Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Конспект'
Реформы в экономике неразрывно связаны с изменением стереотипов управления, методов и подходов в планировании и осуществлении преобразований. В значи...полностью>>
'Урок'
Учитель предлагает ученикам прослушать отрывок из современной песни и отрывок популярной песни 70-80 годов (н-р Инфинити (Приложение 2), и ВИА “Веселы...полностью>>
'Сценарий'
Цель: повторение стилей речи, ознакомление с понятием публицистический стиль и углубление знаний учащихся о публицистическом стиле и его особенностях...полностью>>
'Образовательный стандарт'
Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки магистра по направлению 520600 “Журналистика” при очной форме обучения – 6 ле...полностью>>

Российская академия наук институт международных экономических и политических исследований (2)

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНСТИТУТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

----------------------------------------------------------------------------------

Государственные инвестиции в рыночной экономике: пределы и возможности

Материалы круглого стола

АОЗТ «ЭПИКОН»

Москва

2006

Ответственный редактор – Б. А. Хейфец

С О Д Е Р Ж А Н И Е

ПРЕДИСЛОВИЕ

Богомолов О.Т. 

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Сулакшин С.С.

БОЛЕЗНЬ ПОНЯТНА, ВЫХОД ЕСТЬ

Водянов А.А.

ПРОБЛЕМЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНВЕСТИЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ В РОССИИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

Филатов В.И.

ГОСУДАРСТВО И ИНВЕСТИЦИИ

Зевин Л.З.

НЕОБХОДИМО РАЗУМНО СОЧЕТАТЬ ЧАСТНЫЕ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

Любский М.С.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В РОССИИ: ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА

Либман А.М.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ЗАКРЫТОЙ И ОТКРЫТОЙ ЭКОНОМИКЕ

Новицкий Н.А.

МЕХАНИЗМЫ ИНТЕГРАЦИИ ИНВЕСТИЦИЙ ПРИ ПЕРЕХОДЕ НА ИННОВАЦИОННЫЙ ПУТЬ РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ РОССИИ

Ленчук Е.Б.

РОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ИННОВАЦИОННОЙ СФЕРЕ

Квашнина И.А.

ГОСИНВЕСТИЦИИ КАК ФОРМА ЧАСТНО-ГОСУДАРСТВЕННОГО ПАРТНЕРСТВА

Рыхтиков О. И.

О ПАРТНЕРСТВЕ ГОСУДАРСТВА И БИЗНЕСА

Хейфец Б.А.

РОЛЬ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИЙ В ЭКОНОМИКЕ: ОПЫТ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Шурубович А.В.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ КАК ФАКТОР СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ БЕЛОРУССИИ

Клюшова Е.А.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В УКРАИНЕ

Таранкова Л.Г.

РОЛЬ БАНКОВ РАЗВИТИЯ В РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНВЕСТИЦИОННЫХ ПРОЕКТОВ: ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ И ПРОБЛЕМЫ РОССИИ

Теперман В.А.

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В ЭКОНОМИКЕ СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ

Журавин С.Г.

ТРАНСНАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРАХОВЫе КОМПАНИИ КАК ИСТОЧНИК ПРЯМЫХ ИНВЕСТИЦИЙ

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Этот сборник материалов подготовлен по результатам состоявшегося в ИМЭПИ РАН «круглого стола» «Государственные инвестиции в рыночной экономике: пределы и возможности».

Главная цель «круглого стола» состояла в том, чтобы попытаться дать ответ на очень важный для современной России вопрос о возможностях прямого вмешательства государства в экономику путем осуществления инвестиций. Эта задача приобрела особое значение в условиях значительного роста доходов от сырьевого экспорта, увеличения валютных резервов и объема стабилизационного фонда, а также формированием инвестиционного фонда. В процессе подготовки и утверждения бюджета на 2006 г. велись острые дискуссии по поводу масштабов и направлений использования госинвестиций.

Предметом дискуссии на «круглом столе» стали такие вопросы как различные теоретические подходы к использованию государственных инвестиций в рыночной экономике; роль госинвестиций на различных этапах экономического развития (при структурных трансформациях, поствоенном или посткризисном восстановлении экономики, ускорении экономического роста и т.п.); альтернативные формы вмешательства государства в экономику; эффективность участия государства в государственных компаниях и в совместных проектах с частными инвесторами; роль госинвестиций для модернизации экономики; возможные области использования госинвестиций на современном этапе экономического развития; задачи и механизм функционирования инвестиционного фонда; механизмы реализации госинвестиций и роль банков развития; критерии отбора инвестпроектов и т.п.

