Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
УГОЛОВНОЕ ПРАВО И ПРОЦЕССМинязева Т.Ф., Букалерова Л.А.К вопросу о противодействии рейдерству. (№ 4 (35) 2011) Линкевич А. Е.Особенности объективной ...полностью>>
'Календарно-тематический план'
Коллигативные свойства растворов (метод. указание, с.4-12). Осмотические свойства растворов (лаб.работа, метод. указание, с.13-15, оп. 1,2,3). ТЕСТ-КО...полностью>>
'Документ'
«Южная Пальмира» на протязі рейсу Одеса-Стамбул-Одеса відбудеться Перша міжнародна науково-практична конференція з проблем розвитку транспортної логі...полностью>>
'Документ'
На основе принятых по результатам анализа решений разрабатываются мероприятия по повышению результативности СМК и ее процессов, улучшению продукции со...полностью>>

Один из заказов, пришедших к нам в марте был заказ на ск-24 от Лехта Дмитрия из Москвы

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Предыстория.

Один из заказов, пришедших к нам в марте был заказ на СК-24 от Лехта Дмитрия из Москвы.

Наше с ним интенсивное общение по телефону в день отправки катамарана привело к тому, что он неожиданно пригласил меня участвовать в их походе, который он представил мне как международную экспедицию. Моим ответом ему было то, что хоть это и неожиданный поворот событий, но я по жизни за любой кипишь кроме голодовки.

17.08.11 День первый.

От Димы по-прежнему никаких вестей. Билет у меня на сегодня на 23:25. А прилетаю в Южно-Сахалинск я завтра 18-го примерно в 11:00 местного. Если удастся завтра же улететь в Курильск – хорошо. Но скорей всего нет. Поэтому до Курильска буду добираться скорей всего морем на теплоходе «Игорь Фархутдинов». Говорят, что он туда идёт 2 суток а сначала заходит на Кунашир в Южно-Курильск. Потом на Шикотан а потом только на Итуруп в Курильск. Фархутдинов отходит 19-го. То есть в Курильске я буду 21-го. Вот и непонятно. Будут ли они меня ждать. Речь ведь шла об отбытии из Курильска всем вместе 18-20-го. Настроение непонятное. Еду вроде как в неизвестность. Решил, - будь что будет – поеду. Как-нибудь доберусь. На бегу делаю последние по работе дела. Многие как сговорились, - сегодня всем срочно понадобился. Но вроде бы все кто меня хотел – всё получили. Когда уже собрался ехать домой собирать рюкзак, звонит Дима. Наконец то. Объясняю весь расклад по своим заморочкам с отбытием и прибытием. Говорит, что меня дождутся по-любому. Хорошо. Ещё говорит, что сломали оба шверта и штатный и запасной. Отлично (блин). Швертов то на производстве нет готовых. Решение приходит моментально. Срочно в яхт клуб и снимаю шверт со своей 24-ки. 5 минут до яхт-клуба. Еще минут 10 под катамараном и шверт у меня в машине. Беру еще несколько мелочей и теперь уже домой. На сборы остаётся 2 часа. Отъезд в 21:00. Да хорошо бы кому-то заезжать за домом приглядывать. Меня ведь не будет больше 3 недель. И тут звонок. Товарищ старый звонит. Он что знал или он телепат? Или я телепат? Приехал. Оставил ему ключ. На бегу собираюсь. Приехало такси. Аэропорт Толмачёво, регистрация, посадка, последние поцелуи по телефону моей любимой Наташе, телефон отключен и полетели.

18.08.11 День второй.

В день старта 02.08 Дима дал мне телефон человека в Южно-Сахалинске по имени Виктор. Приземлившись в Южно-Сахалинске я позвонил ему. Меня встретил невысокого роста человек на минивэне Мазда Бонго. Зовут его Витя Ваулин. Гостеприимству Вити не было предела. Оказалось, что он знаком с Димой по случайности. На берегу в Анивском заливе, где они собирали кат, он держит кафе и ларёк. Вот и познакомились. На 18.08 больше рейсов на Курильск не было и мы поехали в Корсаков в порт. Это около 40км по трассе. Там мы обошли с ним все три порта и все суда стоявшие там. Я выяснял, нет ли судна, сегодня идущего в Курильск, чтобы напроситься к ним пассажиром. Выяснив, что ни воздухом ни водой мне сегодня не отправиться в Курильск, поехал с Витей по его делам а потом с ним ночевать на берег. Вечером на берегу был шашлык, водка и лимонад из Витиного ларька.

День третий. 19.08.

Наутро Витя повёз меня в аэропорт, пробиваться на самолёт. Дошёл до начальников Сахалинских Авиатрасс в аэропорту, но гарантий моего вылета они так и не дали. Рекомендовали только ждать конца регистрации последнего рейса. В тот день они дали аж 3 рейса на Курильск. Пикантность ситуации была в том, что регистрация третьего рейса заканчивалась в 16:00 - ровно в час отплытия «Фархутдинова» из Корсакова, который находился в 30 км от аэропорта. То есть нужно было быть либо в порту либо в аэропорту. Ещё большая пикантность заключалась в том, что в кассе официально билеты были лишь на 08.09 (на самолёт) и 04.09 на теплоход. Так что и в том и в другом случае необходимо было действовать через какое то заднее крыльцо. Выбрали с Витей Корсаков, посчитав, что вероятность попадания на Фархутдинов выше. Решаю попасть к капитану и договориться с ним. В порту к Фархутдинову без пропуска не пройти. На вертушке говорю, что мне надо к старпому … договориться предварительно о размещении моего груза на палубе. Вахтёр не пускает, говорит, что нужен пропуск либо билет. Что делать? Рядом с вертушкой КПП вижу открытую дверь а там сидят две добрых женщины. Прошу их дать умный совет, как попасть на Фархутдинов. Они мне очень просто выписывают наряд на Фархутдинов и я иду в бюро пропусков. Витя ждёт меня перед шлагбаумом а я бегу на теплоход.

