Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Когда над головой захлопнулся люк и голоса оставшихся наверху людей стали глуше, Чарльз Дарвин осторожно пошел вниз по лестнице, держась одной рукой з...полностью>>
'Закон'
Выплата заработной платы в незначительных размерах, а также заработная плата «в конвертах», ведение двойной бухгалтерии негативно влияет на состояние...полностью>>
'Документ'
Набуття незалежності, перехід до нових, ринкових умов розвитку поставили перед Україною ряд важливих народногосподарських завдань, пов'язаних із стру...полностью>>
'Реферат'
Одной из приоритетных задач современной школы является создание новых условий, отвечающих современной концепции гуманизации образования, связанное с ...полностью>>

Курс лекций по древнерусской литературе и литературе XVIII века для студентов I го курса факультета русского языка, литературы и иностранных языков

Главная > Курс лекций
Сохрани ссылку в одной из сетей:

КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ

И ЛИТЕРАТУРЕ XVIII ВЕКА

Для студентов I го курса факультета русского языка, литературы и иностранных языков.

Специальность – «лингвистика» и «педагогика»

Преподаватель – Атаджанян И.А.

Введение

Русская литература – одна из самых древних литератур Европы. Она древнее, чем литературы французская, английская, немецкая. Ее начало восходит ко второй половине X-го века. Семьсот лет этой литературы принадлежит периоду, который принято называть древней русской литературой.

Литература возникла одновременно с появлением на Руси христианства и церкви, востребовавших письменность и церковную литературу. Высокий уровень развития фольклора сделал возможным восприятие новых эстетических ценностей, с которыми знакомила письменность. Превосходно организованное письмо и церковные произведения переносятся на Русь из Болгарии. В это время создается и первое компилятивное произведение русской литературы – так называемое «Речь философа», в которой на основании разных предшествующих сочинений с замечательным лаконизмом рассказывалась история мира от его «сотворения» и до возникновения вселенской церковной организации.

Древнерусская литература ближе к фольклору, чем индивидуализированному творчеству писателей нового времени.

Авторское начало было приглушено в древнерусской литературе. В ней не было ни Шекспира, ни Данте. Это хор, в котором совсем нет или очень мало солистов и в основном господствует унисон. И тем не менее эта литература поражает своей монументальностью и величием целого. Она имеет право на заметное место в истории человеческой культуры и на высокую оценку своих эстетических достоинств.

Лекция 1

ПЕРИОДИЗАЦИЯ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Литература Древней Руси – свидетельство жизни, отражение истории. При этом история не сочиняется. Произведения по русской истории пишутся вскоре после того, как события совершились, - очевидцами, по памяти или по свидетельству тех, кто видел описываемые события. Исходя из вышесказанного, сама история до известной степени устанавливает периодизацию литературы. Литературные изменения в основном совпадают с историческими.

Первый период истории древнерусской литературы – период относительного единства литературы. Литература в основном развивается в двух взаимосвязанных культурными отношениями центрах: в Киеве, на юге, и в Новгороде, на севере.

XI-ый век (начало литературы этого периода) – век формирования монументально-исторического стиля литературы. В монументально-историческом стиле проявляется стремление древнерусских книжников судить обо всем с точки зрения общего смысла и целей человеческого существования. По этому авторы XI-XIII вв. стремятся изображать все самое крупное и значительное, рассматривать предмет изображения с больших дистанций: пространственных, временных, иерархических. Все наиболее значительное и красивое представляется монументальным, величественным, воспринимается как бы с высоты птичьего полета.

Монументализм XI-XIII вв. имеет своеобразную черту – он был связан с быстротой передвижения на больших географических пространствах. Историзм монументального стиля выражался в особом пристрастии к исторической теме. Писатели стремились писать не о вымышленном, а об исторически бывшем, а когда описывали чудеса, то сами верели в них и стремились внушить читателям, что те или иные события происходили в действительности. Лдитература того времени не знает ни вымышленных лиц, ни вымышленных событий.