В прошедшей дискуссии высказывались разные, часто несовпадающие точки зрения по поводу использования государственных инвестиций в России. В то же время в подавляющем большинстве выступлений подчеркивалась мысль, которую в концентрированном виде высказал Л.З. Зевин: «Спор, какие инвестиции более эффективны - частные или государственные - вне временных рамок и анализа состояния экономики страны … вообще бессмыслен. Никто не спорит, что в классической теории, при нормальной равновесной ситуации в экономике доминируют частные инвестиции, и инвестиционное вмешательство государства поэтому не нужно, и не эффективно. Но что делать, когда равновесие серьезно нарушено и необходима мобилизация государства для решения задач, связанных с выживанием страны, решением важнейших социальных проблем, укреплением позиций в мировом хозяйстве, осуществлением очередного технологического прорыва? На мой взгляд, история дала на этот вопрос весьма недвусмысленный ответ».

И еще одна важная мысль, прозвучавшая во время дискуссии. Критерии эффективности при инвестировании для государства и частных инвесторов могут не совпадать. Эффективность экономической деятельности государства измеряется не только в рублях, но и в реализации проектов, которые имеют огромное общественное значение, или которые могут окупиться лишь в долгосрочной перспективе.

В данной связи большой интерес представляет опыт зарубежных стран, в большей или меньшей степени использовавших такой мощный инструмент как государственные инвестиции. Многие участники «круглого стола» приводили интересные примеры удачной государственной инвестиционной политики, а также взаимодействия государства и бизнеса при реализации совместных проектов из опыта стран СНГ, Латинской Америки, Сингапура и других зарубежных государств. Также отмечались отдельные просчеты и ошибочные решения при проведении государственной инвестиционной политики в России.

Во время дискуссии были высказаны конкретные предложения по совершенствованию государственной политики в инвестиционной сфере, по повышению эффективности использования средств стабилизационного и инвестиционного фондов, по принятию мер, обеспечивающих большую прозрачность при отборе инвестиционных проектов и реальный общественный контроль за государственными ресурсами. Все они представляют несомненный практический интерес.

Мы надеемся, что подготовленное в ИМЭПИ РАН издание привлечет внимание и будет полезно широкому кругу читателей - практическим работникам органов управления и финансовых учреждений, парламентариям, руководителям крупных корпораций, научным работникам, преподавателям, аспирантам, студентам и всем интересующимся данной проблематикой.

В подготовке сборника активное участие принимала Д.И. Ушкалова.

Богомолов О.Т. 

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО

Хорошо, что тема «круглого стола» заинтересовала многих. Это поможет разобраться в проблеме. Сама по себе проблема весьма актуальна и значима: чтобы развивалась российская экономика, нам нужны инвестиции, и уровень нынешних инвестиций и темп их роста отнюдь не удовлетворяет нас и, я думаю, и правительство. Возникает вопрос: почему, несмотря на значительное количество денег и у государства, и в самой экономике, инвестиции, сравнительно скромные. А это сказывается и на темпах роста экономики. Они сейчас имеют тенденцию к некоторому снижению, и на всех социальных показателях, поскольку они зависят от роста экономики и пропорций распределения созданного продукта.

Хотел бы обозначить проблемы, которые мне кажутся наиболее серьезными в рассматриваемой тематике. В первую очередь, это противоречие между значительными ресурсами, имеющимися у государства в виде золотовалютных резервов, превосходящих все принятые стандарты, а также стабилизационного фонда, с одной стороны, и низким уровнем инвестиций, с другой. По последним оценкам, в будущем году мы можем ожидать, что золотовалютные резервы достигнут не менее 170 млрд. долл. Это – омертвленный капитал, хранящийся за рубежом. Чтобы подстраховать экономику от непредвиденных трудностей, достаточно значительно меньшей суммы. То же самое можно сказать и о неправительственной сфере, банках, предприятиях. В банках есть деньги, которые они предпочитают предоставлять в качестве краткосрочных кредитов, но не вкладывать в серьезные долгосрочные инвестиционные проекты.