Зову 2-го помощника. Объясняю ситуацию так. Мол у нас в Курильске на берегу сидит международная экспедиция. У них авария и я везу им запасную деталь. Они без меня её не поставят. Я прошу о следующем. Смогут ли они взять в Курильске на борт собранный катамаран и весь экспедиционный багаж или, что лучше всего, меня отсюда в Курильск? 2-й помощник позвал старпома. От меня тот же текст. Старпом повёл меня к капитану. – Ещё один дубль и Кэп говорит, что в Курильск заберёт меня без вопросов, если у меня деньги есть.))) (Хм, есть ли у меня деньги?). Попрощался с прекрасным человеком Витей, и 500 метров маршбросок от шлагбаума с грузом (рюкзак, герма и шверт). Поднялся на борт, получил каюту, выдохнул. Хотя места были и без хитрых текстов. Отплытие под «Прощание Славянки», гостеприимная каюта, спокойное море, прекрасный солнечный жаркий день, вкусная еда в столовке, палубы теплохода, неспешные разговоры с попутчиками о жизни на Курилах.

День четвёртый. 20.08.11

Наутро в иллюминаторе показался Итуруп. Над свинцового цвета водой узкая полоска круто обрывающейся к воде суши а потом свинцовые же облака. Мдя. Где же вчерашнее солнце? Часам к 11 сбавили обороты и встали на рейде перед Курильском. Через пол-часа показался первый плашкоут, который подошёл с правого борта и началась выгрузка-погрузка 5-тонных контейнеров. Ещё через минут 15-20 подошёл пассажирский плашкоут. Минут 10-15 - швартовка, опускание трапа, протяжка лееров. Пошли пассажиры. В первую очередь женщины с детьми. На палубе плашкоута могло бы поместиться человек 50. Но выгрузили по счёту 11 пассажиров и стали поднимать трап. Оказывается им после крушения «Болгарии» запретили сажать больше. Еще минут 40 пока плашкоут сходил в порт и снова возвратился под борт теплохода. В Курильск высаживалось что то около 60 человек и, таким образом, я в последней партии ступил на причал уже в пятом часу. Дима к тому времени мне уже отзвонился с вопросом а не попал ли я в милицию. Встретил он меня у причала с ребятами на Лэнд Круизере. Их он представил как руководителей местного ФСБ. Увидев реакцию на моём лице, Дима рассказал, что они были очень гостеприимно встречены здесь. И местные руководители ФСБ, молодые ребята, оказали им всяческую поддержку и протекцию по всем вопросам, которые только возникли у ребят. В том числе когда Диму повязали местные полицейские.)) Двое членов экипажа сегодня улетели в Южно-Сахалинск и Дима и Миша остались вдвоём. Миша был Димой изначально назначен капитаном. На основе 2-го поломанного шверта Миша сделал новый. Он очень хвалился своей работой и считал, что сделал бронебойный шверт. Когда я приехал на берег, шверт уже был установлен а катамаран стоял носом к берегу.

На берегу возле катамарана была совершенно тёплая атмосфера проводов героев в опасный

поход. Когда подъехал мэр с супругой все как то вытянулись а Дима спрятал на всякий случай рыбу. Погрузка в катамаран вещей и снаряжа, за 2 суток детально распотрошённых вокруг него, шла не очень организованно и перемежалась тостами за нас, за катамаран и чтоб 7 футов под килем. У местных ребят где то топилась баня и они настоятельно звали нас остаться. В общем, я был поражён той теплотой, неподдельным интересом и участливостью совершенно незнакомых людей. Там на берегу я понял, что такое гостеприимство и открытость – это не единичный случай Вити Ваулина, встретившего меня, – это система. А люди на тех далёких островах – просто золото. В общем, засветло выйти не получилось и паруса ставили уже в ночи, освещаемые огнями Курильска и ракетами, запускаемыми ребятами из ФСБ на берегу из ракетниц.

Поставив паруса, вышли на рейд и пошли правый бакштаг. Была лунная ночь, звёзды и вулкан Хмельницкого был хорошо виден. Какое то время шли 7-10 км/ч но потом приблизились к берегу на расстояние до 3 км и ветер заглох. Как только отошли мористей, снова нашли там ветер и всю ночь шли бакштагом. Я поставил геннакер, который привёз с собой и он добавил нам ходу при порывах до 18км/ч. В среднем шли 8-14 км/ч. Сначала Миша, потом Дима пошли спать. Мне же в первые часы плавания досталось лицезреть совершенно фантастические вещи. Освещаемый луной вулкан с облаком, зацепившимся за вершину. За кормой два светящихся следа (светящийся планктон), светящиеся трассы от проносящихся подо мной играющих с нами дельфинов, трепетание геннакера и попутная волна. За время пока Дима с Мишей спали, я вышел на траверз мыса Бреспенс, оконечности полуострова, образованного вулканом Б.Хмельницкого. После чего, Миша и Дима сменили меня и я пошёл в палатку. Надо сказать, что Дима дальновидно заказал дополнительную внутреннюю палатку и это было просто спасенье в этом походе. После холодных вахт в палатке было реально тепло. Забравшись в палатку, я неплохо поспал.

