Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Программа учебной дисциплины является частью магистерской программы «Математическое и информационное обеспечение экономической деятельности» по направ...полностью>>
'Монография'
Кривовичев С.В., Филатов С.К. Кристаллохимия минералов и неорганических соединений с комплексами анионоцентрированных тетраэдров. Изд-во СПбГУ, СПб, ...полностью>>
'Документ'
ЦШК «Гексагон» совместно с компанией Datamax-O'neil, мировым лидером по производству оборудования для маркировки, приглашают Вас принять участие в пар...полностью>>
'Документ'
8-910- 47-51-83 e-mail zakazkursovoi@ Наш сайт: www.zakazkursovoi.naro...полностью>>

Жорж Максимилианович Габитов Эхо войны. Р. Н. Заппаров Новая книга

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Тогда я понял, что эти женщины ничего не знают об изменениях, которые были проведены в нашей армии. Мне пришлось ей обо всем подробно рассказать, показать свое удостоверение и главное – Звезду с серпом и молотом. Только после этого она поверила мне, вышла из хаты и чего-то крикнула. Через несколько минут она вошла в хату, а за ней несколько молодых мужчин, женщин, которые устроили для меня трогательную встречу.

И такое один раз было. Мы освободили небольшую деревню и решили сразу же атаковать другую деревню, которая стояла недалеко от этой деревни. Развернулись в цепь и пошли в наступление. Подойдя ближе к деревне, мы увидели, что немцы без особого сопротивления оставляют деревню. Мы не поняли в чем дело. Ни с правого, ни с левого фланга от нас наступления нет. Оглянулись назад, видим, в поле дымит большой стог соломы, к которому бежит население, только что освобожденной нами деревни. Немцы, увидев бегущих людей за нами, приняли их за наступающих и стали отходить. Мы поняли, что стог загорелся от попадания в него зажигательных пуль и узнали, что в этом стоге была не солома, а сложенные снопы с не обмолоченной пшеницей. Поэтому население деревни, несмотря на опасность, увидев загорание стога, бросились его спасать.

В начале апреля 1944 года мы вступили на молдавскую землю и для нас начались бои по освобождению Молдавской ССР. Во второй половине апреля мы прорвались к реке Днестр. Это была серьезная водная преграда для наших наступающих частей. К тому же на правом берегу Днестра укрепились немцы сильно. У них был приказ, во что бы то ни стало остановить наступление русских на реке Днестр.

Личный состав нашего 287 гвардейского Стрелкового полка стал готовиться к переправе через Днестр. Готовим необходимые средства для переправы: плоты, лодки, понтоны. Бойцам выдавался дополнительный комплект боеприпасов, а также не прикосновенный запас продуктов питания, перевязочные средства. Было принято решение – первым форсирует Днестр 1-й батальон, в который входил и я. Командование батальона совместно с командирами рот провели расчет личного состава и определили, кто на каких средствах будет форсировать Днестр.

В назначенный день, на рассвете, личный состав батальона со средствами переправы скрытно выдвинулся к месту переправы и, по сигнальной ракете, начали форсировать Днестр под прикрытием артиллерии и минометов. Батальон успешно форсировал Днестр и пошел в наступление, уничтожая не подавленные огневые точки врага. Мы наступали, расширяя плацдарм на правом берегу Днестра, но немцы оправились от нашего внезапного наступления и стали оказывать нам сильное сопротивление. Они вызвали авиацию, которая подвергла бомбардировке места переправы, и дальнейшее форсирование Днестра приостановилось. Нам приказали держаться в течение дня до наступления темноты.

Жаркое молдавское солнце стало подниматься все выше и выше и нам стало жарко не только от него, но еще жарче от нарастающего боя. Немцы предприняли против нас одну атаку за другой. Наши ряды начали редеть, но об отступлении никто не думал. Легко раненые поля боя не покинули, все сражались отчаянно. И мы выстояли. С наступлением темноты переправа заработала. К нам пришло подкрепление и к утру следующего дня весь личный состав полка уже был на плацдарме.

Весь личный состав батальона, который первым форсировал Днестр и удерживал плацдарм, был награжден правительственными наградами, к сожалению, многие из них – посмертно. Я за эту операцию был награжден орденом «Боевого Красного Знамени».

