Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Публичный отчет'
В феврале 2011 года плановые контрольно-надзорные мероприятия проводились, согласно сводного плана на 2011 год, утверждённого Генеральной прокуратуро...полностью>>
'Реферат'
Інваліди з фізичними ушкодженнями, хронічні хворі та старі люди, які мають обмежені можливості щодо роботи і нормального способу життя, складають пос...полностью>>
'Документ'
“Эффективное местное самоуправление – основа демократического государства. 10 лет ратификации российской федерацией европейской хартии местного самоуп...полностью>>
'Лекция'
«На сегодня о технологии AJAX (Asynchronous JavaScript and XML) широкие массы пользователей интернета знают немного. Пока эта технология - удел профе...полностью>>

Энциклопедия образования в западной сибири

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

В ТРЕХ ТОМАХ

Председатель научно-редакционного совета издательства

В.М. Лопаткин

Главные редакторы В.Н. Гончаров, П.П. Костенков

Заместитель главного редактора

Г. П. Козубовская

Барнаул • 2003

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

ТОМ I

5815 99

Председатель научно-редакционного совета издательства

В. М. Лппаткин

Редакционная коллегия:

В.Н. Гончаров (главный редактор), В.И. Губанова,

П. П. Костенкав (главный редактор), К.Г. Колпшков,

Г. П. Козубовская (заместитель главного редактора),

СМ. Косенок, П.В. Ленин, Б.П. Иевзоров.Щ.К. Одинцов.

Ю.В. Табакове, КА. Чуркш, СИ. Царев

Барнаул •2003

|библиотекп

Омского педагог-и оеокоЮ университета

74.02»

ББК 74.00 Я 2 Э687

СПИСОК АВТОРОВ I ТОМА

Рецензенты:

ЛИ Мсчшикова, доктор педагогических наук; З.В. Петухта, кандидат педагогических наук, заслуженный учитель профессионально-технического образования;

Е.Ф Широкова, кандидат педагогических наук, профессор, действительный член Международной академии,

наук педагогического образования, заслуженный работних культуры РСФСР

Часть пу&шкуемых фотографий едтаны С.Н. Рыженко

Э 687 Энциклопедия образования в Западной Сибири: В трех томах - Барнаул: ОАО «Алтайский полиграфический комбинат», 2003. - Том 1. 316 с, фото.

Энциклопедия подготовлена и издана по решению Президиума Сибирского отделения Между­народной академии наук педагогического образования.

Посвящена 300-летию образования в Западной Сибири и 200-летию создания Министерства народного образования в России.

Энцик-юпедия содержит статьи, посвященные истории становления и развития образования в Западно-Сибирском регионе, образовательным учреждениям и деятелям просвещения. В первый том включены очерки истории образования в отдыъных субъектах Российской Федерации (но современной терминологии), входящих в состав Западной Сибири и региона в це.юм, а также сводные таблицы, содержащие статистические данные об образовании.

В пу&икации использованы фотографии из фондов Центра хранения архивного фотШ Aimau-ского края, из архивов Томского университета, Томского педагогического университета.

Энциклопедия адресуется работникам просвещения, ученым, широкому кругу читателей.

ISBN 5-85458-068-3

ББК 74.0(1 Я 1 © Редколлегия «Энциклопедии

образования в Западной Сибири».

2003

V

ъ;

&\

Агеенко А.А.

Агрызин А.Н.

Аникина И.А.

Бекетова Г.В.

Березина Т.И.. д. пел. н., проф.

Бонифатьева Г.Т.

Галимов Р.Г.

Григорьев СМ.

Данилов В.М.

Демидова НС.

Ерохина О.А.

Иванов В.В., к. пел. н., дои.

Кабанова Р.В.

Калемнна М.А.

Касаткина Н.Э., д. пед. н.. проф.

Касинский СВ.

Ковалева Р.В.

Костенков П.П., д. пед. н.. проф.

Кисельников А.А.

Ключникова М.Ю., к. пед. н ., доц.

Котова Л.И.

Лаук О.В.

Лаухин Н.Д.

Лепин П.В., д. пед. н., проф.

Мазуров Б.Ф., к. филос. н., доц.

Мазурова Е.Г., к. филос. н., доц.

Макарова М.Н.

Макарова Н.С.

Мартынова С.С., к. пед н., доц.

Менова Н.Ф.

Михайлова 11.1.

Моэголина СЮ.

Невзоров Б.П., д. пед. н., проф.

Няруй В.Н., к. пед. н., доц.

Орлова В.А.

Павлова И.П.

Прибыльский Ю.П., д. пед. н., проф.

Рубанова О.В.

Русском Г.И.

Симонова О.В.

Скачкова Г.К., к. ист. н.. доц.

Скворцова О.Ф.,

Скряго М.А.

Смольков О.Н.

Сыромолотом Н.П.

Табакаев Ю.В., д. филос. н.. проф.

Царев СИ.

Чайка Р.А.

Черемисина ТА., к. ист н., доц.

Черкашина В.Н.

Чнгарева О.А.

Чульжанова Л.И., к ист н

Чуркнн К.А., к. ист. н„ проф.

Шаграй Е.В. |Шамахов Ф.Ф. ], д. пед. н., проф.

Юмашев А.С., к. ист. н., дои.

ОТ РЕДАКЦИИ

Настоящее издание предпринято при моральной и экономической поддержке Министер­ства образования Российской Федерации, Президиума Международной академии наук педа­гогического образования, межрегиональной ассоциации 'Сибирское соглашение» и при самом активном участии коллективов высших учебных заведений, прежде всего педагогических вузов Западной Сибири.

Авторы вьюченных в трехтомник материалов ставили своей «елыо с научной объек­тивностью и достаточной полнотой осветить этапы и проблемы развития просвещения ,.-целом по региону, а также в отдельных его территориях. При этом уделяюсь итшание истории образования в районах проживания коренных народов (алтайцев, шорцев, кумачдин-цев, хантов, манси и др.). Статья, посвященная истории просвещения кумандинцев, помещена и первом томе nooie очерка по истории образования в Республике Агтай, а статья о прчсие-щении шорцев после очерка по истории образования в Кемеровской области, т.е. не по алфавиту.

В первый том вошли очерки, посвященные вопросам истории и современного состояния образования Сибирского региона и отдельно Алтайского края, Кемеровской. Новосибирский, Омской. Томской, Тюменской областей. Республики Aimau. Ханты-Мансийского и Ямалп Ненецкого автономных округов. Книга содержит статистические данные, предан,тленные в 39 сводных таблицах, в которых нашли свое отражение факты, характеризующие дина­мику развития просвещения в регионе, главным образом в конце XX века. Статистические сведения, относящиеся к предыдущим периодам истории образования, представлены в тек­стах основных очерков, сопровождаемых таблицами. В первом томе публикую/пса наиболее важные источники информации по вопросам истории образования в Западной Сибири (тиски литератуоы. апхинниа rh^u^, \

»ых, республиканских и окружных газе"' "^ "~ """^ '« ^


л итературы, архивные фонды).

ПРОСВЕЩЕНИЕ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ (XVIII-XX веках)

ОБЩИЙ ОБЗОР

Западная Сибирь издавна приковывала и до сих пор приковывает к себе внимание ученых, деятелей культуры и просвещения. Объясняется это, прежде всего, возрастани­ем роли, которую играет этот регион в социально-экономическом развитии страны.

Территория указанного экономического района составляет около 2,5 млн кв. км, это свыше '/, части плошали современной России (81, с. 9; 5, с. 17).

По состоянию на 1 января 2000 г., здесь проживало 15041 тыс. чел. (своди, табл. I). Плотность населения в среднем составляет — 6.2 чел./кв. км. (27. с. 72—81). По численно­сти и плотности населения южные территории Западной Сибири существенно отлича­ются от северных. Например, в Алтайском крае после выхода из него Республики Алтай в среднем на квадратный километр приходится 15 жителей, в тундре — несравненно меньше.

В Западно-Сибирском экономическом районе сосредоточены огромные природные ресурсы страны: добывается 90 процентов газа, 70 — нефти и 40 процентов каменного угля. Валовая продукция промышленности здесь составляет примерно 11 процентов от ее объема по России (27. с. 72—81). В указанном регионе имеются большие запасы вод­ных ресурсов, древесины, а также плодородные земли, приобретающие исключительно оольшое значение для обеспечения населения продуктами питания, промышленнос­ти — сырьем. Самыми большими земельными угодьями располагает Алтайский край (12747,1 тыс. га, в том числе 7264,9 тыс. га - пашни) (П.

Интересы более полного использования природных богатств и экономического по­тенциала не могли не сказаться на развитии сферы образования в этом районе с начала освоения его русскими.

Духовные и светские учебные заведения в разных территориях региона начали воз­никать уже в самом начале XV11I в.

Западно-Сибирский регион как территориально-административное целое склады­вался на протяжении 300 лет.

Присоединение Западной Сибири к Российскому государству было завершено еше в начале XVII в. На ее территории начали возводиться первые русские города и остроги: Тюмень (15S6), Тобольск (1587), Пелым (1593), Беретов (1593), Сургут (1594), Верхоту­рье (1587), Нарым (1598), Мангазея (1601), Томск (1604) и др. На юго-западе этою редко заселенного коренными жителями пространства русские в 1-й пол. XVII в подо­шли к степям в верховьях Иртыша, Ишима и к предгорьям Алтая и Саян. В конце XVI— XVII вв. началась крестьянская земледельческая колонизация Сибири (5, Т 37. с. 6551.

Управление территорией до 1708 г. осуществлялось особым центральным органом -

Сибирским приказом. Административной ««Я уезд, возглавляем* воево-

В 1708 г. все земли за Уралом й ИртышСкой. В столице делами такой

оГ;ГГ;н:ГГГГосо^й Сибирски/комитет. а на месте - губернатор с

Р"ИВЛ17% f СиТбОирОь6ь"а разделена на две губернии: Западная Сибирь составляла То-

б°ЛВ™*ГбГьс^-^ер^Гразукрупнилась: из ее состава выделилась Томска, rvoeDHMfl с центром в г. Томске.

В то время светские учебные заведения в центре были передань, в ведомство создан­ного в 1802 г Министерства народного просвещения, а деятельность духовных школ направлял Святейший Синод. Для улучшения управления учебными заведениями с 1X03 г. в регионах учреждались учебные округа, где действовали училищные комитеты во главе с попечителями учебных округов.

В 1822 г. Сибирь была разделена на Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское гене­рал-губернаторства. В состав Западно-Сибирского вошли Тобольская, Томская губер­нии,'Акмолинская, Семипалатинская и Семиреченская области. Последняя к 1ОТЧ г. отошла к Туркестанскому краю «64, Т. XXXV111, 28892, 29125).

Для управления школьным делом в 1885 г. был образован особый, Западно-Сибирс­кий учебный округ. После упразднения Западно-Сибирского генерал-губернаторства в 1882 г. Тобольская и Томская губернии стали снова подчиняться непосредственно цен­тральным органам власти в Петербурге.

17 июня 1917 г. из состава Томской губернии выделились Алтайская губерния с цен­тром в Барнауле и Омская губерния с центром в Омске.

В мае 1925 г. образовался Сибирский край с центром в Новониколасвскс. который и декабре того же года был переименован в г. Новосибирск. Президиум ВЦИК РСФСР утвердил состав края из пяти губерний - Алтайской, Енисейской, Новониколаевскои. Омской, Тюменской - и Ойротской автономной области, образовавшейся в 1922 г. На этой территории в декабре 1925 г. было образовано 16 округов. Уездное административ­ное деление стало перестраиваться в районное.

30 июля 1930 г. из Сибирского края выделился Западно-Сибирский край с центром в Новосибирске. Край включал 14 округов. До 1934 г. в его состав входила Хакасия.

В 1934 г. образовалась Омская область, современные границы которой сложились — к 1944-му году.

28 сентября 1937 г. Западно-Сибирский край был разделен на Новосибирскую об­ласть и Алтайский край. В состав Алтайского края вошла Ойротская автономная область.

В 1943 г. из состава Новосибирской области выделилась Кемеровская, в 1944 - Том­ская области. В 1944 образовалась Тюменская область, включающая Ханты-Мансийский (до 1940 - Остяко-Вогульский) и Ямало-Ненецкий национальные округа.

В 1990 г. из состава Алтайского края вышла Горно-Алтайская автономная обкинь, которая стала называться Республикой Алтай.

Таким образом, к началу XXI в. в состав Западной Сибири входило девять субъектов Госсиискои Федерации.

В развитии общеобразовательной и профессиональной школы Западной Сибири от­мечаются те же закономерности, которые присуши развитию учебных заведений стра-ны в ислом.

Однако бьшо бы ошибкой не замечать своеобразия процесса становления и развития
Гнется"и ""' '""'• ВПР°ЧСМ' И ДРУШХ ВосточнЬ'х Районов России. Оно зак-

fW, нач1ГЬК° " TOM' ЧТ° " ЭТ°М РаЙ°НС зна''и™ьно позже, чем в Европейском
мГтсмпами т °ТКРЫВЗТЬСЯ учс6ные введения, но и в том, что здесь более меченны­
мивГниХ?Ч с"ь общеобразовательных и профессиональных школ Напри
мер, в конце XIX - начале XX вв. „а одно среднее учебное заведение Министерства

„с к„ вепст) поТ " ПаДН°Й С"бири приходилась огромная территория ,115,2
кой России почти в Л а1°ШаЯ аНаЛ01ИЧНЫЙ показатель промышленной части Европсйс-
в?ть^8 4 тыс ' " КаЖДМ СРеЯНЯЯ ШК0Ла региона пРизвана 6ыла о6с-11-

2 lip Z, н vm' ЧТ° "ОЧТИ В Д°а Р"а 6ольше' чем ^алогичная школа в Евро­пейской России. На 700 жителей приходился один учащийся средних учебных заведений Западной Сибири, тогда как в учебных округах с земскими губерниями такое соотно­шение составляло 300:1 ,106, с. 91). На некоторых этапах Ра™т„я западносибирской школы, в сравнении со школами страны в целом, наблюдалось отставание в темпах осуществления закона о всеобщем обязательном начальном и среднем образовании в создании учебно-материальной базы, в обеспечении школ педагогическими кадрами, в достигнутом уровне учебно-воспитательной работы и т.п. Следует также заметить, что в решении ряда вопросов учебные заведения Сибири нередко опережали школы Цент­ральной России.

Эти и некоторые другие явления во многом объясняются особенностями экономи­ческого и социального развития Западно-Сибирского района, которые оказыв:иш и оказывают влияние на деятельность учреждений и учебных заведений просвещения.

Одна из таких особенностей - создание здесь в годы существования Советской вла­сти крупных территориально-промышленных комплексов (ТПК), в том числе Западно-Сибирского энергетического комплекса, в ранее еше не освоенных районах. Интенсив­ное комплексное освоение природных богатств северных районов региона началось в послевоенный период. Создание новых предприятий, оснащенных современной техни­кой, строительство новых городов и рабочих поселков, прокладка железнодорожных путей и автомобильных дорог, установление воздушного сообщения с центрами стра­ны, все это способствовало повышению уровня культуры населения Сибири, в том числе коренных народов данного края.

мер.


Другая особенность заключается в том. что в Западно-Сибирском регионе, по срав­нению с европейской частью России, более быстрыми темпами увеличивалась числен­ность населения. Этот демографический процесс характеризовался относительно высо­кой динамикой на протяжении всех четырех веков, минувших со времени присоедине­ния Сибири к России. В ряде территорий рост численности жителей связан с развитием горнорудной промышленности, с освоением богатых сельскохозяйственных угодий, лесных и водных богатств. Демографический взрыв приходится на период после отмены крепостного права и Столыпинской земельной реформы (вторая половина XIX - нача­ло XX вв.), л также на период освоения целинных и залежных земель, новостроек. Су­щественное значение имело то обстоятельство, что на стройки ехала sloлoдeжь: так. на различных объектах создаваемого Западно-Сибирскою ТПК в середине 1980 г. работаю 150 тыс молодых рабочих и специалистов (84). В период с 1966 по 1979 г. численность населения в Сибири возросла на 19%. а в Европейской части РСФСР - только на 14. В связи с этим, естественно, увеличилась потребность в расширении сети шко.1 и дошкольных учреждений, в открытии начальных, средних специальных и высших учей-ных заведений в регионе. На указанные изменения призвана была чутко реагировать и система планирования подготовки педагогических кадров

ния отрицательно сказывающаяся на работе школы. Например, отток населения из Западно-Сибирского региона в 1959-1970 гг. составил 760 тыс. чел. В 70-е годы мехлнн-

ческии"приросГт населения в районе уменьшился. Однако отрицательное сальдо мигра­ции находилось в Алтайском крас. Кемеровской и Омской ооластях (110, с. Ь). Если по РСФСР п период между переписью населения 1959 и 1970 тт. она составила .. с. то и Сибири 134. (51, с. 67).

Говоря о факторах, оказывающих ачнянис на культурное строительство в Западной Сибири, в том числе и на деятельность учреждении образования, мы не можем не учитывать сурового климата в Сибири, того, что здесь далеко не везде созданы удовлет­ворительные культурно-бытовые условия для трудящихся, которые к тому же и период проведения рыночных реформ 90-х годов значительно ухудшились.

Например, плотность железнодорожных путей и автомобильных дорог в Восточных районах почти в 8.4 раза меньше, чем в европейской части России. Значительно хуже показатели обслуживания городской связью. В Алтайском крае и в ряде других террито­рий, в сравнении с Европейской Россией, значительно ниже денежные доходы населе­ния. То же относится и к характеристике уровня потребления основных продуктов пита­ния сибиряков, а также к строительству жилья и объектов культурно-бытового назначе­ния (ПО. с. 7, 57, 75, 78. 83).

С \-чегом указанных особенностей и требования диалектического подхода к изуче­нию природы и явлений общественной жизни, мы выявили важнейшие периоды в раз­витии просвещения на территории Западной Сибири. При этом за основание иерноди-щции нами взяты какз1е-либо существенные изменения в сфере образования, проис­шедшие и те или иные временные промежутки. Мы допускаем, что "Понятие грани в периодизации культуры достаточно условно и относительно» (10, с. 7).

Нами определены следующие хронологические рамки истории образования в Запад­ной Сибири:

I. XV1I — первая пол. XIX вв.:

II. Вторая пол. XIX - начало XX в.

  1. Февраль-октябрь 1917 г.;

  2. Октябрь 1917г.-май 1918 г.;

V. Май 1918 г. -декабрь 1919 г.;

VI. 1919-1990 гг.;

VII. 1991-2000/.

При написании очерка истории образования в Западной Сибири мы использовали многочисленные источники, в том числе статистические данные, архивные материалы монографические исследования, статьи, опубликованные в периодической печати Осо-пенно часто мы опирались на труды выдающегося историка педагогики Сибири проф. Ф Ф. Шамахова, на работы проф. Ю.П. Прибыльного (Тобольск).

' Ап«°п^йИЕ И РАЗВИТИЕ ШКОЛЬНОГО ДЕЛА НА ТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В XVIII - ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВВ.

Обширное Сибирское .царство» было присоединено к России значительно позже многих дру, их территории. Школьное дело здесь начало развиваться намного позднее по сравнению с Европейской Россией. Отставание в темпах и уровне его развития „pocie-жнвается на протяжении всего обозреваемого периода и особенно в XVII - первой половине XIX столетий.

Освоение природных богатств этого огромного пространства, зарождающееся про­мышленное и сельскохозяйственное производство, культурные запросы чисменно по­растающего населения региона вызывали потребность в грамотных чюдях п. с каова-тельно. в открытии различного типа учебных заведений - светских и духовных.

Согласно документам, обнаруженным историком АН. Копыловым'в Центральном государственном архиве древних актов, первая сибирская светская общеобразователь­ная школа возникла в промежутке между осенью 1701 и весной 1702 гг. в Тобольске (38). Ее основал местный воевода Михаил Яковлевич Черкасский. Вначале школа находилась на Троицком мысу, возле воеводской избы. Затем ее переместили на Софийский двор -во вновь построенное школьное здание (68, с. 16-17). Весной 1702 г. в школе насчитыва­лось 96 учащихся - детей бояр, дворян и других .служилых чинов». В следующем году численность учеников в ней возросла до 120 чел. В школе изучались славянская письмен­ность и грамматика, арифметика, геометрия, фортификация и артиллерийское дело. Первыми учителями стали Григорий Дровнин и его брат Василий. Математику и воен­ные дисциплины вел пленный шведский офицер Антон Деловал (38. с. 51).

Однако первая государственная светская школа в Сибири существовала недолга Че­столюбивый митрополит Сибирский и Тобольский Филофей Лещинскип. открывшей дучовную Тобольскую архиерейскую славяно-русскую школу в 1703 г. и опасавшийся конкуренции, добился закрытия светской школы в 1704 г. (107. с. К—10).

В 1713—1721 гг. в Тобольске функпиониров&за первая в регионе частная общеобразо­вательная школа, основанная пленным шведом К.Ф. Фон-Врехом. В ней обучались дети соотечественников учредителя учебного заведения и местных чиновников. Благодаря поступлению значительных благотворительных средств, школа располагала неплохой материальной базой. Ее воспитанники проживали в пансионе. Педагогам нредостаатд-лись квартиры. При школе имелись больница и аптека. Численность учащихся школы вначале составляла 14, а в 1721 г. - 139 чел. С окончанием Северной войны школа прекратила свое существование (ИЗ, с. 38—39).

В первой половине XVIII в. в Сибирской губернии возникли светские начальные школы с профессиональным уклоном для обучения детей - представителей разных сословий, за исключением крепостных крестьян. К числу их относились элементарные гарнизонные солдатские школы и так называемые цифирные (арифметические) школы.

Гарнизонные школы начали открываться в некоторых крепостях России еше к пер­вой четверти восемнадцатого столетия. В числе первых из них была умрежлена Тобольс­кая Г ш В 1713 г в ней насчитываюсь 43 ученика (95).

.ийской крепости первая Г. ш. начала действовать в 1765. а вторая — в 1797 п. (47. с м По юму времени численность учащихся в Г. ш. считалась значительной, если .юсти-ала до 450 чел. в каждой. В Тобольской Г ш.. рассчитанной на 500 учащихся, в поеме-


Вначале указом Петра I (1717), затем Сенатским указом (1732) такие школы .ис­писывалось основывать повсеместно (66).

днил год се существования (1747) в четырех классах насчитывалось около 200 мел.

<3'восш;т1нники~Г3)ш. обучались грамоте, арифметике ,., в соответствии с тем или .жьГм профилем учебного заведения, - .артиллерийской и инженерной науке». ..«,„-"^"кои э2 шииии. (военным упражнениям. - Ред.). музыке, и.ре на флейте „ Сара-бане писарскому делу, слесарным, плотничным, портняжным, сапожным и другим ремеслам Учащиеся которым исполнялось 15 лет, зачислялись в армию. (61. т. I. с. 4Ь6). Выпускников Г ш чаше всего использовали в военных канцеляриях, на ншших коман­дных постах и на хозяйственных работах. Некоторым из них удавалось продолжить свое образование К тому же в ряде мест на базе Г. ш. учреждались школы довольно высокого уровня. Например, в центре Сибирского казачьего войска - Омске в 60-е гг. XVIII в. „з выпускников Г. ш. готовили переводчиков - специалистов письменного перетола - и толмачей - специалистов устного перевода, а также чертежников и картографов. В 1789 г. здесь же приступила к работе т.н. «Азиатская школа», где готовились переводчики, тол­мачи татарского, калмыцкого, монгольского и маньчжурского языков (35, т. 2, с. 325; 38, с. 12-13).

Хотя Г. ш. не обеспечивали получение детьми должного объема общеобразовательных знаний, они сыграли существенную роль в подготовке грамотных люден в регионе.

Почти одновременно с Г. ш. в губернском центре Сибири — Тобольске открылась цифирная школа. Согласно указу Петра I от 28 февраля 1714 г., в России во всех губер­ниях при архиерейских домах и в больших монастырях должны быть созданы цифир­ные, или арифметические школы, вводилось обязательное обучение для «дворянских и приказного чина, дьячих и подьяческих детей от 10 до 15 лет» (65, с. 706—707). К обуче­нию в U. ш. привлекались и дети духовенства, купечества. Привилегированные круги общества с самого начала восприняли выполнение указа, вменявшего в обязанность обучение детей в Ц. ш., как тяжкое бремя. Сначала дворяне отказывались отдавать своих сыновей в них. Их примеру последовало духовенство. Первые добились права обучать своих детей дома и в столичных учебных заведениях, а священнослужители стали отда­вать мальчиков в духовные школы. Была удовлетворена также просьба купцов - зачис­лять в .ученье» детей по желанию родителей (5S, с. 29). Обучение в Ц. ш. стало обязатель­ным только для детей разночинцев.

Тобольская Ц. ш. по числу учащихся (220) в 1722 г. вышла на второе место среди школ данного типа в России (68. с. 18; 39, с. 61-64).

Воспитанники школы обучались чтению, письму, арифметике и начаткам геомет­
рии. Преподавали в ней выпускники Московской школы математических и навигацион­
ных наук. В 1732 г. Тобольская Ц. ш. была реорганизована в гарнизонную школу в ней
занимались дети служилых людей Тары, Тюмени, Туринска, Верхотурья Лелыма Сур­
гута, Березова, Кетска (68, с. 18). ' '


■S, с. 21).

В целях подготовки специалистов горного дела и квалифицированных рабочих и ян-Fupe 1753 г. в поселке Барнаульского завода при Канцеля



Во второй половине XVIII в. в Западной Сибири были основаны геодезические и горнозаводские школы. Важнейшими факторами, вызвавшими их создание явщись ш°в южИМ0СТЬ ХОМЙСТВенного освоения Реона " зарождение горной промышленнос-

y« и ™иГиГ УЧаЛИ арифмкУ, ге°^е«». тригонометрию. Отдельные

иТвестны Гимё„а У' "'"^^ <ВЫК' знак™"-'"" с естествознанием (97). Вшп ™и»Гт ш™'ьных наставников. Первым учителем Барнаульской школь, был присланный из 1омска дьячок Петр Хавов

В первом году в школе обучалось 20 мальчиков, в 1763 г. - 120 (97 лл 39-40) К этому времени горнозаводские школы бьыи открыть, при Змеиногорском руднике,1760,, при Су «иском медеплавильном заводе (1770). при Томском железоделательном заводе (1773) (ныне территория Кемеровской обл. - Ред.,, при Новопавловском (1773), при Локтеп-ском заводах (1780). В 1781 г. в шести школах округа обучалось около 800 чел. (80 с 231) Непосредственно горнозаводскому делу обучали всех учащихся: Учащиеся, достиг­шие 9-летнсго возраста, ежегодно с апреля по октябрь направлялись на рудники -«к разбору руд».

Некоторые учащиеся геометрического класса проходила дополнительное учениче­ство на предприятии, где под руководством опытных специалистов была организована профессиональная практика. После чего им присваивались низшие горные чины.

По количеству учащихся, но укомплектованности учителями, обеспечению учебни­ками, письменными принадлежностями, наглядными пособиями и инструментами гор­нозаводские школы были лучшими в Сибири. Они не только решали проблему подго­товки квалифицированных рабочих дня горнозаводской промышленности, но и вместе с тем были первыми очагами светского образования на Алтае.

Правительство Екатерины И пыталось создать единый центр руководства проснеше-нием в стране и учредить всесословную общеобразовательную школу. Специальным ус­тавом 1786 г. в губернских центрах предусматривалось открытие четырехклассных l пята-годичных) народньгх училищ, именуемых Главными, а в уездных центрах - двухкласс­ных малых народных училищ. Надзор за народными училищами возлагался на местные Приказы общественного призрения, а содержание их — на городские общества.

В 1788-1790 гг. на территории Западной Сибири главные народные училища были открыты в Тобольске и Барнауле, а малые — в Тюмени, Туринске, Таре, Томске и Нарыме. Еще одно малое народное училище учреждалось в Кузнецке, но из-за отказа местной думы в его финансировании вскоре закрылось (34, т. 2. с. 328—329; 43).

В народные училища принимались дети любых сословий, кроме крепостных кресть­ян. Фактически в них обучались представители привилегированных сословий.

В 1788 г. в три класса Тобольского главного народного училища поступило 88 учени­ков, в том числе детей чиновников и офицеров — 31. дворян — 3, священнослужите­лей - 6, купцов - 7, мещан - 12, цеховых - 4, солдат и казаков - 19. крестьян - 2. дворовых - 4 чел. (68, с. 32). Занятия здесь вели выпускники Петербургской учительской и Тобольской духовной семинарий. И. Набережный обучал первоклассников азбучной и счетной таблицам, чтению букваря, чистописанию, рисованию, священной истории и катехизису. В. Прудковский во втором классе преподавал арифметику и грамматику, чистописание, чтение, священную историю. Евангелие. Катехизис, знакомил учащих­ся с «Книгой о должностях человека и гражданина». Т. Воскресенский в третьем и чет­вертом классах вел латинский язык, российскую грамматику, арифметику, к-омстршо. физику, механику и гражданскую архитектуру. И. Лафитов обучал выпускников учили­ща географии, естественной и политической истории. (31, с. 5-6). С 1793 г. в училище изучался татарский язык, необходимый для общения с коренными жителями края. В 1799 г. на базе класса татарского языка была основана самостоятельная школа, в кото­рой обучалось 24 мальчика и одна девочка.

Выпускники главного народного училища Тобольска определялись на гражданскую и военную службы, поступали в высшие учебные заведения Москвы, Петербурга, Ка­зани (68, с. 32).

В 1793 г в Барнаульском главном народном училище числилось 63 ученика, а том числе 7 девочек. Преподавали в нем выпускники Петербургской учительской семинарии. В 1797 г. училище прекратило свое существование, формально, в связи с ликвидацией

13

Колыванской губернии (1779-1796), фактически, из-за того, что оказалось не и состо­янии конкурировать со значительно лучше обеспеченными горнозаводскими учебными

заведениями (43, с. 226).

В малых народных училищах изучались учебные^прелметы, предусмотренные уставом

п'^ИтоГкоДТ™ен;™Г;к«о7"народ„ое"учил„ше .дожило» до преобразования >,

первой четверти XIX в. в уездное.

Во второй пошвине XVIII в. в Западной Сибири возникли средние специальные учебные заведения. Рудники и заводы Алтая нуждались в техниках и инженерах. для подготовки которых элементарные горнозаводские школы не были пригодны. Поэтому Кабинет в 1779 г. принял решение открыть Барнаульское горное ушлите с з-6-ле.ним сроком обучения на базе начальной школы. Фактически училище начало функциониро­вать с 1785 г., когда удаюсь решить вопрос об укоматектовании учебною заведения преподавательскими кадрами. В первые годы в училише были приняты на работу кол­лежский асессор Мартов, архивариус Шрамм, пастор Габриэль, воспитанник Петер­бургской учительской семинарии, впоследствии известный ученый электромеханик, академик В.В. Петров и др. В 1785 г. в училише было зачислено 16 учеников. На лву\ младших ступенях (отделениях) училища преподавались общеобразовательные дисцип­лины, на третьем осваивалась минералогия. На четвертом (двухгодичном) - изучались специальные предметы - пробирное и горное искусство, металлургия, маркшейдерс­кое дело, механика горная и общая, архитектура, законоведение заводское и юрных учреждений. Выпускники училища, направляемые для продолжения образования и Пе­тербургский горный кадетский корпус, зачислялись в старшие классы и через 2—3 года получали диплом инженера. (34, т. 2, с. 327; 43, т. 1, с. 225—226).

На Алтае с I75S г. при госпитале в Барнауле начала действовать первая в Сиоирн медицинская школа; предписание об ее открытии было получено еще в 1751 г. Орини-iaTopoM ее явился главный лекарь Н.Г. Ножевшиков. В школе обучалось одновременно о i 15 до 20 человек, получавших после выпуска звание подлекаря. Школа до конца XVIII ь. подготовила около 60 медицинских работников (43, т. 1. с. 226).

В начале XVIII в. в западносибирском регионе возникли духовные школы. Первая из них - Тобольская архиерейская славяно-русская школа была открыта в I703 i на Софийском дворе. Количество обучавшихся в этой школе в разные голы коле­балось от 15 до 90 чел. По своему характеру она относилась к числу сословных школ, при тайных обучать грамоте и церковной службе детей православного духовенства. Уча­щиеся здесь учились писать, читать букварь. Часослов, Псалтырь, Библию, постигали искусство богослужения. Наставниками являлись приглашенные из Киева священники Тихон Карпов, Петр Кирьянов, Михаил Лукашевич. Иван Якнмович и др. (87. с. 6: 6S, с. 16). При школе по распоряжению Сибирского и Тобольского митрополита была о'-но-вана библиотека, первые учебные и богослужебные книги для которой закупались в Киево-Печерском монастыре. Из-за отсутствия необходимых средств и низкой успевае­мости п школе наблюдался большой отсев учащихся. За два с половиной десятилетия прошедших с момента открытия, она выпустила только 29 человек, ставших дьяконами и причетниками (68. с. 16).

ских'пТходТх и"мГа УЧрСЖЛеННЫе "Р" ее ™«»™ "изтие духовные школы в город­ских приходах и монастырях - в Ирбите, Таре. Сургуте Березове в Тюменском Tv-

П';Н™"КДОЛМ7ВСКОТЧОНДИНСКОМ МРЯ" ■ 0-коТкГпости.7коСрГ„о1Уи Павдинскои слободах, на Дсмьянском яму (38 с 56- 68 с 20)

В соответствии с Петровскими указами 1706 и 1710 гг.. требовавшими крещения всех подданных России «иноверцев», православная церковь усилила миссионерскую дея­тельность в Сибири. Так. в 1715 г. митрополит Филофей предписал настоятелю Верхо-турского Никольского монастыря начать подготовку миссионеров из детей хантов и манси.

Духовные учебные заведения готовили грамотных людей не только для церквей, но и для гражданских учреждений региона, способствовали повышению культурного уров­ня коренных народов Сибири и пришлого русского населения. В частности, заслуга То­больской духовной семинарии состоит в том. что ее закончил известный ученый, педа­гог, автор двухтомного труда «Историческое обозрение Сибири» П А Словцев (1767-1843)(68, с. 21).

Таким образом, к концу XVIII в. в Западной Сибири сложилась сравнительно широ­кая для того времени сеть государственных и духовных учебных заведений. Кроме того, на этой территории функционировали частные школы и школы грамоты.

Конец XVIII в. и первые десятилетия XIX столетия характеризуются серьезными успе­хами в развитии внутреннего рынка и международных торговых связей страны. В промыш­ленности все отчетливей прослеживается тенденция, проявляющаяся в росте капиталис­тических предприятий и увеличении доли вольнонаемного труда (35, т. IV, с. 23).

Развивающееся товарное производство, а в Сибири еще и освоение природных бо­гатств (хозяйственная колонизация), нуждались в использовании машин, более совер­шенных технологий, средств связи, транспорта, новых водных путей. Население стало тянуться к знаниям, к образованию. В то же время развитие школьного дела тормозилось сложившимися в России феодально-крепостническими отношениями. Так, крепостное крестьянство, составлявшее полавляюшую часть населения страны, было лишено права на получение образования. Указанное противоречие свидетельствовало о явных призна­ках кризиса крепостнической системы в целом и в сфере просвещения, в частности.

Среди передового дворянства и в некоторых других общественных кругах утвержда­лась мысль о необходимости проведения либеральной политики в области образования.

Правительство Александра I не могло не считаться с данным обстоятельством, и было вынуждено реформировать образование. Одной из важных мер. направленных на улучшение управления делом просвещения в стране, явилось создание центрального органа - Министерства народного просвещения (МНП), манифест об учреждении ко-

Тобольская губернская

гимназия. 1810 г.

Здание построено

окаю 1788 г.

В этом здании

работал директором

гимназии

И.П. Менделеев;

учился будущий

декабрист

Г.С. Батеньков:

учился и работал

П. П. Ершов;

родшкя и учи.кя

будущий выикий

ученый, педагог и

общественный деятель :

Д. И. Менделеев [„

выдали™ ТобГ^СИбИРСКИХ УЧебНШ МВедений "<=■»">« п°л°™»ь, XIX в. необходимо

п0=Утгог^^^

педагогическим коллективом

Торого был подписан императором 8 сентября 1802 г. Первым руководителем данного КДГсте ™™Г^ с^тема местного управления учебными заведениям. Ее иеж ;< стТнови^сь конкретные университеты, давшие названия 3^иГкГ Небным округам Образовательные заведения Сибири в 1804-I82S гг. относились к Ка-S-v «иному округу. Их деятельность в качестве научно-методического центр,

На1Г^боГнГмНпХ"девТари1ель„ых правилах народного просвещен,,,,. , 1803, и «Уставе учебных заведений- (1804) провозглашались доступность и бесплатность.

ся. было прогрессивным явлением в народном просвещении.

Воины 1805-1815 гг. осложняли проведение реформ в стране и на ее перифериях. Од­нако в 1815 г. были открыты уездные училища в Тобольске и в Томске (34, т. 2. с. 482). Согласно сведениям визитатора Казанского округа П.А. Словцова, я 1820 г. в Тобольской губернии работали уездные училища в Березове, Ишиме, Кургане, Таре, Туринске, Тю­мени. Ялуторовске; приходские училища - в Туринске, Тюмени и два в Тобольске.

Вместе с Тобольской гимназией, созданной на базе главного народного училища и IS10 г., здесь насчитывалось 13 общеобразовательных учебных заведений. Численность обучающихся в светских школах в первой четверти XIX в. увеличилась в 4,2 раза (68, с. 24; 38. с. 98-99). В это же время начало действовать уездное училище в Кузнецке Том­ской губернии.

С усилившейся реакцией во второй четверти XIX в. развитие школьного дела ухудши­лось.

Новый школьный устав от 8 декабря 1828 г., в отличие от устава 1804 г., носил сословный характер и игнорировал требование обеспечивать должную преемственность в системе школ (58. с. 208).

В соответствии с предписанием царского правительства учебные заведения обязыва­лись осуществлять сословный подход к делу образования юношества, не допускать «про­столюдинов» в гимназии и тем более в вузы.

В свял, с этим, например, в Барнаульском горном училище вводится определенное разграничение прав учащихся, выходцев из разных сословий: иностранные языки раз­решалось изучать лишь представителям привилегированных сословий. Указанная мера закрывала детям трудящихся доступ в Горный кадетский корпус. 4-го августа 1836 г. правительство утвердило «Положение об учебных заведениях при Алтайских заводах». Этот документ, составленный под непосредственным контролем и влиянием императо­ра, ярко отражал главную идею - давать учащимся в горном училище и горнозаводских школах только те знания «... кои необходимы им будут при выполнении обязанностей сообразных с их социальным положением и местом в обществе». Перед горным учили-

I Г1Г3 ЬJ <~*"Г'Д [)l.j:iirwi-i>4iiniinr-*n~».f-n ...

муГ;, и ;бреТ^иНеР11"Гу6еРНаТОра Западной Сибири. В школах насаждалась сие гема

ченияТ7™н177ГШГ ""г''™ " УСТаВе СЛеЛуеТ отметить Уличение срока обу-ГГпрГоГие^С^^^^

!Ь,сказался за то, чтобы сроки

обучения в гимназия

IX и университетах были увеличены на три года (41, с' 132)

. Пушкина, который еще в 1826 г. в:

учебные программы по своему содержанию и объему приближались к университетским (68, с. 25). Длительное время эту гимназию возглавлял выпускник Петербургского Глав­ного педагогического института, по оценке современников, человек прекрасной души и замечательный педагог, - ИЛ. Менделеев (отец великого отечественного химика). Его достойным преемником был поэт П.П. Ершов, окончивший Петербургский универси­тет и написавший еще в студенческие годы сказку .Конек-Горбунок» (68, с. 27).

В 183Х г. была открыта вторая в Западной Сибири - Томская гимназия

Контингент учащихся в обеих гимназиях в 30-е годы XIX в. был незначителен. К тому же наблюдался большой отсев воспитанников. Вплоть до середины столетия числен­ность их выпускников составляла от 2 до 10 человек (34, т. 2, с. 483).

Активное участие в развитии школьного дела принимали сосланные в Сибирь декаб­ристы. Невзирая на официальные запреты, они обучали детей местного населения, уч­реждали школы, разрабатывали учебные пособия, внедряли новые методы и формы орга­низации обучения. И.Д. Якушкин основал народную двухгодичную школу в Ялуторовске (1842). Для ее содержания декабристы ИВ. Басаргин, А.В. Ентальцев, МИ. Муравьев-Апостол, Е.П. Оболенский, И.И. Пущин и В.К. Тизенгаузен осуществляли сбор средств. Школа размещалась в доме купца Мясникова. Формально учителем числился дьячок Се-дачев, учительствовал же в ней Иван Дмитриевич Якушкин. В 1842 г. численность учащих­ся народной школы составляла 44, в 1843 - 95, в 1844 - 135, в 1845 - 184, а в 1846 -200 чел. Обучались в ней дети из Ялуторовска и из окрестных деревень (39, с. 89—108; 68, с. 29). В педагог ической практике Якушкина использовалась самостоятельная работа уча­щихся, групповые и коллективные формы обучения, а также ланкастерская система, основанная на организации взаимного обучения.

В 1846 г. И.Д. Якушкин основал школу для девочек, положив тем самым начало женскому образованию в Западной Сибири. Усваивая общеобразовательные знания, воспитанницы вместе с тем обучались рукоделию и музыке.

У Ивана Дмитриевича в губернском центре нашлись последователи; 30 августа 1852 г. в Тобольске состоялось официальное открытие женского приходского училища. К мня-тиям в нем приступили 70 учениц в возрасте от 10 до 12 лет - дети чиновников, духо­венства, купечества и мешан (68, с. 30). В 1854 г. училище было реорганизовано в учебное заведение повышенного типа - Мариинскую школу с 6-летним сроком обучения. При ней создава1ся пансион, где сироты из «благородных званий» содержались бесплатно, родители иногородних школьниц платили за их проживание 50 руб. серебром в год. Со­зданием этой школы было положено начало среднему женскому образованию в Запад­ной Сйбйри (68, с. 31).

На Алтае горнозаводские школы, расположенные в «частях» горного округа, на его периферии, при заводах и рудниках, получили название «частных училищ». Устанавли­валось подчинение их горному училищу, названному по Положению 1836 г. Окружным горным училищем С начала 1836/37 уч. г. частные училища открывались при всех перс­пективных заводах и рудниках. Всего здесь насчитывалось 15 училищ с общим числом учащихся 1875 чел Усиление централизованной подчиненности и контроля в известной мере способствовало упорядочению учебного процесса. Инспектор учебных заведений Алтайского учебного округа утверждал единый режим учебного дня и постоянное годо­вое расписание всех учебных заведений. Была введена единая десятибалльная система оценок (42, с. 357).

Основную массу населения региона составляло крестьянство. Царское правительство не проявляло заботы об образовании детей земледельцев. Оно запрещало обучать детей крестьян и в частных училищах. В первой четверти XIX в. возникло небольшое количе­ство элементарных сельских школ. Вскоре с наступлением николаевской реакции они закрылись Правда, по особому указанию Томского губернатора при частных училищах

Б tfS'ffti О Г г, К П

Омского педагошчеоиосо

581599

до 80 крестьянских мальчиков обучались «писарскому делу». Данная мера была предпри­нята в связи с тем, что крестьянское население оказалось сплошь неграмотным, и воз­никли определенные трудности в управлении им.

В целях подготовки волостных писарей в IS27 г. открылись особые начальные школы, в которые в порядке повинности набирались по деревням мальчики 10-12-летнего возрас­та. На их содержание и обучение взыскивался дополнительный земский налог (34, с. 484). В 1838 г. по решению Синода Томской епархии предписываюсь открыть в селах эле­ментарные школы. Первая сельская школа была учреждена в 1840 г. в с. Новиково - на правом берегу Бии, в 60 километрах от Бийска (43, с. 358).

В первой половине XIX столетия наблюдалось развитие духовного образования в Западной Сибири. Центром просвещения христиан явились православные храмы и мо­настыри, число которых только в Тобольской губернии в 30-е годы составляло 45, а численность духовенства превысила 700 чел. (68, с. 31). В середине века в ряде районов региона открываются православные миссионерские школы - важные очаги образова­ния и духовного воспитания.

В 1817 г. на территории Западной Сибири насчитывалось 4 городских приходских училища, в 1830 г. - 7, в 1840 - 9, а в 1855 - 15 (34, т. 2, с. 484).

С 1818 г. началось реформирование церковного образования. На базе Тобольской ду­ховной семинарии возникли три самостоятельные учебные заведения: начальное при­ходское училише (ЦПШ), неполное среднее уездное училище (духовное училище) и собственно семинария. Между всеми типами духовных учебных заведений устанавлива­лась преемственность.

В семинарии к тому времени насчитывалось 190 учащихся, обучавшихся на трех от­делениях: низшем - словесности и риторики, среднем — философском и высшем -богословском. При подготовке будущих священнослужителей учитывались условия, в которых предстояло им работать в Сибири. Например, богословские науки дополнялись сведениями о вероисповеданиях, расколах и ересях применительно к региону. В числе философских наук изучались логика и психология.

Учебным планом семинарии предусматривалось изучение естественной истории, основ медицины, педагогики и сельского хозяйства. Французский, немецкий, еврейский, та­тарский языки изучались по выбору самих семинаристов (68, с. 32).

Таким образом, семинария давала разностороннюю общеобразовательную и специ-

Тобольская средняя школа № 1, вывшая Марчинская женская гилшашя. Здание построено в 1914 г.

только исполнять обязанно-огической деятельностью.

альную подготовку служителям культа: последние могли не
ста священников, но и успешно ,,»„„ могли не

В 1858 г (п.,™ т™Г шно ^ииматься педагогической деятельное!

шорцев — от-

В 1858 г. была открыта духовная семинария в Томске (79 с 37-42)

^£^==^==~~=-'^-

„о-приходскую миссионерскую школудля остяцких детей в Кондинском монастыре (1852). В ветхом помещении для занятий было холодно. Здание содержалось в антисанитарном состоянии. Дети часто отвлекались на рыбный промысел и хозяйственные работы. Обуче­ние осуществлялось формально: дета к концу курса не усваивали разговорного русского языка, читали напечатанный текст, не понимая прочитанного (34. т. 2, с. 484).

Значительно лучше дело обстояло в миссионерских школах Горного Алтая и Горной Шории. Глава Алтайской духовной миссии, основанной в 1830 г. архимандритом Мака-рисм Глухаревым, обеспечил благоприятные условия для открытия указанных школ; создал национальную письменность, основанную на русском алфавите, сделал перево­лы богослужебных книг на алтайский и шорский языки. Духовной миссией были откры­ты школы в деревнях: Мыюте (1850), Макарьевской (1855), Черном Ануе (1858). Кузе-деево (1859), Урсуле (1860), Чемале (1863), Кебезени (1863) (101). Все они располага­лись в Алтайском и Кузнецком округах Томской губернии.

Школы подготовили миссионеров из числа представителей коренных народов. Пос­ледние занимались не только миссионерской, но и педагогической деятельностью.

В первой половине XIX века наблюдался медленный рост сети как светских, так и духовных учебных заведений региона. Слабое развитие общеобразовательных школ здесь во многом объяснялось тем, что крепостническое государство выделяло крайне чало средств на народное образование. К примеру, в 1831 г. они составляли 0.7% всей расход­ной части бюджетов западносибирских губерний, а к 1851 г. увеличились всего лишь до 1,7% (34. т. 2, с. 483).

Наибольшее развитие образование получило в старом административном и культур­ном центре Сибири - Тобольске, где в 1850 г. функционировало десять светских и ду­ховных учебных заведений, а также в Томске и Барнауле. Начальное образование осуше-ствлялось в городских и немногих сельских церковно-приходских училищах, горноза­водских, гарнизонных и миссионерских школах.

На всей обширной территории региона действовало лишь пять средних учебных заве­дений: две мужских гимназии, две духовных семинарии и горное училище. Лица с выс­шим образованием готовились только в вузах в Европейской России.

Пришлое и коренное население в основной своей массе оставалось неграмотным.

И. НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В ЗАПАДНО-СИБИРСКОМ РЕГИОНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВЕКА

Крестьянские реформы 60-х годов XIX столетия знаменовали собой переход от фео­дальной к буржуазной монархии в России. Буржуазная эпоха повысила требования к уровню образования населения. Развитие капиталистических отношении в сельском хо­зяйстве и промышленности страны вызвало потребность в значительном количестве грамотных служащих и рабочих, а также земледельцев.

Проникновение отечественного и иностранного капитала в Сибирь стимулирован» развитие товарного производства в городах и сельской местности. Процесс расширения внутреннего рынка и внешней торговли усилился с открытием великой сибирской же­лезнодорожной магистра»,. Как известно, введение в эксплуатацию Транссибирской железной дороги вызвало быстрый рост городов в регионе (Тюмень, Омск, Курган.

19

использования'машш, По уровню механизации сельского хозяйства Западная Сибирь опережала Европейскую Россию (48, т. II, с. 525-526, 531 532).

Важным фактором, оказывающим влияние на рост школ, явилось увеличение чис-генности населения региона за счет массового переселения крестьян из Европейской России За три десятилетия, прошедших после отмены крепостного права, в Западную Сибирь прибыло около 350 тыс. чел. с Украины, из центральных губерний России, из Поволжья и с Урала (68, с. 34). В последующие полтора десятилетия этот поток увели­чился и особенно возрос в годы Столыпинской аграрной реформы 1906 г. Уже в 1907 г. после ее начала число переселенцев в регион выросло втрое по сравнению с предыду­щим годом, а в 1908 г. - почти в восемь раз. В течение восьми лет осуществления пересе­ленческой политики пришлое население в Западной Сибири возрастало ежегодно на 121 тыс. душ мужского пола (108, с. 14). Жители новых переселенческих поселений часто на своих сходах выносили «приговор» об открытии начальных школ.

Заметную роль в развитии школьного дела сыграли общественно-педагогические движения.

Идеологи т.н. «областничества» Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев критиковали официаль­ный политический курс за то, что он обескровливает окраины, в том числе и Сибирь, создавая условия для отлива наиболее талантливой молодежи, требовали для нерусских народов открытия светских правительственных школ с преподаванием на родном языке. •Сибирской жизни. - писач Г.Н. Потанин, - нужно придать такой строй, чтобы всякое племя, как бы мало оно не было, татары, буряты, остяки, самоеды, имели бы школы на общественное и культурное возрождение и самоопределение» (78, с. 287).

За коренное улучшение дела народного просвещения в Сибири боролись политичес­кие ссыльные. Численность ссыльных здесь с каждым годом во второй половине XIX в возрастала, а вместе с тем усиливалось их влияние на местное население Так количе­ство политссыльных в Тобольской губернии в конце девятнадцатого столетия составля­ло 7,4% всех жителей (83, с. 137).

При содействии ссыльных в Западной Сибири содержались т.н. «тайные» или «воль-многочис"""' НС Р"решаемые правительством. Число таких школ иногда было довольно многочисленным. Например, согласно данным сенатской ревизии, в конце XIX в около

Большое влияние на оазвитир пI„ ' ОТКРЫТЫ бесплатные библиотеки,

в Сибири. Они с"ств^Гп Ка3аЛИРеВОЛЮЦИОННЫесобыя 1905-1907 гг.

педагогов в <к*£^^^^£Г^ """' в""Х >'"<* "
Хх'ГетГр^Г п^ГеГзГ^ "" Х'Х " " «*""о - начале
могла развиваться и co^cS^З^ннГ™ "™Ш ШК°Л' б" ™° *
стой грамоте, которая необходима Sk3vx -HWW Ж"знь Регионг'- «Научиться про-
нового класса, отчетливо выраженный на гтп™ Л лейтмо™в народившегося

В зависимости от ведомствкZ1" Га3е™ «О1™™^ Алтая» (53).

: разнообразие типов.

кто их учреждал и содерж^' нС.ьные шГТ У4е6ные эааденм. а ™*е °т таго' период имели разные название „ пре^ГсобойГьшоСеТИРИ " РаССМ«СМЫЙ

20

ной обшины) В^п ШК0ЛЫ -"• Ш »• "«одившиеся в ведении приходов (церков-
создав^Гь LOK?a ТГИИ С лПРавила»и о церковно-приходских школах» (1884,

~ Ц„Т * (ДВуХЛетние> и Двухклассные (четырехлетние, Ц,п. ш. В од-л^ные свелени "*учисъ: закон б°™й, церковное пение, чтение, письмо и на­чальные сведения по арифметике, в двухклассных, кроме того, - .сведения по истории церкви и отечества». В епархиях для управления Ц.-п. ш. создавались епархиальные учи-лишные советы. В начале XX в. срок обучения в этих школах увеличился, в одноплатных до 3, в двухклассных - до 5 лет (105, с. 626,. Ц.-п. ш. нередко назывались еше училищами. Ц.-п. ш. (чаше городские) подразделялись на мужские, женские и смешанные. Все они находились в ведении Св. Синода.

В 1891 г. в веление духовного ведомства были переданы школы грамоты, в которых дети обучались начаткам грамоты и церковному пению. Срок посещения занятии уча­щимися в них составлял 1-2 года, а иногда и того меньше. Подобные школы действова­ли во всех губерниях Западной Сибири.

В период, предшествующий крестьянской реформе, в ряде мест Западной Сибири функционировали волостные училища, готовившие писарей для сельских учреждений. Числились в ведомстве приказов общественного призрения. Уровень обучения в них был крайне низким. Они охватывали около 10% крестьянских детей шкального возраста. По Указу 1830 г. эти училища содержались за счет особого сбора с государственных и удель­ных крестьян.

С принятием нового Положения о гос. и удельных крестьянах, сборы на В. у. стали необязательными. Училища лишились источника финансирования и почти повсеместно в 60-е гг. прекратили свое существование (61, т. I, с. 373).

Только на Алтае функционировали горнозаводские и т.н. «юбилейные» школы.

С отменой крепостного права горная промышленность в Аттайском округе, лишив­шись дешевой рабочей силы, пришла в упадок. В связи с этим отпала необходимость в подготовке квалифицированных рабочих и мастеров для ее нужд. Горнозаводские шко­лы в 1879 г. перешли в подчинение Министерства народного просвещения и преобразо­ваны в двухклассные начальные и городские училища. Процесс их преобразований про­должался до середины 80-х годов.

Юбилейными названы школы, открытые в ознаменование стопятидесятилетия Ал­тайского округа. Согласно приказу № 19 Министерства Императорского двора от 30 апре­ля 1897 г., на постройку 30 школьных зданий в переселенческих поселках ассигновалось по 400 руб. на каждое, бесплатно отпускался лес. Кроме того, предписывалось в течение десяти лет в сметах Алтайского округа ежегодно предусматривать по 360 руб. на жхтованье учителю и по 40 руб. на учебные пособия в каждой из данных школ. Все шкоды были учреждены в период до 1910 г. Первой из них была открыта Бастанская (1899). послед­ней - Шадринская (1909) (99; 43, с. 421). По истечении десятилетнего срока после откры­тия юбилейные школы были переданы на содержание церковного ведомства.

В западносибирских губерниях отсутствовали земства, и не было земских шкот. Здесь открывались министерские училища - одноклассные (трехгодичные) и двухклассные (пя-тигодичные) казенные учебные заведения. Положением 1869 г. и Инструкцией 1875 г. опре­делялось что МНП открывало такие училища при условии, если сельские сходы выделяли для них бесплатно земельный участок и принимали на себя все расходы на их содержание. Обучение было чаше всего раздельным. В одноклассных М. у. преподавались: закон оожии, русский язык с чистописанием, арифметика, церковное пение; в двухклассных, помимо этого - история география, естествознание и черчение. При наличии средств допускалось знакомство с садоводством, огородничеством и пчеловодством, а также занятия гимнасти­кой и ремеспами - для мальчиков и рукоделием - ятя девочек. Выпускники двухклассных М.у. приобретали право продолжать обучение в низших технических училищах и держать вступительные экзамены в учительские семинарии (104, т. 2, с. 832).

В регионе открывались городские училища - учебные заведения повышенного ги-па - по Положению от 31 мая 1872 г. В соответствии с данным документом уездные

чтению ii письму, рус™.-, .---.• ■■-"'. сведения из истории, географии. ес-
практической геометрии, У™—~™иш"<велись занятия по черчению, рисо-
тественной истории и,^"^"Z приобретали некоторые прикладные знания;
ванию и гимнастике. Школьники также при°Р быть одноклас

ошалевали ремеслами (работы по дерев™^ * о6 , составлял в Ьн

riRw ttvk- ii четырехклассными, d двухклл-^пшл i. j- r j

S'cce - четыре "во 2-м - два года. В трех- и четырехклассных Г. у. продолжительность обучения а I ми 2 м классах - по два года, а в 3-м и 4-м - по одному году. В каждый оасс „а на аГся один учитель. Со временем в старших классах Г. у. классное препода-в^ние заменялось предметным. Обучение было платным. После окончания полного курса воспитанники могли поступить на одно-двухгодичные педагогические курсы, открываемые при некоторых Г. у. Успешное обучение на этих курсах открывало моло­дым людям дорогу в учительский институт. В 1912 г. Г.у. были преобразованы в высшие начальные училища (103, с. 597-598).

Высшие начальные училища принимали детей в возрасте 10-13 лет. выходцев из средних классов, окончивших начальную школу. Срок обучения в В. н. у. - четыре гола. Кроме традиционных дисциплин, в них изучались элементы алгебры, фишки, рукоде­лие. Окончившие 1-й и 2-й классы имели право поступать соответственно во 2-й и 3-и классы среднего общеобразовательного учебного заведения, а завершившие полный курс обучения - в учительскую семинарию или техническое училище. Иногда при В. н. у. открывались дополнительные классы (курсы): педагогические, сельскохозяйственные, ремесленные, бухгалтерские, почтово-телеграфные и др. с одно- или двухлетним сро­ком обучения (11, т. I.e. 463).

В станицах, поселках, крепостях, расположенных в Западной Сибири, работали каза­чьи школы — начальные учебные заведения для детей казачьего сословия. К. ш. обеспечи­вали элементарную общеобразовательную и некоторую военную подготовку. До 1916 г. подчинялись Войсковому хозяйственному правлению и атаманам военных отделов кон­кретного казачьего войска. Затем перешли в ведение Министерства народного про­свещения (61, т. II, с. 335).

Приспосабливаясь к кочевому быту некоторых коренных народов, проживающих в регионе, правительство с 1901 г. приступило к созданию для киргизских и казахских детей аульных передвижных элементарных школ. Оборудование этих учебных заведений было приспособлено для перевозки - складная классная доска, низкие письменные столики, счеты, сундук для хранения учебных книг и письменных принадлежностей. Продолжительность обучения в А. ш. составляла два года. Половина учебного времени (12 часов в неделю) отводилась на изучение русского языка. На вероучение и казахскую грамоту предусматривалось 6 часов, на арифметику такое же количество учебного вре­мени (108, с. 39).

В Западной Сибири открывались татарские, хакасские школы.

В Горном Алтае и в Горной Шории получила развитие сеть миссионерских школ -одноклассных и двухклассных, смешанных и раздельных.

Общественно-педагогическое движение 60-х годов способствовало учреждению мое-кресных начальных школ для обучения грамоте взрослого населения

Наличие перечисленных типов учебных заведений на территории Западной Сибири, rnvnLV Т ° UCJ10M' сшс1елш»уст ° том' ™ месь в пореформенный период охранялись феодально-крепостнические пережитки даже в сфере начального обра >ова-ния. оно нередко носило еще сословный характер.

Несмотря на это за время, прошедшее со времени проведения крест, янскон ncibon-

z^zzzz1917 ги школы запштй сиб»р« развива,,иГь r: ;;;;cokZ

темпами по сравнению с предшествующим периодом.

22

т£ в_АлТаЙСКОМ Округе сеть школ к 1889 г. возросла от 16 до 225 с числом уччшич-
положенныТкжТ ЧИСЛИЛ°СЬ П ГОРОДСК"Х- 66 С™- S" —нопРГодскУи , р^ -
в Горном Адта казаГ' "п " " """"* Местно™*- " миссионерских, работавших
учиГп uZr' Ка3а'шхо Помимо эгог°. здесь действовало несколько двухклассных
R 1чГГг н.А ШК°Л Начальных шк<™х занимались 1354 девочки (33. с. 359).

В 1914 г. на Алтае насчитывалось 819 школ, из них 813 начальных, 6 средних, с общим числом учащихся э2,1 тыс. чел.

В Тобольской губернии общее количество учебных заведений увеличилось с 558 в 1892 г. до 1672 в 1913 г. - за два десятилетия в три раза (68, с. 45-46).

На 1 января 1916 г. в Западной Сибири насчитывалось 4634 начальных школы, 2860
(„' ' "1ЭТОГО Ч11сла нахоДиЛ"<:ь в ведении Министерства народного просвещения,
1774 (38,3%) - п подчинении духовного ведомства (108, с. 18). К числу начальных отно­
сились одноклассные и двухклассные училища, созданные по Инструкции 1875 г. (их
еше называли «образцовыми»), церковноприходские училища и школы грамоты, выс­
шие начальные школы. Число последних состаапяло лишь 51. Аульных школ было 149.
татарских - 58, миссионерских (в Горном Алтай и Горной Шории) - 84 (108 с 39-40
63. с. 19-20). . ■ - .

Кроме того, в регионе действовали казачьи, частные, еврейские, польские и неко­торые другие школы. После отмены крепостного права в стране и на ее окраинах посте­пенно начала расширяться и сеть средних общеобразовательных школ.

До 60-\ годов XIX в. в Западной Сибири функционировали лишь Тобольская и Том­ская гимна щи да две духовные семинарии, открытые в тех же губернских центрах.

В 1870 г. открылась мужская гимназия в Омске. В Томске (1877) и Тюмени (1879) были учреждены первые в Сибири реальные училища. В 1897 г. Барнаульское окружное горное училище реорганизуется в реальное училище-Под влиянием общественно-педагогического движения развитие получило женское образование.

В соответствии с «Положением» 1858 г. стали открываться женские училища 11 разря­да, предназначенные для дочерей купцов, мелких чиновников, зажиточных мешан, содержащиеся за счет купеческих, цеховых и других городских обществ.

Первое подобное училище открылось в 1S61 г. в Томске (106, с. 53). К 1866 г. женские училиша II разряда уже существовали в Кургане, Таре, Ишиме, Петропавловске. Ту-ринске. Тюмени. Ялуторовске, в Каинске и Семипалатинске. На их базе создавались женские прогимназии. В 1863 г. Сибирский комитет в С.-Петербурге учредил женские гимназии в Томске и Омске. Первую назвали Мариинской, а вторую - им. Поповых. Срок обучения в этих средних школах составлял 7 лет. Желающим предоставлялась воз­можность обучаться в специальном, дополнительном педагогическом (восьмом) классе и после его окончания получать свидетельство, даюшее право работать домашней учи­тельницей.

Помимо указанных гимназий, было открыто 12 женских прогимназий: Семипала­тинская (1871). Тюменская (1871), Ишпмская (1871), Петропавловская (1871), Тарская (1872), Туринская (1873), Ялотуровская (1873), Курганская (1S73), Каинская (1873), Барнаульская (1877), Омская 2-я (1877), Бийская (1881) (106, с. 54).

На базе прогимназии в Барнауле (1900) была создана женская гимназия (111, с. 2281.

На I января 1905 г. в pel ионе'работало 4 мужских и 7 женских гимназий, 9 женских прогимназий (3 были реорганизованы в гимназии) и 4 реальных училиша с общим числом учащихся 7303 чел. (106, с. 141).

Выражая интересы помещиков и представителей других аристократических кругов, царское правительство при реформировании средней школы всячески стремилось огра­ничить доступ в них детей трудящихся, лиц из «низших сословий». Если «Устав гимна­зий и прогимназий» 1864 г. позволял создавать не только классические, но и рехчьные гимназии, то новый Устав 1871 г. провозглашал классическую гимназию единственным типом средней школы, выпускники которой получали доступ! к университетскому обра-

гимназисты изучали один из современных иностранны ™^„?Г™е.ПЯ™ "»?-■ —иное „а ТуъЛ


зованию Реальные же учебные заведения, по мнению министра ДА. Толстого, призва-ньГбыли готовить «к поступлению прямо на практическое поприще промышленных занятий среднего разбора» (58, с. 113).

Доступ в прогимназии и гимназии для детей из «низов» стал крайне ограничен. Так, в 1879/80 уч г из 82 учении Барнаульской прогимназии насчитывалось лиц: из дворян­ских семей - 66, духовенства - 6, купеческих и мещанских - 8, прочих - 2. Из крестьян не было ни одной ученицы (33, с. 359).