День пятый 21.08.11

Чуть начало светать сменили курс в устье речки Славная. После мыса Бреспенс - это поворот почти под 90 градусов. И получили мордотык. Пришлось лавироваться. То есть уходить влево в направлении пролива Фриза. Сразу стало ощущаться дыхание океана в виде усиливающегося ветра и сулоя. Волна поднялась до 1,5 метров и чтоб не болтаться на сулое, последние километров 10 до берега прошли на движке. В речку вошли метров на 100 и причалили на песчаный берег. Чуть дальше были видны бараки и дома, - рыбацкий посёлок. На этом месте решили заночевать а сегодня сходить туда, куда можно сходить. Согрели чай, поели и мы с Димой пошли на ближайшую вершинку, на которой при подходе увидали развалины каких до строений. (неужто японские доты?). Оказалось, что это брошенный домик из силикатного кирпича, который был когда то, возможно, наблюдательным постом у наших погранцов а может ещё чем то. Мы нашли там остатки локатора а вокруг домика были окопы с гнёздами. Миша на берегу занимался устройством топовой ёмкости, предохраняющей от оверкиля, и топовым огнём. Спустившись, мы занялись так же работами по хозяйству. Дима готовил, сортировал продукты. Я занимался укладкой катамарана и починкой матраса (пайола). В это время к нам подошёл один из рыбаков. Рассказал, что неподалёку находится японское кладбище. Собственно не кладбище, а место, куда нашими военными были перенесены памятники с кладбища. Рассказал, что в этом месте у японцев был большой посёлок до войны. Мы с Димой пошли посмотреть на японские надгробия, взяв ракетницу и колокольчики, чтоб шуметь и отпугивать медведей. И не зря, надо

сказать. В месте высадки весь песок был в медвежьих следах (медведи там к устью ходят за рыбой). Ну и пока шли, спугнули таки одного. Ломанулся косолапый от нас вверх по склону через кустарник. На обратном пути зашли в посёлок к рыбакам попросить рыбы. Поговорили с Серёгой, сторожем всего тамошнего хозяйства. Он нам дал две половинки горбуш, которые им были утром вывешены. Эти две половинки должны были подсохнуть ещё денёк, но вплоть до Северо-Курильска эти половинки так и провисели на верёвочке сбоку на палатке вымоченные дождями и полуощипанные нами. Ни целого ни пол-дня солнечной погоды так и не было. Вечером сидели у костерка, пили водку, ели икру, засоленную по особому рецепту Димой, и беседовали с Серёгой.

День шестой. 22.08.11

Палатку вечером не стали ставить в виду нахождения на медвежьем пути. Переночевали в палатке в катамаране. Поместились втроём, Миша сразу захрапел и я, будучи эмоционально наполнен его техникой храпа, даже просил его исполнить что-нибудь из нашей попсы.

Наутро установили на мачту Мишины инженерные сооружения – топовую плавучесть и огонь, поставили мачту, я выгреб песок с катамарана, сложили всё, привязали. Утром рыбаки на лодке по речке выходили мимо нас в море на рыбалку. Мы помахали руками а они спросили не надо ли нам рыбы. Крикнули им, что рыба у нас есть ещё с Курильска, но одну рыбину можно. Их было человек восемь. По возвращению с рыбалки каждый из них швырнул из лодки нам на песок по рыбине. … Пару штук взяли а остальные Серёге отдали. После обеда часа в 3 в 4 вышли в море. Солнечная погода.

Дима жарит рыбу. Идём правый бейдевинд. Миша поставил на GPS точку у северной части о.Уруп километрах в 100. Как только вышли в пролив Фриза, ветер усилился, волна до 2 метров + сулой. Потихоньку начали убирать паруса. Сначала поставили штормовой стаксель, потом взяли оба рифа. Дима пожарил рыбу и ушёл в палатку отдыхать. Часов в 8 Миша пошёл спать. Дима вернулся. Шли 14—17км/ч. Дима этому обстоятельству удивился. Я сказал, что если чуть уваливаться, то можно до 20 разогнаться. И тут Дима садится рядом и говорит, что интересно было бы узнать а до какой скорости максимально мы щас можем разогнаться. Я уваливаюсь, кат побежал, весело перемахивая 2 метровые волны с гребешками. Смотрим скорость на GPS. – 18, 20,22, 24. Мелькнуло 25. Привожусь. Дима говорит, что вот же как, - зарифленные по-полной, а так летим. И тут снизу удар. Как то нехорошо так ударило. Нагрузка на рули пошла, на курс не встаём. Перегнулся через заднюю балку, глянул под кат – там шверт поперёк, всё выглядит плохо. Поднимаем шверт, - он застрял, мешает управлять. Нас плюхает, пихает и подбрасывает на волнах, как могу рулями держу кат на волны. Темнеет. Дима героически ложится на палубу мне в ноги, свешивается и, искупавшись в бушующей под катом студёной воде, руками поднимает шверт. Потом я, засучившись, тоже лезу, ещё подтягиваю и выпрямляю перо шверта. Фалом обматываем перо за конец и туго закрепляем за балку.

На курс встать совсем не выходит. Иду, убираю стаксель. Чуть лучше, но то же самое, только в профиль. Нас сносит в сторону Охотского моря. Дима говорит, что сиё есть небольшая беда и что, на крайний случай, при таком ветре нас дрейфом через каких то 800-1000 км прибьёт к северной оконечности Сахалина. В общем, срубил грот и включаем движок. Миша ставит новую точку максимально близко к нам на юге о.Уруп. Управляемся плохо, встречная волна хлёстко бьёт в правый нос. Ночь решили поделить на 2-часовые вахты. Я пошёл в палатку и попытался залезть в спальник. Но американские горки внутри палатки часа на 2 сделали меня гвоздём ночной программы, пулей выскакивающим в голом виде из палатки в промозглую стихию попугать ревущее за задней балкой море. Дима влез в палатку очень уставший и замёрзший. После очищения, за следующие 2 часа я всё- таки согрелся и поспал довольно неплохо. Вылез на вахту, сменив Мишу. В это время море уже успокоилось и мы уже почти вошли в ветровую тень Урупа. К рассвету подошёл к точке и разбудил ребят. Весь берег был уже виден.

День седьмой 23.08.11

Место высадки Миша определил в бухте «Незабвенная». Напротив бухты от берега в море тянется цепочка скал, последняя из которых самая большая и называется остров «Краб». В бухту впадает небольшая речка. Мы, полавировав среди пятен водорослей, причалили к песчаному берегу левей устья. Миша решил потренироваться с полиспастом с целью в одиночку вытащить гружёный кат. Я узрел чуть выше метрах в 50 от устья барак и направился туда. Оказалось, что это барак несколько лет назад построенный. В нём было всё что необходимо путникам, пришедшим с моря. Топор, колун, две ножовки, запас круп, заправки для супов, сахар, соль, чай. В бараке три комнаты, нары, стол, печка сушилка над ней. Всё добротно, даже уютно. Рядом с входом в барак выгорожена банька. В бараке много благодарственных надписей на двери от людей останавливавшихся в нём. Ребята наотрез отказались идти сушиться и пить чай в барак. Я перетаскал всё мокрое в барак и баньку, насобирал дров, растопил обе печки, натаскал воды и прилёг в тепле немного отдохнуть.