XI век – век первых русских житий Бориса и Глеба и Киево-печерских подвижников, век первого дошедшего до нас памятника русского летописания – «Повести временных лет». Это век единого древнерусского Киево-Новгородского государства.

XII век – период появления новых литературных центров: Владимира Залесского и Суздаля, Ростова и Смоленска, Галича и Владимира Валынского. В это время возникают местные черты и местные темы в литературе, разнообразятся жанры, в литературу вносится сильная струя злободневности и публицистичности. Это период начавшейся феодальной раздробленности. Литература в основном имела переводческий характер. Одновременно возникает такой памятник как «Слово о полку Игореве».

Условно литературу XI-XIII вв. называют литературой Киевской Руси.

Следующий период, сравнительно короткий, период монголо-татарского нашествия, когда создаются повести о вторжении татаро-монгольских войск на Русь, о битве на Калке, взятии Владимира Залесского, «Слово о погибели Русской земли», «Житие Александра Невского». Литература сжимается до одной темы, но тема эта проявляется с необыкновенной интенсивностью, и черты монументально-исторического стиля приобретают трагический отпечаток и лирическую приподнятость высокого патриотического чувства.

Далее, конец XIV-го и первая половина XV-го века – это век предвозрождения, совпадающий с экономическим и культурным возрождением Русской земли в годы, непосредственно предшествующие и последующие за Куликовской битвой 1380-го года. Это период экспрессивно-эмоционального стиля, патриотического подъема в литературе, период возрождения летописания, исторического повествования и панигирической агиографии.

Во второй половине XV-го века в русской литературе обнаруживаются новые явления: получают распространение памятники переводной светской повествовательной литературы (беллетристика), возникают первые оригинальные памятники такого типа, как «Повесть о Дракуле», «Повесть о Басарге».

Завоевание турками Византии (Константинополь пал в 1453 году), с которой Русь была тесно связанна культурно, замкнуло Русь в собственных культурных границах. Организация единого Русского централизованного государства поглощало основные духовные силы народа. В литературе развивается публицистика; внутренняя политика государства и преобразования общества занимают все больше и больше внимания писателей и читателей.

С середины XVI века в литературе все больше сказывается официальная струя. Наступает пора «второго монументализма»: традиционные формы литературы доминируют и подавляют возникшее было в эпоху русского Предвозрождения индивидуальное начало в литературе. События второй половины XVI-го века задерживают развитие беллетристичности, занимательности литературы.

XVII век – век перехода к литературе нового времени. Это век развития индивидуального начала во всем: в самом типе писателя и в его творчестве; век развития индивидуальных вкусов и стилей, писательского профессионализма и чувства авторской собственности, индивидуального, личностного протеста, связанного с трагическими поворотами в биографии писателя.

В XVII веке начинается процесс обмирщения или секуляризации литературы, что приводит к ее демократизации. Литература приобретает самостоятельный, светский характер. Процесс этот приводит к возникновению новых жанров (сатирических и бытовых повестей), к изменению характера исторических повестей, в которых впервые говорится о роли личности в истории, к вымиранию традиционного жанра жития. С конца XVII-го века литература в основном отделяется от деловой письменности, возникает то, что называем литературным направлением.

Литература развивается неуклонно и постоянно, она отнюдь не является косной и застойной, как это казалось раньше. Дело только в том, что многие из его произведений не могут быть датированны, еще большее колличество безымянно, и это крайне затрудняет исследование историко-литературного процесса. Литература XVII-го века уже непосредственно предваряет собою литературу нового времени – литературу XVIII-го столетия.

В литературоведении установилась традиция выделять в развитии древней литературы три основных периода:

  1. – литература древнерусского государства XI- XIII вв.

  2. – литература периода феодальной раздробленности и объединения северо-восточной Руси (XIII- перва половина XVв.)