Личный состав полка продолжал вести ожесточенные бои по расширению плацдарма. Враг оказывал яростное сопротивление, но перейти в контрнаступление у него уже сил не хватило.

В связи со смертельным ранением командующего фронтом генерала Ватутина, Ставка Главнокомандующего Вооруженных Сил СССР принимает решение о назначении командующего нашего 2-го Украинского фронта т. Конева, командующим 1-го Украинским фронтом. По просьбе Конева одновременно издается приказ о передислокации 5 гвардейской Армии из 2-го Украинского фронта в 1-й Украинский фронт, которая и началась в мае 1944 года. Так мы оказались в составе 1-го Украинского фронта на территории Польши и сразу же вступили в бой.

В июне наш стрелковый полк вышел к реке Висла и форсировал ее в районе г.Сандомир. Образовался Сандомирский плацдарм, на который переправились все подразделения 95 гвардейской Полтавской дивизии. На Сандомирском плацдарме развернулись и шли кровопролитные сражения и днем и ночью до августа месяца. Здесь проявлялся массовый героизм, взаимовыручка. Затем обстановка стабилизировалась и обе стороны перешли к обороне.. И такое положение длилось до 15 января 1945 года. Но и мы оказались не в простом положении. Оно было тяжелым для нас и в моральном и физическом плане.

15 января 1945 года началось наступление по всему 1-му Украинскому фронту. А началось оно ранним утром с мощнейшей артподготовкой, которая длилась в течение часа. Затем по сигнальным ракетам, вслед за огневым валом артподготовки, пошли в наступление танки, а за ними пехота. Оборона немцев была прорвана. Но впереди еще были тяжелые бои, немцы без боя не сдавали ни один населенный пункт.

Нашему наступлению не способствовала и погода. Часто шел мокрый снег, вперемежку с дождем. Было сыро и кругом непролазная грязь, в которой застревали машины и другая боевая техника. Но несмотря ни на что мы двигались вперед.. Позади остались такие города, как Ченстохово, Броцлав, река Одра. В начале марта мы вышли на границу фашистской Германии. Здесь на польской земле стояли белые глиняные мазанки под соломенными крышами, а там на немецкой земле в пятистах метрах от границы мы увидели населенный пункт с кирпичными постройками и с черепичными крышами на них. В этот момент без всякой команды, солдаты с криками «Ура, даешь фашистскую Германию» - бросились в наступление на этот населенный пункт и овладели им. Когда мы стали прочесывать жилые дома и постройки, то обнаружили, что с отступлением немецких войск ушло и все население. Позднее мы узнали, что среди населения велась пропаганда о якобы зверствах русских и, что они расстреливают всех и старых и малых. Поэтому они эвакуировались из всех населенных пунктов, а мы долгое время овладевая деревнями и другими населенными пунктами, гражданское население не видели. Эвакуировались они спешно, оставляя в домах все свое домашнее имущество, домашних животных, птицу. И только позднее, где-то в апреле месяце, население, не успевшее эвакуироваться, стало оставаться, вывешивать на своих домах или из окон квартир белые флаги или простыни, а при встрече с нами все говорили, что Гитлер капут.

Наша часть с боями продвигалась вперед. К вечеру нами был взят небольшой населенный пункт, в котором мы и решили остановиться на ночь. Только выставили на его окраине сторожевые посты, как нас атаковали танки. Огнем из противотанковых ружей эта атака была отражена, но остались на поле и подбитые танки. Утром, когда стали проверять подбитые танки, то обнаружили, что один танк не имеет никаких повреждений, но попал в углубление и видно в спешке немцы не сумели выбраться из этого углубления, бросили этот танк, выведя из строя пушку на нем, сломали замок. Комсорг батальона Володя Кукаев, который разбирался в технике, забрался в танк на водительское место, завел мотор и выехал из углубления, в котором был танк. На этом танке он стал нас сопровождать.

