Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Нельзя не констатировать, что на се­годняшний день жестокое обращение с детьми во всем мире стало серьезной, даже глобальной проблемой. Результаты ис...полностью>>
'Программа'
В определенное расписанием время абитуриенты должны занять места в назначенной аудитории, для чего с собой необходимо иметь: паспорт, экзаменационный...полностью>>
'Лекция'
Физическая культура – органическая часть общечеловеческой культуры, её особая самостоятельная область. Основа физической культуры – это целесообразна...полностью>>
'Сказка'
Цели: познакомить детей с фактами биографии поэта; проверить знание детей сказок Пушкина; расширить кругозор детей, воспитывать интерес к творчеству ...полностью>>

216 I что нам делать?

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

_________

6

«КРЕСТОВЫЙ ПОХОД ВО ИМЯ ПРАВДЫ».

Лос-Анжелос. 27-го января 1955 г. № 21.

ПРОФ. И.А. ИЛЬИ Н

(Памяти ушедшего друга)

Пришло из Швейцарии известие о смерти И.А. Ильина, последовавшей 21-го декабря 1954 г. Для того, кто не толь­ко ценил его книги, но имел счастье знать и любить его лично, встречая с его стороны ответное дружеское чувство, с уходом И. А-ча стало как-то пусто в мире. Умолкло его кованное, горячее, всегда значительное и глубокое слово. Никогда больше не получить от него задушевного, блещу­щего яркой мыслью, часто остроумной шуткой, а иногда полного горечи письма. Никогда больше не написать ему о себе и своих работах.

Нет больше этого исключительно одаренного, клас­сически образованного русского человека, пламенно устремленного к идее добра, вместе с тем зоркого, в своей зоркости даже сурового, бесстрашно вскрывавшего своим острым анализом самые глубокие корни зла челове­ка, неустанно до последних Дней своей земной жизни, как призывный колокол, звавшего к борьбе с этим злом, к пре­одолению его в нашей духовной сфере. Ибо именно в последней он видел основную причину всех несчастий, постигших нашу страну и грозящих всему миру.

В отличие от революционных «Что делать?» Черны­шевского и Ленина проф. Ильин в статье «Что нам де­лать?» в журнале «День Русского Ребенка» за 1949 г. писал: «И вот, с самого начала нам надо признать, что кризис, приведший Россию к порабощению, унижению, мученичеству и вымиранию, был в основе не просто поли­тический и не только хозяйственный, а духовный... в роко­вые годы первой мировой войны (1914—1918) русские народные массы не нашли в себе необходимых духовных сил; эти силы нашлись только у героического меньшин­ства русских людей; а разложившееся большинство... соблазнилось о вере, о церкви, о верности, о чести и со­вести, пошло за соблазнителями, помогло им задавить, замучить и выбросить за рубеж верных и стойких, а само было порабощено на десятки лет своими соблазните­лями».

«Политические и экономические причины, приведшие к этой катастрофе, бесспорны. Но сущность ее гораздо глубже политики и экономики: она духовна». Это, по его словам, кризис русской религиозности, русского право­сознания, русской верности и стойкости, русской чести и совести, русского национального характера, русской семьи, «великий и глубокий кризис всей русской куль­туры».

Но И. А. не впадал в отчаяние перед лицом этого кризиса. «Я глубоко и непоколебимо верю, — пишет он, — что русский народ справится с этим кризисом, восстановит и возродит свои духовные силы и возобновит свою славную национальную историю».

Но для этого, по его суровым словам, необходимы «честные, верные слова диагноза, целения и прогноза.. Мы не должны, мы не смеем упрощать и снижать пробле­му нашего национального возрождения. Мы должны честно, как перед лицом Божиим, исследовать наши сла­бости, наши раны, наши упущения; признать их; и при­ступить к внутреннему очищению и исцелению». И далее о наших днях: «Мы не смеем предаваться церковным раз­дорам, партийным распрям, организационным интригам и личному честолюбию».

И вновь набатный призыв: «Мы должны строить себя заново, внутренне, духовно; готовить те верные слова и те оздоровляющие идеи, которые мы выскажем нашим братьям в России, в глубокой уверенности, что мы и там найдем наших единомышленников, втайне все время по­мышлявших и радевших о России, о ее очищении и восста­новлении».