  3. – литература периода создания Русского централизованного государства (вторая половина XV- XVII вв.)

О ВОЗНИКНОВЕНИИ РУССКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

В XIX веке, а отчасти и в XX веке, господствовало убеждение, что русская письменность появилась с христианством, что до крещения Руси не было письменности и книг. Первыми памятниками письменности на Руси считались древнеболгарские книги, написанные на древнеболгарском языке. Такое восприятие русской письменности вытекало из тех общих представлений о происхождении русской культуры и культуры всех славянских народов у ученых, согласно которым всем этим варварским (славянским) народам Византия несла не только религию, но и культуру, идею государственности, просвящения, вплоть до создания алфавита-кириллицы, ставшего основой их письменности. Исследование советских ученых установили местные корни русской культуры.

В вопросе о появлении русской письменности оставлялись без внимания внутренние потребности русского общества в письменности, исторический рост русского общества и внутренняя обусловленность появления письменности как одного из факторов исторического прогресса.

В развитии русской письменности официальное принятие христианства сыграло важную роль, но эта роль, как уже сейчас совершенно ясно, была ролью подсобной, а не основной. Потребности в письменности на Руси заметно выросли задолго до официального введения христианства как государственной религии, и само введение христианства в конечном счете отвечало тем же потребностям русского общества, которые и вызвали появление письменности. Следовательно, основной вопрос состоит в выяснении внутренних потребностей русского общества в письменности, связанных с особенностями его социально-экономического развития.

Как видно из древнейших источников, письменность уже в первой половине X-го века использовалась при заключении договоров с греками. Известно свидетельство арабского писателя Ибн-Фадлана о восточно-славянской письменности, о чем он пишет в своей книге о путешествии по Волге в 920-921 гг. Образец русской письменности, принадлежащий X веку, приводит и арабский писатель Ибн-эль-Надим. Многочисленные надписи обнаружены археологами при раскопке Гнездовских курганов под Смоленском. При раскопках в Неревском конце Новгорода в 1951 и 1952 годах найдено большое число грамот, написанных на бересте. Самые ранние относятся к XI веку, а самые поздние – XVI веку.

Таким образом, письменность имела широкое применение и помимо церковной богослужебной литературы еще прежде, чем отдельные рукописи начали проникать на Русь через Болгарию после введения христианства. X век застает русскую письменность с уже довольно широким диапазоном применения: договора и сношения с иноземными государствами, надписи на сосудах с содержимым, письменные завещания, надписи, удостоверяющие собственность, надписи на могилах, надписи на изделиях мастеров. Такое многообразное применение свидетельствует о том, что к X веку письменность прошла долгий путь развития, по крайней мере не менее века, а вероятнее, и значительно больше.

Дохристианская письменность была деловая и многоалфавитная. После принятия христианства на Руси письменность приобретает книжный характер и устанавливается единный алфавит, которым стала кириллица, созданная в Болгарии в X веке.

ОСОБЕННОСТИ ДРЕВНЕРУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Русская литература XI-XVII вв. развивалась в своеобразных условиях. Она была целиком рукописной. Книгопечатание, появившееся в Москве в середине XVI века очень слабо изменило характер и способы распространения литературных произведений.

Рукописный характер литературы приводил к его вариативности. При переписывании писцы вносили свои поправки, изменения, сокращения или, наоборот, развивали и расширяли текст. В результате памятники древней русской литературы по большей части не имели устойчивого текста. Новые редакции и новые виды произведений появлялись в ответ на новые требования жизни, возникали под влиянием изменений литературных вкусов.

Причиной вольного обращения с памятниками была также анонимность древнерусских памятников. Понятие литературной собственности и авторской монополии отсутствовало в Древней Руси. Памятники литературы не подписывались, так как автор считал себя лишь исполнителем божьей воли. Памятники литературы не датировались, но время написания того или иного произведения с точностью от пяти до десяти лет устанавливается с помощью летописи, где точно зафиксированы все события русской истории, а то или иное произведение, как правило, появлялось «по горячим следам событий» самой истории.

