гаражам. За ночь провели 12 обысков, ружья все изъяли, все участники преступления были задержаны.

Аппарат БХСС тогда был очень сильный – это Перевозчиков А.С., Обухов, Красногоров В.А., Чуданов, Стариков, Скоробогатов. Эти воспоминания о них, об их ратном труде, преданности своему народу и России.

В.С.Перевощиков.

Слово о ветеране.

О

Фото

тдел охраны общественного порядка МВД УАССР сердечно поздравляет всех с наступающим праздником Победы, желает крепкого здоровья, успехов во всех начинаниях и делах, семейного благополучия.

Особые слова благодарности мы говорим сегодня тем, кто большую часть своей жизни отдал службе в органах внутренних дел, кто и сейчас, будучи на заслуженном отдыхе, занимает активную жизненную позицию. И таких людей у нас немало.

Но сегодня мне хочется рассказать более подробно об одном человеке, ветеране органов внутренних дел, ветеране Великой Отечественной войны – Михаиле Александровиче Бережном.

Родился Михаил Александрович в 1922 году. В 1941 году был призван на службу в Красную Армию. С 1941 по 1943 г.г. воевал в составе 44 Гвардейской дивизии 5-й воздушно-десантной бригады, дважды был ранен, последний раз тяжело. Даже сейчас, по прошествии многих лет, Михаил Александрович до мельчайших подробностей помнит тот памятный бой 17 июля 1943 года около г. Изюм, что на фланге Курской дуги.

Рота пошла в атаку. Отделение минометчиков, во главе с командиром сержантом Бережным была оставлена в резерве. Вдруг Бережной видит, как на расстоянии 120-130 метров от траншеи падают два бойца его роты, он тут же спешит к ним на помощь. Когда вытаскивал второго бойца, сам получил ранение в ногу. Командованию о ранении не доложил и вместе с командиром роты пошел в цепь наступающих. Вскоре командир роты получил пулевое ранение в грудь. Бережной вытащил командира из-под огня, затем пополз обратно, чтобы взять оружие и офицерскую планшетку командира. Когда уже возвращался обратно, вблизи вдруг разорвались две мины. Михаил Александрович получил множество осколочных ранений в голову, обе руки и ноги. Истекая кровью, теряя сознание, он все же дополз до траншеи. Дальше разные госпитали. В течение 5-ти месяцев врачи выхаживали его, «штопали» израненное тело. Когда поставили на ноги, был направлен в резервный полк, а затем в военное училище, стал офицером Советской Армии. При сокращении Советской Армии в 1954 году уволился в запас.

Михаил Александрович Бережной награжден орденом «Отечественной войны» 2-й степени, медалью «За боевые заслуги», медалью «За победу над Германией», всеми юбилейными медалями,

С 1955 по 1973 г.г. Михаил Александрович прослужил в органах внутренних дел УАССР. Последние 5 лет работал в должности начальника спецприемника для административно-арестованных лиц ОООП МВД УАССР. За время службы в милиции неоднократно поощрялся за хорошую работу министром внутренних дел УАССР и начальником ОООП, является ветераном органов внутренних дел.

В настоящее время Михаил Александрович ведет активную работу в Совете ветеранов МВД УАССР по воспитанию молодых сотрудников и я уверен, что только что пришедшим на службу, есть чему у него поучиться, да и просто поговорить с этим интересным, общительным человеком.

1995 год.

Бережной М.А.

Последний бой – он трудный самый.

Это было 17 июля 1943 года.

Лето, тепло. Тишина и благодать, как будто и нет войны. Только нарушает эту тишину «рама», которая целыми днями висит над позицией и изредка швыряет мелкие бомбы. Солдат посмотрит на самолет: куда он летит, где находится и сразу определит, что эта бомба «не моя» и спокойно идет к кухне, которая находится в тылу траншей, в кустах зелени.

Но 17 июля очень рано прозвучала команда «Подъем!». Чувствовалась утренняя прохлада, на шинелях искрились капельки росы. Роса лежала на траве, на земле, на брустверах окопов, на оружии. Звучали одиночные выстрелы, взлетали со стороны вражеских окопов и висели в воздухе на парашютах ракеты, сброшенные пролетавшим самолетом. Командир роты нам объявил, что в 6 часов 30 минут начнется наступление на вражеские окопы. Здесь вступил в командование старшина роты «Взять котелки под второе, получить боевые сто грамм».