Учитывая, что в Германии все дома и другие постройки в больших и малых населенных пунктах, в кирпичном исполнении, эти дома и постройки немцы превращали в огневые точки. Поэтому, наступая на один населенный пункт мы встретили сопротивление немцев, которые засели в крайних домах и пулеметным огнем приостановили наше движение вперед. Обстрел из 45 мм орудий успеха не принес, а других более крупных орудий у нас не было. Было принято решение на немецкий танк посадить автоматчиков, на большой скорости въехать в деревню и сходу атаковать крайние дома. Что и было сделано, и сделано без потерь. Взятые в плен немцы нам пояснили, что они были ошеломлены: из рядов наступающих русских несется по дороге, прямо к ним, немецкий танк с крестами и они ничего не успели сообразить, как были атакованы русскими автоматчиками.

В последствии, переправляясь через одну из речек этот танк у нас застрял и пришлось его оставить. Сам Володя Кукаев в одном из боев погиб.

В конце апреля мы вышли к реке Эльба и штурмом овладели г.Дрезден. Когда мы вошли в этот город, то увидели его в развалинах, только на окраинах его и в пригороде сохранились жилые дома и другие строения. Здесь мы узнали, что задолго до нашего прихода, г. Дрезден был разрушен американцами и англичанами с воздуха. В г.Дрезден 3 мая мы узнали и то, что в Берлине над Рейхстагом водружено Красное Знамя Победы.. Сколько было радости, ликования среди солдат, сержантов, офицеров. Все чувствовали и понимали, что скоро наступит Победа, конец войны.

Здесь же в Дрездене, нам сообщили о восстании населения в городе Прага и обращении к Советской Армии о помощи восставшим. Нам была дана команда – повернуть наступление на Прагу. Помощь восставшей Праге была оказана вовремя. Сопротивление немцев было подавлено и город Прага был освобожден от немцев. Все население Праги вышло на улицы и приветствовало своих освободителей. О встрече населения с воинами-освободителями трудно рассказать и тем более описать.

За участие в героическом штурме и освобождении Праги я, как и многие другие, награжден медалью «За освобождение Праги». В Праге же я встретил и отмечал первый день Победы – 9 мая 1945 года. Этот день для меня был, есть и будет незабываемым днем.

За участие в Великой Отечественной войне я награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.». Но самой большой наградой, радостью для нас фронтовиков в этот день было то, что мы живы. День Победы 9 мая для меня остается особенным праздником. Особенность его состоит в том, что ни у одного из наших праздников нет седины на висках – у этого есть. Ни у одного из праздников нет слез на глазах – у этого есть. В этот день мы не только празднуем, но и отдаем дань и чтим память тех, кто отдал жизнь ради этого дня.

Людей моего поколения спрашивали и спрашивают сегодня, как и почему мы победили ? Я отвечал и отвечаю сегодня, что главными источниками невиданной стойкости и мужества советских людей и их победы в этой войне были – советский, социалистический, общественный и государственный строй; морально-политическое единство советского народа; дружба народов СССР; советский патриотизм. Сегодня этого ничего нет, как нет и СССР.

День Победы 9 мая я всегда встречал и праздновал с радостью и грустью. Праздник шестидесятилетия Победы я встречу только с грустью.

Справочная карточка именной картотеки.

  1. Фамилия: Борисов

  2. Имя, отчество: Иван Сергеевич

  3. Год рождения: 19 сентября 1925г.

4. Призван в Советскую Армию в январе 1943г.. С апреля 1943г. по июль 1943г. воевал на 1-м Прибалтийском фронте.

Получил тяжелое осколочное ранение.

Участник трех парадов на Красной Площади в г. Москве.

Уволен в звании подполковник милиции с занимаемой должности старший следователь Селтинского РОВД.

5. Награды: орден «Отечественной войны» 2-й степени, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией», медаль «Жукова», юбилейные медали.

Борисов И.С.

Пишу эти строки в слезах.

Я был призван в Советскую Армию в январе 1943 года. С апреля по июль 1943 года я воевал на первом Прибалтийском фронте.

В июле 1943г. я попал в 369 отдельный саперный батальон, который стоял на пополнении в Тульской области в деревне Самохваловка, это недалеко от Тулы под г.Щекино.

В октябре 1943 г. нас доставили на фронт, а 5 октября 1943г. пошли в наступление, продвинулись километров десять и стояли в обороне в Белоруссии под городом Городок, это очень недалеко от Витебска. В этой обороне мы стояли до 22 июня 1944г. и все на переднем кране обороны. Часто выходили за передний край и лазили по ночам по нейтральной полосе, минировали передний край обороны, приходилось сопровождать разведчиков за «языком». Запомнился один такой печальный случай, такое не забывается. Мой напарник – сапер при этом погиб, мне пришлось тащить его до своих, но и «языка-немца» разведчики взяли.