Древнерусская литература традиционна. Автор литературного произведения «обряжает» данную тему в соответствующий ей «литературный наряд». В результате произведения Древней Руси не ограждены друг от друга строгими границами, текст их не закреплен точными представлениями о литературной собственности. Это создает некоторую иллюзию заторможенности литературного процесса. Древнерусская литература развивалась строго по традиционным жанрам: житийный, апокрифический, жанр хождения, поучения отцов церкви, исторические повести, дидактическая литература. Все эти жанры – переводные. Наряду с переводными жанрами в XI веке появляется первый русский оригинальный жанр – летописание.

Древнерусской литературе присущ «средневековый историзм», поэтому художественное обобщение в Древней Руси строится на основе единичного конкретного исторического факта. Произведение всегда прикреплены к конкретному историческому лицу, при этом любое историческое событие получает чисто церковную интерпретацию, то есть исход события зависит от воли Бога, который либо милует, либо наказывает. «Средневековый историзм» русской литературы XI-XVII веков находится в связи с другой важной ее чертой, сохранившейся и развивавшейся в русской литературе вплоть до наших дней, - ее гражданственностью и патриотизмом.

Призванный рассматривать действительность, следовать этой действительности и ее оценивать, древнерусский писатель уже в XI веке воспринимал свой труд как труд служения родной стране. Древнерусская литература всегда отличалась особой серьезностью, пыталась отвечать на основные вопросы жизни, звала к ее преобразованиям, обладала разнообразными и всегда высокими идеалами.

ДРЕВНЕХРИСТИАНСКАЯ КНИЖНОСТЬ НА РУСИ

Принятие христианства сопровождалось притоком на Русь книжности, призванной уяснять и развивать основные положения христианства. Христианская книжность расширяла горизонт древнерусского писателя и читателя, знакомила с новыми общественными, нравственными и юридическими понятиями, пополняла тот запас средств словесного выражения, который уже имелся в русском языке.

Языческая Русь должна была воспользоваться главнейшими, давно уже выработанными и устоявшимися видами церковно-христианской литературы, без которой не возможны были укоренение и пропаганда нового вероучения и нового мировоззрения.

Таковыми являлись: библейские книги «Ветхого» и «Нового» Завета, апокрифические сказания, произведения житийной (агиографической) литературы, религиозно окрашенные исторические хроники, излагавшие исторические факты в свете церковно-христианской идеалогии. Это была литература, созданная в Византии и в переводах распространявшаяся на Руси.

После принятия христианства на Руси распространялись книги в староболгарских переводах с греческого. Книги эти содержали легендарные и мифологические сказания, народные поверия, юридические предписания, эпические и лирические произведения религиозного и светского характера, исторические сочинения, основанные на преданиях.

К числу переводной литературы принадлежат апокрифы, связанные с библейской тематикой. Слово «апокрифический» в переводе означает «тайный», «сокровенный», доступный особо умудренным, а не широкой массе. При таком понимании слова в апокрифах не усматривалось чего-то вредного, находящегося в противоречии с канонической литературой, но, наоборот, апокриф, как род литературы для избранных, пользовался особым уважением и почетом. В дальнейшем апокрифы были использованы еретиками, ставшими в оппозицию к официальной церкви. В некоторых апокрифах нашло отражение критическое отношение еретиков к основным положениям канонической христианской литературы, утвержденным ортодоксальной церковью. Известны две основные группы апокрифов: эсхатологические «Хождение Богородицы по мукам» и богомильские «Како бог создал Адама».

Большое историко-литературное значение имели средневековые «естественно-научные» энциклопедии: «Шестоднев» и «Физиолог».

«Шестоднев» - книга, излагающая историю шести дней творения мира на основе тех знаний, какие почерпнуты были средневековьем из греческих и восточных источников.