К концу дня всё просохло. Снял сломанный и достал свой привезённый шверт. Миша вновь занялся топовым огнём, для чего сняли мачту. Стало темнеть, пошёл дождь. Позвал ребят в барак, но они принципиально решили ночевать на берегу. К вечеру прилив превратил нашу речку в довольно широкий поток. Я помылся, погрелся в бане и забрался в спальник с ноутбуком. Стемнело, дождь превратился в ливень, потом просто в бурю. Уже приехав домой выяснил, что совсем неподалёку от этого места археологи вели раскопки. И, скорей всего, что они тоже останавливались в этом же домике.

День восьмой. 24.08.11

Наутро был пик отлива. На берегу у ребят всё было мокро, и они принесли вещи в баню сушиться. Занялся швертом параллельно с поддержкой огня в бане. Миша возился с топовым огнём, аккумуляторами, зарядными устройствами. Дима готовил, помогал нам. Из травы прибежали лисы. Не подходя близко, они, тем не менее, ждали от нас угощения и получили его в виде пожаренной вчера на ходу рыбы. Она явно стала портиться. Солнца не было. Туманы опускались на нас с окрестных склонов и поднимались вновь. Остров Краб буквально сводил нас с ума, кутаясь в тоги туманов, и принимая самые мистические образы. Мы единодушно решили, что Пиратов Карибского Моря следовало снимать, в том числе, именно в этом месте. Под вечер снова опустился совершенно густой туман, такой, что я поймал себя на мысли, что было бы вовсе ни к чему заблудиться по дороге в барак. На этот раз Миша пошёл спать в барак, а Дима, всё таки, остался на берегу. С лисами. Мы снова помылись перед сном в баньке и легли спать. Заснув, Миша вновь демонстрировал превосходное исполнительское мастерство, и широкий диапазон.

День Девятый. 25.08.11

Перетащили всё из барака на берег, поели, поставили мачту, уложились и отошли. День был ясный. Пошли километрах в 15-20 от берега. Сзади хорошо было видно северную оконечность Итурупа, вулканы Кудрявый и Камуи. Весь день перед нами был открыт берег о. Уруп. Мысы Глыбистый, Предчувствия, Несчастия, Жди, Непройдёшь, Галины. По темноте уже прошли мыс Кастрикум. Шли бакштаг под геннакером. Ночью ветер скис и включили движок.



День Десятый. 26.08.11

Под утро были на траверзе Чёрных Братьев. Однако в тумане с воды их так и не видели. Обогнули Чирпой и вошли в бухту в восточной стороне острова. Пока вытаскивали кат, попрыгали в ледяную воду, сняв штаны. Вышли на берег и … ноги окунулись в тёплый чёрный песок. Окатанные валуны, лежавшие здесь же на берегу были так же, тёплые и мы выложили на них все свои мокрые вещи, которых было немало. У нас кончилась вода. Последнюю вылили в чай и осталось всего литр-полтора. На Урупе в речке вода была какая то странная и мы не стали набирать оттуда. Странность воды была в том, что в отлив она на первый взгляд была прозрачной а посмотрев повнимательней можно было увидеть, что это не чистая вода а эмульсия чего то в воде. К тому же всё русло реки было рыжего цвета от выпавших в осадок гидроокислов и солей железа. А когда подплывали, - в районе устья отчётливо ощущался запах SO2 вперемешку с запахом гниющих на берегу водорослей. Посмотрев в картплоттер, увидели на Чирпое озерцо в километре от места высадки. Однако километр этот мы прошли по плато из вулканических бомб размером с большой грузовик. Видно было, что каждая из таких глыб состояла из сплавленных между собой глыб меньшего размера величиной с письменный стол примерно. В самом начале пути, на берегу, перебравшись через штормовой вал, мы обнаружили примерно двухнедельной давности тропу, ведущую наверх. Мы знали, что перед нами на пару недель раньше тем же маршрутом, что и мы прошёл катамаран Котоярви Лукомского. Мы почти уверены были, что эта тропа – следствие пребывания здесь москвичей с Котоярви. Пробираясь между глыбами через стланик и траву мы дошли до озерца в каменном ущелье, протянувшемся от вулкана к морю. По сути дела, это была большая лужа в понижении этого ущелья и вода в ней была дождевая и снеговая. На вкус и на запах она была вроде как не очень свежая, но мы решили всё таки набрать её и кипятить хорошенько. Мы наполнили 5 литровую бутылку, рассчитывая, что до Симушира нам воды хватит. Взобрались назад по довольно отвесному склону и пошли обратно. Надо сказать, что путь наш туда и обратно весьма задерживала ягода шикша. Сочная, крупная и необычайно сладкая, она росла так густо на полянах, что мы с Димой просто садились в этот пушистый ковёр и гребли вокруг себя, отправляя её в рот горстями. Миша уходил вперёд нас и, пройдя метров 200, останавливался и оттуда торопил нас. День клонился к закату, было прохладно, изо рта шёл пар, я был в 2 майках и когда пришёл на берег, они были мокрыми насквозь от пота и конденсата. На берегу я нашёл надувной норвежский рыболовный буй, который, не зная куда применить, просто решили пока взять с собой. Пока всё собрали, сложили и привязали – отчаливали уже в кромешной тьме. Оттолкнувшись через метровый прибой от берега, и, пройдя метров 20, мы уже не понимали где берег, т.к. бухта там полукруглая. Но, быстро включив движок, мы без приключений вышли из бухты, поставили парус и пошли через пролив Буссоль к Симуширу. Примерно пол-ночи слева дул галфвинд/полный бакштаг и мы со скоростью 8-12 км/ч шли при небольшом до метра волнении. Слева по ходу километрах в 5-7 видел огни какого то судна и слышал звук его двигателей. Светил фонарём на паруса, моргая светом, и, как показалось, получил в ответ мигающий огонь на этом судне. Рация у нас почти с самого начала похода не дышала из-за аккумуляторов, которые не заряжались от другого аккумулятора, заряжавшегося от солнечных батарей.