Еше ярче иллюстрирует ту же мысль составленная профессором Ф.Ф. Шамаховым таблица 1, которая показывает изменение сословного состава учащихся западносибир­ских гимназий в 1861-1891 гг.

Данные приведенной таблицы свидетельствуют о том, что основной контингент уча­щихся гимназий второй половины XIX столетия в регионе составляли дети дворян и чиновников. Представители основной массы населения - крестьянства - по существу лишились возможности обучаться в этих учебных заведениях. Заметим попутно, дети из числа нарождающейся буржуазии также вытеснялись из гимназий, имея ограниченный доступ к получению «престижного» среднего образования, что не могло не вызвать недовольства в ее кругах.

Целям воспитания верноподданных граждан отвечали содержание гимназического образования и устанавливаемый в средних школах жесткий режим.

Сопоставление учебного плана гимназий 1871 г. с планом 1864 г. свидетельствует об усилении классицизма. Количество часов, отводимых на изучение латинского и гречес­кого языков, увеличилось почти в полтора раза и достигло 41,2% учебного времени. В I и 11 классах гимназии на русский язык отводилось по 4 часа в неделю, на латинский -7-8 часов. Наряду с русским, церковнославянским, латинским и греческим языками

Таблица I

Динамика изменения сословного состава учащихся западносибирских гимназий за 30 лет (106, с. 36)

Сословный состав учащихся

1861

1 >6

1

1876

1881

1886

1891

в абс. чис­лах

в%

в аос чис­лах

в%

в аос чис­лах

в%

в абс чис­лах

в%

вабс чис-

в %

в абс чис-

в °ъ

в абс чне-

в%

Всего на ! января

398

100,0

331

100,0

430

100,0

510

100.0

666

100,0

776

100,0

625

11)0,0

Дворян и детей чиновников

162

234

70,7

259

60,2

244

48,0

324

48,5

415

53,4

379

Л0.7

Духовного звания

14

17

5,1

20

4,7

32

6,2

45

6,9

36

4.6

Р

1 9

Почетаых граждан и купцов 1 гильдии

Мешан и ремес­ленников

49 39

66

20,0

124

28,8

213

41.7

257

38,6

258

33,0

7 1Г.9

1.1 27.1

Крестьян Казаков Инородцев

19

II

1 2

3,3 0,3 0.6

27

6,3

21

4,1

38 2

5.7 0,3

67 2

8,К

23 12

3.7 1,9

Иностран* цсв

1

-

20

3.2

0,2

3

0.4

факт говорит о дискриминации, проявляемой по отношению к лицам женского пола

Жизнь требована окончательно покончить с остатками крепостничества в сфере просвещения. Министр народного просвещения Н.П. Боголепов вынужден был поста­вить вопрос о реформе среднего образования и мотивировал это в письме от 23 декаб­ря 1899 г. так: «Обнаружились и некоторые недостатки, на которые слышатся жалобы среди педагогов и родителей учащихся в сих учебных заведениях. Указывают, напри­мер, на отчужденность от семьи и бюрократический характер средней школы, на не­внимание к личным особенностям учащихся и пренебрежение воспитанием нравствен­ным и физическим, на нежелательную специализацию школы с младших классов и чрезмерность умственной работы учеников, на недостаточное преподавание русского языка, русской литературы и русской истории и слабое ознакомление с окружающей природой, при излишнем преобладании древних языков, неправильная постановка которых мешает достижению цели классического образования, на недостаточную ум­ственную зрелость оканчивающих курс в гимназиях и реальных училищах, препят­ствующую успешному ходу их занятий в высших учебных заведения и т.п.» (96).

В 1900 г. правительство предприняло некоторые меры, направленные на устранение указанных недостатков. Был значительно уменьшен объем изучаемого грамматическою материала в гимназических курсах древних языков, отменялись письменные экзамена­ционные работы по греческому и латинскому языкам. В целях ослабления классицизма в гимназиях мыслилось изучение латинского языка начинать не с первого, а с третьего класса, греческий язык сделать необязательным и начинать его преподавание не с тре­тьего, а с четвертого класса. Этим намерениям не суждено было сбыться; позиции ярых сторонников классицизма были еше сильны. Несколько расширено было изучение рус­ского языка и географии. В 1 классе гимназии был введен курс русской истории, один современный иностранный язык и естествознание.

Идя навстречу требованиям буржуазии, правительство увеличило срок обучения в реальных училищах с 7 до 8 лет, предоставившего доступ выпускникам данных учебных заведений к физико-математическому и медицинскому образованию в университетах.

В некоторых западносибирских реальных училищах, например в Барнаульском, срок обучения не продлевался. В соответствии с учебным планом 1888 г. оно имело шесть оснои-ных классов и седьмой, дополнительный. Кроме закона божьего, здесь изучались: рус­ский язык, два современных иностранных языка, география, история, математика, фи­зика, естественная история, рисование, черчение, чистописание. В классах коммерческо­го отделения (V-V1) преподавалось «коммерческое письмоводство и книговодство». Окон­чившим шесть классов выдавался «Аттестат», даюший право поступления в некоторые технические и торговые учебные заведения. Прошедшим полный курс обучения (окон­чившим 7-й класс) вручалось «Свидетельство». Последние могли поступать в высшие учеб­ные заведения Только для поступления в университет требовалось сдать дополнительный экзамен по латинскому языку, который в реальном училище не изучался (101).

В учините устанаааивались строгие порядки. От реалистов строго требовали, чтобы они носили установленную форму. Внеурочные мероприятия проводились по специаль­ному разрешению директора (например, посещение кинематографа).

Однако меры предпринятые правительством для улучшения работы средних учео-ных заведений, оказались ничтожными, не эффективными; они не в состоянии были «успокоить общественное мнение».

24

Пипа инспектирующие гимназии, прогимназии и реальные училища Западной Си-6„ри неоднокр.3о™еча.,и низкий уровень успеваемости учащихся, их слабую начи­танностьнедостаточную степень общего развития. Следствием этого становился боль-шГйотс в учеников. Так. в 1904/05 уч. г. окончившие средние учебные заведения регион.,

"Г «' 7к обшему чнслу >™штся-а отсев в течение/оя;1 дос™'i3-^.

Гимнашсть, и реалисты покидали школу из-за «невзноса платы за обучение., «за безус-иешность», -ю проступки» и пр. (106. с. 87; 25).

Хотя почти половина учащихся средних школ региона относилась к привилегиро­ванным сословиям, воспитанники гимназий и реальных училища не оставались в сто­роне от событий русской революции 1905-1907 гг.; на них сильное идейное влияние оказывали социал-демократы. Главная же причина волнении учащейся молодежи - не­довольство политикой царизма и плохим состоянием дел в просвещении.

Их протест проявлялся в объявлении бойкота наставникам-консерваторам», чьи убеждения «устарели для нынешнего времени», в отмене формы явочным порядком, в отказе отвечать на занятиях и т.п. Учащиеся V-VII классов Барнаульского реачьного училнша в январе 1906 г. объявили политическую забастовку. Старшеклассники Омской мужской гимназии подчинялись только Союзу учащихся города. Один из гимназистов, выступая на педагогическом совете, потребовал немедленного освобождения аресто­ванных товарищей, обвиняя современную школу в том, что она умерщвляет живую мысль учашихся и «воспитывает только правительственных дворняжек» (106, с. 183; 25. I. 326). Попечитель Западно-Сибирского учебного округа отмечал «брожение» среди уча­щихся Томского реального училища. Обструкции «доносчикам» и «шпионам» объявили воспитанники Тобольской гимназии (106, с. 148).

Хотя первая русская революция 1905—1907 гг. и потерпела поражение, но дала мощ­ный толчок общественному развитию; в стране усилилась борьба против остатков фео­дализма, пережитков крепостничества.

Однако сеть средних учебных заведений росла медленно. Например, в Тобольской губернии число средних общеобразовательных и духовных школ в 1913 г. достигло II (68, с. 46), в Алтайском округе Томской губернии - всего лишь 6.

Общее число средних учебных заведений ведомства МНП к 1 января 1917 г.. по сравнению с 1891 г., возросло с 19 до 51, а численность учащихся в них - с 2.S тыс. до 17,4 тыс. чел. К этому времени имелось мужских гимназий 13, реальных училищ — 7, женских гимназий - 22, прогимназий - 4. частных средних школ - 5 (106, с. 43).

Интересы хозяйственного и культурного развития региона требовали организации профессионального образования - начального, среднего и высшего.

Принятый в IS88 г. закон о промышленных училищах определил три типа профес­сионально-технических учебных заведений: средние технические, низшие техничес­кие и ремесленные училища. Позднее (в 1893 и 1894) правительство дополнительно решаю создать два типа упрошенной профессиональной школы. Указанные учебные заведения давапи только ремесленную выучку без опоры на какие-либо теоретические знания. В 1897 г. вводится еще один тип низшей профессиональной школы - ремесчен-ные учебные мастерские, наиболее примитивный и дешевый тип профессионального учебного заведения. Основная ею задача - подготовка рабочих по ремонту сельскохо­зяйственного инвентаря и ремесленников для некоторых видов кустарной промыш­ленности. Подобные учебные заведения, не дававшие никакой теоретической подго­товки, не справлялись с решением задачи профессионального образования Прави-Сиби™0 ЖС СЧИТаЛ° ТаКОЙ тип профессиональной школы вполне подходящий для

учЛ?™" УСЛШЖЯХ наи6олее распространенной формой обучения рабочих становится
2ZJ П0дростков- хотя оно не "°™ обеспечить выпуск квалифицированных

В целях удовлетворения нужд сел!

г! . ±! ГМЫШЛеННЫХ предприятий, сельского хозяйства и транспорта.

hi rpnnuiiMu., 1 ■ г~ *.-~..".v Awj/in^mti n пилю оькс раиичпл

ш герриюрии Западной Сибири в девяностых годах был создан рад низших профес-

ьского и лесного хозяйства в подготовке рабочих

октальных учебных заведений - сельскохозяйственных, лесных, молочного хозяй-

На Алтае открываются красильно-ткацкая школа в с. Белом и учебно-показательная ткацкая мастерская в Усть-Чарыше (1913 г.), кожевенная школа в с Алтайском. В 1916-1917 гг. здесь же создаются Повшшхинская. Локтевская и Тюменцевская показательные мастерские по ремонту сельскохозяйственных машин. Низшая ремесленная школа от­крывается в Бииске. После образования Алтайской губернии (июнь 1917) все эти учеб­ные заведения перешли в веление губернской земской управы.

В связи с развитием железнодорожного транспорта в Западной Сибири возникла проблема подготовки мастеров, машинистов паровозов. Для ее решения стали учреж­даться низшие технические (железнодорожные) училища. Одно из них открылось в Томске в 1902 г., затем - в Омске (34, т. 3, с. 373).

В целях распространения профессиональных знаний среди взрослых использовались разнообразные внешкольные формы просвещения по линии различных обществ. В 900-х годах продолжали активно действовать общества попечения о начальном образовании в Томске, Барнауле, Бийске, Змеиногорске. Члены этих обществ не только учреждали начальные училища для детей, но и воскресные школы для взрослых. Так. в воскресных школах, организованных Барнаульским обществом попечения о начальном образова­нии было обучено свыше 2 тыс. неграмотных жителей города и окрестных деревень. В фондах бесплатной библиотеки общества имелась художественная и специшшная ли­тература, позволяющая рабочим повышать свой профессиональный уровень. Энтузиас­ты общества систематически организовывали народные лекции, чтения на темы, свя­занные с политэкономией, с промышленным и сельскохозяйственным производством. В некоторых обществах Западной Сибири организовывались рукодельные и кулинарные школы для девочек (34, т. 3, с. 373).

В конце XIX - начале XX в. были открыты Тобольская ветеринарно-фельдшерская, Соколовская низшая сельскохозяйственная. Курганская лесная, Самаровская рыбац­кая школы, сельскохозяйственные и ремесленные отделения при ряде общеобразова­тельных школ (68. с. 38).

На территории Западной Сибири во второй половине XIX - начале XX в. функцио­нировало несколько средних специальных учебных заведений.

До 1897 г действовало Барнаульское окружное горное училище. В Омске (1915) было открыто среднее землемерное училище, а перед войной - среднее сельскохозяйствен­ное училище.

В связи с развитием торгоачи появились коммерческие училища - средние специ­альные учебные заведения с 7- или 8-летним курсом обучения. Наряду с общеобразова­тельными дисциплинами учащиеся в них изучали специальные предметы - товаровеле-

Тобольская мужски»

семинария. Открыта в №14 г.

ние элементы технологии, бухгалтерию, счетоводство и пр. Выпускники указанных ™ бнь"дёний, получившие неплохую обшую и специальную подготовку, могли поступать в коммерческие и технические вузы.

Первое коммерческое училище в Западной Сибири было открыто в Томске , 1901). В 19Р г оно реорганизуется в среднее Политехническое училище с 3-мя отделениями -коммерческим, землемерным и горным (34, т. 3. с. 372). Аналогичные учебные заведения накануне Первой мировой войны возникли в Тюмени и Омске. В Барнауле по инициати­ве городского Общества торговых служаших с осени 1911 г. приступила к работе торго­вая школа, являвшаяся также средним коммерческим учебным заведением, готовив­шим специалистов для торговых предприятий Алтая (111, т. И, с. 50).

В 1S82 г. \-чреждается Омское механико-техническое четырехклассное училище, в 1914 г. - Барнаульское низшее механико-техническое учшшше. В Барнауле (1916) от­крываются средние механико-техническое училище с четырехлетним сроком обучения и ремесленная школа при нем (33, с. 366).

В 1878 г. в Тобольске начала действовать повивальная школа - медицинское учебное заведение (68. с. 38).

Среднее медицинское образование было представлено Омской фельдшерской шко­лой, военно-профессиональное - Омским кадетским корпусом, профессионально-ре­лигиозное -~ Тобольской и Томской духовными семинариями, Барнаульским уездным духовным училищем (1869), миссионерскими школами, мектебе, медресе.

Регион испытывал большую потребность в учительских кадрах. Подготовка настав­ников для начальных школ велась в педагогических классах женских гимназий и на педагогических курсах.

Наряду с Омской учительской семинарией (1872) подготовкой педагогических кад­ров занимались открытые в начале XX в. учительские семинарии в Семипалатинске (1903), Павловске (1906) (переведено в Новониколаевск в 1911 г.), а также в Я.ютуров-ске (1910). Тобольске (1914), Барнауле (1915), Акмолинске (1916), Бийске (1917).

Учителей для миссионерских школ готовило Бийское епархиальное училище (18S3), а для начальных мусульманских школ (мектебе) - средние мусульманские заведения (мед­ресе) (68, с. 42). Кроме того, во многих начальных, неполных средних и средних общеоб­разовательных школах работали выпускники Тобольской и Томской духовных семина­рий.

Педагогические кадры для городских и высших начальных училищ готовили учи­тельские институты, открытие в Томске (1902), Омске (1912), Тобольске (1916) (34 т. 3, с. 371).

Подготовка преподавателей средних учебных заведений Западной Сибири как пра­вило, осуществлялась в вузах Европейской России.

В регионе давно остро ощущалась нужда в специалистах с высшим образованием -врачах, медиках, юристах и пр. В 1888 г. был открыт первый в Сибири вуз - Томский университет. Вначале в нем имелся лишь один факультет, медицинский В 1898 г открыл­ся юридический факультет. В исторически короткий срок этому вузу суждено было стать одним из прославленных вузов страны.

С 1895 г. представителями научных и промышленных кругов ставился вопрос об уч­реждении второго вуза в Сибири. Возникла шея создания технологического института в ние- г тВЫе ДВа еГ° 0Тделения приступили к работе осенью 1900 г., горное отделе­ние с 14U1 г., а инженерно-строительное - с 1902 г (34 т 3 с 377)

жен'киТуниТрс!™ УНИВерСИТеТе В031и -.сшие женские курсы; их именовали

KyplTyuZaroT УСПеШН° "абОТаЛИ В СреДНИХ ШК0ЛаХ' Вьшускники университета, пройдя К« ".ГИГ""5"0 П0ДГ°Т0ВКУ' ТЗКЖе НеРСЯКО ПОСТУПМИ На ^ в ™""™» "

СибТир™1^°о ™° ВТ°Р0Й П°ЛОВИНе Х'Х ~ НаЧаЛС X* "• пР^вешение в Западной l-ибири полнило значительное развитие. Особенно заметными темпами расширялась

--1 "«"1ЧС

"з'п '' НаЧаЛЬНЫМ Обучением Ъохвачен 51% детей, а в Сибири - только 39%

Развитие начальной и средней школы в регионе сдерживалось остатками крепостни­чества, „ноютипностыо школ, многоведометвенностью их подчинения и крайне скуд­ным финансированием народного образования. Власти неохотно брали на себя расходы на школу. Так, в 1910 г. на нужды просвещения в Сибири из средств казначейства расхо­довалось всего 15 коп. на душу населения, в центре - 50 коп. (33, т. I. с 228). Среднее образование оставалось малодоступным для простого народа. Во-первых, в средние школы принимались представители привилегированных сословии, во-вторых, высокой остава­лась плата за обучение, в-третьих, их было мало.

Говоря о факторах, которые тормозили дело просвещения в Сибири, нельзя сбрасы­вать со счета и такие особенности региона, как, например, суровый климат, другие природно-географические особенности районов, экономическую и культурную отста­лость, многонациональный состав и небольшую плотность населения и пр. К примеру, немалым препятствием для получения среднего образования явилось то. что в Западной Сибири одна школа приходилась на 50.5 тыс. кв. километров и на 150,3 тыс. жителей (108, с. 44). В обозреваемый период средних школ не было не только в сельских местностях, но даже и в некоторых уездных городах.

Еще хуже школьное дело было поставлено у коренных народов Западной Сибири.

Если, например, грамотность населения Алтая в 1917 г. составляла 15,3% (в горо­дах - 28, в сельских местностях - 14,6%), то у алтайцев, проживавших в селах - лишь 1,5%, а среди кочевников - 0,4% (111, т. 1, с. 229).

На Обском Севере до 1917 г. действовали миссионерские школы, открытые при Кон-линской, Обдорской и Сургутской миссиях. В каждой из них обучалось 10-12 детей остяков (хантов) и самоедов (ненцев) (7, с. 155), что, разумеется, не решшто проблемы ликвидации неграмотности среди этих коренных народов Западной Сибири.

Совсем неприглядную картину представляло образование у народов Крайнего Севе­ра Западной Сибири. В 1914 г. на Обском Севере насчитывалось только 17 школ с чистом учащихся 585 чел. Среди них детей хантов и ненцев было всего 15 (68. с. 43).

III. ШКОЛА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ПРИ ВРЕМЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ (ФЕВРАЛЬ-ОКТЯБРЬ 1917 года)

В результате совершившейся февральской революции 1917 г. власть в стране перешла к буржуазному Временному правительству. За восемь месядев его существования смени­лись три министра просвещения; со 2 марта этот пост занимал АА^ Мануйлов, с 24 июня - С Ф. Ольдснберг, с 25 сентября - С.С. Салазкин (9. с. 264-269).

При Временном правительстве не произошло сколько-нибудь серьезных изменении 8 системе управления страной, сложившейся в годы самодержавия. В Сибири, как и повсюду в России губернии возглавляли правительственные комиссары, преимуще­ственно члены кадетских партий. Однако при этом сохранились прежние мастные струк­туры - губернские управления, городские думы и управы и т.д.

Практически нетронутой осталась старая система управления учебными заведения­ми' министерство учебные округа во главе с попечителями, дирекции и инспекции народных училищ Только по инициативе Всероссийского учительского союза, воз­никшего в начале Февральской революции, был создан Государственный комитет по н родному "бр зованию. призванный стать органом, направляют и контршшрую-

жала против создания единой школы ли^инТ Прспояаватслеи ^™т школ- «"Ф»-
ний, отмены преподавания закона божьего привилегированных учебных завеле-


гых учебных заведениях посты сохранялись за руководителями - выходцами и:, приви-легированных сословии.

В стране в частности и в Западной Сибири, сохранилась устаревшая шкальная сис­тема с ее двойственностью (59. с. 369). В учебных заведениях преподавался закон божий. Многие из них оставались сословными (гимназия, реальное училище, кадетский кор­пус духовные учебные заведения, вузы). Правда, Временное правительство 12 марта 1917 г'отобрало у Романовых кабинетские земли (территория Алтайского горного окру­га и Кузнецкого'каменноутольного бассейна), распространило на Сибирь «Положение о земском самоуправлении» (Закон от 17 мая 1917 г.). После принятия данною решения п Западной Сибири стали создаваться земские учреждения - губернские и уездные уп­равы. С 17 июня 1917 г. Алтай стал самостоятельной губернией.

Сельские школы, переведенные на бюджет земских управ, бедствовали; многие из них закрывались. Наставники, не получавшие месяцами жалованье, увольнялись с ра­боты.

Летом и осенью в Западную Сибирь прибыл огромный поток беженцев из оккупиро­ванных немцами территорий. Школы были не в состоянии принять детей, прибьшших вместе с эвакуированными семьями. У земств не хватало средств для открытия и содер­жания новых сельских учебных заведений. Им приходилось взимать более высокие нало­ги с населения на нужды просвещения. За неуплату налогов нередко у сельских жителей описывалось имущество. Это подрывало у крестьян доверие к земствам.

Недовольство просветительской политикой Временною правительства назревало и среди населения, и среди учительства, и среди учащихся. Народ требовал от него после­довательного осуществления демократизации школьного дела.

В июне 19] 7 г. распространение получили ленинские «Материалы по пересмотру партийной программы», в которых были сформулированы требования обеспечить свет­скость школы, ввести всеобщее бесплатное обязательное общее и политехническое об­разование, сделать школу фактически доступной для всех слоев населения, предоста­вить гражданам право самим выбирать учителей для школ.

Эти идеи демократического преобразования школы вскоре стали известны многим трудящимся и Западной Сибири. Они получили поддержку среди жителей рабочих цен­тров и крестьянства региона.

Так. Совет крестьянских депутатов Ново-Тырышкинской волости Новониколаевс­кого уезда Томской губернии в июле 1917 г. по вопросу о школе в своем решении запи­сан «Чтоб школа была по общеобразовательным и другим предметам прямолинейная, т.е. чтобы низшая школа служила преддверием средней, а средняя - высшей» (6. с. S2). Аналогичные резолюции вынесло собрание крестьян с. Битки Кузнецкого уезда Томс­кой губернии и других населенных пунктов (109, с. 52).

Решительной реформы школы и управления просвещением требовали прогрессивно настроенные педагоги. Например, учительский съезд в г. Омске в мае 1917 г приняв решение о ликвидации дирекций и инспекций народных училищ Здесь еще в марте революционно настроенными учителями на правах отдела Омского Совета рабочих и солдатских депутатов был создан особый комиссариат - Педагогический комитет, ко-

1ИН-

27).

торыи считался высшим органом по контролю и руководству образованием в Акмо скоиехмасти (Омск до октября 1917 г. входил в состав Акмолинской области) Ш с </,.

учебны? УЧИ1еЛСЙ ° Т°МСКе <МЭЙ 19П) ВЫНеС ""МЮШ11° с требованием воспитывать в IJZ Г ИВеЛеНИЯХ гаР"°"Ически развитую личность, ликвидировать церковноприход­ские школы и сделать необязательным изучение предметов культа (74) „шпы" ™Их ^"Т" СЪСМ (МаЙ '917)c™c* » ™«ание единой, смешанном

:::;^ГиГбню1;иио8ш:й5зТднсй и высшей'а такжс nтm

рукописные журн

Ученические организации чаше всего имели культурническую направленность. Тако-

учащихся средней школы» и «Путь юношества», в Барнауле - «Ученическая мысль»! 108. с. 54). В публикуемых статьях авторы поднимали вопросы о том, как избавиться от педа­гогов-чиновников, выступающих за возвращение старых порядков, а также о самообра­зовании и борьбе с невежеством окружающей среды. По линии ученических организа­ций устраивались лекции, чтения, организовывались кружки по вопросам науки, мора­ли, искусства и пр.

Временное правительство, решившее довести войну до победного конца, не хотело расходовать средства на народное образование, в том числе и на расширение высшего образования в стране. Но поскольку вопрос об открытии в Томском университете физи­ко-математического и историко-филологического факультетов был положительно ре­шен еше при министре просвещения Игнатьеве, оно сочло неудобным отказать в хода­тайстве совету университета и городской думе Томска. 22 июня 1917 г. правительство постановило с 1 июля того же года учредить в первом вузе Сибири указанные факульте­ты (23; 29, с. 198—206). В распоряжении указывалось, что имеющиеся при медицинском факультете кафедры: физики с физической географией и метеорологией; минералогии с геологией и палеонтологией; ботаники и зоологии с сравнительной анатомией — сле­дует включить в состав учреждаемого физико-математического факультета. Историко-филологический факультет открывался в составе трех отделений: философского, исто­рического и филологического. На этом факультете разрешалось организовать девять ка­федр: философии и логики, классической филологии, сравнительного языкознания, русского языка и словесности, всеобщей истории, романо-германской филологии, те­ории и истории искусства. На первоначальное научное оборудование вновь открывае­мых факультетов было отпущено физико-математическому факультету 48 тыс. pytv, ис­торико-филологическому факультету- 15тыс.руб. Виюне 1917 г. ректором университета вместо проф. Грамматика™ на три года был избран проф. ВВ. Сапожников (29. с. 199).

IV. ПЕРВЫЙ СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД КОРЕННЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ В НАРОДНОМ ОБРАЗОВАНИИ РЕГИОНА (ОКТЯБРЬ 1917 - МАЙ 1918 годов)

Сразу же после свержения Временного правительства в центре России органами Советской власти были приняты и обнародованы первые декреты и проведены соответ­ствующие мероприятия по народному образованию: учреждена Государственная ко­миссия по просвещению, председателем которой стал назначенный на пост комиссара просвещения А В Луначарский; опубликовано воззвание руководителя наркомпроса (НКП) к населению с изложением в нем основных принципов и наложении, связан­ных с пер сгройкой народного образования (осущестапения в кратчайший срок всеоо-щей грамотности путем введения всеобщего обязательного бесплатного обучения: пол-ютовки педагоюв для этого; организации единой, безусловно, светской шкалы; прн-"ятия высокою бюджета по народному образованию; широкой организации культурно-

зарплаты учителей начальных школ установлена, в зависимости от региона, в 300-500 руб для преподавателей средних школ - 400-600 руб.; проведена реорганизация уп­равления делом народного образования - упразднены учебные округа, дирекция и ин­спекция народных училищ, заведование всеми учебными учреждениями сосредоточи­валось в НКП; были проведены выборы педагогического персонала; начальные и сред­ние духовные школы были изъяты из ведения церкви и преобразованы в обшеооразова-тельные учебные заведения; церковь отделена от государства, а школа - от церкви; введено совместное обучение девочек и мальчиков.

Была предпринята система мер, направленных на улучшение питания детей, развер­тывание сети дошкольных учреждений, детских домов для сирот и др. (59, с. 371—375).

Процесс перехода власти от местных органов управления к Советам в Западной Сиби­ри принял затяжной характер. Его несколько ускорил собравшийся в Омске 111 съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Западной Сибири, провозгласивший 4 декабря 1917 г. устаноачение Советской власти в регионе. 6 декабря объявил о взятии власти Том­ский Совет. 7 декабря - Барнаульский, 13 декабря - Новониколаевский, 20 декабря -Судженский, 4 января 1918 г. - Бийский, 15 января - Анжерский, 16 января - Кольчу-гинский Советы. Вслед за этим власть Советов устанавливается в Мариинске, Слашоро-ле, Павлодаре и Семипалатинске. В Тобольске она утверждалась в марте 1918 г. В Ишиме власть завоевана местными рабочими и солдатами с помощью прибывшего из Омска отряда солдат-фронтовиков. Аналогичным путем пришли к власти Советы в Туринском, Кузнецком и Щегловском уездах. К апрелю 1918 г. процесс смены власти в Западной Сибири завершился. Однако к этому же времени в Томске, Барнауле, Семипалатинске и Омске возникли военные контрреволюционные организации имевшие цель — свержение Советской &1асти (34. т. IV, с. 52—59). Учредительный Горно-Алтайский съезд, прохидии-шии в марте 1918 г.. принял постановление о выделении горной части Алтая из состава Алтайской и Томской губерний в отдельную административную единицу — Каракорум-Алтайский округ во главе с «Алтайской Каракорумской управой», которая вела борьбу против Советской власти (5, с. 115).

Вести о событиях, происходящих в центре России, приходили в Сибирь с неизбеж­ным опозданием. Поэтому, естественно, начальный период коренного преобразования в Западной Сибири затянулся. Осенью 1917 г. газеты, издававшиеся в Омске, Барнауле, Бийске, опубликовали «Обращение народного комиссара по просвещению к населе­нию», в котором большевистские партийные организации стремились познакомить на­селение региона с политикой Советской власти в области просвещения.

Практические меры Республики Советов в сфере образования начали постепенно пробуждать дремлющее сознание трудящихся масс Западной Сибири. На многочислен­ных сходах крестьян в начале 1918 г. выносились постановления об открытии новых школ, о совершенствовании работы действующих учебных заведений.

Местные органы Советской власти выделяли дополнительные средства на ремонт школьных помещений, проявляли заботу об улучшении материального и правового положения учителей. На сельских сходах принимались обязательства об обеспечении педагогов жильем и продовольствием.

Только за первый квартал 1918 г. в Каменский отдел народного образования было подано до 300 заявлений с просьбой об открытии школ (12).

По решению Каменского уездного Совета размеры заработной платы учителей по уезду повысились с 1 января 1918 г. от 50-60 руб. до 1ЯЫ65 руб. в месяц, т.е. в три раза

тов"февпГьТ9ТхС,ТР°ЙКа ЭТРаТа Управления ш"°лами. " общесибирский съезд Сове-

вать в своем составе соответствующие - губепнг,™,. ,

органы народного образования, вменяя им ГобаГ ЬЮ' горояские и костные

перестройке школьной системы кон™ль"а оабот "" проведсние меР°пРи»™й по нение учительского персонала НТроль за ра6отои шк™, подбор, назначение и уволь-

гин, в Кузнецке - А.Г. Кузнецов (34, т IV с 84 108 с 61)

Перестраивая систему народного образования, руководители отделов вместе с учи­телями, поддерживающими их начинания, решительно боролись за передачу разнотип­ных учебных заведении, ранее принадлежавших различным ведомствам, в ведение НКП за упразднение частных школ, за отмену платного обучения, за введение коллегиально­го управления школами, за включение в состав педагогических советов представителей новой местной власти, за изживание схоластики из стен школы.

Борьба за новую школу и учительство натолкнулась на серьезное сопротивление со стороны значительной части учителей и учащихся средних школ. В Омске и Барнауле дело дошло до учительских забастовок. Саботировавшие работу педагоги выступали про­тив отмены сословных привилегий, против запрещения преподавания закона божьего в учебных заведениях, выборности учительского персонала, даже против введения ново­го правописания. На их действия свое влияние оказывал Всероссийский учительский союз (ВУС).

Саботажников увольняли с работы. Среди учителей велась разъяснительная работа. В ряде мест Западной Сибири, в противовес ВУСу, создавались первые ячейки органи­зации учителей - интернационалистов. В них вступала наиболее сознательная часть пе­дагогов, желающих принять непосредственное участие в демократизации школьной си­стемы. Многие учителя, особенно сельских школ, изъявляли желание сотрудничать с Советской властью.

Местные органы Советской власти начали уделять внимание подготовке грамотных и культурных специалистов — хлеборобов. Так, Славгородский уездный Совет крестьян­ских депутатов в марте 1918 г. принял решение об открытии сельскохозяйственного училища в бывшем имении Сорокиной (34, т. IV, с. 81).

Сложившиеся социальные условия требовали подготовки новых учителей, способ­ных воспитывать подрастающее поколение в демократическом и социалистическом духе. Реализации этой задачи способствовали различные курсовые мероприятия.

Так в конце декабря 1917 г. были открыты курсы по подготовке учителей при Том­ском учительском институте, в апреле 1918 г. - в Новониколаевске. Начавшаяся граж­данская война и иностранная военная интервенция помешала курсам сделать выпуск.

До 1917 г преподавателей для средней школы в самом регионе готовило педагогичес­кое отдечение Сибирских высших женских курсов в Томске («Женский университет.). Педагогические кадры для неполной средней школы поставляли пять учительских ин­ститутов Сибири, а для начальных школ - двенадцать учительских семинарий и педаго­гические классы средних женских гимназий.

В январе 1918 г в Новониколаевске был открыт учительский институт. Директор А К Волнин и часть преподавателей прибыли из Полтавского учительского вуза. На первый курс трех отделений Новониколаевского учительского института было зачисле­но 42 человека. В мае 1918 г. началась экзаменационная сессия, однако завершению учебного года помешал чехословацкий мятеж (112).

24 Левоаля 1918 г в Омске открылся институт сельского хозяйства и промышленно­сти в составе одного факультета - агропромышленного. Он считается первым высшим сельскохозяйственным учебным заведением Сибири. Несколько позже в нем начали работать ветеринарный и инженерный факультеты.

сГветск^е органы просвещения в Западной Сибири в силу кратковременности их

т0Г0^реГниЖв1~0^:ГциТ™ГЮНСЬ ^ "°« "*™ в газетах


«разные упражнения в решении задач и пр. Шире практиковались экскурсии в пр„-,o£v на фабрики и заводы, мельницы, кооперативы. В некоторых школах возникли

детские кружки - художественные, физкультурные, трудовые и т.д. (IOS. с. /1).

Учебно-воспитатечьную работ)' учителей в рассматриваемый период затрудняло от­сутствие новых учебников, пособий по вопросам воспитания и. разумеется, практичес­кого опыта трудиться по-новому.

Тем не менее, по справедливому утверждению B.C. Соскина. в первый кратковре­менный период Советской власти в Сибири «не наступила еще пора всестороннего преобразования внутреннего строя школьной жизни, и прежде всего процесса обуче­ния (82. с. 191-220).

V. УЧЕБНЫЕ ЗАВЕДЕНИЯ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

В ПЕРИОД ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ (МАЙ 1918 - ДЕКАБРЬ 1919 годов)

Чехословацкий мятеж (май 1918). эсеро-меньшсвистское Временное сибирское пра­вительство, а затем колчаковская диктатура почти на два года прервали прогрессивное развитие школы в Западной Сибири. Была восстановлена связь учебных заведений с церковью, возобновлено преподавание закона божьего в школах, введено совершение церковных обрядов как в начальных школах, так и в гимназиях и учительских семина­риях с обязательным посещением церковных служб учителями и воспитанниками

Созванный в сентябре 1918 г. в Новониколаевске Западно-Сибирский съезд законо­учителей обсудил вопросы преподавания закона божьего, старославянского языка и церковного пения. В приветственном слове к участникам съезда министр народного про­свещения профессор В.Н. Саввин заявил, что законоучитель, по распоряжению вре­менного правительства, является членом педагогического персонала государственной школы, и министерство будет оказывать ему всемерную поддержку. По поводу же про­теста ряда учителей, выступающих против преподавания закона божьего в школах. Саввин пообещал издать соответствующий циркуляр, «Разъясняющий недопустимость неумес­тных выступлений некоторых учительских организаций» (62, с. 13). Министерство потре­бовало, чтобы в основу преподавания было положено религиозно-нравственное воспи­тание.

Сибирское временное правительство отменило выборность педагогического персо­нала, восстановило институт классных наставников и классных дам в средних школах.

Обязанности по финансированию сельских школ колчаковское правительство воз­лагало на земства, а те - на крестьянские сельские общества. В конечном итоге все бремя расходов ложилось только на тех крестьян, чьи лети посещали шилу Подобная политика приводила к обострению отношений между школой и крестьянами Между тем уровень финансирования народного образования оставался крайне низким Так. Тобольское губернское земство на нужды просвещения выделяло лишь 8,8% к общему бюджету. Алтайское - всею лишь 4,0% (108, с. 73). Ничтожно малые суммы денежных средств на нужды школьного образования выделялись и другими земствами региона

Правда, привилегированные учебные заведения колчаковское правительство под­держивало; повсюду начали функционировать гимназии, реальные училища кадетские корпуса. Обучение в средних школах снова стало платным. Число гимназий в Запа .ной

об остальном же излишне и гонптт. mi „' '~ " ■■""»"—>°. будут ли;

и-шишне и говорить.» (32). Другой педагог сетует на то, что «Книг в школьной библиотеке нет, а имеющиеся - исключительно духовного содержания: учи­телю нечего читать для проведения бесед с учащимися, наглядных пособий никаких, кроме библейских, таблиц (71).

Даже в Омске, где находилось колчаковское правительство, наблюдался огромный отсев учащихся, по сообщению Омского городского самоуправления, здесь в начальных училищах обучалось лишь 12% детей школьного возраста. Многие школьные помещения города были заняты под расквартирование воинских частей. Поэтому школы размеша­лись на частных квартирах. В ряде других городов, расположенных вдоль железнодорож­ных линий, по этой причине школы закрывались. В некоторых территориях множество детей оказалось вне стен школы. Например, в Акмолинской области из общего числа детей школьного возраста лишь 50% охватывались школой (92).

В марте 1919г. колчаковское правительство объявило о призыве учителей на военную службу. Так, из 64 учителей начальных училищ Курганского уезда 40 человек были при­званы в армию, в результате чего многие начальные школы прекратили свою работу. 60% учителей высших начальных училищ Томской области были призваны в белую армию (88, с. 41).

За все время колчаковского господства в Сибири не были пересмотрены учебные программы, составленные еше в 1897 г. На занятиях использовались устаревшие учеб­ные книги. Средняя школа, как и при царизме, оставалась книжной; в ней всячески глушилось стремление учащихся независимо мыслить. Учебно-воспитательный процесс был направлен на соответствующую идеологическую обработку умов юношества. Поло­жение учителей становилось крайне тяжелым. Народные учителя часто голодали, пото­му что зарплата их оставалась низкой, деньги обесценивались и, к тому же, зарплата нерегулярно выдавалась. О повышении квалификации педагогов министерством вопрос не ставился. Глава ведомства просвещения в начале 1919 г. отказался даже выделить кредит на организацию учительских курсов (108, с. 7; 76). Учителей, не согласных с действиями властей, отстраняли от работы.

Учительство выражало недовольство политикой министерства просвещения. В г. Кам­не произошла учительская забастовка. Учителя городских и сельских школ потребовали от земских властей улучшить их материальное положение, вернуть на работу учителей, уволенных за сочувствие Советской власти, и позаботиться о ремонте и содержании школьных помещений. Руководители забастовки были арестованы, акция запрещена. В ответ на подавление забастовки каменское учительство ответило массовым уходом из школ уезда Некоторые учителя уехали, другие сменили работу.

По поводу происшедших в Камне событий либеральная газета .Барабинская степ» писала «Мы'присутствуем сейчас при ликвидации образования и школы в Сиоирн. (2).

Многие учителя ушли в партизаны и с оружием в руках боролись против кодчаков-

^ТвтенеТ^Ч г Западная Сибирь была охвачена партизанским движением. Самый
' ,ины возник на Алтае. В Каменском, Славгородском,

14

/пя-атм! Соеди структурных подразделений этого органа власти сс^атск.^ деп^тов (Облаком). Среди струу^ которого входило восстановление бы» создан и отдел народного <^£"™^и * Отдел опирался в своей работе и „а ;^ГГ^е" аГоГ/з партпГском движении, - начальника штаба громов-учителей, КОТ°РЫ^ п^нипова члена Облакома А. Кадыкова, заведующего агитотделом оГк^мГи Пт'вно™KSU «кой губернии К.А. Колачеву (Годи­чной ТпервьгГмер отдела народного образования была подготовка приказа Глав­ного штаба об отзыве учителей из воинских частей для работы в школе. Такой приказ был опубликован 24 сентября 1919 г.

Специальным распоряжением отдела народного образования Западно-Сибирского Обтакома предписывалось отменить преподавание закона божьего в школах. Однако в ряде спучаев вновь создаваемые органы Советской власти вынуждены были идти на компромисс, удовлетворить просьбы верующих партизан и крестьян, осторожно подхо­дить к осуществлению закона об отделении школы от церкви.

Материальная база школ партизанских районов отличалась бедностью; не хватало учебников, тетрадей, карандашей, наглядных пособий. Вместо парт использовались столы, сколоченные из досок. На помощь школе пришло население. Во вновь открываемые партизанами школы жители приносили буквари, прописи, старые задачники, разные книги, грифельные доски, «огрызки» карандашей и даже заржавелые перья. Не было тетрадей - партизаны, родители, учителя и учащиеся собирали используемые конторс­кие книги, на которых писали между строк. Писали на этикетках винных бутылок, на обоях (108, с. 8). Чернила делали из сохранившихся в семьях красок, из сажи, из коры. Вместо классных досок использовались листы железа. В школе поселка Ярового мел заменялся древесным углем. Ученики писали на побеленной стене. Когда стена серела, ее забеливали и после просушки снова использовали вместо доски. Обеспечение школ топливом, оборудованием возлагалось на население (108, с. 80).

Педагогам партизанских школ приходилось работать в нелегких условиях. Они не получали заработной платы. Их обеспечивали лишь квартирами и продуктами питания. В тех условиях, писал Ф.Ф. Шамахов, вряд ли было возможным предъявить какие-нибудь особые требования к качеству содержания обучения в школах и к методам пре­подавания учебного материала: «Мы не сделаем ошибки, если скажем, что... большая часть учителей учила тому, что сама лучше знала, и так, как умела» (88, с. 42).

Колчаковский режим нанес огромный ущерб делу образования в Сибири Напри­мер, после освобождения Сибири от власти диктатора на Алтае из 1018 школ первой ступени в числе действовавших осталось только 449. Другие закрылись из-за отсутствия учителей, школьных помещений, оборудования, учебников. К тому же дети бедняков, будучи раздеты, разуты, голодны, не в состоянии были регулярно посещать занятия

VI. РАЗВИТИЕ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ ЗА ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1919-1990 годы)

тябрь'ле'кХь'тчГ ТК б°РЬбЫ С колчаков^«и " иностранными интервентами (ок-

г. Барнаул, через 2 Z - ZICTСКИе "аР™н>>, '° Декабря освободили от белы*

было'свобожде'н НогюГколасТМ7«2'б ""Т"**" ВОЙСКам" Кроной армии

5-й армии разгромили «S дивизию иоч " И3 Т°М<Жа' 23 ДСКабрЯ ЧаСТ"

льскую дивизию и очистили от иностранных интервентов стан-

36

цию Тайга. 28 декабря наступатпш..

с. 128-132). """Упающими войсками был взят г. Мариинск (34, т. IV,

иан^ГьГ^ =^™~— — ™'
сост шила ЗгТн"™^"'1СТРаНЫ свиРет™овала засуха. Численность голодающих
дм миллиона детей „с "' "M °К°Л° 9 """ " ДеТеЙ' В™«™е войны и голода почти
„ость сиротами. Огромных размеров достигла детская беспризор-

т Вй?п'пп^' ПОМИМ° МаССЫ МеСТНЫХ °с"Р<«евших ребят, появилось большое количе­ство беспризорников, прибывших с других территорий. Голод гнал сюда многих детей из Поволжья. С 1920 по 1924 г. Томский губоно зарегистрировал 21800 беспризорных детей, приехавших из Центральной России, 8 тыс. из которых было выявлено только в одном Новониколаевске.

Центральные и местные органы советской власти предпринимали экстренные меры по спасению детей. 21 января 1921 г. Президиум ВЦИК организовал Деткомиссию (ко­миссию по улучшению жизни детей-сирот и беспризорников) во главе с Ф.Э. Дзержин­ским. В ее состав вошли представители народного образования, здравоохранения, про­довольствия. Рабоче-крестьянской инспекции, профсоюзов и органов ВЧК. По иници­ативе Ф.Э. Дзержинского ЦК РКП(6) и ВЦИК разослали на места партийным комите­там и исполкомам Советов циркуляр с призывом оказать срочную помощь беспризор­ным детям. Деткомиссия организовала для них приемники-распределители, непосред­ственно контролировала деятельность детских учреждений.

Комсомол организовал шефство своих организаций над молодежью и детьми тех мест, где был голод. Комсомольцы размешали детей по детдомам и приютам, а тех, кто постарше, устраивали на работу.

При Сиббюро ЦК РКП(б) была создана специальная агиткомиссия. которая вела массовую агитационно-пропагандистскую работу по вовлечению всего населения в борьбу с детской беспризорностью.

Комитет помощи голодающим при Сибревкоме во главе с С.С. Чуцкаевым и мест­ные комитеты проводили «Дни голодного ребенка», «Недели помощи голодающим». «Двухнедельники» и другие активные действия.

Сибкомпрод с 1 июля 1920 г. стал выделять деньги местным продовольственным органам на бесплатное питание детям до 15 лет. Новониколаевский губком комсомола предложил каждому своему активисту взять под свой контроль перевоспитание одного беспризорного ребенка.

Как рассказал ветеран комсомола г. Новониколаевска А.С. Николаев, комсомольцы устраивали рейды на железнодорожные и речные вокзалы, в подвалы и на чердаки домов, вытаскивали обездоленных детей из грязи, отрывали их от уголовников. Одних устраивали в детские дома, других - на работу.

Для борьбы с детской беспризорностью требовались большие средства. Голодная, с разрушенной экономикой Россия не могла их дать в нужном количестве. Комсомольцы приходили и здесь на помощь: собирали пожертвования, устраивачи субботники, кон­церты, праздничные вечера, на собранные и заработанные деньги обеспечивали детей обувью, одеждой, открывали пункты для беспризорников, которые называли «Домами юношества».

Для борьбы с беспризорностью детей привлекались и пионерские организации. Пио­неры не только сами своей работой были защищены от влияния преступных элементов, но и помогали своим беспризорным сверстникам вырваться из вредных «объятий улицы».

Крестьяне Сибири в коммунах и сельскохозяйственных артелях делали отчисления от своих заработков, проводили субботники по сбору ягод, грибов в фонд помощи беспризорным, голодным детям. Горожане собирали для этого деньги по подписным листам проводили лотереи, вечера, концерты.

В начале 20-х годов проводились чрезвычайные меры по оорьбе с детской oecupiuop-

mu „япоавлении планомерная работа. По решению
ностью. а с 1924 г. началась в "ом направлен g^ ^^ ^ п

II Всесоюзного -зла » 6- J«—был разработан план борьбь, с детской беспризорным детям^Кконщ 4 3 .од ^е ^^ ^^ оргаш|3аш,я труда

£с^»рнГдГте" тесГ связь^зни и работы этих детей с трудом рабочих коллек-

"Тэто время было создано добровольное общество «Друг детей» (ОДД). Оно помогало ГОс1^~Торт1нш в организации и содержании детских учреждении, открывало чебно пРо"зв"дств иные мастерские, столовые, общежития, подыскивало для бес­призорников работу. Сибкрайком РКП(6) через журнал «Красная сибирячка» призвал женшин комсомольцев и пионеров вступать в ОДД, помочь беспризорникам встать на правильную дорогу жизни

По инициативе комсомольцев в 1924 г. в Новониколаевске была создана первая пи­онерская коммуна из 57 беспризорных детей.

Комсомольцы Сибири вместе с пионерами вели учет неорганизованных детей, при­влекали их на свои сборы, учили грамоте, выявляли притоны беспризорников.

В результате всесторонней повседневной, кропотливой работы государственных, об­щественных организаций, всего народа к середине 20-х гг. XX в. массовая детская бес­призорность в Сибири и в стране целом была преодолена. В Новониколаевске, в частно­сти, из 8 тысяч бездомных и беспризорных детей, осевших здесь в 1921 г., к сентябрю 1924 г. осталось около 900. Но, несмотря на это, бедствие беспризорности, как отмечал I Сибирский съезд Советов в декабре 1925 г., все еще оставалось крайне острым. Полно­стью эта задача была решена лишь в 30-е годы. И вновь она встала перед обществом в связи с проводимыми реформами в России в 90-е гг. XX в.

В начале 20-х гг. в крайне тяжелом положении оказалось народное образование в Западной Сибири. Была окончательно подорвана и без того бедная материальная база школы. Повсюду не хватало учителей. Обнищавшее население не могло отдавать детей в школы, особенно в те из них. которые находились в отдаленных поселках и деревнях. Сеть школ продолжала сокращаться. Основная масса детей оказалась не охваченной обучением. Охват детей школой в возрасте от 8 до 14 лет в 1922 г. по Сибири составит всего лишь 14%, а в некоторых губерниях Западной Сибири и того меньше. Например, на Алтае только 9% детей, подлежащих обучению, посещали занятия (54, с 318).

На территории Сибири среди взрослых преобладали неграмотные люди. В 192(1 г. в Европейской России из каждой тысячи жителей в возрасте от 8 лет и старше грамотных насчитывалось 434 чел., а в Сибири - лишь 275 чел. (34, т. IV, с. 249). Например, по данным Всероссийской переписи 1920 г., в Алтайской губернии грамотных жителей было 17,9%, в 2 раза меньше, чем в целом по стране. Грамотных женщин насчитывалось 7,5%. По губернии выявлено 572475 неграмотных в возрасте от 16 до 35 лет (111 т II, с. 210). По данным переписи населения 1926 г., из 99667 жителей Горного Алтая76668 чел. не умели ни читать, ни писать (13).

22 ноября 1920 г. Сибревком решил «в целях планомерной ликвидации неграмотно­
сти, в регионе при СибОНО создать Сибирскую чрезвычайную комиссию по ликвида-
Ик6е?аМ00СТИ (13)НП°ВСЮДУ стали сдаваться пункты ликвидации неграмотности
ликбезы ликпункты,. На Алтае в апреле 1923 г. насчитывалось 86 ликбезов, на 1 января
Решению ук-ГГн " ^га™"°»ь1валась и в других губерниях Западной Сибири.
н^тГТчеТ способствовало добровольное общество «Долой неграмот-

Проблему ликвидации неграмотности среди взрослого населения в регионе удатось,


38


ность», ячейки которого начали действовать в 1923 г.

940 г. 1 ак, на Алтае к этому времени было обучено около 2 млн мотных. Таким образом, была одержана огромная победа в обла-

в основном, решить к 1940 г. Так неграмотных и малограмо сти культуры народа.

Одновременно предпринимались неотложные меры, направленные на изменение критической ситуации в школьном деле, на охват детей всеобщим обучением.

о мая IV2U г. Сибревком принял постановление об освобождении в двухмесячный срок всех помещений, принадлежавших Наркомпросу, занятых учреждениями других ведомств. Выполнялось оно с большим запаздыванием; на I октября 1920 г. в Алтайской губернии было освобождено только 10% помещений, используемых не по назначению, в Омской - 20%, в Томской - около 30% (17).

В целях налаживания дела управления образованием в регионе при Сибревкоме (в г. Омске, с июня 1921 г. в Новониколаевске) был создан отдел народного образова­ния - СибОНО, или Сибнаробраз во главе с С. Канатчиковым. С 18 ноября 1920 г. его возглавил Д.К. Чудинов. Отдел строил свою работу по принципу двойного подчине­ния - Сибревкому и Наркоипросу (НКП). Заведующий СибОНО являлся полномоч­ным представителем наркомата в составе Сибревкома; ему предоставлялось право, со­образуясь с местными условиями, самостоятельно решать любые важные вопросы орга­низации народного образования в Сибири и даже вносить изменения и дополнения в распоряжения Наркома просвещения РСФСР. Инспектора СибОНО наделялись права­ми инспекторов НКП (108. с. 82).

Структурными подразделениями СибОНО явлапись: Сибсоцвос, ведавший вопроса­ми социального воспитания; Сибпрофобр, решавший проблемы профессионального об­разования; Сибполитпросвет, занимавшийся решением задач политико-просветительной работы; Сибнац, занимавшийся делами национальностей. Аналогичные подотделы уч-

Ликбез о с. Кулада Онгудайского раита

(Горный Лшай). 193. ■•■

От пунктов ликбпов в Стране Советы

бш проложен путь в космос

ре—ьпригубернс^„^

олост-делах

;20).

. Програм-> обя-

зательного общего и политехнического образования для всех детей обоего пола в возра­сте до И лет создание сети дошкольных учреждений; укрепление связи обучения с обшественно-производительным трудом; подготовка новых кадров работников просве­щения; демократизация школы; широкое развитие профессионального образования; открытие широкого доступа в высшую школу для всех желающих учиться, и в первую очередь для рабочих (49, с. 18).

Просвещенцам Сибири предстояло решить проблему перестройки системы народно­го образования на основе Положения о единой трудовой школе от 16 октября 1918 г. В Европейской России она находилась уже в стадии завершения; здесь повсюду начали функционировать школы I и 11 ступени. В Западной Сибири же к началу 1920 г. действо­вали одно-, двухгодичные начальные школы, трехлетние начальные школы, четырех- и пятигоаичные училища (108, с. 85).

Хотя преобразование школьной системы в Западной Сибири началось со значитель­ным опозданием, однако к осени 1921 г. учебные заведения по всему региону были перестроены. В первую очерель работа эта была направлена на восстановление и разви­тие школьной сети. В 1920 г. в Сибири было открыто школ в два раза больше, чем за пятилетие с 1914 по 1919 г. (102). Отмечается рост численности обучающихся девочек. Если в 1911 г. в Западной Сибири она составляла лишь 29,6%, то в 1920 г. — 37,4%. (102). В первом году после окончания гражданской войны наблюдался рост сети школ во всех губерниях региона. Так, в Тюменской губернии в 1920/21 уч. г. приступили к занятиям 1180 школ первой ступени и 22 — второй ступени, в которых обучалось около трети общей численности детей и подростков школьного возраста (68, с. 48—49).

Повсюду сложной оказалась задача перестройки внутреннего содержания жизни школы. Трудность проблемы усугублялась тем обстоятельством, что в эти годы и в цен­тре страны не была еще решена значительная часть важнейших вопросов разработки содержания и организации школьного образования. В одном из первых документов НКЛ РСФСР - «Общие задачи и схематический план занятий в школе 1 ступени», направ­ленном СибОНО на места, утверждалось, что основным предметом изучения «должны быть не родной язык и арифметика, как в старой школе, а жизнь, окружающий мир» (52. с. 1-6). Подобная постановка вопроса, естественно, вела к недооценке основ наук и систематических знаний.

Работа СибОНО по перестройке содержания образования в школе началась с состав­ления учебных планов. Для школы I ступени они разрабатывались с учетом пятидневной рабочей недели и были рассчитаны на пятилетний срок обучения. Однако при этом пре­дусматривалась возможность «отсечения» (для деревни) последних двух групп - четверто-

ш*пл70Г0 ГОД0В УЧеШ1Я В °ТЛИЧИе °Т УЧебНЫХ Планов ^Революционной начальной школы, в нем не только отсутствовал закон божий, но уже с первого года обучения

ниГа°сЬт^ГоОе Т РИС0ВаНШ° " РУЧН°МУ ™- со ет°Р°г° " природоведе-

более квалифицированные педагоги 111 ™* шкшш подбирались наи-

трудовой подгоТвГи разви™71™ТШ раСП0ЛаГали 6™ьщими возможностями для

ТтТлГлго,™ ГбТИЯХ П° TPW УЧаЩИССЯ 1"гота°™'*™ вешалки, полочки, вязали Педагоги школы имени 111 Коминтерна прививали своим питомцам любовь к изуче­нию родного края. Ученики этой школы ежегодно совершали экспедиции в Горный Алтай. Многие экспонаты, собранные школьниками, имели большую познавательную ценность и отправлялись в научные центры страны и даже за границу. В школе создавал­ся краеведческий музей. К концу 1920 г. по Сибири насчитывалось 28 опытно-показа­тельных школ.

Одним из серьезнейших препятствий на пути решения задач по строительству новой школы явилось отсутствие достаточного числа учителей. Многие учителя еще в годы гражданской войны покинули школы. Значительная часть педагогического состава сред­них и других типов школ открыто выражала свое недовольство распоряжениями орга­нов Советской власти.

Осенью 1920 г. во всех школах 1 и II ступени в Западной Сибири было 7244 препода­вателя, а недоставало, по подсчетам СибОНО, 17 тыс. учителей (108, с. 89: 18).

Решать проблему подготовки педагогических кадров в регионе помогши различные курсовые мероприятия. Среди многочисленных курсов выделялись барнаульские курсы красных учителей Алтайского губоно, укомплектованные в значительной степени быв­шими партизанами. Первоначально они функционировали как шестимесячные (с марта по сентябрь 1920 г.). Второй набор осуществлялся с расчетом на занятия в течение девя­ти месяцев — с октября 1920 г.

С 1921 г. во многих уездах стали открываться педагогические техникумы с 4-летним сроком обучения. Новониколаевский учительский институт в 1921 г. был реорганизован в 1-й Сибирский опытный педагогический техникум, а с 1 января 1922 г. передан в ведение губоно и стал называться Новониколаевским педтехникумом. В 1921 г. педагоги­ческие техникумы были открыты в Барнауле, Бийске, Камне, Тобольске и других горо­дах. Всего в Сибири в это время действовало 20 педтехникумов и двухгодичная педагоги­ческая школа в г. Каинске Новониколаевской губернии. Омский политехникум с 1922 г. готовил учителей и агрономов. Выпуск сибирских средних педагогических учебных заве­дений был малочисленным; к 1924/25 уч. г. они направили в начальные школы 213 учи­телей, 1468 учительских должностей остались вакантными.

Новая экономическая политика с ее твердым курсом на режим экономии отрица­
тельно сказалась на деятельности школы. Доля ассигнований на народное образование с
10 9% республиканского бюджета в 1920 г. снизилась до 3,75% - в 1921 г. Объем финан­
сирования просвещения региона по республиканскому бюджету уменьшился в 8 раз
(19) В Сибири в 1921-1922 гг. положение осложнялось большим притоком детей из голо­
дающих губерний Поволжья. До конца 1921 г. в Западную Сибирь прибыло 44 тыс. чел.
Никаких дополнительных средств на них центр не выделял. •

Сеть школ и численность учащихся в них по региону начали сокращаться. Если в 1920/21 уч г в Западной Сибири действовало 4973 школы с числом учащихся 346.3 тыс. чел., в 1922/23 уч г здесь насчитывалось только 2832 школы, в которых занимались всего лишь 179 Зтыс чел общие показатели уменьшились почти наполовину (108. с. 108). Положение начало улучшаться с середины 20-х годов. Однако уровень охвата школой детей школьного возраста в Сибири и тогда был ниже, чем по РСФСР: в 1925/26 ^г он сое™™ 36,6% общего числа детей школьного возраста (8-17 лет), тогда как по РСФСР - 64,4%.

С 1925/26£ г в Сибири началась профессионализация школы II ступени. В школах с

41

кий совет Западно-Сибирского краевого отдела народного просвещения издал ..Про­граммы для школ 1 ступени в колхозах Западно-Сибирского края», комплексно-проек­тные программы НК.П и их сибирские варианты вели к серьезному нарушению принци­па системности знаний учащихся. Научные знания учащиеся получали постольку, по­скольку этого требовали выдвинутые проекты, рассчитанные больше на решение ка­ких-либо практических задач. Например, программы для городских школ I ступени и младших групп ШК.М и ФЗС Западной Сибири предусматривали такую тематику: «Орга­низуем нашу школьную жизнь» (проект № 1), «Организуем пропаганду за усиление средств на индустриализацию» (проект № 3) и т.д. К каждому большому проекту прила­гался ряд малых: «Начадим правильное питание, научимся правильно одеваться, про­ведем агитацию против пьянства и религии» и др. (69).

ВЦИК СССР в августе 1930 г. принял закон о введении с 1930/31 уч. г. всеобщего обязательного начального обучения. Сибирский крайисполком принял план осуще­ствления всеобщего обязательного начального обучения 8 июля 1930 г. Согласно пла­ну, все дети S—10 лет в городах, рабочих поселках и крупных совхозах должны быть охвачены обучением с 1 октября 1930 г. В указанный срок подлежали охвату обучением и переростки 1! —15 лет. На селе обязательность обучения распространялась на детей 8 лет и на 60% детей 8-10 лет. Охват обучением всех остальных детей и переростков намечался с 1 октября 1931 г. (60). Всеобщее обязательное начальное обучение в райо­нах Хакасии (тогда она относилась к Западной Сибири. — П.К.), Горной Шорни, л также в северных районах — Александровском, Каргасокском, Колпашевском и Пара-бельском - с 1932/33 уч. г. (14).

В целях успешного решения поставленной задачи с каждым годом увеличивалось выделение средств на нужды просвещения. Если в 1926-1927 гг. на народное образова­ние Сибири было ассигновано 18,6 млн руб., то в 1931 - 87,8 млн руб. Обшие расходы на образование в расчете на душу населения по Западной Сибири возрос in с 4 91 руб. в 1929 г. до 7,56 руб. в 1931 г. (70). В итоге охват детей 8-11 лет начальной школой в 1931/32 уч г. достиг 93,7%.

Центральной задачей второй пятилетки по народному образованию явитесь осуще­ствление всеобщего обучения в объеме семилетней школы по всей стране Для се реше­ния в Сибири намечалось увеличить контингента учащихся V-V11 классов в городе в два раза, в сельской местности - в пять раз. Реализация этой программы требовала улучшения материальной базы школы. К концу первой пятилетки в Сибири не хватало Гент™ТТ" ТЗК КЖ СТроительство школ ««ень отставало от роста контин-шко ,ь„оГш о,„! Р"УЛЬТаТС К НаЧЗЛУ ВТ°РОЙ "я™<™ «есь "мелось только около 30% школьной площади, соответствующей нормам НК.П, притом 40% школьных здший

средства. При участии колхозов «1™ привлекались и дополнительные

ия учащихся при шко-


1 ,,....-,..l.f . \КОЛХОЗОВ' с_ов*озов, промышленных предприятий и обществен

wrrvniA |глм.ямпй t. In т-. г-. — .^. ,. j^aumccM ПОЛУЧИЛИ 20\5 ТЫС. пар

детских костюмов 78 Т RH0* °6УШ' °К0Л0тыс' детсК1« »™™- |29 ™с

детских костюмов, 78 тыс. пар белья (15). Предпринимались надлежащие меры по обору-

Л0ВТнь„ б б.' СНабЖеШШ ИХ Аниками, наглядными пособиями, укомплектованию школьных библиотек литературой.

Активная помощь трудящихся по осуществлению всеобуча обеспечила большой рост сети школ и численности учащихся. За период с 1932/33 по 1940/41 учебные годы в Западной Сибири число начальных школ возросло с 8961 до 9920 (на 110 7%) семилет­них - с 981 до 23э5 (на 240%) и средних - с 44 до 800 (на 1818%).

Вторжение в нашу страну полчищ фашистской Германии помешаю осуществлению семилетнего всеобуча в сельской местности и среднего - в городской В 1940/41 уч г из общего числа обучавшихся в 1937/38 уч. г. во 11-111 классах городских школ Сибири и Дальнего Востока продолжали учебу в V-VII классах 81,8%, в сельских школах -51,3%. В VIII—X классах учились 36,3% детей из числа обучавшихся в V-VI1 классах в 1937/38 уч. г. в городе и 18% - в деревне (3).

В 30-е гг. совершенствовалось содержание школьного образования. Видные историки советской школы (Ф.Ф. Королев, З.И. Равкин и др.) время просвещения 30-50-х гг. характеризуют как период усиления теоретического начата в обучении учащихся, по­вышения роли интеллектуального труда в школе.

Программы 1932—1933 гг. отвергали комплексное преподавание и требовачи вооруже­ния учащихся систематическими и глубокими научными знаниями. В соответствии с этим издавались стабильные учебники, налаживался выпуск наглядных пособий. К началу 1932/33 уч.г. в Сибири издано 34 учебника для школ 1 ступени. После того, как школа перешла на использование стабильных учебников, когда было прекращено издание так называемых рабочих книг и «рассыпных учебников», в Сибири начали издаваться крае­вые учебные книги для начачьных школ на базе местного краеведческого материала.

Сложной в 30-е гг. оставалась проблема успеваемости учащихся. Из отчета Западно-Сибирского крайоно за 1932/33 уч. г. видно, что число успевающих учащихся по род­ному языку колебалось от 47 до 83%, по математике - от 46 до 89%, по обществове­дению - от 47 до 91%. (16). В целях преодоления указанного недостатка в школах была развернута борьба за культуру учебного труда учащихся, улучшена методическая рабо­та с учителями. Органы народного образования совместно с педагогическими коллек­тивами начали устанавливать единый орфографический режим, разработали критерии оценок по русскому язык!', улучшили работу по организации выполнения домашних заданий школьников. Большое внимание стало уделяться внеклассному чтению ребят.

Постепенно успеваемость школьников начала улучшаться.