«Физиолог» - сборник, сообщающий сведения преимущественно о животных, действительных и воображаемых, об их свойствах, о фантастических камнях и деревьях. Сведения эти сопровождались символическими толкованиями в духе христианских воззрений.

Широкое распостранение имели сочинения отцов церкви, преимущественно Иоанна Златоуста, Ефрема Сирина, Василия Великого, Иоанна Дамаскина, Афанасия Александрийского, Генадия Константинопольского.

Лекция 2

ЛЕТОПИСАНИЕ

На самой заре русской письменности возникает летописание, которому суждено было стать в идейно-политическом отношении господствующим и ведущим явлением в русской литературной культуре старого времени.

Русское летописание возникло не стихийно и не случайно. Чтобы понять это, следует присмотреться к целому кругу явлений, среди которых, как одно из звеньев, возникла летопись.

Принятие христианства Русью имело обоюдоострый характер. С одной стороны оно приносило русскому народу высокую Византийскую культуру, поднимало Русское государство до уровня Византийской государственности, с другой стороны – угрожало политической самостоятельности Руси, грозило превратить русскую землю в провинцию Империи. Греки считали, что только император ромеев мог быть единственным главою всех христиан. В словах апостола Петра «Бога бойтесь – Царя чтите» греки видели указание, что во вселенной должен и может существовать лишь один царь, власть которого была как бы тем самым освящена церковью.

До самого падения Константинополя Византия постоянно пыталась привести «варварские» народы к признанию того, что все христиане являются одновременно и поддаными императора.

После принятия христианства Русью Империя навязывала ей церковную организацию во главе с митрополитом или епископом – греком, становившимя фактически чиновником Империи, на котором держалась связь новообращенного народа с императором и на которого возлагалась задача постепенного введения новых «ромеев» в состав Империи.

В годы княжения Ярослава Мудрого между молодым Русским государством и Византией завязывается острая борьба. Русский князь парирует все попытки Константинополя лишить русских церковной самостоятельности и превратить русскую церковь в агентуру Империи. Ярославу удается поднять международный авторитет Руси и на основе общего подъема народного самосознания в первой половине XI века заложить прочные основания русской политической и церковной самостоятельности, русской книжности, русского летописания, русской архитектуры и изобразительного искусства.

Подъем национального самосознания времени Ярослава Мудрого имел огромное значение для возникновения летописания. Русская летопись родилась в той же атмосфере борьбы за свою культурную и политическую самостоятельность, которая пронизывала собою всю эпоху Ярослава. Летопись была направлена против византийских притязаний и защищала идею равноправия народов. Политичекие идеи эпохи Ярослава Мудрого вызвали интерес к русскому прошлому. Именно в это время, в обстановке патриотичекого подъема, закладывается основание русской летописи, ее высокой идейности и ее своеобразной литературной формы. «Летопись – это один из самых ярких показателей высоты древнерусской культуры, - пишет академик Б.Д. Греков, - это не просто погодная запись событий, как часто приходится слышать и читать, это законченный, систематизированный труд по истории русского народа и тех нерусских народов, которые вместе с русским народом были объединены в одно Киевское русское государство».

Жанр русских летописных статей создался далеко не сразу. Беря готовые образцы, под влиянием требований русской жизни, летописец изменял их и придавал ту характерную форму и особенности, которые составляют отличие русской хронографии от византийской, от западно-европейской.

Для эпохи Ярослава Мудрого церковный вопрос имел огромное политичекое значение. Поэтому необходимо было составить произведение, которое с русской, а не с византийской точки зрения излагало бы церковную историю Руси. Так было составлено «Сказание о первоначальном распространении христианства на Руси», куда вошли рассказы о христианстве Ольги, о первых русских мучениках варягах, о крещении Руси, о Борисе и Глебе и о просветительской деятельности Ярослава. Это первое историческое произведение, но еще не летопись. Автор хотел дать нравоучительный рассказ и вместе с тем опровергнуть греческую точку зрения на русскую историю. Из этого первого русского исторического произведения выросло впоследствии постепенно русское летописание.