Участвовал при форсировании реки Западной Двины под обстрелом и бомбежкой, тогда немцы еще были сильны и оказывали ожесточенное сопротивление.

Эти строки пишу в слезах – так тяжело это вспоминать и вообще не хочется вспоминать, потому что это тяжело.

На нашем участке фронта 22 июня 1944г. началось наступление. Два дня подряд шла артиллерийская подготовка, а потом пошли в наступление. Участвовал в этом наступлении до 5 июля 1944г.. Дошли до Западной Белоруссии до реки Березина, которую в 1812 году форсировал Наполеон. Строили мост через реку Березина под обстрелом немцев, они находились на другом берегу реки. Меня тут ранило осколком снаряда, разорвавшегося поблизости. Пятого июля 1944г. получил тяжелое осколочное ранение с перелом большой берцовой кости. В этот день война для меня кончилась. Лечился в только что освобожденном городе Витебске, после излечения был направлен в Белоруссию в город Борисов в танковую школу, где и встретил долгожданный радостный День Победы. Но моя армейская служба на этом не закончилась, я был демобилизован только в марте 1950 года. В последние годы проходил службу в знаменитой Кантемировской танковой дивизии, которая дислоцировалась в то время в городе Нарофоминске под Москвой. В составе этой части участвовал на тридцать четверке на трех парадах на Красной Площади.

Был призван в ряды Советской из 10 класса Вавожской средней школы. После демобилизации доучивался в 10 классе, а потом поступил в Казанскую двухгодичную юридическую школу, по окончании которой был направлен в Рижскую школу милиции, где обучался два месяца и с присвоением звания лейтенант милиции был направлен в распоряжение отдела кадров МВД Удмуртской Республики. А дальше были годы службы в милиции.

Справочная карточка именной картотеки.

  1. Ф

    Фото

    амилия: Саранчев

  2. Имя, отчество: Николай Ефимович

  3. Год рождения: 12 апреля 1923г.

  4. Партийность: член ВКП(б) с 1945 года.

  5. Служба в Советской Армии, в войсках НКВД МВД и в органах внутренних дел. Родился в д.Екатеринославка Цюрутинского района Павлодарской области, образование 10 классов, с 1939-1942г.г.монтер-телефонист завода 74 г.Ижевска УАССР. Призван на службу в армию в сентябре 1942 г..

С 09.1942-06.1943г.г. - 2-й запасной воздушно- десантный полк – курсант.

С 05.1943-01.1945г.г. – 7-я воздушно-десантная бригада – командир отделения. Участвовал в боевых действия с 03.-1945 по 05.1945г.г. в составе 351 гвардейского воздушно-десантного полка – старшина.

Вся дальнейшая жизнь – служба в ГАИ. С декабря 1951г. по октябрь 1955г. инспектор ГАИ УМ МВД УАССР. Два года учился в Новочеркасской школе милиции. С 1956г. старшим госавтоинспектором Ленинского райотдела милиции. В 1966 г. назначен старшим оперуполномоченным отдела РУД, в 1967 г. начальником отдела РУД, в 1970 г. зам. командира РУД, в 1973 г. уволен по выслуге лет, в звании капитан милиции.

6. Краткие сведения о наградах: орден «Боевого Красного Знамени», медали «За отвагу», «За взятие Вены», «За победу над Германией», «30 лет Советской Армии и Флота», «За безупречную службу» 3 степени, медаль «20 лет Победы в ВОВ 1941-1945г.г.», «50 лет Вооруженных Сил СССР», Награжден знаком «Отличник милиции».

Саранчев Н.Е.

В тылу противника десантники.

Я служил в десантно-воздушных войсках с 1942 по 1947 годы. В боях участвовал с 13 марта 1945 г. по 12 мая 1945 г.

По прибытию на фронт, в район озера Балатон у деревни Чек-Берень в Венгрии, нам была поставлена задача сделать прорыв обороны противника, войти в прорыв и продвигаться в тыл противника, окружить столицу Австрии _ Вену, перекрыть дороги к отступлению противника.