Таково завещание, оставленное нам И. А. Ильиным.

А вот циничная характеристика И. А-ча большевиками с несколькими не совсем точными данными из его биогра­фии. И. Баммель пишет о нем в 27-м томе 1-го изд. Боль­шой Сов. Энциклопедии (1933 г., во 2-м изд. 1952 г. его имя вообще не упоминается): «Ильин — один из ярких представителей белогвардейской философии; с 1912 г. доцент Московского университета по энциклопедии и философии права, позже профессор; в 1923 г. выслан за границу В философии И. — неогегельянец с ярко выра­женной идеологией черной сотни и поповщины... пропове­довал активную борьбу с Сов. властью».

И.А. был учеником проф. П.И. Новгородцева и был оставлен при университете вместе с недавно также в Швей­царии умершим проф. Б.П. Вышеславцевым.

Из биографии И. А-ча, написанной им для «Дня Русс Реб.», под названием «Путь жизни», знаем следующее. Родился 28 марта 1883 г. в Москве. Классическая гимназия там же. 1901—1906 гг. юридический факультет Моск. ун-та. В 1909 году звание приват-доцента по кафедре истории философии права. В 1910 г. первый курс в Моск. ун-те 1910—1912 гг заграничная командировка в Гер­манию, Францию и Италию. 1912—1922 — преподавание в Моск. ун-те и других высших учебных заведениях Москвы. В 1918 г. защита магистерской диссертации о «Философии Гегеля», за которую, что бывало очень ред­ко, И. А. сразу получил степень доктора государственных наук. В 1921 г. председатель Моск. психологического общества.

Затем процесс в революционном трибунале, несколько арестов и в августе 1922 г. приговор по 58 статье с заме­ною наказания пожизненным изгнанием. С октября 1922 г жизнь в эмиграции. Сначала в Берлине, где в 1923—1934 гг. И.А. был профессором Рус. Научного Института. В то же время публичные выступления в Германии, Фран­ции, Швейцарии, Австрии, Чехословакии, Латвии и Эсто­нии. Короткое время он редактировал журнал «Колокол» В 1934 г. «лишение кафедры за отказ преподавать, сле­дуя партийной программе национал-социалистов». 1934—1938 гг. — доносы и преследования усиливаются; кон­фискация печатных работ и полный запрет выступлений. В июле 1938 г. тайный переезд в Швейцарию. Жизнь в Швейцарии (Цолликон около Цюриха). Лекции в швей­царских народных университетах и ученых обществах. Ученая и литературная работа, не прерывавшаяся, несмо­тря на усиливавшуюся болезнь, до последних дней.

И.А. был выдающимся и блестящим стилистом, как на русском, так и на немецком языке, но строго относился к каждому публикуемому слову и никогда не позволял себе печатать то, что, по его мнению, еще не созрело для печати.

Он был прекрасным оратором, но заранее готовил свои речи, обдумывая каждую фразу, и никогда не позволял себе легкомысленных импровизаций.

Он был глубоко религиозен, но не выносил ханжест­ва; был верен русской церкви, ушедшей, как и он, в изгна­ние, и отрицательно относился к парижскому евлоги-анству и другим церковным отпадениям.

Он был горячим русским патриотом, но знал духовные основы и пределы патриотизма и национализма.

Он был идейным сторонником монархии, но понимал обязательные и для монарха и для монархистов «основы монархической власти, отсутствие которых погубит всякую монархию».

Но вместе с тем он был подлинным демократом в истин­ном, а не лживом смысле этого слова, уже потому, что он ясно сознавал те «необходимые аксиомы демократии», без соблюдения которых она не может нормально функци­онировать.

Вот список трудов проф. Ильина:

Понятие права и силы. 1910.

Кризис идеи субъекта в наукоучении Фихте старшего. 1911.

Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека (2 тома, 1916—1918; в отличие от диалекти­ческого материализма автор выдвигает идеалистическую сторону учения Гегеля и считает, что «диалектика не есть ни главное содержание, ни высшее достижение» его фило­софии; па место идеи борьбы он ставит идею «взаимного питания», при котором различия и даже противополож­ности становятся взаимно «членами» и «органами»; кни­га вышла в 1946 году в Берлине в сокращенном виде на немецком языке, как Die Philosophic Hegels als kontempla-tive Gotteslehre, считается лучшим из того, что написано о философии Гегеля).

