Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
По решению суда Кевину запретили общаться с соучастниками своих прежних проделок, и таких людей набралось немало. В список попали Роско, Сьюзен, Стив ...полностью>>
'Документ'
Рассмотрев письмо СП «Шахтоуправление «Суходольское-Восточное»» № 6/1/3-61 от 10.02.2012 года, проект подработки жилых и общественных зданий находящи...полностью>>
'Лекция'
Историю отечественной культуры можно условно разделить на три периода. Первый период – допетровский – связан с правлением династии Рюриковичей и охва...полностью>>
'Техническое задание'
Наше предприятие специализируется на производстве стереофотограмметрической и картографической продукции. Только за последние 2-3 года выполнялись сл...полностью>>

Михаил Мухамеджанов (1)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

После этой исповеди командир объявил по громкой связи команду: «Слушать в отсеках», в которой попросил остальных членов экипажа считать инцидент исчерпанным, причину молчания старшины 2-ой статьи Сабирова весьма веской и оправданной. Еще он добавил, чтобы к виновнику с лишними вопросами не приставали и в дальнейшем его поведение не обсуждали.

Пожелает, скажет сам, а нет, требуется проявить деликатность и терпение.

Первым единодушным решением было принято не выносить эту историю за пределы лодки. Остальные, скорее всего, могли ее понять неправильно. Передать ее во всех красках, тонкостях и переживаниях было не под силу даже самым опытным рассказчикам. Вторым, таким же единодушным решением было предложено подыскать для друга вид спорта, где бы он мог приложить свои способности спортсмена.

Счастливый Ибрагим со слезами на глазах поблагодарил команду за понимание и дружбу, но с грустью заметил, что со спортом, вероятнее всего, ничего не получится. У него просто уже не было на это времени. Ведь, как ни старался командир разгрузить его от посторонних дел, обеспечив его подмастерьями и стареньким «Зингером», сам же умудрился загрузить его «по самое некуда». С его легкой руки его матрос стал обшивать еще и почти все женское население не только Северодвинска. О знаменитом моряке – Кутерье мечтали жены и их дочери Заозерного, Большой и Малой Лопаток, где жили семьи офицеров подводников. И если экипаж еще мог освободить своего любимца и как-то уговорить своих женщин, то лишать такого счастья остальных было делом немыслимым. Экипаж озадачился, и Ибрагима с большим трудом удалось как-то высвободить только через год, чтобы он снова занялся спортом и стал пятиборцем.

- Слушай, мастер! – обратился к Ибрагиму командир - капитан второго ранга, загадочно улыбаясь. – У меня к тебе одна несколько странная, но убедительная просьба. Мне кажется, нет, я просто уверен, что ты один с этим справишься. Короче, у нашего командира дивизиона дочка выходит замуж. Нужно сшить свадебное платье.

- Но я же не умею, - поперхнулся удивленный Ибрагим. – Шить женские наряды я никогда в жизни даже не пробовал, а тут платье, да еще свадебное.

- Я все понимаю, но думаю, что ты с этим справишься! Мне кажется, что флотская форма сложнее, но ты ее так шикарно подгоняешь, что нашему экипажу завидуют все другие моряки. Мои женщины сказали, что ты прирожденный закройщик. Я, конечно же, не настаиваю, но очень хочется помочь другу, тем более своему непосредственному начальству. Там уже есть портниха, но у нее ничего получается. Может, вы вместе что-нибудь придумаете?

- Даже не знаю?.. Боязно как-то! – засомневался Ибрагим. – Видите, там даже профессиональная портниха не справляется.

- Еще раз говорю, ты сможешь! – не давая ему опомниться, уговаривал командир. – Один ты и сможешь! Мы в тебя всей командой верим. Ну, пожалуйста, очень тебя прошу! В вечном долгу у тебя в долгу останусь, ну, что, попробуешь?

- Хорошо, попробую! - неуверенно согласился Ибрагим. Уж очень просил командир, и он не мог отказать.

- Ну, вот и ладно! - засиял улыбкой тот. - А то адмирал уже спокойно служить не может. Бабы его достали, хоть из кабинета беги. Представляешь, вчера нас в гальюне принимал, его жена с подругами в приемной засаду устроила.

- Хорошо, постараюсь, Виктор Федорович! Когда приступать?