16 марта сделали прорыв многоэшолонированной обороны, вошли в прорыв и пошли по тылам противника. Прошли Карпатские горы и продвигались к столице Австрии - Вене. Как впоследствии узнали, наша задача была войти в тыл Вене, отрезать путь отступления противника и взять Вену. 16 апреля 1945 года Вена была взята.

Выполнив эту задачу, 19 апреля 1945 года часть отошла от Вены. Мы должны были заменить в обороне одну из потрепанных частей. 20 апреля 1945 года наш полк вечером, на одной из окраин деревни, занял оборону. Оборона проходила по окраине деревни. Окопы были вырыты во весь рост, соединены ходами сообщения с выходом в постройки деревни. Если в обороне до нас на каждого бойца приходилось до 50 метров линии обороны, то у нас было до 20 метров обороны. Но мы выиграли в том, что у нас были автоматы и пулеметы. Немецкая оборона находилась от нас примерно около километра, в деревне. Между нами находилось ровное поле, без кустов и деревьев.

21 апреля 1945 года, где-то около 10 часов, мы увидели, что с противоположной деревни вышла большая группа немцев. Шли они двумя колоннами. Нам было приказано, замаскировать оборону и не стрелять без приказа, выставить наблюдателя, а всем остальным спрятаться в укрытии. Колонны немцев, пройдя половину расстояния, метров 500, развернулись в две цепи, с расстоянием между ними в 100-120 метров. Мы огонь не открывали и свою линию обороны не показывали. Немцы продолжали двигаться. Не дойдя до деревни метров 150-200, немцы открыли огонь и с криком побежали к нашим окопам. Подпустив их метров на 100, последовала команда «Огонь». Немцы еще какое-то время бежали вперед, потом первая цепь остановилась, вторая продолжала движение. Мы огонь вели по ближней цепи и пока ее всю не уничтожили, огонь не прекращали. Выбив всю первую цепь, огонь перенесли на вторую Вторая цепь была также разбита. Ни один живой немец не ушел с поля боя.

От пленных мы узнали, что в честь рождения Гитлера, командование решило отбить деревню при помощи такой атаки. В кругу солдат она была названа «психической атакой». Мы в этом бою не потеряли ни одного бойца.

Находясь в Вене, с 30 апреля 1945 года на отдыхе, наша часть 2 мая 1945 года была поднята по тревоге и направлена в Чехословакию для оказания помощи восставшим пражским партизанам. Но, в связи с отсутствием транспорта, мы не успевали в Прагу, а поэтому нас 12 мая 1945 года направили на сближение с американскими войсками в Чехословакию. Находясь на марше, 12 мая колонна попала в засаду и пришлось вступить в бой прямо с марша.

Вот и все мои фронтовые похождения.

Имею 25 тренировочных прыжков с парашютом.

Справочная карточка именной картотеки.

  1. Ф

    Фото

    амилия: Бегунов

  2. Имя, отчество: Григорий Иванович

  3. Дата рождения: 25 января 1923г.

  4. Родился в деревне Сочнево Киясовского района. Образование высшее, в 1965 году окончил высшую школу МООП РСФСР. С 1938-1941г.г. – счетовод, бухгалтер Яжбахтинского совхоза Киясовского района. С 1941 по 1943г.г. был мобилизован в армию. С 1943 по 1949 г.г. Киясовское РО МВД УАССР. 1949-1953г.г. - начальник Можгинского РО МВД УАССР. С 1953 по 1956 г.г. - заместитель начальника ОБХСС МВД УАССР.

С 1956 по 1964 г.г. - начальник Сарапульского ГО МВД УАССР. В 1964г. - заместитель начальника Индустриального РОВД, в 1966г. – заместитель начальника службы МООП УАССР, в 1970 г. – назначен начальником Ленинского РОВД, В 1973 г. уволен по болезни в звании полковник милиции.

6. Награды: медали «За боевые заслуги», «50 лет Вооруженных Сил СССР», «За победу над Германией», «20 лет Победы в ВОВ 1941-1945г.г.», «За безупречную службу» и 1 и 2 степени, «25 лет Победы в ВОВ», награжден знаком «Отличник милиции».