С введением всеобщего начального обучения усилился дефицит педагогических кад­ров. В 1930 г. школы Сибири были обеспечены учителями лишь на 45%; требовалось

18753 учителя.

В 1930/31 уч г в Западной Сибири открылось 12 новых средних педагогических учео-ных заведений В 1933 г. начачи работать вечерние отделения при Барнаульском, Бийс-ком, Ленинско-Омском, Томском (русском и татарском) и Кемеровском педтехннку-

Ма"в регионе началась подготовка преподавателей для средней школы. В октябре 1930 г открывается педагогический факультет в Томском университете, через год это учео-но-научное и административное подразделение реорганизуется в самостоятельный пе­дагогический институт. В 1932 г. открывается пединститут в Омске, в 1939 г. - в 1 н»к -

"" Однако открывшиеся учебные заведения не могли обеспечить школы педагоге,-

43

кими кадрами, тем более, что потребность в них постоянно возрастала. Если до введе­ния начального всеобуча начальным школам Западной Сибири ежегодно в среднем требовалось 2-2,5 тыс. учителей, то в 1930/31 - до 6,2 тыс.. в 1932/33 уч. г. - до 9,4 тыс. чел. (89, с. 108).

Ускоренной подготовке квалифицированных преподавателей 5-7-х классов помогло создание в 1933-1939 гг. сети двухгодичных учительскн.х институтов. Они были открыты в Барнауле, Бийске. Омске. Томске, Тюмени.

История Барнаульского педвуза началась с открытия в 1933 г. учебного заведения для подготовки учителей. Это был учительский институт с двухлетним сроком обучения (БУИ). Вместе с ним существовал вечерний педагогический институт, где студенты обучались четыре года. На базе БУИ в канун Великой Отечественной войны был осно­ван пединститут, а вечерний вуз, просуществовав до 1937 г., был преобразован в заоч­ное отделение БУИ (с трехлетним сроком обучения), затем - пединститут. С открытием педвуза (в июне 1941) учительский институт продолжал готовить педагогов с незакон­ченным высшим образованием с правом преподавания в школе-семилетке. Он суще­ствовал под одной крышей с педагогическим. Работали здесь те же преподаватели, т.е. практически это было одно учебное заведение, часть слушателей которого выпускалась на самостоятельное поприще двумя годами раньше остальных.

Так продолжалось до 1952 г., когда БУИ был закрыт. Его выпускники при желании могли завершить образование в педвузе, где их зачисляли на 3-й курс.

В 1935 г был открыт самостоятельный вечерний пединститут в Новосибирске. Он имел в своем составе четыре факультета, на которые вначале было принято 109 чел., в основном из учителей города и близлежащих деревень. В 1939 г. при Новосибирском пединституте было открыто заочное, а через год - дневное отделения (109. с. 70).

В июне 1941 г. на базе учительского института в Барнауле создается четырехгодичный педагогический институт.


Барнаульский государственный педагогический университет


С целью оказания систематической помощи учителям-заочникам органы народного образования открыли широкую сеть консультационных пунктов. В Западной Сибири их было создано 170. из которых 14 - при педучилищах, 13 - при средних и 25 - при неполных средних школах. Кроме того, для заочников педвузов были открыты консулы-пункты в Томске, Новосибирске, Барнауле, Новокузнецке, Кемерово. Прокопьевске Бийске, Ойрот-Туре (ныне г. Горно-Алтайск - П.К.)

пи (оез имскои ооласти) к нача™ кляпа '" г""""" " "■'"■"""" *-■■"■•-

,т*е не ппепопяпялнг. и ' уч' г неДос™вало 5739 учителей. В ряде школ

-,™й Р\ZZ vr Некоторые предметы, а часть учителей работала с большой пере-

ГР по» вноГи °РгаНЫ Народного образования для подготовки педагогических

г z:zz:::z%7^°^систему; с сентября ms г °— ™>°™

Хотя на территории Западной Сибири в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. не велись военные действия, условия деятельности учебных заведений здесь резко ухудшились. С начала войны были урезаны государственные расходы на социаль­но-культурные нужды, в том числе и на просвещение. Так, в Алтайском крае ассигнова­ния на народное образование в 1941 г. составили 82,1%, в Омской области - до 90 7% против 1940 г. (109, с. 74).

Не хватало учебников, тетрадей, наглядных пособий, лабораторного оборудования. Практически повсюду остановилось школьное строительство. Многие здания передава­лись для нужд обороны. Сеть школ стала сокращаться. Произошел большой отсев учащих­ся; численность учащихся в школах Западной Сибири на начало 1944/45 уч. г. уменьшилась по сравнению с 1940/41 уч. г. на 612300 чел. (108, с. 194) (подсчитано нами. - П.К.)

Война вызвала серьезные изменения в составе учителей и их подготовке. Многие
работники просвещения и студенты педагогических учебных заведений ушли на фронт.
Только с 22 июня по 1 сентября 1941 г. из шкод Западной Сибири выбыло в армию
7,6 тыс. учителей, а за четыре года войны по Сибири — десятки тысяч. Дефицит педа­
гогических кадров в регионе резко возрос, а возможности подготовки учителей в пе­
дагогических учебных заведениях резко ухудшились. Их здания использовались пол
госпитали, военные и хозяйственные учреждения. В связи с этим некоторые педвузы
переводились в другие города. Например, Новосибирский пединститут был эвакуиро­
ван в Колпашево, Омский - в Тобольск, Барнаульский - в Камень-на-Оби. В Сибирь
переехали многие учебные заведения из европейской части страны, в том числе Ле­
нинградский педагогический институт народов Севера, преобразованный в факультет
языка и литературы при Омском пединституте, Московский педагогический институт
им. К. Либаснехта. который развернул свою деятельность в Ойрот-Туре (ныне Горно-
Алтайск). И тем не менее в 1942/43 уч. г. во всех вузах Западной Сибири, готовящих
учительские кадры, численность студентов сократилась на 1/3 от довоенного уровня,
что объяснялось, кроме уменьшения приема, и большим отсевом студентов. Если,
например в Омском Томском и Тюменском пединститутах в 1938/39 уч. г. на 1 курсе
числилось 654 человека, то в 1941/42 уч. г. из того состава остался только 201 человек.
Осрбенно значительный отсев наблюдался в Барнаульском педагогическом и учитель­
ском институтах. м

45


Т яготы войны серьезно отразились на подготовке учителей начальных классов. Пе­дагогические училища частью были закрыты (Ялуторовское. Троиикое, Барнаульс­кое Курганское) частью объединены с другими. Многие из педучилищ, лишившихся учебных помещений, занятия проводили в школах во вторую и даже в третью смены. Контингент учащихся педучилищ только в течение первого года войны сократился почти вдвое В 1944/45 уч. г. учителей для школы Сибири готовили 13 педагогических и 17 учительских институтов, в числе последних три «»°™»™ные (Биискии Код-

срочных (одно-, двух, трехмесячных) курсов. Организовывала^факультативная под­готовка учителей начальных классов из числа учащихся-десятиклассников.

Поение осложнялось массовой эвакуацией детей из западных районов в Сибирь. На 1 января 1943 г. только в Новосибирскую область прибыло свыше 80 тыс. детей в возрасте до 14 лет В Кузбасс осенью 1942 г. из Ленинграда было эвакуировано 2 тыс. детей В Омскую область за время войны прибыло 142 детских учреждения с количеством 15 6 тыс детей в Алтайский край - 77 детских учреждений и свыше 10 тыс. детей (109. с. 73). Все это вызвало переполнение многих школ в тех населенных пунктах, куда при­бывали эвакуированные дети - большей частью сироты.

Трудящиеся региона приняли активное участие в работе по оказанию помощи шко-ie При их содействии, например, к августу 1941 г. в Новосибирской области было отре­монтировано около 90% школьных зданий, большая часть школ была обеспечена годо­вым запасом тоапива, для учащихся собрано большое количество кожаной и валяной обуви и мануфактуры. В Алтайском крае было отремонтировано 88% школьных помеще­ний, обеспечено годовым запасом топлива до 66% школ. По 33 районам Омской облас­ти в период подготовки к 1941/42 уч. г. проведено 732 воскресника, в которых приняло участие 30 тыс. чел.

Для более полного охвата детей школой при семилетних и средних школах создава­лись интернаты. Широко применялось обучение учащихся, временно лишившихся воз­можности посещать школу, на дому. В Омской области в 1942/43 уч. г. на дому обучалось около 5500 учащихся.

Принятые советским государством меры и патриотический подъем народных масс -сибиряков привели к тому, что обшее количество школ в регионе к 1944/45 уч. г. не только не уменьшилось, но даже несколько возросло. Правда, этот рост шел за счет начатьных школ, прежде всего в сельской местности, где органы народного образова­ния создали большое количество малочисленных («карликовых») школ.

Война потребовав значительного изменения в организации и в содержании школь­ного обучения. Учитывая переход многих школ на трехсменные занятия, НКП разре­шил начало работы в них устанавливать с 8 часов утра, окончание - не позднее 7 часов вечера, продолжительность урока снизить до 40 мин. Обшее число недельных часов для 1-3-х классов было определено 22, для 4-х - 24, для 5-10-х - 30 часов (109, с. 80).

Учитывая нужды военного времени, Наркомпрос РСФСР пересмотрел учебные планы. В план были включены предметы: труд, военное дело, основы техники и сельскохозяй­ственного производства. Программы школьного обучения не претерпели принципиаль­ных изменений. В них, как и в учебных планах 30-х годов, обеспечивалась направлен­ность на систематические знания. В работе наставников усиливался курс на повышение уровня идейно-политического, особенно патриотического воспитания молодежи а также практической подготовки к труду и защите Отечества от посягательств на его свободу со стороны фашистских полчиш.

роТс^етс^'с^ П^отГ ВЫЛ™ ":« £р=-й = юза ил. Плотников, питомец гарно-алтайской средней


Школьники, охваченные патриотическими чувствами, несмотря на трудности воен­ного времени (недостаток питания, холод в слабо отапливаемых квартирах и классах, плохую одежду и обувь), старательно занимались, стремились быть достойными своих отцов и старших братьев - воинов Красной армии Статистичес

уклин и многие

школы № 6 И.З. Ш

Союза стал бывший ^ГнГик^тГ^Гл Гпо^ьшГн ^ С™"° фро^Гдном Гько НМСНТ Ш ПР0" отцовП„°с?а~братьев. «иедших на ^дев^ек В во пасте и ?Г '^Ке " ^"^ ДЬ1 б°Лее 70с' "™Р°"ков. юношей напитывалось oS 2« ™МШ "* ^"^ " """"■ "** " C"6"PH "*

Переход учащихся из общеобразовательных школ на производство и в учебные заве­дения трудовых резервов затрудняло решение задачи семилетнего всеобуча Правмтепь-ство стато на путь создания школ рабочей молодежи (ШРМ). В годы войны в Кемеров­ской области было открыто 43 ШРМ с охватом 7614 учащихся, в Алтайском крае - 15 в Новосибирской области (по данным 29 районов из 46) - 13. Начали создаваться шко­лы рабочей молодежи во всех других территориях Западной Сибири.

Заглядывая п будущее и предвидя острейшую нужду в кадрах в послевоенные годы. Совнарком СССР 8 сентября 1943 г. принял постановление о введении повсеместно с 1944/45 уч. г. обязательного обучения в школах детей с семилетнего возраста (49 с. 117-120).

В послевоенный период первоочередной задачей в области народного образования по-прежнему оставалось всеобщее обучение подрастающих поколений. В 1949 г. Советс­ким правительством было принято постановление о приеме в этом году всех детей. окончивших четвертые классы, в пятые, что явилось началом повсеместного осуществ­ления в стране семилетнего всеобуча.

Решение этой непростой задачи, прежде всего, требовато укрепления учебно-мате­риальной базы школ. В первые годы после войны государство было вынуждено основные средства направлять на восстановление народного хозяйства, разрушенного фашистс­кими оккупантами, - в западные районы страны. Поэтому трудящиеся Сибири при строительстве школьных зданий и интернатов при семилетних и средних школах чаще полагались на собственные силы, достигая впечатляющих результатов. Так. в период с 1945 по 1952 г. в Омской области за счет средств, выделенных из бюджета Министерства просвещения РСФСР, было построено 14 школ на 2560 ученических мест, а путем инициативного строительства, за счет средств колхозов и предприятий - 372 школы на 24020 ученических мест (94; 108, с. 100). В июне 1946 г. в Омской области было проведено два массовых воскресника в помощь школе. В них приняли участие 40 тыс. колхозников, рабочих и служащих, которые отремонтировали 552 школы и 180 квартир учителей, заготовили и подвезли около 44 тыс. кубометров дров (22).

Введение всеобщего обязательного семилетнего обучения потребовало значительньгх изменений в школьной сети, ее рационализации, повысился удельный вес семилетних

п средних школ.

В Западной Сибири из-за низкой плотности населения, большой отдаленности сель­ских населенных пунктов друг от друга и значительным отсевом учащихся в первые военные годы приходилось идти на создание «карликовых» школ. В сельской местности появились школы, в которых наполняемость классов не превышала 6-8 человек, осо­бенно в средней и старшей ступенях обучения. В 1950/. 1 уч. г. в одной пятой части сель­ских шкоп Новосибирской области обучалось менее чем по 20 чел. и только 9.31 школ насчитывал., свыше 80 учеников. В Томской области на одну сельскую школу приходи­лось 73 в Тюменской - 76, а в целом по Западной Сибири - 82 ученика, тогда как в

СРевТ9М52П/°53РОучС""общее Гло'школ в Западной Сибири, по сравнению с .945/46 уч ,..

учащихся 1-IV классов из-за сокращения рождаемости в военные годы уменьшилось на 351 тыс.. в V-V1I классах возросло на 467 тыс., а в VIII-X - на 81806 чел., или почти в три раза (108, с. 198-199).

В цеоях предотвращения отсева учащихся создавались фонды всеобуча, организовы­вался подвоз учащихся, проживающих в значительном отдалении от школы, предпри­нимались и другие меры. Тем не менее в послевоенные годы органам народного образо­вания полностью добиться прекращения отсева детей из школы не удалось. Например, в 1951/52 уч. г. в Томской области на занятия не явилось 1045 чел. Подобное положение было характерно и для других территорий региона.

Решение проблемы семилетнего всеобуча и ликвидации негативных последствий вой­ны в этом отношении способствовало дальнейшее развертывание на территории Запад­ной Сибири школ рабочей и сельской молодежи. Если в 1950/51 уч. г. в школах рабочей молодежи и в школах сельской молодежи региона обучалось 68,6 тыс., то в 1958/59 уч. г. -100.1 тыс.. а в 1966/67 уч. г. - 209,5 тыс. чел.

Для полной нормализации работы школ требовалось пополнить фонды их библио­тек, создать учебные кабинеты, лаборатории, мастерские. Эта проблема решалась путем целенаправленного снабжения учебных заведений учебниками, книгами для внекласс­ного чтения, приборами и реактивами для оборудования кабинетов биологии, химии, физики. Оборудование для учебных мастерских поставляли шефствующие предприятия. В 1945/46 уч. г. в школьных библиотеках Томской области насчитывалось всего 65 тыс. книг, к началу 50-х годов книжный фонд здесь возрос в 10 раз. Появились новые нагляд­ные пособия фабричного изготовления. Немало приборов было создано руками педаго­гов и учащихся.

В 1949/50 уч. г. в школах Западной Сибири имелось свыше 800 оборудованных учебных кабинетов по физике, химии и биологии (34, т. V, с. 274).

В деятельности общеобразовательных учебных заведений в рассматриваемый период вооружение учащихся систематическими знаниями доминировало над прочими задачами. Поэтому не случайно при пересмотре в 1945 г. учебных планов и программ в них не были внесены изменения, связанные с повышением роли физического труда. Трудовое обуче­ние школьников по-прежнему, как и во второй половине 30-х годов, отсутствовало. Про­блема политехнической подготовки молодежи решалась лишь в процессе прохождения соответствующего материала на уроках математики, физики, биологии, химии, во вне­классной и внешкольной работе. Много внимания уделялось тренировке памяти учащих­ся, механическому запоминанию большого числа всевозможных фактов. Тем самым со­здавались условия для развития формализма — усвоения знаний без размышления над причинами и следствиями различных природных и общественных явлений.

В 50-е годы в Западной Сибири создавались предпосылки для окончательного пре­одоления последствий войны и дальнейшего совершенствования учебно-воспитатель­ного процесса в школе.

Было широко развернуто школьное строительство. Всего по Западной Сибири с 1951 по 1958 г. на народное образование, в том числе и на строительство зданий для общеоб­разовательных учебных заведений было израсходовано 1290,5 млн рублей государствен­ных средств. Расходы колхозов на культурные нужды с 2,8 млн рублей в 1952 г возросли до 7,4 млн в 1958 г. (109, с. 119).

ринял закон «Об укреплении связи шко-


лы t личы^ич ч n „г.* и. -к""«-" ^чп «\_/и укреплении связи шм»

жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР-


В целях укрепления базы политехнического обучения учащихся заводы фабрики, колхозы и совхозы стали безвозмездно передавать школам годные для использования на

«„■«нн-тпаткш ,„„ „к "У ТРУДУ К стаРшим классам десятилетней школы добавлялся одиннадцатый ,од обучения, и она реорганизовывалась в среднюю общеобразователь­ную трудовую политехническую школу с производственным обучением.

Для осуществления восьмилетнего всеобуча и введения в старших классах производ­ственного обучения школе требовались соответствующие педагогические кадры.

еще раньше, в 1953 г., на базе ряда учительских институтов были созданы новые педагогические институты - Бийский, Горно-Алтайский, Тобольский, Курганский, Кемеровский. К. 1454 г. численность студентов педагогических институтов по сравнению с довоенным периодом в Тюменской области увеличилась в 4 раза, в Новосибирской области в 6 раз. С 1957 г. Томский университет большую часть выпускников стал направлять на работу в качестве преподавателей школ. Однако и после этого в вузах региона учителей готовилось значительно меньше, чем требовалось для обеспечения школ. Особенно неблагополучно дело обстояло с работниками, которые осуществляли производственное обучение в средней школе. Среди последних встречалось немало слу­чайных людей, многие не обладали должной теоретической подготовкой, не говоря уже о педагогической. К тому же во многих школах отсутствовала необходимая база для производственной подготовки старшеклассников. Правительство вынуждено было от­менить обязательность производственного обучения, рекомендовать осуществлять его там, где созданы соответствующие материально-технические условия и подобраны ква­лифицированные кадры. Многие средние школы снова стали десятилетними.

50-е и последующие годы в Западной Сибири характеризовались зарождением и широким распространением школьных трудовых объединений — ученических произ­водственных бригад, строительных бригад, учхозов и др. При содействии станции юных натуралистов и специалистов школьники активно участвовали в сельскохозяйственном опытничестве. Например, в Алтайском крае в 1956 г. действовало 46 ученических произ­водственных бригад, в дальнейшем число их составляло около 500. В Омской области одной из первых в 1958 г. организовала учебно-опытное хозяйство средняя школа № 2 г. Исилькуля. В следующем году в области работало уже пять учхозов, в которых труди­лось 397 учащихся 8-9 классов (109, с. 138). В 1961 г. на Алтае действовало 87 учхозов.

С тех пор школа Западной Сибири стала более тесно связывать обучение и воспита­ние с жизнью.

В 70-е и последующие годы исключительно важная роль в развитии экономики стра­ны отводилась Восточным районам, в том числе Западной Сибири. Здесь на огромном пространстве предстояло освоить богатейшие природные ресурсы. Создание мощных территориально-промышленных комплексов и освоение новой техники и технологии увеличили потребность в кадрах молодых рабочих, имеющих среднее образование.

В Советском Союзе курс на завершение перехода ко всеобщему среднему образова­нию молодежи был определен с 1972 г.

При решении проблем среднего всеобуча требовалось учитывать некоторые местные особенности, отличающие Сибирь от центральных районов страны. К числу таких осо­бенностей относились: более высокие темпы увеличения численности населения в.ука­занном регионе по сравнению с европейской частью России; только в период с 1966 по 1979 годы она возросла здесь на 19%. а в европейской части страны - только на 7 г 110 с 13) низкая плотность и неравномерность распределения населения на террито-ГсибириН3 Западной Сибири 5 че, на 1 кв км пс.стране ,„, - „ че.,);

это» территории повышенными темпами велось строительство школ. В период с 1966 по 974 г в области построены новые школь, на 128611 ученических мест, в том числе путем инициативного строительства на 33619 мест. Появились интернаты при школах на 1547 мест (109, с. 164). Подобных темпов школьного строительства Сибирь никогда

Перевод сельского хозяйства на промышленную основу, благоустройство населен­ных пунктов и жилищное строительство в них вело к значительному сокращению мел­ких /созданию крупных, лучше оборудованных школ. Постановление правительства «О мерах по дальнейшему улучшению условии работы сельской общеобразовательной школы» (1973), потребовало иметь в каждом совхозе и крупном колхозе среднюю обще­образовательную школу.

В Западной Сибири значительные успехи в осуществлении среднего всеобуча были достигнуты в Омской и Новосибирской областях. Так, в Омской области из каждых 100 учащихся, закончивших восемь классов в 1975 г., продолжали свое образование 98.

Своевременному решению задач всеобуча в регионе способствовали создание школ-интернатов, школ и групп продленного дня, общежитий при школах, а также меры, направленные на совершенствование учебно-воспитательного процесса.

Особенно быстро росла сеть школ с продленным днем. В Тюменской области число воспитанников, охваченных этими школами, увеличилось с 1240 в 1958 г. до 17608 чел. в 1965 г. В 1962 г. в Алтайском крае открыто 205 школ с продленным днем или с группами продленного дня с численностью учащихся 13,8 тыс. чел., а в 1965/66 уч. г. таких школ было уже 562 с численностью учащихся 36,2 тыс. чел.(109, с. 166).

Наряду со строительством новых школ улучшилось снабжение учебных заведений наглядными пособиями и оборудованием.

В Кемеровской области на начало 1966/67 уч. г. все средние школы и большинство восьмилетних имели кинопроекционную аппаратуру. В школах имелось 734 кинопроек­тора, 187 телевизоров, 620 магнитофонов, 753 радиоприемника, 392 радиоузла, 1215 проигрывателей и более 2 тыс. фильмоскопов. В течение только 1966 г. школы получили 62017 учебных фильмов (109, с. 167).

В 1974/75 уч. г. многие городские и сельские школы перешли на кабинетную систему обучения учащихся. Так, в Новосибирской области к началу 1975 г. было создано 880 кабинетов в сельских восьмилетних школах, только в кабинетах проводились учебные занятия во всех средних школах г. Томска.

Реорганизация школьной сети привела к сокращению общего количества школ в регионе. Число общеобразовательных учебных заведений в период с 1970/71 уч г по 1990/91 уч. г. сократились на 98, а численность учащихся, напротив возросла с

2357,0 тыс. чел. до 2597,5 тыс. чел. Особенно интенсивно контингент учащихся возрастал в Тюменской области (с 287,0 до 597 тыс. чел.), в Ханты-Мансийском (с 59,0 до 255,0 тыс. чел.) и в Ямало-Ненецком автономных округах ( с 16,0 до 89 0 тыс чел )

В то же время численность учащихся в Алтайском крае снизилась с 506,0 тыс. чел. до 399,5 тыс. чел., в Кемеровской области с 561,0 тыс. чел. до 440,0 тыс. чел., в Новосибир­ской области с 471,0 тыс. чел. до 392,0 тыс. чел., в Омской - с 374,0 до 337 0 тыс чел

В декабре 1966 г. Министерство просвещения РСФСР утвердило план разработки и последовательного введения в школах новых учебных программ. Переход на новые про­граммы завершился, в основном, к 1975 г. Значительному пересмотру с целью усиаения фундаментачьных знаний подверглись курсы математики и физики. В программы мате­матики старших классов, в частности, были включены элементы высшей математики, что позволило углубить изучение процессов и явлений, с которыми учащиеся знакоми­лись на занятиях по другим дисциплинам естественно-математического цикла. Значи­тельно расширилось теоретическое содержание курсов физики, химии и биологии.

Следует отметить, что в Западной Сибири в 60-е гг. начался смелый поиск путей развития творческих способностей учащихся. По инициативе Сибирского отделения АН СССР в 1964 г. в-Академгородке была открыта школа с углубленным изучением физико-математических дисциплин. Школа послужила важной ступенью к подготовке будущих молодых ученых.

Передовые учителя и работники органов народного образования г. Новосибирска и Новосибирской области проделали большую творческую работу, связанную с усилени­ем познавательной активности и самостоятельности учащихся в овладении учебными предметами. Она послужила импульсом к творческой работе всего учительства страны.

Интересным представляется опыт введения в школьную практику так называемых Тюменских тетрадей или тетрадей с печатной основой, созданных преподавателями Тюменского пединститута и методистами Тюменского областного института усовер­шенствования учителей Н. Тилюпо, М. Грибановой, 3. Шараповой и др. В основе экспе­римента тюменцев лежала мысль: при существующей системе упражнений учащиеся вынуждены тратить много времени и сил на работу, не вызывающую у них творческих раздумий. При помощи тетрадей с печатной основой по русскому языку и математике учащиеся экспериментальных классов быстрее и лучше справлялись с работой. Тетради на печатной основе применялись в ряде школ Новосибирска, Бийска и других городов Западной Сибири.

В 60-80-е годы в старших классах средних школ трудовое обучение приобретало характер допрофессиональной подготовки, способствующей знакомству в теории и на практике с основными отраслями техники и труда. В 1967/68 уч. г. в 103 сельских школах Новосибирской области допрофессиональную подготовку проходили 4442 учашихеи, из них 3040 чел. знакомились с профессией тракториста, 1402 - шофера. В 1969/70 уч. г. учащиеся 9-10 классов 93 сельских школ Алтая приступили к изучению сельскохозяй­ственной техники В следующем уч. г. трактор, автомобиль и сельскохозяйственные ма­шины изучали уже 21 тыс. учащихся в 289 сельских средних школах.

В городах Западной Сибири численность старшеклассников, осваивающих производ­ственные специальности, увеличивалась по мере открытия межшкольных учебно-про­изводственных комбинатов (УПК). Так, к концу рассматриваемого периода в Кемеров­ской области работало 17 УПК, на базе которых была организована подготовка 23.100 учащихся 9-10 классов или 52% учащихся старших классов городских средних школ. Рабочие специальности по металлообработке изучали 15,1% старшеклассников, но ав­тоделу - 14 5 по обработке тканей - 15%. (109, с. 187).

Совершенствованию трудовой подготовки учащихся способствовала организация трудовых объединений школьников - ученических производственных бригад, школь­ных лесничеств, лагерей труда и отдыха, трудовых отрядов ремонтно-строительных бригад и др. В этом отношении школы Тюменской. Омской. Новосиоирскои областей и Алтайского края добились наилучших успехов.

В 1959 г на Алтае насчитывалось всего лишь 30 ученических бригад. В 1967 г. здесь действовало 525 ученических производственных бригад, 123 школьных лесничества с охватом S5 тыс. учащихся. В начале 70-х гг. практически во всех сельских средних и 96 восьмилетних школах села функционировати ученические бригады.

30% всего числа ученических бригад Тюменской области создавалось для работы в животноводстве.

Вместе с тем увеличилась и численность выпускников западносибирских городских и сельских школ, поступающих на промышленные предприятия и в хозяйства региона. Например, в Кемеровской области в 1976 г. из 5593 десятиклассников, прошедших тру­довое обучение в УПК, поступили на работу по профилям обучения 1759 чел., в следу­ющем уч'. г. из 10302 - 2896 чел., 2687 выпускников поступили учиться в соответствии с профилем обучения, что составило 54% от числа обучавшихся в УПК. Этому способ­ствовала внедряемая здесь система профессиональной ориентации — деятельность каби­нетов по профориентации, профессионально-консультационных бюро на крупных пред­приятиях.

Однако к 1-й половине 80-х гг. в деятельности школ выявлено немало серьезных недостатков - перегрузка учащихся, наличие различных уровней в общеобразователь­ной подготовке учащихся школ, профтехучилищ и средних специальных заведений и др.

С целью устранения указанных недостатков предпринимались соответствующие меры: регламентировалось время, отводимое на учебные занятия, пересматривалось содержа­ние учебных программ и учебников, осуществлялось знакомство учашихся с представ­лениями и практическим применением науки в основных отраслях деятельности, орга­низовывалось изучение ЭВТ и др.

Целям повышения эффективности воспитания способствовала внеклассная и вне­школьная работа, деятельность комсомольских и пионерских организаций. В послевоен­ный период в Западной Сибири трудно было найти школу, в которой не работали бы технические кружки, клубы или не создавались краеведческие музеи, музеи трудовой и боевой славы, не организовывались летние загородные пионерские лагеря, походы по родному краю и т.д. Так, в Томской области в конце 60-х гг. силами учителей и учашихся создано 17 краеведческих школьных музеев, 168 музеев трудовой и революционной сла­вы, 340 ленинских комнат и уголков (108, с. 349). Действовала широкая сеть детских библиотек, спортивных и музыкальных школ, Дворцов и домов пионеров и школьни­ков, станции юных натуралистов, станций юных техников, детских туристских стан­ций.

Для обеспечения школ Западной Сибири квалифицированными учительскими кадра­ми правительством и местными органами власти были предприняты дополнительные меры. В начале 70-х гг. в Барнауле и Омске были открыты университеты, которые также начали готовить специалистов в области народного образования. На базе пединститутов возникли университеты в Кемерово и Тюмени. Пединституты региона стали выделять необходимое число мест для внеконкурсного приема молодежи из отдаленных сельских районов с тем, чтобы затем направить ее на работу по месту жительства. В середине 70-х годов проводилась аттестация учителей, которая способствовала улучшению качествен-

илгп Inn к \ ' -VHUUUU.IU jjij^uitnnnj KtiMCtioen

шение ™е„иГШШИЮ) "^^ педагогически* ™***- Аттестация стимулировала повы-Пост^пенн'о РеТИЧеСК0Г° " Методического И»«™ жителей и качества т работы.

^r=^=v^-czr— ^9r-;= щимв^м«гс:тГй;я3окнкогоСи6ири увеличююсь "исл°у—"•с шс-

в Кемеровской обчасТи в 1966 г и,^ г0Р°Д«°и. так и к сельской школе. Например, масти в 1966 г. из числа учителей, работающих в 9-10 классах, имели

52

высшее образование 91,2%, незаконченное высшее - 7,4, среднее образование - 1,4%. Из 457 директоров средних школ имели высшее образование 456, из 432 директоров

Росс™™"* ШК°Л ~ ЧеЛ' <СВЫШе 98%)' ИЛИ На 2'5% выше среяних показателей по Хуже дело обстояло с укомплектованием западносибирских школ учителями по тру­ду, музыке и пению, рисованию и черчению, а также физическому воспитанию. Напри­мер, в Тюменской области в 1973/74 уч. г. в проверенных Министерством просвещения РСФСР сельских восьмилетних школах не имели высшего образования 77,3% учителей по изобразительному искусству, 73% учителей музыки и пения, 69,7% учителей по труду и 23,8% преподавателей черчения. Из 1008 учителей по труду Новосибирской об­ласти 467, или 46,7%, не имели высшего образования (109, с. 192). Высокой в эти голы оставалась текучесть учительских кадров. Одна из причин этого явления - большое ко­личество «карликовых» школ. Свыше одной трети начальных школ являлись одно-комплектными. Медленно улучшались жилишно-бытовые условия учителей, особенно в сельской местности. Недостаточное снабжение учителей сельских школ продовольствен­ными и промышленными товарами и некоторые другие причины также вызывали теку­честь кадров. Например, из Омской, Новосибирской областей и из других территорий региона уезжало почти столько же педагогов с высшим образованием, сколько приез­жало (90).

В 1923 г. среди малочисленных коренных народов Сибири неграмотных насчитыва­лось 98%. Поэтому в 20—30-е годы усилия Советской власти и органов народного обра­зования, прежде всего, были направлены на ликвидацию неграмотности среди населе­ния. Горный Алтай к 1932 г. полностью ликвидировал неграмотность; всего было обуче­но 18,8 тыс. чел. коренного алтайского населения. В 1926/27 уч. г. грамотность ненцев составила 0,3%, хантов — 0,6%, в 1931 г. соответственно — 8 и 25%. Ликвидация негра­мотности взрослого населения несколько раньше и интенсивно осуществлялась в За­падной Сибири среди татар, казахов и латышей. Только в 1921 г. в Сибири было создано 14 школ для взрослых и 24 пункта ликбеза с обучением на татарском языке. 8 школ с обучением на латышском языке. В Омской области для лиц коренных народов создан

7 f пункт ликбеза (109, с. 200-201).

Одновременно создавались предпосылки и для открытия национальных школ в рай­онах проживания коренных народов. Народы Западной Сибири в 1920-1930 гг. создали довольно развитую сеть начальных школ. Повсюду шло строительство школьных зданий.

8 1931 г. в Новосибирске было открыто краевое национальное издательство, перед кото­
рым ставилась задача издания учебников и учебных пособий на родном языке коренных
народов. В 30-е г. из 28 малочисленных народностей Сибири 14 получили письменность.
На их языках составлялись учебные программы, буквари, книги для чтения. Обучение
детей в начальных классах стало вестись на родном языке, а русский язык яшгялся
одним из предметов преподавания. Для подготовки учителей были открыты педагоги­
ческие училища (192S) в Ойрот-Туре (Горно-Алтайск), в Ямало-Ненецком, Ханты-
Мансийском национальных округах.

В ноябре 193-> г Хакасский облисполком (Хакасия до 1934 г. входила в состав Запад­ной Сибири - П К.) принял постановление об обязательном обучении переростков, а в промышленных районах, городах, райцентрах и крупных улусах (селах) предполагал :тнее обучение детей. К этому времени здесь действовало 215 школ, в том

про] ввести семиле

BttdlH it МИЛЕ. I ПСС vuj-iwun. **-.--■■ j *

числе 60 хакасских, в которых обучалось 23,0 тыс. детей. Детей хакасов в 1934 г. в семи­
летних и средних школах обучалось 406 чел. (26). Абаканское педучилище подготовило
700 учителей начальных классов, из них 208 хакасов. В 1939 г. открылся Абаканский
учительский институт с отделением для подготовки учителей для хакасских школ,
учительски т> ^ контингенту учащихся в Горном Алтае вырос™ со 175

школ (из них алтайских - 57 и смешанных - 42) до 250 (из них алтайских - 68 и ГмешанныГ- 50) Число обучавшихся в них алтайцев за этот же период возросло с 2Тыс до 5 2 тыс человек (108, с. 261), в 1940/41 уч. т. в Горном Алтае насчитывалось

310 школ с числом учащихся 34147 чел., в 1945-м соответственно - 292 и 21197 чел., „ 1952/53 уч г - 294 и 20640 чел. В 1952/53 уч. г. здесь работали 73 семилетних и 15 средних школ (108 с 261). В 1967/68 уч. г. - уже 237 школ, в том числе 138 начальных, 62 восьми­летних и 37 срелних. в которых обучалось 89,8 тыс. лете», алтайских школ было 64 „ смешанных ~~ 16.

В Ханты-Мансийском автономном округе в 1932/33 уч. г. насчитывалось 85 началь­ных 4 семитетних школы, в 1937/38 уч. г. - 118 начальных, 32 семилетних и 4 средние ШШПЬ1 Обшее число школ здесь к 1947 г. возросло до 263, из них средних до 6. В Ямало-Ненецком автономном округе в 1932/33 уч. г. имелось 9 начальных, 2 семилетние шко­лы, а в 1937/38 уч. г. - 24 начальные, 9 семилетних и 1 средняя школа (108, с. П64).

Таким образом, политика Советской власти благоприятствовала развитию нацио­нальных школ в Западной Сибири.

Решению важных социальных и педагогических задач способствовало развитие сис­темы дошкольного воспитания и воспитательных учреждений для детей-сирот.

Число дошкольных учреждений в Алтайском крае в 1940 г. составило 159, u I970 -964. в 1980 г. - 1360, в 1990 - 1831; в Кемеровской области в 1990 - 1696, в Новосибир­ской - I63S, в Омской - 1413, в Томской - 647, в Тюменской - 2005, в Республике Алтай - 199.

Становлению в регионе начального профессионально-технического образования предшествовало длительное совершенствование соответствующих знаний и умений в процессе развития домашней промышленности и ремесел. Возникновение и развитие1 сибирской промышленности связано с русской колонизацией указанного района. К началу планомерного освоения Сибири (конец XVI в.) подавляющее большинство ее корен­ных народов знало лишь некоторые примитивные способы переработки сырья, постав­ляемого оленеводством, охотой, рыболовством. Исключение составляли сибирские та­тары, шорцы, буряты и якуты, освоившие добычу и обработку железа (8, с. 31).

В условиях дифференциации и специализации ремесленного труда, появления новых видов ремесел возникает необходимость обучения ремеслу путем специального индиви­дуального ученичества. Число учеников было небольшим — один-два. Их обучали непос­редственно в мастерской мастера-ремесленника. Институт ученичества сохранял свое большое значение в подготовке квалифицированных кадров для ремесла и кустарных промыслов и в последующие периоды истории.

В общеобразовательных школах Западной Сибири, возникающих в первой половине XVIII в., - цифирных и гарнизонных - кроме грамоты обучали ремеслу. В гарнизонных школах Тобольска, Бийска, Омска. Томска в 30-60-х годах обучали солдатских детей •между другими науками» слесарному, кузнечному, оружейному, столярному и сапож­ному ремеслам. Как свидетельствуют документы, в Омске из выпускников гарнизонных школ готовили переводчиков, толмачей, чертежников и картографов (56, с. 11). Выпус­кники этих школ, хорошо освоившие ремесла, использовались, прежде всего, на соот­ветствующих работах в армии. Часть из них входила в состав прикрепленных к рудникам и заводам солдатских команд и привлекалась к работе на металлургических и горнодо­бывающих предприятиях.

. по последнему слову техники того времени, отличаясь высокой степенью разде­
ления труда: только в процессе плавки металлов на алтайских заводах участвовали мас­
теровые десяти специальностей. Сложное металлургическое и горнодобывающее произ­
водство Нуждалось В квяш^шичппп^..!.- —£

Ш П-, Алтче Г"РНШаВ0ДСКИХ ш™- » вторых обучалось около 800 чел. На 1 января '"1ш>7 ДСИСТ°ОВаЛ0 всего 20 ™°«ких и РУДНичных школ, в которых обучалось 1912 учащихся - детей мастеровых. Горнозаводские школы удачно сочетали обшее об­разование с первоначальной профессиональной подготовкой, обучение в них было тес­но связано с практической деятельностью воспитанников на рабочем месте Преподава­телями, как правило были инженеры и техники, работавшие на заводах и рудниках.

Утвержденный в 1828 г. Устав учебных заведений МНП разрешал вводить в общеоб­разовательную школу дополнительные курсы для изучения специальных предметов и ремесел. На этой основе в ряде уездных училищ Западной Сибири были введены допол­нительные курсы различных направлений. В Тобольске и Томске желающих готовили по бухгалтерской и коммерческой специальностям, в Омске преподаватели училища вели дополнительные курсы бухгалтерии и счетоводства.

Декабрист И.Д. Якушкин открыл первую народную школу в Ялуторовске. Кроме об­щеобразовательных предметов в ней преподавалась механика. За 14 лет существования школы ее окончили 723 чел. (56, с. 16).

Пореформенный период в истории Сибири характеризуется развитием частнокапита­листического производства, основанного на эксплуатации наемного труда. В 60-е годы XIX в. первоначально на крупных предприятиях металлургической промышленности, а затем горнодобывающей и перерабатывающей начинается промышленный переворот. Мощным ускорителем этого процесса стало строительство Великой транссибирской железнодорож­ной магистрачи - крупнейшего технически оснащенного промышленно-транспортного предприятия. В ведущих отраслях сибирской промышленности происходит переход от ману­фактуры к фабрике. В начале XX в. подавляющее большинство крупных предприятий Сиби­ри по своей организации были капиталистическими фабриками. Однако промышленный переворот в регионе, начавшийся позже, чем в Европейской России, происходивший мед­ленно и несинхронно, не получил своего завершения вплоть до 1917 г.

Тем не менее потребность в квалифицированных рабочих кадрах и здесь возрастала.

Закон о промышленных училищах 1888 г. определил три типа профессионально-технических учебных заведений: средние технические, низшие технические и ремеслен­ные училища. Позднее (1893 и 1894) правительство создало еще два типа упрощенной профессиональной школы: школы ремесленных учеников и низшие ремесленные шко­лы. Эти школы давали ремесленную выучку без теоретических знании. В 1897 г. возник еще один тип низшей профессиональной школы - ремесленные учебные мастерские. Это был наиболее примитивный и дешевый вид профессиональной школы. Основная задача последней - подготовка рабочих по ремонту сельскохозяйственного инвентаря н ремесленников по некоторым профессиям кустарной промышленности.

В начале XX в. профессионально-техническое образование региона было представле­но небольшим числом различных учебньгх заведений. На 1 января 1910 г. в Сибири, включая Дачьний Восток, имелось 90 средних и низших профессионально-технических учебных заведений, в которых обучалось 4365 чел. Удельный вес Восточных районов в техническом образовании России оставался низким; в численности учебных заведений он составил 2,9%, в численности учащихся - 1% (56. с. 20).

По своей отраслевой принадлежности большая часть начальных профессиональных учебных заведений Западной Сибири являлись промышленными училищами, профес­сионально-техническими школами железнодорожного и водного транспорта или сельс­кохозяйственными профтехучилищами.

Одним из лучших промышленных ПТУ считалось Томское мужское четырехгодич­ное ремеспенное училише. готовившее квалифицированных рабочих по металле- и де­ревообработке В нем давались элементарные сведения по математике, физике и техно­логии Большое внимание уделялось черчению. Курс ремесел состоял из небольшого теоретического раздела технологии металлов (или дерева) и практической работы в мастерских Обучение осуществлялось в процессе выполнения специальных учебных за­даний и заказов, которые принимало училише. В 1905 г. в Томске была открыта и женс-

54

55

KbXxTL Омске и Томске возникли железнодорожные училища. Срок обуче­ния в них был трехлетним при обязательной двухлетней практике после освоения тео-мтического курса С 1909 г. в училищах были открыты специальные отделения: механи­зм строительное, электротехническое. Продолжался выпуск машинистов, помощ­ников машиниста, дорожных мастеров. Введение новых специализаций значительно повысило качество подготовки выпускников. Общий ежегодный выпуск из всех желез­нодорожных училиш Сибири составлял не более ста человек. Требовалось же раоочих значительно больше. Поэтому на узловой станции Омска, как и в восточносибирских городах - Красноярске и Чите, - были дополнительно открыты технические классы, готовившие помощников машинистов, слесарей-ремонтников подвижного состав'а. монтеров, путейцев.

В конце 80-х гг. в Тобольске началась подготовка квалифицированных рабочих речно­го транспорта.

С начала XX в. в Тобольске, Томске, Боготоле приступили к работе сельскохозяй­ственные школы. Появились и специализированные сельскохозяйственные школы: мо­лочного хозяйства (Омская, Ведовская Тобольской губернии), школы маслоделия (Ка-тинская Томской губернии). Низшая лесная школа открылась в Кургане, до Октябрьс­кой революции входившем в состав Западной Сибири. В лесной школе готовили лесных кондукторов (помощников лесничих), надзирателей, съемщиков.

Профессионально-технические учебные заведения относились к разным ведомствам: министерствам просвещения, торговли и промышленности. Главного управления зем­леустройства и земледелия. Министерства путей сообщения и т.д.

После окончания гражданской войны в регионе началось восстановление разрушен­ного хозяйства, возросла потребность в кадрах квалифицированных рабочих.

В апреле 1920 г. по решению Сибревкома создается Сибирский комитет профессио­нально-технического образования (Сибпрофобр). который в марте 1921 г. ста.'! частью СибОНО. На основании Положения о Сибпрофобре, утвержденном Сибревкомом, под­отделы профтехобразования губернских отделов народного образования были преобра­зованы в губернские комитеты профтехобразования (губпрофобры). На Сибпрофобр и его органы на местах возлагались организационное и методическое руководство всеми высшими, средними и низшими профессиональными стационарными учебными заве­дениями, а также краткосрочными и долгосрочными профессиональными курсами, организация всех видов профессионально-технического образования для подростков от 14 лет и для взрослых, осуществление перестройки содержания профессионально-тех­нического образования

Наряду с данными учебными заведениями в регионе учреждались профессионально-


В течение 1920 г. и до середины 1921 г. в Западной Сибири наблюдалось довольно быстрое развитие всех форм профессионально-технического образования. На 1 июля 1921 г. в Алтайской губернии имелось 87 профессиональных учебных заведений с чис­лом учащихся 5037 чел., в Томской соответственно - 53 и 1687, в Омской - 28 и 244 стве №ЗуТ Г' ГлаВпрофобр >™РДИЛ -Положение о фабрично-заводском учениче­стве (ФЗУ), которое определило цель и задачи школ ФЗУ и явилось организационной

ТГпо^готГкоТ УЧе6н°-"оказт^ные мастерские. Большинство профшкол были ™™ ™Z~" ™Pl\Pl6mm "«изготовлению и ремонту сельскохозяйственной

техн

занят —,._„ к„„„-,„д 1ди изготовлению и ремонту с

техники. Некоторые из них готовили рабочих для текстильной промышленности, и лишь немногие для транспорта. В восстановительный период, особенно на первом этапе, из-за огромных материальных трудностей сеть учебных заведений профтехобразования ос­тавалась крайне неустойчивой.

Переход к индустриализации страны выдвинул новые, повышенные требования к подготовке квалифицированных рабочих кадров

Рост сети школ ФЗУ не успевал за развитием промышленности, так как пропускная способность их из-за длительных сроков обучения была ограниченной. Поэтому сроки обучения сокращаются. Если в 1925/26 уч. г. половина школ ФЗУ региона имели 4-летнее обучение (остальные 3-летнее), то в 1926/27 уч. г. срок обучения сократился во всех школах до 3 лет, и в двух школах (текстильной и кожевенной промышленности) он понизился до 2 лет. Встал вопрос о подведении под школу ФЗУ семилетней общеобра­зовательной базы. Этому способствовало то обстоятельство, что Наркомпрос с 1925 г. приступил к созданию нового типа общеобразовательной школы - фабрично-заводс­кой семилетки (ФЗС).

Сеть школ ФЗУ Западной Сибири возросла с 36 в 1928 г. до 146 в 1932 г., а контин­гент учащихся в них увеличился с 5 тыс. до 40,6 тыс. чел. или соответственно в 4 и 8 раз (4, с. 119).

На всех заводах и фабриках, на предприятиях строительства и транспорта создава­лись краткосрочные курсы, технические кружки, проводились массовые мероприятия по освоению новой техники. Рабочие без отрыва от производства повышали свою ква­лификацию. Складывачась т.н. система дополнительного рабочего образования, в том числе комбинаты рабочего образования. В Анжерке. Новосибирске и Омске открывают­ся рабочие университеты.

В связи с коллективизацией сельского хозяйства и внедрением в этой отрасли но­вой машинной техники резко возросла потребность в квалифицированной рабочей силе и на селе. В 1928-1932 годы потребность в механизаторских кадрах исчислялась уже десятками тысяч. В те годы в регионе создается стационарная сеть школ и курсов по подготовке механизаторов сельского хозяйства. В конце 1930 г. профтехшколы сель­скохозяйственного машиностроения (действовали с 1926 г.) были переданы в ведение краевого треста зерновых совхозов и преобразованы в учебные заведения типа школ ФЗУ - школы совхозного ученичества со сроком обучения 6-S месяцев. Только на Алтае с 1931 г. функционировало 7 школ совхозуча с контингентом учащихся (по шести школам) около 900 чел. В такого рода школах и на курсах за 1928-1932 гг. в Западной Сибири было подготовлено для МТС - 18,2 тыс. и для совхозов - 5,7 тыс. трактористов (56, с. 53).

С конца 20-х гг. школы ФЗУ и типа ФЗУ находились в ведении ВСНХ, а после реорганизации - отдельных наркоматов. Подобная система управления профессиональ­но-техническим образованием вначаче оправдала себя; позволила осуществлять подго­товку кадров с учетом особенности конкретной отрасли промышленности, предприя­тия и быстро вносить изменения в количественный и качественный состав подготавли­ваемых кадров.

В дальнейшем выяснилось, что сосредоточение полготовки рабочих кадров в руках хозяйственных органов отрицательно сказывается на обеспеченности квалифицирован­ными работниками народного хозяйства в целом. Как только конкретное предприятие «насыщалось» рабочими, заводская школа ФЗУ переставала готовить их, постепенно сокрашапа выпуск новых кадров или прекращала существование. В 1933/34 уч. г. в Запад­ной Сибири продолжали работать только 54 школы ФЗУ и типа ФЗУ с контингентом учащихся 8 5 тыс чел. против 146 школ и 40,6 тыс. учащихся в 1932 г Между тем только в .9^6 г ддя промышленности Западной Сибири требовалось свыше 80 тыс. квалифици­рованных рабочих. В то же время по состоянию на 1 января 1939 г. в Алтайском крае

56

осталось только 7 школ ФЗУ и типа ФЗУ с числом учащихся 753, в Нопосиоирской области соответственно -34 и 6157. в Омской - 13 и 2123 (56, с. 84).

Кочичество школ ФЗУ и численность учащихся в них не соответствовали требовани­ям программы экономического развития Восточных районов. Существенные недостатки имелись и в учебном процессе школ. Основная часть учебных часов отводилась на изуче­ние теоретических дисциплин, вследствие чего выпускники школ не получали необхо­димых труяопых навыков и приходили на производство слабо подготовленными к само­стоятельной работе. В школах ФЗУ отсутствовало централизованное руководство всей учебно-воспитательной и методической работой.

Перед страной и ее регионами остро встал вопрос о подготовке и распределении в государственном масштабе квалифицированных рабочих кадров.

Организационные формы профессиональной подготовки молодых рабочих опреде­лил Президиум Верховного Совета СССР своим Указом от 2 октября 1940 г. «О государ­ственных трудовых резервах СССР" (28. т. 3, с. 774—775).

В соответствии с Указом учреждались три типа профессиональных учебных заведе­ний: ремесленные училища (РУ), железнодорожные училища (ЖУ) и школы фабрич­но-заводского обучения (ФЗО). Ремесленные училища призваны были готовить метал­листов, металлургов, химиков, горняков, квалифицированных рабочих водного транс­порта, связи к других отраслей народного хозяйства. Железнодорожные училища созда­вались для подготовки помощников машинистов, слесарей по ремонту паровозов, бри­гадиров по ремонту' железнодорожных путей, котельщиков и рабочих некоторых других профессий. В училищах устанавливался двухлетний срок обучения. Они укомаижтовыва-лись за счет молодежи с семилетним образованием в возрасте 14—15 лет. Только для обучения профессиям помощников машинистов, литейщиков и кузнецов принимались юноши в возрасте 15-16 лет. В школах ФЗО подготавливали рабочих массовых профес­сий для угольной, горнорудной, металлургической, нефтяной промышленности и стро­ительства; срок обучения составлял шесть месяцев. Принимались в школы юноши и девушки с начальным образованием в возрасте 16—17 лет.

По состоянию на 1 января 1941 г., в Западной Сибири действовало 39 учебных заведений трудовых резервов с контингентом учащихся 13,8 тыс. чел.

Новые учебные заведения создавались главным образом путем преобразования школ ФЗУ. Использовались их учебно-материальная база, инженерно-педагогические кадры и практический опыт обучения и воспитания молодых рабочих. Значительная часть учи­лищ и школ создавалась заново.

В голы Великой Отечественной войны численность учащихся профессионально-тех­нических учебных заведений в Западной Сибири возрастала быстрыми темпами. Так. контингент учащихся училищ и школ ФЗО Новосибирской области в 1941 г. был увели­чен на 4150 чел. К декабрю этого года учебные заведения трудовых резервов области выпустили 8330 квалифицированных рабочих. Но и эти показате™ не покрывали по­требности народного хозяйства в квалифицированных рабочих. В 1942 г только контин­гент учащихся ЖУ вырос в 1,7 раза. Общая же численность учащихся трудовых резервов Новосиоирскои области составляла в середине 1942 г. 17850 чел. (56, с. 116). Подобная картина наблюдалась в других территориях Западной Сибири

^ированныГ™" УЧебНЬ'Х Заведений Р^ширялась также за счет размещения здесь эва-«аГиГя ппе'ИШ " ШК°Л- За Г0ДЫ В0ЙНЫ В 3аПаДНуЮ СибиР" "Р"6-'-™ около 40 тыс.

В периодPT4T"Z^" МаСТеа УЧебНЫХ 3аВСДеНИЙ труяовых Р"еР«°» <56, с I П). 162 шив 4 раза аЛчОис Г К0ЛИЧеСТВ0 ^™ и ш«"О в регионе возросло с 39 до почти в 4 раза ЧИСЛСННОСТЬ >"'ащихся » них с 13.8 тыс. чел. до 54,2 тыс. чел., или

в Западной Сибири - 294,7, в Восточной - 155 V 1st. ■ «>

подготовки молодых рабочих были выше nfi ' '■ В С"бирИ ТСМПЫ Р"СТа

обшесибирских. 'Ше "йиксокшш, а в Западной Сибири - выше

пооизводст'веннГтехничГ МиНИСТров СССР "Р™™ постановление «Об органииции шботы нпроволсТвё R П°ДГОТОВКИ "°™»жи, окончившей средние школы для работы на производстве.. В нем речь шла о создании технических училищ (ТУ), призван­ных готовить квалифицированных рабочих и .младший технический персонал для рабо­ты на предприягиях. стройках, в МТС и совхозах. Срок обучения в них устанавливался продолжительностью в один-два года.

В Восточных районах училища нового типа практически организовывались повсеме­стно. В 19з6 г. в Западной Сибири работало уже 21 ТУ с числом учащихся 5374 чен

Развитие производительных сил в Западной Сибири в 50-60-е годы шло очень быс­трыми темпами По сравнению с 1940 г. валовая продукция всей промышленности реги­она в 1965 г. возросла почти в 14 раз. Здесь сооружались такие крупные электростанции, как Новосибирская ГЭС, Беловская и Томь-Усинская ГРЭС, мощные химические ком­плексы в Омске, Кемерово, Барнауле, большое количество предприятий машиностро-тельной, металлургической и угольной промышленности. За короткий срок в Запад­ной Сибири была создана нефтеперерабатывающая и газовая промышленность, обес­печена доставка нефти и газа к индустриальным центрам Урала и Сибири. Большие изменения произошли на транспорте и в сельском хозяйстве региона. Развивался нефтс-и газопроводный, речной, железнодорожный и автомобильный транспорт. Почти в два раза возросли посевные площади. Западная Сибирь стала одной из крупнейших зерно­вых баз страны.

В этих условиях уже к концу 50-х гг. стремительно возрастала потребность в квалифи­цированных молодых рабочих. Например, ежегодная потребность народного хозяйства Алтайского края в таких кадрах составляла около 70 тыс. рабочих промышленности, строительства и других отраслей и около 30 тыс. рабочих сельского хозяйства. Однако в 1959 г. городские профтехучилища подготовили 2080 рабочих, а сельские - 11596 чел. Таким образом. ПТУ края удовлетворяли общую потребность народного хозяйства в кадрах рабочих всего лишь на 13,7%. Не лучше обстояло дело и в других районах Запад­ной Сибири.

g 1959-1965 гг. Советское правительство и местные органы власти предприняли ряд мер. направленных на улучшение подготовки квапифицированных рабочих для отдель­ных отраслей народного хозяйства. Если на 1 января 1959 г. в Западной Сибири работало 215 училиш с числом учащихся 53,9 тыс. чел., то на начало 1966 г. сеть ПТУ здесь соста­вила уже 278 единиц с контингентом учащихся 107,3 тыс. чел.

Этот процесс продолжался в 70-80-е гг. В 1971 г. число училищ в регионе возросло до 372 в 1976 г - до 431, в 1981 г. - до 468. в 1990 - до 485. Увеличился и контингент учащихся. В 1971 г. он составил 164,3 тыс. чел., в 1976 г. - 197,2 тыс., в 19S1 г. - 208.0 тыс.. в 1990- 199,3 тыс. чел.

О масштабе подготовки рабочих свидетельствует тот факт, что только за одно деся­тилетие (1971-1980) ПТУ и ТУ Западной Сибири выпустили 1477.3 тыс. квалифициро­ванных рабочих, из них 1142,6 тыс. - дневные училища (56, с. 205)

Особую страничку в истории подготовки квалифицированных рабочих занимает раоо-
та по организации и развитию сети средних профессионально-технических училищ. На
рубеже 60-70-х годов в Западной Сибири, как и во всей стране, возник принципиально
новый тип ПТУ с четкой целевой установкой - готовить рабочих высокой квалификации
по наиболее сложным профессиям и одновременно давать молодежи полное q>MH«ofi-
шее образование В 1970/71 уч. г. в Западной Сибири уже действовало 3.- средних ПТУ с
шее образование, а п u/ j 1975/76 уч. г. число таких училищ соста-
контингентом учащихся 10,1 тыс. чел. (зб, с. -\п>. о / j .^_ _^_

58


z^j^^rsszssszxsxsz


1,5 раза и составили 38,4 млн руб. В 1976-1980 гг. только на строительство новых комп­лексов ПТУ края было ассигновано 11 млн руб. (56, с. 215).

В Кемеровской области за 1971-1980 гг. построено и введено в эксплуатацию 8 учеб­ных комплексов на 4260 ученических мест, 10 учебных мастерских на 32М) мест, 16 обшежитий на 5203 спальных места, 8 столовых на 1221 посадочное место.

То же можно сказать и об укреплении учебно-материальной базы Новосибирской, Омской, Томской и Тюменской областей в 70-80-е гг.

Создание ее способствовало повышению уровня учебно-воспитательной работы и качества профессиональной подготовки молодых рабочих.

В 1959-1969 тт. достигнуты некоторые успехи в деле улучшения качественного соста­ва педагогических и руководящих работников ПТУ региона. Но и позже здесь отмеча­лись серьезные недостатки в формировании коллективов инженерно-педагогических ра­ботников. В Кемеровской области в 1970 г. 45,5% директоров сельских ПТУ не имели высшего образования. Текучесть руководителей и инженерно-педагогических работни­ков в ПТУ области составляла иногда 28%. Большая текучесть педагогических калров наблюдалась и в Томской области (56, с. 217).

Рост промышленного и сельскохозяйственного производства, включение Сибири во всероссийский и мировой рынок, быстрое возрастание численности населения ре­гиона - все это уже давно вызывало потребность в подготовке инженеров, врачей, учителей, юристов и других специалистов с высшим образованием.

Первый сибирский вуз - Томский университет - был основан в 1880 г. Датой его официального открытия считается 22 июня 1888 г. (55, с. 45-46; 29, с. 45—46). Он еще в дореволюционный период сыграл большую роль как центр научной мысли, просве­щения и культуры Сибири. За 29 лет вуз подготовил 2324 специалиста, в том числе 1584 медицинских работника и 740 юристов. Многие из них позже стали крупными учеными, руководителями высших и средних учебных заведений, известными врача­ми и общественными деятелями. Сотрудниками университета только за первые три десятилетия опубликовано в печати около 2000 научных трудов, из которых многие работы (ботаника П.Н. Крылова, физиолога А.А. Кулябко, биолога Н.Ф. Кащенко, патофизиолога П.П. Авророва, гистолога А.С. Догеля, экономистов М.И. Боголепова и ПИ. Ляшенко, медика П.И. Тихова и др.) являются крупным вкладом в отечествен­ную и мировую науку.

Томск длительное время оставался единственным вузовским городом в регионе и на
всей территории Сибири. Кроме университета, здесь действовали открытые при нем в
ти г. Высшие женские курсы и технологический институт, основанный в 1900 г Об­
щая1численн,ють студентов всех трех вузов в 1914/15 уч. г. составляла 2352 чел.
УчитетккиГи "912) " То6ольске <1916> бьши учреждены трехгодичные

ГщН?о„„ Г' готовившис ""ЯР" преподавателей для высших начальных учи-кТом" же конти еЧкВаЛИ ПОЛуЧеиия вь1сшего образования будущими педагогами.

ютитут ский

се^ко™ЬхоГйствГ„ТСКОЙ ШШС™ ' 3аПаДН°И СИ6"РИ были откРь™ Омский инс.

прсооразован в Сибирскую сельскохозяйственную академию,

шеского, лесного

которая стала функционировать в составе трех факультетов- агрономи
и землеустроительного. факультетов, агрономи

„пр1^иНя^РиС0ВМеСТН° ° местными партийными и советскими органами Сибири ГчениеТчеГ к ШЛраВленнт на "вменение социального состава студентов, при­влечение ученых к сотрудничеству с рабоче-крестьянским правительством, на демокра­тизацию деятельности высшей школы.

К числу таких мер относится, прежде всего, создание рабочих факультетов в вузах. В Томском университете рабфак начал работать в 1920 г. К 1 сентября на этот факультет впервые было зачислено 285 чел., 75% которых являлись членами, кандидатами в члены РКП(6) и комсомольцами (29, с. 231). Наряду с указанной мерой с 1922 г. осуществляет­ся практика приема в вузы по командировкам (путевкам) партийных, комсомольских и профсоюзных организаций, что также способствовало увеличению пролетарской про­слойки среди студенчества.

На основании постановления совнаркома «О введении обязательного совместного обучения» Главпрофобр потребовал от вузов осуществления беспрепятственного при­ема «учащихся обоего пола» (85, с. 409). В связи с этим Сибирский ревком постановил 2 июня 1920 г. закрыть Высшие женские курсы в Томске. Значительное число слушатель­ниц курсов было зачислено в университет.

В вузах Сибири проводились выборы ректоров, проректоров, деканов и других ра­ботников. В 1922 г. ректором Томского университета был избран видный ученый-медик проф. В.Н. Саввин, проректором — молодой энергичный ученый, проф. В.Д. Кузнецов.

К 1923 г. многие вопросы налаживания деятельности вузов не были решены. Слабой оставалась материальная база высшей школы, что объяснялось общим тяжелым состоя­нием экономики страны. Немало проблем было связано с подготовкой научно-педаго­гических кадров, перестройкой содержания и организации вузовского учебно-воспита­тельного процесса, открытием новых вузов.

В 1925/26 уч. г. вводятся новые правила приема в вузы. Зачисление в высшие учебные заведения стало осуществляться путем индивидуального отбора в соответствии с резуль­татами приемных экзаменов. Однако и при новой системе набора в вузы сохранялись определенные преимущества для детей рабочих и крестьян. Так, на конец 1927/28 уч. г. в составе сибирских вузов в целом рабочие и крестьяне составляли 51,6%, в том числе: в Томском университете - 40,7, Сибирском технологическом институте - 62,6, Омском ветеринарном институте - 50, Омском медицинском институте - 45,7% (77, т. 1, с. 486).

С конца 20-х гг. в регионе возросло и число вузов, и численность студентов в них.


Главный корте

Томском

университета

? день открытия.

Июль ISSS г.


Реализация программы хозяйственно-экономического и культурного строительства.

60

овки квалифицированных преподавателей 5-7-х классов открываются уличные учительские институты в Барнауле. Тюмени. Томске. Омске, в 1939 г. - в Бииске. В 1935 г открывается самостоятельный вечерний пединститут в Новосибирске. Он имел четыре факультета, на которые вначале было принято 109 чел., в основном учителей шкот города .1 близлежащих деревень. В 1939 г. при Новосибирском пединституте откры­вается заочное, а через гол -дневное отделения (55, с. 30). В июне 1941 г. на базе Барна­ульского учительского института учреждается пединститут.

Сложившаяся система подготовки учительских кадров позволила значительно уве­личить численность школьных педагогов. По Западной Сибири она в 1940 г. составила 60 тыс. чел. Повысилась квалификация учителей. Тем самым обеспечивался более высо­кий уровень обучения и воспитания детей в школе.

В конце 20-х-30-е гг. быстро росла сеть технических и сельскохозяйственных вузов. Еше в первой пятилетке были основаны металлургический институт в Новокузнецке, электромеханический институт инженеров железнодорожного транспорта в Томске. На базе технологического института были организованы новые втузы в Томске. Новоси­бирске, Омске и в других городах Сибири. В тот период возникли автодорожный инсти­тут в Омске ■ 1929), институт народного хозяйства в Новосибирске (1929).