День одиннадцатый 27.08.11

Часа в 4 утра ветер стих и включили движок. К тому времени умерли все батарейки для GPS. Шли по компасу. Был густейший туман и изморось. Пока возился с чем то на палубе, каким то непостижимым образом просохатил разворот катамарана на 90 градусов. Хотя, вроде бы, когда вернулся, положение стрелки восстановил. Тем не менее, час примерно шёл вместо северо востока на юго-восток. Ход катамарана остановило поле густых водорослей. Движок заглох и где то совсем близко метрах в 100 ревели сивучи. Видимость была метров 50. Сориентировались по картплоттеру, выбрались из водорослей, завели движок и пошли обратно, сначала на северо-запад, потом повернули опять на северо-восток вдоль охотского берега Симушира. Весь день шли километрах в 10 от берега, но видели, в лучшем случае, лишь узкую полоску скал над водой. Шли в основном на движке, т. к. ветра почти не было. Вечером, когда уже темнело, стали огибать Симушир с севера, чтобы подойти к входу в Бухту Броутона. Когда подошли к Бухте Броутона, была уже почти полночь и, как мы потом поняли, прилив. Светила луна и очертания обоих скалистых клешней, смыкавших вход в бухту, хорошо угадывались. Мы сделали несколько попыток пройти в бухту, но всякий раз вязли в густых водорослях. Со стороны Охотского моря дул довольно сильный северо-западный ветер и, как только мы замедляли ход, нас с чистой воды сразу сносило в водоросли. Попытались поставить парус, но без шверта это было просто бесперспективно, а со швертом, сразу, как только цепляли первые ленты водорослей - теряли управляемость и ход. В общем, когда нас в очередной раз затолкало в гущу водорослей, мы увидели, что находимся в ветровой тени под восточной клешнёй, вокруг туман и в 5 метрах ничего не видно, где то невдалеке довольно убедительно так шумит прибой (Миша определил, что прибой метрах в 300) и мы больше не движемся. Решили опустить шверт, рули, отдали якорь, поставили Димин GPS на якорную тревогу и легли спать.

День Двенадцатый 28.08.11

Когда я вылез из палатки утром, я увидел, что нам сильно повезло. До скал восточной клешни было менее 100 метров но было безветренно. Согрели чай и стали пытаться выдернуть якорь. Миша соорудил замысловатый полиспаст. Мы с Димой тянули за свободный конец и вытянули с большими усилиями метров 10. Однако, якорь застрял весьма надёжно и Миша недрожавшей рукой вострым ножичком полоснул по верёвке. Нас тут же вынесло ветерком на чистую воду. Мы завели движок, обошли поле водорослей и увидели чистую протоку. Отлив обнажил верхушки подводных скал, торчащих прямо посредине перед входом в бухту. Миша сидел спереди на сетке и выполнял роль вперёдсмотрящего. Я – у мачты с камерой дублировал команды и снимал на видео сей исторический момент нашего входа в это зловещее место. Дима рулил. Все мы трое тыкали пальцами вокруг себя и непрерывно отпускали комментарии, наполненные впечатлениями от увиденного.

В Восточной части берега увидели бетонный слип и причалили на него. Сойдя на берег, сразу вспомнили Сталкера братьев Стругацких. Попив чаю и вытащив кат как можно дальше, пошли исследовать брошенный городок. Искали воду, но ручей, обозначенный на карте, как существующий, был пересохшим. Я обошёл почти все здания в посёлке. Интересно было найти хоть одно помещение, которое бы ещё дышало человеческим теплом. Но всё было тщетно. Во всех комнатах, коридорах, лестницах только ветер, струйки воды с потолка, сырость и мох. Кроме того, видимо этот городок успели обшарить не одна экспедиция мародёров, всюду по России рыщущих в поисках цветмета. В одной из квартир в подъезде жилого дома была устроена школа. Видно было, что детей в этом суровом месте было немного и в комнате стояло несколько парт – все разного размера. Очень трогательным было увидеть на доске надпись мелом: «Леночка, я тебя люблю». Кто была эта Леночка, счастлива ли она стала с тем, кто оставил для неё эту надпись на доске? Видно было со всех сторон, что люди вкладывали душу, согревая чуть ли не своим теплом это неприветливое место и поддерживая свою жизнь тут. Воду нашли только в ржавых бочках, в большом количестве стоявших и валявшихся повсюду в городке. И ещё, много воды капало с потолков в многоэтажных зданиях городка. Вода, тёкшая сверху оказалась гораздо хуже чем вода из бочек. Для наполнения наших ёмкостей в здании больницы на полу нашёл резиновую, всю высохшую трубку. Дима с Мишей расположились на ночлег в палатке а я решил спать в кате. Я замёрз один и почти всю ночь занимался тем, что натягивал на себя всё, что мог а ребята вроде бы даже нормально выспались.