Бегунов Г.И.

Война на фронте и в тылу.

Я родился в 1923 году в деревне Сочнево Киясовского района УАССР. В предвоенные годы моя семья проживала в совхозе Яжбахтинский того же района. В 1938 году в Киясовской школе окончил 7 классов и начал работать в бухгалтерии совхоза. Три месяца пробыл учеником, затем стал счетоводом, а в октябре 1940 г. был направлен на шестимесячные курсы в Саратовскую школу бухгалтеров наркомсовхозов. От этой школы у меня сохранились самые наилучшие воспоминания. В 1940 г. в Саратовской области был очень большой урожай, в магазинах продавались булки, батоны, колбасы, на рынке арбузы. Однажды зашел на рынок и увидел несколько пароконных упряжек хороших лошадей с арбузами, яблоками, услышал немецкую речь. Мне пояснили, что это немцы, они живут за Волгой, в республике немцев - Поволжье. Закончил школу на отлично, приехал в совхоз, меня назначили заместителем главного бухгалтера.

В совхозе принимал активное участие в комсомольской, спортивной и общественной жизни, занимался игрой в волейбол, бегом, верховой ездой на лошадях.

Наступило лето 1941 года. Закончилась посевная компания, в райцентре Киясово готовились спортивные соревнования. Утром, 22 июня, мы на совхозной машине с группой ребят поехали на соревнования. При въезде в Киясово у здания военкомата увидели стоящие запряженные в телеги и тарантасы лошадей, играли гармошки, плакали женщины, а у военкомата ходили пьяные мужчины. В райкоме комсомола нам сказали: «Соревнований не будет, началась война. Германия напала на СССР, езжайте домой». Сообщение о войне быстро облетело все деревни, стали готовиться к призыву в Красную Армию.

Работая в бухгалтерии, я каждый день слушал по радио известия, удивлялся продвижению немецких войск в центр нашей страны. Но многие думали и надеялись, что где-то будет дан немцам сильный контрудар, но его не получалось. 3 октября нас троих из совхоза, а из района 14 человек, призвали в армию. До Агрыза скакали на лошадях. На утро следующего дня привезли нас в Казань в товарных вагонах, все с котомками-мешками выгрузились. От Казанского вокзала шли пешком, вышли за город, в лес. Нам сказали: вот здесь будете строить землянки, чтобы жить зиму. И чем быстрее их построите, тем лучше, а пока будете спать в сене.

Начали копать длинные котлованы, как хранилища для овощей, валить лес, делать опалубку стен, возводить потолочный свод, который будет являться крышей и потолком. Первые 25 дней октября спали у костров. Когда набросали землю на потолочный каркас, начали спать в землянках. Холод, грязь, истоптанная ногами глина постепенно втягивали нас в свою суровую жизнь. Наступили заморозки, выпал первый снег. Наряду со строительством землянок изучали материальную часть оружия, тактику, штыковой бой, ползанье по пластунски, ходьбу на лыжах. Вскоре в наш 270 запасной полк прибыли из училища молодые офицеры. В нашу роту пришли лейтенанты Зайцев, Усусов, Клачун, которыми я восхищаюсь до сего дня: культурные, обладающие военными знаниями, преданные и ответственные офицеры.

В запасном полку через день формировался маршевый батальон и строевым шествием под музыку его отправляли в Казань для поездки на фронт. Нас тоже стали готовить на фронт, выдали все новое обмундирование, оружие, боеприпасы. 9 января 1942 г. в Казани погрузились в эшелоны, поехали в Москву. Москва выглядела мрачно, все улицы были в противотанковых ежах, мешки с песком, окна всех домов переклеены поперечными лентами. Было ясно - едем в сторону Ленинграда. Под утро следующего дня на узловой станции Бологое нас бомбила немецкая авиация. Одна авиабомба попала в эшелон с ранеными. Здесь я впервые увидел ужасы войны, к которым в последствии привык.

Нам приказали всех оставшихся в живых раненых солдат из двух эшелонов перенести на вокзал, собрать останки погибших, по возможности выяснить их личность. На привокзальную площадь натаскали груду останков, затем на расположенной в километре от вокзала горке выкопали могилу и там сделали общее захоронение.