- Сейчас же, адмирал уже за тобой машину прислал, - хитро улыбнулся командир.

Дом контр адмирала переживал ужасный переполох. Кроме двух школьных подружек невесты, матери, бабушки и трех соседок, над свадебным нарядом трудились, как оказалось, уже две портнихи. И, хотя эти мучения продолжались уже несколько дней, к шитью еще так и не приступили. Выкройки, которые предлагали модные и дефицитные по тем временам журналы «Бурда», никак не могли скрыть изъяны спортивной фигурки невесты – результат серьезного увлечения плаванием. Открывались сильно развитые мускулистые плечи, а, кроме того, сильно приталенное платье с юбкой до колен, похожей на парашютный купол, открывало тоненькие, немного искривленные ножки. Увы, свои условия диктовала еще и мода конца шестидесятых, поэтому слабоватый низ никак не сочетался с довольно массивным верхом.

Глядя в зеркало, девушка заливалась горючими слезами. В нем отражался стройный, широкоплечий юноша, на которого пытались натянуть женское платье, порядком изуродованное огромным количеством выточек и большими вырезами в области шеи и рук. Как выяснилось, это было непременным пожеланием мамы невесты.

Когда Ибрагиму стало понятно, что отвертеться уже не удастся, а женское население квартиры смотрит на него, как на последнюю надежду, он решил действовать быстро и самостоятельно. До свадьбы оставалось всего лишь двое суток, и, если не принять решительных мер, все могло сорваться. А это означало подвести своего любимого командира, который в него верил и не раз выручал из разных передряг. Понятно, что такого допускать было нельзя.

Пролистывая модные журналы, он вдруг вспомнил, как сногсшибательно выглядели в длинных, строгих, шелковых платьях его сестры, те же тетушка и мама. Внимательно осмотрев фигуру девушки, он представил ее в длинном платье и спросил:

- А какое платье тебе самой нравится больше других? Только честно, положа руку на сердце. Может, у тебя такое есть или у какой-нибудь подруги? А потом, почему оно должно обязательно быть с именно такой широкой, короткой юбкой, да еще и с этими громадными вырезами? Они же тебе совершенно не идут.

Измученные женщины оживились и, перебивая друг друга, принялись объяснять, что сегодня все невесты должны выглядеть именно так, а вырезы необходимы, чтобы как-то скрыть чрезмерно большие плечи. Он их выслушал и, словно бы раздумывая, обратился к невесте и ее матери:

- Если вас интересует мое мнение, я бы своей невесте разрешил такое платье, о котором она мечтает, и в котором будет выглядеть как самая настоящая сказочная красавица. В данном случае я бы наоборот скрыл плечи небольшими рукавами или накидкой. Скорее всего, рукавчиками, так как накидку все же придется иногда снимать. Само платье я бы ни в коем случае не делал бы приталенным и коротким, тем более юбку – таким куполом. Скорее всего, здесь подошел бы длинный, строгий сарафан, например, как у Снегурочки или Василисы премудрой. Это же на самом деле дивно, красиво и строго. Вам же, наверное, хочется, удивить Северодвинск, вот давайте и попробуем! Поэтому повторяю вопрос: Лена, какое платье ты хотела бы сама?

Женщины озадачились, но тут неожиданно встрепенулась бабушка.

- Внученька, дочка! - громко сказала она. – А ведь этот молодой человек прав. Я вам давно говорила, что эта мода подходит не всем, а тебя, Леночка, и вовсе уродует. Давайте, послушаем этого молодого человека, кажется, он знает, что говорит! Мне тоже, кажется, что длинное платье тебя бы украсило.

- Правда, бабуль? – ответила озадаченная невеста. – Но я ведь никогда таких платьев не носила, но, если честно признаться, мне очень нравится такое, в каком Наташа Ростова была на своем первом балу. Вообще женские наряды прошлого века мне нравятся больше, а от платья актрисы Ермоловой я вообще без ума.

- А почему бы и нам такое не сшить? – спросил Ибрагим, подбодренный вмешательством бабушки.

Женщины затихли и удивленно переглянулись.

- Но ведь оно же будет длинным, а это сейчас не модно? – неуверенно возразила мама невесты.