Правительство наше всячески зазывает иностранных инвесторов, но они идут к нам с оглядкой. Объем иностранных инвестиций, особенно прямых, - скромный, особенно если сравнить его с тем, что получила Польша, Венгрия, я уже не говорю про Китай. В чем причина? У государства есть деньги, но бизнес привлекает деньги из-за рубежа. Приведу цифру, которая недавно прозвучала из уст первого заместителя Председателя Банка России Козлова: частный, нефинансовый сектор позаимствовал за рубежом через выпуск евробондов и другие каналы 90 млрд. долл. Это кумулятивная сумма, за ряд лет. Если разложить ее на семь последних лет, то на год будет приходиться не так уж много. Вопрос, однако, заключается в том, почему, имея огромные государственные резервы и фонды, мы финансируем американскую экономику, вкладывая свои деньги в ценные бумаги американского правительства, а не кредитуем своих инвесторов. Чем это можно объяснить? Объяснение можно найти в высказываниях многих специалистов, занимающихся российской экономикой. Не только у нас, но и на Западе. По их мнению, главная причина в больших рисках, связанных с долгосрочными инвестиционными проектами внутри России. Целый ряд факторов создает неблагоприятный инвестиционный климат внутри страны. В разговорах с западными инвесторами всегда слышишь: «Почему вы сами-то так осторожно и неохотно инвестируете, а все зовете нас – давайте, давайте. У вас денег полно, что же вы сами этого не делаете?» Я хочу сослаться на ряд последних самых свежих исследований, в частности на Доклад о глобальной конкурентоспособности в 2005-2006 гг., который опубликовал Мировой экономический форум в Швейцарии. В этом докладе анализируются многие факторы, определяющие общеэкономическую эффективность развития национальной экономики, в т. ч. инвестиционный климат, и делается попытка с использованием сложной методики свести многочисленные характеристики в единый показатель глобальной конкурентоспособности. Исследовано в этом докладе 117 стран. Россия находится по общему индексу роста конкурентоспособности (фактически это не индекс конкурентоспособности, а синтетический, комплексный показатель эффективности экономического развития) на 75-ом месте, отставая от Китая и Индии (49-ое и 50-ое место соответственно), Польши (51-ое), Болгарии (58-ое), Казахстана (61-ое), Бразилии (65-ое), Турции (66-ое) и Аргентины (72-ое место).

Наш рейтинг, как видно из этих цифр, оставляет желать лучшего. Что же мешает государству вмешаться, вступить в игру, инвестировать в ряд важных для подъема всей экономики страны проектов. Высказываются разные точки зрения, которые обозначены в программе «круглого стола» в пункте «теоретические предпосылки». По распространенной точке зрения государство не должно вмешиваться в экономику, участвовать в бизнесе, а только определять правила игры. Это – одна позиция. Другая позиция – да, государство могло бы принять участие в ряде инвестиций, но ведь любое ассигнование из государственного бюджета разворуют тут же. Третий аргумент – можно было бы пойти, и, видимо, государство уже идет на какие-то ассигнования, связанные с инвестициями, но это все делается в интересах олигархических промышленно-финансовых групп и отнюдь не служит всей экономике и ее подъему. Эта точка зрения отражена в упомянутом докладе. Там сказано, что доминирование огромных корпораций в российской экономической и политической жизни само по себе представляет тревожащее явление, приводит к опасным деформациям. Имеются примеры, когда деньги из стабилизационного фонда идут на проекты, явно выгодные отдельным финансово-промышленным группам, а не для всей экономики.

В докладе приводятся интересные данные, позволяющие судить о неблагоприятном общем климате для инвестиций. Опрос 470 предприятий в 2005 году показал крайне низкий рейтинг России по ряду решающих позиций, свидетельствующих о серьезных институциональных слабостях и низком качестве инвестиционного климата. Уровень развития финансового рынка: в 2004 г. – 72-ое место, в 2005 г. – 86-ое место. Надежность банковской системы и банков: в 2004 г. – 91-ая позиция, в этом году – 101-ая позиция. Доступность кредитов – 67-ое место и 91-ое место. Государственное стимулирование прямых иностранных инвестиций: 2004 г. - 97-ая позиция и в 2005 г. -109-я позиция, т.е. в самом конце списка из 117 стран. Мы за год откатились назад и по рейтингу «независимое правосудие» (102-ая позиция в 2005 г.), а по позиции «эффективное законодательство» (95-ая позиция), «защита прав собственности» (108-я позиция), по фаворитизму в правительственных решениях у нас - 106-ая позиция, по бюрократическим препонам – 90-ая позиция и опять ухудшение по сравнению с 2004 г. И так далее. Очень показательны расходы бизнеса, связанные с организованной преступностью (101-ая позиция, в прошлом году была 88-ая позиция) и расходы бизнеса, связанные с коррупцией (109-ая позиция, в прошлом году была 100-ая позиция).