В ходе реформирования высшего технического образования допускались ошиоки. При организации новых втузов в ряде случаев не учитывались реальные возможности их развития. Проя&лялся необоснованный отказ от вузов политехнического типа, что пре­пятствовало созданию полноценной учебно-материальной базы, сосредоточению во втузах крупных сил ученых и в конечном итоге снижало качество подготовки молодых специ­алистов. Преодолевая эти недостатки, советские органы Сибири вначале ликвидирова­ли нежизнеспособные втузы, такие, как институт коммунального строительства в Омс­ке, водный институт в Томске и др. На базе горного, машиностроительного и химико-технологического институтов в Томске организовался индустриальный институт с не­сколькими факультетами (1934). Омский институт коммунального строительства объе­динился с Томским строительным институтом (1934). После этого есть втузов в Запад­ной Сибири становится более стабильной.

Начал работать сельскохозяйственный институт в Новосибирске. В 1942 г. были от­крыты Омский машиностроительный институт и Алтайский институт сельскохозяй­ственного машиностроения и сельскохозяйственный институт (г. Барнаул).

Кроме того, уже в годы войны на территорию Западной Сибири были эвакуирова­ны некоторые московские, ленинградские и украинские вузы. В Алтайский край бьпи эвакуированы Ленинградский инженерно-строительный институт (г Барнаул) Запо­рожский машиностроительный институт (г. Барнаул), Воронежский химико-тсхноло-.ическии институт (Бийск), Новочеркасский гидромелиоративный институт (с Ши-оинский В0|ЮНеЖСКИЙ сельскохозяйственный институт (г. Камень-на-Оби). M.riv-ринскии плодоовощной институт (г. Горно-Алтайск), Московский п

железнодорожного транспоота (г тпмгч/\ -г

институт (г. Тюмень) (55. с 33) Энскую " Кубанский педагогический

западРносЛиОбСиоских^з ЯеСЯЛетия ^еризуются значительным расширением сети западносибирских вузов и ростом численности студентов в них

инжен1КГВаеТСЯ Н°В0Сибск^ ""стилуг водного транспорта, в 1952 г. - Том-

иc«Z^СТрОИТельный """"т. в 1953 - Новосибирский электротехнический институт связи.

В связи с увеличением числа средних школ, профтехучилищ и средних специальных учебных заведении возрастает потребность в учителях с высшим образованием. В 1953 г. на базе учительских институтов в Бийске и Горно-Алтайске открываются четырехгодич­ные педагогические вузы. Важным событием в научной и культурной жизни Сибири было открытие в Новосибирске государственного университета (1959). ставшего вскоре одним из главных центров подготовки научно-педагогических кадров для региона.

Однако еше и в 60-е голы школы Западной Сибири хуже учебных заведений ряда других регионов были обеспечены квалифицированными учителями. Если по СССР в целом в 1968 г. 45% учителей имели высшее образование, то в Западной Сибири -только 34,8%. (50. с. 781). При этом самый низкий уровень образования учителей был в Новосибирской и Омской областях - 33,0 и 33,5. Среди алтайских учителей пения, рисования, черчения, труда и физвоспитания лица с высшим образованием в 1968/69 уч. г. составляли лишь 6.1% (по РСФСР - 18.2%). Из 672 учителей физвоспитания в Омской области только 245 чел. (36.4%) имели специальное образование (55, с. 32).

В 60—80 гг. продолжался рост сети вузов региона. Университетскими городами стали Барнаул, Кемерово. Тюмень, Омск. В Тюмени открываются индустриальный и меди­цинский институты. В Барнауле и Кемерово основываются институты культуры, в Ново­сибирске — государственная консерватория.

Кроме того, в регионе созданы и функционируют негосударственные высшие учеб­ные заведения. Например, в Алтайском крае в 1999/2000 уч. г. имелось 2 самостоятельных негосударственных вуза и 5 филиалов с числом студентов 3243 чел.


Кемеровский

государственный


В 70-е гг. в регионе стали совершенствоваться принципы и формы отбора молодежи для обучения в вузах. В частности, повысилась роль подготовительных отделений и под­готовительных курсов в комплектовании контингента студентов, возросла численность юношей и девушек, направляемых в высшую школу предприятиями, стройками, хо­зяйствами и организациями. В 1970/71 уч. г. численность студентов, направленных в вузы региона всеми организациями, составляла 6.4 тыс. чел, в 1975/76 уч. г. - 9.9 тыс., то в 1981/82 уч. г. - уже 16,3 тыс. (8,6% к числу студентов дневного отделения) (55, с. 48).

Возрастание численности лиц, направляемых в вузы трудовыми коллективами, спо­собствовало улучшению качества профессионального отбора, сокращению текучести кадров молодых специалистов и созданию более благоприятных условий материального

ОбеППоемеереЯра"ширения сети вузов увеличивалась и численность профессорско-препо­давательского состава в регионе. Только в период с 1975/76 уч. г. по 1980/81 уч. т. она здесь возросла с 17244 чел до 19892 чел. Количество же работников высшей школы с учеными степенями доктора и кандидата наук росло медленно. В 1975/76 уч. г. во всех вузах Запад­ной Сибири работало 6283 кандидата наук и 412 докторов наук, в 1980/81 уч. г. их стало соответственно 7711 и 458 чел. (55, с. 63).

В вузах региона остро стоял вопрос о подготовке научно-педагогических кадров.

Развитие сети вузов в Западной Сибири сочеталось с работой их коллективов по совершенствованию учебно-воспитательного процесса.

Актуальной в 70-80-е гг. оставалась проблема успеваемости студентов. Например, на 1 курсе Омского сельхозинститута по итогам зимней сессии 1979/80 уч. г. успеваемость составила 90.4%, на 2-м и того ниже - 90,0%. Плохо с успеваемостью и качеством знаний дело обстояло в ряде педвузов. В 1974/75 уч. г. успеваемость по педагогическим институтам Западной Сибири составила в среднем 92,8%. Число сдавших экзамены на «хорошо» и «отлично» осталось на уровне 30%. Из-за неуспеваемости по региону из педагогических институтов в 1965-1970 гг. было отчислено 2092 студента, в 1970-1976 гг.- 1607 чел. (55, с. 92).

Одна из причин недостаточно высокой успеваемости крылась в слабой организации учебного процесса, в недостаточном внимании к совершенствованию методического мастерства профессорско-преподавательских кадров.

Более строгий подход к отбору поступающих в вузы, усиление внимания к индиви­дуальной работе со студентами, повышение уровня их академической активности, уча­стие их в многообразных формах научно-исследовательской и общественной работы в 80-е годы способствовало повышению успеваемости и качества подготовки молодых специалистов. В 70-80-е гг. многие студенты вузов Западной Сибири активно участвова­ло в овладении общественными профессиями, занимаясь на соответствующем факуль­тете (ФОП). охотно трудились в строительных отрядах. Вузовские наставники и сами юноши и девушки утверждали, что участие в работе студенческих строительных отрядов (ССО) способствовало их становлению как специалистов.

По данным ЦСУ, в 1914/15 уч. г. во всей Сибири действовало 15 средних специальных учебных заведений, в которых обучалось 1378 уч-ся. (55, с. 157). Это составляло 6,8% от общего количества учебных заведений России и 5,3% от общего числа учащихся в них. За годы Первой мировой и гражданской войн большинство сибирских средних специ­альных учебных заведений пришло в упадок.

Уже в начале восстановительного периода регион испытывал острый недостаток в
техниках, агрономах, фельдшерах, медицинских сестрах, учителях начальных классов,
работниках различных областей культуры. В 1921 г. примерно 60% учителей здесь имели
образование ..ниже среднего», около 35 - среднее образование и только 5% - высшее
В начал- 97? Л5ТГ качестаен"ьш уровень и других категорий специалистов,
ностей по ' СПеЦИалистов - Работников всех сельскохозяйственных специаль-

населения. ""анальных районах по инициативе советских органов и самого

Открываются 1-й Сибирский опытный педагогический техникум (с января 1922 г. -


64


ностей более половины имели низшее образование (55 с. 158)

TZcZ теТн™,"^f™1^'. БпРНаУЛЬС1СИЙ' Бийский' Каменский и другие педа­гогические техникумы (109, с. 38). Летом 1920 г. на базе Томского политехнического училища создается рабоче-крестьянский политехникум. Начались занятия в Барнаульс­ком и Омском механических техникумах. Провел первый набор Омский сельскохозяй­ственный техникум. В 1923 г. в Томске был открыт Сибирский татарский педагогический техникум. В Омском педтехникуме открываются украинское и казахское отделения. В Бииске была открыта медицинская школа по подготовке медицинских работников из алтайцев (34, т .4, с. 304).

В восстановительный период, особенно на начальном его этапе сеть средних специ­альных учебных заведений была очень неустойчивой. Главная причина - острый недо­статок материальных и денежных средств. Сокращение сети средних специальных учеб­ных заведений продолжалось до 1923/24 уч. г., затем начался процесс стабилизации, с 1924/25 уч. г. — постоянный рост.

В 1927/28 уч. г. в Томске работали политехникум и строительный техникум, в Омске -механико-строительный техникум, в Барнауле и Новосибирске - сельскохозяйствен­ные техникумы. Омский педтехникум имел педагогическое и сельскохозяйственное от­деления. В Омске, Томске и Бийске функционировали педтехникумы. В Омске работали художественно-промышленный техникум и музыкальное училище.

За 1928-1932 гг. общее число техникумов Западной Сибири возросло в 3,8 раза - с 29 до 111. а учащихся - в 4,4 раза - соответственно с 5928 до 25944 чел. (33, с. 89). В 30-е годы сеть их продолжала расти. Накануне войны в регионе действовал 21 техникум только по подготовке специалистов для промышленности, строительства, транспорта и связи. С конца 20-х гг. кадры для лесотехнической промышленности готовил Бийский лесохимический техникум. Только индустриальные техникумы Западной Сибири гото­вили кадры более чем по 80 специальностям, а вместе с другими учебными заведения­ми региона по 200 специальностям.

В годы Великой Отечественной войны на территорию Западной Сибири было эваку­ировано несколько техникумов. Одновременно возникли и новые учебные заведения на Алтае, в Омске и в других районах Западной Сибири. Если в Алтайском крае в 1940/41 уч. г. насчитывалось 23 средних специальных учебных заведений с числом учашихся 6714 чел., то в 1945/46 уч. г. - 25, в которых обучалось 9615 чел. В Томской области число техникумов, напротив, уменьшилось с 26 до 21, численность же учащихся уменьшилась незначительно.

В послевоенные годы сеть средних специальных учебных заведений постепенно воз­растает.

В 60-70-е гг важнейшим фактором, оказывающим влияние на ускорение темпов освоения природных богатств региона, становится научно-технический прогресс. Под его влиянием быстро растет численность высококвалифицированных рабочих, колхоз­ников и инженерно-технической интеллигенции. При этом удельный вес инженерно-технической интеллигенции возрастает более высокими темпами. Численность инжене­ров и техников в Сибири только за 1959-1965 гг. увеличилась более чем в 2 раза, тогда как общее количество рабочих и служащих за тот же период возросло на 39,8%. а рабо-чих промышленности — на 20% (55, с. 190).

Наряду с расширением сети средних специальных учебных заведении повышается роль вечеонего и заочного обучения.

В 70-80-е гг улучшается процесс укомплектован™ техникумов и училищ квалифи-

^оТсибири она соответственно составила 20, 23 и 57%. Показатели были не хуже,

чем по стране в целом рыночным реформам 90-х годов. Западная Сн-

За пятьдесят лет, панствующих ры F к населения рсфср

ХсГ^7с~п^одГсВь лиц'! высшим, незаконченным высшим „ сред-

ним (полным и неполным) образованием 100 чел., то по Западной Сибирт.только 68. Согласно переписи 1989 г.. на 1000 человек населения РСФСР в возрасте 15 лет и старше имели высшее, незаконченное высшее, среднее (полное и неполное) 693 чел., а в Западной Сибири - 706; впервые в истории государства приведенные показатели региона превысили соответствующие показатели по республике. По уровню образова­ния граждан в расчете на 1000 чел. населения среднероссийские показатели превзошли Кемеровская. Омская, Томская и Тюменская области, а также Республика Алтай, Хан­ты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа.

За время с 1970 по 1990 г. повысился удельный вес численности учащихся дневных общеобразовательных школ региона по отношению к РСФСР - с 10,3 до 11,2%.

В тот же период удельный вес численности учащихся средних специальных учебных заведений в Западной Сибири возрос с 9,6 до 10%, а в вузах с 9,1 до 10,2% по отноше­нию к РСФСР.

Получили успешное развитие системы профессионально-технического образования и дошкольного воспитания.

Только за 1941-1981 гг. контингент учащихся учебных заведений профтехобразова­ния в регионе возрос с 13,8 тыс. до 208,0 тыс. чел., или более чем в 15 раз.

Число дошкольных учреждений по региону в 1990 г. составило 9429, а численность воспитанников в них 961,5 тыс. чел.

VII. ОБРАЗОВАНИЕ В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ

В ПЕРИОД РЫНОЧНЫХ РЕФОРМ 90-х годов

Социально-экономические преобразования в стране сопровождались реформирова­нием образования в 90-е годы,

Согласно точке зрения инициаторов новой реформы (Э. Днепрова, В. Кинелева и др.), перед ней ставились следующие цели: «Создать гибкую, открытую и развивающу­юся систему непрерывного образования, способную обеспечить готовность России к историческим вызовам XXI века и ее устойчивое развитие; достижение гражданского согласия и общенационального единства; экономический подъем, социальную и про­фессиональную мобильность; достойный уровень жизни, духовное и физическое здоро­вье людей; овладение каждым человеком базовыми гражданскими и культурными цен­ностями, его личное участие в культурной и духовной жизни, в жизни страны» (67)

В условиях обострения социальных противоречий в России ни одна из указанных целей, которые приобретали абстрактный и нереалистический характер не была дос­тигнута. Система образования, как и страна в целом, оказалась в кризисном состоя-Бывший руководитель Министерства образования Российской Федерации Е Ткачен-являТс^ ЧТ° °СНОВНЫМИ «"правлениями в достижении целей и задач образования Г„и™г1ГИе н°Рмавн°-пРавовой базы реформы образования; совершенство-ГрмуvZlZel ДерЖаНИЯ °«Ч»»вания; переход на государственно-общественную образовГия"«б, с.^Ра30ВаНИСМ; С0МаНИе МСХаНИЗМа -««омической защиты системы

Госуд™Ннои'дуВМпй2рГ- " П?ИТ1Й С мнениями и дополнениями 12 июня 1995 г.

тер образования, приоритет общечело!

свободного развития личности"™!, т Г "'"к^теи жижи и здоровья человека,
пространства- обшедостХ^ьоВ Трального культурного и образовательного

:льных учрежде-

ням и особенностям ~Тия и пГГвкиТ™8"0"'" об^™' * "»-характер обрати* \ , осу^вГ Ги^н^^^^ 0^оГГ"" """

66

НИЯХ; Свобода И ПЛЮраЛИЗМ В ofina-trmaun...

' . ,.„.,„,„ „к" образовании, демократический, госуларственно-обше-

етвенныи характер образования (91). Представительные органы субъектов РФ с учетом ^ТсобпяГГоГ СВ°И МК0НЬ1 °6 Звании. НапРимер,^Ткое Законов, «ом6крГ (ЗоГ Г ПРИШШ° ЗЗКОН ПОД — «° ™ °бР™ »

Системный кризис, охвативший страну в 90-е годы, в Западно-Сибирском регионе, как и повсюду, вызвал не только снижение уровня жизни большой части жителей, но и резкое уменьшение естественного прироста населения. Численность умерших здесь пре­высила число родившихся на каждую тысячу человек населения, в 1992 г. - на 3.4. в 1993 г. - на 4.4. в 1994 г. - на 4,1, в 1995 г. - на 3.9, в 1996 - на 3,5 в 1997 г - на 2 6 Однако в северные районы региона продолжало прибывать большое количество людей из европейской части России. За счет этого в Тюменской области, в Ханты-Мансийс­ком и Ямало-Ненецком автономных округах наблюдался большой механический при­рост населения. Благодаря ему общая численность жителей Западной Сибири за после­дние 10 лет практически не изменилась; если по переписи 1989 г. здесь учтено 14884 тыс. чел., то в 2000 г. - 15041 тыс. чел.

Этим же объясняется стабильность, и даже некоторый рост контингента учащихся дневных общеобразовательных школ региона. В 1990/91 уч. г. здесь насчитывалось 2274,3 тыс. чел. в 1999/2000 уч. г. - 2319,0 тыс. чел. Особенно быстрыми темпами увеличипалась численность учащихся дневных общеобразовательных школ в Тюменской области (с 395.5 гыс. в 19S5/86 уч. г. до 566,7 тыс. в 1997/2000 уч. г.). Ханты-Мансийском и Ямато-Ненецком автономных округах (соответственно 161,8 и 251,9 тыс. чел и 60.3 — 95.4 тыс. чел.).

На территории Западной Сибири наблюдался значительный отсев учащихся. Напри­мер, 1995/96 уч. г. из 1—9 классов основных школ Алтайского края отсеялось 2356 уча­щихся, а в 1996/97 уч. г. - уже 2645 чел. Из 10-11 классов в крае отсеялось в указанные годы соответственно 1018 и 1158 чел. Кроме того, следует учесть, что принцип всеобуча и обязательности обучения в Федеральном законе заменен расплывчатым принципом «общедоступности образования», поэтому строгий контроль за посещаемостью занятий учащимися основной школы не велся. Это явление было характерным для всех террито­рий региона. Причины отсева - безработица родителей, низкий уровень жизни многих семей, дороговизна питания школьников. Не последнее место среди причин отсева за­нимает ухудшение здоровья детей. По указанной причине многие учащиеся выпускных классов основной и полной средней школ часто освобождались от итоговой аттестации. К примеру, по состоянию здоровья по Алтайскому краю в 1995/96 уч. г. от итоговой аттестации было освобождено 1648 девятиклассников, в 1996/97 уч. г. - 2004 чел., а в 11 классе соответственно - 841 и 1698 чел.

Практически в каждой территории Западной Сибири возникли новые типы общеоо-разовательных учебных заведений - гимназии, лицеи, учебные центры, многочислен­ные шкочы с углубленным изучением отдельных дисциплин.

Так в 1999/>000 уч г в Алтайском крае работало 13 гимназий (14 тыс. учащихся), 9 лицеев (7 тыс. учащихся). Здесь же работали 12 негосударственных общеобразователь­ных учреждений, в которых обучалось 1136 чел.

iS^S^Mv"™:: учи" ОсноГнаГпричино - низкая оплат-., труда наемник, К ^1 же Гтечение" все™ последнего десятилетия XX в. „ьшачу зарплаты учит,:,», но


Ь7


В 90-е гг. несколько возросла численность, и повысилось качество профессионалов-педагогов в школах Западной Сибири. Например, на начало 1999/2000 уч. г. на Алтае работало 37076 учителей, в том числе с законченным высшим ооразованием - 77.4* с незаконченным'высшим - 1,8%, со средним специальным педагогическим g7

многих территориях региона надолго задерживали (Алтайский край, Кемеровская, Но-

Ю^^Г^^1:С:Т7,Т^~ вело к большой текучее™ учитеТеГи руководителей школы, к резкому ухудшению ее материальной базы. Треть шГльных зданий нуждалась в капитальном ремонте, каждое десятое.школьное поме­щение находилось в аварийном состоянии. Если в Алтайском крае в 1986 1990 гг. было пГтроено 135 школ на 52,5 тыс. мест, то в 1996-1998 гг. - только 28 на 7,8 тыс. мест.

Негативно на качестве обучения и воспитания детей сказалась взятая многими руко­водителями просвещения линия на отказ от организации воспитания детей, на роспуск комсомольских и пионерских организаций в школе и опоры на воспитательный детский коллектив. В связи с этим число правонарушений со стороны несовершеннолетних в 90-е гг. резко возросло. По сведениям правоведов, на Алтае в середине 90-х гг. ежегодно на путь правонарушения вставало 8-10 тыс. несовершеннолетних. Отрицательно сказа­лось на воспитании учащихся сокращение загородных пионерских лагерей и других дош­кольных учреждений. На Алтае в 1990 г. действовало 82 Дворца и Дома пионеров, в 1998 г. - только 6. Загородных лагерей здесь в 1985 г. было 122, в 1998 г. осталось 90. Числен­ность обслуживаемых в них детей уменьшилась с 72,7 тыс. чел. до 40,3 тыс. чел.

Особенно серьезному разрушению была подвергнута система дошкольного воспита­ния, считавшаяся в годы Советской власти одной из лучших в мире. В Западно-Сибир­ском регионе в 1990 г. действовало 9429 дошкольных учреждений, в которых воспитыва­лось 961.5 тыс. детей. В 2000 г. число их уменьшилось до 5162, а численность воспитанни­ков сократилась до 402,3 тыс. чел. В 1996-2000 гг. по существу прекратился ввод в дей­ствие дошкольных учреждений. Так, например, в 1986—1990 гг. на Алтае было введено в действие дошкольных учреждений на 33,2 тыс. мест, а в 1996—1998 гг. — только на 0,3 тыс. мест.

Еше более значительный урон нанесен системе начального профессионально-техни­ческого образования. Игнорируя решение задач развития конкретного сектора экономи­ки и ориентируя массы молодежи на сферу торговли, правящий режим ушел от пробле­мы подготовки квалифицированных рабочих для промышленного и сельскохозяйствен­ного производства, строительства, транспорта и других жизненно важных отраслей на­родного хозяйства страны и конкретных ее регионов.

В 90-е гг. наблюдался планомерный и стихийный процесс сокращения сети началь­ных ПТУ и контингента обучающихся в них. Прежде всего, сокращался ввод в действие зданий профтехучилищ. В 1991-1995 гг. на Алтае было введено помещений ПТУ всего лишь на 930 мест, затем строительство зданий учебных заведений профтехобразования прекратилось. Сеть профтехучилищ с 91 (38,7 тыс. уч-ся) в 1990 г. уменьшилась до 73 в 1999/2000 уч. г. с числом учащихся 33,4 тыс. чел. При этом число ПТУ, дававших наряду с профессией полное среднее образование, сократилось с 86 (26,1 тыс. чел.) в 1990 г. до 64 (20, 9 тыс. чел.) В 1990 г. в Алтайском крае было подготовлено 13,1 тыс. механизато­ров, в том числе 5,7 тыс. трактористов и комбайнеров, 5,2 тыс. шоферов. В конце 90-х голов численность подготовленных механизаторов здесь упала. В 1999 г механизаторы в возрасте до 30 лет составляли только 23,0%.

Сеть государственных высших учебных заведений в Западной Сибири в 90-е годы
оставалась достаточно стабильной. В 1990/91 уч. г. в регионе действовало 53 вуза с числом
тю по" Р°^сии RTb!9QQ/^m ° СОСТаВИЛ° Ш>2% П° °™°шению * аналогичному показате-
ГвелениТсч„ 7 У"' Г ^ числилось 6| государственных высших учебных

заведении с численностью студентов 411,1 тыс чел

чачо^Ж"™' Обучающихся с лмным возмещением затрат, увеличилось. На на­чало 1999/2000 уч. г. оно, например, на Алтае составило 24984 чел или 69% от числа студентов дневного отделения (в 1998/1999 уч. г. - (

Ряд педагогических вузов региона (Барнаульский, Новосибирский, Оме \) были реорганизованы ь педагогические университеты. Горно-Алтайа !тут стал классическим университетом

кий) I статут i

1СКИЙ, ТОМС­КИЙ педин-

co6c™99V96y;:T4eHwo -=^^^zt::tz::q:zzi что спо-

ском крае в 1999/200ПШОНе Т™ Р"6° Her°W™=HHb,e вузы. Например, в Алт.ш-fimJTul Wy/200° ^ г' Функционировали 2 негосударственных вуза и 5 филиалов

2587^..Гза™ б^еГ "" ^ " ™" ™« » — <™ " В 90-е гг. вузы Западной Сибири неудовлетворительно финансировались. Средства выделялись главным образом на заработную плату сотрудникам высшей школы и на студенческие стипендии. Руководству и коллективам вузов приходилось изыскивать ка­налы финансирования, искать спонсоров, увеличивать прием по договору (обучение на платной основе), сдавать площади в аренду и пр. Все это негативно сказывалось на организации учебно-воспитательного процесса, научной работе и прежде всего на ук­реплении материальной базы вузов.

В 90-е гг. в Западной Сибири удалось сохранить и сеть средних специальных учебных заведений, число которых возросло с 255 в 1990/91 уч. г. до 265 в 1999/2000 уч. г. Контин­гент учащихся в 1990/91 уч. г. составлял 226,4 тыс. чел, в 1999/2000 уч. г. 221,2 тыс. чел. На протяжении 90-х гг. наблюдалась тенденция реорганизации многих средних специальных учебных заведений в колледжи.

68

14 [5. 16. 17. IS. 19 211. 21. it

23. 24.

25 26. 27. П 29

30. 31. 32 33. 34. 35 36

37. 38.

39.

40.

70

ИСТОЧНИКИ к обзорной статье «Просвещение в Западной Сибири (XVII - XX вв.)»

База данных «Образование» БГПУ.

Барабинская степь. 1919.№ 17.

Бахрушинскис чтения 1966 г. Новосибирск. Вып. 3. 1968.

Беляев И. К. Социалистическая индустриализация Западной Сибири. Новосибирск, 1Ч5К.

Большая Советская Энциклопедия. Второе изд. М.. 1955. Т.37.

Борьба за власть Советов Томской губернии (1917-1919). Томск, 1957.

Бузарин ME. Прошлое и настоящее народов Северо-Западной Сибири. Омск. 1952.

Вилков ОН. Западно-Сибирская промышленность и ее кадры о конце XVI - первой четверти

XVIII в. // Изменения в составе и культурно-техническом уровне рабочего класса и крестьянства

Сибири. Новосибирск: Наука. 1964

Временное правительство в России в 1917 г. // БСЭ. 2-е изд. М.. 1951. Т.9.

Высшая школа и научно-пелатогическис кадры Сибири (1917—1941 гг.) Новосибирск: Наука.

1980.

Высшие начальные училища //Педагогическая энциклопедия. М., 1964. Т. 1.

ГЛКО.Ф. 1053. On. 1 Д. 478. Л. 4.

ГАНО.Ф. 1.0п. I. Д. 2263. Л. 213.

ГАНО-Ф 47.Оп. I. Д.904.Лл. 12-13.

ГАНО.Ф 47.0п 1. Д.1868. Л.44-48.

ГАНО.Ф. 61. Оп.З. Д 38.Л. 130.

ГАНО. Ф. 1053. Ол. 1. Д. 68. Л. 153; Д. 162. Л. 772.

ГАНО.Ф 1053.Оп. 1. Д.226.Л.6/Н.

ГАНО.Ф 1053. Оп. 1. Д.483(БюллетеньСибОНО№6. 29X11. 1921 г.).

ГАНО Ф. 1053. On. I. Д. 822. Л. 35.

ГАНО Ф 1366 Оп. 2 Д. 10-6. Л. 22.

ГАОО.Ф. 1272 Оп.З Д. З.Лл. 138.141.

ГАТО.Ф. 102. Оп. 1.Д768.Л.58.

ГАТО.Ф. 125. Оп. 1. Д.97. Л.23; Д. 226. Л. 55; Д.227.Л.64. Д. 335. Л. 197 Д 496 Л 318а Д 774 П 132

Ф 126.0л. 1.Д.40. Л.815;Д.436.Л.719.

ГАТО.Ф. 126.ОП.2.Д. 1942.Л.239 Д.221.Д. 1852.Л.430

ГАХАО. Ф. р-39 Оп. 5. Д. 30. Л. 154.

Деловая книга РАУ, Россия-93 (2-е изд.). М.: Агентство «Образование.. 1993.

Директивы КПСС и Советского правительства по хозяйственным вопросам М 1958 ТЗ

Заиченко ПА. Томский государственный университет им. ВВ. Куйбышева Очерки пп наорш.

лерюго сибирского университета за 75 лет. ,1880-1995 гг.). Томск. Изд-во Томского ун-та. I960.

3 шхаёв сГТГ Обр"ГтИйИ В Ллгайском к"а" //Алтайская правда. 1995 г. 28 июня.

Замахаев С.Н., Цветаев ГА. Тобольская губернская гимназия. Тобольск 1R89

Заря трудовой школы. 1919 № 2 '

История Алтая. Часть 1. Учебное пособие. Барнаул: Изд-гю Алт. У„-т-а 1995

История Сибири. Л.: Наука. 1968.

История СССР с древнейших времен до наших дней М 1967

ГГеГ^Ж^^^ ^„ой Сибири . ,рв„е

Катанаев Г.Е. Залално-Сибирскос служилое казачество

Колков АЛ. очерки культурной жизни Сибири XVII - начала XIX „в. Новосибирск: Наука.

cS1SU ДСКабРИСТЫ " """"< ^ ' ™- Х'Х »■ //Декабристы и к"'и™ "!T"CI,°9;;rHaPMHOrO °6pa3OM'™- ГоР"о-А,тайск: Горно-Алтайское рес„у«ликанс-

41. 42.

43. 44. 45. 46. 47. 48. 49 50. 51. 52.

53. 54. 55.

Ко'теГв П П ПС ПУШКИ" " ЛРК"™' " П^гог- '»*>• J* I-

Коненков ПП. Просвещение // История Алтая: Учебное пособие. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та.

^Г^пгт"^^™^^3"^™^^^™^^.!. Барнаул. ,995.

Котиков П.П Юбилейные школы // Энциклопедия Алтайского края. Т. li. Барнаул. 1996. Краткий отчет Первому Сибирскому краевому съезду Советов. Новониколаевск, 1925 Куломзин А.Н. Доступность начальной школы в России СПб 1904 Летопись города Бийска (1709-1970 гг.). Барнаул: Алт. кн. изд-во. 1971 Ляшенко ПИ История народного хозяйства СССР. Т. II, изд. 3. М.: Политиздат 1952. Народное образование в СССР. Сборник документов 1917-1973 гг М 1974 Народное хозяйство СССР в 1967 г. М.: Статистика, 1968 Народное хозяйство РСФСР в 1977 г. Стат. ежегодник ЦСУ РСФСР. М., 1978. Общие задачи и схематический план занятий в школе 1-й ступени. Омск СибОНО (Серия: Ма­териалы по единой трудовой школе. N° 1). 1920. Отголосок Алтая 1908 N° 14. Очерки истории Алтайского края. Барнаул. 1987.

Очерки истории высшего и среднего специального образования в Сибири 1917-1980 гг. Новоси­бирск. 1986.

Очерки истории профессионально-технического образования в Сибири. 1917-1980 тт. М: Высш. шк„ 1985.

Очерки истории школы и педагогической мысли народов СССР XVIII - первая половит XIX в. М.: Педагогика. 1973.

Очерки истории школы и педагогической масли народов СССР. Вторая половина XIX в. М.: Педагогика. 1976.

Очерки по истории педагогики: Сб. статей. М : Акад. пел. наук РСФСР. 1952. ПАНО. Ф З.Оп. З.Д.479. Л. 151 идр. Педагогическая энциклопедия. М., 1964.

Первый Западно-Сибирский законоучительский съезд в г. Новониколаевске 1918 г. Новоникола­евск, 1918.

Пивоваров Б.И. Из духовного наследия алтайских миссионеров: Сборник. Новосибирск. 1998. Полный свод законов. Т. XXXVIII. № 28892, 29125. Полное собрание законов Российской империи. Т. IV, СПб, 1830. № 2389 Полное собрание законов Российской империи. Т. VIII, СПб, 1830. № 1688. Положивец П. Оливье по-вниковски. // Учительская газета. 1997. 26 августа. Прибыльский Ю П Школа Тюменского края в XVII-XX вв. К трехсотлетию сибирской школы. Тобольск, 1998.

Программа для городских школ I ступени и младших групп ФЗС и ШКМ Сибирского крм. Новосибирск, 1930. Просвещение Сибири, N°. 6. 1931. Путь деревни. № 4. 1919.

Сборних Постановлений по Министерству народного просвещения. Изд. 2. Т. I. СПб.. 1875 г. Сборник статорганов РФ и субъектов Федерации. Западно-Сибирский экономический район за 2000 г. М.. 2001. Свободная Сибирь. 1917. 30 мая. Связь школы с жизнью. Томск, 1978. Сибирская жизнь. 1919. 12 января.

Сибирская советская энциклопедия. Т. I. Новосибирск. 1929. Сибирь ее современное состояние и ее нужды: Сб. статей. СПб.. 1908. Скопина ИВ. Церковное образование в Тобольской губернии // Религия и церковь в Сибири.

Тобольск, 1990.

Смопин А В Из истории горно-тсхнического образования и педагогической деятельности

В В.'Петрова на Алтае во второй половине XVIII в.: Тр. научн.конф. по истории металлургии

Советский Сшоз°Географичсское описание: в 22-х т. Российская Федерация. Западная Сибирь. М :

Со^н вТочерки истории культуры Сибири в годы революции и гражданской войны. Новоси­бирск. 1965.

  1. Ссылка в Сибирь. Очерк ее истории и современное положение. СПб, 1900.

  2. Стройки Западной Сибири // Правда. 1980. 27 мая.

II. tL'c.'h'ko'e. Дети и школы: проблемы и перспективы. //Мир образования. 1995№1. 87 Тобольская духовная семинария: 250 лет. Тобольск, 1993.

  1. Трофимов ПЛ. Из истории строительства советской школы в Омской области (1917-1919 гг.)
    // Ученые записки Омского ГПИ. Вып. 9. 1958.

  2. Трофимов ПЛ. К истории введения всеобщего начального обучения в Западной Сибири //Куль­
    турное строительство в Сибири в 1917-1960 гг. Вып. I. Новосибирск, 1962.

  3. Учительская газета. 1975. 20 декабря.

  4. Федеральный Закон «Об образовании^. Принят Государственной думой 12 июля 1995 г. Одобрен
    Советом Федерации 5 января 1996 г Статья 2.

  1. ЦГАОР Ф. 320 Оп. 2 Д. 6. Лл. 76, 102.

  2. ЦГАРСФСР. Ф. 301Оп. 1.Д. 1.Л. 101-104.

  1. ЦГА РСФСР Ф. 2306. Оп. 71. Д 1165. Л. 3; On. 72. Д. 466. Л. 3; Оп. 72. Д. 1844. Л. 2.

  2. иГДА.СП.Оп.5.№2251.Л617.

  3. иГИАЛ. Ф. 33. Оп. 166. Л.273.

  4. ЦХАФАК. Ф. I Канцелярия Колывано-Воскресснского горного начальства. Оп. 1. Д. 323. ЛЛ. 99-266.

  5. ЦХАФАК Ф. 2. Д, 7045.

99 ЦХАФАК. Ф. 4 Оп. 1. Д. 84. Л.30.

100. ЦХАФАК. Ф. 43. On. 1.ДД. 1-6.

101 ЦХАФАК.Ф. 164 On. 1.Д.4. Лл.5-6.

  1. Чудинов Д.О чем говорят цифры // Советская Сибирь. 1921. 1 января.

  2. Шабаева М.Ф. Городские школы // Пед. энциклопедия. Т. 1. М.. 1964.

  1. Шамахов Ф.Ф. Министерские училища // Педагогическая энциклопедия. Т. 2. М., 1965

  2. Шамахов Ф.Ф. Цсрковно-приходские школы// Педагогическая энциклопедия. Т. IV. М., 1968

  1. Шамахов Ф.Ф. Школа Западной Сибири в конце XIX - начале XX а Томск Изд-во Томск VH-ra
    1957.

  2. Шашков AT. К истории первой светской школы в Сибири // Религия и церковь и Сибири// Ред.
    Н.С. Половинкин. Тюмень, 1990.

108. Школа Западной Сибири за 50 лет Советской власти. Новосибирск, 1970
109 Школа Сибири за 60 лет Советской власти. Барнаул: Алт. кн. изд-во! 1982.

  1. Экономическое и социалистическое развитие Сибири и Дальнего Востока М.: ЦСУ РСФСР.

  2. Энциклопедия Алтайского края. Барнаул, 1995.

112 Юмашев А.Г Наш первый учительский // Вечерний Новосибирск, 1972/ 16 августа 113. Юрцовосий Н.С. Очерки по истории просвещения в Сибири. Новониколасвск, 1923.

П.П. KoimvHKoe

АЛТАЙСКИЙ КРАЙ

Алтай понятие не только географическое, но и историческое. Для рассмотрения вопросов истории просвещения существенное значение приобретает, в частности, ха­рактеристика его административно-территориального устройства и оценка демографи­ческих факторов с начала интенсивного освоения здесь богатых природных ресурсов -с 20-х годов XVIII в.

Построенные уральским промышленником А. Демидовым Колывано-Воскресенс-кий медеплавильный (1729) и Барнаульский медеплавильный (позже - серебропла­вильный - 1744) заводы обслуживало 5605 душ мужского пола мастеровых к припис­ных крестьян, проживавших на землях «ведомства Колывано-Воскресенских заводов*.

После перехода заводов в собственность императорского двора Романовых и переда­чи их в ведение «Кабинета его величества» — личной канцелярии царя — для управления указанной территорией в 1747 г. указом императрицы Елизаветы Петровны создается Колывано-Воскресенский горный округ, в который входили и территории Бердского острога, Белоярской и Малышевской слобод Кузнецкого уезда Тобольской провинции Сибирской губернии. Постепенно размеры округа увеличились за счет приписывания к заводам и рудникам новых селений с крестьянами. Так, после 1748 г. в него полностью вошли Кузнецкий и частично Томский уезды Тобольской провинции (с 1763 г. — То­больской губернии).

С созданием горнозаводского ведомства в 1747 г. на Алтае функционировали две системы управления: 1. Государственная — земские избы (с 1797 г. — волостные правле­ния), управляющие слободой, воеводские канцелярии — во главе уездов и 2. Заводские и рудничные конторы, управляющие которыми подчинялись Канцелярии горного на­чальства. Чиновники государственных органов власти ведали организацией работ при­писных крестьян на предприятиях горнозаводского производства, занимались вопроса­ми местного самоупраачения, выполняли полицейские и судебно-исполнительные обя­занности. Конторы заводов и рудников организовывали обучение, лечение, снабжение населения продуктами питания, одеждой и обувью. Конторы и канцелярия, созданные для управления производством, фактически расширили свои полномочия, взяв на себя управление регионом в целом, дублируя функции представителей государственной си­стемы управления. Это относится и к Кабинету, который практически проявлял себя как высшее распорядительное, судебное и, нередко, законодательное учреждение по отношению к округу В 70-е гг. XVIII в. была предпринята попытка отделить в округе общегражданское управление от заводского. В ходе преобразований 1779-1783 гг. на тер­ритории округа создается Колыванская губерния, включающая Бийскнй. Колыванс-кий, Кузнецкий и Семипалатинский уезды. В 1782 г. к ней отошел Красноярский уезд, выделенный из Тобольской губернии.

Серьезные изменения претерпела и организация управления в губернии Канцелярия горного начальства и должности земских управителей упразднялись. В 1779 г. учреждает-

72

юший обязанности Начальника заводов. С 1785 г. должность Начальника заводов стала самостоятельной, отдельной.

В конце 1796 г. Колыванская губерния была упразднена, ее земли вошли в состав Томской области Тобольского наместничества, с 1805 г. - в Томскую губернию. Снова начала действовать восстановленная Канцелярия горного начальства.

В IS7"1 г в Томской губернии взамен уездов создаются округа: Томский, Каннский, Кузнецкий 'Барнаульский, Чарышский. Колыванский. В 1824 г. в Колывано-Воскресен-ский горный округ входили Барнаульский, Колыванский, Кузнецкий. Чарышский ок­руга. 3 волости Томского округа и Усть-Каменогорская волость Омской области.

После реформы 1S22 г. гражданское и горнозаводское управление осуществлялось одним лицом - Томским губернатором. В 1822-1864 гг. эту должность занимали только специалисты - горные инженеры.

В 1830 г. горнометатлургические комплексы Алтая на 25 лет были переданы в ведение Департамента горных и соляных дел Министерства финансов. В 1834 г. Колывано-Вос­кресенский горный округ был переименован в Алтайский.

В начале 1864 г. в Томской губернии горное управление отделяется от гражданского. Население Алтайского горного округа поступило в ведение губернской администрации. Аппарат управления округа с тех пор взял на себя одну лишь хозяйственную функцию -мведование имуществом царя.

После 1896 г. Кабинет начал осуществлять новую хозяйственную политику, присту­пив к иэатечению доходов от сдачи земельных угодий в аренду, от продажи леса, пере­дачи права разработки полезных ископаемых частным предпринимателям. Аятайскли горный окру-i переименован в Алтайский округ.

В 1898 г. в Сибири название «округ» заменялось традиционным «уезд».

17 июня 1917 i. Временное правительство приняло постановление о разделении Том­ской губернии на Томскую и Алтайскую. В Алтайскую губернию с центром в Барнауле вошли Барнаульский, Каменский, Славгородский, Змеиногорский, Бийский уезды. Алтайский губернский земельный комитет своими резолюциями от 4 декабря 1917 г. и 19 января 1918 г. взял земли и леса бывшего Кабинета в свое владение.

В декабре 1918 г. правительство Колчака утвердило образование Каракорумского уез­да в Горном Алтае.

Постановлением ВЦИК 1921 г. Киргизскому краю были переданы 26 волостей Зме-иногорского уезда (территории Восточно-Казахстанской области), к Омской губернии был причислен Славгородский уезд, к Новониколаевской - Каменский и северная часть Барнаульского. 1 июня 1922 г. создается в Горном Алтае Ойротская автономная область с присоединением к ней ряда волостей Бийского уезда

крайисполкому.

ная с q7 '' т СибиРского Ч^ выделилась территория Западной Сибири. Начи-™ з1ьяГ"РУЮЩИМИ аам"нистР™ыми образованиями стали районы; че­рез эти звенья осуществлялось управление всей жизнью населения, осуществлялись хо-

.яйс-твенно-жономическ^е преобра'з'о'ва'н™" """ пжак1ШЯ- °^ше'

з5 районов и Ойротская автономная область, i

, включавшая 10 районов - аймакон. Тер-

риторкя края составила 261,7 тыс. км-' (численность жителей - 2225449 чел., из них сельских — 82.6%, городских - 17,4%).

В 1991 г. Горно-Алтайская автономная область (бывшая Ойрогия) вышла из состава края и получила статус Республики Алтай

Динамику роста численности населения Алтая характеризуют следующие данные.

в начале ги-х гг. XVUJ в Кузнецком уезде, куда входил в то время Алтай, насчитыва­лось около 3 тыс. ревизских (мужских) душ. в 1796 г. число только приписных крестьян достигло 35 тыс. душ мужского пола и мастеровых 9 тыс. чел.

В начале XIX в. все население округа составило 400 тыс. душ обоего пола. В течение первой половины тою столетия численность жителей здесь увеличивалась крайне мед­ленно. В 1862 г. в округе проживало 432 тыс. чел. После издания закона 1865 г., разреша­ющего переселять крестьян на Алтай, здесь наблюдался огромный приток населения из губерний Европейской России. Обшая численность жителей в 1897 г. достигла 1326 тыс. человек, т.о. за 35 лет население возросло на 894 тыс. чел., т.е. втрое. За последующий двадцатилетний период численность населения удвоилась; в 1916 г. на Алтае насчитыва­лось 2,6 млн человек.

Наибольший прирост населения наблюдался в 20-е, а также в 50-е годы. С 60-х годов XX века демографическая ситуация в крае стала ухудшаться; за 1960—1990 гг. в расчете на 1000 чел. рождаемость снизилась с 28,6 до 12,9 чел., а смертность возросла с 7,2 до 11,1 чел. на 1000 жителей.

В 90-е гг. резкое ухудшение социально-экономических условий жизни в Российской Федерации еше в большей мере обострило демографическую ситуацию в крае. Так, в 1992 г. коэффициент рождаемости в сравнении с 1955 г. (годом максимального числа рождений) снизился в три раза. Одновременно возросла смертность. Впервые за всю историю края показатель естественного прироста населения стал отрицательным; на 1000 чел. родившихся учтено 10,5, умерших — 11,8. В 1989 г. все население края составля­ло 2822,3 тыс. чел., в том числе городское — 1581,6 тыс. чел.(56%), сельское — 1240,7 тыс. чел. (44.045). На I января 2000 г. на Алтае проживало 2653 тыс. чел.

Согласно данным переписи 1989 г.. Алтайский край населяли свыше 80 нацио­нальностей и народностей. Из них; русские - 2469669 чел. (87.5%). немцы - 127731 (4,5), украинцы - 76738 (2,7), алтайцы - 63964 (2,3). казахи - 21709 (0.77). белору­сы - 11630 ( 0,41), татары - 8078 (0,29), мордва - 7455 чел. (0,26%), чуваши - 4718. азербайджанцы - 3986, цыгане - 2780, армяне - 2650, молдаване - 2049, евреи -1999, узбеки — 1611, грузины - 1761, удмурты - 1226, поляки - 1000, башкиры -S67, марийцы - 848, литовцы - 801, киргизы - 782, чеченцы - 667. эстонцы - 609. корейцы - 595. латыши - 429, таджики - 413, осетины - 396, тувинцы - 3S0. шор­цы - 359, аварцы - 311, болгары - 267, греки - 251. буряты - 247, ингуши - 223, лезгины - 220, коми-пермяки - 211. коми - 203 человека и других народностей -2759 чел. (S, 40).

Школьное дело на Алтае возникло значительно позже, чем в Европейской России. У обитавших в верховьях Оби коренных малочисленных народов до освоения данной территории русскими школ не было.

Русские начали здесь селиться с конца XVII в. По данным историка ЮС. Булыгпна. первая их деревня - Кармацкая, расположенная в тридцати километрах от современно­го краевого центра, возникла в 1696 г. После возведения Бикатунскои (1709), Белоярс-кон (1717) Семипалатинской (1718) и Усть-Каменогорской (1720) крепостей процесс освоения алтайских земель русскими людьми ускорился. В ил населенных пунктах на протяжении первой половины XVIII в. школы также отсутствовали. Поэтому, естествен­но и грамотных жителей на Алтае было крайне мало. Они встречались лишь срои немногочисленного еше духовенства, военного и гражданского начальства, казачества и крестьян обучавшихся у «мастеров грамоты».

С сооружением рудников, строительством и введением в действие медеплавильных и сереброплавильных заводов здесь возросла потребность в квалифицированных рабочих

74

аниках ВладелецзаводовА.Н^^

ZZ:Z^7~™™Z^Zc умель'иЛа, а ,748 , сЮда прибила
приятия, среди »OL-1" £ оказался будущий изобретатель универсального

^Zi:TZ^T^rl^lpoccm паросиловой установки И.И. Ползунов. "однакоТказа^ной мерой только частично решалась проблема подготовки специали­стов ™я райских заводов и рудников. Интересы дальнейшего освоения весьма „ерс-пТкти^ного в экономическом отношении района, в первую очередь развития горноруд­ной металлургической промышленности, требовали открытия общеобразовательных и профессиональных учебных заведений в целя* подготовки необходимых кадров квали­фицированных работников на месте.

Повеление

Ея Императорского Величества Из Высочайшаго Кабинета, состоявшейся в 8-ми пунктах

7.0 берггешворне Герихе и ево де,пях и о учреждении здесь для обучения детей школы.

1-1

ЦХАФАК.Ф. 1.0а I.Д. 148.Л.7.

2691 Получено декабря в 29 день 1752 году Из Кабинета Ея Императорского Величества в Канцелярию Колывано-Воскресенасаго горного нача.1ьства

Отправленные из оной Канцелярии в июле месяце сего году лейб гвардии с каптенарму­сом Мансуровым доношение, репорты и ведомости августа 21 чиога получены и. по которым требуются наставления и резолюции, но оные по указу Ея Императорского Величества сим определяется:

1-1

ым ремеслам, чтоб со

7. /.../ и учредить завесть по чиыу тамошняго любства хотя небольшую школу, в кото­рой обучать мастеровых людей детей читать и писать, иноземцев и русских, офицерских и прптчих чинов детей, кои к произведению в главныя мастера и другия горныя чины надежны, имеющемуся там пастору, а прочих русских ис подлых по-русски имеющимся там священни­кам, как посланным из Кабинета Ея Императорского Величества 1750 году декабря 17 дни повелением опредыено; Естли же священники к тому неспособны wiu не такого состояния, как в помянутом повелении упомянуть, то сыскать к тому способного чыовека, и содер­жать на жшованье ис той суммы, что в оном повелении на священников опредыено, по ризсмотрению той Канцелярии без излишества, и на содержание русских учителей и обоих школ и при них учеников по нынешнему людству употреблять в год до пяти com pv&iee из шводскпй суммы; когда же по-русски и по-немецки читать и писать обучатца, то из оных, которые « главные мастера и протчие горные чины по состоянию их и их родителей надеж­ны, тех опретающимся там горным штап и обер офицерам обучать арифметики и геомет­рии и хотя малую часть химии, а из оных обучать горным и плавильным ремеслам, чтоб

временем могли из них быть надежныя штейг\

—тейгеры, гитен мейстеры, знающие поведение всего

горнаго дела, также птвшьнаго, /...у, зеигернаго, фришевальнаго и протчаго горного и завод-ска о произведения, из которых по удовольствии при помянутых ремеслах главных мастеров

1-1

В 4 день ноября 1752 году

в Санкт-Петербурге

"Ц2 nTyC"T"7mUmmWble " бП*Ра!0 ЖитШ " «к*™»» *> "'"нию и достоинству смогут произведены быть в горные и заводские офицеры:

Определение Канцелярии Колывано-Воскресенского
v к ■? „горного начальства по повелению

Кабинета Ея Императорского Величества об учреждении школы 18 января 1753 года

Копия с определения

1753 года генваря в 18 день. По Указу Ея Императорского Величества в Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства во исполнение повеления из Высочайшаго Ея Императорского Величества Кабинета от 4 ноября, в здешней Канцелярии полученного 29 чиае декаоря 1752 года, состоясчаго в 8 пунктах /.../ а для обучения мастеровых людей детей по-российски читать же и писать учредить здесь школу, чего dm подьяческих и мастеровых людей детей неопределенных к делам велеть шихтмейстеру Беэру всех описать с летами: и кто имяны оные и скольки лет. Подать в Канцелярию репорт, чего йш ныне наипервее к тому обучению велеть, и велено отпрошенному отсюда на Ирбицкую ярмонку за покупкою про заводской обиход припасов берггешворену Богдану Арефьеву купить тамо книг настояшчею ценою бес передачи, а имянно, Букварей дватцать, Часлословов дватцать, Псалтирей дватцать же, арифметиков печатных два, и по покупке привесть сюда. Оных же детей, хотя по поведению из Высочайшаго Ея Императорского Выичества Кабинета от 17 числа декабря 1750 года ве^гено читать и писать обучать из определенной по тому повелению на церковь суммы здешним свяшенником, точию оных здесь к тому способных непризнато, да и времяни им при том быть не будет затем, что они здесь по множеству в их приходе людей с немтым трудом в церковной службе и в мирских требах исправ-тотца, и для того в оную школу в учителя приискав выбрать из здешних обывателей ши из цеховых читать и писать умеющаго человека, постоянного и к тому способного. Если же паче чая­ния оного здесь не сыщеца, то к тому учитыя истребовать из Тобольска из Консистории Преосвященного Сильвестра, митрополита Тобольского и Сибирского, и как оной здесь выб­ран, или из Тобольска истребован будет, тогда ево, приведя по указу к присяге, определить в ту школу. Жалованье ему на первой случай с числа встутения к дыу производить по восем­надцати рублей в год, и для того в то время, и когда вышеназначенные книги кумены и сю/ia приданы будут, собрать здесь подьяческих и мастеровых людей детей, скшько их по описи к тому годных сыщетца, и оных для обучения отдать тому учите/т, которому для того отвесть от сего построенную и имеющеюся порожжую свепыицу, или осо&хиво нарочно д.ш того подлежасчей покой вновь построить, и велеть ему тех детей обучать с пршежностью, в чем над ним иметь от Канцелярии присмотр. Которые ж из учеников по-руски и по-немецки читать и писать обучатца, то из оных, кои в г,швные мастера и протчие горные чины по состоянию их и их родителей надежны, тех велеть обретаюсчим при здешних заводах горным штап и обер офицера.» обучать арифметики и геометрии и протчим. изоб­раженным в то» повыении наукам. В здешней же канцелярии, как в школах в обучении учеников поступаете и какое им жыованье производите, известия и учреждение ника­ких не имеетца а как небезызвестно, что школы и о том учреждения и-меютца в Екатерин-бурхе и для того как тамо в школах в обучении учеников поступаете, и какие об оном учреждения и иеютца. и какое же оным учеником обучаюсчим отвесному, арифметику, гео­метрии и в немецкой школе даетца, о том требовать с тех учреждение копии и, когда оные получатца тогда и здесь, разсмотря, по тому ж поступать, а до получения того известия оным учеником (еош они собраны и к обучению опредыены будут) обучатца оез жаитанья на удовольствии родителей их.

*'"' ЦХ.4ФАК. Ф. I. On. I. Л. 148. Л. 16, 1100.-1Ч. Рукописная копия

ЦХАФАК. Ф, 1.0л. I. Д. 148. Л. 8, 10об,-11. Рукописи

ола на алтайской земле, нередко при-

'• ^ВТОРОЙ ПОЛ^Н^М, - В ПЕРВОЙ ПОЛОВИН, XIX веков

Вопрос о том, когда была учреждена первая шк.

обретал дискуссионный характер. Некоторые видные краеведы утверждали, что_горная школа при Коаыванском заводе открыта в 1739 г., а при Барнаульском - в 1747 г. Эти свГете"ьства "оставленные исследователями СИ. Гуляевым и П.Е. Семеновым, до сих пор не подтверждаются документальными материапами. Возможно, в грудах названных ™ньи речь шла об учебны* заведениях, открытых по распоряжению уральского заводчи­ка А Демидова и следовательно, являющихся частными школами. ..Казенные» школы на Алтае не могли возникнуть раньше того времени, когда были конфискованы и переданы в управление царского Кабинета демидовские предприятия (1747-1751).

С 50-х гг. XVIII в. пояшяются достоверные и довольно подробные сведения об алтай­ских горнозаводских школах. Известно, что горная школа в поселке Барнаульского за­вода была открыта IS января 1753 г. Об этом событии в дошедших до нашего времени документах говорится: канцелярия Колывано-Воскресенского начальства «определила учредить» школу «для обучения детей мастеровых по-российски читать и писать» (34). В соответствии с указанной целью школа называлась «словесной». Под нее был приспо­соблен небольшой одноэтажный деревянный дом, который стоял на левом берегу р Барнаулки, в районе нынешнего Центрального рынка.

Сохранившиеся в архивах документы позволяют судить о содержании и направлен­ности учебного процесса в первой казенной барнаульской начальной школе. В первом учебном году здесь занимались 20 мальчиков в возрасте от 5 до 14 лет. Это были дети мастеровых и подьячих. Учебный год длился все 12 месяцев, подразделяясь на трети, по 4 месяца каждая. Занятия начинались в 8 утра и продолжались зимой до трех, а весной и осенью - до 4 часов дня с часовым перерывом на обед. Только для детей менее семи лет продолжительность учебных занятий несколько сокращалась.

Срок обучения в школе жестко не устанавливался; для одних он составлял 6—7. а для других иногда 9—10 лет. в зависимости от способностей и темпов усвоения знаний учащимися. Объем общеобразовательных знаний, усваиваемых детьми, особенно и пер­вые годы работы школы, был небольшой. Предпочтительное место в учебных програм­мах отводилось заучиванию молитв и чтению церковных книг: Часослова. Катехизиса, Псалтыря. Основными методами, применяемыми на занятиях, являлись диктопка и вос­производство заученного учащимися. Завершался курс обучения грамоте выработкой навыков письма. Сначала дети писали буквы и слова на песке, для чего ими использо­вались специальные небольшие ящичкл, заполненные просеянным песком, и заост­ренные деревянные палочки. В отчете учителя значилось: «Пишут по песку». Затем школь­ники медленно и аккуратно копировали текст прописей.

Учителя, а ими были дьяки, священники, копиисты (писцы, переписчики текстов к канцеляриях), как правило, не имели специальной подготовки. Первым учителем Бар­наульской школы стал присланный из Томска дьячок Петр Хавов В 1758-1760 гг детей обучал священник С.А. Шелковников.

Практические нужды производства предъявляли свои требования к словесной школе.

""Ш ^-Й-Гобуч^я^е^ из™" ™"£=" .нания о Рудах, гю №и J, архит—^Г^ГГГГГГ^^—:

тому времени общетехническую подготовку, овладевая различными ремеслами - кам­нерезным, токарным, столярным, паяльным делом и лр Обучение ремеслам велось на заводе под руководством опытных мастеров. Непосредственно горнозаводскому делу обучали всех учащихся. Ежегодно ученики, достигшие девяти лет, с апреля по октябрь направлялись на рудники («к разбору руд»), чт0 способствовало приобретению ими практических умении, но в то же время вредило их здоровью. Часть учеников проходила дополнительное ученичество на предприятиях; прошедшим курс такого ученичества присваивались горные служебные чины.

Так возникла Барнаульская комбинированная - словесная, арифметическая и гео­метрическая школа с горнозаводской специализацией (42. 22).

Вслед за Барнаульской открываются горные школы: при Змеиногорском руднике (1760). при Н. Сузунском медеплавильном заводе (1770), при Томском (в верховье р. Томи) железоделательном заводе (1773). В том же - 1773 г. - начались занятия в Ново­павловской заводской школе. В 1780/81 уч. г. приступила к работе Локтевская заводская школа, в 1783 - Алейская, в конце 90-х гг. - школа на Салаирском руднике (58). В 1781 г. в Барнаульской школе насчитывалось 340 учеников, в Змеиногорской - 369. в Нижнесузунской - ПО, в Новопавловской - 73, в Томской - 57, а всего 946 чел. (34). Согласно «Положению об учебных заведениях при Алтайских заводах» от 4 августа 1836 г., горнозаводские школы, расположенные в «частях» горного округа, на его пери­ферии, при заводах и рудниках получили название «частных училищ». Они открывались при всех перспективных заводах и рудниках. В титульный список были включены Барна­ульское, Павловское. Сузунское, Томское, Гурьевское, Змеиногорское. Салаирское. Риддерское, Белоусовское, Семеновское, Черепановское. Николаевское частные учи­лища с общим контингентом учащихся 1775 чел. В 1837 г. открылось, кроме того, учили­ще при Колыванской шлифовальной фабрике на 50 чел. и при Царево-Николаевском золотом прииске на 50 чел.

По количеству учащихся, укомплектованности учителями, обеспечению учебника­ми, письменными принадлежностями, наглядными пособиями горные школы Алтая были лучшими в Сибири. В них обучались дети не только горных офицеров и военнослу­жащих, но и мастеровых, работных людей. Разумеется, обучали далеко не всех. Прово­дился отбор наиболее способных. Дети мастеровых и нижних чинов чаще всего не под­нимались выше словесного класса. И все же эти школы стали первым очагом светского образования на Алтае.


Здание

Барнаульского горного училища


Однако рудники и заводы испытывали нужду в техниках и инженерах, для подготов­ки которых элементарные горнозаводские школы не были пригодны. В связи с этим

Кабинет в 1779 г решил открыть в Барнауле горное училище - среднее специальное Небное заведение с7-6-летним сроком обучения, начавшее действовать с приоытием

пля нетей «ЬлагСШОДНЬ х» соиливии, о uLnuuMu-.., . ~г т it

Го им^ло вт^ое название - «Барнаульское благородное горное училище». Но прослой­ка -благородных, людей в Барнауле была незначительной, набор учащихся только из их среды оказался нереальным. Уже летом 1789 г. по распоряжению начальника Колывано-Воскресенских заводов Г.С. Качки в училище стали принимать наиболее способных вы­пускников горнозаводских школ, принадлежавших к разным сословиям.

К работе в горном училище привлекались высококвалифицированные специалисты: коллежский асессор Мартов, преподававший арифметику, начала алгебры, геометрию, физию общую и российскую географию, историю и российскую грамматику с упраж­нениями архивариус Шрамм, который вел занятия по химии, минерачогии и метал­лургии; пастор Габриэль, под руководством которого учащиеся изучали латинский, немецкий и французский языки. Особую струю в педагогический процесс внес прибыв­ший на работу обучавшийся в Петербургской учительской семинарии, впоследствии известный ученый-электротехник, академик В.В. Петров. Василий Владимирович вел в училище математику, физику, российскую грамматику и латинский язык. Молодой, высокообразованный наставник установил с воспитанниками отношения откровенной доброжелательности и взаимопонимания. Заметно улучшились организация и методика обучения. В этом плане следует высоко оценить введение Петровым учебных экскурсии на рудники и заводы. Ученики непосредственно знакомились с горным производством, что расширяло и углубляло их представления о своей будущей работе. Главная заслуга В.В. Петрова заключалась в том, что он впервые на Алтае стал вводить классно-урочную систему обучения (в России она внедрялась реформами ФИ. Янковича в 90-е гг.). Значи­тельное улучшение работы горных школ и училища связано с деятельностью ПК. Фро­лова, который некоторое время исполнял обязанности инспектора учебных заведений округа, а позднее стал начальником Колывано-Воскресенских заводов. Разночинец по происхождению, Петр Кузьмич был талантливым инженером и просветителем. При его непосредственном участии разрабатывался проект «Положения об учебных заведениях Колывано-Воскресенских заводов». Согласно «Положению», учебный план горного учи-лиша приближался к гимназическому, но отличался от него реальной и профессио­нальной направленностью. Окончившие училище получали хорошую общеобразователь­ную подготовку, что давало им возможность продолжать обучение на старших курсах Петербургского горного кадетского корпуса и становиться таким путем инженерами.

Весь период обучения в Барнаульском горном училище делился на 4 ступени (отде­
ления). На двух младших преподавались общеобразовательные дисциплины на третьем
осваивалась минералогия. На четвертом, высшем, отделении изучались специальные
предметы - пробирное и горное искусство, металлургия, маркшейдерское (плавиль­
ное) дело, горная и общая механика, архитектура, законоведение заводских и горных
учреждений. v

В 30 40 гг. XIX в. правительство потребовало, чтобы во всех средних школах и вузах тан^чен ДШТСЯ ПРИНи"П сословносВ это вР™я вводятся соответствующие «раз-Гм из ппТ " " Г°РН0М УЧШИШе; иностРанные «ыки разрешалось изучать лишь выход-доступ вПРгИпВпШ[егиР°ванны* сосл°™й. Эти же молодые люди затем получали реальный доступ в I орныи кадетский корпус.

■отора!3пмсле„пНОе 3аВеЛеНИе бЫЛ° прео6Разован° в Барнаульское окружное училище, Ги^боТих ZTel f °ЯКУЮ ЦеЛЬ: «"Р1"0™'™™ способнейших из детей низших чи-ZTlZ"™.!™™0 ведомства " Р«ным низшею разряда должностям по

нГчин^нГка'^Гбы"80""0"' °СОбеННО "*. * также доставлять м«т-

„косому о™ому^и„уПОДЧИНеННОСГЬ всех ^заводских школ Барнаульскому
^зве^ной мере спос^Г У' ™Ие "«"РМИзованной подчиненности и контроля в
велений ГггайсюГ 6сШяаЛ0 улорядоч<;нию «РО^сса обучения. Инспектор учебных
^„яннге^Г™ РУга ^Р™ ™ B«x г°Рнь« школ единый режим занятий и

постоянное годовое расписание. Была введена единая десятибалльная систем оценок (48).

Барнаульское горное училище сыграло серьезную роль в подготовке специалистов, в увеличении интеллигенции на Алтае.

Во второй половине XVI11 в. на Алтае была начата подготовка медицинских кадров Решение об этом принималось в 1751 г. По-настоящему медицинская школа стала фун­кционировать с 1758 г., когда во главе службы здравоохранения в Колывано-Воскре-сенском округе стал один из талантливых врачей Н.Г. Ножевшиков. В школе одновре­менно обучалось 15-20 чел., получающих после выпуска звание подлекаря. Латинскому языку учащихся обучал дьякон Федор Омский, рисованию и арифметике - учите чь горнозаводской школы Иван Морозов, а медицинским наукам - сам Никита Григорь­евич Ножевшиков. Воспитанники школы за годы учебы вооружались необходимыми специальными знаниями и умениями и, помимо этого, получали некоторую научную подготовку. До конца столетия школа под началом Н.Г. Ножевщикова подготовила око­ло 60 медработников. Выпускники данной школы Т. Андреев и С. Шангин явились пио­нерами оспопрививания на Алтае. Н.Г. Ножевшиков позднее работал в Москве, получив большую известность.