- Вот именно, длинное, - улыбнулся Ибрагим, начиная брать в руки инициативу. – Думаю, именно в нем ваша дочь будет выглядеть, как самая настоящая принцесса. Почему она обязательно должна быть похожа на остальных невест? Ведь это же ее праздник, она сама может диктовать, что модно, а что – нет. Главное, выглядеть прекрасной и счастливой.

- Знаешь, мама!.. А ведь и правда! – воскликнула невеста. – Чего мы мучаемся, чтобы угодить этой моде? Может, Ибрагим действительно прав, почему бы не сшить строгое, длинное платье? Между прочим, мне кажется, я и чувствовала бы в нем себя лучше, увереннее.

Ее мама и все остальные женщины еще раз удивленно переглянулись и, сочтя доводы Ибрагима резонными, согласились. Все дальнейшее происходило уже под его руководством.

Он, конечно же, не представлял, как шьется и кроиться такое больное платье, не говоря уже о том, чтобы его шить самому, но неожиданно подумал, что это не так уж сложно. Морской китель в покрое был в тысячу раз сложнее, а этот женский наряд чем-то очень походил на национальные, таджикские платья, пошитые из атласа с небольшой кокеткой, отложным воротником и небольшими рукавчиками. Сшить его могли не самые опытные портнихи, по крайней мере, все его сестры делали это сами, без особых проблем. Это как раз выручало и его, да и ситуацию в целом. Рукава приподнимались немного выше плеча и скрывали плечи, а свободный, длинный крой скрывали ноги.

Естественно, что вместо крепдешина была немедленно куплен белый тонкий шелк, за которым мгновенно сгонял в Военторг услужливый адъютант адмирала, специально приставленный для таких поручений.

Самым сложным моментом оказался крой кокетки.

Уж этого Ибрагим точно никогда не делал. Можно было обратиться к двум ошарашенным портнихам, но этого уже не хотелось. Мог пошатнуться завоеванный авторитет и испортить все дело. Ему, матросу прислуживал капитан второго ранга, смотревший на него, как на невиданное чудо, да и все остальные уже слушались его беспрекословно. Пришлось включать мозги и думать самому, даже не спрашивая ни у кого совета. И его соображалка, как выражался командир, снова не подкачала. Почему бы не использовать старую рубашку или блузку девушки, решил он, поправив на ней вытачки, рукава и размер? Уж это он делал почти профессионально, приведя в порядок довольно большое количество морских форм.

Рубашку, только абсолютно новую, через минут десять доставил адъютант, Ибрагим мелом сделал на ней свои «замечания», привычно прострочил все на машинке, снова примерил на невесте, убедился, что соблюдены все правила кроя, и взял в руки ножницы, чтобы отрезать все лишнее. Женщины и адъютант, наблюдавшие за его манипуляциями, приоткрыв рты и затаив дыхание, несколько смутили чародея, и он попросил остаться только портних и невесту. Иначе «чуда» и в самом деле могло не произойти.

После того, как еще не успевшие отойти от оцепенения женщины вывалили из комнаты, подгоняемые мамой невесты, а так же незаметно исчез адъютант, Ибрагим себя почувствовал свободнее и увереннее. Дело в том, что его «методика кроя» требовала, чтобы он постоянно касался тела клиентки, в некоторых случаях интимных, запретных мест. А делать это под напряженными взглядами нескольких женщин, да еще матери девушки было просто невыносимо.

Слава Богу, что девушка даже не придала этому значения. Видно, она уже посчитала, что будет лучше довериться этому парню и не мешать. В результате тот более-менее спокойно отрезал рубашку на уровне груди, сделал дополнительные необходимые вытачки, и кокетка, вернее, ее черновик, сидела, что называется, «как влитая». Опомнившиеся портнихи предложили свою помощь, дело пошло быстрее и через час платье было готово. Собственно, от них требовалось пришить к кокетке ткань, собранную в сборках на уровне груди, и аккуратно отрезать все лишнее на уровне каблуков туфель.