День Триннадцатый 29.08.11

Утром взял опустошённую вчера 5-литровую бутылку и пошёл набрал её из бочки. Сходил к кресту, стоявшему недалеко от слипа. Оказалось, что он был поставлен там двумя неделями ранее экспедицией патриотической организации из Магадана в ознаменование 300-летия освоения Россией Курил. Утро было солнечным и, упаковавшись, мы отчалили. Выйдя из Бухты Броутона, мы поймали северо-западный ветер, позволявший нам идти полный бейдевинд. Однако утренний отлив нас стал выносить из пролива в океан. Перед нами был остров Кетой. Ребята решили обходить Кетой со стороны Океана. Пройдя примерно треть пролива мы попали в ветровую тень Кетоя, потом в туман, крутившийся вокруг него. Включали движок, потом снова был ветер. К концу дня, наконец, миновали Кетой. Как только вышли из-за него, попали на ветер, сменивший к тому времени направление на запад-северо-западное. Пошли курсом северо-восток, оставляя справа от себя километрах в 15-20 острова Ушишир, Расшуа и Матуа. Часов с 17, как только миновали Кетой все они были чётко видны справа по ходу. За этими островами нам предстояло пройти пролив Крузенштерна, - самый протяжённый из всех Курильских проливов – около 100км в общей сложности с проливом Головина. Некоторое время за нами шло какое то судно. Догнав нас примерно километров на 6-8 они сменили курс и ушли в сторону океана, как только я поставил геннакер. Видимо, решили мы, они хотели разглядеть в бинокль, что за чертовщина им маячит в этих водах. По прогнозу нас догоняла плохая погода. Дима запросил свою московскую помощницу прогноз на предстоящие проливы. По этим прогнозам выходило, что пик плохой погоды (ветер до 40м\с) выпадал на 2-4 сентября и на пролив Крузенштерна. До всех следующих проливов по этим прогнозам плохая погода не доходила (ветер максимум – 20м/с) ко 2-4 сентября. Динамика проходящего дня мне лично оставляла непростой вопрос, - успеем ли мы пройти Крузенштерна если есть планы остановиться на острове Матуа? Всю ночь шли левый галфвинд- бакштаг на стандартном парусном вооружении.

День Четырнадцатый. 30.08.11

Утром, когда я вылез из палатки, на траверзе километрах в 25 был о.Матуа, полностью накрытый туманом и облачностью. Ветер сменился на фордак по виду балла 4. Нас довольно бодренько несло дальше. Чего тут думать, - надо сходу идти Крузенштерна. Сегодня 30.08, до начала плохой погоды ещё дня 3, - все шансы пройти если не до Парамушира то до Онекотана. Решили идти север-северовосток мористее в Охотское море, чтобы оставить справа все малые острова, лежащие западней Курильской гряды. Шли весь день и к концу дня вышли на траверз о.Шиашкотан километрах в 40 от него. Ветер усилился, взяли риф и поставили штормстаксель. Часов в 9 вечера я ушёл в палатку поспать. Минут через 40 проснулся и почувствовал что то явно выходящее за рамки того, что мы видели до сих пор. Было ощущение качелей, дающих полную амплитуду. Подо мной был грохот товарняка, несущегося на полной скорости под горку по плохому пути, каркас под матрасом ходил ходуном слева направо и вперёд назад. В матрас снизу поддавало так, что меня подбрасывало вверх. Снаружи Миша кричит, что надо убирать грот. Быстро одеваюсь и вылезаю. Краем глаза замечаю, что время от времени, когда кат выходит на вершину волны, спереди сетки я не вижу внизу воды. Миша говорит, что на одном гроте со всеми рифами разогнались до 27км/ч. Ванты даже не свистят а воют. Полный фордак. Мимо нас с кормы горизонтально проносится вода. Хочу взглянуть назад, чтоб увидеть высоту волн и получаю струю воды в глаза. Смотрю ещё, но фонарь выхватывает только летящие навстречу струи. Гашу фонарь – кромешная тьма и летящая в глаза вода. Зажигаю снова, свечу вбок и вниз и вижу, что ветер с воды срывает водяную пыль, которая горизонтально устремляется вдоль поплавка. Убираем с Димой грот. Сразу ощущение, как будто мы остановились и ветер свищет мимо нас. Смотрю на GPS – 12км/ч. Залез снова в палатку, оделся для вахты по максимуму. Сажусь за руль. Идём на одной палатке. Кат вроде управляется. Может быть не так однозначно как с парусами, но курс держим. Этой ночью было очень холодно. Глубокой ночью на всех поверхностях начал выступать ледок. К концу вахты замёрз так, что в какой то момент времени поймал себя на том, что засыпаю замерзая. Часов до 5 утра так и шли фордаком на одной палатке.

День Пятнадцатый. 31.08.11

Утром были на траверзе южной оконечности о.Онекотан. Бакштаг. Скорость упала, поставили, осторожненько так, грот с 2 рифами, потом разрифили до 1 рифа, потом совсем. Потом сходил, поставил стаксель, потом кливер. Стаксель стал мешать, - убрал. Потом поставил геннакер. Но стало дождливо и силы ветра не хватало чтоб геннакер держать всё время полным. К полудню ветер снова усилился, убрал геннакер и зарифили полностью грот. С обеда почти весь день провёл за рулем наслаждаясь серфингом на СибКат-24 – 7.5 метровом катамаране. Каждый раз, когда волна несла нас, скорость увеличивалась примерно вдвое до 22-24 км/ч. Волна при этом была до 2-2.5 метров. На траверзе пролива Креницына ощущался сулой. Развлечение серфингом длилось часа 4. К вечеру вышли в 4 Курильский пролив, ветер чуть ослаб и снова почувствовалась двунаправленность волн. Стемнело и ночью мы вполне спокойно шли бакштаг на одном гроте с 2-мя рифами 10-12 км/ч. Под утро в 4 часа прошли пролив и поравнялись с Парамуширом.