Горнозаводские школы, горное училище и медицинская школа ( при горном госпи­тале) так или иначе обслуживали лиц, связанных с определенной отраслью производ­ства — добычей и выплавлением цветных металлов. Другие слои населения округа не охватывались ими.

Правительство Екатерины 11 предприняло попытку организовать единый центр ру­ководства просвещением и открыть так называемые «народные школы». Подписанным императрицей Уставом 1786 г. предусматривалось создание губернских четырхклассных училищ, именуемых «главными» и уездных двухклассных, именуемых «малыми». В 1793 г. начало действовать Главное народное училище в Барнауле, в два класса которого поступили 63 ученика - представители разных сословий - мещан, крестьян (кроме крепостных), духовенства и пр. В составе учащихся насчитывалось 7 девочек (78, т. 1. с. 226). Преподавали здесь выпускники Петербургской учительской семинарии. В первых «Книга о должностях человека и гражданина» - своего рода моральный кодекс крепос­тнической монархии. В 3-4-х классах преподавались грамматика, 2-я часть арифметики, геометрия, физика, механика, история, география, естественная история, архитектура с черчением планов. В 1804 г. главные народные училища реорганизуются в гимназии. Барнаульское же училище в 1797 г. прекратило свое существование. Одна из причин его закрытия состояла в том, что оно оказалось не в состоянии конкурировать с лучше обеспеченными горнозаводскими школами и горным училищем.

При Петре I в России учреждатась гарнизонные школы - элементарные учебные заведения для детей солдат.' В эти школы зачислялись мальчики семилетнего возраста и старше Их обучали чтению, письму, счету, «художествам и мастерствам, кои армии и полкам потребны» (музыке, игре на флейте и барабане), а также писарскому, военному делу и некоторым ремеслам - слесарному, кузнечному, плотничьему, столярному, са­пожному и пр Обучение осуществлялось в течение четырех лет. Когда воспитанникам исполнялось пятнадцать лет, их назначали на службу в военные и гражданские канцеля­рии. Еще чаше они использовались на низших командных постах или хозяйственных работах в воинских частях и гарнизонах.

В 1765 г первая гарнизонная школа для солдатских детей открылась в Бииской крепо­сти. Учительские обязанности в ней исполняли двое солдат, причем один из них был малограмотным, но «умел считать», а другой не владел искусством счета, зато «разу­мел в чтении» По сенатскому указу в 1797 г. в Бийске учреждается вторая гарнизонная школа на 50 мест. Со временем работа этих школ налаживалась. Они обеспечивали папу-

ментарного образования. В них процветал суровый, казарменный ре-

чение детьми элем<

*" Основную массу населения Алтая составляло крестьянство. Почти до середины XIX в. для детей"^владельцев округа даже начальное образование было практически недо­ступно Правительство запрещаю принимать их в учебные заведения, которыми ведала канцелярия Колывано-Воскресенского начальства. Правда, как исключение, в 1830-е годы п7о обому указанию томского губернатора при частных (горнозаводских) учили­щах до 80 крестьянских мальчиков обучались «писарскому делу». Данная мера была пред­принята в связи с тем. что сельское население оказалось сплошь неграмотным, и воз­никли определенные трудности в управлении им.

В 183» г по решению Синода Томской епархии предписывалось открывать в селах элементарные школы. Первая сельская (церковно-приходская) школа на Алтае была учреждена в 1840 г в с. Новиково. В 1850 г. начальные школы открываются в Тогуле и Локте в 1853 - в Смоленском, в 1864 - в Енисейском и Елбанском. в 1866 - в Лугов-ском. в 1869 г. - в Яминском. Всего до 1880 г. открыто 32 сельских школы, в которых обучалось 769 чел. В среднем на одну школу приходилось 24 ученика.

Касаясь проблемы становления образования в Горном Алтае, мы, прежде всего, должны учесть, то обстоятельство, что процесс добровольного вхождения алтайцев в состав России продолжался в течение всего обозреваемого нами периода. Он начался в мае 1756 г. и завершился в 1865 г. (18, с. 134). Поэтому говорить об открытии здесь госу­дарственных или национальных (алтайских) школ не приходится.

Однако в связи с этим особого внимания заслуживает деятельность Алтайской ду­ховной миссии, основавшейся в Бийске. М.Я. Глухарев (в иночестве — Макарнй), воз­главлявший указанную миссию в 1830-1843 гг., положил начало изучению языка ал­тайцев, составил словарь местных наречий, осуществил перевод ряда церковно-рели-гиозных текстов на эти наречия (78, с. 103). Тем самым были созданы предпосылки для создания сети миссионерских школ во второй половине XIX в.

Таким образом, главным фактором зарождения и первоначального развития сети школ на Алтае явилось развернувшееся в XVII] в. строительство горных предприятий и усилившаяся в связи с этим потребность в подготовке квалифицированных рабочих, техников и инженеров. Этой потребности отвечали горнозаводские школы, сочетавшие общее начальное образование с производственным (профессиональным) обучением, а также Горное училище, обеспечивавшее выпуск специалистов, способных успешно ра­ботать на сравнительно хорошо технически оснащенных предприятиях горнорудной промышленности. Горнозаводские школы и Барнаульское горное училище были пере­довыми учебными заведениями своего времени.

В целом же на протяжении второй половины XVIII в. и первой половины XIX в. просвещение на Алтае развивалось крайне медленными темпами. В дореформенный пе­риод в округе не было учреждено ни одной средней общеобразовательной школы. На всей этой обширной территории к середине XIX в. насчитывалось только 16 начальных школ (1).

II. РАЗВИТИЕ ПРОСВЕЩЕНИЯ НА АЛТАЕ

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX веков

«ГГ^Г'1 П° СраВНению с Феодально-крепостнической, предъявляла бо-кои п фопмь^ 1ШЗНгИЯ " УР°ВНЮ о6разования населения. Осуществление «крестьянс-стве и в ппомь1,енн' УСК°РИВШее в стРане Раз™тие капитализма в сельском хозяй-и с ужаших В бТе гг у|у ШШаЛ0 ПОТРе6ность " грамотных земледельцах, рабочих и служащих. В 60-е гг. XIX в. остро встал вопрос о расширении сети школ прежде всего

ли^Г ^™Г -~^которь-^Г^ документу, мог-
^„ПТ преобладанием гуманитарных дисциплин, и реальными,

где большее внимание уделялось математике и естествознанию. Формально школа в России становилась бессословной, т.е. обучаться имели право представители всех сло­ев населения. Но нехватка учебных заведений, „ишета народных масс и реакционная политика царского правительства создавали предпосылки для сохранения в системе образования феодальных традиций (в первую очередь, сословности) и обрекали детей крестьян и рабочих на безграмотность. Так, выражая интересы аристократов, министр народного просвещения граф И.Д. Делянов 18 июня 1887 г. издал циркуляр, которым предписывалось не принимать в гимназии «детей кучеров, прачек, мелких лавочников и т.п.». Этот правовой акт, известный как «циркуляр о кухаркиных детях», закрывал дорогу в гимназии представителям трудящихся, детям из малообеспеченных семей и означал отступление от «Устава гимназий и прогимназий», утвержденного 19 ноября 1864 г. В.И. Ленин справедливо заметил: эпоха реформ 60-х гг. «оставила крестьянина нишим, забитым, темным, подчиненным помещикам-крепостникам и в суде, и в управлении, и в школе...» (24).

Ко времени упомянутых реформ Алтай оставался одной из отсталых в культурном, отношении окраин страны. Вопросы просвещения здесь решались крайне медленно. На­пример, в течение десяти лет велись разговоры об открытии в Барнауле женской про­гимназии. И только когда жена горного инженера Е. Преображенская подарила свой дом для прогимназии, ее удалось открыть в 1877 г. Это первое на Алтае среднее общеобразо­вательное учебное заведение имело в то время в своем составе подготовительное отделе­ние (26 учениц) и первый класс (24 ученицы). Предназначалось оно для обучения детей привилегированных сословий. В 1879/80 учебном году из 82 учениц прогимназии насчи­тывалось лиц из дворянских семей 66, духовенства - 6, купеческих и мещанских — 8, прочих - 2. Из крестьян не было ни одной ученицы. За обучение в прогимназии взима­лась плата.

И все же в пореформенный период наблюдается заметный рост числа начальных школ, прежде всего в городах. К 1889 г., в сопоставлении с предыдущим периодом, количество школ возросло с 16 до 226. Представление о типах школ дает табл. 1.

Таблица I

Количество начальных школ Алтая и численность учащихся в них (1889 г.) (2, 31, 74)

Типы школ (училищ)

Количество школ

Численность учащихся (чел 1

1

Городские

22

1S74

2

Горнозаводские

11

376

3

Казачьи

8

236

4

Цсрковно-приходгкие

89

1755

RniiocTHbie

66

2059

Миггнпнерские

27

623

Чягтные

3

91

ВСЕГО

226

7014

Соели учащихся начальных школ числилось 1354 девочки.

Городские ™ш.ша - начальные школы повышенного типа, преобразованные по Положению от 31 мая 1872 г. из уездных училищ. Их цель - дать детям ремесленников.

«2

менких служащих и торговцев повышенное начальное образование и некоторый мищ,-mvh прикладных знаний. В городские училища принимались дети не младше семилетне­го возраста В училище изучались: закон божий, чтение, письмо, русский язык, церков-нооавянское чтение, арифметика, практическая геометрия, география и отечествен­ная история, сведения из всеобщей истории и географии, из естественной истории и физики черчение, рисование, гимнастика. Ученики (мальчики) овладевали навыками работы по дереву и металлу. Г.у. делились на 1-классные, 2-, 3- и 4-классные. Срок обучения в любом из них составлял 6 лет. В 2-классном Г.у. продолжительность курса 1-го «класса» была 4 года, а 2-го - 2 года. В 3-классном - курс каждого из «классов» продолжался по 2 года, а в 4-классном - курс 1-го и 2-го «класса» продолжался по 2 гола, а 3-го и 4-го - по одному году. В каждом «классе» вначале работал только один учитель. Затем со старшими школьниками училиш стали работать педагоги-предметни­ки. Выпускникам Г.у. предоставлялось право поступать в низшие профессиональные школы или на I- и 2-годичные педагогические курсы. Младшие классы (отделения) постепен­но утратили свою популярность и закрылись. В 1912 г. Г.у. были преобразованы в высшие начальные училища (36).

С отменой крепостного права горнозаводское производство лишилось дешевой рабо­чей силы и стало приходить в упадок. Один за другим в округе закрывались рудники и заводы. Необходимость подготовки молодежи с горнозаводской специализацией отпата. Поэтому горнозаводские школы в 1879 г. были переданы в ведение Министерства на­родного просвещения. Тем не менее, как мы видим из таблицы, они еще работали и в 80-е гг. Затем их преобразовали в двухклассные сельские и городские училиша, лишен­ные практического уклона.

Казачьи школы Алтая — станичные и поселковые начальные учебные заведения, предназначенные для казаков Сибирских войск. Срок обучения в них устанавливался атаманами произвольно — от 2 до 4 лет. Специфика их работы состояла в повышенном внимании к военной подготовке учащихся, в воспитании уважения к традициям и обы­чаям российского казачества, в привитии молодому поколению чувства патриотизма. В 1916 г. эти школы в решении ряда административных и учебно-педагогических вопро­сов перешли в подчинение Министерства народного просвещения.

Церковно-приходские школы — самые массовые начальные учебные заведения, на­ходящие в ведении приходов. Надо отдать им должное — они сыграли большую роль в распространении грамотности. В 1884 г. были утверждены «Правила о церковно-приход-ских школах». Согласно этому документу, создавались два типа ЦПШ: одноклассные (двухлетние) и двухклассные (четырехлетние). В одноклассных изучались: закон божий, церковное пение, чтение, письмо и начальные сведения по арифметике. В двухклассных ЦПШ, помимо этого, ученики вооружались сведениями «из истории церкви и отече­ства». В начале XX в. срок обучения в ЦПШ увеличился: в одноклассных до 3 лет, в двухклассных — до 5 лет.

На Алтае все сельские школы, открытые по решению Синода в 1838 г., функциони­ровали как ЦПШ. К их числу в округе позже относились и так называемые юбилейные школы. Юбилейными они назывались потому, что учреждались в ознаменование 150-летия Алтайского округа. Согласно приказу № 19 Министерства Императорского Двора от 30 апреля 1897 г. на постройку каждого из 30 школьных зданий в пересетенчес-ких поселках ассигновалось по 400 руб. Бесплатно отпускался лес. Кроме того предпи­сывалось в течение десяти лет сметами Алтайского округа ежегодно предусматривать выделение для каждой юбилейной школы по 360 руб. на жалованье учителям и по 40 руб.

'*inwil.DWI4<VI \iy\JJ} И Др.

KvneifA TTJ.ZI ЦПШ НС последнюю Р™ь играла благотворительность. К примеру. KSneU A.B. Соколов на свои средства построил одну церковно-приходскую школу (

л. Шебалине (открыта 20 ноябпя 1ййо - >

работать 14 января 1890 г ) ЕШебалин I' РУГУЮ ~ " 3apt4HoC' часБииска <Ha4aJla
Кийской - 70 Kvnni.i u-, ™ ШеЬалинсК0" школе приступили к занятиям 30 детей, в
шетпали учебниГ ппои РеЯСТВаС°ЯерЖали ^"^^ технический персонал щкол,
поавГ 1990 8ТтТ " ^"^ пож™™* Краевед В. Шипилов (Алтайская

Ш1Ш в с Стапо Тк ' ЧТ° В БИЙСКОМ уезле с п° 1885 г 6ыл" открыты

ОбГской' Тс^b~rV Н0№"ТЬфь.шки„е, в с. Красный Яр, станице н'ово-Обинскои, в с^Сычевском и Быстром Истоке, в станице Верх-Ануйской, в с. Кокши. Это стало возможным благодаря меценатству и большой обшей поддержке и помощи школ ям.

Волостные училища на Алтае - начальные школы, дававшие крестьянским детям элементарные знания и готовившие их для работы в сельских управлениях. В Центразь-нон России по Указу 1830 г. открывались по одному на волость и содержались за счет особого сбора средств с крестьян; согласно новому Положению в 60-е годы такого рода сборы были признаны необязательными. Вследствие этого, В. ш., лишившись источника финансирования, почти повсеместно стали закрываться. Как показывает приведенная таблица, В. ш. в Алтайском округе в 80-е гг. по численности учащихся превосходили даже церковно-приходские школы; они пользовались поддержкой крестьянства.

Миссионерские школы - начальные учебные заведения, открываемые в России миссионерскими организациями в национальных районах с целью распространения христианства и подготовки миссионеров из среды местного населения. Такие школы создавались Алтайской духовной миссией в Горном Алтае. Перед ними ставилась зада­ча — проповедовать христианство среди детей алтайцев. Первая из них была открыта в 1856 г. в с. Мыюта. Вскоре они стали создаваться в других селениях: в Черном Ануе (1858) Паспауле (1860). Онгудае (1861), Кебезени (1867) и др. Согласно переписи 1897 г., в Горном Алтае действовали уже 30 начальных школ, в которых обучался 601 ученик (74). Из их числа 25 были миссионерскими, в которых обучалось 474 маль­чика и 166 девочек (18, с. 361).

С целью подготовки учителей для работы в миссионерских школах в Бийске в IS83 г. было открыто катехизаторское училище.

Относительно быстрый рост числа школ на Алтае во второй половине XIX в. да и в начале XX в. объясняется рядом причин.

После отмены крепостного права, повлекшей освобождение приписных крестьян и мастеровых, в округе, как и в других районах страны, распространение получил наем­ный труд. Крепнут капиталистические отношения, широко развивается торговля. Благо­даря строительству Сибирской железной дороги Алтай оказался втянутым в общерус­ский и мировой рынок. В городах и крупных селах возникают разного рода промышлен­ные предприятия - винно-водочные, кожевенные, сапоговаляльные, овчинно-шуб-ные, сыродельные, маслодельные, лесопильные, деревообделочные и др. Появляется множество частных ремесленных мастерских, развивается кустарное производство. По­этому с каждым годом нарастала потребность в грамотных рабочих и специалистах.

Крестьянская реформа сказалась на интенсивности переселения жителей Европейс­кой России в Сибирь, в частности, на Алтай. В 1862 г. в округе проживало 432 тыс. чел., а в 1897 г - 1326 тыс В последующие два десятилетия население здесь увеличилось вдвое (1897 г - 1 3 млн 1916 г. - 2,6 млн чел.) (78, т. 1, с. 125 и 128). Переселенцы из более развитых в культурном отношении районов страны становились поборниками преобра­зований в деле просвещения.

Следует заметить, что во второй половине XIX - начале XX в. царское правительство стало ссылать на Алтай своих политических противников. Хотя Алтай не являлся глав­ным районом сибирской ссылки, численность политических ссыльных и на этой терри­тории была значительной. Например, в 80-90 гг. XIX в. на Алтай седели немало народ­ников В этот период 6 таких ссыльных проживало в Новокузнецке, 19 - в Бийске, 28 -в Барнауле. Помимо того, лила, состоящие под негласным надзором полиции, прожи­вали в Колывани, Змеиногорске (78, т. 1, с. 163).

85

В числе ссыльных оказался либеральный народник В.К. Штильке. По его инициативе в Барнаул в 1884 г было создано «Общество попечения о начальном образовании». Члены общества провели широкую кампанию по сбору средств на строительство школ. Благодаря подвижнической деятельности самого Василия Константиновича и других членов общества - энтузиастов, в городе открываются Нагорная (1883) и Заичанская (1895) начальные школы, обе - в районах, где проживали малоимущие слои населения Барнаула В школах бесплатными были не только обучение, но и учебники, а некоторые дети из беднейших семей получали бесплатные завтраки, обувь и одежду. При этих шко­тах создавались бесплатные библиотеки. К 1896 г. численность обучающихся в указанных учебных заведения* составила примерно 400 чел. В 1897 г. при обеих школах обществом учреждачись воскресные школы для взрослых, в которых ежегодно курс обучения про­ходили до двухсот человек. Позднее члены общества явились инициаторами открытия летних детских площадок и народной гимназии. Первой учительницей в Нагорной шко­ле была А. А. Юферева - жена политссыльного. В воскресных школах занятия вели П.Е. Семьянов, А.Ф Веронский, ЯП. Шмаков, ставшие в 1905 г. членами РСДРП

Сильный удар по остаткам крепостничества в 1905-1907 гг. нанесла первая русская революция. По высказыванию В.И. Ленина, царизм был вынужден ускоренно разрушать остатки лобуржуазного. патриархального быта в России, вследствие чего ее буржуазное развитие стало шагать «замечательно быстро» (25).

На развитие народного образования в губернии большое влияние оказали выступле­ния рабочих с требованиями расширить сеть школ и улучшить постановку обучения в них. Большую роль в пробуждении сознания народа сыграли ссыльные социал-демокра­ты, поток которых усилился в 90-е гг. XIX в. и особенно после революции 1905—1907 гг. Невзирая на поднадзорное состояние, они вели политическую и агитационно-массо­вую работу среди трудящихся, занимались их просвещением, нередко становясь учите­лями неофициально организованных «вольных школ».

Сознательную тягу к знаниям проявляли и многие крестьяне. В годы революции за­метно увеличилось число «приговоров» крестьянских обшин о создании новых школ. На имя инспектора народных училищ только одного из инспекторских районов Барнауль­ского уезда к 1 янв. 1911 г. поступил 51 «приговор» от разных сельских обществ, которые ходатайствовали об открытии новых школ. К тому времени в данном — 2-м инспектор­ском районе - работало уже 188 школ, из них 65 - ведомства МВД и 123 — МНП (32).

К концу XIX в. наблюдалось значительное расширение сети школ в Барнауле и Бий-ске.

Тогда в Барнауле имелось более 20 начальных школ, в том числе: приходская школа, открытая в 1860 г., городское училище (1865), двухклассное женское приходское учи­лище (1868 с 1902 - Александровское), начальная приходская мужская школа (1S77), двухклассное мужское городское училище (1880), четырехклассное городское училище (1880), мужское приходское училище (1894), горнозаводская, Нагорная и Заичанская школы и др. Кроме того, здесь работала женская прогимназия.

В связи с закрытием к началу 90-х гг. большинства горных рудников и заводов встал вопрос о судьбе Барнаульского горного училища и об открытии на его базе мужской средней школы (реального училища). Структура его к моменту преобразования в реаль­ное училище (1897) была такова: первые три класса соответствовали курсу уездных училищ, а три последних подходили под тип низших технологических учичиш с горной специализацией (73. 11).

„,„!!!Т ° реорганизации Барнаульского окружного училища в среднее учебное заве-бТна™1ТЛЕЛеН спеииализацией б™ поднят в 1896 г. В связи с этим на заседании 3Н!У!.ЬС^ИРОЯСКОЙДумы корилось: «Край вступает на правильный экономичес-

iinfiCHHQ LI 'imiiUnviuiiiir'i'ii vi™ "•■" "*• n.\j.wmn\. i Dinnui и маши mi-

те^но межеЗоие^ёни » Г'* "" сельскохозяйственном). фотографии (на строи­тельно-межевом отделении). По мнению начальника горного округа открытие ре чльно-

зГдеш'Г и теТсТыТп "" шш—» ^-лжить об^е ™^еСх

В БиГке где ешГв ПбТ^ "*** ПОДГОтавки "У™™ *»™ специалистов (II,.

В Биискс где еще в П65 и 1797 гг. учреждались гарнизонные школы для солдатских

детей и где в 1847 г. появилась первая частная школа, открытая ссыльным ксендзом

Шишко, во второй половине XIX в. были созданы следующие начальные школы

  1. первая приходская школа для мальчиков с числом обучавшихся 46 чел (18601 и
    приходская школа для девочек, в которой занималось 23 чел. (1861). В 1875 г. на средства
    купца Морозова выстроено каменное здание для мужского приходского училища В
    1878 г. вдвух училищах насчитывалось 215 учащихся;

  2. Николаевская приходская школа (1880);

  3. женская прогимназия (1880).

С 1883 г. в городе работало катехизаторское училище, готовившее священников, пе­реводчиков и учителей для миссионерских школ (26).

Тем не менее проблема школьного образования в округе в рассматриваемый пери­од решапась неудовлетворительно. Перепись населения 1897 г. вскрыла удручающую кар­тину. Грамотных оказалось в Барнаульском округе 9.1% (в Барнауле - 34,5%), в Бийс-ком — 8,3% (Бийске - 27,7%), Змеиногорском округе - 9,0% (в Змеиногорске — 17,7Ж) (46). Грамотность сельского населения составила: у мужчин - 14,4, у женщин - всего 2,7%. Несколько выше она была в городах: в Барнауле грамотных среди лиц мужского пола насчитывалось около 45%, женщин - 24%; в Бийске - таких мужчин около 40. женщин — около 16%. Причем большинство грамотных к моменту проведения переписи окончило всего лишь начальную школу или научились читать и писать вне школьных стен.

Лии с высшим образованием в Барнауле учтено во время переписи 79, в Бийске - 17. со средним - соответственно 842 и 297 (в Барнауле тогда проживало 29 тыс. чел., в Бийске - 17 тыс.) Причем высшее и среднее образование имели представители дворян­ства, чиновничества, духовенства и купечества.

Еще хуже с обучением людей дело обстояло в сельских местностях округа. В конце XIX в. в целых районах Алтая не было обнаружено лиц, когда-либо обучавшихся в шко­ле. Так в существовавшем тогда Чарышском районе проживало около 800 человек, и среди них не было ни одного грамотного. В Западном районе из 6500 жителей грамотны­ми числилось всего лишь 6 человек (12).

Особенно низкой грамотность была среди местного населения Горного Алтая. Со­
гласно переписи в 1897 г., здесь проживало 41983 человека, в том числе 4635 переселен­
цев из европейских и сибирских губерний. Грамотных оказалось всею лишь 14S0 чело­
век, или 3 5%. Если из приведенной суммы вычесть 414 грамотных переселенцев, то
процент грамотности местного населения снижается до 2,3 и (74, с. 7). _

Элементарные школы Горного Алтая были не в состоянии обучать всех детей. Напри­мер в 1896 г Чемальскую школу посещало 32 чел., хотя в то же время 120 мальчиков и девоче школьного возраста не были охвачены обучением. В Шебалине насчитывалось около 120 детей школьного возраста. 92 из них не посещали школы. Подобная картина

Н3^Г^нны^^

го=ГГ^^а= IZ^1^™^-

тогда как на содержание полижи за эТОт же период - 1.3607 руб. 18 коп., или в 2.2 раза

^Тоотшшательно сказывалось на материальном положении учителей и школы. Из-за кра^ГнизкогГуровнПплаты труда наставников трудно было прижечь подходящ» пеаагогические кадры для работы в начальной школе.

Проведеннае Tl894 г. обследование 114 элементарных школ показало, что лишь 48 6% учителей в них имели образование в объеме 7 классов и выше; больше половины из чис£ вольных наставников не имели подготовки за неполную среднюю школу, не гпиопя уже о педагогическом образовании (31).

Вили! на одного из таких учителей поступило из одной деревни донесение на­чальству'округа: -Учитель пропускает 2/3 уроков, в классе сидит только по получасу, ленив, беспечен, не знает ни учебной методики, ни самого предмета, неспособен и неискусен в преподавании».

Такие учителя отнюдь не были досадным исключением. В Горном Алтае школьными наставниками, как правило, работали выпускники Бийского катехизаторского учили­ща. Но часто занятия вели и случайные люди. Например, в 1897 г. в Чергинской школе ♦учительствовал запасной ефрейтор», некогда обучавшийся в начальных классах. В Ше-балино преподавал «исключенный из второго класса городского училища» бийский мешанин (18. с. 361).

Сдерживало совершенствование просвещения в округе и то обстоятельство, что многие крестьяне-бедняки не могли послать своих детей в школу ввиду нехватки рабочих рук в хозяйстве.

Развитию школьного дела на Алтае препятствовали и некоторые чиновники. Напри­мер, мнение мирового посредника Алтайского округа сводилось к тому, что он не при­знает еще народ «способным и нуждающимся в грамоте» и что решительно отказывает­ся от инициативы «заведения школ», не признает существующих.

Даже в Барнауле начальные школы влачили жалкое существование. Вот что писал по этому поводу в Городскую управу протоиерей Барнаульского собора: «В Барнауле суще­ствует шесть церковно-приходских школ: Соборная, Богородская, Знаменская, две Покровские (мужская и женская) и при Благотворительном обществе. Все перечислен­ные школы имеют свои здания, содержат прислугу. Учащий персонал этих школ полу­чает содержание от казны в размере 420 руб. в год. Этот скромный оклад при дороговиз­не городской жизни едва удовлетворяет необходимые потребности тех, кои пользуются готовой квартирой при школе... Что касается тех, кои проживают на частных квартирах, они находятся в очень тяжелом положении». Далее протоиерей указывает, что не хватает средств на ремонт школьных зданий и приобретение учебно-наглядных пособий. Он просит управу об ассигновании на школу, «дабы нормально провести учебный год.. Управа же в ответ на ходатайство протоиерея рекомендует ему «прибегнуть к поиску лиц, кои могли бы жертвовать на школу не обременительные суммы» (56, 18, с. 362).

В таком же, если не в худшем, положении находились министерские школы.

Хотя местная буржуазия и не была заинтересована в широком развитии народного просвещения, тем не менее она добивалась от властей, чтобы дети трудящихся получа­ли минимум знаний, необходимых для подъема хозяйства Алтая. Этот минимум был крайне нужен для повышения производительности труда и обеспечения высоких при-оылей предпринимателей.

«Научиться простой грамоте, которая необходима, как воздух» - это кажущееся прогрессивным высказывание выражало общее чаяние буржуазии (9). Не случайно Бар­наульская городская дума в 1909 г. провела перепись детей школьного возраста и возбу-nZnrZ° ВВеДеНИИ всео6ше|° о6^»»« в ™роде, осуществление которого нос сГГ МВериТЬ0В течение *«™ ^. Уместно заметить, что всеобщее началь-

ol^ZopnTCb.0011 НС бШЮ ВВДеН° НИ В °ДН0М На"ленном "*«"*■ НИ на Буржуазно-демократическая революция 1905-1907 гг. со „сей остротой поставила

чТстТ напри^Г пХ^тели Л.' 1^° °ВЯЗЬ пРинимала УР°Д™вые формы, «.-гаияшшвяпаг,. - фидилжительность учебного года в деревенских начальных школах ХтТкГог,? зависимос™ от сроков начала и окончания сельскохозяйственных Р пганиТонГ "РТМаЛИ уча<™ " «ти. Подобный .учет требований земледелия, дезорганизовывал учебный процесс в школе, не обеспечивал соединения умственной подготовки ребят с их трудовой деятельностью. Сельскую школу заедал узкий практи­цизм. С первых лет учебы дети, не получив серьезной общеобразовательной подготовки и должного развития, вынуждены были усваивать прикладные знания, разбирать «дело­вые статьи» по сельскому хозяйству и ремеслам

При этом ставилась задача - «получить рабочего с верным глазом и ловкой рукой., в котором нуждались предприниматели. Задачи повышения качества образования, ум­ственного, духовного развития личности ребенка игнорировались.

Хотя на Алтае в начале XX в. не удалось ввести всеобщее начальное образование, оно все же получило развитие. В 1913/14 уч. г. здесь функционировало 808 начальных школ. Кроме того, работало 5 семилетних и 6 средних общеобразовательных школ. В школах обучалось 52069 учащихся и работало 1212 учителей (30).

В Барнауле продолжала расширяться сеть начальных училищ, возникали новые типы учебных заведений. В 1912 г. городские училища были преобразованы в высшие началь­ные училища - мужские, женские и смешанные. Они состояли из четырех классов с годичным курсом каждый. Принимались в них окончившие трехгодичные начальные школы, т.е. прошедшие курс обучения на первой, элементарной ступени школы. По состоянию на 1916 г. в уездном центре функционировало двадцать городских приходс­ких училищ с числом учащихся 2759 чел. (1479 мальчиков и 1280 девочек): два мужских и два женских высших начальных училища с числом учащихся 1128 чел. (640 мальчиков и 486 девочек).

В Бийске в 1917/18 уч. г. действовало: четыре высших начальных училища - Пушкин­ское мужское, женское и два смешанных; двадцать одно приходское — Заречные сме­шанные 1-е и 2-е, Владимирское женское. Николаевское женское, третье и четвертое женские. Троицкое женское. Казанские женские 1-е и 2-е, Михайловское мужское, второе мужское, Казанские мужские 1-е и 2-е, пятое мужское. Троицкое мужское, Успенское мужское, Сахаровское мужское. Заречное Покровское мужское. Заречное Покровское женское, Алексеевское Невское женское, училище Общества попечения о начальном образовании. В городе имелось частное начальное училище А.Г. Желтуховой. В целом по Бийскому уезду числилось 17 двухклассных и 243 одноклассных школы (28).

Крайне медленно в Алтайском округе развивалось среднее образование. До начала

Здание

первой Барнаульской женской гимназии

кадоов для них не льиили. иул^ипул-ч- ^ j

удовлетворить прежде всего, за счет выпускников гимназий. Развивающейся промыш­ленности, сельскому хозяйству, транспорту и торговле были необходимы соответству­ющие специалисты, что также требовало среднего образования.

Вопрос об открытии в Барнауле первой женской гимназии чиновниками ставился в течение трех пет. Наконец в 1900 г. она приступила к работе. В 1902 г. в ней открывается восьмой педагогический класс (14). В 1908 г. в окружном центре возникает частная женская гимназия М.Ф. Будкевич, в 1917/18 уч. г. на базе прогимназий Н.Н. Красулиной создается третья женская гимназия. Мужская гимназия в Барнауле учреждена была в 1912/13 уч. г По инициативе общества попечения о начальном образовании а 1917 г. была открыта народная гимназия - первая на Алтае средняя вечерняя школа.

В Бийске Николаевская женская гимназия приступила к работе в 1905 г. В 1909 г. на частные средства открывается мужская гимназия. К началу Первой мировой войны на­чали функционировать еще две частные гимназии.

Гимназии отвечали интересам тех молодых людей, которые стремились получать !~ума-нитарное образование и затем продолжить его в университете. Учебным планом 1914 г. на цикл гуманитарных дисциплин, изучавшихся в гимназии, отводилось 138 часов (по тог­дашней системе отчетности) в неделю, в два раза больше по сравнению с количеством учебного времени, расходуемого на изучение математики, физики, природоведения и географин, вместе взятых. Женские гимназии девушкам предоставляли возможность при­обрести профессию учительницы элементарной школы. Преподаватели гимназии добива­лись от учащихся выработки красивого почерка, навыков грамотного письма, вырази­тельного чтения, неплохого знания древних и современных иностранных языков.

Вместе с тем гимназическое образование рассматриваемого периода характеризова­лось большим отрывом от жизни. Зачастую уровень практической и теоретической под­готовки учащихся оставался низким. В 1907 г. попечитель Западно-Сибирского учебного округа А. Лаврентьев обследовал Барнаульскую женскую гимназию. «При производстве ревизии гимназии, - отмечал он, - выяснилось, что воспитанницы обнаруживают при ответах малую начитанность, затрудняются, например, назвать по литературе даже са­мых выдающихся деятелей отечественной литературы и названия произведений, не го­воря уж о «краткой передачи содержания последних» (14, с. 16-17).

В то же время учащиеся средних общеобразовательных учебных заведений были чрез­мерно загружены домашними заданиями.

Как ни была средняя школа оторванной от жизни, однако революционные события 1905-1907 гг. оказали свое влияние на рост общественного сознания учащейся молоде­жи. Ученики старших классов требовали, чтобы им дали возможность принимать учас­тие в обсуждении вопросов жизни школы, в частности, иметь своих представителей на заседаниях педагогического комитета и педагогического совета. Руководство женской гимназии эти требования отклоняло.

Часть учащихся была связана с подпольным комитетом РСДРП (учащиеся старших классов Барнаульского реального училища В. Кузьмин, П. Завьялов, С. Лебедянцев, уче-

ир

£zr, Tz;r,s1905 r -в Б—■• ? ~ "™ рГнГ

в!"и в опшниГваГнои ^" " УЧаЩИе1:Я Т0Г° Ж6 УЧИЛИЩа и женской 'имназии участво-
"05г ^роТвТомске С ""*" " Ра6°ЧИМИ в ПаМЯТЬ ° же"™* октябрьского

90

ском уезде; М.С. Мишуков - в Барнаульском уезде и др.).

Жизнь гимназий и реального училища строго регламентировалась. Например, для проведения внеклассной работы с учащимися требовалось получить разрешение окруж­ного начальства. Даже вечера художественной самодеятельности и экскурсии можно было проводить только с ведома и согласия попечителя учебного округа, находящегося в г. Томске.

Репрессивные меры, применяемые царскими чиновниками и жандармами по отно­шению к учителям и молодежи, не помогали. Революционные настроения в школах Алтая накануне мировой империалистической войны становились все более четко вы­раженными.

Интересы хозяйственного и культурного развития округа требовали организации профессиональной школы. Принятый в 1888 г. закон о промышленных училищах опре­делил три типа профессионально-технических учебных заведений: средние техничес­кие, низшие технические и ремесленные училища. Позднее (1893 и 1894) правительство дополнительно решило создать два типа упрощенной профессиональной школы ремес­ленных учеников и низшие ремесленные школы. Указанные учебные заведения давали только ремесленную выучку без опоры на какие-либо теоретические знания.

В 1897 г. вводится еще один тип профессиональной школы — ремесленные учебные мастерские — наиболее примитивный и дешевый тип профессионального учебного за­ведения. Основная задача его - подготовка рабочих по ремонту сельскохозяйственного инвентаря и ремесленников по некоторым видам кустарной промышленности. Подоб­ные учебные заведения, не дававшие никакой теоретической подготовки, не справля­лись с решением задачи профессионального образования. Правительство же считало такой тип профессиональной школы вполне подходящим для Сибири.

В этих условиях наиболее распространенной формой обучения кадров рабочих стано­вится ученичество подростков, хотя оно не могло обеспечивать выпуск квалифициро­ванных кадров для промышленных предприятий, сельского хозяйства и транспорта.

Потребности производства вынуждали предпринимателей проявлять заботу о про­фессиональном обучении молодежи. Открываются красильно-ткацкая школа в с. Бе­лом и учебно-показательная ткацкая мастерская в Усть-Чарыше (1913). В 1916-1917 гг. создаются Повалихинская, Локтевская и Тюменцевская показательные мастерские по ремонту сельскохозяйственных машин. После образования Алтайской губернии (июнь 1917) все эти учебные заведения перешли в ведение губернской земской управы. В 1916 г в Барнауле учреждается среднее механико-техническое училище с четырех­летним сроком обучения и ремесленная школа при нем. Низшая ремесленная школа открывается в Бийске (1917).

Еще в конце 1869 г. в Барнауле было открыто уездное: духовное: ^нлише --учебное

«ведение с четырехгодичным сроком обучения, предназначенное для детей православ­но духовенства (мальчиков). Сначала содержание образования в нем составляли m ь-«, предметы религиозного цикла да так называемые -мертвые., языки - ински и

чение новых языков. Обучавшиеся в училище мальчики, не имевшие призвания к рабо­те на духовном поприше, получили возможность для продолжения учебы поступать в старшие классы гимназии (35, 68). Преподавательскую работу в училище вели высоко­квалифицированные педагоги и опытные священники.

В Бийске и в Улале (Горно-Алтайске) работали катехизаторские училища - средние специальные заведения .Алтайской духовной миссии, где велась подготовка учителей для миссионерских школ.

Осенью 191) г. по инициативе Общества торговых служащих в Барнауле приступила к работе торговая школа - среднее коммерческое учебное заведение. Школа готовила спе­циалистов для нужд торговых предприятий. Она непосредственно подчинялась учебному отделу Министерства торговли и промышленности. Продолжительность обучения в шко­ле устанавливалась в пять лет. Два класса назывались приготовительными, три - основны­ми. Зачисление в данное учебное заведение осуществлялось на основании итогов испыта­ния за курс двухклассного училища. Школа являлась всесословным учебным заведением. На начало 1913 г. в ней обучалось детей: дворян - 3, духовного звания - 7, купцов - 3, мещан -31, крестьян - 27. Размер платы за обучение составлял 40-60 рублей в год. В учебный план, помимо общеобразовательных предметов, включались основы бухгалте­рии, коммерческое дело и др. Штатным в школе числился лишь один преподаватель. Ос­тальные работати по совместительству. Своим помещением школа не располагала.

В целом по губернии накануне Октябрьской революции насчитывалось десять низ­ших, одно среднее профессионально-техническое училище и торговая школа. Все они были небольшими по количественному составу обучающихся. Только в Барнаульском и Бийском четырехлетних ремесленных училищах обучалось по 40-60 человек, в осталь­ных — по 10—20. Вполне естественно, указанные профессионально-технические учеб­ные заведения не могли играть и не играли сколько-нибудь значительной роли в подго­товке квалифицированной рабочей силы.

На Алтае во второй половине XIX и в начале XX вв. ощущалась острая потребность в учительских кадрах. В ряде начальных школ работали выпускники Омской и других учи­тельских семинарий страны, а также Бийского и Улалинского катехизаторских училищ. К педагогической работе привлекались священнослужители, выпускники средних школ. В 1913 г. из числа преподавателей Алтая соответствующее их должности образование имели немногим более 20 процентов. Следовательно, здесь давно назрела потребность в открытии специальных педагогических учебных заведений. Первая учительская семина­рия открывается в селе Павловском в 1906 г. На 1 января 1907 г. в ней насчитывалось 17. а в 1911 г. - 75 учащихся. К моменту открытия семинария не располагала собственными помещениями. Занятия велись в арендованных у крестьян домах. Здание интерната (об­щежития) воспитанников семинарии было построено с большим нарушением санитар­но-гигиенических норм; врачебная комиссия запретила проживание учащихся в нем. Нормальная работа по подготовке будущих учителей стала невозможной. Осенью 1911 г семинария была переведена в Новониколаевск (ныне Новосибирск) 1917 ТТЯБ6РЯ 19'5 Г У™™1"™» семинария учреждается в Барнауле, а 19 ноября

ариф^т„ку^еГетоТТ: МКОН бОЖИЙ> РУСС1О1Й ЯЗЫК' ^рковно-славянский язык, ние* „coaale ос„ГьТпеФдагЗИКУ' ""°Р"Ю- ™г^™' естествознание, чистописа-

ij:z«~^7zz"»:^::Ty'пение> ручной ^с ними °ргани-

92

при учитечьских с™ыияпРа1стическ™ занятия в начальной школе. С этой целью . чительских семинариях открывались начальные училища в качестве опытных школ.

l^ZZf""u ИГ™"™ Пввго""««У» практику. Опытные школь, являлись так­же методическими центрами для учителей-практиков

УЧНш"1лиТ°ДИЧеСКаЯ 6а3" семинаР"й бша бедна. Они » течение длительного време­ни размещались в арендованных помещениях

Тем не менее эти специальные учебные заведения обеспечивали довольно высокий уровень профессионально-педагогической подготовки. Преподавательскую работу в них вели наиболее опытные и высокообразованные специалисты - выпускники учительс­ких институтов и духовных академий.

Таким образом, в период после открытия первой школы на Алтае народное образова­ние здесь получило развитие. Однако и в начале XX в. оно находилось на низком уровне.

В 1917 г. грамотность населения губернии составляла всего лишь 15,3 процента (в городах - 28. в сельской местности - 14,6 процента). На 2547290 жителей Алтая прихо­дилось 72716 учащихся.

Еще хуже с народным просвещение дело обстояло в Горном Алтае, где насчитыва­лось 28 миссионерских школ. Из 1500 обучавшихся в данных школах детей коренных жителей - алтайцев - было немногим более 300 человек. Среди алтайцев, проживавших в селах, грамотные составляли всего 1,5 процента, а среди кочевников — только 0,4 процента (34, с. 230).

По существу не получили развитие профессионально-техническое и среднее специ­альное, не говоря уж о высшем образовании.

На народное образование в губернии расходовалось денежных средств в 25 раз мень­ше чем на содержание полиции.

III. ОБРАЗОВАНИЕ НА АЛТАЕ В 1917-2000 годы

Указанный период в общественно-политической жизни страны и в истории просве­щения был сложным и противоречивым. За первые пять лет власть в центре менялась трижды, а в Алтайской губернии за 957 дней - четырежды. Известно, что после сверже­ния монархического строя Временное правительство в качестве центрального органа помещичье-буржуазной власти существовало с 15 марта по 7 ноября 1917 г. Советская власть в Барнауле утвердилась 7 декабря 1917 г. и через 189 дней (15 июня 1918 г.) была свергнута объединенными силами контрреволюции - меньшевиков, эсеров, белогвар­дейцев сибирской буржуазии, мятежного чехословацкого корпуса и иностранных ин­тервентов. Алтайские партизаны освободили губернский центр от колчаковцев только через 544 дня - 10 декабря 1919 г.

Во всех случаях смена властных структур на территории губернии происходила не одновременно. Например, в Бийске Советская власть установилась 4 января 1918 г.. в Славгороде и Камне-на-Оби - только в марте 1918 г.

На территориях, занятых красными партизанами, уже в начале января 1919 г. восста­новились органы Советской власти - исполкомы, ревкомы. А вот Бийская уездная зем­ская управа, созданная при адмирале Колчаке, окончательно была распущена только

7 ^^обстоятельства не могли не отразиться на состоянии народного просвеще­ния При этом нельзя не учитывать роли самих народных масс в строительстве школы.

ШКОЛА АЛТАЯ ПРИ ВРЕМЕННОМ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ В РОССИИ

Правительство Керенского^^^Z^^^^^^™^

вылелипся в самостоятельную губернию с центром в Барнауле, где образовался вре­менный г\биспо1ком Вводилась должность комиссара правительства. В уездах и волос­тях создавались соответствующие земские управы. Наряду с ними действовали Сове­ты, которые в Барнауле. Бийске и в других городах начали возникать с марта 1917 г. (78, т. I.e. 133-134).'

Представители буржуазно-помещичьей власти не внесли сколько-нибудь серьезных изменений в сложившуюся к тому времени классово-сословную систему образования. В манифесте правительства, обнародованном 17 марта 1917 г., ни слова не было оказано о фактической доступности школы для детей трудящихся. Подавляющее большинство из числа последних не посещало даже элементарную школу.

О том, насколько Алтай был ограблен в смысле грамотности и образования, говорят данные II Всероссийской переписи населения за 1917 г.

Таблица 2

Уровень грамотности населения Алтая и охват детей обучением в школах поданным II Всероссийской переписи 1917 г. (39)

В целом по Алтаю

По городам

По селам

Грамотность населения (в %)

I5.3

28.0

14.6

Доля учащихся в составе населения Алтая (в %)

2,7

9,4

2,4

Процент учащихся по отношению к общему числу детей школьного возраста

17,2

62,2

15.1

Всего учащихся (чел.)

72716

9573

63143

Из приведенной таблицы следует, что в то время около 350 тыс. детей школьного возраста в губернии не обучались. Положение осложнялось еще и тем, что с территорий России, оккупированных немецкими войсками во время I мировой войны, на Алтай прибыли тысячи беженцев. Земства и органы народного образования при них не смогли организовать обучение детей нахлынувших в губернию беженцев, проявив полную не­состоятельность.

В жизни учебных заведений проявились и новые веяния. В губернии возникли обще­ственные организации: Союз учителей; Союз законоучителей; Союз учащихся старших классов. Особенно большим влиянием пользовались Объединенный родительский ко­митет и Союз учителей. Они выступали за проведение демократических реформ в обла­сти образования. Члены этих общественных организаций выступали с предложениями на учительских съездах.

Так, проходивший в мае 1917 г. Бийский учительский съезд потребовал создания единой, обшей для мальчиков и девочек, школы трех ступеней - низшей средней и высшей - и государственного финансирования всех учебных заведений (76 с 53)

Однако прежняя система образования и система управления школой не'претерпели сколько-нибудь заметных изменений, а финансирование просвещения даже ухудши-

ПЕРВЫЕ ШАГИ СТАНОВЛЕНИЯ НОВОЙ СИСТЕМЫ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА АЛТАЕ

Уго"!^!сегоТ Пре°браЗОВания пР«веШения на Алтае затянулся. Объясняете», 94

прежних структур власти. 16 февоало ни

постановление об упразднении городской УПпавыПилГМ Бариаульского Совета ПРИНЯЛ

ппггыпмпиыа d i-лииа .. ^ уиуааы И ДУМЫ.

полномочия в конце марта Создании У ^ены управы СЛОЖИЛИ с себя

вил учитель по профессии' бьтший У"ДНЫИ °ТДеЛ HaP°"HO'° образования возгла-
Сибирского запасноТостре'лкоГополкаППРгШК " "ачальник У"6"™ к°м:™ь, 24-го
делом народного образованГна нач!ГгЬ м™ 3аВел.ующим Бийским уездным от-
нова. В декабре 1917 г. ПетрСеГновГп:, * """^ Славг°Родским " П С "арфе-
ного образования «-"«нович Парфенов руководил губернским отлелом народ-

це ^Г^и^ГвГрГийТкГ*"" ПР°ТИВ ПеРеДЗЧИ аЛаССВ БаРНЛ" товк, Их поддержи Й££Г^Г^ Н^Г=е 1 ™ etЕ

Яот1ИниЧЧГтТкЛеИ"ИНТеРНаиИОНа;1ИСТОВ ВСТЗЛИ т сторон* Советски ГстГиТачали сотрудничать с вновь созданными органами народного образования

Вести о событиях, происходящих в центре России, на периферию приходили с не­избежным запозданием, что затрудняло работу местных органов

Еще осенью 1917 г. газеты, издававшиеся в Барнауле и Бийске, опубликовали Об­ращение народного комиссара по просвещению А.В. Луначарского «О народном про­свещении» от 29 октября 1917 г. В этом документе говорилось что новая власть будет бороться за осуществление в кратчайшие сроки всеобщей грамотности путем органи­зации сети школ, отвечающих требованиям всеобщего обязательного бесплатного обу­чения, и предпримет меры по подготовке армии народных педагогов. Нарком отмечал: • Но на простой грамотности, на всеобщем первоначальном обучении не может оста­новиться ни одна истинная демократия. Она должна стремиться к организации единой для всех граждан абсолютно светской школы в нескольких ступенях» (29, с.8). В «Обра­щении» придавалось огромное значение улучшению положения учителей, сотрудни­честву педагогов с общественностью и участию широких масс трудящихся в развитии просвещения.

Органы народного образования, создаваемые Советами, из-за кратковременности их работы и из-за недостаточности практического управленческого опыта не успели многого сделать, но предприняли первые шаги по пути перестройки школьного дела в соответствии с директивами Советской власти.

Большая часть преподавателей средних школ встретила «в штыки» декреты и поста­новления правительства о школе. У враждебно настроенных по отношению к пролетар­ской атасти лишь озлобление вызывало введение нового, упрошенного правописания (без буквы «ять», без твердого знака, без фиты и т.п.) (76. с. 62). 9 апреля I91S г. в газете «Голос труда» было публиковано объявление о прекращении изучения закона божьего в школах Алтая. Противники светской школы подвергли нападкам декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви. Многие педагоги выступали за преподавание в школах закона божьего как необязательного предмета. Барнаульский съезд учителей записал в принятой резолюции: «Что касается религиозного воспитания, то съезд счи­тает, - оно должно быть добровольным... Религия не должна быть в ущерб учебным занятиям. В исполнение учениками религиозных обязанностей школа не должна вмеши­ваться» (15) Совет Союза учащихся старших классов предлагал прекратить преподава­ние «кона божьего в средних учебных заведениях. Органы Советской атасти изыскива­ли средства для финансирования школ. Так, Славгородский уездный Совет крестьянс­ких депутатов в марте 1918 г. вынес решение об организации сельскохозяйственного училища в бывшем имении Сорокиной (19). 13 марта 1918 г. исполком Барнаульского совета оштрафовал капиталистов города на 2 млн руб., отпустив из этой суммы на нужды народного образования 300 тыс. рублей. ' В 1917/18 V4 г наметились положительные тенденции в развитии образования.

По решению крестьянских сходов во многих селах и деревнях открывались новые школы Местные представительные органы власти изыскивали дополнительные сред­ства для ремонта школьных помещений, проявляли заботу о повышении материально.»

Р высшие начапьных. 10 сельскохозяйственных школ.

Многие "чите™ начальных школ начали поддерживать правительственные меры, направленные на совершенствование дела образования. Под влиянием их и Союз учите­лей нТчал менять свою позицию в вопросах демократизации просвещения. В феврале 1918 г Совет Союза учителей создав специальную комиссию по реформированию шко­лы В нес вошли и представители родительских комитетов барнаульских гимназий, ре­ального училища, учительской семинарии.

В проекте реформы школ, подготовленном комиссией, говорилось, что: «Школа дотжна быть единой; строиться на демократических началах; считаться с индивидуаль­ностями учащихся; мальчиков и девочек обучать совместно; уравнять программы мужс­кой и женской гимназий; быть ближе к жизни и семье; обучение строить на трудовом принципе (ручной труд, домоводство, огородничество, садоводство); знакомить с при­родой и социальной средой; вырабатывать самостоятельность и инициативу; иметь са­моуправление по образцу американской и германской школы (клуб, кооперативы, на­учные кружки); заботиться не только об умственном, но и физическом развитии (гим­настика, площадка для игр); осуществлять эстетическое воспитание (музыка, рисова­ние, пение и др.); иметь своего врача, знакомого с психологией и педагогикой; для •трудных» детей создавать отдельные школы; систематически переподготовлять учите­лей; проводить съезды учителей; создать условия для жизни и работы учителей» (57).

Тогда же действовавшая городская управа образовала под председательством ПС. Малахова специальную комиссию для разработки «Проекта Устава родительских организаций при школах повышенного типа». В состав комиссии вошли наиболее опыт­ные педагоги: ЕЕ. Бастригин, Д.В. Духонин, М.С. Шапошникова, К.А. Шинкоренко и др. Предстаыенный комиссией проект, в частности, включал такие пункты:

«§ I. Родители учащихся, как один из составных элементов автономной школы, об­разуют родительскую организацию при школе»;

•§ 2. Целью родительских организаций при школах повышенного типа является объ­единение семьи и школы для совместной работы в деле воспитания и обучения детей и попечения о материальных нуждах учащихся»;

• § 4. Родители учащихся принимают участие в обсуждении вопросов школы непос­редственно на общих и классных собраниях»;

•§ 25 (последний). Родительский комитет является постоянным сотрудником педаго­гического сонета, при обсуждении и решении различных вопросов школы, освешая их с точки зрения семьи» (59).

Оба проекта были обнародованы в ав|-усте 1918 г. В это время еше не были опублико­ваны ни «Положение о Единой трудовой школе РСФСР», утвержденное ВЦИК 30 сен­тября 1918 г., ни «Декларация о Единой трудовой школе». Оба документа появились в печати лишь 16 октября 1918 г. Но идеи, нашедшие отражение в данных документах уже вынашивались среди педагогов, в том числе и на Алтае. Некоторые положения представленных проектов являлись данью концепции Всероссийского учительского со-

гоажГиско1» ™ТнРойИвТИе НаР0ДН°Г° о6Р^ния «а Алтае надолго было прервано но=™Т,9^

ШКОЛЫ АЛТАЯ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ В СИБИРИ

Советская власть в Сибири пала под ударами войск интервентов и белогвардейцев летом 1918 г. Захват сел и городов мятежниками сопровождался жестокостью, грабежа­ми и насилием. Так. белогвардейцами 25 июня 1918 г. был схвачен учитель из Бобровс­кого Затона. Его убили без суда и следствия, якобы «при попытке к бегству». Осенью 1918г. против белых выступили крестьяне с. Черный Дол Славгородского уезда В ночь на 2 сентября повстанцы взяли Славгород. Восстание было жестоко подавлено атаманом Анненковым. При этом погибли тысячи ни в чем неповинных людей.

Сначала «Временное Сибирское правительство», а затем адмирал Колчак, объявлен­ный 18 ноября 1918 г. «верховным правителем России», повсюду устраняли органы Со­ветской власти и вновь создавали губернские, уездные и волостные земские управы. Со­гласно решению Омского правительства от 21 декабря 1918 г. «Школьное образование должно быть сосредоточено в ведении земства». Так, Председателем Барнаульской уезд­ной земской управы назначили К.Ф. Кривчинова. Отдел народного образования с 10 сен­тября возглавил С.Д. Лобанов, окончивший два вуза и имевший опыт земской и педаго­гической работы. Его помощником с I ноября 1918 г. стал СВ. Хабаров. В аппарате отдела работало десять инструкторов, на каждого из которых приходилось по 50-60 школ.

Земские управы и отделы народного образования с осени 1918 г. предприняли ряд мер, связанных с организацией работы в области просвещения.

15 декабря 1918 г. на первом губернском земском собрании была утверждена смета расходов на 1919 г., рассматривался план работы губернского отдела народного образо­вания, в котором предусматривалось создание педагогической библиотеки, открытие образцовых школ, установление именных стипендий. Заслушивался доклад о состоянии приютов для детей-сирот и для детей беженцев. При этом гласные признавали, что содержание и воспитание детей беженцев в приютах поставлено неудо&тетворительно. Земское собрание положительно решило вопрос об издании журнала «Барнаульский народный учитель». Редактирование журнала поручили С.Д. Лобанову.

На заседании губернской управы 20 декабря 1918 г. обсуждался вопрос о «содержа­нии» (финансировании) Улалинской гимназии и Онгудайского высшего начального училища. Эти учебные заведения были открыты в надежде на то, что Министерство народного просвещения (ведомство колчаковского правительства в Омске. - Ред.) при­мет их содержание на себя, но последнее отказалось выделить даже минимальную сумму денег на эти цели, пообешав «принять» гимназию и училище «на средства государ­ственного казначейства» со следующего, 1919 г. Председатель управы поддержал хода­тайство по следующим мотивам: «Каракорум-Алтайский уезд самый темный; число гра­мотных в нем среди инородцев не достигает полных трех процентов; по причинам спе­цифического характера народное образование находится в плачевном состоянии; обес­печение учащими затруднительно при отсутствии инородческой интеллигенции, кото­рую необходимо создавать для поднятия уровня населения; край беден». Управа выдели­ла К) тыс. рублей .для покрытия нужд Улалинской гимназии и Онгудайского высшего начального училища» (69).

Инициативу в управлении школьным делом проявили и уездные отделы народного образования.

Только ул последние гри месяца 1918 г. в Барнаульском уезде было открыто 24 на­чальных ШКО1Ы и 3 высших начальных училища - Сорокинское, Чистюньское и Мас-лянинское (70 л.14). Началась подготовка к открытию в 1919 г. еше 30 начальных школ и К высших начальных училиш, а также одного среднего сельскохозяйственного и

3 ремесленных учебных заведений. Для проведения внешкольной работы с учащимися и взрослым населением отлел народного образования намеревался открыть в уезде 8-10 «народных домов», которые, по замыслу учредителей, должны располагать библиоте­кой-читальней, аудиторией для лекций, кабинетом для научных занятии, комнатой для детей (70 п 155) С участием УОНО вынашивался ачан организации Крестьянского университета В уезде в 1918/19 уч. г. числилось 352 учителя, в том числе 105 мужчин и 247 женщин Педагогов не хватало даже для работы в действующих школах. Учителя выпол-нячи чрезмерно большую педагогическую нагрузку. К примеру, в Кислухинской на­чальной школе учительница Артемьева вела занятия с 150 учащимися (65). Из-за отсут­ствия педагогов нередко в школах учебный год начинался с большим опозданием. Так, в Полковниковской начальной школе они начались 27 ноября 1918 г., а в Налобихинс-кой - лишь с 15 января 1919 г. (65). Для работы во вновь открываемых школах не хватало около 40 учителей. Уездный отдел народного образования решил организовать двухме­сячные курсы для подготовки учителей и предусмотрел сметой выделение 132200 руб. Краткосрочные педагогические курсы открыл также Бийский УОНО. Учителей не хватало также в Каменском уезде. По этой причине вместо 105—107 запла­нированных еще при Советской власти школ удалось в 1918/19 уч. г. открыть только 57.

На народное образование в Алтайской губернии расходовалось 4% средств общего ее бюджета (76. с.73).

Под предлогом «учета интересов крестьянских хозяйств», связанных с сезонным ха­рактером работ земледельцев, управы сокращали длительность учебного года, предлага­ли занятия в школах проводить с 25 сентября до 1 мая (по новому стилю). Оплата труда учителей производилась только с 1 октября, что не могло не вызвать недовольства на­ставников.

Заработная плата большинства «учащих» составляла около 200 рублей. В условиях дороговизны того времени при таком жаловании невозможно было существовать. Бар­наульскому УОНО удалось от правительства добиться прибавки к зарплате семейным педагогам - 50 рублей в месяц (70). Учителям начальной школы ни по старости, ни по стажу работы не выплачивалась пенсия. Наставники унизительно просили начальство «прояснить» этот вопрос. Чиновники ограничивались отписками такого рода: «Поста­новлено просить МНП, когда можно ожидать разрешения вопроса о пенсиях учителям, в каком размере, и ходатайствовать о скорейшем разрешении в положительном смысле этого вопроса» (27). Работники городских и особенно сельских школ не снабжались учебниками, бумагой, керосином, спичками, посудой, одеждой, обувью. Наставники искали выхода из создавшегося положения. Педагоги Бийского уезда постановили со­здать «Учительский кооператив» и таким путем попытаться улучшить снабжение про­свещенцев промышленными товарами. Но и эта мера в условиях разрухи народного хозяйства в губернии не достигла цели.

Условия труда учителей становились невыносимыми. Не дождавшись помощи от вла­стей, они вынуждены были переходить на другую работу. Многие школы стали закры­ваться. Немало наставников ушло в партизаны и с оружием в руках боролось против колчаковского режима.

ШКОЛЫ АЛТАЯ В ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (1919-1991)

Реформирование народного образования на Алтае практически началось с 1920 г До ноГ пРеобеНИ СЛОЖИВШаяся в России сис™а образования не подвергалась сушествен-дений ГнятГВаНИЮ: ° ВДОСТНОСТИ «мнились многочисленные типы учебных заве-

вн«^ись сеоЛ°ВОЛИЛИСЬ П° СТаРЫМ УЧебНЫМ ШТаНЗМ' программам и Учебникам; не но^питатеГ изменения " структуру управления школой, в организацию учеб-

намГнаподнот fi° "P°UeCCa; HaK°HeU' "C ПРОИЗОШЛО с"™ы кадров руководства орга­нами народною образования и школ, особенно средних. Опубликованные ранее в мес-

98

тной печати директивные документ..! ,. „

отменены. Документы с падением Советской власти в губернии были

„ого об'рио'ваниТв. Егоршт^с^ТаТ*1 3аВеДующии ^бернским отделом народ-

жение о единой трудовой школе? ZZ ч™ "ИСЬМа' ' К°Т°РЫХ' ССЫЛШ°Ь "* *П°Л°-

zo^TZZZZ1™"™ У"'еНИЙ ВСТенах шк°™, безусловно, не допускается, а

ZГвоГщ°е:^о™Ра^ ^лГоТ^оГ" УПВся™ ", „о-

Всякие отметки L^J^^^Z^^T1 " ^""^^

Задание на дом уроков и работ отменяется-

Никаких наказаний в школе не допускается-

Все экзамены: вступительные, переходные и выпускные - отменяются

Переводы из группы младшей ступени в старшую проводятся по постановлению педагогического совета во всякое время учебного года;

По окончании учебного заведения выдается обычное удостоверение на простой бу­маге и без отметок;

На свободные вакансии учащих принимать лиц обоего пола на равных основаниях;

При приеме детей в учебные заведения не должно быть никаких привилегий, но детям трудящихся должно быть обеспечение к поступлению;

В школах вводятся горячие завтраки за счет государства по мере возможности;

Плата за обучение во всех классах школы отменяется;

Ко всем работам по самообслуживанию помещений школы привлекаются сами уча­щиеся; школы должны обходиться без курьеров и сторожей;

Никаких директоров, инспекторов, начальниц, экономок, классных дам, надзира­телей не допускать; школа должна управляться выбранными членами коллектива и школьным советом» (61).

Не удивительно, что консервативные элементы оказали сопротивление идеям «рас­крепощения» школы и школьников. К тому же, как известно, и в «Положении о единой трудовой школе» и в письме Егоршина нашли свое выражение требования сторонников теории «свободного воспитания», которое далеко не всегда оправдывало себя на прак­тике. Губревком поддержал указания руководителя отдела народного образования.

10 февраля 1920 г. губОНО утвердил «Положение о школьном Совете». В пункте 2 этого «Положения» говорилось, что в школьный Совет входят: все лица учебно-вос­питательного состава школы, врач, по одному представителю от старших групп уча­щихся, не моложе 12 лет, представители от служащих школы, профсоюза, союза моло­дежи, партии коммунистов (61).

С марта 1920 г. для усиления влияния трудяшихся на работу в области просвещения при органах управления им стали создаваться «Советы народного образования» (61).

Руководители просвещения Алтая отчетливо сознавали, что вопрос о борьбе с тем­нотой и невежеством, с отставанием края в развитии просвещения оказался не менее серьезным чем вопрос о власти. На 2-м съезде Советов Алтайской губернии 29 июня 1920 г. в одном из докладов было сказано: «Нам нужны сотни школ и тысячи учителе,,»

(49)

Поэтому в губернском центре и на местах предпринимались меры по расширению сети школ, реорганизации прежде существующих школ в учебные заведения нового

™"на упомянутом губернском съезде Советов приводились такие данные об учебных заведение на Алтае- здесь к тому времени насчитывалось 1,34 школы 1 ступени и 36 - II Численность учащихся составила 83763 чел., а учителей - 2438 чел., свободны-

МИСл:дТе"Ьам3етитВьч™1вЙу-вияХ послевоенной хозяйственной разрухи, отсутствия необходимых средств для финансирования просвещения эти показатели вплоть до сере­дины 20 х годов снижались. В 1920/21 уч. г. количество школ уменьшилось до 1124, „а

49

urn „„HSR в 1912/23 V4 г -до 789, в 1923/24 уч. г. -до 741. Числен-

1765 чет И только с 1924/25 уч. г. намечается рост сети алтайских школ.

О_Гшжь с положением в просвещении на Алтае, заведующий Сибирским отд°оГнароГого образования Д.К. Чудинов 17 января 1923 г. в качестве положитель­ного момента отметил, что несмотря на сокращение числа школ в губернии здесь уда­юсь по сравнению с другими территориями Сибири сохранить довольно широкую сеть школ В 1922/23 уч г расходы на народное образование превысили 1/3 местного бюджета (62) Однако и здесь по сравнению с довоенным уровнем и уровнем 1920 г. наблюдалось сокращение числа общеобразовательных учебных заведений. Преобладающим типом школы была школа I ступени с четырехлетним сроком обучения. Школ II ступени (де­вятилеток) оставалось только 5. VI съезд Советов Алтайской губернии констатировал, что народное образование на Алтае «находится в тяжелом положении и далеко не удов­летворяет насущных потребностей населения, давая возможность лишь 30% детского населения посещать школу» (50).