Я не берусь быть адвокатом этого исследования, утверждать, что его выводы бесспорны. Однако, поскольку ко всем странам применялись одинаковые критерии, то соотношение стран, очевидно, выявлено в докладе более или менее правильно. Картина, как вы видите, не самая лучшая. Можно согласиться, стало быть, с тем, что основное препятствие в наращивании инвестиций – сама политика государства и институциональная слабость российской экономики, включая неэффективность государственных институтов.

Сулакшин С.С.

БОЛЕЗНЬ ПОНЯТНА, ВЫХОД ЕСТЬ

В данной дискуссии я представляю научно-экспертное и практическое сообщество, имея возможность работать в структуре Торгово-промышленной палаты РФ, в Комитете по промышленному развитию и высоким технологиям, с одной стороны, и в негосударственных экспертных структурах с другой стороны. В научном плане по вопросу роли государственных инвестиций в экономическом развитии сказать вряд ли что можно нового. Тема достаточно в последнее время активно разрабатывалась в научном и научно-экспертном сообществах, не только в отечественных кругах, но и в зарубежных. Мне кажется, что в ответственных профессиональных кругах есть определенный консенсус по этому вопросу. Достаточно очевидным и даже хрестоматийным является тезис, что экономический рост требует инвестирования. Это аксиома. Но существует вторичный план, в рамках которого есть ряд вызовов и вопросов, актуальных для обсуждения, для поиска пока не найденных официальными властями в России ответов.

Итак, если аксиоматично, что экономический рост требует инвестиций, то руководитель любой фирмы, как должен был бы и руководитель фирмы под названием «Национальная экономика России» сказать: «На выходе ничего не получить дополнительно, не только не удвоить ВВП, но и минимального прироста не получить, если не вложить нечто на вход («нечто» в виде интегрального показателя - инвестиций)». Но на деле мы слышим от руководителя министерства финансов официальное заявление, что инвестирование и внедрение денег в российскую экономику ей вредит. Избыточные денежные ресурсы необходимо стерилизовать. Я воспроизвожу почти дословные цитаты. Возникает вопрос не об инвестициях в плане экономического анализа, а скорее вопрос о необходимости либо медицинского, либо суперкоррупционного или конспирологического анализа.

Мы говорим, и политическое руководство страны говорит не только о необходимости экономического роста, но и о более актуальной теме – экономическом развитии, преодолении колоссальных диспропорций развития в отраслевом, социальном, региональном географическом отношении, которые создают напряжения, по прогнозам способные взломать саму государственность России. Речь действительно идет об ее геополитическом выживании. Налицо проблемы обезлюживания Дальнего Востока, Восточной Сибири, Северных регионов, развивается демографическая экспансия сопредельных бурно растущих государств в этих геополитических регионах. Без ничем не заменимого государственного управления инвестиционными потоками, в т. ч. по географическому принципу, возникает вопрос о будущности самой государственности России. Данная проблема достаточно очевидна для образованного управленца, аналитика, экономиста или геополитика. Но и в этом отношении любые предложения стимулировать структурные и географические перетоки капиталов через косвенно-государственное регулирование, например, путем географического дифференцирования налогообложения, наталкивается на букварные догмы, исходящие из финансово-экономического блока правительства. Для него все просто: «рынок все отрегулирует сам». Но ведь мы на фактах видим, что рынок регулирует, но в обратном направлении в отношении государственных целей, интересов, нужд, геостратегий, геополитик и т.п. Важно отметить, что критерии успеха деятельности и эффективности государства и хозяйствующих субъектов на рынке качественно разные.

Если хозяйствующий субъект на рынке мотивом и стимулом имеет прибыль – это аксиома № 2, то у государства такой аксиомы нет. Когда механизм государственного инвестирования строится по модели российского банка развития, которому по традиции, по канону, по такому неглубокому взгляду на вещи, критерием деятельности предписывалась прибыльность, то он очень быстро превратился в один из коммерческих банков и ни о каком российском развитии уже не думал, а думал о наиболее прибыльном, как для любого ростовщика, размещении доступных ему средств. И это тут же подорвало ту миссию, ту функцию стимулирования роста российской экономики, которая ему изначально задавалась.