Посмотрев на невесту в своем произведении, Ибрагим решил сделать еще несколько дополнительных «мазков художника». Прежде всего, он приталил платье широким поясом, завязав его большим бантом, предложил сделать небольшую стоечку вместо отложного воротника, которая скрывала слишком тонкую шею, а в заключение решил сделать небольшой вырез на кокетке в виде небольшой, пикантной капельки, отрывавший верхнюю часть груди. Все это мгновенно было исполнено уже беспрекословно подчиняющимися портнихами, помощь которых он благосклонно принимал, даже строго на них поглядывал, не показывая вида, что страшно волнуется. Ведь он и сам до конца не знал, что получится в итоге, но по восторженным взглядам женщин читал, что платье действительно начинает производить еще более благоприятное впечатление. Да и самому оно все больше нравилось.

Видя, что счастливая невеста уже не в силах оторвать восхищенного взгляда от зеркала, он решил добавить еще несколько штрихов в самом наряде. Сначала были порекомендованы белые, тонкие, не слишком обтягивающие руку, длинные до локтей, ажурные перчатки, что немедленно было исполнено адъютантом, а затем не слишком длинная фата, украшенная маленькими белыми, искусственными розами, переплетенными с живыми белыми фиалками. До этого предлагался довольно длинный шлейф, который должны были нести за невестой ее подружки.

Если предложение с перчатками как-то скрывало слишком уж тонкие руки невесты, то, почему была предложена такая фата, он не мог объяснить даже себе. Видно, уже так увлекся, что трудно было остановиться, как говорится, разыгралась фантазия. Но, как потом оказалось, это было удобно, принято с восторгом, и так выделило невесту из общей массы, что она на самом деле стала законодательницей нового веяния в моде, по крайней мере, среди невест моряков. Они с удовлетворением заметили, что теперь могут отличаться от всех остальных тем, что всем своим видом показывают, «насколько жена моряка свободна в своих желаниях и поступках».

После того, как были наповал сражены женщины и мать девушки, обреченно ожидавшие результата в соседней комнате, словно в предоперационной, можно себе представить, что стало происходить с Ибрагимом дальше. А дальше были просьбы жены командира, его дочерей, остальных офицерских жен. Ну, как им было отказать?

К счастью, экипаж во главе с командиром очень постарались, избавить своего любимца от этих хлопот и позволить ему заняться спортом. К концу его службы всем оставалось только с грустью вспоминать и жалеть о том, что того искусного мастера, завоевавшего сердца, как женского, так и мужского населения городов, где жили семьи подводников, больше нет. Для Ибрагима же это послужило хорошим, очередным уроком, как не стоит лишний раз выпячиваться и выставлять напоказ свои таланты.

Тем не менее, сшить свадебное платье для невесты своего друга Ибрагиму не составляло особого труда, тем более таджикские женщины не так подвержены влиянию европейской моды. Своих мужчин они покоряют и поражают совсем другими, не менее действенными приемами и искусными нарядами.

-5-

Ибрагим еще раз взглянул на силуэт девушки и стиснул зубы от досады. Значит, здесь в горах родня во главе с тетушкой решила поставить его перед фактом так же, как когда-то Карим проделал с родителями Муниры. А это означало, что утром весь поселок явится свидетелем того, что он и эта девушка провели ночь в этой комнате. Сначала их немного побранят, а потом «простят», поздравят, и начнутся предсвадебные приготовления.

«И все! – раздосадованный думал он. - Прощай, свобода! Может быть, даже институт с Москвой?! Новые друзья, знакомые! Новая увлекательная жизнь! Замыслы! Опять начнется обыденная жизнь под руководством тетушки».

При мысли о тетушке он вздрогнул, непроизвольно сжав кулаки.

«Нет! – мысленно произнес он, обращая к тетушке, которую сам себе представил и впервые в жизни назвал на – «ты». - Не будет, по-твоему!.. Костьми лягу, а не покорюсь!»

От ярости его затрясло так, что почувствовал, как у него заходили желваки на скулах, снова вызвав острую головную боль. Не обращая не нее внимания, он взял себя в руки, заставил успокоиться и оторвался от стены. Головная боль немного стихла, а мысли стали более ясными и четкими.

«Думай! – приказывал он сам себе. - Нужно что-то предпринять, пока все спят. Так,… прежде всего, необходимо оценить обстановку. Через дом не пройти, значит – окно».

Он осторожно подполз к окну, приоткрыл занавеску и выглянул. Там было тихо.

«Вот балбесы, я бы на их месте поставил кровать или посадил собаку на цепь», - усмехнулся он, вспоминая, как приласкал и угостил костью из плова огромного рыжего пса, вероятнее всего, вожака.