Еше хуже обстояло дело с национальными школами Бийского уезда. Инструктор уездного отдела народного образования, вернувшись из поездки по уезду в ноябре 1920 г., писал: «Только в одной Сузонской волости обнаружено детей школьного возра­ста - украинцев 734 чел., кумандинцев - 586, алтайцев - 141 чел., а в школу и полови­на не ходит. В школах нет бумаги, карандашей, даже мелу. Пишут на доске углем. Учите­ля сидят без продуктов. Многие отказываются от работы. Помещения разрушены, не отапливаются, нет окон, дверей, невозможно приобрести строительные материалы (стек­ло, скобы и проч.)» (59).

В Горном Алтае, где по решению ВЦИК РСФСР от 1 июля 1922 г. образовалась в составе России Ойротская автономная область, в 1922/23 уч. г. насчитывалось 56 школ, из них 16 алтайских и 10 смешанных. Детей казахов и алтайцев в них обучалось 712 чел. (79). И здесь многие дети не были охвачены школой.

28 июля 1921 г. в Барнауле состоялся съезд по социальному образованию, который рекомендовал придать школе трудовую направленность. Он оказал заметное влияние на практическую деятельность школ по трудовому воспитанию и положил начало накоп­лению опыта в этой области.

В 1921 г. в уездах стали создаваться летние трудовые школы, или, как их называли в то время, колонии. В них находились дети 8-16-летнего возраста. Обучение детей сочета­лось с коллективным производительным трудом, самообслуживанием и отдыхом Лет­ние школы открывались обычно в середине мая и работали до конца августа Ежедневно в течение трех часов дети занимались, затем работали на огороде В 19^1 г в губернии функционировало 34 такие школы (23).

„"" ™р'с.н"й опыт УЧ«™ения "язи обучения с трудом ребят складывался в создан-йьлп ™„ г-оп°Рн°-показательнь1х школах имени 111 Интернационала. Всего их

удобнь «„Г™ Ш ""? С ЧИСЛ°М УЧаЩИХСЯ 36° ЧеЛ- Э™ ш™»" Располагали более

*«««е,нш„,б«» укомплектованы наиболее образованными опытными

стТи „DotP УТ ШК0Л°И ЯЖтЯЯ ВШШЫЙ Педагог АМ Красноусов, впослед­ствии профессор. В составе коллектива учителей работали филолог П Г Егоров этног-

ГваГульсГ Б В AH0T' УЧеШ1" Н' РеРИХа ™--ивь*~"" к А Н РБ° р ™Ги др оарнаульская, Ьииская, Павловская и аочте шшм ,.,, m м

краеведческой работе Межтнягтя»..»,,? Участках. Много внимания уделялось

Р ооте. между наставниками и воспитанниками складывались отношения

ГюРдТя~стНь°ТтоТч?1*- ВСе ^ ИСК™>— школьники включись в обшествен-ТЛ "™ 1 ?.™М Ч" f D Ра6от* по самоуправлению. В Барнаульской школе им.

Уже в пеовой положи п ^ С<ВДН "ерВЫЙ в ^ернии пионерский отряд.

Уже в первой половине 20-х годов на Алтае получили развитие коллективные формы организации производительного труда, „ том числе субботники, воскресники. кРу5кки по кустарным ремеслам (шитье сапог, переплетное дело и др.). Во многих школах обще­ственно полезный труд сочетался с культурно-массовой работой, организуемой учите­лями и учащимися. В сельских клубах и избах-читальнях устраиваюсь вечера художе­ственной самодеятельности, беседы, читки.

С самого начала строительства советской школы она становилась центром работы по ликвидации неграмотности населения.

В соответствии с подписанным В.И. Лениным Декретом Совнаркома от 26 декабря 1919 г. «О ликвидации безграмотности среди населения РСФСР» обучению грамоте (чте­нию, письму, счету) подлежали все граждане в возрасте от 8 до 50 лет.

В связи с этим на Алтае предстояло провести особенно большую работу. Согласно данным Всероссийской переписи населения 1920 г., грамотные жители Алтайской гу­бернии составляли 17,9 процента. Это означало, что уровень грамотности населения здесь был почти вдвое ниже, чем по стране в целом, и на 4 процента меньше по срав­нению с показателями по Западной Сибири. Среди женщин грамотных насчитывалось около 7,5 процента — значительно меньше, чем мужского населения. Особенно низким уровнем характеризовалась грамотность населения Горного Алтая, где 85,5 процента жителей не уме.ш читать и писать. Среди коренного населения (алтайцев) неграмотные составляли 94 процента.

В целом по губернии нужно было обучить только молодых людей в возрасте от 14 до 27 лет около трехсот тысяч человек, а в возрасте от 16 до 35 лет - 572475 граждан (44, 75).

Достижению указанной цели способствовало создание широкой сети школ и пунк­тов ликвидации безграмотности, выпуск учебников для взрослых, организация ячеек общества «Долой неграмотность».

В апреле 1923 г. в губернии действовало 86 ликвидпунктов (так тогда назывались пункты ликвидации неграмотности), а на 1 января 1926 г. - уже 623. В 1925-1926 гг. обучающимся через ликвидпункты передано 20 тысяч букварей.

В зависимости от источника финансирования создавались ликвидпункты трех кате­горий К первой относились те из них, которые финансировались государством. Вторая категория - ликвидпункты, работающие за счет бюджета местных органов власти. И третья - те пункты ликвидации неграмотности, которые финансировались за счет кооперации профсоюзов и других общественных организаций.

Распространенной формой организации работы по ликвидации неграмотности сре­ди женшин-домохозяек явилось индивидуально-групповое обучение.

С ноябри 1928 г на Алтае начали функционировать воскресные ликвидпункты, по­зволяющие обучаться грамоте занятым на производстве и живущим в поселках, где

^"«""вопрос и о ликвидации малограмотности, для чего с сере­дины 20 х годов открывались школы малограмотных и специальные кружки. В 1926-1927 гг на территории Алтая насчитывалось 45 таких школ и кружков. Районы и округи, хозяйства ^предприятия включались в социалистическое соревнование друг с другом в бппкбе Ti ликвидацию безграмотности и малограмотности.

С осени ш" г обучений взрослых стало перестраиваться; работ* по ликбезу перево-

\_ У1.1.П11 \ J-1 I 1- V»»JJ • nilVDIIHQirUIA 1

дится

ОТВОД1

„,„ прерывныйНебный год. Т.о., в целом на ликвидацию неграмотности стали •ить не той месяца как это было раньше, а два года. Занятия с малограмотными продолжались в те нГе'четырех лет. Общеобразовательная школа взрослых давала зна-

взрослого населения Алтая составляла «,'»»"

101

ностъ среди рабочих промышленных предприятий губернии была ликвидирована к маю

1925 а остальной части населения - к 1940 г.

Гпавную роль как в развитии школы, так и в работе по преодолению неграмотности насетения призвано было сыграть учительство. Педагогов на Алтае хронически не хвата­ло В первые годы упрочения Советской власти часть учителей была отстранена от рабо­ты в школе по политическим мотивам. Некоторые из них сами уходили из учебных заведений потому что их политическим и педагогическим взглядам и убеждениям не отвечала новая система школьного обучения и воспитания. Наконец, значительная часть наставников оставляла работу в школе по материальным соображениям, уходила в дру­гие учреждения.

Барнаульская учительская семинария, гимназии и педагогические классы в них зак­рылись. 16 марта 1920 г. в Барнауле открылись курсы красных учителей. Ведя поиск реше­ния кадровой проблемы, губоно в конце 1920 г. открывает Институт народного образова­ния (ИНО), который начал работать по программам краткосрочной профессиональной подготовки, и 20 января 1921 г. губернское ведомство просвещения превратило институт в постоянно действующие педагогические курсы (59). Одновременно разрабатывалось «По­ложение об Алтайских курсах по подготовке красных учителей». В нем говорилось:

• I. Цель курсов: подготовить из недр рабоче-крестьянской массы сознательных и ак­тивных красных учителей для новой трудовой школы;

II. О приеме на курсы: зачислять лиц, делегируемых волревкомами;

III. Программа курсов, рассчитанная на 6 месяцев, включает в себя следующие дис­
циплины: политэкономию, программу компартии, Советскую конституцию, родной
язык, арифметику', естествознание, историю, географию, физику, химию, геометрию
и алгебру, педагогику, психологию, методики, гигиену, прикладные знания (огород­
ничество, сапожное дело, плетение, столярное дело, лесоводство, пчеловодство), ри­
сование и лепку, методику внешкольного образования (библиотечное дело, школа взрос­
лых, музыкальное дело, клубы и народные дома), театральное дело (ораторское искус­
ство, выразительное чтение, постановка спектаклей), гимнастику и подвижные игры,
пение» (59).

Глубокое ознакомление курсантов с указанными двадцатью предметами и тогда пред­ставлялось нереальной задачей. И все-таки курсы «красных учителей» давали выход из создавшегося положения в самом начале строительства советской школы на Алтае. Только в Барнауле около 700 бывших партизан засели за учебу, а затем понесли свет знаний в народные массы. Аналогичные курсы действовали в Бийске, в Чемале и некоторых дру­гих пунктах губернии. При Чемальских курсах была скомплектована библиотека, создан кабинет искусства, организована показательная школа с двумя отделениями.

I октября 1921 г. в Барнауле открывается педагогический техникум (с 1937 г. - пед­училище, с 1992 г. - высшее педучилище - колледж). В Бийске в 1923 г. действовавшая учительская семинария реорганизуется также в педтехникум (с 1937 г. - педучилище позже педагогический колледж). С тех пор качество подготовки учителей для начальных школ повысилось. Кадры учителей с высшим образованием готовились в вузах Томска Новосибирска и других городов.

Органами Советской власти предпринимаются меры по улучшению условий жизни
и работы просвещенцев. Для них постановлением губисполкома от 11 апреля 1922 г
устанавливаются следующие нормы месячного продовольственного снабжения- муки -
30 фунтов, мяса - S, соли - 1,5, кофе (или ячменя) - 1,5, крупы - 7 масла - 0 5
сахару или меду-1,5 фунта (66). '.масла и,з,

вания^оТмГ™3 П°СЛе Вк°Сстановления Советской власти органы народного образо-
шенств^нияТ С°ЗДаТЬ 5™°"Р™™™ условия для работы школ, для совер-

шенствования содержания и организации педагогического процесса

.пГнГт.. Г СЪеШ ШК0ЛЬНЫХ Работников Барнаульского уезда постановил: 11сп,Ген„вде%евДнеЮШИе """"^^ На котаРы* <"»■*«* «Роиться работа шкодь.

102

I Выходящие из сельской школы 11 гт™ в своей среде, помогая ей разумно строиТно^уТжГ*10™* ""'' ""^ " °СТаТСЯ

практически применять их к сеГкоГяГвеГм^ дел^Я МаТеМаКИ- ^^

заняГ=ихТуР=^

ственно по биологии. Практическая работа заметно содействоТала усвоен™ ботаничес­ких и практических знаний. Работа в поле, на лугах, в саду, цветнике, в огороде уход за животными давали богатый материал для теоретических занятий и по другим предме­там математике, физике, химии. Большое внимание уделялось знакомству с правила­ми обработки почвы. Изучались приемы вспашки, боронования, унавоживания ис­пользования минеральных удобрений. Пребывание в летней школе благотворно сказы­валось на укреплении здоровья и физическом состоянии детей.

Стремясь поощрить тех учителей, которые в пору летних каникул руководили трудом детей на полях, в садах и школьных огородах, отделы народного образования выплачи­вали им денежное вознаграждение. Помимо того, труд наставников вознаграждался вы­дачей 25% продуктов из собранного урожая.

В соответствии с постановлением VI губернского съезда Советов на Алтае с 1924 г. повсеместно создаются Комитеты содействия школе. Губисполком предложил местным органам власти выделить земли для каждой начальной школы по 5 десятин, для средней (школы II ступени) — по 30 десятин, а для каждого воспитанника детдома по 0.1 деся­тины. При этом в своем письме уездным исполкомам заведующие губернским отделом народного образования и земельным отделом Стрекалов и Громов перед школой поста­вили задачу - распространять агрономические знания среди крестьянства (50, 59).

С 1923/24 уч. г. в школах Алтайской губернии стало вводиться «комплексное препода­вание», причем сначала в показательных школах им. Ill Интернационала, а затем в других. Массовое внедрение комплексных программ началось в 1924/25 уч. г. К примеру, школам Бийского уезда рекомендовалась следующая схема комплексной программы: в I группе весь материал концентрировался вокруг темы «Семья и школа», во II - «Наша деревня», в 111 - «Наш край», в IV - «СССР». При подборе материала предлагалось особо учитывать идею «смычки города с деревней». Поэтому в I группе планировалось изучение темы «Посадка в городе», во II - «Что дает город деревне» и т.д. (5). Новые программы играли некоторую положительную роль. Реализация их расширяла связи школы с непосредственным окружением. Дети знакомились с тем, как живет новая деревня, как развивается город, как используются научные знания в производственной деятель­ности людей Они непосредственно участвовали в работе клубов, в ликвидации негра­мотности населения. В школе чаше стали применяться новые методы обучения - экспе­риментальный иллюстративный, экскурсионный и др. Однако в комплексных программах отсутствовала научно-дидактическая логика. Ликвидация предметного преподавания вела к бессистемности в знаниях учащихся.

В связи с этим против перехода на комплексное преподавание выступили многие учителя и родители Например, на конференции по переподготовке работников просве­щения Быстро-Истокского района 20 марта 1925 г. отмечалось, что ....население отри­цательноотносится к новому содержанию и к новым формам работы школь, (к комп­лексам"» (4) В годовом отчете Бийского уездного отдела народного образования было сказано- «В конечном счете программы для многих школ служили лишь руководством в

103


[ы от жизни и политики. В целях борьбы со схоластикой и


изменившихся условиях социальной жн-шы и

и схоластики научной мысли вообще. (63, *"' c6CMM»«* с себя оковы риины


мализмом и оторванностью школ;


турно-просветительских учреждений Тобольской, Томской, Алтайской губернии и дру­гих территорий Постепенно возникли отделы: ботанический, энтомологический, мине­ралогии и геологии, технологии, декоративный (изготовление декораций для театра и клубов), кино-ремонтно-слесарный, чучельный, формовочный (изготовление бюстов, муляжей), математический, столярный, переплетный, скелетно-препаратный. Мастерс­кие занимали 17 комнат. В январе 1920 г. они изготовили 4000 наглядных пособий (6(1).

В старших группах школ II ступени практиковались экскурсии и научные экспеди­ции в пределах губернии. В 1922 г. губнаробразом была организована экскурсия учащихся барнаульских шкап в Змеиногорск и на Колыванское озеро. Целевая установка опреде­лялась кратко: .Непосредственное ознакомление с теоретически пройденным зимой материалом по естествознанию, географии и обществоведению». Планом экскурсии пре­дусматривалось посещение соленого озера, знакомство с песчаными дюнами и их фло­рой (в районе станции Аул), осмотр старых шахт, знакомство с выходами гранита и барита (в Змеиногорске). с выветриванием горных пород, выходом кварца и полевого шпата, с хпьпийской флорой и водоразделами (в районе Колыванского озера и Колы-ванского завода,.

Школы Алтая играли все более заметную роль в культурно-массовой работе в дерев­не. Замечательный опыт широкой и плодотворной просветительной деятельности воз­ник в коммуне «Майское утро» по инициативе известного учителя-подвижника А. М Топорова. В селе Верх-Жилино он организовал борьбу за ликвидацию неграмотно­сти, открыт школу повышенной грамотности для взрослых, устраивал систематичес­кое слушание политинформаций и научно-популярных лекдий. Проводились читки ху­дожественной литературы. В селе появились хор, оркестр, драмкружок. Несколько по­зднее под руководством А.М. Топорова сельчанами была написана книга «Крестьяне о писателях (опыт, методика и образцы крестьянской критики современной художественной литературы)». Первые записи крестьян публиковались Топоровым в бийской газете «Звезда Алтая» (1927) и в журнале «Сибирские огни».

Активное участие во всей жизни деревни потребовало от A.M. Топорова и нового подхода к задачам школы, к вопросам воспитания. Учитель пришел к убеждению, что нужна тесная связь теоретической учебы с общественно полезным трудом, что воспита­ние детей должно быть подчинено развитию их творческих сил, самостоятельности и инициативы.

С целью укрепления содружества школы и производства в Барнауле с 1923 г. практи­ковалось прикрепление учебных заведений к предприятиям и учреждениям. Всего при­крепили 21 школу к Губсоюзу, Хлебпродукту, Сибторгу, Губкомотделу, Губпродкому, мехкомбинату, кожзаводу, механическому заводу и к др. (64). Коллективы указанных предприятии и учреждений шефствовали над школами. Они охватили трудовым обуче­нием 1223 учащихся.

Немалые трудности алтайские школы испытывали в снабжении учащихся учебной литературой. Старыми учебниками школы губернии пользовались вплоть до 1923/ 24 v4 г Отдельные новые книги, издаваемые Наркомпросом, сюда не доходили. Об этом свиде­тельствует содержание специального письма, направленного Алтайским губоно 11 июня вал ня ZZ УеЗЛНЫе °ТДеЛЬ1 наР°дного образования. Его заведующий Козырев настаи-ГсобияГ нi Г Улучшении лела обеспечения всех школ новыми учебниками и ™бникЛ, ™кП 0ДИМ° П°Л0ЖИТЬ K°HeU ГОСПОДСТВУ в советской школе в качестве учебника и руководства массы старого хлама, сделавшегося поистине анахронизмом в

ном учебнике. Букварь был выпущ^"„ пГтнТТ'"1 отзь1вались ° нем как о6 >'д

коГрГбГи"^

картон (37) ТЗНЫ 6УКВЫ' предназначенные для вырезки и наклеивания на

В 1923 г. в школах Алтайской губернии появились учебники и учебные пособия, издаваемые в Сибири: «Букварь для детей. Н. Дмитриева и Н. Осмоловского, книги для чтения .Мы в школе. Н. Венгрова и Н. Осмоловского и др. Книги издавались малыми тиражами. Нередко в одних и тех же уездах, волостях, школах и даже классах использовались учебники разных авторов и разных лет издания, что создавало нема­лые трудности. Так, например, в 1924/25 уч. г. в школах Бийского уезда использовались буквари Вахтерова, Дмитриева и Осмоловского, букварь с разрезной азбукой Ша­пошникова и др.

1923-й год в Алтайской губернии отмечен большим ростом творческой активности учителей и целых педагогических коллективов, которые живо обсуждают вопросы науч­но-теоретической подготовки учащихся и пытаются осмыслить накопленный опыт.

Показательны в этом отношении доклады и выступления учителей Сычевского рай­она, которые летом 1923 г. проходили переподготовку на так называемых «самокурсах», прелетаыявших широкие возможности для обмена живым опытом.

Автор доклада «Рассказывание в школе», рядовой учитель, горячо ратовал за то, чтобы школьные занятия пробуждали у детей интерес к науке, чтобы в их сознании формировались правильные представления о мироздании и сути важнейших явлений в природе и обществе. При этом он рекомендовал принимать во внимание личность само­го ребенка, его интересы, жизненный опыт и особенности переживания.

В докладе «Живая природа в школе» ставился вопрос о преподавании естествознания в тесной связи с природой, техникой и материальной культурой. В соответствии с этим определялись и основные цели изучения предмета: «... Развитие наблюдательности и логического мышления у детей, укрепление нравственного и эстетического чувства, приучение к самостоятельной деятельности, воспитание людей практической жизни». Докладчик указывал на ценность таких форм и методов занятий, как эвристическая беседа, наблюдения за природой, экскурсия, эксперимент: советовал воспитывать при­вычку к физическому и умственному труду. Автор доклада «Родиновеление ках учебный предмет» настаивал на том, чтобы школа больше изучала отрасли сельского хозяйства: скотоводство, полеводство, садоводство, огородничество. Не менее важным выступав­ший считал систематическое ознакомление детей с различными учреждениями в сель­ском, волостном и уездном масштабах (3).

Участники «самокурсов» обратили внимание и на практическую сторону изучения математики Некоторые из них в этом вопросе впадали в крайность. Так, один из ора­торов предложил исключить из программ по математике весь материал, «не имеющий прямого отношения к труду». В частности, он заявил, что «Пифагорова теорема не

нужна» (3). _

В эту пору учебным планом школ предусматривалось преподавание труда. Однако, трудовое обучение обычно носило не политехнический, а чисто иллюстративный ха­рактер об этом можно судить по характерной для того времени программе, составлен­ной в 1923 г барнаульской учительницей О А. Филимоновой и нашедшей применение в ряде школ, в том числе в 4-й советской школе Барнаула.

104

1(15

ПРОГРАММА РУЧНОГО ТРУДА I отделение

Знакомство с основньши цветами. Kpl™u\tel"Квадрат (комективна>^, работа). Синий цвет™1,ъник биективная работа). Желтый цвет. Диагональ. Треугольник Со-7Z.ie!Zорнаментов и аппликаций фруктов, грибов, овощей, веток деревьев, щетов и дру-

'"* Со&пшнное творчество детей на заданную тему и по своей инициативе.

II отделение
Плетение

Плетение коврика, сумочки, корзиночки простого плетения, фигурное плетение корзиночек. ■

III отделение
Картонаж

Изготовление корзиночек, мебыи, домиков. Изготовление макета деревни (коллективная работа). Изготовление улья, пасеки (коллективная работа). Кубики. Альбомы. Полки. Лег­кий картонаж. Трудный картонаж (папки для гербариев, рамки дм картин, пенал).

Лепка

Шар. куб, прямоугольная призма, конус, пирамида (50).

Знакомство с программой показывает, что занятия по труду в 20-е годы преимуще­ственно преследовав в качестве цели изготовление иллюстративного материала для других дисциплин. Нужно полагать, что это объясняется не только недопониманием вопроса о сущности трудовой политехнической школы, но и ее крайне слабой матери­альной базой. Школы искали пути возможного «самообеспечения». В 1924/25 уч. г. при некоторых опорных школах имелись небольшие столярные мастерские, которые в ос­новном служили утилитарным целям: в них производился ремонт мебели, осуществля­лась поделка линеек, вешалок и т.п. Почти при каждой школе имелись земельные учас­тки, использование которых приносило ей доход. Участки выделялись, прежде всего, в целях трудового обучения, но зачастую они становились только средством укрепления материальной базы школы, порой даже сдавались крестьянам в аренду (50).

В передовых школах труд и трудовое обучение детей использовалась в воспитатель­ных целях и для распространения агротехнических знаний среди земледельцев.

Учащиеся Лосихинской школы Косихинского района провели опыты по возделыва­нию малоизвестной в Сибири кукурузы «с целью распространения ее среди крестьян». Косихинская семилетняя школа поставила опыты по внедрению в крестьянских хозяй­ствах широкорядного посева. Школьный пионерский отряд создал огород в котором выращивались сельскохозяйственные культуры с применением разных удобрений. Вся работа велась под наблюдением агронома (52).

Успеху дела способствовало то обстоятельство, что подавляющее большинство учи­телей, вышедших из крестьянской среды, были хорошо знакомы с различными видами сельскохозяйственного труда, с особенностями быта населения. К примеру 60% учите-неавь^миКУ"Да ЗНаЛИ °еЛЬСКОе Х°ЗЯЙС1ВО1 Ь% на<™ников владели ремесленными

рсвни на социалистических начяп™ йпг -«^шил осуществлять перестройку де­вических началах. ФЗС призваны были обеспечивать связь обучения с


ксиопкГп"0" ПШЮВИНе 20-х и в начщ« 3°-* годов на Алтае возникли школы, работе яТской (с iT^0" Определеннаа производственная направленность: школы кресть-?ФЗС шкм!™" кол*»"°й) молодежи (ШКМ) и фабрично-заводские семилетки n*oi,j. шкм открывались в сель

ПрОИЗВОДИТеЛЬНЫМ ТруДОМ УЧЭШИХГа ua nnn.

ФРЗС были реоРгшЛваньГва„^Гые?рГиТГкГ,ПРеД11РИЯТИЯХ- В "* '" ШКМ "

10 октября 1926 г. открыта Яминская ШКМ. При ней создавалось учебное хозяйство, в котором трудились учащиеся. Школа являлась членом коневодческого хозяйства крес­тьян-бедняков. Ребята проводили опытную работу, связанную с проблемой кормления скота и выращивания жеребят и телят. Они были проводниками культуры, распростра­няли газеты, устраивали домашние чтения, организовывали вечера и беседы на атеис­тические и сельскохозяйственные темы. Всей учебно-общественной работой, произво­дительным трудом и самообслуживанием руководили педсовет, учком и санитарная комиссия. Крестьяне дали высокую оценку деятельности ШКМ. Они говорили- •По­больше надо таких школ» (6).

С 1929/30 уч. г. «агрономизация» школ крестьянской молодежи осуществлялась более планово. Так, учащиеся Чистюньской ШКМ систематически проходили полевую прак­тику, яровизировали семена, работали на тракторе и сеялках, высевали корнеплоды, подсолнухи, закладывали парники. Колхоз выделил для создания учебно-опытного уча­стка 9,62 дес. земли. Школьники выращивали на полях пшеницу, овес, люцерну, ого­родные культуры. В течение всей зимы и весны школа руководила занятиями сельскохо­зяйственного кружка крестьян при районной избе-читальне (54).

В деятельности некоторых ШКМ наблюдались и серьезные недостатки, связанные с недооценкой общеобразовательной подготовки молодежи. Например, после обследова­ния образовательных учебных заведений Косихинского района окружком ВКП(б) пред­писал: «... Устранить излишний сельскохозяйственный уклон, наблюдающийся в Коси-хинской ШКМ. что отвлекает школу от ее прямой деятельности» (54).

И все-таки ШКМ, по признанию современников, была одним из лучших типов трудовой политехнической школы. Она пробуждала в учащихся осознанную потреб­ность в научных знаниях и физическом труде, стремилась по существу связывать обуче­ние с сельскохозяйственным производством.

Многие фабрично-заводские семилетки также умело связывали обучение с произво­дительным трудом на фабриках и заводах. С этой целью ФЗС прикреплялись к промыш­ленным предприятиям, таким образом зародилась новая форма постоянного содруже­ства школы с производством. В Барнауле ФЗС № 1 прикрешшлась к лесозаводу, ФЗС № 5 - к городской электростанции и коммунальному тресту. ФЗС № 6 - к судоремон­тному заводу (Затон).

Совместная работа школ и предприятий проводилась на основе заключенных дого­воров. Например, согласно договору Барнаульского гороно с администрацией кожзаво-ла от 1 ноября 1930 г., коллектив указанного предприятия обязался помочь в организа­ции практики учащихся 6-7 групп ФЗС поселка Ильича, «обеспечив внимательное от­ношение к этому делу со стороны рабочих и административно-технического персонала». Завод оборудовал слесарно-механическую и столярную мастерские для проведения уроков по труду обеспечил снабжение мастерских нужными материалами и выделил из числа квалифицированных рабочих инструктора по обработке металлов (67).

Таким образом, к концу 20-х гг. стали устанавливаться связи школы с промышлен­ными предприятиями и сельским хозяйством, однако задачи соединения обучения с производительным трудом учащихся зачастую решались в ушеро общеобразовательной подготовке выпускников учебных заведений. Большой вред школам Алтая нанесла прак­тика использования комплексных, а затем комплексно-проектных программ. Док>мен-ты свидетельствуют о том, что многие школы упускали главную задачу - вооружение молодики пряными знаниями и переключались на выполнение производственных ш-

106

107

^Z^^^Z^^^^^^ro становилась главной задней >«с7и требовала от них участия в различных вилах труда ради выполнения

ПРОу'чФите™аиаучашиеся в Бийске систематически участвовали в ликвидации всякого рола «прорывов» на предприятиях. Вместе с тем учебный прочесе здесь нередко губили формализм „ штурмовшина. Методическое совещание при комбинате им. Гоголя* при­няло решение с многозначительным заголовком «О ликвидации прорыва в академичес­кой работе» Содержание его гласило: «Обратить особое внимание на успеваемость уча­щихся по основным наукам, добиваясь к концу штурма 100-процентной успеваемости путем создания кружков самопомощи, работы с отстающими; для достижения постав­ленной цели лучшим методом считать соревнование и ударничество; ход работы по штурму отражать в диаграммах, рисунках, плакатах и т.д.»

В результате подобной практики учащиеся не приобретали систематических и проч­ных знаний, обнаруживали крайне слабую подготовку по языку, математике, химии, географии. Выпускники даже средних школы не умели решать простых атгебраических задач, пользоваться десятичными дробями. В инструктивном письме Барнаульского го-роно отмечалось следующее: «Замечена большая орфографическая неграмотность уча-шихся». Далее был сделан вывод: «Школы ни по темпам работы, ни по качеству работы не отвечают требованиям переживаемого момента» (53).

Назрела необходимость решительной перестройки работы школ. Пути ее определя­лись постановлениями UK ВКП(б) «О начальной и средней школе» от 25 августа 1931 г. и «Об учебных программах и режиме в начальной и средней школе» от 25 августа 1932 г. В данных документах было указано на коренной недостаток школы, который заключал­ся в том, что школьное обучение не давало должлого объема общеобразовательных знаний и не обеспечивало подготовку вполне грамотных людей, хорошо &1адеюших основами наук, что «в силу этого политехнизация школы приобретает в ряде случаев формальный характер и не подготавливает детей как всесторонне развитых строителей социализма, увязывающих теорию с практикой и владеющих техникой» (29. с. 157)

Большую роль в развитии советской школы сыграло Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) -О структуре начальной и средней школы в СССР», опубликованное 15 мая 1934 г. « В целях обеспечения четкой организационной структуры - говорилось в Постановлении. - установить общие для СССР типы общеобразовательной школы: начальная школа, неполная средняя школа и средняя школа» (29, с 167)

Если послеоктябрьский период известен как время решительной ломки старой шко­лы, двадцатые годы - как десятилетие активного поиска путей обновления образования, то тридцатые - начало пятидесятых годов вошли в историю просвещения как этап усиле-Г р™^ТвКОГ° НаЧаЛЭ " леятельнос™ общеобразовательной школы (Ф.Ф. Королев. 1.И. Равкин). В это время принимаются и осуществляются законы о всеобщем обязатель-

школ.^аоГчи^'^ьТашихс "if* ЛР°"30ШЛ° ШЛЫ1еЙШИ ^-ирение сети

шефону™,,* препприитие. (Прямет ,гг) Комбинат имели обшую материальную 6.nv. ,iC,iucc

Контингент учащих» существенно умен^н^Г^^"^^ в

'9 V ГеГтом ' ТЫС- " В '943/44 УЧ Г" П0 С"авненс Генным. - на 209.5 тыс чел Уровень 1940/41 уч. г. по этому показателю достигнут только к началу 60-х гг. Числен­ность учителей в годы войны уменьшилась на 3 1 тыс чел

Сотни тысяч воспитанников школ Алтая с оружием в руках зашишали свою Отчизну. Многие были удостоены высоких правительственных наград. Среди них выпускник 27-й барнаульской средней школы дважды Герой Советского Союза П.А. Плотников, выпуск­ник горно-алтаискои школы № 6 ИЗ. Шуклин, воспитанник Малаховской школы СП. Сельский и другие, также ставшие Героями Советского Союза. Вместе со своими питомцами с фашистскими захватчиками сражались и их наставники. В год празднования 50-летия Победы Советского Союза нал гитлеровской Германией выяатено 17 учителей края, удостоенных звания Героя Советского Союза. За храбрость и самоотверженность, проявленные в борьбе с врагом, звания Героя Советского Союза присвоены заведующе­му Беловской начальной школы Ребрихинского района Т.П. Литвиненко. учителю маге-матики и физики из Усть-Пристани А.М. Птухину, инспектору Змеиногорского отдела народного образования И.Т. Шикунову и другим работникам просвещения края (21).

1941-1945 гг. составили особый период в работе школы. Несмотря на огромные труд­ности, вызванные войной, школы края стремились вооружать ребят систематическими и прочными знаниями, повышать трудовую активность учащихся. Ученики вместе со своими наставниками не только обеспечивали ремонт школьных зданий и заготовку топлива, но и участвовали в посевных кампаниях, заготовке кормов для общественного животноводства и уборке урожая Подростки и старшеклассники шили белье хля воинов Советской Армии, помогали семьям эвакуированных, принимали участие в сборе ле­карственных растений, вносили заработанные средства в фонд обороны (77).

Пример большой заботы о детях из семей фронтовиков показали комсомольцы и пионеры Бийска. Они собирали для остронуждающихся в матери&зьной помощи одежду и обувь, передавали для их обеспечения заработанные на воскресниках деньги. Так, 20 февраля 1944 г. по инициативе комсомольских организаций проводился День школь­ника. Его отметили массовым обшегородским воскресником. В фонл помощи детям фрон­товиков было передано 100 тыс. рублей.

Коллективы школ собирали средства для строительства и передачи военным моря­кам торпедных катеров «Алтайский школьник» и «Пионер Алтая».

Учитывая сложившуюся обстановку. Наркомпрос РСФСР принял решение, пре­дусматривающее участие школьников в посильном общественно полезном производи­тельном труде. С 1941 г. в старших классах неполных средних и средних школ вводится изучение основ сельского хозяйства. В июле 1941 г. издается приказ Наркомпроса «О привлечении в военное время учащихся VII—X классов к участию в сельскохозяй­ственных работах».

Хотя преподавание основ сельского хозяйства с окончанием войны прекратилось, многие шкоаы края не порывали установившейся связи с колхозами и совхозами. Опыт­ные педаюги видели в этом не только возможность ускорить восстаноапенне разрушен­ного войной хозяйства, но и важнейшее условие духовного воспитания подрастающего поколения.

К начапу 50-х гг все больше обнаруживалось, что школа отстает от послевоенных темпов роста общественного производства и потребности народного хозяйства в людях, обладающих широким общим и техническим кругозором, а также спосооностью к твор­ческому умственному и физическому труду. Жизнь требовала от молодежи хорошей прак­тической подготовки. Школа продолжала готовить молодых людей лишь для поступле­ния в вузы и техникумы Школа слабо ориентировала своих выпускников на раоочис и сельскохозяйственные профессии

108

В учебные планы начальных классов включается ручной трул. пятых-седьмых (с 1958 г. и в в£ьмш) классов - практические занятия в учебных мастерски* и на учебно-опыт-«трастах, старших класс™, средней школы - теоретическое и практическое произ-

*™™а™^тГа-тВуюшая учебно-материальна, база, подбираются преподаватели

иновь вводимых дисциплин (И)

В 1958-196' гт завершилось осуществление всеобшего обязательного восьмилетнего обучения и в последующий период начался постепенный переход ко всеобщему средне­му обучению молодежи

Обшее представление о динамике сети общеобразовательных школ, численности учащихся и учителей на Алтае дает таблица 3.

Таблица 3

Число общеобразовательных школ на Алтае, численность учащихся и учителей в них в 1913/14 - 2000/01 уч. г.

Годы

Число

ЮКОЛ

Числен­ность уч-CJ

(ТЫС Ч£Л 1

Числен­ность учителей |тыс. чел.1

Годы

Число

ШКОЛ

Числен­ность уч-ся (тыс. чел.)

Числен­ность учителей (тыс. чел.»

1413 |4

819

52.0

1.2

1973/74

2335

524,0

31.3

1ч20':1

1124

82.0

2.4

1974/75

2230

503,5

30,6

14:7 28

1801

150.5

4.0

1975/76

1835

454.4

27.8

1432 13

2858

367.9

3.5

1976/77

1873

542.9

26.7

193? 38

2829

449.6

11.3

1977/78

1828

403.2

26.1

14-10 41

3366

528.1

18.2

1978-79

1798

487.4

25.7

1945 46

3351

336.3

14.5

1979/80

1765

379.5

25.1

1450 51

3545

457.3

19.5

1980/81

1746

378.1

24.9

1451 52

3505

428,1

19.7

1981'82

1738

378.6

24.7

1452 53

3469

396.5

19.7

1982/83

1731

385.0

24.7

1453 54

3384

385.9

20.0

1983/84

1727

382.1

25.0

1954 55

3379

372,2

20.5

1984/85

1718

391.0

25.7

145556

3309

367.5

21.5

1985/86

1712

389.1

26.3

1956 57

3309

366.8

22.1

1986/87

1646

382.4

28.0

195758

3326

381.1

22.7

1987/88

1635

382.5

29.0

1958 59

3299

405.0

22.2

1988/89

1627

386.0

30.0

195960

3256

443.0

24.0

1989/90

1624

394 1

30 7

1960 61

2971

491.7

25.8

1990/91

1633

404 7

32 3

1961/62

3191

538.4

27.7

1991/92

1634

409 8

33 8

1962 63

3125

584 6

29.4

1992/93

1635

413 6

35 4

1963 64

3071

604.8

30.8

1993/94

1636

420 0

37 3

196465 '

2982

642.8

32.3

1994/95

1628

4'9 7

37 0

1965/66

3117

616.6

29.4

1995/96

1624

43"> 5

37 0

1966 67

2836

639 5

33.5

1996/97

1615

430 1

37 5

1967 68 1968 69

2752

637 4

33.6

1997/98

1613

424,5_

1969 70 1970/71

1971/72 1972/73

2590

2390 2294

606,7 543.3 563.8

I 547.4

32,6 28.2 31.9 31.2

1998/99 1999/2000

1596 1595

398,0

37,1

тикГ" " "РУтС ТабЛИ"Ы СОСгаШ'С"Ы "а °<;ИОК »-""« *™*»,о -«итста по статис-

„ению с"™4MTjtИ"Ы' ЧИСЛ° """"«I»—«•«•« »«°л к началу 90-, гг., по ср»-нению с 50 70-ми гг .начительно уменьшилось Это пышно нарастающей милицией

жТГреГс^ГспедГх пТ"'ЛИК"—Й "'«"« "™" " У«7™е„ "то

.. ■■"->//о уч. г. 5КЬ В 80-е голы средние школы имелись не только в

каждом райцентре, но и по всех относительно крупных населенных пунктах.

Демографические факторы в отдельные периоды вызывали серьезные колебании

МП^Н"!^И-,УЧ!'„ТХ<:Я; " 195О/51 УЧ ' " школах ^™ «бучалось 457.3 тыс. чел., в 1960/61 - 491,7 в 1970/71 - 543,3 в 1980/111 - 378.1. в 1990/91 -404.7, в 1999/2000 уч г -398,0 тыс. чел.

Часть общеобразовательных школ края находилась в ведении Министерства путей сообщения, что обеспечивало создание более благоприятных условий для укрепления их материальной базы. В 1971/72 уч. г. по этому ведомству в крае числилось 34 школы, из них 12 средних, в 1974/75 уч. г - 28. в том числе 13 средних, здесь насчитывалось 8903 учащихся и 498 учителей. Кроме того, на Алтае в 70-80 гт. существовало две санаторно-лесные школы.

На осуществление всеобуча негативное влияние окатала большая миграция населе­ния. Так, в 1975/76 уч. г. отсев учащихся из школ в значительной мере объяснялся зтим фактором. Тогда из 1-3 классов выбило 5846 чел , в том числе 2749 - за пределы края: из 4-8 классов - 10331 чел , из них 5046 - за пределы края, из 9-11 классов -3615 чел., в том числе 976 за пределы территории Алтайского края

Достижению поставленной цели помогало строительство общежитий для учащихся при школах. Например, только за счет государственных капиталовложений в 1973 г. было построено таких интернатов на 1507 мест. Много жилых помещений для детей из отда­ленных поселков сооружено колхозами и совхозами. 25 процентов ребят, проживающих в общежития, с 1975 г. питались бесплатно, а остальные за трехразовое питание платили половину стоимости блюд. Большую заботу государство проявляло о детях, нуждающих­ся в помощи. Для этих целей в крае к началу 70-х голов работало 11 школ-интернатов и 18 детских домов. Детям из малообеспеченных семей предоставлялось бесататное пита­ние в школах, группах продленного дня. оказывалась помощь из фонда всеобуча. В итоге уже к 1975 г. 91,6 процента детей своевременно оканчивали среднюю школу, а к началу 90-х гг. - среднее образование продолжало 94-95 процентов учащихся от числа окон­чивших неполную среднюю школу.

За обозреваемый период возрос уровень профессио-

нальной полготовки и педагогического мастерства учи­телей, а также руководителей школ и ведомств просве­щения В 1990/91 уч. г. вдневных школах края трудились 31,3 тыс. наставников. 99,6% учителей начальных клас­сов и 96,5% - IV-X(XI) - имели соответствующее об­разование. Только в 1985-1992 гг. звания заслуженный учитель удостоен 201 преподаватель. Свою жизнь посвя­тили воспитанию детей народный учитель СССР PC. Овсиевская и Герои Социалистического Труда Т.Г. Митьковская и Е.А. Клименко.

Народный учитель СССР Руфина Серафимовна Овсиевская

ПО

111

1990/91 - 22, в 1999/2000 уч. г. - 9.

Неточные средние вечерние (сменные) школы выпустили в 1970 г. - 6210 чел., в юйп - ms r 1Q8S - 7^5 в 1990 г - 460 чел. Из средней вечерней (сменной) школы Z-шено в-,970 г - 45~18 чел., в 1980 - .3048, в 1985 - 12,40, в 1990 - 1257 чел.

Своевременному завершению образования, повышению уровня знании и воспитан­ности учащихся существенно способствовала деятельность школ и групп продленного дня В 1965/66 уч. г. режим продленного дня вводился в 468 школах края. В 1975/76 уч. г. здесь школами и группами продленного дня было охвачено 82562 чел., или почти 25% всех учащихся дневной общеобразовательной школы. В 1985/86 уч. г. численность детей, посещающих школы и группы продленного дня возросла до 115 тыс. чел., (почти треть всех школьников края). Затем из-за недостатка средств численность младших школьни­ков и подростков, занимающихся в режиме продленного дня, уменьшилась. Например, в 1989/90 учебном году группы продленного дня посещало только 55,3 тыс. человек.

Успешность работы по осуществлению всеобуча в крае во многом обусловлена раз­вернутым школьным строительством. Так, в период перехода к всеобщему обязательно­му начальному обучению и завершения восьмилетнего всеобуча (192S—1960) на Алтае было введено в действие 1054 здания школ на 346439 ученических мест. Особенно боль­шое школьное строительство в крае было развернуто в 60-90 гг. В 1961 — 1965 гг. здесь введено в действие 379 школ, в них 122,6 тыс. ученических мест, в 1966—1970 гг. соответ­ственно - 230 и 91,6, в 1971-1975 - 173 и 82,0, в 1976-1980 гг. - 100 и 53,0, в 1981-1985 - 80 и 35,1, в 1986-1990 гг. - 135 и 52,5 тыс. ученических мест. Немало школьных зданий построено колхозами. Например, в 1971-1975 гг. ими введено в действие 47 школ на I2S41 ученическое место.

Кроме того, по краю к 1977 г. в школах было оборудовано 1272 мастерские. 138 учебных кабинетов по изучению тракторов, 610 - по изучению автомобилей. В мастерс­ких и кабинетах имелось 4283 станка по дерево- и металлообработке, 5217 швейных машин. Школы располагали 1697 учебно-опытными участками. К тому же за ученичес­кими бригадами закреплялись земельные участки для проведения полевых опытов. В конце S0 - начале 90-х гг. выполнение планов капитального строительства стало хро­нически срываться. Со временем школьные строения ветшали. В 1989/90 учебном году многие из них нуждались в капитальном ремонте, а 60 школьных зданий подлежали сносу. Помещений для проведения учебных занятий не хватало. Во второй и третьей смене занимался каждый четвертый школьник. В последующие годы положение не изме­нилось в лучшую сторону.

Решению проблемы всеобуча и улучшению подготовки учащихся способствовало снабжение школ наглядными пособиями и лабораторным оборудованием К началу «о-х годов практически все школы края перешли на кабинетную систему занятий Учеб-стТн^ТКИк "я""" оснашались наборами столярных и слесарных инструментов, станками по обработке дерева и металла. Все сельские и многие городские шкоаы

с целью организации производ-

располагали учебно-опытными участками. К 1987 г.

ГТВ^иипгг. пр.к mwiouj ujjiannidUHH ШЮИ.ШОД-

них 9 7 тыс "аршеклассников было оборудовано 27,8 тыс. рабочих мест, из

общественно пНе"ОСредст"енно на предприятиях. В 1989/90 уч. г. с целью организации ЙТысяч оабочи" ТРМа ШК°ЛЬНИКОВ принятиями края было оборудоиано

про®ХсТнныПТб1°НОШИ ИпДеВуШКИ пР^бщались к труду в межшкольных учебно-

le комплексы, включающие хорошо обору-

jpyrnx районов создавались политехнически!

машиноведения, утепленные гаражи.

позволяющие

дованиые мастерские, кабинеты

проводить с учащимися занятия по изучению r^rtur

билей в зимних условиях. «Учению сельскохозяйственной техники и автомо-

,0 ^гГпо ТипиятГ" MMeTHbIX УСПСХ0В В Облас™ ТОЮ»™ воспитания. В середине 50-х гг. по инициативе коллективов Майминской, Тальменской, Михайловской Клю­чевской, Краснощековской, Новоегорьевской и Черемновской школ были организова­ны ученические производственные бригады. В середине 80-х гг. в крае действовало 20 межшкольных учебно-производственных комбинатов, 330 лагерей труда и отдыха, 162 стационарных пионерских лагеря, 552 ученических производственных бригады и 137 школьных лесничеств. Школьные трудовые объединения систематически приобща­ли подростков и старшеклассников к общественно полезной деятельности к работе по охране природы, обеспечивали возможность проведения культурного отдыха и укрепле­ния здоровья.

Укрепление связи обучения с трудом способствовало преодолению формализма в знаниях учащихся и повышению качества их теоретической и практической подготовки. Особенно этому помогало развертывание в школах сельскохозяйственного опытниче­ства, технического творчества, повышение роли самостоятельной работы учащихся на уроках, проведение различного рода учебных экскурсий, решение задач с производ­ственным содержанием.

Члены ученической бригады Черемновской средней школы Павловского района под руководством учителя биологии И.З. Александрова методом отбор и направленного «вос­питания» создали из озимой пшеницы «безостая-1» новый сорт яровой пшеницы и на­звали ее «черемновской юбилейной».

Учащиеся из животноводческой бригады Красногорской средней школы совместно со своей учительницей Е.И. Силкиной в течение ряда лет изучали влияние микроэле­ментов на рост и развитие телят, а также на продуктивность дойных коров. Результаты опытов внедрялись в практику животноводов совхоза «Красногорский» (14. с. 113-115).

Итоги своей деятельности юные хлеборобы и натуралисты подводили на краевых слетах трудовых объединений и экологических сборах.

Работа по укреплению связи обучения с практической деятельностью, по ознакомле­нию с производством помогла успешному осуществлению трудоустройства выпускников неполной средней и средней школы. Так, например, выпуск из VIII класса в 1975 г. составил 57151 чел. 2345 подростков, не выбравших еще путь продолжения образо­вания и профессию, были по их желанию трудоустроены, из числа 29667 выпускников 10-го класса в 1975 г. трудоустроено 12259, остальные продолжили обучение в професси­ональных учебных заведениях. В последующие годы треть выпускников средних школ шла на производство. Причем многие юноши и девушки, окончившие сельскую среднюю

Степной Aimau

Шипуновский район.

Средняя шкаш

в Шипуново

яиться на производстве, участвовать в общественной и политической жизни, реально ^пользовать свои гражданские права. К тому же общественное воспитание детей с са­мого раннего детства оказывало благотворное влияние на их развитие. В 90-е гг. детские ясли ясчи-салы детские площадки создавались по инициативе профсоюзных органи­заций предприятий, колхозов и совхозов. Нередко дошкольные детские площадки при шкоаах и детских домах организовывались в летний период: Например, в 1927 г. по ини­циативе воспитанников детского дома «Муравейник» и его руководителя B.C. Ершова в с. Алтайском была организована детская площадка для детей деревенской бедноты. Это позволило крестьянкам спокойно работать на полях и на сенокосе.

С развитием промышленного производства, по мере все большего вовлечения жен­щин в работу на предприятиях и в хозяйствах, возрастает охват детей дошкольными уч­реждениями. Эта тенденция наметилась еще в годы довоенных пятилеток. В 1940 г. постоян­ными дошкольными учреждениями края было охвачено 6,2 тыс. детей, в 1950 г. — 13.4, в 1959 г.-31,3, в 1970 г.-78,8, в 1980 г. - 135,8, в 1985 г.- 178, в 1990 т.- 157,1 тыс. детей. Как видно из этого, особенно быстрыми темпами возрастала численность детей в дош­кольных учреждениях в 1959-1990 гг. За три десятилетия она увеличилась более чем в 5 раз. Кроме того, значительное число детей посещали сезонные дошкольные учреждения, в том числе детские площадки при школах. Вместе с тем охват детей в возрасте 1 —6 лет дошкольными учреждениями в конце рассматриваемого периода составил лишь 68%. В I98S г. не удоыетворено более 23 тыс. заявлений родителей о помещении детей в дошкольные учреждения. В 1940 г. в дошкольных учреждениях работало 435 педагогов, в 1980 г. - 10499, в 1990 - 18149 чел.

В крае еще в 60-е годы стало доброй традицией организовывать при школах летом детские площадки для тех мальчиков и девочек, которые осенью пойдут в первый класс. Оздоровительную и воспитательную работу с ними, как правило, проводят те учителя, которые поведут затем первый класс. Это давало возможность учителю лучше изучить своих будущих питомцев, привить им навыки самообслуживания, приучить к порядку и дисциплине. В 70-SO-e гг. многие воспитатели детских садов края организовали со стар­шими группами детей учебные занятия по программам, утвержденным Министерством просвещения РСФСР. Такая работа практически и психологически готовила детей к школе и облегчала процесс их включения в систематический умственный и физический труд. По программе 1 класса в 1989/90 уч. г. 4 тыс. детей шестилетнего возраста занима­лись в стенах дошкольных учреждений.

После окончания гражданской войны на Алтае во всю ширь встала задача восстанов­ления народного хозяйства, а, следовательно, и подготовки квалифицированных рабо­чих кадров.

ЗаКЛЮЧЯпап о тли ,-т ~».™jiwiшал ULUUCHHOLTb ШКОЛ Ч>ЭУ

налива.* натеопети ВВДИММ " ""* пРогРамма общеобразовательной подготовки
ли промыщГеннос^™ " ПРаКЧеСКОе И^чение той "™ иной конкретной отрас-


В конце восста!


новотельного периода в губернии функционировали четыре школы


В целях улучшения руководства профессиональной подготовкой молодежи Алтайс-
ГубпрофобСКИЙ С°ЗДаеТ К°МИТеТ пР°Фсссионально-технического образования -

Фабнь,Гп0оГссио°„» У"еНИЧеСТВа' че™Ре элементарных профтехшколы и 3 кратковре-стам-ло 906 человек 'е ^^ П*"Ш ИВедения' Числ0 ручавшихся в них со-

Губпрофобр ставил вопрос о том, чтобы в профтехучилищах теоретическая подго­товка учащихся сочеталась с практической, общеобразовательная - со специальной. Примером такого подхода к профессиональному образованию может служить деятель­ность Бинскои профтехшколы. Учебным планом ее на 1923/24 учебный год предусмат­ривалось изучение русского языка, арифметики, геометрии, алгебры, физики, обще­ствоведения (история культуры и техники, политграмота), географии а также специ­альных дисциплин - общего машиноведения, механики и сопротивления материалов, электротехники, сельскохозяйственного машиностроения, технологии дерева и моде­лирования, технологии металлов и меднолитейного дела, деталей машин, технического черчения и пользования справочниками, счетоводства, деловой переписки, расценки и учета изделий, гигиены. Этот документ свидетельствует о стремлении профессиональ­но-технического учебного заведения обеспечить разностороннюю общую и профессио­нальную подготовку будущего рабочего.

Интересы развития производства, индустриализация и коллективизация сельского хозяйства требовали расширения сети профтехшкол. В конце 20-х годов их на Алтае числилось. 69 с числом учащихся 5861. В 1937 г. в крае работало семь школ ФЗУ, в которых обучалось 752 человека. Наряду с ними была развернута сеть производственно-политехнических курсов, технических школ, школ рабочего юношества, курсов по под­готовке механизаторов при совхозах, МТС и школах крестьянской молодежи.

Однако в это время практика технического обучения рабочих уже не могла удовлет­ворить все возрастающую потребность в квалифицированных кадрах. Каждое предприя­тие в школах фабзавуча или на курсах готовило работников-профессионалов только для себя, не учитывая потребности народного хозяйства в целом.

Повышенные требования в области воспроизводства рабочей силы обусловили со-щанне новой системы профессионального образования — государственных трудовых резервов. Начало ее возникновению положил Указ Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября 1940 г.

В соответствии с общегосударственным планом в г. Барнауле в 1940 г. учреждаются два железнодорожных училища и школа фабрично-заводского обучения (ФЗО). В 1941 г. в крае организуется подготовка рабочих для лесной промышленности. С этой целью открываются шесть новыл школ ФЗО на базе трестов «Алтайлес» и «Запсибтранслео.

Учебные заведения системы государственных трудовых резервов, обширная сеть проф-гехкурсов и широко практикуемое на предприятиях ученичество позволили в годы вои­ны подготовить трудовую смену ушедшим на фронт. Подростки, юноши и девушки в короткие сроки овладевали нужными для народного хозяйства и обороны страны про­фессиями, становились к станкам, садились на тракторы и за штурвалы зерноубороч­ных комбайнов. За годы войны училищами и школами профтехобразования на Алтае подготовлено 27,8 тысяч квалифицированных рабочих. Многие преподаватели и воспи­танники профессионадьно-технических учебных заведений сражались на фронте. Четве­ро из них стали Героями Советского Союза: МЛ. Смирнов - выпускник барнаульского железнодорожного училища № 1, ФФ Фомин - воспитанник училища № 19 г.Барна­ула, В.П. Елютин -выпускник Буланихинского профтехучилища и Л.С. Логинов - пи­томец Волчихинского профтехучааиша.

Государственные трудовые резервы сыграли важную роль в восстановлении разру-шенного войной хозяйства.

В дальнейшем со всей очевидностью стали проявляться недостатки сложившейся в 40-50-е гг системы профподготовки. Шестимесячный срок обучения в школах ФЗО не позволял ознакомить молодь» людей в теории и на практике с современными прош-«одственнымиПроцессами. Этому препятствовала недостаточная общеобразовательная подготовка Зяемых в профессионально-технические учебные замени». Поэтом, в

сельского хозяйства, в том числе тпя*тл„

пов, помощников комбайнепп» >2! ™Р.ИСТОВ-"ашинистов' трактористов-комбайне-

oTKpZoc^Ty № 1. Всего в течение пяти лет было организовано шесть технических

УЧИВ™ответствии с «Законом об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в СССР», принятым Верховным Советом СССР 24 декабря 1958 г., школы ФЗО, ремесленные и железнодорожные, горнопро­мышленные строительные училища, училища механизации сельского хозяйства трудо­вых резервов профтехшколы и школы ФЗУ, а также другие профессиональные учеб­ные заведения совнархозов и ведомств преобразуются в дневные и вечерние городские профессионально-технические училища (ГПТУ) со сроком обучения от одного года до трех лет и в сельские профессионально-технические училища (СПТУ) со сроком обуче­ния один-два года. Система профтехобразования переводится на единую общеобразова­тельную базу - восьмилетнюю школу. При этом ТУ сохранялись.

Важным этапом в развитии профтехобразования в крае явилось открытие в конце 60-х годов средних ПТУ, которые наряду с квалификацией своим выпускникам давали возможность получить общее среднее образование и открывали перед ними перспективу поступления в высшие учебные заведения. В числе первых в Алтайском крае с 1 сентября 1969 г. в средние ПТУ были преобразованы городские ПТУ № 4 г. Бийска, № [2 г. Барнаула, № 19 г. Ка.мня-на-Оби. В 1980 г. средними стали 52 ПТУ, а к 1985 г. - все дневные профтехучилища. На изучение общеобразовательных дисциплин учебным пла­ном в них отводилось до 40 процентов времени, специальных — около 20, на производ­ственное обучение - 40 процентов.

В 1989 г. на базе 24-го Барнаульского профтехучилища по инициативе его руководи­теля заслуженного учителя профессионально-технического образования Л.В. Яворовича был создан профессиональный лицей — высшее профессиональное училище (ВПУ). Характерной особенностью данного учебного заведения является интегрирование дис­циплин вузовского и профессионально-технического циклов. Учащиеся здесь изучают не только обшетехнические, но и гуманитарные предметы. Наряду с другими професси­оналами училище выпускает младших инженеров. Оно поддерживает тесную связь с индустриально-педагогическим факультетом Алтайского государственного техническо­го университета, где часть выпускников ВПУ завершает свою инженерную подготовку.

О показателях развития профтехобразования в крае позволяет судить таблица 4.

ров

. -офероГ28Р4О8тысечелНИИОВМбаЙНеРОВ ~ ''4C' ЧМ- B"e*

женерно-педагогических работника Среди н™ °СуЩесяли че™"е ™сячи ин-
п™™л™мпгат,,» "'пика, ^реди них трудятся опытные педагоги, которым

ZZ™Z^Z:ZZr° ™" ""«^образования " ™™

До начала 30-х гг. XX в. высших учебных заведений на Алтае не было. Оканчивающие средние учебные заведения поступали на учебу в вузы Томска, Петербурга, Москвы. Это удавалось немногим из них. С целью подготовки поступающих в университеты и институты из числа рабочих и крестьян стали создаваться учебные заведения с ускорен­ным обучением - рабочие факультеты. Эту задачу решали и органы советской власти в Алтайской губернии.

Барнаульский рабфак был открыт 17 августа 1921 г. В состав учащихся принимались трудящиеся не моложе 16 лет, рекомендованные соответствующими партийными орга­низациями, и лица, занимающиеся физическим трудом, представившие об этом соот­ветствующие удостоверения, командированные профсоюзными организациями. Посту­пающие, как правило, имели 3-4 класса начального образования.

На рабфаке устанавливался трехлетний срок обучения. Первые два курса - общеоб­разовательные, третий - специальный, имевший физико-математическое, естествен­ных наук и обшественно-экономическое отделения.

Весь период обучения делился на шесть семестров длительностью по три месяца каждый. На I курс рабфака зачислили сто человек, на 2-й - тридцать. Учебным планом рабфака предусматривалось изучение родного языка, русской и иностранной литерату­ры, физики, химии, биологии, арифметики, алгебры, геометрии, тригонометрии, гео­графии, общей географии Сибири и России, истории в связи с системой культуры, политических дисциплин.

На факультете трудились высококвалифицированные преподаватели: выдающийся исследовать Алтая В.И. Верещагин, филолог Г.С. Федосеев, математик, выпускник Мос­ковского университета А.С. Петропавловский, известный алтайский поэт П.А. Казанс­кий и другие.

Занятия сочетались с активным участием учащихся в разнообразной общественно-политической и трудовой деятельности.

Таблица '

Профессионально-технические учебные заведения Алтайского края (на 1 января)

Голы

Число училищ и школ

Численность учащихся

1941

21

С\ 7

IQQn

91

1995*

86

34 7

1999*

74

с половин СЛеДУеТ> ЧТ° ССТЬ УЧИЛИШ В КРЭе За пятьдесят лет возросла почти в четыре с половиной раза, а контингент учащихся - в шесть раз. Только в период с 1971 по

ГочиХ1ю"РиТЛТИЛИЩаХ Атя 6ыл0 сготовлено 317,3 тыс. квалифицированных ра-

K^CTMfflMi В 1989/9° *"• г- В ПТУ края об>'чась 39.3 тыс. чел. ЛишьТа 25 лет 1 ПрОфтеилища играли в развитии производительных сил села. Лишь за 25 лет, начиная с 1965 г., в крае Выло подготовлено 154,3 тыс. механизаторов

* Без Горного Алтая.

Мб

СПТУ-26.

Рабочий пос&юк

Троицкого района

Алтайского края.

Урок ведет

Костомаров

Николай

Григорьевич

ЛеТОм ,923 г на рабфаке состоялся первый выпуск. Окончил, его 30 человек, кото­рые были зачислены на II ^^^^"раоф^и и впредь создавать их непос-

Правительство решапоматериал«№ ^ ^ перевели „ омск. Организа-редственно при вузах. Осенью '^ ^"ытием здесь вузов. Позже их функции выпол-и„я рабфаков практиковалась в крае с открытие зд^^ заведений, нялись подготовительными отаелеш1ЯМ" ™^"* * на Алтае Большая часть его выпус-

Работа первого рабфака °™™°™™b'"Zerol Г Плаченов стал профессором кников закончила вузы. Так. сын бийскшх'Р**4^ - заместителем председате-

ГорГм^ет Смирнов долгие годы занималась педагогической деятельностью в

"""в истории народного образования страны особенно важное место занимают 30-е гг. В пеово™ половине этого десятилетия было осуществлено всеобщее обязательное на-чальнТобуЗё детей В 1932 г. по Западной Сибири, в том числе на Алтае, 62 процен-Т™ших£ окончивших начальную школу, поступили в пятый класс, а в городах и Р^чиТпоселках - почти все дети соответствующего возраста. Быстрыми темпами уве-личивается число семилетних школ.

Всеобуч резко увеличил потребность в квалифицированных педагогических кадрах. Хотя численность учителей по краю за 1927-1940 гг. возросла с 4,2 до 18.2 тысяч чело­век, или более чем в четыре раза, во многих неполных средних школах две трети педа­гогов не имели даже общего среднего образования.

Действующие педтехникумы, высшие педагогические курсы и учрежденный в нача­ле 1933 г. в Барнауле вечерний педагогический институт не могли решить проблему подготовки учителей для V-VII и VIII-X классов семилетних и средних школ. Все это и обусловило открытие в 1933 г. Барнаульского учительского института с двухлетним сро­ком обучения, на базе которого в самый канун Великой Отечественной войны был основан и педагогический институт с четырехлетним сроком обучения.

В истории старейшего в крае вуза выделяется несколько этапов: первоначальный период становления (1.09.1933 - 1.09.1941), время совместной деятельности педагоги­ческого и учительского институтов (осень 1941 - лето 1952), этап самостоятельного развития педагогического института (1952-1992), период реорганизации института в педагогический университет (с 1993).

«E-..I

В год открытия вуза в нем работали три отделения и семь кафедр. В 1993 г., когда общественность края и страны отмечала 60-летие БГПИ, в институте подготовка специ-

. г-лЯй.^.--——

Алтайский

государственный

технический

университет

им ИИ. Ползунт

алистов для школы велась на семи учебных факультетах и сорока трех кафедрах. В 1980 г. здесь открыт факультет переподготовки и повышения квалификации руководителей народного образования. Вуз внес существенный вклад в подготовку спеииачистов для общеобразовательной и профессиональной школы, научных учреждений, сферы куль­туры и управления. К началу 90-х гг. он выпустил 35 тысяч высококвалифицированных работников образования.

Однако Барнаульский педвуз оказался не в состоянии удовлетворить все возрастаю­щую потребность школ края в учительских кадрах. В Бийске (1939) и в Горно-Алтайске (1949) открываются учительские институты с дневными и заочными отделениями. На базе последних в 1953 г. организуются педагогические институты, сыгравшие важную роль в подготовке школьных наставников. Учительские кадры готовит также Алтайский государственный университет, открытый в Барнауле в 1973 г.

Большое развитие в крае получило высшее техническое, сельскохозяйственное, ме­дицинское, юридическое и экономическое образование.

К. числу крупнейших вузов Западной Сибири относится Алтайский государственный технический университет, созданный на базе эвакуированного в годы войны на Алтай института сельскохозяйственного машиностроения (1942). В 1984/85 уч. г. один из его факультетов, открытых в Рубцовске, был реорганизован в завод-втуз. В г. Бийске дей­ствовал филиал АГТУ.