Таким образом, когда мы говорим о государственных инвестициях или государственном присутствии в экономике, то мы должны четко понимать, что это особая миссия, цели при этом преследуются не рыночные, а связанные с базовыми миссиями государства как такового.

Тривиальный либерал, конечно, возразит, что у него тоже есть некая аксиоматика, заключающаяся в том, что государство должно уйти из экономики и тогда все будет хорошо. При этом он ссылается на исторические и страновые примеры. Но прекрасно видно на опыте самой России, уже 15-летнем опыте, что экономические и гуманитарные последствия такого подхода обратны тем желаемым, о которых, может быть, искренне говорят тривиальные либералы. Они может быть искренне надеются на то, что, введя в России некие канонические экономические обстоятельства, подавив инфляцию, что является почти фетишизированным параметром управления для этой школы, они создадут благоприятный инвестиционный климат, затем придут иностранные инвестиции и тогда будут и рабочие места, и развитие, и рост благосостояния населения и т.д. Хочется даже верить в искренность этих намерений, но любой ответственный управленец, любой научный работник, любой эксперт, наблюдая уже 15 лет устойчивую картину, обязан сделать вывод, что действуют другие закономерности, а «благие» пожелания приводят к совершенно иным результатам. Но тривиал-либералы менять принципиально ничего не хотят.

В этом отношении, правда, надо признать, что, тем не менее, сегодня в правительстве пробиваются рациональные подходы, связанные с признанием необходимости инвестиционного фонда, поиска масштабных национально-значимых проектов, источников финансирования этих проектов. Но и тут есть проблема, которую целесообразно выделить. Речь идет о качестве управленческого проектирования решений.

Что такое инвестфонд? По проекту положения об инвестфонде - это всего лишь часть бюджета. Это не специальный механизм, который нацелен на достижение цели, скорее развития, чем роста. Его предполагаемый объем средств на порядок ниже, чем совокупные потребности инвестирования в России. Наши оценки показывают, что ежегодный дефицит только по выставленным инвестпланам, бизнес проектам составляют порядка 100 млрд. долларов. Оценка сделана в рамках разных подходов, как макроэкономических, так и микроэкономических. Ивестфонд же может составить пока порядка двух с небольшим миллиардов долларов. Значит это неспециализированный, не нацеленный на развитие и исправление диспропорций финансовый инструмент. По сути, это просто статья бюджета, ничем не отличающая от бюджета развития, почившего в 1990-е годы.

А, прочитав положение об отборе инвестпроектов, об оперировании этими средствами, мы понимаем, что прерогативы отдаются Министерству экономического развития и торговли (МЭРТ). Если же вникнуть в детали в качестве технолога-управленеца, то понимаешь, что осуществляется элементарное целенаправленное коррупционное строительство. Не более того. Доказательством служит практика использования бюджетных средств министерствами, в частности МЭРТом, когда, например НИРовские фонды, в т. ч. на государственно-управленческие проектные разработки де-факто превратились в дополнительный фонд заработной платы работников министерства.

«Краеугольный» для тривиальных либералов вопрос наличия или отсутствия инвестпроектов является надуманным. Если за столом у президента страны первый вице-премьер, отвечая президенту, говорит, что мы будем отбирать высокоэффективные проекты, но при этом не говорит, по какому именно критерию эффективности эти проекты будут отбираться, мы понимаем, что представления о механизмах стимулирования роста в правительстве нет. Вся практика и традиция и Минфина, и МЭРТа свидетельствует о том, что эффективность ими понимается только в финансовом или коммерческом измерении. Рубль вложит государство, а ты должен привлечь 5 руб. и на это должен получить прибыль в 10 руб. Мы понимаем, что это странная и примитивная риторика, подтверждением правильности которой могут быть только инвестпроекты в области проституции, торговли наркотиками или незаконной торговли оружием.