Собаки, как правило, в мусульманских домах живут редко. Ислам почему-то считает их порождением дьявола. Вероятно, это произошло потому, что они является переносчиком бешенства. Поэтому собаку, как и свинью, объявили «нечистым» животным, во всяком случае, в Коране о ней говорилось не слишком лестно. Несмотря на это, даже самые правоверные таджики заводили собак, прощая им даже «демоничность» за верную службу и преданность.

Первым в роду Ибрагима здесь, в горах собак завел дед Ниязи. У него было два огромных сильных пса – кавказца, подаренных горными пастухами. Благодаря знакомству с этими волкодавами Ибрагим перестал бояться даже самых свирепых и серьезных собак. Дед научил его, как с ними обращаться, подчинять своей воле. После его смерти собак в поселке больше не заводили. Не было их и во время последнего приезда Ибрагима сюда во время отпуска из армии. Эти же три «бестолковые» дворняги появились совсем недавно, может быть, даже перед самым его приездом. Вероятно, тетушка продумала и этот момент. Он понял это по тому, как себя вели псины, и не ошибся. Как потом оказалось, их и в самом деле привезли перед его приездом, поэтому они еще толком не освоились. И хотя он не знал этого, было понятно, что с ними особых проблем не будет.

Убедившись, что путь через окно свободен, он стал пересчитывать тех, кто может и будет его догонять? Кроме четверых двоюродных братьев, в поселке было еще трое незнакомых крепких парней, за весь вечер не проронивших не единого слова. Их наверняка прислали в помощь братьям. Все семеро были подобраны специально. Они были крупными, здоровыми, выносливыми, немного старше, причем, именно эти его четыре двоюродных брата не разделяли его мировоззрений, не одобряли его действий и составляли тетушкину свиту. Теперь стало понятно, почему в поселок не удалось пригласить Рашида, Зафара и Алишера. Все они симпатизировали ему, а не тетушке.

С того момента, как он появился дома, его не оставляли одного, даже в туалет за ним увязывался какой-нибудь из тетушкиных соглядатаев. Конечно же, его зорко сторожили.

«Значит, семеро. Что ж, посмотрим, кто кого?» - подумал он и вспомнил, как его учили убегать от оравы, изматывая догоняющих и вырубая лидеров по одному. А бегал и дрался он неплохо, сурово и осознанно, хотя не любил ни того, ни другого. Сказывались спортивная подготовка, неплохие природные данные, постоянные выяснения отношений с душанбинской шпаной и несколько успешных участий в соревнованиях, в том числе и по национальной борьбе – гуштингири*. Частенько его противники выходили из драк покалеченными. Не зря же еще до армии он два года ходил в секцию по спортивной гимнастике, год занимался плаванием, почти четыре года посещал секцию по вольной борьбе, где получил квалификацию перворазрядника, а потом стал мастером спорта по пятиборью. А, учитывая те убийственные тибетские приемы, которым его обучил дед Ниязи, его действительно можно было считать чуть ли ни «машиной смерти».

Да, его семерым противникам в случае столкновения с ним пришлось бы очень несладко.

-6-

Шел второй год его службы.

Однажды он не вернулся на лодку из увольнения. Защищая честь женщины, он умудрился так разобраться с тремя здоровыми оболтусами, причем, спортсменами, что двое из них оказались в больнице.

На всю жизнь ему запомнился диагноз врачей: «субарахноидальное сотрясение мозга», который поставили одному из них. Это означало, что этот парень оставался калекой на всю жизнь, с переломом основания черепа. За это грозило до семи лет лишения свободы за «превышение самообороны». К счастью, его оправдали. Спасло то, что нападающих было трое, все они были в хоть и в небольшой, но все же стадии опьянения, имели не слишком лестные характеристики, а, главное, отец покалеченного парня решил забрать заявление.