Учение о правосознании (написано в 1919 г., доселе не напечатано).

Основные задачи правоведения в России. 1921 г.

Религиозный смысл философии (три речи 1914—1923, Париж, 1924).

О сопротивлении злу силою (Берлин, 1925, автор дает моральное оправдание «меча праведного», т.е. активной борьбы с богоборческой большевистской властью).

Яд большевизма, 1931 г.

Путь духовного обновления. 1935 г. (вышло также на немецком языке). Welt for dem Abgrund, Politik Wir schaft und Kultur im kommunistischen Staate, nach authen-tischen Quellen. Ein Sammelwcrk, bearbeitet und heraus-gegeben von Univ. — Prof. Dr. Iwan Iljin, Berlin — Steg-litz 1931 (в этом сборнике помещено несколько статей И. А-ча, наряду с введением бар. Врангеля и статьями А. Бунге, Н. Тимашева, С.С. Ольденбурга, А.П. Демидо­ва, М. Крицкого, В. Гефдинга, Н. Арсеньева, Л. Аксено­ва, Б. Никольского и Н. Кульмана).

Основы художества. 1937 г.

Основы христианской культуры. 1937 г.

О тьме и просветлении. Книга литературной критики: Бунин, Ремизов, Шмелев (написано в 1938 г., но не напе­чатано).

Огни жизни. Книга утешения (вышла по-немецки в двух изданиях: 1938 и 1939 г.).

Поющее сердце. Книга тихих созерцаний (вышла в Швейцарии по-немецки в 1943 г., переведена на англий­ский язык„ по-русски до сих пор не напечатана).

Wesen und Eigenart der russischen Kultur, drei Betrach-tungen (вышло в Швейцарии в двух изданиях: 1942 и 1944, переведено на французский и английский языки).

О грядущей русской культуре. Книга заданий и надежд (вышла в Швейцарии по-немецки в 1945 году, по-русски не напечатана).

О силе суждения (статья в сборнике «Обновленная Россия». 1. Изд. «Посева», 1953 г.).

Аксиомы религиозного опыта (2 тома, свыше 600 стра­ниц. Париж, 1953 г., посвящено жене Наталии Никола­евне. Это книга глубокой вдумчивости и совершенно подавляющей эрудиции, проявленной в обширных литератур­ных добавлениях к каждому тому. Это вовсе не история религий и не догматическое, литургическое или канони­ческое богословие, это даже не религиозная психология в обычном смысле, а очень глубокий анализ основ (акси­ом) личного духовного состояния верующего, т.е. основ­ных переживаний, созерцаний, устремлений и заданий верующей души и сердца, воспринимающего божествен­ное. Вместе с тем это книга об извращениях религиозно­сти, о трагических проблемах последней и о злоупотребле­ниях ею, о приобщении к божественному свету и отпаде­нии от него. Книга, которую автор, по его словам, вына­шивал около 30 лет и смог опубликовать лишь к концу своей жизни: исключительная по своей значительности книга).

О грядущей России (заканчивавшаяся, не опублико­ванная работа).

К этому списку работ проф. Ильина надо добавить целый ряд его статей, в течение нескольких лет ежегодно помещавшихся в «Дне Русского Ребенка», равно как две статьи, присланные им для будущих выпусков этого журнала. Как видим, многие книги проф. Ильина до сих пор остаются неизданными на русском языке. В 1949 году он писал по этому поводу: «Ныне пишу только по-русски. Пишу и откладываю — одну книгу за другою — и даю их читать моим друзьям и единомышленникам... русских издателей у меня нет». Думаю, что в связи с этим я могу после смерти И. А-ча опубликовать часть его письма ко мне, касающуюся отношения к нему «Чеховского» изда­тельства («бедный Антон Павлович!» — прибавляет И.А.), которое, по его словам, само уговаривало его при­слать что-либо. Вот что писал мне И.А. 18-го июля 1954 го­да: «В прошлом году директор издательства Н.Р. Вреден уговаривал, ссылаясь на то, что решает «он сам» и «он один». Через 15 месяцев вернули в самой невежливой форме. Книги были посланы: 1) Поющее сердце. Книга тихих созерцаний, 2) О тьме и просветлении. Книга лите­ратурной критики: Бунин, Ремизов, Шмелев». Издатель­ство нашло возможным опубликовать для «просвещения» россиян целый ряд более чем сомнительных книг, а такого автора, как проф. Ильин, оно не нашло возможным издать. Очевидно, книги о духовном возрождении национальной России не созвучны целям, преследуемым фактическими руководителями этого издательства.