Русское летописание создалось из присоеденения совсем иных – народных в своей основе – сведеней к церковному ядру об истории Руси, носившему традиционный для церковной письменности характер «патерика», но уже обладавшего элементами историзма, которые и привлекли к нему внимание и творческую инициативу жаждавших сведений по родной истории русских читателей.

После водворения в Киеве русского митрополита Илариона, сменившего митрополита-грека, работа над «Сказанием о русских христианах» продолжается в новом оплоте антигреческой политики – Киево-Печорском монастыре, появляются добавления из народных исторических преданий, создается хранологический принцип разбивки всего изложения по годовым статьям.

С 1061 года, с года организации Печорского монастыря, летопись начинает указывать даты событий – месяц, число, иногда день недели. К «Сказанию о первых русских христианах» прибавляются записи о текущих событиях. Появляется забота о своевременности записываний фактов истории, «Сказание» продолжается и по существу возникает летопись с ее наиболее типичным признаком – погодностью записей. Активное участие в летописании принимал Никон, который придавал большое значение хронологическому принципу и строил изложение событий, располагая их четко по годам. Никон в своем стремлении к хронологической точности повествования пришел к новому способу изложения летописного материала, в отличии от Византийских хроник, распределяя материал не по княжениям, а годами от «сотворения мира».

Одной из характерных особенностей русской летописи, которая также различает летописное изложение от изложения Византийских и Западно-европейских хроник, является наличие прямой речи, имеющей конкретно- жизненный, а не вымышленный характер, это не книжная, а живая, устная речь, близко отражающая действительно произнесеные слова.

В XI-XIII вв., а частично и значительно позднее, все дипломатические переговоры на Руси велись устно – через устные передачи послов. Русские князья исключительно редко пересылались между собою грамотами. Их вполне заменяли «речи», которые передавались послами. Речи эти более или менее точно заносились в летопись, и именно здесь мы встречаемся с выражением «послать с речьми». Послу давался общий наказ о том, как должен вести себя посол в том или ином случае, и отдельно поручались «речи», которые посол не мог изменять по-своему и передавал соблюдая грамматические формы первого лица, то есть от лица пославшего. Передача «речей» от лица посылающего со строгим соблюдением форм личного обращения князя не была вызвана тем, что посол рассматривался как безличный и механический передатчик. Посол, передавая «речи» князя, во всех случаях являлся его заместителем, он говорил от лица пославшего, как будто бы сам являлся в момент передачи «речей» этим пославшим. Оскорбление, нанесенное послу, было равнозначно оскорблению того лица, которое его послало. Таков был общий порядок исправления посольских обязанностей в древней Руси XI-XIII вв. Русский обычай «ссылаться речьми», а не грамотами, был очень прочным. Происхождение его восходит к дописьменному периоду истории Руси.

Русской летописи характерно наличие диалога, употребленного живо, точно, сжато, к месту. Диалог, в отличии от прямой речи, зависил не только непосредственно от действительности, но и от устного народного творчества, где обильно представлен диалог, подобного которому не знает ни Византийская анналистика, ни Западная.

Следовательно, характерные черты русской летописи, особенно первоначальной, - обилие в ней прямой речи, диалога, живая связь с фольклором, - выработались под властным влиянием самой жизни. Под влиянием действительности сложился и язык летописи: простой и доступный в основной своей части, он образовался на основе развитой традиции устного языка того периода. Впоследствии форма летописи, ее стиль, характер работы летописцев постепенно менялись. Они были различны в зависимости от того, в чьих руках находилось летописание и чьим целям оно служило, но всегда и всюду в период своего расцвета летописание находилось под определенным воздействием бытия.