Выпуск высококвалифицированных специалистов сельскохозяйственного производ­ства осуществляет Алтайский государственный аграрный университет, организованный

В '* период освоения целинных и залежных земель в Барнауле (1954) был учрежден
Алтайский государственный медицинский институт, именуемый теперь Аттаиским го­
сударственным медицинским университетом. „тпвит Алтай
Кадры работников культурно-просветительских учреждении с 1975 г. готовит Алтай

"ТпГдние дГГГ/из стен ейских вузов ежегодно выходит 5,5-6 тыс. специ­
алистов различных отраслей ^Р™™™^","ись коллсктивы высококвалифиниро-
За истекший период в вузах края т'*°Р"^°^ бном году в H2ix насчитывалось

Бийский

государственный

педагогический

институт


T^Ti^SESE=р^еных избраны членами Российской аТуГиГпо:нРГс^~ьнХГм научно-исследовательских работ, разраба-

118

тываются и реализуются региональные целевые программы экономического и культур­ного развития, охраны природы, совершенствования народного образования и здраво­охранения в крае.

До начала 20-х гг. на Алтае по существу не получило своего развития и среднее спе­циальное образование. Барнаульское горное училище было закрыто в 1897 г. Учительс­кие семинарии, учрежденные незадолго до Октябрьской революции, не внесли сколь­ко-нибудь заметного вклада вдело подготовки учителей для начальной школы. Их рабо­та была дезорганизована гражданской войной и иностранной интервенцией. То же сле­дует сказать о среднем профессионально-техническом училище и торговой школе. Меж­ду тем в губернии назревала потребность в техникумах.

1-го октября 1921 г. в Барнауле открывается педагогический техникум с четырехлет­ним сроком обучения. Первый и второй курсы являлись общеобразовательными с педа­гогическим уклоном, третий - специально-педагогическим, а четвертый - организаци­онно-методическим. На первый курс принимались лица не моложе пятнадцати и не старше двадцати лет; исключение составляли абитуриенты, окончившие рабфак и под­готовительное отделение при техникуме (55).

С 1937 г. Барнаульский педтехникум, как и другие аналогичные учебные заведения, стал называться педагогическим училищем. В 1983 г. в краевом центре открывается вто­рое педучилище, а первое стало педагогическим колледжем.

Одно из старейших средних специальных учебных заведений края — Бийское педаго­гическое училище, основанное на базе открытой здесь в ноябре 1917 г. учительской семинарии. Его также по праву называют кузницей педагогических кадров. Только за шестьдесят лет своего существования училище (ныне колледж) подготовило более 12 тысяч учителей и воспитателей дошкольных учреждений. В этом учебном заведении проходили подготовку учителя рисования и черчения восьмилетних школ, преподавате­ли технического черчения и обслуживающего труда.

В октябре 1930 г. в г. Рубцовске и Камне-на-Оби были учреждены агропедтехникумы, призванные готовить учителей начальных классов для сельских школ. С 1937 г. их стали называть педагогическими училищами. Еще раньше. 1 декабря 1926 г. состоялось откры­тие Славгоролского пелтехникума, который в первые годы находился на полном продо­вольственном самообеспечении. В настоящее время данное учебное заведение функцио­нирует как педагогический колледж.

В 50-е гг. быстро расширялась сеть школ и училищ механизации сельского хозяйства. Задачу подготовки мастеров производственного обучения для них призваны были решать Барнаульский индустриально-педагогический техникум, организованный в 1954 г.,

но-педагогичсскис колледжи У 1гхникУма Реорганизованы в индусгриаль-

В крг циалист. рии, ят

За последние неполных шестьдесят лет сеть их увеличилась более чем в десять раз, а численность учащихся - в девяносто раз. В средних специальных учебных заведениях края в 1993 г. трудились 1956 высококвалифицированных преподавателей, из них 1873 с высшим образованием. В техникумах, училищах и колледжах работает немало ученых, имеющих ученые степени кандидата и доктора наук

По состоянию на I января 1985 г. численность специалистов с высшим и сред­ним специальным образованием, занятых в народном хозяйстве края, составила 300,6 тыс. чел., в том числе: на промышленных предприятиях - 82,9. на предприятиях и в организациях сельского хозяйства - 41,2, на предприятиях транспорта - 8.2. на про­изводстве связи - 2,9, в строительных организациях - 23,3. на предприятиях торговли, общественного питания, материально-технического снабжения и сбыта, заготовок -22,7, в учреждениях здравоохранения, физкультуры и социального обеспечения - 34,9, в учреждениях народного образования и культуры - 51,4, в учреждениях науки и науч­ного обслуживания — 7,7, в учреждениях крелитования и государственного страхова­ния — 3,7, в аппарате органов государственного и хозяйственного управления, органов управления кооперативных и общественных организаций - 15,9 тыс. чел.

Из общей численности 300.6 тыс. специалистов с высшим и средним специальным образованием, занятых в народном хозяйстве края в 1985 г., насчитывалось 108.1 тыс. чел. с высшим образованием, из них инженеров - 40,0 тыс. чел., агрономов, зоотехников, ветеринарных врачей - 8,6, экономистов - 8,9. товароведов - 0,8. юристов - 1,8, врачей (без зубных) - 8,9, педагогов и окончивших университеты, библиотечных и культурно-просветительных работников - 36,5 тыс. чел.

Специалистов со средним специальным образованием насчитывалось 192,5 тыс. чел., в том числе' техников - 79,4 тыс. чел., агрономов, зоотехников, ветеринаров - 14,2, плановиков и статистиков - 31,0, товароведов - 9,9. юристов - 0.5, медицинских работников (включая зубных врачей ) - 28,4, педагогов, библиотечных и культурно-просветительных работников - 22,6 тыс. чел.


Алтайский государственный медицинский университет


Алтайский

государственный

аграрный

университет

ШКОЛЫ АЛТАЙСКОГО КРАЯ В ПЕРИОД РЕФОРМ 00-х годов В псоная протестующий социально- жономическим п|ко6разоаанням н стране, отшшмио» обраюпания социалистическою общества успешно р.» вжилась .и основе таких принципов, как: равенство все» граждан в поучении образовании, всеоб­щности и обязательности обучении детей н молодежи, бесплатности иОщсю и профес-снонг.ьното образования и др. В итоге был достшиут высокий уровень просвещения и обшесгве обеспечено реальное равенспю всех народов и социальных групп в огношс-нии образования При лом. например. .Алтай, ш и мношс друше отсталые окраины бывшей царской России npenpui идея и край сшюшной грамотное»! населения, с ши­рокой сетью общеобразовательных и профессиональных школ, дошкольных и внешколь­ных ооразовагсльно-носпитатс льных учреждений.

К коиц> SCI-x п. все более явственно проявились и серьезные недостатки в школьном деле финансирование просвещения в стране по .остаточному принципу, жесткая сис-к-ч.1 > правления учеоно-воспитагедьными учреждениями, сковывающими инициативу педагоюв в совершенствовании содержания образования и даже в методическом твор­честве, все еще проявляющийся формализм в процессе обучения, не вполне соответ­ствующая времени практическая подготовка маюдежи к жизни, труду

Именно зтим обстоятельством были вызваны реформы советской школы во второй половине 80-х годов на основании решения ЦК КПСС. Верховного Совета СССР и Совета Министров СССР в период с 10 апреля 1984 г по 23 мая 1984 i. (33, с. 112).

Согласно указанным реформам, установилась следующая структура общего сред­него и профессионального образования: начальная школа — первая ступень обуче­ния - I—IV классы; неполная средняя школа, или 2-я ступень обучения — V—IX клас­сы, средняя общеобразовательная и профессиональная школа: X-XI классы общеоб­разовательной школы, средние профессионально-технические училища; средние спе­циальные учебные заведения. Средняя общеобразовательная школа снова, как и в пе­риод реформ 1958 т., становится однннадцатнлетней. Предполагалось с 1986 г. начать переход к обучению детей 6-летнего возраста при условии создания дополнительных ученических мест, подготовки соответствующих учительских кадров, учета желания родителей, уровня развития детей, местных условий (33, с. 41). Планировалось, что всеобщее среднее образование молодежи в течение 5-10 лет будет дополнено еще всеобщим профессиональным образованием Существенные коррективы вносились в содержание и организацию педагогического процесса (разработка нового типового учебного плана общеобразовательной одиннадиатилетней школы и порядок его введе­ния с I9S6/87 уч. г

Перед школой ставились такие цели и задачи:

- начальная школа II-IV классы) призвана заложить основы всестороннего разви­тия детей, обеспечить формирование прочных навыков беглого, осознанного, вырази­тельного чтения, счета, грамотного письма, развитой речи, культурного повеления Она должна воспитывать добросовестное отношение к учению и общественно полезному труду, любовь к Родине. Увеличение срока обучения в начальной школе на один год следует использовать также для улучшения физического развития детей, занятий музы­кой, изобразительным искусством и познания окружающей природы;

неполная средняя (девятилетняя) школа (1-IX классы) должна вооружить уча-ихся систематическими знаниями основ наук, формировать марксистско-ленинское

оошего среднего и профессионального образования

- средняя школа - I-XI (XII) классы - завершает общее среднее образование мо-о^™РаСШИРЯСТ возмо*ности а™ Углубленных занятий по отдельным предметам, овладения трудовыми умениями и навыками, получения первоначальной квалифкка-

ЦИИ ПО ОДНОЙ и I Массовых MDodirr/-uu I

„лейно-нравевенные и тражГ^Г^че^ "ичнТи'ТГнГ"*" Ф°РНИР>1ОК"

. Выбор про-

фессии.. сошать в необходимых коли1

Признано целесообразным ввели « ,. личности (33. с 65) *,..,.uu. ,n,,m „ „-.i: '. . . "ЯПИ ° ш1иаа* «И* -Основы проииюдст»

,.„.п. .,,,.,и. .......... тестмх учебные цеха и участки на предприяжях и

"■ ольныГучебны' и ТШ у1'с6но-»Р««""«'*т«"и"е комбинаты, школьны, и меж-шкш.ьные к.бныс и учебно-прои,«исткимые мастерские, школьные кабинеты тру­довою обучения, учебно-опытные участки, поденные хо.»исты. стационарные лак-

Намечались конкретные меры по улучшению условий рабшы учреждении системы профтехобразования, расширению сети лошкольных учреждений, а также по со«ер-шенствованию подготовки учительских кадров, по материальному и моральному стиму­лированию труда педагога, а также по подготовке и персподютовке управленческих кадров сферы образования В частности, предусматривалось создание при университетах и пединститутах факультетов по подготовке и повышению квалификации организато­ров народного образования.

Перечисленные и некоторые другие задачи реформы школы были частично реше­ны во второй половине 80-х гг Идеи этой реформы рсализовывались сше и в начале 90-х гг., так как они поддерживались массой учительства России, ведь кадры педаго­гов-новаторов сформировались еще до горбачевской -перестройки, и до ельцинских рыночных «реформ».

Основной причиной реформы российского образования в 90-е ir послужили рыноч­ные преобразования в стране и связанные с ними действия взявших вер* политических сил по реставрации капитализма в государстве Характеризуя этапы реформирования об­разования, министр общего и профессионального образования РФ В Кинслсв писал:

>• За свою десятшетнюю историю vna реформа прошла уже три imana:

I )man подготовите-1ьный (1987-19Я9)

На этом jmane peiutLiucb две основные задачи:

  1. Армирование новой фшософии образования, иоешогическил и методаюгических ос­
    нов предстоящей образовательной реформы.

  2. Подготовка общественного сознания и образовательною сообщества к восприятию
    новых идей реформы.

Эти задачи бьии решены в первую очередь усилиями 'Учительской газеты- во главе с ВФ Матвеевым и Временного научно-исаеяоеатаьского шшктива (ВННКа) .Школа:

II man - запуск реформы (1990-1992)

В ходе этого этапа решались пять основных задач:

1 Слом старой тоташтарной административно-командной системы в образовании и
старой образовательной политики, утверждение новых ее оснований

2 Децентрашзация и деунификаиия школы, ее демократизация как соиишьного инсти­
тута и образовательной практики. Поворот шкалы миом к ребенку, лицом к обществу.

! Создание правовой базы реформирования и обнов.иния образования. Закрепление идеоло­гических (филострских. методологических > основ рфумы в Законе Российской «Ww« -Об образовании. (1992). которые позднее вши подтверждены в поправках к закону I9V6 г. 4 Разработка и начни, реашзаиии стратегии и комплексной программы реформирова­ния оСразования. его стабилизации и развития (.Программа стайшшюции и развития рос­сийского образования в перехо,1ныи период, была одоорена Всероссийски., совещанием ра­ботников образования 27марта 1991 г. и дополняющая ее .Программа реформирования и развития системы образования Всероссийской Федерации в условия.,: уг,у&«ни, сониальш,-~ически7р7фо7«- «««"" '*«'■ од^'на П<™™'«™°» Российской Федерации. ifonpeZmie Правительство утверди.,0 .Государственную программу развития высше-L обра ования в РСФСР- одобренную Всероссийски.» совещанием работник*, высшей шко-ITJuZe 1992 г -.Основные положения государственной политики в области высшего образования»}.

122

123


кой поддержки детского и молодежно™ ,,=..

„ого образования, включающей вТбясТ С°Ша"Ие Н°В°Й '""""* Я°ШКШ""


5 Динамичный запуск образовательной реформы по всем ее направлениям. Раскренащс-шк шкалы, вуза, учителя, педагога. Ясчочеиие манного ресурса развития оораюнанш, -

свободы.

С принятием Закона 'Об образовании' завершился прорывной этап ооразовательтщ реформы. Реформа входила в новую стадию - стадию ее реализации.

Ill этап - переходный (1993-1997)

Этот этап должен бш закрепить и продвинуть вперед рубежи, достигнутые на пред­шествующем этапе реформы. Однако в силу общесистемного российского кризиса, и в том •шые образовательной политики, реформа существенно затормозилась, и даже наметился определенный откат ее назад' (20).

В реформировании школы принимали участие не только российское Правительство и центральные представительные органы власти, но также и органы власти субъектов РФ п. разумеется, непосредственно сами практические работники образования. После­дние и обеспечивали «выживание» системы образования. По этой причине нельзя утвер­ждать, что в реформе образования все плохо.

Предшественник В. Кинелева Е. Ткаченко подчеркивал, что основными направлени­ями в решении задач преобразования просвещения являются:

- создание соответствующей нормативно-правовой базы реформы образования;

— совершенствование структуры и содержания образования;

- переход на государственно-общественную форму управления образованием;

— создание механизма экономической защиты системы образования (43).

В 90-е годы реформирование образования на Алтае осуществлялось на основе Феде­рального закона «Об образовании» (45), закона «О.народном образовании в Алтайском крае» (16), а также некоторых других документов.

Следует заметить, что закон Алтайского края не противоречит требованиям Феде­рального закона «Об образовании», но имеет целый ряд особенностей, в частности:

В статью 1 включены исключительно важные принципы: всеобщности обучения де­тей и подростков; соблюдения краевыми органами государственной власти приоритета сферы образования в вопросах финансово-материального обеспечения образовательных учреждений, социальной защиты и медицинского обслуживания специалистов образо­вательных учреждений и обучающихся;

В статье 9 .Компетенция администрации Алтайского края в сфере народного образо­
вания» указано, что последняя определяет меры по организации финансирования обра­
зовательных учреждений в части их материально-технического снабжения и обеспечи­
вает их реализацию; формирует государственные органы управления образованием края,
наделяет их специальной компетенцией, руководит ими, назначает руководителей этих
органов (по согласованию с федеральными органами управления образованием); при­
нимает решение о создании, реорганизации и ликвидации образовательных учрежде­
нии краевого подчинения в порядке и на условиях, установленных законом края
«и порядке управления объектами права собственности Алтайского края» и настоящим
законом; разрабатывает механизм взимания и организует взимание краевых налогов и
сборов на нужды образовательных учреждений, осуществляет контроль за их своевре­
менным и полным внесением в краевой бюджет; обеспечивает соблюдение законода-
Гп^Ва Российской Федерации и края в области образования, а также контроль за
соблюдением и использованием государственных образовательных стандартов
„,и™ТПеТеНДИИ администРаи™ "Рая также отнесены; организация работы по ли-
и«™?и астаиии и аккредитации всех образовательных учреждений края, за

1ия нахо™,ГШИХ Г НЫХ 3аВСДеНИЙ " ™ей Ч*Д"е«> специального обраэо-
ть, «етоТч В Федеральном подчинении; организация издания учебной литера-

шсудаоЗныГб " СПраВОЧНОЙ ™«P«yP". содержащей региональные компоненты ньгх пг«цесГ °бра30ВаТельиь1х стартов; изучение стимулирования инновацион-соверГНс™ва„и Ра301ИНИИ; СЮЛаНИе СИСТеМЫ "прерывного образования в крае; совершенствование системы дополнительного образования; организация пелагогичес-

ты; текущее и перспективное шинирование пОТр=6но йТкадрах о6разо^-"ьгхуч-реждении; оформление государственного заказа „а подготовку^кадров; разработка про­грамм международного и межрегионального сотрудничества в области образования; награждение работников народного образования и др. Определена компетенция органов самоуправления в сфере образования.

Особенности содержания краевого закона «О народном образовании» свидетельствуют о том, что в данном документе нашли свое выражение не только основополагающие идеи Федерального закона «Об образовании», но и изложены положения, позволяю­щие учитывать местные условия, а также опыт управления образованием, накопленный в предшествующий период.

В 90-е гг. сеть дневных общеобразовательных школ края по сравнению с 1985-1989 гг., уменьшилась незначительно. Число средних школ, напротив, возросло с 586 в 1990/91 уч. г. до 894 в 1999/2000 уч. г.

В числе общеобразовательных школ здесь в 2000/2001 уч. г. функционировало 14 гим­назий (15 тыс. чел.) и 11 лицеев (7 тыс. чел). Каждое из этих учебных заведений имеет свою направленность. Так, направление деятельности барнаульской государственной классической гимназии — гуманитарно-эстетическое. Главная задача барнаульской шко­лы-гимназии № 40: формирование социально-активной, здоровой личности, обладаю­щей знаниями и высоким интеллектом; широкое и полное использование развития качеств учащихся для формирования у них готовности не только осваивать определен­ные знания, но и постоянно совершенствовать их, развивать свой собственный твор­ческий потенциал и др. Стержнем системы общеобразовательной работы барнаульской гимназии № 42 является формирование у учащихся информационной культуры.

Направление работы бийской школы-гимназии № 3 - вооружение учащихся фунда­ментальными знаниями по основам наук, развитие творческих способностей, работа с одаренными детьми, подготовка учащихся к постушгению в вузы. Задачи бийской гим­назии № 11: обеспечить углубленную подготовку выпускника, способного обучаться в вузах сибирского региона; в соответствии с личностными особенностями обеспечить развитие ученика, способного к самоопределению и самореализации.

Задачи барнаульской школы-лицея № 101: развитие интеллекта; укрепление физи­ческого здоровья детей развитие и совершенствование воспитанности учащихся, уме­ния работать и общаться с людьми; приобретение специальных знаний в области ком­мерческой деятельности делового человека. Бийский лицей ориентирован на обучение и воспитание наибопее способных и одаренных детей в возрасте 6-17 лет.

Наряду с гимназиями и лицеями в Алтайском крае создана оригинальная модель сред­ней школы - учебный центр образования «Сигма» (создан 1 сентября 1991 г. в составе средних школ N° 22, 116 и межшкольного учебно-производственного комбината).

Из числа инновационных самыми массовыми были средние школы с углубленным iqqi/Qi «ч г таких школ в крае насчитывалось 124 с

изучением отдельных предметов. В mi/4i уч. ldl"" £ iqQ4/9S-iqqK/Q9 уч гг

других углубле: J

школах № 12. 25, 52, 85, 123 и др. - литература


В 000Л001 уч Учащиеся 120 школ края углубленно изучали предметы. ПослеМалГреформ 90-х гг. на Алтае продолжай функционировать шкаты с пРо-


ч ислом учащихся углубленно изучающих предметы, - 35432 чел. В 1994/95 1998/99 уч. гг.

124

125

H4B0J

167 городi

истинным обучением. Например, в 1992/93 учебном году здесь насчитываюсь ,„, ™ки" школ с числом учашихся 22057 и «4 «льс^в которых общеобразова-

В пержгол ГЖ '-слом обучавшихся 38. чел. В 2000/2001 - 11, числен­ность об чГшихся . них составила 1111 чел. Штат учителей с совместителями в данных учебных'завелениях возрос со 127 до 311 чел. Частное образовательное учреждение -авторская школа Евстафьева - открыто в 1992 г. Цель ее - создание условии для разви­тия темности ребенка, подготовка выпускников для поступления в вузы. Обучение плат­ное, но предусмотрена система льгот. По окончании школы учащиеся получают аттес­тат зреюсти государственного образца.

В 90-е гг. в связи с финансовым кризисом в стране прекратили функционировать шкочы прошенного дня, а количество групп продленного дня в 365 образовательных учреждениях составило 898 с охватом 20 тыс., или 10,6% от контингента учашихся i-IX классов. В крае имелись 92 пришкольных интерната, в которых проживал 196! воспитанник.

В 1996-1998 гг. Министерство путей сообщения передало в местные муниципальные органы Алтайского края восемь средних и две основных школы, ухудшив их финансовое положение. В ведении МПС осталось 9 начальных и неполных средних школ с количе­ством учашихся 2199 чел.

В крае повысилось внимание к развитию способностей одаренных детей. В гимназиях, лицеях, в учебном центре образования «Сигма» и в ряде школ с углубленным изучени­ем отдельных дисциплин с такими детьми велась индивидуальная и групповая подго­товка. Краевой центр информационно-технических работ и психологии совместно с органами народного образования организовывали олимпиады, слеты одаренных детей. Во время зимних каникул 1997 г. в Барнауле прошла краевая олимпиада школьников. Более трехсот ребят из всех районов и городов Алтая мерились силами в знании точных наук. Самый высокий уровень развития творческих способностей был выявлен у воспи­танников Бийского лицея. Хорошие результаты показали старшеклассники из городов Белокурихи. Алейска, Славгорода, Заринска и Ярового.

Летом 1999 г. в краевом Центре информационно-технических работ на научно-тех­нической конференции «Шаг в будущее» свои достижения демонстрировали 50 школь­ников. 11 ребят затем приняли участие в 6-й Всероссийской научно-технической конфе­ренции «Шаг в будущее». Восемь ребят из Барнаула были отмечены дипломами. В секции •Социология» по итоговому рейтингу первыми стали одиннадцатикдассницы из 27-й школы Ольга Куликова и Мария Власова, а в секции «Биомедицинские технологии» — десятиклассники из 42-й гимназии Евгений Вальков и Александр Макаренко.

В отборе содержания образования и в разработке учебного плана большая роль стала отводиться самим образовательным учреждениям.

""'"Г "рСЯМетов- Ф«ультативных курсов и спецкурсов, связанных с русской на­циональной культурой (русский фольклор, русские народные игры и др.); расширение


126


Комитет администрации края по образованию на основе документов федерального ведомств;! просвещения разработал примерный базисный учебный план, являющийся основой для составления сетки часов в каждой школе. Базисный учебный план включа­ет две части: инвариантную (неизменяемую, одинаковую для всех школ) и вариатив­ную сибирский региональный компонент. Инвариантная часть учебного плана при­звана обеспечить единство образовательного пространства, культурного развития моло­дого поколения в условиях многообразия общеобразовательных учреждений (массовые школы, гимназии, лицеи, колледжи, частные школы). В ней твердо определено количе-

ц„и современный мир. В целом „а региональный компонент рекомендовано отводить до 20-23 процентов учебного времени

Содержание и организация учебного процесса в школе призваны полнее учитывать ипросы и возможности индивидуального развития каждого из учащихся '

В помошь учителям написано и издано учебное пособие .История Алтая». Для уча­щихся X класса подготовлен учебник «История Алтайского края», а для учашихся V1I-V111 классов - пособие «История культуры Атайского края... Была составлена про­грамма и в соответствии с ней создан учебник -География Аттайского края» для IX класса. Издано пособие «Экологическое воспитание детей и молодежи., подготовлен­ное на основе использования краеведческого материала.

В 1993/94 уч. г. в 41 школе края, где учились нерусские учащиеся, обучение детей велось на языке их национальности, из них в 33 - на немецком, в 4 - на "казахском, в I - на татарском, в 2 - на кумандинском, в 1 - на мордовском. Затем, в связи с миграцией немецкого населения, число таких школ сократилось.

Начиная с первого класса 3503 уч-ся изучали свой родной язык, в том числе не­мецкий - 3259 чел., казахский - 178, татарский - 8, куманаинский - 48, мордовс­кий — 10 чел.

По сравнению с 1992/93 уч. г. количество учашихся. изучакчшгх данные языки, умень­шилось на 1595 чел. Причиной этому явилась эмиграция семей в ФРГ.

Во второй половине 90-х гг. в 19 школах Немецкого, Благовещенского, Кулундинс-кого. Рубцовского и Суетского районов обучение велось на немецком, в трех школах Благовещенского, Кулундинского и Угловского районов - на казахском, в одной шко­ле Угловского района — на татарском и в одной школе Солтонского района на куман­динском языках.

Существенно улучшилась материальная база школ с преподаванием немецкого язы­ка за счет гуманитарной помощи из ФРГ. Все школы с преподаванием немецкого языка имеют библиотек}' учебно-методической, справочно-информационной. художествен­ной и детской литературы, получают из ФРГ журналы. Школы с обучением казахскому языку получают газеты и журналы из Казахстана.

В учебном процессе используются учебные пособия, справочная и художественная литература, учебники, изданные в Москве. На занятиях кумандинского языка применя­ется русско-кумандинский разговорник, изданный на Алтае по заказу Комитета обра­зования При обучении татарскому языку учащиеся занимаются по учебникам .Родной язык», полученным из Татарстана.

Учите™ кумандинского и татарского языков занимаются с учащимися по своим индивидуальным программам. Школы укомплектованы квалифицированными педаго­гическими кадрами, преподающими родной язык.

Существуют определенные проблемы, связанные с преподаванием родного языка и штературы ' Так программы и содержание школьных учебников по немецкому языку морально устарели, не все школы обеспечены учебными и наглядными пособиями в

достаточном количестве.

В школах с обучением казахскому языку недостаточно художественной литературы на казахском языке, методической литературы, наглядных пособии.

В целоГсодержание школьною образования в 90-е гг. еще слабо отражает культуру различных этнических групп, в том числе и славянских народов.

и^Ги,- ж=—-в $% -- ™;™-:

127

порогом средних школ Новичихинского района оказалось 40 подростков, в основном из малообеспеченных семей.

R 1998/99 уч г из-за болезни и материальной необеспеченности из школ края отсея­лось 2 5 тыс только первоклассников. На I сентября 1999/2000 уч. г. 7 тыс. детей не были готовы" идти в школу из-за отсутствия одежды, обуви, из-за дороговизны учебников. Администрации края пришлось срочно предпринимать меры по оказанию помощи этим детям Были выделены средства для приобретения 3 тыс. пар детской обуви, 2,4 тыс. предметов одежды для школьников и пр. 4 млн руб. выделено на приобретение учебни­ков которые предназначались для тех, кто не в состоянии был их купить.

Сократилась численность занимающихся в вечерних (сменных) школах, уменьши­лось число выпускников этих школ. Из неполной средней вечерней школы и 1995 г.-выпушено 660, в 1998 г. - 627 чел., из средней соответственно 1029 и 969.

Количество школ для детей с недостатками умственного и физического развития возросло до 30, из них 18 в городах и 12 в сельских местностях. Численность воспитан­ников в них в середине 90-х годов составила 6199 чел.

Хроническое недофинансирование учреждений народного образования привело к резкому ухудшению материальной базы школы.

По оценке специалистов, в 1994/95 уч. г. по краю сносу подлежало 90 школьных зданий, а одна треть их нуждалась в капитальном ремонте. В 1996 г. уже 170 зданий подлежали сносу, а 426 требовали капитального ремонта.

Во вторую смену занимались 104225, а в третью — 3463 школьника, что в обшей сложности составляло 26 процентов всех учащихся. В 1999 г. во 2-й и 3-й смене занима­лись 104,1 тыс. человек. За 1990—1998 гг. в крае было введено в действие всего лишь 100 школ на 33,3 тыс. мест.

К концу 2000 г. около 300 школьных зданий требовали ремонта, а 70 — подлежали сносу.

10 процентов школ к концу 90-х годов находились в аварийном состоянии и не соответствовали санитарным нормам. 340 школ не имели водопровода, более половины сельских школ — канализации. Во многих школах наблюдались недостаточная освещен­ность и низкий температурный режим в зимний период. Школьная мебель зачастую не соответствовала росто-возрастным особенностям обучающихся. Низким оставался уро­вень технической оснащенности массовых школ. Еще в 1993/94 уч. г. на Алтае работало 19 учебно-производственных комбинатов, обеспечивающих получение школьниками пер­воначальных навыков по 54 профессиям. Во второй половине 90-х годов они закрывают­ся. В Барнауле закрыто три УПК, а один был включен в учебный центр образования •Сигма» и продолжал успешно функционировать. Сократилась численность ученичес­ких производственных бригад, школьных лесничеств и лагерей труда и отдыха школь­ников.

В связи с обнищанием населения и обострением экологической обстановки ухудши­лось состояние здоровья школьников. По этой причине в 1998/99 уч. г. 50 процентов девятиклассников были освобождены от итоговой аттестации. По сведениям главы кра­евой администрации А.А. Сурикова, за 1998/99 уч. г. число заболевших школьников воз­росло на 21 процент. Еще в дошкольном возрасте у 15,7% детей выявлены такие болез­ни, как: снижение остроты слуха и зрения, дефекты речи, сколиоз, нарушение осанки. За весь период пребывания детей в средней школе численность детей с заболеваниями органов зрения почти удвоилась, а страдающих сколиозом - утроилась По сведениям председателя комитета администрации Алтайского края по образованию Г П Зырянова, ухудшение зрения отмечено у подавляющего большинства ребят (почти 94 процента). Около половины школьников страдали заболеваниями нервной системы и органов пи­щеварения. От экзаменов в 1999 г. по состоянию здоровья были освобождены более пяти тысяч выпускников основной и средней шкоты

нихРшТп°,УХУДШИЛаСЬ 03до0Р°вительная и воспитательная работа с детьми в период лет­них школьных каникул. В период с 1985 по 1998 г. в крае закрылись 22 загородных пио-

S"^. бГи за'кГ™ всГстаГХНУЛ0 ™™ " ™ * "» " ~
„... ..агем Количеств „V стационарные городские и колхозные оздоровитель-

W ; ХньшГсь с 50ТоО4^8ГГиГннПОртИВНЫХ ^ ' '"8 Г П° СРаВНСНИЮ С
„„ Ы144 чрп Зя тпт ■** „ численность школьников, побывавших в них, с 9863

той оаза а числен! РИ0Д ЧИСЛ° Ла"1рей т и отдыха «"читалось «>191 л° 64, или в три раза, а численность учащихся - с 19814 до 4812 чел, почти в четыре раза Дети в основном, обслуживались школьными лагерями с дневным пребыванием младшей ников и подростков в них. Число таких лагерей возросло с 959 (1990) до 1086 (1998), а численность пребывавших в них - с 67121 до 77092 чел

Если, например, в 1987 г. свыше 500 тыс. детей и подростков провели лето в пионерс­ких и школьных лагерях, на туристско-экскурсионных базах или выезжали в дачные мес­тности с детскими дошкольными учреждениями, то в 1998 г. организованным летним отдыхом по краю было охвачено всего лишь 132386 чел., или около одной трети всей численности школьников. В 1999 г. летним отдыхом было охвачено лишь 53 процента детей

Последнее десятилетие XX века характеризуется на Алтае сокращением сети вне­школьных детских учреждений. В 1990 г. здесь работало 92 Дворца, дома пионеров и школьников, в 1998 г. - только 6. Число станций юного техника уменьшилось с 18 до 11. Закрылись детские парки. Сохранились лишь 8 станций юных натуралистов. Число экс-курсионно-туристских станций возросло с 2 до 5. Был открыт один детский стадион. В 1998 г. в крае функционировало 16 художественных школ.

Ухудшившиеся в стране социально-экономические условия, возросшее снижение жизненного уровня подавляющей части населения и ослабление воспитательной рабо­ты в семье и школе вызвали рост детской и подростковой преступности. Ежегодно на путь правонарушений вставало от 8 до 10 тыс. несовершеннолетних. В 1996 г. на консуль­тации к наркологам было направлено 1,7 тыс. подростков. Из 2475 детей, оставшихся без попечения родителей, многие дети стали бродяжничать. В крае начали создаваться но­вые воспитательные колонии для несовершеннолетних.

Возросла потребность в специалистах-психологах, должности которых в стране пра­вительством вводились с 1989 г., а также в валеологах, психиатрах и др.

В 1998/99 уч. г. по краю из 8155 учителей начальных классов 49,2 процента имели высшее образование, 2,2 - незаконченное высшее, 48,0 процентов - среднее специаль­ное и только 0,6 процента - общее среднее образование.

Из 19773 учителей гуманитарных и естественно-математических дисциплин общеоб­разовательных школ высшее образование имели 94,6 процента (в городских школах -97,5, в сельских - 92,7 процента), незаконченное высшее - 1,6 процента (в городских и сельских школах соответственно 1,2 и 1,8 процента), среднее специальное - 3,2 про­цента (в городских и сельских школах соответственно 1,2 и 4,6 процента), обшее сред­нее - 0,6 процента (в городских и сельских школах соответственно 0,1 и 0,9 процента).

К началу 1997/98 уч г в систему народного образования было направлено 1340 моло­дых специалистов в том числе 892 с высшим педагогическим образованием и 448 - со средним специальным. Из числа выпускников вузов явились в школы только 497 чел., или 55 7% к числу направленных на работу. Численность выпускников средних специ­альных педагогических учебных заведений, явившихся на работу в школы оказалась также невысокой' 32,9 процента по Бийскому педагогическому колледжу, 42,7 процен­та - по Барнаульскому педколледжу, 69,3 процента по Каменскому педагогическому

^Причина низкой явки молодых специалистов в школу заключалась главным обра-зОм?:ЧоИхНиахТоГ1но-эко„омических условиях.возникших в кра. Так, ^ичество

„..„■.в ™ 1998/99 уч г составило по краю 5134 чел, а выде-

педагогов, нуждавшихся ^™- — „' — не выш1ачивадась зарплата. Иногда лено было всего 180 «W»Pj™™™°°e от 6 д0 , месяцев. Педагоп1 вынуж.

педагогов, нуждавшихся в жилье за 1Ччъ/чу уч.1. w р ,„„„,„ и„„,.„,,

) квартир. Учителям вовремя не вь,

начале 1999/2000 уч. г. в школах трудилось около 3 тыс. пенсионеров.

128

129

В 90-е гг серьезно сократилась сеть дошкольных воспитательных учреждении. Только в 19% г число детских садов уменьшилось на 123, а в 1997 - на 130. И эта тенденция наблюдалась и в дальнейшем. Вместе с тем следует отметить, что в крае сформировать высококвалифицированные кадры воспитателей дошкольных учреждении. Так, в 1997 г. здесь насчитывалось 10335 педагогических работников дошкольных учреждении, из них 2452 чел. с высшим образованием, 205 - с незаконченным высшим, 7533 - со средним специальным образованием.

В 90-е гг. сеть профтехучилищ по краю сократилась с 91 до 74, а численность обуча­ющихся в них уменьшилась с 38,7 тыс. в 1990 г. до 33,4 тыс. чел. в 1999 г., или на 5.3 тыс. чел. Если прием в профтехучилища в 1985 г. составил 37,9 тыс. чел., в 1999 г. -18,7.

Сократился и выпуск из профтехучилищ края. В 1985 г. училищами было подготов­лено 36,1* тыс. квалифицированных рабочих, в 1990 г.* - 26,7, в 1999 — только 16,8 тыс. чел. В 1996-1998 гг. в строй по краю не введено ни одного здания профтех­училища.

Экономические реформы и связанная с ними меняющаяся потребность в кадрах рабочих оказали существенное влияние на состав профессий и специальностей, по ко­торым велась подготовка в училищах. Например, в 1991 г. обучение учащихся ПТУ края проводилось по 220 профессиям и специальностям. К 1994 г. число последних сократи­лось до 131. Сюда относится и ряд новых специальностей, по которым началась подго­товка в профтехучилищах: автомеханик, аппаратчик по технологическому обслужива­нию мехового производства, техник-механик по ремонту и обслуживанию вычисли­тельной техники, мастер сельскохозяйственного производства (фермер-арендатор), со­циальный работник, домашняя воспитательница и др.

Например, социальных работников с 1 сентября 1994 г. стало готовить 19-е барнауль­ское среднее профтехучилище, возглавляемое заслуженным учителем профтехобразова­ния, кандидатом педагогических наук З.В. Петуховой. Сфера деятельности выпускни­ка - уход за больными и пожилыми людьми, пенсионерами, нуждающимися в опеке, патронаже. Для обучения по этой специальности принимаются лица со средним образо­ванием. Срок обучения - год.

В условиях рыночных реформ сложнее стала решаться и проблема трудоустройства выпускников ПТУ. В связи с падением промышленного и сельскохозяйственного про­изводства и растущей безработицей с 1993 г. ежегодно свыше трети выпускников днев­ных профтехучилищ края вынуждены были устраиваться на работу самостоятельно, нередко - не по приобретенной специальности. Многие из них пополнили армию безработных.

В 2000/01 уч. г. специалистов с высшим образованием готовили 7 государственных учебных заведений. Барнаульский педагогический, Алтайский политехнический Ал­тайский сельскохозяйственный, Алтайский медицинский институты были реорганизо-

ТооаВДНТРСИТе™' На НачаЛ0 2000/<И ^ г в вузах обУч^ось 58,1 тыс. чел. В сравнении с 1999/20U0 уч. г. общая численность студентов увеличилась на 6555 чел Из общего числа обучающихся 30,7 тыс. составляли женщины. Кроме того, в Барнауле действует юриди­ческий институт МВД РФ.

Прием в вузы по сравнению с 80-ми годами увеличился. Если в 1985/86 уч г он

ГТЯПМП X ^ Tl.li- цеп „ tnnn/ГЧ п л __ _ xu-vuw J--1. 1. ии

, - -_-. —_ —м_ .—* * j wv«ji iiuiv/i. ^wiri о i7OJ/Ou уч | U!"l

составил 8,3 тыс. чел., в 1990/91 - 9,4, то, например, в 1995/96 уч. г. - 9,6, в 1999/2000 ГейГ„,.п„м'„"Л ОбМСНЯется числением в вузы значительной части выпускников сред­ней школы на договорных началах, т.е. на платное обучение

таиска^ аХембШИ ОТКРЫ*"* негосУдаР<™™ых в"сших учебных заведения - Ал-

пяТьсо1иГо.в R 19Ч«™МИКИ " ПР1Ша> ******* экономико-юридический институт и пял, филиалов. В 1998/99 уч. г. в них обучалось 2514 чел

щие^^ш^вТН1 ЭКОНОМИКИ и "Р^ ^режден лицей. Принятые в него уча­щиеся IX X классов за 2-3 года совмещенного обучения при успешном усвоении про-

• Включая Горный Алтай.

граммы альност!

ГоуппиоовкТс^ле!f РСНТа' СеКРгарЯ СуДебН0Г0 и«™ния, оператора ЭВМ и др.
энными ^eHTOB по ФУПпам специальностей характеризовалась следующими

ДЛИМЫМИ.

В 1985/86 уч. г. в государственных вузах края обучалось 37,3 тыс. студентов, в том числе по группам специальностей: специальности педагогических институтов и вузов культу­ры - 11,3, специальности университетов - 2,3, энергетика - 1,0, машиностроение и приборостроение - 5,5, электромашиностроение и электроприборостроение - 0,4, хи­мическая технология - 0,9, технология продовольственных продуктов - 0,6, строитель­ство - 1,9, сельское хозяйство - 4,7, транспорт - 0,9, экономика - 2,5, право - 1,2, здравоохранение и физическая культура — 3,9 тыс. чел.

В 1999-2000 гг. группировка студентов по специальностям претерпела изменения. В 1998/99 уч. г. из 47,8 тыс. студентов овладевали специальностями в области: образова­ния - 3,5 тыс. чел., здравоохранения - 3,3, культуры и искусства - 1,9, экономики и управления - 6,9, энергетики и энергетического машиностроения - 0,8, машино­строения и металлообработки - 1,6, эксплуатации наземных транспортных средств -1,4, технологических машин и оборудования - 1,4, электротехники - 0,02, приборо­строения — 0,6, информатики и вычислительной техники - 0,3, сервиса - 0,03, хими­ческой технологии — 0,5, технологии продовольственных продуктов - 0,2, строитель­ной архитектуры - 1,0, сельского и рыбного хозяйства - 3,0, экологии и природо­пользования - 0,6. Кроме того, осваивали междисциплинарные естественно-техноло­гические специальности — 1,0 тыс. чел., естественно-научные специальности — 2,4, гуманитарные специальности — 7,6 тыс. чел.

При этом численность студентов, овладевающих специальностями в области образо­вания уменьшилось с 5,5 тыс. чел. в 1990/91 уч. г. до 3,5 тыс. чел. в 1998/99 уч. г., на 342 чел. уменьшилось число студентов по специальностям здравоохранения, на 1604 чел. по спе­циальностям культуры и искусства. Численность студентов, которые готовились к рабо­те в области экономики и управления, возросла с 1,9 до 6,9 тыс. чел.

Выпуск специалистов высшими учебными заведениями края в 90-е гг. по сопоставле­нию с 80-ми годами не претерпел существенных изменений и составил: в 1980 г. -5,8 тыс. чел., в 1985 - 6,1, в 1990 - 5,3, в 1999 - 8,2.

На начало 2000/01 уч. г. в крае действовало 45 самостоятельных средних специальных учебных заведений, в которых обучалось 39,4 тыс. чел.

Прием учащихся в средние специальные учебные заведения края в 1998 г. по сравне­нию с 1990 г уменьшился на 0,7 тыс. и составил 11.3 тыс. чел.

Выпуск специалистов со средним специальным образованием в 1990-2000 гг. также сократился Если в 1980 г. средними специальными учебными заведениями края было выпушено 12,7 тыс. чел., в 1985 - 12,3, в 1990 - 10,8, то в 1999 - 9,1 тыс. чел.

Конец XX в характеризуется крайне недостаточным финансированием государствен­ных высших и средних специальных учебных заведений Алтая и ухудшением их матери­альной базы Из-за хронического недофинансирования им приходилось добывать деньги путем сдачи в аренду помещений, организации платных стоянок расширения круга ш,ГтныЛбразовате7ьных услуг. За весь период 1990-1998 гг. в крае было введено поме­щений вузов обГей площадью 18,2 тыс. кв. м. В 1996-1998 гг. не строились учебные кор-~ТУ. зГнГя средних специальных учебных заведений не вводились в действие в течение 1991-2000 гг.

> и™ гтплетия на Алтае школьное дело получило свое развитие в годы

созд^нГ г?рГР^ГпрГыГ—, в пери.^осуществления крестьянской

130

131

Всесоюзной переписи населения по Алтайскому краю, грамотность граждан старше 9 тет к 1989 г. составила 98,9 процента.

" Лишь в период между переписями 1979 и 1989 гг. численность имеющих высшее обра­зование возроста на 64 процента, незаконченное высшее - на 14, среднее специальное -на 63 среднее общее - на 48 процентов, доля же лиц с неполным средним образовани­ем напротив уменьшаюсь на 20,5, начальным - на 26 процентов (78, с. 178).

'таким образом, преодолена вековая отсталость этой далекой сибирской окраины по уровню образования населения.

Этому способствовало создание и развитие в крае сети высших и средних специаль­ных учебных заведения. Подготовку специалистов для школ, дошкольных и внешколь­ных учреждений (учреждений дошкольного образования), а также для профессиональ­ной школы всех уровней осуществляли Барнаульский государственный педуниверси-тет. Бийский государственный педагогический университет, Горно-Алтайский государ­ственный педагогический институт (до выделения из края Республики Алтай в 1991 г.), Барнаульское высшее педагогическое училище (колледж), Бийский, Славгородский и Рубцовский педагогические колледжи. Барнаульское педучилище № 2 и Каменское педучилище. Барнаульский и Алтайский индустриально-педагогические колледжи. Пе­дагогов готовили на большинстве факультетов Алтайского государственного универси­тета, на индустриально-педагогическом факультете Алтайского государственного тех­нического университета. Кроме того, на работу в школьные библиотеки, на преподава­ние дисциплин искусствоведческого цикла направляют своих выпускников Алтайский государственный институт искусства и культуры. Алтайское художественное училище.

Организация подготовки педагогических кадров на Алтае характеризовалась рядом особенностей.

Первая из них заключалась в том, что здесь до начала XX века, если не считать катехизаторского училища в Бийске, не было специальных учебных заведений, которые бы готовили педагогов: в школах преподавали выпускники неполных средних и даже начальных училищ, а также специалисты, прибывшие из других территорий страны. И только с 1902 г. начачась подготовка учителей в педагогических классах женских гим­назий, с 1906 по 1911 гг. - в Павловской, с 1915 г. в Барнаульской, с 1917 г. в Бийской учительских семинариях.

Вторая особенность состояла в том, что вплоть до начала 30-х гг. подготовка настав­ников для работы в неполных средних и средних школах на Алтае не велась. К работе в них привлекались выпускники Томского, Омского, Новониколаевского учи­тельских институтов и других вузов сибирского региона и Европейской России. В Барна­уле учительский институт был открыт в 1933 г.

Третья характерная особенность организации подготовки учительских кадров на Ал­тае относилась к 30-60-м гг. XX столетия, когда наблюдалось далеко не полное ее соот­ветствие насущным пртребностям народного образования. Имеется в виду, что в педа­гогических учебных заведениях тогда слишком мал был контингент студентов, подго­товка учителей в педвузах, как правило, велась по трем-четырем специальностям В связи с осуществлением всеобщего обязательного семилетнего образования в 1949 г всеобщего обязательного восьмилетнего образования с 1958 г., а затем и среднего -учителей в школах края не хватало. Министерство просвещения вынуждено было еже­годно направлять в Алтайский край до полутора-двух тысяч молодых специалистов,

Отелей по вГмд„с,,иедСТИ Уьс!™< «ДР». Удалось наладить выпуск препода-оЛессионмьной ш"""Г™' котоРые «Дутся в общеобразовательной и начальной Т ггocv^rZ» Г ЛРИК'еРУ' Ьз№^™* педагогический университет в конце пе! и^ьноТ ^Р330*3™»»™ Деятельность по четырем направлениям, одиннад­цати специальностям основного высшего образования, девяти научным специальнос­тям послевузовского образования и по двум специальностям дополнительного профес­сионального образования. Бийский пединститут вел подготовку по двадцати пяти ос­новным специальностям и специализациям.

Одна из особенностей организации подготовки педагогических кадров в крае - пе­реход на многоуровневую систему образования, которая имеет существенные преиму­щества перед ранее существовавшими одноуровневой и ступенчатой системами. Много­уровневая система вузовского образования позволяет студенту уже в процессе обучения самостоятельно выбирать индивидуальную траекторию получения необходимого обра­зования и на его базе - достигать соответствующего уровня профессиональной подго­товки. На первых двух уровнях (общее высшее образование, бакалавриат) образователь­ная функция играет главенствующую роль. Указанная система обеспечивает свободу выбора траектории обучения и возможность ее изменения по инициативе обучающего­ся. Вузу она позволяет самостоятельно контролировать содержание и технологию обуче­ния, ведомству управления образованием - планировать и реализовывать более гибкий план подготовки специалистов разного профиля в соответствии с изменяющимися зап­росами учебно-воспитательных заведений того или иного профиля.

Существенной особенностью организации подготовки педагогических работников, тесно связанной с предыдущей, является создание на Алтае учебно-научно-педагогн-ческих комплексов на базе Барнаульского и Бийского педуниверситетов. В комплекс БГПУ входят, кроме его факультетов, два педагогических колледжа, краевой педагоги­ческий лицей, базовые школы, два научно-исследовательских института, научные ла­боратории, два музея и некоторые другие составляющие его. За 65 лет в БГПУ прошло подготовку и переподготовку около 40 тыс. педагогов и психологов. При этом на ФПК за 20 лет его работы повысили свою квалификацию или прошли переподготовку около 7800 человек, в том числе 7 тыс. руководителей школ, районных, городских и краевого ведомств управления образованием, методистов, 685 психологов, 135 студентов магис­тратуры.

В БГПУ начата опытная работа по подготовке выпускников средней школы к осуще­ствлению социально-педагогических функций - своеобразный педагогический «всеобуч». Разработаны учебное пособие «Педагогика» и хрестоматия по педагогике для учащихся

X—XI классов.

Работа педагогических учебных заведений края теперь позволяет более полно удов­летворять потребности школы в учительских кадрах.

Г^™™пХ=о^ХМаТе—-^-^мна^е^чГк^оГ

133

источники

Алтай в эпоху капитализма: Учебное пособие. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1986. С. 215.

Алтай: Сборник. Томск, 1890.

Бийский городской государственный архив. Ф. 84. On. I Д. 33. Лл. 23, 49; 57.

Бийский городской государственный архив. Ф. 84. Д. 49. Лл. 18, 20, 22.

Бийский городской государственный архив. Ф. 84. On. 1. Д. 54. Лл. 9-10.

Бийский городской государственный архив. Ф. 108. On. 1 Д. 9. Лл. 45,48.

Бийский городской государственный архив. Ф. Р—109 Оп. 1. Д. 5. Лл. 6-7.

Борблик Е.М., Ковалева Л.Г., Разгон Н.И., Соболева Т.Н. Административно-территориальное

устройство Алтая // Энциклопедия Алтайского края. Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1995. Т. 1. С. 169-175.

Ветошкин М. Начальное образование в Сибири //Вестник воспитания. 1910, № 6.

ГАЛО. Ф. Ю. Ол. 2. Д. 189.

ГАТО Ф. 126. Оп. 1.Д.958.ЛЛ. 17, 32-40, 74; Д. 1585/Л. 46.

Горный Алтай и его население. Барнаул: Изд-во Главного Управления Алтайского округа, 1901. Гришаев В. Рабфаковцы//Алтайская правда. 1980. 10 октября.

Дмитриев Г.П., Костенков П.П., Шестков А.В. Связь школы с жизнью. Томск: Изд-во Томского ун-та, 1978.

Жизнь Алтая. 1917. №83.

Закон *О народном образовании в Алтайском крае». Принят Краевым Законодательным собра­нием .Алтайского края в 1995 г.

Из рапорта начальника Алтайского горного округа управляющему Кабинетом. ЦГИАЛ. Ф 733. Оп 165.Д. 186068.ЛЛ. 12-14.

История Алтая. Часть I: Учебное пособие. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1983. История Сибири. Т. 4. Л.: Наука, 1968.

Кинелев В Как реформировать образование? // Учительская газета. 1997. 26 августа. Книга Памяти учителей и других работников просвещения Алтайского края, погибших на фрон­те в годы Великой Отечественной войны. Барнаул: Изд-во Барнаульского гос. пед. ун-та, 1995. Костенков ПП. Просвещение // Энциклопедия Алтайского края. Барнаул Алт кн изд-во 1995 С. 223-224.

Красный Алтай. 1921. 12 июня. Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 20. Ленин В.И. Поли. собр. соч. Т. 41.

Летопись города Бийска (1709—1970). Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1971. Местная жизнь // Новый Алтайский луч. 1919. 6 февраля.

Народный календарь-справочник по г. Бийску и его уезду на 1918 год. Бийск, 1918. Народное образование в СССР: Соб. док-тов 1917-1973 гг. М.: Педагогика, 1977. Народное хозяйство Алтайского края в 1956 г. /Стат. сб./ Барнаул, 1957. Начальная школа в Алтайском округе: Алтайский сборник. Т.Ш. Барнаул, 1898. Новые школы. Жизнь Алтая. 1911,6 января.

О реформе общеобразовательной и профессиональной школы: Сб. док-тов и мат-ов М • Поли­тиздат. 1984.

Очерки истории Алтайского края. Барнаул: Алт. кн. иэл-во, 1987

Памятная книжка Томской губернии на 1914 г. Томск, 1914.

Педагогическая энциклопедия. Т. I. М, 1964.

Полухин Т. Букварь .Первый луч. // Алтайская правда. 1975. 31 января

Путь длиной в шестьдесят лет. Очерки истории Барнаульского государственного педагогического

института. Барнаул: Изд-во Барнаульского ун-та 1993

тТмТ^ТГ"™ " Т""™"" А'1таЯского кРа» м 40 л«- / Под ред к. и. н. АИ. Лизиной и к э. н. J п. Макеева. Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1957.

л: Алт. кн. иэд-во, 1995. ■". ii^anua. i7/1. i.i августа.

nnnnouu» win i,-r ~.1Гогической деятельности

металлургии Кузбасса. Кемерово,™? " " РУДЫ НауЧН' ^"'^ л° "™рии «Рной

Петрова на Алтае во второй по; аллургии Кузбасса. Кемерово 19->/ Ткачснко Е. Дети и школа: проблемы и перспектива // Мир образования. 1996, № 6. с. 4-14.

44.

45.

46 47. 48. 49 50. 51. 52. 53 54 55. 56. 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63 64. 65. 66. 67 68. 69. 70 71. 72. 73.

74. 75.

76.

77. 78. 79

НоГсГби^9Л68Т™12Я3Не1РаМОТНОСМ *"«■ <■ |926-'«7 "■> // В°"Р°- Ф—«Фин. ZZ^T^?^lZHm' ПРИМ1 Г«0 ЯУМОЙ .2 июня ,995 г., одобрен

ЦХАФАК. Ф. 2. Оп. 10. Д. 135. Лл 68-79

ЦХАФАК. Ф. 9. On. I. Д. 202

ЦХАФАК. Ф. 10. Оп.2. Д. 159. Л 6

ЦХАФАК. Ф. 10. Оп. 10. Д. 150 Л 6

ЦХАФАК. Ф.35.ОП.1. Д. ЗЗ.Лл 3 5 13

ЦХАФАК. Ф.35. On. I. Д. 100. Л. 2.

ЦХАФАК Ф. 35. Оп. 2.Д. 191.Л 19

ЦХАФАК. Ф. Р-35, Р-141, Р-573

ЦХАФАК. Ф. 36. Оп. 1. Д. 5.

ЦХАФАК. Ф. 36. Оп. 2. Д. 81.

ЦХАФАК. Ф. 126. Оп. Кдоп.).Д.2.Лл 3-25

ЦХАФАК. Ф. 141 Оп. 1.Д.1.

ЦХАФАК. Ф. 141. Оп. I. Д. 37.

ЦХАФАК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 117.

ЦХАФАК Ф 141. Оп. 1. Д. 244. Л. 7.

ЦХАФАК Ф. 141. On. 1. Д. 276. Л. 76.

ЦХАФАК. Ф. 141. Оп. 1. Д. 403. Л. 43.

ЦХАФАК Ф. 141. Д. 412.

ЦХАФАК Ф. 141. Оп. 1. Д. 457.

ЦХАФАК. Ф. 142. Оп. 3. Д. 1. Лл. 7-10. 27.

ЦХАФАК. Ф. 163. Оп. 1. Д. 42. Лл. 1-6

ЦХАФАК Ф. 224. Оп.1. Д. 14

ЦХАФАК Ф 224. Оп. I. Д. 18. Лл. 103-104.

ЦХАФАК Ф. 573. Оп. 3. Д. 25. Л. 12.

ЦХАФАК. Ф. Р-141, Ф. Р-35; Ф. Р-573.

Шамахов Ф.Ф. Школа Западной Сибири в конце XIX - начале XX века. Томск: Иза-во Томско-

гун-та, 1957.

Швецов СП. Горный Алтай и его население. Т.1. Приложение. Барнаул, 1900.

Шишкин В.И. Первые шаги ликбеза в Сибири (1920 - начало 1921 гг.) // Развитие народного

образования и культуры в Сибири за 70 лет Советской власти. Омск, 1991.

Школа Западной Сибири за 50 лет Советской власти / Под ред. Ф.Ф. Шамахова. Новосиоирск.

Школа Сибири за 60 лет Советской власти. Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1982.

Энциклопедия Алтайского края. Барнаул: Алт. кн. изд-во. 1995.

40 лет Советскому Горному Алтаю. Горно-Алтайское кн. изд-во, 1957.

П. П. Костенков

134

АЛТАЙ

(РЕСПУБЛИКА)

Становление школьного образования в Республике Алтай нельзя рассматривать как нечто особое, отличное от развития школы других регионов страны. Однако ряд особен­ностей, как, например, экономическая и культурная отсталость в период его становле­ния, многонациональный состав населения, географические и хозяйственно-бытовые условия накладывали свой отпечаток не только на отдельные аспекты в развитии шко­лы этого региона, но и порою значительно видоизменяли и все направление ее разви­тия. Они отражались и на количестве учебных учреждений, и на темпах их роста, и на размещении их по территории, и на отношении населения к обучению, и даже на внутреннем содержании их работы. Поэтому, прежде, чем приступить к рассмотрению вопроса о развитии образования в Горном Алтае, мы считаем целесообразным рассмот­реть социально-экономические и культурные условия, в которых оно зародилось и ста­ло развиваться.

Республика Алтай являющаяся субъектом Российской Федерации, расположена на юге Западной Сибири, в горах Русского Алтая; это название закрепилось в географичес­кой литературе, в отличие от Монгольского (или Гобийского) Алтая.

Население по национальному составу смешанное. Коренной национальностью явля­ются алтайцы, представляющие собой древнее население Горного Алтая, принадлежа­щие к тюркской группе языков. Алтайцы составляют несколько разных, хотя и род­ственных этнических групп, которые в исторической литературе принято объединять в два больших подразделения: северных и южных алтайцев. Южные алтайцы - теленгиты, подразделялись в свою очередь на ряд обособившихся территориальных групп, а север­ные - на этнические группы кумандинцев, чалканцев, тубаларов. Такое деление отра­жает объективную действительность: разницу в языке, происхождении, хозяйстве.

Коренное население с древнейших времен вело кочевой и полукочевой образ жизни и занималось преимущественно скотоводством, охотой, сбором кедрового ореха, дос­тавкой леса на лесопромышленные предприятия. В хозяйственной жизни алтайиев име­ло значение рыболовство, сбор стеблей и корней диких растений, что являлось боль­шим подспорьем в летнем питании. Земледелие играло вспомогательную роль

Характер общественных отношений у алтайцев в XIX - начале XX в находился в зависимости от места их проживания. Известный историк-этнограф Л.П. Потапов выде-

У населения, ведущего кочевой образ жизни """"'"" """" "ЬШ" достаточно СШ1Ь

^orno^Kal""0 Г»™"* было православным и только 39.7% -

ГооногоТ,таяНВ осСнпРеДСТаШ1Я101 "«етрисеыейиые отношения коренного населения
nocZlcetfeftHMe™ СеМ<ТГ0 воспитани* ^ положен авторитет отца, его дела.
„ееГспитание ™ JS "" Св" ЯВЛЯЛСЯ °6pa3UOM шы подражания. Домаш-

своих сыновей езд^ьГ8 Т Ю К "I**™"""* труду: отцы начина,™ приучать своих сыновей ездить верхом на быках и лошадях, пасти коров и овец, ловить в табунах

Гп^Гл™ ;,3П; ЙГ " ^ ^ Д0С1У"™Ь' ™ "» ™

Положение женщины в семье и обществе было несвободным. Алтаец-мужчина смот­рел на женщину, главным образом, как на рабочую силу, необходимую в хозяйстве и «... как на существо, которое может родить и воспитать ребенка. ...Логическим результа­том такого взгляда на женщину является отношение к ней не только как к существу неизмеримо низшему, но и таковому, которое наравне с другими низшими существа­ми - домашними животными - может быть предметом собственности, т. е. подлежать продаже и наследованию» (14, с. 111). Женщина не имела никаких прав: ни права на собственность, ни на своих детей, и даже на выбор мужа, сама являясь собственностью мужа и рода, к которому принадлежала. Выполнение всех домашних работ лежало на женских плечах. Алтайская девушка воспитывалась в духе полного смирения, подчине­ния старшим, конечно, полного отстранения от общественной жизни. Все это осложня­ло процесс вовлечения алтайских девочек в школьное обучение. Алтайская семья резко противилась, а порой и выражала открытую враждебность по отношению к миссионе­рам, пытавшимся вовлечь алтайских девочек в учебу.

Большое влияние на социально-экономическое развитие алтайцев оказало русское население, которое приносило с собой новые формы хозяйствования, свою культуру.

Первые русские переселенцы появились на современной территории Горного Атгая в XVII в. Это были землепроходцы, казаки, зверопромышленники. Массовое же заселе­ние этой территории относится только к началу XIX в. Создавая поселения, осваивая высокогорные долины реки Катуни и ее притоков Коксу и Аргута, русские основали комплексное хозяйство, включающее традиционное занятие - земледелие, а также ско­товодство и промыслы, имевшие уже в то время ярко выраженный торговый характер.

Переселенческий поток в XIX в. способствовал образованию смешанного нацио­нального состава населения с различными культурами и традициями, национально-психологическими свойствами.

В результате переселения русских крестьян, на протяжении XIX в. значительно уве­личилась численность населения. Однако плотность населения оставалась низкой (она составляла примерно 1.9 чел. на 1 кв. км), что создавало большие трудности в организа­ции школьного дела: радиус обслуживания населения был чрезвычайно высок; он во много раз превосходил средний радиус в целом по России.

Образование довольно широкой сети оседлых населенных пунктов способствовало интенсивному усвоению алтайским населением навыков, связанных с оседлостью, при­обретению навыков пашенного земледелия (более совершенные орудия труда и другая техника сбора урожая), ими усваиваются огородничество, пчеловодство, материальная культура алтайцев приобретает новые черты.

Значительных масштабов достигает торговый обмен товарами промышленного про­изводства скотом, продуктами скотоводства, пушниной, кедровым орехом и т.п. Начи­нают функционировать торговые ярмарки. Большое значение для экономического и куль­турного развития региона имело строительство дорог, особенно такой крупной, как Чуйский тракт соединивший Горный Алтай с крупными промышленными городами.

Однако хшяиство Горного Алтая в целом носило еще натуральный характер и «шло

весьма трудоемким. В связи с этим наблюдалась большая занятость в труяе детей что впоследствии стало одной из причин нежелания отдавать их на продолжительное обуче-

Н"ераскрыюя особенности социально-экономических и культурных условий станов-1ения школьного образования в Горном Алтае, нельзя забывать о весьма необычных и сложных природно-климатических условиях этого региона. Горно-таежныи ландшафт, поясная зональность, суровый климат, наличие множества непроходимых рек и другие особенности создавали порой непреодолимые трудности в восстановлении

Горный Алтай в начале XX в., являясь национальной окраиной России, был одним из наиболее отсталых районов в экономическом и культурном отношении Население в основном было безграмотно и невежественно, кроме того, оно было многонациональ­но и разноконфессионально в религиозном отношении.

На протяжении XIX в. в Горном Алтае складывались предпосылки к зарождению и развитию школьного образования. Необходимость приобшения коренного населения к православию и европейской культуре; увеличение потока и расширение площади рассе­ления переселенцев из других регионов страны; проникновение новых производствен­ных отношений - все это требовато более высокого уровня знаний, дать которые могло только школьное образование.

Первый шаг к возникновению школьного образования в Горном Алтае был сделан в 1828 г.. когда православная иерковь ходатайствовала перед Российским правительством о •дозволении» ей вести целенаправленную миссионерскую деятельность с целью приоб­шения местного населения к единой государственной религии - православию. Вхождение в культуру и религию не мыслились миссионерами вне приобшения к грамоте.

Одним из первых миссионеров был архимандрит Макарий Глухарев. Он организоват обучение детей, открыл первые бесплатные школы для мальчиков и девочек. Огромное значение для развития Горного Алтая имело создание членами Алтайской духовной миссии (под руководством Глухарева) алтайской письменности на основе русской гра­фики. Новая письменность была гораздо совершеннее прежней, существовавшей на базе ойратского алфавита, сложного по начертанию. Тем самым архимандрит Макарий со­здав благоприятные условия для учреждения миссионерских школ.

Развитие капиталистических начал в метрополии и проникновение их на ее окраи­ны, в том числе на Алтай, заметно видоизменяют деятельность миссии. В 60-х гг. XIX в. она все больше уходит от «культурной» работы, концентрируя внимание на увеличении числа обращенных в православие. Один из путей достижения этого — расширение сети миссионерских школ. Именно этой точки зрения придерживался архимандрит Влади­мир, который в 1866 году становится начальником миссии.

В результате в эти голы открылись начальные школы в таких селениях, как Мыюта (1850). Кебезень (1863), Чемал (1863), Черный Ануй (1858) и др. Под школы приспо­сабливали старые молитвенные дома или строили специальные помещения на средства благотворителей.