Будучи капитаном третьего ранга и служащим Генерального штаба, он увидел, что обвиняемого рьяно защищают моряки, а его избалованный оболтус окончательно превратился в неисправимого злостного хулигана. Стало понятно, что дальнейшая защита своего непутевого чада может, послужить серьезной угрозой и ему, и его карьере, и его семье. Слишком часто он вытаскивал отпрыска из разных неприятных переделок и так достал своими просьбами, как свое, так и милицейское начальство, что на этот раз все они ответили ему дружным отказом и посоветовали забрать заявление. Свою роль сыграли характеристики на сына с работы, из спортивной секции по боксу, где того уже неоднократно предупреждали о невыносимом поведении и грозились выгнать, не говоря уже о том, что за аморальное поведение отчислили из института. Несмотря на причитания и истеричные вопли супруги, офицер решил проявить принципиальность ради своей чести и сохранения остальной семьи – двух младших детей. Тем более что вершителя возмездия над его старшим характеризовали так, что он бы готов был пожертвовать чем угодно, чтобы вырастить остальных сыновей, хоть чуточку на него похожими.

Пока велось следствие и все это выяснялось, Ибрагиму пришлось три месяца отсидеть в городском следственном изоляторе. Камера, в которую его определил следователь, ни в какую не соглашавшийся отдавать матроса военной прокуратуре, была переполнена блатными.

- У, басурманская морда, ты у меня сгниешь в тюрьме! - злобно кричал белобрысый, полноватый молодой старший лейтенант милиции. – Ему, видите ли, не понравилось, как наши ребята выражаются при женщинах? Слух его неприятными словами трогают. Сам-то из своего аула только-только спустился, а все туда же, в интеллигенты, нас вздумал учить, как вести себя с этими шлюхами. Я бы всю вашу черножопую братию своими руками удавил! Вас в Россию пустили, так вы за это всем нам задницы должны лизать, и рожи свои обезьяньи не скалить. Что бельмами своими сверкаешь?.. Ты глазки-то притупи! А то рассердишь меня совсем, сверкать нечем будет. Хотя поверь, скоро спесь твою поумерят. Будет время!.. Уж я-то постараюсь, чтобы тебя упрятали надолго. А там из тебя выбьют всю твою азиатскую гордыню. Навсегда забудешь, как калечить русских ребят. А для начала посидишь в камере с мужиками, которые поучат тебя, как надо себя вести в России.

После того, как мужики в камере решили поучить его «уму разуму», он оказался в карцере за то, что отключил минут на двадцать троих сокамерников. Надзиратели довершили то, что не смогли сделать блатные и перед карцером отлупили его полотенцами, в которые были завернуты мешочки с солью. Правда, они не проявляли особого усердия. «Белобрысого», который просил быть с этим подследственным построже, они не уважали, а еще поняли, что с этим драчуном особенно связываться не стоит, могут возникнуть серьезные проблемы. Судя по тому, как он упорствовал, сверкал своими черными глазами и стойко переносил мучения, было понятно, что он скорее умрет, чем позволит уронить свою честь. И долгий опыт работы с людьми их не обманул.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Михаил Мухамеджанов (2)

    Документ
    С любовью и нежностью вспоминаем мы тот период жизни, когда мир для нас был по-особенному добрым, уютным и беззаботным, а небо – удивительно светлым, безоблачным и теплым.
  2. Super Dance XXL

    Документ
    Soundbluntz – Billy Jean. 9. Mad’House – Like A Prayer. 10. Beatchuggers Featuring Eric Clapton – Forever man. 11. Milk & Sugar Featuring John Paul Young – Love Is In The Are
  3. Путь Абая. Том 1 Мухтар Ауэзов

    Документ
    Выдающегося казахского советского писателя, крупнейшего ученого — академика Академии наук КазССР, доктора филологических наук, профессора и видного общественного деятеля Мухтара Ауэзова знают не только в его родной советской стране,
  4. Әлеуметтану социология

    Документ
    - Алматы: Қарасай, 007.- 384 б. Дана саны:15 (инв. 15 ; инв/сыз. 0) С51(0)53 Әлемдік әлеуметтану антологиясы: 10 томдық / ҚР Ә 5 Мәдениет ж-е ақпарат мин-гі, Ақпарат ж-е мұрағат комитеті, Мем.
  5. Врамках программы «Прометей» Павлодар 2007 удк ббк 63. 3(5Каз) и 69

    Книга
    Книга содержит исторические сведения по области в целом. Предметом исследования является история развития области за 70 лет, административно-территориальные реформы, изменение национального состава населения, сведения об экономике,

Другие похожие документы..