ЖИТИЙНАЯ ЛИТЕРАТУРА (АГИОГРАФИЯ)

Для развтия самостоятельной церкви любого христианского государства непременным условием было наличие канонизированных собственных святых, а непременным условием канонизации является наличие жития святых. Поэтому все те государства, которые принимали христианскую веру, как правило, обращались к житийной или агиографической литертуре.

Агиография (греческое «агиос» - святой и «графо» - пишу) – обширный раздел христианской литературы.

Жития воспитывали и наставляли в христианских добродетелях. В них рассказывалось о жизни, страданиях или благочестивых подвигах людей, канонизированных церковью, то есть признанных святыми и официально удостоенных почитания.

Каноническая форма жития сложилась в Византии в IV веке, где к этому времени существовал характерный образец жития – «Житие Антония Великого», написанный Афанасием Александрийским.

При единстве манер изложения, агиографические произведения были разнообразны по жанрам. Известны жития святых, мартирии, повествования о гонениях, о пытках мучеников, хождения, чудеса, видения, сказания о чудотворных иконах. Жития и мартирии разделялись в свою очередь на повествовательные и панегирические. Первые описывали жизнь и деяния святого, вторые содержали похвальные слова в его честь. По мере развития житийного жанра был выработан определенный канон повествования. Житийный канон складывался из предисловия и краткого послесловия агиографа, обрамляющих собственно повествование, включавшее в себя следующие вехи: похвала родине и родителям святого, чудесное предвозвещение о появлении на свет будущего святого, проявление святости в детском и юношеском возрасте, искушение, решительный поворот на путь духовного спасения, кончина и посмертные чудеса.

Чудеса или вмешательства чудесных сил – ангелов или бесов – описывались в житиях с яркими и детальными подробностями: авторы житий стремились и умели добиться иллюзии правдоподобности самых фантастических эпизодов.

Уже в Киевской Руси были переведены многие византийские жития: Алексея, человека божьего, Василия Нового, Саввы Освященного, Ирины, Антония Великого, Феодоры и другие.

Необходимость в церковной и политической самостоятельности от Византии заинтересовала в создании своего церковного олимпа, своих святых, могущих упрочить авторитет русской церкви. Агиографический образ, усвоенный русской литературой извне, корректировался на Руси местными условиями. На Руси агиография развивалась в тесной связи с летописанием. Связь эта не могла остаться бесследной, она обновляла жанр агиографии, придавала своеобразность. Русские жития с момента своего возникновения отступили от византийского трафарета. Авторы оригинальных житий прониклись прогрессивными идеями о единстве Руси, о необходимости защиты страны от княжеских междоусобиц. Поэтому в первых же русских оригинальных житиях проявляется тема патриотизма, пусть даже завуалированная узкоцерковным мировоззрением.

Древнейшим русским житием было «Житие Антония Печорского» - монаха, первым поселившегося в пещере и своим поступком подавшего пример к основанию пещерного скита, превратившегося затем в прославленный Киево-Печорский монастырь. Во второй половине XI века создаются «Житие Феодосия Печорского» и два варианта жития Бориса и Глеба.

С самого начала в русской агиографической литературе определились две главные группы: одни жития были целиком посвящены теме идеального христианского героя, ушедшего из мирской жизни, чтобы подвигами заслужить жизнь «вечную» (после смерти), тогда как герои другой группы житий стремятся обосновать своим поведением не только общехристианский, но и феодальный идеал.

Характерной чертой агиографии было стремление соблюсти в житийных произведениях требования жанровых канонов, выработанных многовековой историей агиографического жанра. Эти каноны придавали житиям отвлеченный риторический характер. Однако историческая действительность, политические тенденции, устные предания, реальные факты жизни героя жития нарушали жанровые каноны. Жизнь вносила в житийные памятники публицистичность, литературное разнообразие, сюжетную увлекательность. Житие – это та форма церковной литературы, которая ближе всего стояла к литературе светской, исторической и публицистической и в которой легче всего могли сказываться оппозиционные и критические идеи, влияние апокрифов и народной легенды. Все это заметно проявилось в так называемых княжеских житиях («Повесть о житии Александра Невского»). Это обуславливалось тем, что героем жития выступал не подвижник церкви, а государственный деятель, кроме того, именно в княжеских житиях отразились события монголо-татарского ига («Житие Дмитрия Данского»).