После этих команд всем стало ясно, что предстоит бой. Каждый понимал, что подходит время и командир расскажет о цели наступления, о задаче стоящей перед ротой, взводом. А там только условный сигнал «Две зеленые ракеты» и команда «В атаку».

Я старший сержант, был назначен командиром взвода ротных минометов.

16 июля принесли в роту два 50-миллиметровых миномета, без мин, а назавтра обещали принести еще два миномета. Но к вечеру забрали эти два миномета и я остался «командиром без войска». Командир роты объявил, что я в его резерве и дал задание проверить выставлены ли наблюдатели за сигналами и особенно проверить боеготовность отдельной огневой точки, несколько вынесенной на фланг обороны роты.

Я пошел по траншее, время от времени останавливаясь с товарищами около наблюдателей и отвечая на задаваемые вопросы. Так и дошел до отдельной огневой точки. Это был станковый пулемет системы «Максим», находящийся в примитивном дзоте. Я конечно спросил у бойцов их задачу и самочувствие, заглянул в амбразуру в направлении вражеских позиций. Рассвело и я увидел в метрах двадцати два трупа. Откуда эти трупы, когда они там появились ?

Командир огневой точки пояснил мне, что это не трупы, это наши бойцы раненые, он уже докладывал, а их до сих пор не вынесли. Я, не раздумывая, закинув автомат за спину, по-пластунски, пополз к ближнему раненому. Он в это время застонал и стал поворачиваться. Я понял, что он живой. Подполз, повернул к себе лицом и узнал солдата из 1-го взвода по фамилии Носуля. Бегло осмотрев раненого, я увидел у него рядом с носом, на щеке, рану, по-моему, осколочную. Тащу его за руку, он помогает ногами нашему движению, так мы добрались до траншеи. Столкнув раненого на руки товарищей, я отправился за вторым раненым. Он был ранен в область живота. Кровавое пятно разлилось в районе пупка, на что указывала пробитая в этом месте гимнастерка. Я и этого сдал на руки товарищей. Вид был у меня совсем никудышный, мокрый от росы, чужая кровь на обмундировании и плюс ко всему – грязный.

Оказывается, оба этих солдата были значительно старше нас, годились нам в отцы. По этой причине командование решило, что они в атаку не пойдут. Им поручили привязать веревки-канаты к проволочному заграждению к деревянным «козлам», опутанным колючей проволокой. Нужно было в момент атаки, потянув за канаты, повернуть эти «козлы» и проход в проволочном заграждении для атакующих готов. Носуля и Бегун свою задачи выполнили, но возвращаясь к своим, были ранены.

В этом время наблюдатели закричали: «Две зеленые ракеты». Рота уже позавтракала и стала выполнять свою задачу. Возле командира роты Шевцова были заместитель комроты комиссар старший лейтенант Кузнецов, санинструктор, старшина роты и заместитель командира батальона – капитан.

Доложив, я сел в траншее на катушку телефонного провода. Первым ко мне обратился комиссар:

- Что за вид у тебя, товарищ старший сержант ?

Я быстро повторил весь доклад и он успокоился. Мне подали фляжку с «наркомовским» пайком, я хлебнул для успокоения нервов. Тут я невольно стал свидетелем грубого напряженного разговора командира с представителем штаба батальона. Командир роты возмущался:

- Кто дал такой дурной приказ ? Как, эта рота ушла, а я должен сидеть здесь, в землянке ?

Я понял, что назревает скандал. И здесь началась возня: наш командир роты и представитель батальона пытались доказать свою правоту с помощью пистолетов. Эта потасовка закончилась тем, что Шевцов был обезоружен.

А рота уже покинула свою траншею и каждый взвод пошел по своему направлению. Тем временем в блиндаже страсти утихли. Пошли «гулять» по рукам фляжки и на какое-то время наступила тишина. Командир роты успокоился и ему возвратили оружие. Вместо того, чтобы положить оружие в кобуру, он передернул затвор и направил пистолет на представителя батальона и так спокойно говорит: «Если ты, сука, не дашь мне пройти, застрелю !». Капитану ничего не оставалось, как посторониться. Я сидел на катушке телефонного провода так, что голова моя была на уровне с землей. Определенная усталость, да и прикладывание к фляжке, дало себя знать, я задремал. Благо рота ушла, первоначальная учащенная стрельба утихла и солнышко так ласково начало припекать и подогревать, высушило обильную ночную росу.