Много справедливой горечи звучит в письме И. А-ча. Но у него было другое утешение, с которым он ушел от нас. Вот его слова, которыми он кончает статью «Что нам делать?»: «И мое единственное утешение вот в чем: если мои книги нужны России, то Господь убережет их от ги­бели; а если они не нужны ни Богу, ни России, то они не нужны и мне самому. Ибо я живу только для России».

Мне хочется в конце обратиться не со словами утеше­ния, таких слов нет, а с выражением глубокого соболезнования к осиротевшей Наталии Николаевне.

Мне живо вспоминаются те несколько дней в 30-х го­дах, которые И.А. и Н.Н. провели у нас в Югославии. Вспоминается его лекция, для которой он приезжал, его шуточное перестукивание у нас через стену «как в совет­ской тюрьме в Москве», и тот созревший у него план бегства из Германии в Швейцарию, которым он делился со мной.

Все личное ушло.

Но осталось духовное наследие И. А-ча, которое еще многим будет освещать путь к будущей России.

Александр Билимович.

7

«РОДНЫЕ ПЕРЕЗВОНЫ». Брюссель. Января 1955 г.

29.

КОНЧИНА ПРОФЕССОРА ИВАНА АЛЕКСАНДРОВИЧА ИЛЬИНА

21-го декабря 1954 г. скончался в Швейцарии, после продолжительной болезни, профессор Иван Александро­вич Ильин. Кончина его потрясла до глубины души его друзей, единомышленников и просто знавших его по тру­дам, которые оставил нам покойный.

В последние годы своей жизни Ив. Ал. трудился над редактированием «Наших Задач», в подзаголовок кото­рых он внес фразу, говорящую, что этот руководящий для эмиграции орган печати, рассылавшийся Начальником РОВСа, предназначен «только для единомышленников». Вот почему, быть может, не всякому эмигранту может быть понятна та огромная потеря, которую несет с собой для всей русской эмиграции и будущего России смерть незаб­венного и дорогого Ивана Александровича.

Имя профессора Ильина, как русского философа, да­леко вышло за русские пределы, и он своим учением стя­жал себе славу в европейском, если не сказать мировом, масштабе. Душе же Ивана Александровича претила вся­кая «навязчивая самореклама»; он видел в ней пошлость и предостерегал от нее других. Чрезвычайно требователь­ный к человеку, занятому общественными делами, он эту требовательность прежде всего применял к самому себе и к тем своим трудам, которые он передал в наследство здравомыслящим русским людям.

Судьба заставила его жить отшельником в Швейца­рии, но из этого отшельничества он был связан постоян­ными узами с его единомышленниками, разбросанными по всем странам света, уча их и снабжая драгоценным материалом, — плодом его здравого ума и размышления, эрудиции и горячего русского сердца.

Все мысли Ивана Александровича Ильина были устремлены в будущее, в будущее Грядущей России — какою наша страна должна стать и что нужно нам делать теперь же, немедленно, чтобы не было поздно, когда насту­пят грозные и ответственные события на нашей Родине.

В 215 статьях, напечатанных в «Наших Задачах», своим простым, но чеканным языком, в котором каждое слово, каждая фраза была глубоко продумана, взвешена и не требовала никаких других пояснений, наш мыслитель звал нас, зовет и теперь, к самоочищению, самосовершен­ствованию и вере в Бога в лоне Его Православной Церкви Русской, без чего всякая наша попытка спасения России будет тщетна. Он указывал нам на подводные камни, незаметные для невнимательного взгляда, могущие встре­титься нам на пути к Грядущей России, и как нам нужно их обходить.

Для большего и практического усвоения его мыслей, имевших «историко-трагический и религиозно-полити­ческий и всегда научно-ответственный замысел» (опре­деление самого Ив. Ал., взятое из обращения к нашему Редактору), автор статей в «Наших Задачах» сам соста­вил номенклатуру этих статей, разбив их по отдельным вопросам (темам).