На протяжении второй половины XIX - начала XX вв. на территории Горного Алтая появились положительные тенденции в образовании. Успехи начального образования весьма значительны: число школ увеличилось с 10 в 1864г.до74к 1917 г. Основу началь­ного школьного образования в Горном Алтае заложили миссионеры. Основы образова­ния целиком соответствовали главной задаче, решаемой миссией в Горном Алтае, -приобщению нерусских народов к российской государственности, утверждению в реги­оне православия и русской церковной школы Приоритетная постановка религиозного образования в миссионерских школах и Бийском катехизаторском училище которое вело пошотовку учительских кадров для миссионерских школ, способствовала ее дости­жению.

Однако миссионерские школы не могли полностью и исчерпывающе разрешить ос­новные проблемы начального образования в силу социально-политических и географи-

ческих особенностей региона Нп и,„

получившая в начале XX в широкГрТпГ МИССИ" ' СфеРС начального образования, широкое распространение и среди самого населения, обеспе-

чила процессу культурного развития кгионя ягг населения, оосспс-

Пжншение тпшпйли И ИГИЯ Региона активную внутреннюю динамику.

енче^ая волн™ oZ Х1ХРОЖЯеНИе ""«""'шленной жизни в Горном Алтае и пересе-

*"4J™Z»Т* ХiX'■ УСИ™" ™^< к народному образованию и выну^да-

„изкои ступени материального обеспечения населения; отдаленность многих селений друг от друга и их малочисленность, не позволяющая иметь в школах полного комплек­та учащихся (50 человек); наличие большого числа нерусского населения требующего подготовки национальных педагогических кадров, отсутствие учебной литературы, бо­лее дорогостоящие школы с интернатами и т.д.

Сформировавшаяся в середине XIX в. система миссионерского школьного обучения на Алтае фактически оставалась в своей основе неизменной вплоть до 1917 г Начальное образование в крае сосредоточивалось в нерентабельных церковно-приходских учили­щах и школах грамоты, подведомственных Синоду. Это обстоятельство способствовало в начале XX в. исторически сложившемуся отставанию региона от более развитых по уровню народной грамотности и охвату населения школой Европейских и некоторых Сибирс­ких регионов. Если в 1897 г., по данным первой переписи населения, процент грамот­ного населения по европейской части России составлял 32,9%, по Сибири - 12.3%, то по Горному Алтаю — 1,5% (8. с.21).

Образовательная политика Алтайской духовной миссии представляла собой тща­тельно продуманную, логически обоснованную официальными идеологами и довольно последовательную программу по консервации в регионе пережитков феодального строя. С помощью школы миссия стремилась создать такую модель общественного устройства, при которой она смогла бы оказывать решающее воздействие на население края и выс­тупать регулятором всех социальных процессов.

С этой целью миссией готовились учителя из представителей коренной националь­ности, которые могли опираться на родной язык учащихся, знали и непосредственно были знакомы с их культурными и этнопсихологическими особенностями Учителя-миссионеры являлись не только проповедниками христианской веры, но и в меру своих сил и возможностей занимались народно-просветительской и хозяйственной деятель­ностью.

Содержание начального школьного образования в Горном Атгас, пронизанное ре­лигиозным духом, характеризовалось крайне низкой результативностью обучения и -как следствие этого, - нежеланием, а порой и полном неприятии многих учебных пред­метов самими учащимися. Прежде всего, это были предметы религиозного плана, та­кие, как -Закон Божий., «Священная история Ветхого и Нового Завета-, .Часослов., «Жития святых».

Основные направления содержания начального школьного образования, разрабо­танные казанским ученым НИ. Ильминским еще в середине XIX в. для школ нацио­нальных окраин, в свое время имели прогрессивное значение. Однако изменившаяся социально-экономическая жизнь страны вначале XX в. диктовала новые требования., которым содержание образования миссионерских школ не отвечало ни в коей мере. Еслив организационных вопросах строительства новых школьных здании, получения ассигнований и др , миссионерская школа выглядела более или менее благополучно, го в определении содержания образования, т.е. в разработке новых учебных планов, про­грамм учебников которые бы отвечай условиям новой эпохи и расширению детского

KP=^^rГ наГГнГ™ —с, подразделялись на « °Т=Г щкоГ^Гь^ IS^nW»»»» селения». ,е

138

-, ~~™.»* сиу ма1сриальную помощь. ■ мепУ^'7™ппётами~и"скоренить его невозможно. В связи с этим начинает проводиться

В праздничные и воскресные дни воспитанники приюта вместе со своими воспитан ХТьна^ пГледоваГьная разъяснительная работа среаи ™<« H^™

:rr; и^Гце^1ТпТснроепеи:г°-нравственньге бправо- з?» ™ c™™™j^™:n^z="<!^~

преобладало русское население. Однако, смешанные школы находились в менее выгод-

Н°МВ "ГЖ1"И^иГчнь™Гя"сех инородческих школ проблемам добавлялись дру­гие сГзаГыП неопределенностью законодательства, с необеспеченностью учебно-м^дичес^й ли^рат^ой. с подбором кадров, с билингвизмом (или даже многоязы-X™ еников)7читГю приходилось одновременно обучать детей разных националь-„остеГкоторые не понимали не только учителя, но и друг друга. Реализовать принцип разяепьного обучения не позволяла ситуация, связанная со сложностью расселения жителей в Горном Алтае, их кочевым образом жизни, а так же с низким уровнем на­чального образования. Эти причины делали пракгически невозможным открытие шко­лы в каждом селении.

В связи с тем, что порой на обширной территории деиствовало лишь одно учебное заведение, то учащимся приходилось добираться до него сутки, а то и более. Зачастую детям, желавшим обучаться, приходилось оставлять свою семью и селиться недалеко от школы. Школьники запасались дома продуктами, в основном, талканом (типичное ал­тайское блюдо из истолченного и поджаренного ячменного зерна), и жили в юрте, устроенной по соседству со школой.

Вместе с тем охват обучением детей школьного возраста оставался еще незначитель­ным: в каждом населенном пункте детей, не посещавших школу, было гораздо больше, чем обучавшихся.

Пытаясь найти выход из кризиса в школьном образовании, миссионерские деятели пытаются создавать новые типы школ. Прежде всего, такие, которые могли бы оградить учеников от *дурного влияния» окружающих их людей. «Ребенок, находясь под постоян­ным влиянием полудикой семьи, невольно усваивает воззрения домашних на окружаю­щий мир, как бы они ни были первобытны. Тем самым возрастает препятствие к про­никновению в душу ребенка тех понятий, какие он приобретает в школе. В этом заклю­чалась причина того печального явления, что дети, обучавшиеся в школе, по выходу из нее, скоро забывали приобретенное в школе и с годами мало чем отличались от не учившихся», — писали миссионеры в своих отчетах (6, с. 37). Чтобы устранить это пре­пятствие, Миссия открывает в 1910 г. одни из первых пришкольных интернатов при Усть-Кенгинской, Соок-Ярыкской школах, также создает монастырские школы, где царил установленный режим, образцовая чистота, т.о. сама обстановка воспитывает. Одна из первых монастырских школ для мальчиков была создана в 1911 г. при Чулыш-манском мужском монастыре, основанном в 1864 году (он расположен в юго-восточной части Горного Алтая, недалеко от Телецкого озера).

Большую известность получила церковно-приходская школа для девочек, открытая в 1902 г. при Николаевском женском монастыре недалеко от с. Улала. При школе имелось обшежитие для учениц. В 1902 г. в этом учебном заведении обучалось 27 девочек, из них 12 - алтаек. Неотъемлемой задачей было приучение девочек к опрят­ности и гигиене и обучение рукоделию.

Еше один вид новых школ, созданных миссией в начале XX в., - детские приюты. Ярким примером такой школы может служить Чемальский приют-община Мысль о ее учреждении принадлежала томскому Архиепископу Макарию, на его же пожертвова­ния в 18У7 году строится двухэтажное здание, в котором и помешается это учебно-воспитательное заведение. Впоследствии Макарий взял свое детище под покровитель­ство, оказывая ему материальную помощь.

ЛЯМ1

Алтайской духовной миссией были заложены основы школьного образования, уже в


ела)

140

Гя н?рефорРм^оГкое Г "° Пре°6Ра*>*»"'<- больного дела на Алтае, опираю­
щей л^ней^ет явижсние в Российском образовании. Прогрессивной кон-
" мГпоГподнТму об ™ИТИЯ ШКОЛЬНОГО образования в Горном Алтае явилась про-
? ая дума Za изк Ра3°ВаНИЮ' разРа6о™>™ Алтайской Горной думой. Алтайская
вГскес 1 побиюляТчп"3 СЪеМе И™Р0^™ ^лостей Алтая, проходившем в
г и rv ' Э пРедсеаат^м ее являлся известный алтайский худож-

ник Г.И. Гуркин, начинавший свою творческую деятельность под покровительством Алтайской духовной миссии. Программа была весьма смелой и перспективной, она рас­сматривала вопросы о строительстве национальной школы и родном языке на котором должны обучаться дети алтайской национальности, о письменности и национальных учебных пособиях. Программа предусматривала также открытие в регионе нескольких типов школ. Прежде всего, начальных школ с организацией при них общежитий для учащихся из отдаленных селений. Далее, открытие «специальных» школ учительского, сельскохозяйственного, ремесленного направления, а также передвижных школ для детей кочевников. Несомненно, заслуживает внимание то, что авторы программы рас­сматривали вопросы дошкольного и внешкольного образования через воскресные чте­ния, народные дома, народный театр, музыкальные и художественные курсы. Большое внимание уделялось формам содействия алтайскому образованию, издательской дея­тельности, органам управления и др.

Такая постановка вопроса поднимала школу данного региона на новую ступень, изменяла представление о роли школы в общественном развитии, делала ее не просто учреждением для получения определенной суммы знаний, а центром формирования будущего Горного Алтая и народов, населявших его. Некоторые идеи программы будут взяты за основу построения национальной школы в советское время, однако до сих пор целиком и полностью эта программа не реализована.

Процесс утверждения власти Советов на территории Горного Алтая шел очень мед­ленными темпами и сопровождался длительными боями, вплоть до 1922 года. Окраин­ное положение Горного Алтая создавало чрезвычайно сложную обстановку в первые годы социалистического строительства. В августе 1921 года на 2/3 территории все еше продолжалась борьба с выступившими со стороны Монголии частями белой армии и сочувствующими ей местными жителями. Данное обстоятельство усугубляло сложней­шую экономическую обстановку, сложившуюся в регионе после 1917 года.

Советская власть на территории Горного Алтая была провозглашена в конце 1919 -начале 1920 г., однако в силу перечисленных обстоятельств окончательно утвердилась лишь к 1922 г. Назначение, общественные функции и основные принципы новой шко­лы определялись первыми декретами советской власти, в основе которых были прямо противоположные принципы работы прежней дореволюционной школы Горного Алтая. Меняя в корне ее систему управления и содержание педагогического процесса, декреты нарушали традиционный порядок, складывающийся десятилетиями. Все это не могло не привести к противодействию определенной части населения. Протест выражался, прежде всего участием в антисоветском движении не только крестьянских слоев насе­ления но и учительства, интеллигенции. Так, в Чемале учительство открыто выразило свое недовольство, перейдя в лагерь повстанцев против советской власти.

Принимая во внимание то обстоятельство, что влияние церкви было слишком цели­на население советские органы управления понимали, что административными

-реди Учительства. L -,71ИХ советскую власть, партийных и комсомольских активи-

торов из учителей, признавших советскую>™^J н0приглашал1,

стов. Агитбригады формировали не только из ™™еи v

из других городов, такихв как Бийск ^^^^«^^первых органов упоения нар^ГмР:^ванВие?Г^™20г.вселеА,тайском был утвержден состав местно-

йП„пп!шиа Учитывая специфику многонационального состава ™Г:ГнГ:ГЛнГГрИеЯг„оГпри отделе народного образования бь,л п.

"Т^йГГзм^ёй пеТиГТо-Ггг. была ликвидация массовой неграмотности „асе-
,сн™гГноПереписи 1926 г., среди мужчин в возрасте от 1СI дет и старше грамот-
„ьПасчитывалось 43,4», а среди женщин - 20,2%. Среди алтайского населения уро­
вень грамотности был несколько ниже по сравнению с русским населением: мужчи­
ны - 21.5S. женшины - 8.2% |5.16]. _

Деятечьность органов управления народным образованием Ойротской области была чрезвычайно затруднена целым рядом особенностей региона, свидетельствующих об его отсталости в экономическом и культурном отношении. Нормальной работе препят­ствовали крайне слабо развитые средства связи как внутренние, так и внешние, с цен­тральными органами управления страны.

Органам народного образования после восстановления Советской власти в регионе пришлось встретиться с полным развалом школьного дела.Одним из первостепенных был вопрос об освобождении и восстановлении школьных зданий и возобновлении учебных занятий.

Материальное положение школ по-прежнему оставалось тяжелым. Они располага­лись в ветхих, полуразрушенных зданиях, малопригодных для обучения детей. Коллегия Горно-Алтайского отдела народного образования, проводившая свое заседание 31 авгу­ста 1921 г., отмечала катастрофическое состояние школьного дела в области: занятия приходится вести при полном отсутствии учебных пособий, бумаги и мела, в помеще­ниях, где текут крыши и дымят печи. Случалось, что уроки проводились в домах, где одновременно располагался и домашний скот. Наблюдались факты закрытия школ на продолжительные сроки из-за недостатка топлива.

Печальную картину представлял школьный инвентарь, который был частью раз­граблен, частью потерян, частью пришел в негодность. О наглядных пособиях: картах, картинах, коллекциях - не приходилось говорить, их практически не было. Вместо парт стояли столы, сколоченные из досок. В Онгудайской школе из 148 человек часть учени­ков занимались, стоя на ногах, а писали, лежа на полу. Вместо тетрадей использовачись конторские, канцелярские книги, в которых учащиеся писали между строк. Чернила изготавливались из сажи, лукового пера, коры деревьев и т.д. Вместо классных досок приспосабливали жаровни, листы кровельного железа или стены классной комнаты. Мел заменяли белой глиной, углем.

Для организации полноценного обучения школьников необходимы были учебники на русском и алтайском языках. Новых учебников в стране практически не было а старые переиздавались малым тиражом. До Горного Алтая эти учебники доходили в незначительном количестве.

12 марта i 920 года была создана переводческо-редакционная комиссия по составле­нию алтайских учебников для школ первой ступени, в которую вошли знатоки алтайс­кого языка. В 1924 году, появляются первые учебники: букварь «Алтай Бичик» (Алтайс­кая книга), автор НА. Каланаков, книга аи чтения «Ойрот школа» Мундуса Эдокова и задачник для первого года обучения (перевод учебника Вишневского-Соколова). ВЛ9"Г:.ИЗДаеТСЯЛервЬ1и Словарь алтайско-русского языка. А.С. К™андина. в 1926 г.

«Алтайско-русский слова]

республиканского бюджета в 1920 г. снизи-


лась до 3, 1% - в 1921 г учоежлгёи. ис"'ушшканск0™ бюджета в 1920 г. снизи-
местный бюджет. Учреждения народного образования были переведены ш


142


о-русского языка» А.С. Кумандина, в 1926 г. «Русско-алтайский словарь» П.П. Тадыкова. Несмотря на

В целях поддержания действующих ц№п, „

UP*nv опганами няпплипг г открытия новых, заключались договоры

^нтипорТтк „ZТ г Образования и сельскими обществами. Население обязывали " Z наоолнога об °беСПеЧивать "* ™пливо„, снабжать учителей хлебом и т.д., а отделы народно, о образования в свою очередь - обеспечить школу учителями, учебны­ми пособиями наладить учебный процесс. В марте 1923 г. по договорам с населением содержалось 36 школ области, 15 школ состояли на содержании волостных и сельских революционных комитетов. Хотя договорная система не дала вполне реальных результа­тов, но все же позволила сохранить 3/4 школьной сети области

Недостаток денежных средств, ассигнуемых на школы, привел к необходимости об­суждения вопроса о платности образования и привлечения частной и общественной ини­циативы. С 1921 г. разрешается временно дифференцированная оплата за обучение в шко­лах, однако открытие частных и кооперативных школ с платой за обучение, а также платные уроки на дому воспрещались. В Горном Алтае была установлена частичная плата за обучение в школах 1 и 2 ступени. От платы освобождались дети неимущих родителей. Общий размер ее не превышал 2% с заработка родителей. Все доходы поступали в распо­ряжение отделов народного образования, причем 75% их составляли спеиередства дан­ной школы, а 25% - выделялись школам с особо бедным составом родителей (16, с. 1).

Эти деньги, полученные школой, шли на оплату труда учителей и отопление. Продо­вольствие сельские учителя должны были получать от населения в порядке самообложе­ния (от 20 фунтов до 1 пуда зерна в среднем). Весной, с приближением конца учебного года население зачастую отказывалось вносить и это. Положение учителей было безысход­ным, почти на грани голодной смерти. Это вынуждало учителей зачастую прибегать к крайним мерам: наниматься в батраки к крестьянам, в сельские секретари, пастухи и т.д. (18, с. 111).

Советское правительство, несмотря на экономический кризис, старалось сохранить школы в руках государства с наименьшими затратами из государственного бюджета. Привлечение частного капитала к делу образования категорически воспрещалось по идеологическим соображениям

Кроме более или менее постоянных и стабильных доходов, школа начинает получать и разовую помощь в виде вырученных средств от так называемых недель и месячников помощи школе. Принцип, провозглашенный большевиками - поднимать школу «всем миром» - был подхвачен жителями Ойротии, и это движение стало весьма популярным. Целью таких мероприятий являлось ознакомление населения с задачами «социалисти­ческой» школы, всесторонняя помощь школе со стороны органов советской власти, партийных, профсоюзных организаций и кооперации.

Здание

Чергшской

средней школы

Шелабскшхинского

аймака (района).

Респу&шка Aimau


было открытие новых интернатов. Учитывая,


^-™"™^,^"^=1^Т'а"коче8ОЙ образ

1гать семье вести хозяи-

работа по созданию материальной базы для расширения сети шкал-интернатов; и. хотя они испытывали такие же трудности, как и начальные школы, все же в 1921 г в области действовало 13 в 1923 г. - 10, а уже в 1925/26 уч. г. - 21 школа-интернат. Не хватало средств на содержание школ-интернатов. Так, из 625 детей, обучавшихся в школах-интернатах, всего лишь 310 человек получили содержание из местных средств по (3 рубля Зо'копеек в месяц), а остальные существовали на случайные поступления (6, с 119).

Начиная с 1925 г., в стране разрабатывается план осуществления всеобщего началь­ного обучения. Работа по его реализации началась одновременно и в центре, и на местах. 31 августа 1925 г. принимается постановление правительства РСФСР о введении всеоб­щего начального обучения на всей территории РСФСР. Согласно данному постановле­нию, предполагалось полностью ликвидировать неграмотность и охватить учебой 100% летен в возрасте от 8 ло 11 лет. Декретом о всеобщем начальном образовании определя­лись сроки введения всеобуча с тем расчетом, чтобы к 1933/34 уч. г. на всей территории РСФСР уже было осуществлено всеобщее обучение детей младшего школьного возрас­та. При этом указывалось на необходимость в первую очередь развивать школьную сеть в тех местах, «где последняя в настоящее время слабо развита, с особым учетом сети школ национальных меньшинств*.

В 1927/28 уч. г. в области действовало 118 школ (38 алтайских, 58 русских, 22 смешан­ных), в которых обучалось 6337 учащихся. А в 1928/29 уч. г. в области насчитывалось 134 школы, из них 57 алтайских, 55 русских, 22 смешанных, вне стен школы оставалось 5572 ребенка школьного возраста, что составляло 56,5% (6, с. 121).

Сложнейшей задачей было привлечение в школу девочек-алтаек. Родители запреща­ли им учиться, руководствуясь укоренившимися в сознании предрассудками, нацио­нальной традицией, соображениями хозяйственного, а порой и религиозного характера. В 1926 г. на собрании в урочище Мечей Уймонского аймака женщины высказали запрет на посещение девочками школ, объясняя это тем. что задача женщин не учиться, а вести домашнее хозяйство (19, с. 93).

Следствием огромных усилий по становлению новой школы, явился рост количе­ства школ, причем более интенсивный рост наблюдался в аймаках с алтайским населе­нием: Кош-Агачском, Улаганском, Усть-Канском, а также в аймаках, наиболее отда­ленных от административного центра - Онгудайском и Лебедском О росте школ в этот период свидетельствует следующая таблица, которая наглядно демонстрирует что только за два учебных года количество школ в области возросло на 21 комплект-

Школьная сеть Ойротской области

э 1932/33 учебном году (15 с

75)

Годы

Всего школ

Алтайских

Русских

Kaiaxcmx

Смешанных

1931-1932

209

63

93

5

48

1932-1933

230

64

111

5

50

гла объем сельско й МН°ГИе УЧаЩИеСЯ П0СеШаЛИ школ* тольк° в зимние мкяцы'
«Лтооогодни НЫХ РабОТ СНИЖаЛСЯ' Б°ЛЬШОе ™»т<*™ непосещении,

отсева, в.орогодничества приходилось на детей из необеспеченных слоев сельского на­селения, ввиду отсутствия одежды и обуви. Для борьбы с этим явлением отдел народно­го образования области предпринимал различные меры, например, обеспечение одеж­дой и обувью детей из наиболее материально необеспеченных семей; организация горя­чих завтраков и общественного подвоза детей к школам; организация общежитий при школах районного значения, школ-передвижек и школ-интернатов. Однако состояние общежитии и интернатов в большинстве своем не соответствовали элементарным сани­тарным нормам. Иногда под них приспосабливали старые, заброшенные здания, где дети спали на полу или по несколько человек на одной кровати. Антисанитарные усло­вия (отсутствие туалетов, умывальников, мыла) вызывало вспышки чесотки, педику­леза и других инфекционных заболеваний.

Большой проблемой для сельской местности был высокий процент учащихся-пере­ростков, это не давало возможности нормальной организации учебного процесса аля детей более раннего возраста. Наибольший приток в школы детей-переростков наблю­дался после опубликованного в январе 1931 г. в газете «Ойротский край» постановления Президиума Ойротского областного исполнительного комитета от 27 апреля 1930 г., «О введении всеобщего обязательного начального обучения». Данное постанов­ление провозглашало введение всеобуча на всей территории Ойротской автономной области для детей 8—11-летнего возраста, а для алтайской национальности с 12-летнего возраста в объеме программы начальной школы 1 ступени. Для детей-переростков в возрасте 11 лет, а для алтайцев от 12 до 15 лет, не прошедших курса начальной школы, с 1931/32 уч. г. вводилось обязательное обучение в специально организуемых ускоренных курсах с одногодичным и двухгодичным сроком обучения. На местах, однако, практи­чески не было возможности и должной организации обучения переростков, поэтому большая волна детей старшего возраста хлынула в школы, переполняя классы и доводя количество учащихся в них до 50-60 человек. Переростки в начале 30-х гг. состаачяли в обшей сложности 35% всех учащихся в школах (6, с. 127).

Недостаток, влияющий на осуществление начального всеобуча в Горном Алтае, зак­лючался в том. что агитационно-пропагандистская работа, требовавшая большие уси­лий терпения и личностного подхода, подменялась административно-командными ме­тодами что вело в конечном счете, к непониманию населением значения школьного образования. Примером этого может служить то, что в аймаках, где преобладало населе­ние с кочевым и полукочевым образом жизни, детей почти насильно свозили в инперна-ты, не учитывая согласия родителей. Так, в октябре 1930 г. учителем Онгудаискои школы были принудительно собраны 36 детей из окрестных урочищ. Общежитием они обеспече­ны не были ночевали в тесном, холодном помещении на полу. Из питания получали

^^ZT^ZZ^^^^Zl^o^ бь,а не-хватВкГуТбнГIZZtZ (Уников и ^ебных пособий, учебники, изданные в на-

чал 20 х гг уж неудовлетворяли потребностей школ; кроме того, программный «а-

Регулярность посещения занятий было огромной проблемой для Ойротских школ,

учащихся и не приносили ^^Д^^и местного образа жизни, которые были месте, учитывающие специфические осиисптл.. бы более интересными и понятными для детей.

U5

-B!T! ".еРВ„!!Че!е?НЬИ Задач эт°™ времени особое »


(есто занимала ликвидация не-


Работу по созданию таких учебников по-прежнему вела переводческая комиссия, ре­организованная в октябре 1925 г. в алтайскую литературную коллегию, К. концу 20-х гг. ее wпГзначите™» расширился за счет широкого приатечения к созданию учебной лите­ратуры талантливых учителей, писателей, поэтов из среды алтайского народа.

Центр тяжести в работе над новыми изданиями был направлен на творческую пере­работку предлагаемого учебного материала, что давало возможность сделать изучение учебника более жизненным. В результате проводимой коллегией работы на свет появля­ются новые учебники, значительно переработанные, содержащие обновленный факти­ческий материал и иллюстрации. В эти годы выходят в свет: вторая книга для чтения MB Мунлус-Эдокова «Тан-Чолмон» 1928 г. издания, книга для чтения И.К. Соколова «Ойрот-школа» (1927), задачник для 2-го класса М.Ф. Тозыякова (1929), «Грамматика ойротского языка» М.С. Канаева (1930).

Учитывая, что школы области находились, в основном, в сельских районах, было принято решение о создании школ крестьянской молодежи, которые составили бы новое звено в системе народного образования страны. Такие школы ставили цель — дать образование крестьянской молодежи и подготовить для деревни культурных, знающих сельское хозяйство, молодых работников. Школы крестьянской молодежи строились на базе программы общеобразовательной школы-семилетки, с практическим сельскохо­зяйственным уклоном. Каждая школа такого типа наделялась земельным приусадебным участком, на котором учащиеся производили сельскохозяйственные работы, опыты, а также вырашившш сельскохозяйственную продукцию.

Кроме сельскохозяйственного направления в школах области появляются и другие специализации на уровне старших классов, такие, как: фабрично-заводское, педагоги­ческое направление в школах города.

Осуществление задачи начального всеобуча в Горном Алтае закончилось к началу 193К года, когда значительно расширилась и укрепилась материальная база школ, вы­росли количественно и качественно учительские кадры. В результате в 1937/38 уч. г. в области значительно выросла сеть школ, она насчитывала уже 38 неполных средних школ с общим количеством 5580 учащихся, 9 средних школ с 428 учащимися и 209 начальных школ. В области к 1938 году работало 256 школ, в которых обучалось 29926 учащихся (20, с. 22).

Содержание школьного образования ставилось в зависимость от общественно полез­ных дел, что приводило к подчинению учебной работы общественно полезной деятель­ности. Так, начало и конец учебного года варьировались в зависимости от сельскохозяй­ственных работ. В отчетах школ области неоднократно указывается на то, что школьные занятия начинаются по этой причине с опозданием на 10-15 дней однако отмечались случаи начала занятий с 10-20 октября. Участие школьников в сельскохозяйственных работах являлось неотъемлемой частью обучения в школе на протяжении всего советс­кого периода (до 90-х гг.).

Распространенным видом труда было самообслуживание, которое трактовалось как физический труд, связанный с содержанием в порядке школьного здания и усадьбы, изготовление инвентаря и оборудования, ремонт классной мебели, ремонт одежды и обуви и т.п. Широко был распространен в школах области и ручной ремесленный труд.

*а посевами, уборка урожая) "*"" ~"""" '""Aiuiutjlta почвы к посеву, уход

сов представляли собой основные п^Г ~ В" эти виды TPWK><">ix проиес-

лы, провоз]

озглашенной C^Z" Z"™™™* Г"1"""" ШеИ ™°ВОЙ ШК°"

| государством с 1917 г.

место, следуя за семьями кочевников Обучение яепи wutpi» u

вГсГо^еТен0™ к",""™ ~' Ж°"— -цна."™^™ ££Z повь™! и" 1-8бГ П>аМ0ТН0СТЬ СРМИ ЮРОСЛОГ° НаСЕЛеНИЯ ™"но

Военная обстановка потребовала существенных изменений в содержании школьного образования. Большое внимание в 40-е гг. уделялось военно-физической подготовке школь­ников. Учащиеся средних и старших классов ежегодно напраачялись на летние военные сборы и военно-спортивные лагеря, в которых осуществлялась военная подготовка физическая закачка организма.

С 1946 г. в Горном Алтае ведется работа по созданию школьной базы для вовлечения всех детей школьного возраста в образовательный процесс. С 1944 по 1950 г. число школ увеличилось с 300 до 328. Значительно увеличилось количество алтайских и смешанных школ. Если в 1946 г. их насчитывалось 89, то в 1950 г. их стало 126. С увеличением количе­ства школ вырос и контингент учащихся с 18819 в 1946 г., до 25000 в 1950 г., из них учащихся коренной алтайской национальности с 2300 до 5600, по старшим классам (5-10 классы) число учащихся увеличилось в 5 раз.

Большим событием в развитии национального образования было открытие област­ной национальной школы в г. Горно-Алтайске, где в 1950 г. обучалось 400 учащихся, находившихся на государственном обеспечении. В данной школе обучались дети алтайс­кой национальности как городские, так и из отдаленных алтайских селений. Обучение проводилось с 4-го класса. Дети, приехавшие из сельской местности, проживали в бла­гоустроенном интернате, построенном при школе. Основной задачей школы было со­хранение национальной культуры, традиций, языка.

В 1958 г. в стране принимается закон о всеобщем обязательном восьмилетнем образо­вании. Начиная с этого времени, в Горном Алтае идет интенсивное развитие школьного образования: принимается ряд мер по развитию материальной базы школ, особенно в сельской местности, школы получают дополнительные земельные участки, сельскохо­зяйственную технику, строятся мастерские, в которых учащиеся осуществляют произ­водственную практику. В 1959-1965 гг. в области было построено 49 новых школьных зданий, в том числе 31 на средства колхозов и совхозов.

Одновременно с выполнением Закона о всеобуче укрупняются школы, этот процесс развернулся с 1951 г. В целом по области к концу 1955 г. было закрыто 70 мшюкомплек-тных школ (11, с. 501).

Новым явлением этого времени было создание при школах групп продленного дня. К 1970 году их насчитывалось 99, с количеством учащихся - 2655 человек.

ния в школах области.


В 50-е п в сельской местности развернулась повсеместная организация детских яслей и детских садов для детей дошкольного возраста. Первые детсады и ясли появились в регионе еще в 20-е гг Они оказывали большую помощь многодетным алтайским семьям по воспитанию детей и подготовке их к школе. С детьми занимались музыкальные работ-ники, логопеды, психологи.

U?

С 1959 г. перед всеми национальными школами области была поставлена задача постепенного перехода в обучении на русский язык. В 1963/64 уч. г. из 79 алтайских и смешанных школ в 42 школах обучение велось на русском языке. С этой целью с 1968 г открываются подготовительные классы для обучения детей аатайцев в возрасте 6 лет, не прошедших подготовку по развитию русской речи в дошкольных учрежде-

Одной из важнейших задач общеобразовательных школ в 60-е гг. было усиление ра­боты по профессиональной ориентации учащихся, а также соединения обучения с про­изводительным трудом. На базе школ создавались ученические производственные бри­гады, которые работали на сельскохозяйственных угодьях. Многие из них проводили опытно-экспериментальную работу по заказу научно-исследовательских институтов. Так, например, Шебалинская школа в течение ряда лет работала по заданию Горно-Алтайс­кой почвенной лаборатории института биологии Сибирского отделения Академии наук СССР по теме: «Влияние микроэлементов на урожай сахарной свеклы, кукурузы, бо­бов, картофеля». Наиболее отличившиеся коллективы школ награждались автомобиля­ми, тракторами и другой сельскохозяйственной техникой.

С этой же целью в 60-е гг. создаются летние производственные лагеря труда и отдыха школьников, куда ежегодно во время летних каникул выезжали учащиеся старших классов на 1 месяц для сельскохозяйственной практики.

В начале 70-х гг. в Горном Алтае продолжается процесс укрупнения школ и их реор­ганизация через преобразование начальных школ в школы с восьмилетним и десяти­летним сроком обучения (закрываются все школы с числом учащихся менее 15 человек). Не была учтена специфика местных условий: в результате, детям, проживающим на отдаленных высокогорных чабанских стоянках, а также небольших алтайских селений приходилось переезжать на время учебного года в крупные села и проживать в интерна­тах при школах.

В результате решения общих проблем, характерных для данного региона, участника­ми обшественно-педагогического движения к середине 80-х гг. были достигнуты значи­тельные успехи в становлении школьного образования в Горном Алтае, так количество школ к 1990 г. возросло до 187, с количеством учащихся в них - 36747. Среди них: алтайских школ - 56, русских - 69, смешанных - 62.

Однако, в период 70—80-х гг. школьное образование Республики Алтай, как и всего государства, вступает в полосу кризиса и последующих за ним образовательных реформ. Истоки кризиса - в тоталитарном режиме, исчерпанности ресурсов его существования. Одной из причин кризиса в образовании стало полное огосударствление школы и как следствие этого - утрата ею многих своих задач и функций, трансформации ее и факти­чески закрытое, режимное учреждение. Как видно из обзора, приведенного выше, ин­тересы личности ребенка зачастую оставались за порогом школы, так как школа рабо­тала исключительно на государство. Реализуя основную социально-педагогическую ус­тановку административно-командной системы, школа вступила на путь усреднения лич­ности, лишив ее способности к сохранению и развитию культурных национальных кор­ней и интеллектуального потенциала общества.

ПОДГОТОВКА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

Уже в первые годы установления власти Советов в области, органы народного обра­зования испытывали острую нужду в учителях, поддерживающих новую просветительс­кую политику. В Ойротии также остро стояла проблема нехватки учителей знавших алтайский язык и особенности работы с коренным населением. Именно поэтому во многих школах с национальным контингентом учащихся обучение велось на русском языке. Большинство же детей-алтайцев, казахов - русским языком не владело (или знали его плохо), поэтому ситуация подобного обучения оказывалась бессмысленной.

Изменить это, обеспечив работу всеп(™™„ .

мобилизация всех способных учить rZore TvZ Т°ЛЬК° комплексные «Ч»"Р™™я:

товка работающих учителей Ускоренная подготовка новых и перегюдго-

ГоР1ГГй9Хл^ГСкТо^Гн^сГны СГСКОГО Г "в

и др. [18, 19| Большинство учителей, приехавших в Горный Алтай в эти гоаы по своей подготовке (общеобразовательной и специальной, удовлетворяло тем требованиям, которые предъявлялись к учителю начальной школы, т.е. они имели среднее педагоги­ческое образование. Но был у приезжих учителей и существенный недостаток, который заключался в том, что они плохо знали данный регион: национальные особенности населяющих его народностей, хозяйство и быт коренного населения Они не владели разговорной речью народа, среди которого им предстояло работать, а потому алтайс­кий или казахский ребенок был во многих отношениях непонятен этим педагогам Ме­ханическое перенесение методов работы русской школы, без учета исторического и культурного развития данной конкретной народности, лишь затрудняло работу учителя в алтайской школе.

Основной формой полготовки учителей для области в 20-е гг. были учительские кур­сы. Работа по организации курсов на местах строилась самостоятельно: сроки их прове­дения, продолжительность, программа определялись местными органами упраатения образованием. Учебный план курсов обычно содержал предметы профессиональной подготовки, общеобразовательного цикла. Кроме того, предполагалось изучение алтай­ского языка и методики его преподавания.

Профессиональная подготовка, как правило, сочеталась с идеологической, для чего в учебные планы курсов включались такие предметы, как методика агитации, лекции о политической ситуации в мире и стране, политике Советского правительства. Советс­кой конституции, а также лекции антирелигиозного характера. Многие учителя школ области ежегодно проходили подготовку в советско-партийной школе, открытой 15 де­кабря 1923 года в Улале. До 1934 года эту школу окончило 250 человек. Таким образом, учителей готовили не только к работе в школе, но и к активному участию в агитацион­но-пропагандистской работе среди населения.

По продолжительности учительские курсы в Ойротии были самыми разнообразны­ми: от 2-3-х недель до 1-3-х лет. Они носили преимущественно практический характер и проводились, как правило, во время школьных каникул.

Краткосрочные курсы разделялись по своему значению на уездные, губернские, об­щесибирские и центральные (проводившиеся в Москве, Петрограде или в городах Ев­ропейской России) Уже в 1920 г. 10 человек из числа местных были направлены на учебу в Петроград а в 1922 г. 22 чел. - Москву, Томск, Омск и Иркутск. Для 11 посланцев из местного бюджета были выделены стипендии. В числе командированных Ойротским об­комом партии на учебу были В. Тискинеков, О. Табакаева, А. Табакаева. Г. Манеев, М. Мандиеков.

Горчздо больше учителей из Ойротии стали направлять на общесибирские и цент­ральные курсы только к концу двадцатых годов, когда в местном бюджете появилась возможность оплачивать командировочные расходы и стипендии.

Начало организации краткосрочных учительских курсов в Горном Алтае -1919 г.. приват-доцент Московскою университета Б.Ф. Добрынин впервые предпринял полыт-

рыты в связи с обострившейся"и-скойl^^Sm^tmpanefm«aymr


летворять 1


ле Чемал учительскую семинарию. В 1920 г. на базе этой семинарии созда-

148

149

^"ши^иным^амГс'опред^нным направлением. Срок обучения увеличивает­ся от 2 месяцев до 2 лет. Созданные в Улале в 1927 г., двухгодичные заочные педагоги­ческие курсы являлись по существу, разновидностью педтехникума с ускоренным сро­ком обучения Комплектовались они из выпускников семилетних школ.

Массовой формой подготовки и переподготовки учителей для области стали ежегод­ные летние педагогические курсы, подготовка к которым велась в течение всего учебного года Будушие курсанты заранее получали ориентировочную программу и практические задания психолого-педагогического характера. В учебные планы этих педагогических кур­сов включались такие предметы, как: педология, коммунистическое воспитание школь­ников; основы алтайской школьной программы; труд; методика краеведения; физкульту­ра; военная подготовка и др. Достоинством таких учебных планов было то, что в них учитывались специфические «гигиена населения», что было чрезвычайно важно для от­сталого Горного Алтая. Учебные планы по содержанию имели ярко выраженный агроно­мический характер, с особой полнотой в них были представлены предметы, связанные с преобразованием сельского хозяйства. Однако, уделяя большое внимание предметам сель­скохозяйственного цикла, эти планы были ущербны, т.к. лишали возможности целостно­го изучения учебных предметов и глубокого усвоения основ научных знаний. Напр.. в них недостаточное внимание уделялось проработке таких вопросов, как получение учащими­ся элементарных знаний и навыков (счета, письма, чтения).

Важное значение, наряду с курсами, имели учительские съезды. Первый учительс­кий съезд ойротских учителей, на котором произошло рождение отраслевого профсою­за, состоялся 1 февраля 1921 г.

Значительная роль в работе по переподготовке учителей принадлежала аймачным учительским конференциям, проводившимся в осенний и зимний период, методичес­ким инспекторским комиссиям, организующим консультадии для учителей на местах, методическим советам и кружкам, действующим при многих ойротских школах.

В конце 20-х гг. стало ясно, что на территории области возникла необходимость со­здания собственной базы по подготовке педагогических кадров. Так, 20 декабря 1927 г. состоялось заседание облисполкома, заслушавшее отчет облоно, в котором отмечалось, что одной из главных причин, сдерживающих рост количества школ и ликпидацию безграмотности на территории Горного Алтая, являлось недостаточное количество учи­телей, в т.ч. знающих алтайский язык. В результате, 1 октября 1928 г. был открыт облас­тной педагогический техникум. Первый набор учащихся был осуществлен в количестве 63 человек, из которых 5 человек русскоязычных, а остальные - алтайиы (юноши и девушки). Среди студентов первого набора были известные впоследствии учителя обла­сти; Н. Адыбаева, Е.М. Тощакова, М.С. Хабарова, Е.А. Тозыякова и др.

В 1938-1941 гг. в области функционировало три средних специальных учебных заве­дения: зооветтехникум. педагогическое училище, акушерско-фельдшерская школа, подготовившие 406 молодых специалистов для школ, медицинских учреждений и сель­ского хозяйства (из них - 100 алтайцев).

Специфическим образовательным учреждением для женщин-алтаек были так назы­ваемые «Дома алтайки», в задачи которых входили ликвидация неграмотности среди женшин, их политическое образование, привитие им санитарных навыков и гигиены, обучение культурному ведению домашнего хозяйства, воспитанию детей, кройке и шитью и т.д. Первое такое учреждение было открыто в 1929 г. в селе Онгудай а затем повсеме­стно в селах с алтайским и смешанным населением.

В чрезвычайно сложном положении оказалось школьное образование Горного Ал­тая в годы II мировой войны. До 30% детей были лишены возможности учиться из-за сокращения школ, нехватки учебных пособий и недостатка профессионалов-учителей (40% учителей ушли на фронт). Сложной обстановка оставалась до конца войны, осо-

150

£„Тм" отдаленных районах, где не было ни одного учителя со специальным образо-

Алтайск'Гпе^агогическиТ" mU"°"™™* ™» - »«""<* время осуществлял Горно-^тТимениТп (Г ТеХНИКум' ««Рытый в 1928 г. и Московский педагогический зав™ работа! поп""™' ЭМКуиРога"ный в Горный Аттай в 1941 ,. э,и учебные заведения работали по программе с сокращенным сроком обучения Наряду со специ­альными дисциплинами, большое внимание уделялось предметам идеологического ха­рактера например, марксистско-ленинской теории, а также военной подготовке сту­дентов. Существенное значение имело открытие при педагогическом институте в 1942 г алтайского отделения на факультете языка и литературы. Ученые института совместно со студентами этого отделения проводили работу по сбору архивных материалов по истории Горного Алтая и алтайского фольклора.

Однако, после реэвакуации Московского педагогического института имени К. Либ-кнехта в 1944 г., подготовка педагогических кадров для средних общеобразовательных школ осложнилась. 18 июля 1949 г. на заседании исполкома Горно-Алтайского област­ного Совета депутатов трудящихся обсуждался вопрос об организации учительского института. Было решено открыть в Горно-Алтайске учительский институт по подготовке учителей языка, литературы, физики, математики, биологии, географии, для работы в 5-7 классах с 2-летним сроком обучения. В этом же голу на первый курс уже было зачислено 131 человек, из них: на отделение русского языка и литературы - 58 человек; на отделение физики и математики - 45 человек; на отделение естествознания и геогра­фии — 28 человек. Среди них: алтайцев - 32, русских — 98, немцев - I. Общежитием были обеспечены 92 студента.

В 1951 г. учительский институт был преобразован в Горно-Алтайский педагогический институт. Он готовил кадры учителей по русской и алтайской филологии, учителей мате­матики и физики, в основном, для Горно-Алтайской автоночной области, а учителей географии, биологии и химии для школ области и Атгайского края. До середины 70-х гг. Горно-Алтайский пединститут оставался единственным учебным заведением в Алтайс­ком крае, выпускающим учителей естествознания и географии. В связи с приобретением Горно-Алтайской автономной областью статуса субъекта Российской Федерации, в 1990 г. педагогический институт преобразован в классический университет. В настоящее время готовит кадры для различных отраслей хозяйства Республики Алтай: юристов, эко­номистов, бухгалтеров, менеджеров, работников сферы туризма, психологов, социальных педагогов, филологов, историков, химиков, географов, биологов, физиков, математи­ков программистов, агрономов, ветеринарных врачей и др. В аспирантуре университета ведется подготовка специалистов по 24 наименованиям. На кафедрах университета рабо­тают около 50 докторов наук, профессоров и более 150 кандидатов наук, доцентов. Еже­годно университет выпускает более тысячи молодых специалистов.

Главный корпус

Горно-Алтайского

государственного

университета

источники

  1. Башклтов С В Православие R социальном и культурной жизни наполоо Горного Алтая // Кан-
    Алтай № 2. IW6.

  2. Беликова А П Горный Алтай истоки просвещения// Педагогика. № 2. 1995

I Дсмилое В А Переход алтайцев на оседлость. Барнаул, 1968.

  1. Екесв Н В Социально-экономическое развитие деревни Горного Алтая в 1920-х голах Горно-
    Алтайск, 1988

  2. казанием В П Особенности начального периода культурного строитслылш в Горном Алтае. Горно-
    Атгайск. 1972.

  3. ключникова М.Ю Организационно-педагогические условия становления и развития Rceofnucro
    начального образования в Республике Алтай (середина XIX - начало XX в.). Лисе на соиск, учен.
    степ, каш наук Горно-Алтайск. 1999.

  4. Колитов Н.Ф. История народного образования. Горно-Алтайск, 1994.

8 Молоров Н С Историй и культура Горного Атгая: Уч пособие. Горно-Атгайек. 1991.

  1. Модоров НС Алтайская духовная миссия и ее место в системе официальной политики // Исто­
    рия Горного Алтая в досоветский период 4.1 Горно-Алтайск, 1995.

  2. Народное образование в СССР: Сб. документов {1917-1973 гг.). М.. 1974.

II Очерки по истории Горно-Алтайской автономной области // Под ред. Потапопа Л.П. Горно-
Алтайск. 1973.

  1. Потапов Л.П Очерки по истории алтайцев. М -Л., 1953.

  2. Шатинова НИ Семья у алтайцев. Горно-Алтайск, 1981.

  3. Швсиов С П. Горный Алтай и его население. Барнаул 1900.

  4. Школа Сибири за 60 лет советской власти // Под ред. П.П. Костенкова. Барнаул, 1982

16. Горно-Алтайская государственная служба республиканского архива. Ф. 55 Оп. 8. Д. 8. Л. 75.

  1. Горно-Алтайская государственная служба республиканского архива. Ф. l.On. 1. Д. 215. Л. 56.

  2. Горно-Аттайская государственная служба республиканского архива. Ф 55 Оп. 8- Д. 3. Л-1II.

  3. Горно-Алтайская государственная служба республиканского архива Ф. 55. Оп. 1. Д. 3. Л. 103.
    20. Горно-Алтайская государственная служба республиканского архива- Ф. 35. Оп. К Д. 60. Л. 22.

Ю.В. Табакаев, М.Ю. Ключников

°кЬуРм1н^НиИЕ сочиненного

КУМАИДИНСКОГО НАРОДА АЛТАЯ

Киченые племена, пппжипзюшиг. ■< vvi А,™., входили в состав™хансГ^""" ТСРРИТ°РИИ °Т """ '"fl<Ua M

ны пос^.сГоТЗГТ" " 159' Г Ха" К^М *«"• • -™* »™н - .6..РИГС-ны постепенно смли приобщаться к русскому государству

лео^^или ~иш,ТЮ^""Ы""ЫС "ЛСМС"а' Р^нны. телсутам ,по Г Ф Мня-

^ГГ'КГ™1' "атским т- "~^н- » - -

Чатские племена, о которых нисши учены, путешесткнники. исслеловэтели жИ1ни народов Юю-Западной Сибири - Г.Ф. Миллер. Д. Мессершмидт. ЬО Долгих - лч, сегодняшние кумандиниы. первое упоминание о которых значится в «сашны» книгах Кузнецкого Уезда ia 1629 г.

Об истории кумандинского этноса писали: ФА. Сатласв Л П Попова С У Ренетов З.Я. Бояршинова. В.Н. Татищев. И.П Фальк, ПС Паллас, Б О Долгих и лр

С приходом на Алтай служивых солдат, казаков, крепостных крестьян появились и священнослужители, которые занимались не только обращением аборигенов в право­славие, но и миссионерством. Они открывали иерковно-приходские школы. В Ьииской церковно-приходской школе в свое время обучались первые представители интеллиген­ции: АИ Чинчикеев, Б.А. Осипов, А.П. Тарасов.

Численность кумандинцев, по переписи населения 1926 г., составляла 6327 чел., в 1998 г. — 2030 чел. На начало XXI в. местами проживания кумандинского народа являют­ся города Бийск, Барнаул, Горно-Алтайск, а также Солтонский, Красногорский райо­ны Алтайского края. Горная Шорня Кемеровской обл.. Турочакский район Республи­ки Алтай.

Малочисленный тюрко-язычный кумандинскии народ (этнос) проживает на Алтае с глубокой древности. В состав Российского государства он вошел в 1629 году, будучи сплошь неграмотным

После победы Октябрьской революции 1917 г. и установления Советской власти в Алтае экономика и социхчьная жизнь страны постепенно поднялись, а вместе с ними, как следствие экономического роста, шли на польем образование, культура кумандин­ского народа. В начале 30-х г. XX столетия появились первые учителя начальных классов: Б А. Алексеев (с. Нарлык), А.К. Миклюшов (с Шунарак). ПА. Осипов (с. Кубия). А.П. Тарасов (с Егона), А.К. Тугушев (с. Елей) На долю первых педагогов выпала мис­сия - учить грамоте не только детей, но и их родителей в организованных учебных пунктах по ликвидации неграмотности. Проявил усердие в учебе паренек из с Елтош Петр Каралькин, который, впоследствии окончив Томский госуниверситет, стал уче­ным-этнографом народов юга Западной Сибири

Второе поколение грамотных кумандиниев появилось во второй половине 30-х гг XX столетии: Г.Т. Алеков. П.А. Алексеев, ЕЕ. Коктырев, В П. Стахова, П.Ф. Т>тушев, ДМ. Петухов, Т.Е. Тытрышев, О.Г. Чинчикеева, П.А. Чинчикеева, V.K. Петрушова.

^Вми^ая Отечественная война советского народа 1941-1945 гг. с немецко-фашистс­кими захватчиками приостановила интеллектуальный рост народа, и грамотные куман-динцы - Б А. Алексеев, П.А. Алексеев. ДМ. Петухов, ЕЕ. Коктырев. У£ Петрушова. П.Ф. Tyrvmee, Т.Е. Тырышев. СБ. Шахов - погибли в ооях, защищая Отечество. Не­смотря „а тяжелейшие условия учебы в годы Великой Отечественной воины 1941-1945 гг. выучились и получили высшее педагогическое образование Т.К. Багеева,

А "у^е'^ени" горГв Бийска и Горно-Алтайска активно готовили кадры из

153

кумандинского нарола для сельских школ, медпунктов и колхозов. В середине и конце 40 х гг получили образование М.Я. Алеков, В.М. Данилов, А.К. Чинчикеева, Е П Стахова Р Б Пструшова, А.Н. Пронькин, К.М. Петухова, A.M. Чибекова и др.

' Послевоенный бурный подъем экономики СССР дал мошный импульс в образова­нии всего советского народа, в том числе и кумандинского. Шла планомерная подготов­ка кадров в целях дальнейшего развития экономики, культуры всей страны, а потому и появились в 50-е годы не только педагоги, но и инженеры, юристы, врачи, художники, музыканты, военные, а в селах механизаторы сельского хозяйства. Как результат роста грамотности населения появились первые ученые-куманлинцы. ПИ. Каралькин, ФА. Сатлаев, Р.А. Палкина, И.Ю. Пешперова, М.С. Шахова. В.И. Чинчикеев, СИ. Бурнашов. Ю.А. Елбаев.

Знатными механизаторами сельского хозяйства стали Е.Е. Чепокова, С.С. Куктуеков, СП Сатлаев, В.Г. Чинчикеев.

В 50-60-х гг. XX столетия, работая в селах с куманлинским населением, многие молодые учителя проявили себя в просветительской деятельности как подвижники. Это. прежде всего, НС. Алексеев, В.М. Алексеева, РА. Чинчикеева. Р.Б. Шахова. МБ. Петрушова, А.Ф. Елбаев, А.С. Елбаева, Е.П. Стахова, З.Г. Пепшерова, Н.Г. Шахов и лр Под их влиянием началось массовое движение за освоение знаний в различных областях культуры и экономической жизни. Тяга к учебе и знаниям у молодежи была столь значительной, что высшее образование получали целыми семьями. К их числу относятся семьи А.Д. Пелекова, М.Я. Алекова, Н.С. Алексеева, СВ. Данилова, Л.М. Тук-мачева, А.Ф. Елбаева, СГ. Шахова, П. А. Елбаева. В семье Е.Е. Стаховой все пять дочерей получили высшее образование. Успешно окончили вузы дети Платаковых — Валентина и Лила, Чинчикеевых - Анна, Лина, Физа, Петр, Петрушовых - Елизавета, Анна, Валентина, Базеевых — Татьяна, Мария, Саклаковых — Василиса, Пана, Нина.

Кумандинцы П.К. Токмачев, П.А. Елбаев, В.Д. Запрудаев стали членами Союза ху­дожников России. Большой популярностью пользуются работы молодого художника

A. В. Тукмачева.

Е.У. Алексеева-Степанова получила высшее образование в Московской консерва­тории.

Все эти и др. факты свидетельствуют о том, что при Советской власти образование, просвещение всех народов были приоритетными задачами в ее деятельности.

Период «холодной войны» между двумя общественно-политическими системами мира привел к тому, что отдельные кумандинцы стали приобщаться к военной профессии, считая защиту Отечества одной из своих важнейших обязанностей. Поэтому воинской службе посвятили многие годы своей жизни такие сыны кумандинского народа, как: ЮА Елбаев, В.М. Данилов, Ф.А. Сатлаев, Ю.Т. Степанов, АИ. Маергачев, АД. Сурбашев.

Важным событием в культурно-просветительской жизни 90-х годов было открытие уголка истории культуры кумандинского народа в Бийском краеведческом музее им.

B. Бианки 29 марта 1997 г. Другим существенным событием культурно-просветительской
жизни кумандинского этноса является выпуск куманлинско-русского словаря, состави­
телями которого являются Л.М. Тукмачев, М.Б. Петрушова, ЕЙ Тукмачева.

Оживление в истории культуры и просвещения кумандинского народа Алтая 90-х гг. XX в. связано с тем. что весной 1990-го г. было создано Общество -Возрождение мало­численного кумандинского народа Алтая» в местах его исторического проживания.

В.М. Данилов

КЕМЕРОВСКАЯ ОБЛАСТЬ

Область образована 26 января 1943 г Площадь 95,5 тыс. кв. км (Большая Советская Энциклопедия^Второе изд. Т. 20. М„ 1953. С. 510). Численность населения по состоянию на 1 января 2000 г. составляет 2987 тыс. чел.

Дореволюционная Россия оставила народному образованию Кузбасса следующее наследство: в Кузнецком уезде в 1917 г. функционировали 115 начальных и 2 средних школы, в которых обучалось до 5 тысяч учащихся, это составляло менее 10% от общего количества детей школьного возраста.

В то же время учительское жалованье в месяц до 1917 г. составляло в среднем 150 руб.. что превышало аналогичное жалованье высококвалифицированного шахтера на 20%. Профессия учителя не являлась массовой.

Народное образование Кузнецкого уезда в годы гражданской войны и первые голы нэпа (до 1923—1924) по тенденции развития в целом отличалось от системы образова­ния в большинстве территорий Западной Сибири: школьные здания практически не занимались под рахтичные общественные нужды, наблюдался общий рост количества школ. В 1924 г. их насчитывалось 246, что составляло 55% от общего количества школ Новониколаевской губернии, в которой количество школ за период с 1921 по 1923 г. сократилось в три раза.

Преобладающим типом образовательного учреждения являлась однокомплектная на­чальная школа I ступени, состоящая из 3 групп (свыше 50%). Только 98 школ были 3-. 4-комплектными. Семилетних школ - 7. Средних школ было только две: в Шеглов-ске и Кузнецке.

Уровень образования был низким. Из 506 учителей, работавших в Центральном и Южном Кузбассе, 300 человек имели 4-. 7-летнее образование, что в целом выше уров­ня профессиональной подготовки педагогов Сибири, но значительно уступало образо­ванности педагогов Центральной России. В уездном центре в 1926-1927 гг. работало 84 учителя (65 женщин и 19 мужчин): из них 5 - с высшим образованием. 15-е неоконченным высшим, 47 - со средним. 17 - не имели среднего образования Значи­тельно хуже с педагогическими кадрами дело обстояло в сельской местности.

В селах и деревнях, где отсутствовали школы, обучение грамоте вели сами крестьяне

на дому.

С 1923/24 V4 г учителям установили постоянную заработную плату Средний месяч­ный заработок учителя сельской школы составлял 13-14 рублей. В сельских школах, которые содержало население, оплата, как правило, производилась натурой. Положе­ние в этом случае было намного хуже: учительская заработная плата оьга резко сниже­на. Бичом учительства были задержки в выплате зарплаты. В I квартале 1925 г. учителя начальных школ получали 30-35% от довоенной зарплаты при постоянном Р«с« зара­ботной платы, в 1927 г. в среднем она составила 42 рубля (72 рубля - для учителя с высшим образованием), это около 50% от зарплаты плотника. Школы, в основном.

154

размешались в неприспособленных зданиях, занимались в три смены, на каждого уче-ннк-1 приходитесь0,45 кв. м полезной плошали.

В январе 1426 гола констатировалось, что из-за тесноты, плохих освещенности и вентиляции имела место высокая заболеваемость школьников. Малокровием страдало 45%. искривлением позвоночника - 29.5% учащихся. Абсолютно здоровыми определи-чось 5% or общего количества школьников.

Финансирование и материально-техническое обеспечение школ Кузбасса было ком­плексным На смену политике полного отказа от госбюджетного финансирования школ и |4">о—I42J гг. приходит дру1ХК - финансирование из местного бюджета, шефство над школьными учреждениями хозяйственных организаций. В городах существенную роль стала играть плата за обучение. В I92S г. Кузнецкий окрисмолком принимает решение о самообложении населения на школьные нужды и постановление о строительстве трес­том «Кузбассуголь. 3-х школьных маний. По местному бюджету на народное образова­ние было отпущено в 1928 г. 19378 рублей, что составило .14,3% расходной смети (около 52 руб. на каждую шкоту уезда), остальные средства получали из различных источников. Школьные расходы на душу населения составили в городе I руб. 86 коп., в сельской местности — 42 коп. На местном бюджете находились лишь уездные школы. Большин­ство сельских школ жили на средства, полученные по договору с населением (самооб­ложение), в них на одного учащегося расходовалось в 3-3.5 раза меньше средств, чем в школах, находящихся на местном бюджете.

Развивалась национальная школа. В 1926 г. вводятся учебники для национальных школ Кузбасса. В 1926/27 уч. г. начинается плановое обеспечение всеобуча. Если в 1924/25 уч. г. в школах Кузнецкого округа обучалось 26% детей, подлежащих обучению, то в 1926/27 уч. г. в 338 школах всех типов (3 средних, 11 семилетних, 148 начальных двухкомплектных. 176 начальных однокомплектных) всеобучем было охвачено 40% сельских и 90% городских, поселковых учащихся. Только в 1926 г. открылись 9 школ на 2133 учащихся (I девятилетняя, 2 семилетние, 4 начальные, 2 национальные школы для татар). Функционировали также двухгодичные школы для малограмотных и негра­мотных, а также полугодичные школы ликбеза. В школах работали 565 педагогов, 60% которых имели педагогическое образование. К концу 1927 г. их было уже 854. В 1928 г. был открыт педагогический техникум в г. Щегловске, а в 1929 г. - в г. Кузнецке. И в 1929-1930 годах в школах Кузбасса работало уже 1316 учителей. Постепенно профес­сия учителя становилась массовой. Большая часть учителей приехала из европейской части страны, но вместе с тем в округе был взят курс на подготовку учителей началь­ных классов на местах: открылись педагогические училища в городах Мариинске и Новокузнецке.

Значительно увеличивается бюджетное финансирование народного образования, в 1928/29 уч. г. его прирост составил более 46%. С 1927/28 уч. г. была назначена прибавка к зарплате учителя по педагогическому стажу.

Между тем испытывался хронический недостаток в педагогических кадрах (на I сен­тября 1930 г. в 26 начальных школах вообще не было учителей). Всего не хватало >00 специалистов, в 39 школах округа не было заведующих.

В Кузбассе разрабатывался план досрочного введения всеобщего обязательного на­чального образования.

В 1928/29 уч. г. в начальные школы необходимо было принять 49 тысяч младших школь-ников^Требовалось открытие 1225 классов-комплектов, из них 450 организовывались за­ново. В городах, рабочих поселках, крупных колхозах все дети 8-10 лет дочжны были быть охвачены всеобучем к октябрю 1930 г., а к октябрю 1931 г. - подростки. Реализация всеооуча являлась сложной задачей. Школы, особенно на селе, ютились в неприспособ­ленных помещениях, часто просто в крестьянских избах. В 1929/30 уч г только 109 поме­щении школ I ступени были специально подготовлены к учебным занятиям Школы ис­пытывали ошьшую нужду в учебниках, наглядных пособиях, тетрадях Художественной .литературе. Практически отсутствовало специальное учебное оборудование В целях vcko-

ков; выявляюсь все дети, не охваченные всеобучем, принимались различные меры, вплогь до административных, по их обучению

Многие хозяйственные организации выделяли средства и материалы для ремонта и строительства школ. В период подготовки к 1929/3(1 уч. г проводился общественный смотр готовности школ к началу занятий, впоследствии ставший традиционным [In результатам смотра принимались решения о том, что вес родители должны принять участие в ремонте и благоустройстве школьных шаний. В результате к январю 1914 г в Кузбассе насчитывалось 1405 школ (192 - средних), в которых обучалось 205 тысяч учащихся. За годы первой пятилетки в Кузбассе открылось 486 новых школ Они стро­ились по современным типовым проектам, отвечающим всем санитарно-гигиеничес­ким и педагогическим требованиям. Примером может служить 4-этажная школа № 41 в г. Кемерово.

Кардинально решается проблема педагогических кадров за счет местных резервов.

Кемеровский педагогический техникум начал свою историю с октября 1928 года, когда в Кузбассе было решено готовить учительские кадры собственными силами В регионе активно осуществлялась индустриализация, наблюдался в связи с чтим о(ром-ный наплыв рабочих, часто не имевших даже начального образования. Новая техника и вводившиеся новые технологии требовали соответственного образования, чего в рабо­чей среде явно недоставало. Строительство Кузнецкого металлургического комбината. Мундыбашской аглофабрики. ряда кемеровских заводов, фабрик и шахт объявлялось стройками века, куда по призыву партии и правительства приезжали молодые работни­ки. Спрос на образование рос, молодежь тянулась к знаниям. Поэтому рождение в конце 20-\ гг. педагогического техникума в г. Кемерове явилось государственной задачей, к решению которой были привлечены высоко образованные кадры молодой советской республики. Функции организатора техникума были возложены на преподавателя мате­матики Г.Л. Михайлова, проработавшего в техникуме (с 1937 - педучилище) до после­дних дней своей жизни (ум. в 1945).

УЧИ It.1 [СИ II *. IV 111-Л 11. "v "

*енцев I ступени. В 1933 г. в Кузбассе работало уже которых была подготовлена на местах.


Первоначально техникум имел 3 отделения: русско-школьное, чувашско-школь­ное (действовало до 1943) и дошкольное, просуществовавшее с перерывом 10 лет (1949-1959) вплоть до 1974 г. С ростом масштабов индустриального строительства пер­вых пятилеток увеличением численности населения Кузбасса в предвоенный период и в связи с эвакуацией людей с западных территорий страны, в первые годы воины перед педагогическим техникумом были постаалены более сложные задачи, в частно­сти Увсличить набор и подготовку будущих учителей за счет заочной формы обучения. Это и бы то сделано в 1943 г. В годы Великой Отечественной войны в рядах преподава­телей техникума работали многие эвакуированные из —^"^"никТтиТ^ ные (напр преподавал математику член-корреспондент АПН НИ Никитин) ш 20 летЗсй деятельности это педагогическое учебное заведение выпустило 2360 жи­телей и П7 дошкольных работников. В 1951 г. Кемеровское педагогическое училище, та шее базой Z озда'ия учительского института, выпустив последних учителей.

Ru,™ гяначено 97% детей школьного возраста, что зна-К этому времени всеобучем было охвачено ?//о

-TZZZZ^^^^^^^на—'o6p~-

"""так в г Кемерово в 1935/36 уч. г. в 38 школах с 20147 учащимися работало 726 V4,,™e« 43 ^зГорь» имели Оконченное высшее педагогическое образование, к довоенные голы в городе построены школы № 33, Л, I. *■!■

В Новокузнецке с 1934 по 1939 г. открыто 12 новых школ, 10 из которых строились по типовым пактам Всего в городе работали 46 школ, в которых обучался 29731 человек.

При школах создавались подсобные хозяйства, доходы от которых шли в фонд все­обуча Остро нуждающимся детям выдавались бесплатные горячие завтраки, одежда,

обувь

Содержание образования в средней школе по академической нагрузке соответство­вало учебному плану дореволюционной гимназии.

Для обучения взрослых организовывались специальные школы, курсы, кружки, ячейки.

К сожалению, ликвидировалась национальная школа. С 1939 г. шорцы уже не обуча­лись родному языку.

В 1940/41 уч. г. в Кузбассе было 1917 общеобра