День шестнадцатый. 01.09.11

С рассветом Парамушир показался во всей красе. Густого тумана не было. Мы увидели вулкан Фусса, обложенный клочьями облачности по склонам. Волнение стихло и ветер тоже. Поставили стаксель, пошли галфвинд, наслаждаясь суровыми утренними видами открывающейся гряды вулканов и большого залива. Стая дельфинов около часа сопровождала нас, выпрыгивая из воды рядом с катамараном. Мы посчитали всё это наградой за все 3 предыдущих суток, проведённых на воде. Ждали, что слева по ходу нам покажется вулкан Алаид, самый высокий из Курильской гряды. Но нет, Алаид спал, накрывшись плотными белыми облаками. При подходе к северной оконечности Парамушира на фоне Алаида заметили судно, очертаниями похожего на парусник. Судно шло быстрей нас и поначалу его курс был северо-восток на 2-й Курильский пролив. Однако ещё быстрей по склонам Парамушира нас стала догонять пелена дождя, за которой ничего не видно было. Судно изменило курс, ушло на север и, вскоре, исчезло из виду. Нас накрыло дождём. Ребята ушли в палатку. На мне был полиэтиленовый дождевичок и я часа 4 солировал на руле. По гроту прямо на меня стекали маленькие водопады. Потихоньку стянул грот, скрутил его, связал и положил под ванту на левый баллон. И вовремя. Потому что через минут 5 после этого вышли из-за мыса и налетели на такой силы встречный ветер, волну и течение, что движок еле-еле выгребал. Дождь продолжался, но берег стал виден. Против волн идти было просто невыносимо. Метровые, хлёсткие волны с барашками – сулой с направлением волн течения и ветра почти навстречу друг другу. Кат с волны всем весом бухался вниз а новая волна вновь подкидывала его вверх. Увидели, что под берегом метрах в 500 относительно спокойно и ушли туда. Несмотря на дождевичок, который весь расползся, на мне не было ни одной сухой нитки. В гермах после предыдущих 3 суток так же из сухих вещей осталась только 1 свитер. Пройдя мыс Землепроходец, совершенно продрогший после 5 часов дождя и ветра залез в палатку, включил там печку в камбузном ящике и стал сушить то, что можно. Понемногу оттаял. Ребята в это время обходили мыс Савушкина и пытались пройти мыс Артюшина на входе во 2-й Курильский пролив. Насколько я понял, находясь в палатке, войти в пролив по направлению к Северо-Курильску мешало сильное встречное течение и сильный встречный ветер. Даже на максимальных оборотах двигателя. Они приняли вынужденное решение войти в первую из трёх бухт сразу за мысом Савушкина справа по ходу. Причалили. Погода мрачная, - сильный ветер, чёрные тучи совсем низко, дождь, начинает смеркаться. Катамаран стоит на мелкой воде, до песка метров 20. Подтянули его насколько смогли и привязали на берегу к палке, забитой в песок. В правой части бухты я увидел щель в траве – должна быть дорога. Пошёл туда – точно дорога, но на дороге уже стоит микроавтобус, старенькая Деллика. Честно говоря, в первую секунду поймал себя на мысли, что автомобиль как то уже начал стираться из представлений о действительности. Деллика просто стояла с работающим двигателем на песчаном валу и в ней сидел человек. Я подошёл, окно открылось и оттуда пахнуло теплом. Охотник, Виктор видел нас, идущих вдоль берега и пытавшихся войти в пролив. Я посидел у него в машине, поговорили, потом сходил к кату и мы с Димой вернулись к нему со спутниковым телефоном подзарядить аккумулятор и выйти на связь. Он рассказал нам о том, что в соседнем заливе раньше был рыбзавод, что через пролив на Шумшу есть причал, что пик прилива вечером а пик отлива рано утром, что тут вокруг в песчаных валахесть несколько японских ДЗОТов и пр. Мы прокатились с ним вдоль берега до соседних заливов и окончательно поняли, что находимся очень близко от человеческого жилья, но своим ходом добраться до него пока не можем. Вернулись на берег, куда уже спустилась ночь. Заночевать решили в кате и, как только забрались в него, хлынул ливень с ураганным ветром. В палатке включили плитку в камбузном ящике, пили чай, сушились и грелись. Ребята не были уверены в прогнозах времени отлива, данных Виктором. Но решили так, что утром встаём и, если отлив ещё идёт, сталкиваем кат и идём в Северо-Курильск. Дело в том, что в Курильских проливах, отливы и приливы вызывают сильные течения а 2-й Курильский пролив очень узкий и здесь эти течения ещё более сильны.

День Семнадцатый 02.09.11

Проснулся в пятом часу, вышел из палатки и увидел то, что хотелось. Кат стоял на песке, до воды было около 30м. Поднимаю ребят, надуваем катки, отвязываемся от берега и перекатываем кат в воду. Отчаливаем, заводим движок и в 5 утра уже выходим в пролив. Ветра нет, видимость прекрасная, течение в нужную сторону. Пройдя буквально пол-часа, начинаем ощущать потерю скорости – начался прилив и пошло встречное течение. В какой то момент времени кончился бензин и мы увидели, что нас несёт назад со скоростью 6 км/ч. Снова завели движок, добавили оборотов и пошли 8 км/ч к Северо-Курильску.