Благодаря любезности ген.-лейт. А.П. Архангельского, мы имели возможность познакомиться и оценить этот труд покойного профессора, принять его полностью для себя и стать единомышленниками писателя-философа. Не скроем от читателя, что при создании нашего скромного журнала у нас была задняя мысль, казавшаяся нам неосуществи­мой, — дать солидную почву содержанию журнала, подве­дя под нее идеологию проф. И.А. Ильина и постараться придать более широкой огласке творения безвременно от нас ушедшего мыслителя. К этому нас непреодолимо, тя­нул наш патриотический долг, любовь к Родине и ее свет­лому будущему, путь, который нам указывал Иван Алек­сандрович Ильин.

И нужно ли говорить о том радостном для нас и остав­шемся памятным на всю жизнь, дне, когда нам было раз­решено покойным, по ходатайству А.П. Архангельского, воспроизводить его труды в нашем журнале, хотя и без указания его имени.

Зная настроения наших читателей, мы ограничились печатанием статей из «Наши Задачи», лишь носящих чисто религиозно-нравственный или общественно-культур­ный характер, воздерживаясь от печатания так называе­мых чисто «политических» статей, хотя тоже проникнутых той же религиозностью и высокой нравственностью. Вот эта нравственность и религиозность в политике, которую проповедовал И.А. Ильин, в наших глазах выгодно отли­чает покойного от всех других наших эмигрантских поли­тических деятелей и ставит идеологию проф. Ильина в пример им всем.

Надеемся, что читателю из вышеизложенного будет понятно, КОГО «Родные Перезвоны» потеряли в лице профессора Ивана Александровича ИЛЬИНА, и будет также понятна та горечь разлуки с ним, которая гложет наше осиротевшее сердце.

В месяц его кончины, желая принести Ив. Ал. рождест­венскую радость, мы поместили в декабрьском номере до­бытую от Ю.А. Кутыриной статью «Душа Родины» Ива­на Сергеевича Шмелева, которого так высоко ценил и любил покойный. Эту статью Ив. Ал. не прочитал в нашем журнале, но он, конечно, знал ее содержание.

Мы не можем перечитывать равнодушно, полученное нами год тому назад, как бы его «духовное завещание» всем русским патриотам:

«КАЖДЫЙ ИЗ НАС ДОЛЖЕН СЧИТАТЬ СЕБЯ ЗА ВОИНА, ДАЖЕ ОСТАВШИСЬ В ПОЛНОМ ОДИНО­ЧЕСТВЕ; ПОСЛЕДНИЕ ДУХОВНЫЕ ЗАРЯДЫ—ПО ВРАГУ (по Злу, по Пошлости! — П.А.); ОТЗЫВАЕМЫЙ ПЕРЕДАЕТ ОРУЖИЕ СЛЕДУЮЩЕМУ».

...Со духи праведны скончавшихся, душу раба Твоего, Спасе, упокой, сохраняя ю во блаженной жизни...

Петр Анненков.

— Осиротевшей супруге Ив. Ал. Ильина — Наталии Николаевне ИЛЬИНОЙ, НАЧАЛЬНИКУ РОВСа и всем членам его журнал «Родные Перезвоны» почтительно приносит его самые искренние и горячие соболезнования в постигшем их горе.— П. А.

8

«ВЕСТНИК 11-го отдела Русского Обще-Воинского

Союза».

Гамбург, Январь 1955 г. № 19

ИВАН АЛЕКСАНДРОВИЧ ИЛЬИН

Не стало Ивана Александровича Ильина... Ушел от нас мыслитель исключительной духовной величины и силы, крупнейший идеолог Русского Национализма и большой, бескорыстный ДРУГ Российского зарубежного воинства. Белой Идее И.А. Ильин отдал все свое большое Русское сердце...

И.А. Ильин, и мертвый, живет в своих бессмертных трудах, где каждая мысль, каждое слово дышат беспре­дельной любовью к нашему несчастному Отечеству, бес­конечной верой в возрождение ЕДИНОЙ, ВЕЛИКОЙ РОССИИ.