Говорят на фронте страшно. О чем думает солдат? А подумать не успел: от сильного удара затылком об стенку траншеи я проснулся и увидел, как на краю бруствера еще дымилась воронка от небольшой мины и осыпалась земля. В этот момент вышел командир роты: - «Бережной, тебя что ранило ? Кровь на лице, кровь течет из-под пилотки».

Видимо мне от этой мины попало, еще и сейчас ношу два осколка в левой щеке, ближе к уху.

-Чепуха, - ответил я, встав, как положено, перед командиром.

- Тогда, пойдем, - и выпрыгнул из траншеи.

Я за ним. Стали осматриваться. Ничего не видно. Ни связных от взводов, не перемещающихся, ни лежащих. Кое-где слышны редкие выстрелы. До немецких окопов метров сто, но они пусты. Старший лейтенант, обращаясь ко мне, говорит: «Я буду идти в полный рост, а ты ползи, а то чего мы будем маячить». Продвинулись мы так, до немецких окопов оставалось метров двадцать, как вдруг командир тихо ойкнул и упал на землю. Я сразу понял в чем дело. Подполз к нему, он лежит вверх лицом и учащенно, с хрипотцой, дышит. По гимнастерке, в районе левой груди, расходится бордовое, кровавое пятно. Я достаю из его кармана индивидуальный перевязочный пакет, расстегиваю поясной ремень, поднимаю гимнастерку с нательной рубахой и делаю ему перевязку. Закончив перевязку, я, взяв его за руку, потянул в сторону наших окопов. Когда до окопов оставалось немного, оттуда мне в помощь, вылезли старшина роты и санинструктор. Как выяснилось, они видели всю эту трагедию. Тут же стоял представитель батальона. Санинструктор занялся раненым, а зам. комбата подошел ко мне и спросил: «Где планшетка командира ?». «На месте ранения осталась, - ответил я, - но я сейчас же пойду и принесу его ремень с пистолетом и свой автомат».

Отдохнув малость, я полез за оружием. Трава вокруг была редкая и низкая, оружие я нашел быстро. Соединив ремень командира с пистолетом и планшеткой, решил двигаться назад, к своим. И, вдруг, моментально, из неприятельского окопа показывается немецкая каска, а за ней лицо немца, при этом автомат наизготовку. И здесь, верьте не верьте, мелькнула мысль, нас такому приему не учили. Я видел, как в мою сторону понеслось несколько трассирующих пуль, почувствовал удар в обе руки. Я притих, затаился. Лежу, медленно проверяю свое состояние: к локтю подступает кровь, начинаю понимать, куда ранен, но кости целы. Сознание подсказывает: мы еще повоюем.

Медленно поворачиваю голову и вижу – немец уже стреляет куда-то, повернувшись ко мне спиной. Достаю свою ручную гранату РГ-42 и, поднявшись в полный рост, бросаю ее в врага. Бросок оказался удачным: из окопа вылетела каска и остальное, из остатков фрица. После броска гранаты я упал на землю, а после взрыва начал медленно оглядываться. Ничего и никого. Резко вскочил и согнувшись, петляя я побежал к своим окопам и свалился к ногам капитана. Несколько мин разорвалось вокруг меня, но меня не задело. Капитан увидев, что я принес планшет и оружие командира и свое, сказал: «Молодец, - указав на меня санинструктору, сказал –Осмотри его, кажется он ранен».

Я сел, старшина снял с меня гимнастерку и санинструктор сделал мне перевязку. Затем отправили в сторону медпункта. Капитан, подойдя по мне, похлопал по спине и сказал: «Иди, ты выполнил свой долг полностью».

Потом санитарный поезд. Госпиталь в городе Пенза. Это был последний бой, последний день войны для меня. Как я узнал от лежавших рядом раненых, в тот бой не пускали командиров рот и выше, так как, то были бои местного значения и предпринимались они с целью отвлечения противника от готовящегося знаменитого сражения на Курско-Белгородской дуге.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Р. Н. Заппаров записки полковника мвд

    Документ
    Прочитав объемный материал, изложенный Р.Н.Заппаровым в книге «Записки полковника МВД», я оцениваю его, как стремление ветерана МВД передать свой богатый опыт работникам всех подразделений Удмуртской милиции, особенно молодым, пришедшим

Другие похожие документы..