В конце XIV – начале XV века происходит расцвет экспрессивно-эмоционального стиля. В житийной литературе, раскрывающей внутреннюю жизнь одного человека, все большее и большее внимание уделяется эмоциональной сфере, литература интересуется психологией человека, его душевным состоянием. Это приводит к экспрессивности стиля, к динамичности описания. В литературе развивается экспрессивно-эмоциональный стиль, а в идейной жизни все большее значение приобретает «безмолвие», уединенная молитва, совершаемая вне церкви, уход в пустыню – в скит. Это уединение личности, уход ее из общества также соответствовали духу развивающегося личностного начала. В русской агиографии первые проявления экспрессивно-эмоционального стиля связывают с именами Киприана, Епифания Премудрого и Пахомия Лагофета.

XVI век, когда митрополитом Московским был Макарий, является периодом расцвета русской агиогафии. При его непосредственном участии были составлены «Великие Четьи-Минеи», в которые были внесены все имевшиеся к этому времени жития русских святых.

В первой половине XVII века появляются первые опыты биографии частного человека. Авторы этих опытов еще пишут с оглядкой на житийный канон. Однако этот канон решительно деформируется. Наглядный образец такой деформации – «Повесть о Улиянии Осоргиной», написанной в 20-30 годы XVII века ее сыном, муромским дворянином Осоргиным.

Во второй половине XVII века под пером протопопа Аввакума создается первая русская развернутая автобиография – «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное». Аввакум решительно реформирует агиографическую схему. Он, впервые в русской литературе, объединяет автора и героя агиографического повествования в одном лице. Произведение это по праву считают «лебединой песней» житийного жанра, предтечей русского романа. Так завершается история традиционного жанра жития на Руси.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Курс лекций по литературе XVIII века для студентов факультета русского языка, литературы и иностранных языков по специальности «филолог» Преподаватель Атаджанян И. А

    Курс лекций
    Определяющим этапом в жизни русского народа и в его литературе в XVIII веке оказался период петровских преобразований, когда перед лицом европейских стран появилась «Единая, однородная, молодая, быстро возвышающаяся Россия, почти
  2. Курс лекций по русской литературе конца XIX начала XX века для студентов факультета русского языка, литературы и иностранных языков по специальности «филолог» Преподаватель даниелян э. С

    Курс лекций
    В университете студенты изучают историю русской литературы: русский фольклор, древняя русская литература (она насчитывает семь столетий), русская литература XVIII века, русская литература XIX века, всегда это были произведения, написанные
  3. Лекции для студентов тема политология как наука и учебная дисциплина 4 > Предмет политологии. Возникновение и развитие политической науки 4 > Методологические основы и функции политологии 9

    Лекции
    В буквальном смысле слова политология есть наука о политике, т.е. об особой сфере жизнедеятельности людей, свя­занной с властными отношениями, с государственно-полити­ческой организацией общества, политическими институтами, принципами,
  4. Учебное пособие Для студентов всех специальностей Таганрог 2004

    Учебное пособие
    Настоящий курс лекций по «Геополитике» является учебно-методическим пособием, предназначенным для студентов и преподавателей по специальности «Государственное и муниципальное управление».
  5. Учебный план повышения квалификации профессорско-преподавательского состава по направлению «Русский язык» Программа

    Программа
    Актуальные языковые процессы рубежа веков и проблемы культуры речи и стилистики. Основные категории культуры речи и стилистики. Русское речевой поведение и его специфика.

Другие похожие документы..