По пути на воде встретили несметную стаю водоплавающих птиц, потом кладбище кораблей и вот, в 8 утра мы входим в порт. Нашли щебёночный скат, причалили. Вышли на берег и я сразу позвонил моей любимой Наташе. Она меня совсем потеряла и, конечно же, волновалась. Уже начался рабочий день и в порту кипела работа. Покрутившись на причале, узнал, что песчаный берег, где было бы удобней причалить, находится рядом с портом. Выходим из порта обратно и идём, куда нам показали. У берега было кладбище брошенных судов. Мы выбрали место и причалились. Как только вылез из ката, выронил из кармана свой сотовый в морскую воду и остался без связи! Почти сразу же к нам стали подъезжать люди с живейшим интересом о том, откуда мы прибыли и какая нам нужна помощь. По ходу дня нам привезли 40л бензина, помогли привезти воды, обеспечили баней, прогнозами погоды и зарядкой всех наших разряженных устройств. Мой фотоаппарат разрядился, кстати, на самых подходах к Северо-Курильску. Поехали в Северо-Курильск в магазин. Я захотел изменить Диме, его поварскому искусству и пообедать в местной кафешке. Сказал, что вернусь сам. Пока обедал, послушал местное радио. Там сообщали о том, что по случаю надвигающегося тайфуна день города переносится с завтрашнего дня на сегодня. Перекинулся на эту тему с людьми в кафешке и пошёл по улице назад на берег. В небольшом городском парке у памятника освободителям был митинг. Как раз тот, который был перенесён с завтра на сегодня. Постоял там. Выяснил, что День Города в Северо-Курильске отмечается сразу за Днём освобождения Курил от японцев. На завтра к вечеру ожидают приход тайфуна, который должен продлиться до 6-7 числа. День стоит прекрасный, солнечный. Пока иду на берег соображаю, что если пережидать тайфун здесь, до 6-7 числа, то к 10.09 к утру мы можем не дойти до Петропавловска. А в полдень 10.09 мой рейс в Новосибирск. У мужиков тоже все сроки вышли уже. Да и разрешение на пребывание в погранзоне у нас было до 05.09.11. К тому же, никто не сможет спрогнозировать, что там будет после тайфуна. Штормовая погода может сохраниться и не факт, что она нам позволит идти. Оставить кат во время тайфуна на открытом бережку наверное будет тоже нельзя. Как бы не пришлось его разбирать. Где то надо будет ночевать, где то питаться и т.д. Узнал, что сегодня из порта на Петропавловск отходит сухогруз Тарава. Решил отговорить мужиков от продолжения похода на завтрашний день, как это не досадно было бы. Убедить их либо пережидать тайфун тут либо, в крайнем случае, сказать себе, что и так прошли много и Северо-Курильск – тоже неплохой результат может быть не на золотую медаль но на серебряную точно. Прийдя на берег, увидел, что к кату пришла целая группа людей. Удивило то, что все они по очереди встретились мне по пути в городке. Это были мэр городка, его заместитель, руководитель областной архивной службы из Южно-Сахалинска, руководители местной полиции и ФСБ. Они очень тепло интересовались нашим походом и совсем были непохожи на соответствующих представителей власти, которых мы обычно привыкли видеть здесь на материке в своих городах и весях. Все они озвучили завтрашний прогноз и не сомневались в том, что он сбудется. Дима с ребятами, руководителями местной рыболовной фирмы съездил после этого к интернету и узнал там какой то японский прогноз из которого следовало, что в предстоящие дни будет прекрасная спокойная погода. Я пошёл на сухогруз «Тарава», поговорил с кэпом и он без проблем согласился взять меня пассажиром. Максимум к 18:00 нужно было быть на борту. Оставалось около 3 часов. Вернулся на берег, сложился, ребята собирались в баню а после бани – выходить в море в ночь. Уже когда отходили из порта, погода изменилась. Небо закрылось, стало холодно – 2-3 градуса, но ветра не было.

День Восемнадцатый 03.09.11

Наутро вышел на палубу и увидел картину Камчатского берега. Было солнечно, ясно и тепло и все вулканы были прекрасно видны. Почти весь день провёл на палубе, снимал. Часа в 2 подошли к Авачинской бухте и около 16:00 причалили в самом её конце. Пока добрался оттуда до аэропорта – был уже шестой час. Узнал, к своему сожалению, что очередной самолёт на Новосибирск улетел час назад а следующий будет только послезавтра. Что делать, -поменял билет, нашёл себе место в трёхместном номере за 800р в гостинице рядом с аэропортом и пиво в местном магазинчике.

День Девятнадцатый 04.09.11

Ночью шёл дождь и дул вроде бы несильный ветерок. Я подумал, что сильно лоханулся, заложившись на тайфун. Выспался и наутро поехал в Паратунку на горячие источники. Опять был солнечный день и я уверился лишь в том, что прийди я 10-го, у меня бы не было времени на горячие источники, где я словил кайф и насладился отдыхом у бассейна с горячей водой. Правда, когда я в раздевалке уже оделся, мужики, только что зашедшие, сказали, что ветром в бассейн сбросило шезлонги, столики и тапочки отдыхающих. И все разбежались оттуда. Добрался до гостиницы, купил икры, снова по пивку и - приветы домой.



День Двадцатый Последний 05.09.11

Как только прибыл в Петропавловск, в первом же удобном месте купил себе дешёвенький сотик. Оба дня из Петропавловска пытался дозвониться до спутникового телефона Димы. Отправлял им СМСки по Иридиуму но он не отвечал. Дозвонился он мне потом сам 07.09 утром. Сказал, что дошли, что их накрыл тайфун и они вынуждены были занырнуть в бухту на берегу Камчатки и 2 дня наблюдать как снаружи бухты «свистит и грохочет». Сказал, что последние сутки шли по штормовой погоде на движке.

В аэропорту перепаковался так, чтобы не заплатить за перевес багажа. (Туда вёз шверт и перевес составлял 15 кг аж 5500р). Из самолёта в иллюминатор на взлёте роскошный вид на Корякскую сопку. В аэропорту встретил старый товарищ. А дома был вечер, вино, бутерброды с икрой и любимые глаза моей Наташи.

Протяжённость маршрута Курильск - Северо-Курильск – 1050-1100км.

Общая протяжённость маршрута Южно-Сахалинск – Кунашир – Петропавловск Камчатский ~ 2200км.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Герштейн Михаил Борисович родился в 1972 году в городе Ленинграде

    Документ
    Герштейн Михаил Борисович родился в 1972 году в городе Ленинграде. С 1988 года его статьи и заметки неоднократно публиковались в городской и центральной печати ("Техника- Молодежи", "НЛО", "Чудеса и приключения" и др.
  2. Етноніміка між наукою та політикою

    Документ
    ©  Євген Наконечний. Украдене ім'я: чому русини стали українцями. 3-є доповнене і виправлене видання. Львівська наукова бібліотека ім. В. Стефаника НАН України,  Львів 2001.
  3. Євген Наконечний Украдене Ім’я: чому русини стали українцями

    Документ
    У роботі розглядається функціонування українського та російського етнонімів у їх історичній взаємодії, простежуються передумови і наслідки утворення етноніма “Україна” — імені нації, що визначає її ідентичність.
  4. Євген Наконечний украдене ім'Я чому русини стали українцями

    Документ
    На перший погляд, що може бути спільного між однією з ділянок, а навіть підділянок, лінгвістики — етнонімікою (як частиною ономастики — в загальному, науки про власні назви) — та політичною діяльністю.

Другие похожие документы..