В трудах И.А. Ильина поражает необычайная сила убеждения, которая ярче сухих математических доказа­тельств... И.А. Ильин никому не навязывал своих убеж­дений. Его вера невольно передавалась другим... И.А. Ильин был настолько цельным мыслителем, что к нему нельзя было остаться равнодушным: его или яростно от­вергали (порою замалчивая), или восторженно принима­ли целиком.

В И.А. Ильине была необычайная сила убедитель­ности его слов и полное познание ИСТИНЫ. Это не могло не побеждать неверия или слабоверия духовно-немощ­ных людей.

Покойный, может быть как никто другой в Русской эмиграции, изумительно мастерски пользовался Русским языком. Простота и ясность изложения, доступного и неискушенному уму, — признак великого ума и одарен­ности...

Прошло уже много дней со дня смерти И.А. Ильина. Как же откликнулась Российская эмиграция на смерть этого замечательного Русского человека? — Гробовым молчанием... Какой-то заговор молчания...

Какой позор!

Верим, что наступит время, когда ВОСКРЕСНЕТ РОССИЯ, народ придет в себя от страшного больше­вистского наваждения и воспрянет к здоровой нацио­нальной жизни. Живая душа русского человека потянется к светлому, прекрасному... Народ вспомнит своих Святых, героев, своих защитников, любимых писателей, лучших людей, созидавших, строивших, укреплявших и украшав­ших Россию... Вспомнит и незабвенного Ивана Алексан­дровича ИЛЬИНА и поставит его рядом с основополож­никами Русской Национальной Философии и Государ­ственной Идеи...

И, в то же время. Русский народ осудит всех тех, кто, приведя уже один раз Россию к пропасти, готовит новые испытания…

Нам, Русским воинам, должно быть ясно, что друзей у нас в эмиграции меньше, чем мы это думали и предпо­лагали. Пусть это нас не смущает и не приводит в замеша­тельство...

Мы — по-прежнему с И.А. Ильиным... Он — и мерт­вый — живой... А те — хулители его — они, и живые, — мертвы...

Труден, тернист наш путь. Освещают нам дорогу свет­лые образы наших Вождей, соратников и великих душою и сердцем друзей, и среди них почетное место занимает И.А. Ильин. Он зовет нас к продолжению борьбы ЗА РОССИЮ, к духовному возрождению Российской Нации и будит в нас Веру и бодрость...

Мысленно простимся с великим нашим ДРУГОМ...

Царство Небесное, дорогой, незабвенный Иван Алек­сандрович!

Г.

__________

9

«РУССКАЯ МЫСЛЬ». Париж, 2-го февраля 1955 г. № 733

ПАМЯТИ ПРОФ. И. А. ИЛЬИНА


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Что обнаруживает отвергающийся Иисуса Христа

    Документ
    Общий характер недели. Практический очерк содержания рядового чтения. Тема I. Что обнаруживает отвергающийся Иисуса Христа.
  2. Книга Афанасьева выявляет живые связи языка и преданий, более того, воскрешает основы русского мышления, что особенно важно сейчас, когда язык и мышление русского человека изуродованы газетными штампами,

    Книга
    Печатается по изданию: Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований в связи с мифическими сказаниями других родственных народов.
  3. Бразования и науки кыргызской республики iтом "зачем нам чужая земля " русское литературное зарубежье хрестоматия учебник. Материалы. Бишкек 2011

    Учебник
    Работа создана в помощь изучающим литературу русского зарубежья, необычна и отличается от аналогичных работ. Ее охват – от посланий князя Курбского до наших дней – дает возможность представить многообразие русской литературы, существующей
  4. Ериалы опроса первых сорока свидетелей в Москве, нам предстоит более внимательно оценить дальнейшие возможности нашей работы как в России, так и за ее пределами

    Документ
    Дорогие друзья, сегодня, когда наши усилия приобрели более прочное основание, и мы сумели выработать наиболее удобные в нашем положении формы работы, когда мы уже имеем за плечами опыт принципиально важных организационных заседаний
  5. В рамках программы "пушкин" при поддержке министерства иностранных дел франции и посольства франции в россии ouvrage réalisé dans le cadre du programme

    Книга
    Л 8б 'Я' в теории Фрейда и в технике психоанализа (1954/55). Пер с фр./ Перевод А. Черноглазова. М.: Издательство «Гнозис», Издательство "Логос".

Другие похожие документы..