Принципиально другой подход состоит в следующем. Эффективность для государства измеряется не только в рублях. Исправление диспропорций – это не рублевый эффект. Если мы хотим стимулировать развитие наукоемких, высокотехнологических отраслей промышленности, в которых рентабельность низка по сравнению, например, с ТЭКом, то, конечно же, это неэффективный проект, он не даст той отдачи, которую даст, скажем, кредит или прямое инвестирование в топливно-энергетические отрасли. Здесь нельзя будет установить учетно-кредитную ставку, столь же высокую как для ТЭКа, рентабельность которого достигает 70 %, или в первичных звеньях металлургии 30-40 %. Тут с точки зрения государства работает обратный насос, который все более усиливает сырьевую специализацию экономики. Но именно такой примитивно ростовщический подход соответствует понятию высокой эффективности. Он выходит на уровень крупномасштабных политических заявлений политического руководителя страны, скажем на саммите Россия и ЕС, но все это абсолютно противоречит естественной государственной аксиоме, что если есть проблема самосохранения, ликвидации диспропорций, то надо говорить не о рублях. В Китае механизмы масштабного инвестирования национальной экономики основаны, в т. ч. на эмиссии, на так называемом политическом кредитовании (цели не в юанях!).

Нужно сказать о недомонетизации национальной экономики России. Китайский коэффициент монетизации в прошлом году – 215%, в России – 23%. Беспрецедентный уровень и рационально-экономического, финансового объяснения он не имеет. В принципе объяснение есть, но оно за рамками экономической дискуссии.

Совершим мысленный эксперимент. Давайте подойдем к любой стране в любой точке земного шара и зададим вопрос: уважаемая страна, на вас завтра может свалиться мешок денег, нужен ли вам этот мешок или вы от него отказываетесь? Можно ли вообразить себе страну, которая скажет, что им такой мешок не нужен? Однако мы имеем такой пример в нашей Российской Федерации! Есть ли принципиальная экономическая или финансовая разница между инвестиционным рублем государственного происхождения, эмиссионного, например, в условиях дичайшей недомонетизации, или, скажем, полученного путем конвертирования золотовалютного резерва, и частным иностранным инвестиционным рублем, если не знать их источник? Нет, конечно. Рубль приходит к потребителю, на нем есть бирка срока возвратности, учетная кредитная ставка и может быть какие-то обременения. Все. С точки зрения потребителя - инвестиционного кредитополучателя неважно, откуда взялся этот рубль. Он начинает работать на развитие. В этом смысле возникает еще один риторический вопрос: как может финансово-экономический блок совмещать в одном наборе тезисов, в одной голове два утверждения - мы просим по всему миру иностранные инвестиции и даже продаем зачастую некоторые политические позиции под эти призывы. Но свои якобы избыточные деньги нужно «стерилизовать». Что это такое? Нам важны инвестиции? Вроде да. Иначе не «трындели» бы об инвестклимате. Но при этом говорится, что мы должны свои деньги стерилизовать, потому что они вредны российской экономике. Вновь подходим к какой-то не то психиатро-медицинской проблематике, не то к шпионско-конспирологической. Как такое может совместиться в одном тексте, я имею конкретный текст министра финансов России, в одной голове и в одной политике финансово-экономического блока правительства?



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Российская академия наук институт международных экономических и политических исследований (1)

    Документ
    В обсуждении на «круглом столе» приняли участие ведущие специалисты по проблемам трудовых ресурсов и миграции, представляющие науку и практику: Министерства экономического развития и торговли РФ, Федеральной службы по труду и занятости РФ, Федеральной
  2. Российская Академия Наук институт международных экономических и политических исследований (3)

    Документ
    В Казахстане ведущей биржей является Казахстанская фондовая биржа (KASE). В 2004 г. объем валютных операций на Казахстанской фондовой бирже (KASE) вырос на 47,3% до 9449,5 млн.
  3. Российская академия наук институт международных экономических и политических исследований проблемы постсоветских стран №8 Модернизация экономики: факторы инструменты, проблемы Москва, 2006

    Реферат
    Рассчитано по данным статистического сборника Социально-экономическое положение России, январь 2006 г., М., ФСГС, с. 2006 г., с.415-416; статистического сборника «Регионы России.
  4. Российская академия наук институт международных экономических и политических исследований модели системной трансформации и социальная цена реформ (опыт России, СНГ и стран цве)

    Документ
    Данный сборник представляет материалы конференции, проведенной ИМЭПИ РАН в 2004 г. в г. Москве и посвященной проблемам системной трансформации в России, странах СНГ и ЦВЕ и социальной цене, которую данные страны заплатили за переход
  5. Работа включена в план приоритетных исследований имэпи ран на 2004-2006 гг. (Тема 2)

    Документ
    Данный сборник научных статей сотрудников и аспирантов Центра азиатских исследований является десятым, юбилейным выпуском. В сборниках Центр азиатских исследований ежегодно подводил итоги важнейшим событиям, происходившим в регионе

Другие похожие документы..