Повезли нас по железной дороге в сторону Старой Руссы. Высадились мы на маленьком полустанке, и пять дней шли по деревням к последнему прифронтовому населенному пункту. Пришли в сожженное немцами село Ромашево, две ночи ночевали в кирпичном здании школы с выбитыми окнами. Посредине села стояла церковь с разрушенной снарядами колокольней. Стояли 30 градусные морозы, было холодно. Ночью нас построили и пешей колонной мы пошли к той деревне, где были немцы. Шли лесом, затем вышли на поляну, лыжи поставили к елкам, подготовили диски, патроны, гранаты. Заместитель командира роты приказал: с поля цепью идти на деревню, а если немец побежит – продолжать преследовать. Мы с Колей Дроновым ползком приближались к огородам. Немцы открыли автоматный, пулеметный и минометный огонь. Мы пролезли через огороды, увидели немцев, стали в них стрелять, но возле нас стали разрываться мины. Моего друга, Колю Дронова, убило, я один стреляю из пулемета, держу около себя коробки с патронами. Начало светать, я увидел – слева от меня лежит тяжело раненый командир роты, ожидая санитаров. Просит: солдат, вынеси меня с линии огня. Я подполз к майору, сказал: «Держись за ремень пулемета, я буду вытаскивать тебя в лесок». Лишь со второго захода взяли мы эту деревню.

На войне у каждого солдата и офицера своя судьба, свое счастье. Во втором наступления мне дали командиром молодого парня, он находился с левой стороны расчета. В ответ на наши пулеметные очереди, немецкая мина ударила с левой стороны и мой командир погиб. На третьем наступлении мне дали старого солдата, он тоже погиб. Я остался один. Всюду огонь. Переползаю по снегу в сторону сближения с противником. Выбрал у куста удобное место, с которого хорошо был виден минометный расчет немцев. Развернул пулемет, прицелился и целую очередь выпустил в немцев. Было ясно видно, как немцы, сраженные пулями, падали на снег, миномет замолчал. Но тут же пулеметную точку засекла артиллерия противника и в мою сторону со свистом полетели снаряды. Я понял, меня засекли. Второй снаряд немного не долетел до меня – разорвался. Нас учили, если снаряд или мина рвались перед тобой и от взрыва образовалась воронка, прыгай в нее, выпущенный противником снаряд, или мина повторно, в ранее образовавшуюся воронку, больше уже не попадет. Я приготовился прыгнуть в воронку, откуда можно было бы продолжать вести огонь по противнику. Но тут с левой стороны разорвался третий снаряд, в глазах мелькнули искры и я потерял сознание. Утром по трупам ползал санитар, он меня растряс и я пришел в сознание. Махнув рукой, санитар сказал: «Ползи в низину». Там меня встретили другие санитары и привели в землянку. В землянке горела патронная коптилка, было тепло. Мне сделали повязку в местах, где сочилась кровь. Забинтовали две раны на лице, первый осколок пролетел через щеку и язык, второй по подбородку, третий осколок в предплечье левой руки, и три осколка попали в левую ногу. Разрезали голенище левого валенка, сняли его с ноги, всю ее перебинтовали. Вся затылочная часть шапки была изорвана осколками, на спине маскхалат, шинель, фуфайка были издырявлены осколками. Солдат редкостной судьбы идет в атаку, наступает на противника и остается жив. А я остался жить.

В феврале 1942 года группу солдат готовили на ночной захват языка. Был составлен список, все ознакомились с задачей и подробно проинструктированы. Вечером сержант Федоров внезапно заболел, и в список включили меня. Я подготовил автомат, патроны, гранаты. Выход оказался удачным, мы утром привели немца, а Федорова нашли у землянки убитым. Оказалось, сержант Федоров утром встал и в лесу начал варить кашу. Тут налетел немецкий самолет на дымовую завесу, сбросил две авиабомбы, осколками который Федоров и был убит.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Р. Н. Заппаров записки полковника мвд

    Документ
    Прочитав объемный материал, изложенный Р.Н.Заппаровым в книге «Записки полковника МВД», я оцениваю его, как стремление ветерана МВД передать свой богатый опыт работникам всех подразделений Удмуртской милиции, особенно молодым, пришедшим

Другие похожие документы..