Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Світовий процес переходу від індустріального до інформаційного суспільства, а також соціально-економічні зміни, що відбуваються в Україні, вимагають с...полностью>>
'Публичный отчет'
Негосударственное некоммерческое образовательное учреждение высшего профессионального образования «Гуманитарный институт» (г. Москва) был организован...полностью>>
'Закон'
Настоящий Федеральный закон регулирует отношения, возникающие между юридическими лицами, физическими лицами, органами государственной власти Российск...полностью>>
'Автореферат'
Защита диссертации состоится 25 декабря 2008 г. в час. на заседании диссертационного совета Д 212.306.03 при ГОУ ВПО «Якутский государственный универ...полностью>>

Оригинал документа автограф сщмч. Аркадия находится в деле: Государственный архив Львовской области (далее гало). Ф. 905, оп. 1, д. 107, л. 186-186 об

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Документ № 42.

Оригинал документа – автограф сщмч. Аркадия – находится в деле: Государственный архив Львовской области (далее – ГАЛО). Ф. 905, оп. 1, д. 107, л. 186-186 об.

На прошении прописан настольный номер 548 и поставлен штамп: Львовский губернатор. 19 янв. 1915 и резолюция львовского губернатора Мельникова: Настоящее прошение препровождается Начальнику Бродского уезда на распоряжение. 23 Января 1915 г. № 548. Следующая резолюция начальника Бродского уезда Кульбицкого: Объявите священнику Аркадию Иосифовичу Остальскому, что к удовлетворению ходатайства его препятствий не встречается. 30/І 1915 г.

На обороте прошения расписка в получении: 1915 года Февраля 13 дня. Я нижеподписавшийся даю сию расписку в том, что содержание резолюции Господина Начальника Бродского уезда мне объявлено. Настоятель православного прихода г. Брод свящ. Арк. Остальский. Объявлено: Урядник Пазюрак.

Сверху оборотной стороны стоят три пометы: № 436, 17 февр., к наряду.

Контекст.

В результате военных действий, после занятия русскими войсками Галиции, новоназначенный военный генерал-губернатор граф Георгий Александрович Бобринский в первый день своего прибытия в Броды предписал губернаторам: «1) Относиться ко всем вероисповеданиям в Галиции с полною веротерпимостью и отнюдь не допускать каких-либо насильственных обращений в православие. 2) Не допускать со стороны чинов администрации и православного духовенства какой-либо пропаганды православия и нападок на другие вероисповедания. 3) Строго наблюдать, чтобы со стороны священнослужителей других вероисповеданий не было каких-либо выступлений против православия, а в случае таковых немедленно принимать самые строгие меры – вплоть до высылки виновных в Россию. 4) Допускать вызов православного священника в село, исповедующее униатство, только в том случае, если 75% такого села будет об этом просить, без всякого на то принуждения. 5) В случае бегства священника из своего села, не допускать его возвращение, а вновь назначенных священников допускать не иначе как с моего особого на то каждый раз разрешения» (ЦГИАК Украины. Ф. 361, оп. 1, д. 162, л. 11-11 об.).

В сентябре 1914 г. иерей Аркадий был командирован Архиепископом Волынским и Житомирским Евлогием, управляющим церковными делами в оккупированных областях, для миссионерской деятельности в Бродский уезд Львовской губернии, где служил в с. Боратин Бродского уезда (см. т. 1, стр. 61-64). В этом селе перед приходом русских войск униатский священник-украинец – бежал (Центральный государственный исторический архив Украины в г. Киеве (далее – ЦГИАК Украины). Ф. 361, оп. 1, д. 162, л. 38).

С 1 ноября 1914 г. иерей Аркадий Остальский Архиепископом Евлогием был откомандирован в приход с. Заболотцы Бродского уезда (ГАЖО. Ф. 1, оп. 44, д. 458, л. 45) – см. т. 1, стр. 68-69. Однако уже 22 декабря он был назначен настоятелем православного прихода уездного города Броды вместо направленного в с. Сморжев того же уезда по просьбе местных жителей православного священника Стефана Клубока (ЦГИАК Украины. Ф. 361, оп. 1, д. 168, л. 4-5, 15; ГАЖО. Ф. 1, оп. 44, д. 458, л. 106).

К Бродскому православному приходу относились два храма в Бродах – Рождества Пресвятой Богородицы и св. Юрия (вмч. Георгия Победоносца), а также Троицкая церковь с. Великие Фольварки. Прихожан при этих храмах числилось: Рождество-Богородичном – 709 мужского пола и 835 женского, Юрьевском – 230 мужского пола и 237 женского, при Троицком – 353 мужского пола и 379 женского. Земли для причта при двух городских храмах было 162 морга, при сельском – 54 морга (ГАЛО. Ф. 905, оп. 1, д. 67, л. 211 об.-212, 214 об.-215, 233 об.-234, 235 об.-236).

В Бродах также имелась русская богодельня, в которой призревался 31 человек. Она содержалась на городские средства. Заведовал ею член городской управы В. И. Кочмарский (Там же, л. 191).

Кроме этого в Бродах действовал римско-католический костёл, в котором служил ксёндз Станислав Краус с сотрудниками – ксёндзами Адамом Павлином и Францом Длугопольским. Костёл действовал всё время, так как ксёндзы из м. Броды не выезжали (ЦГИАК Украины. Ф. 361, оп. 1, д. 565, л. 30).

О началах православия в Бродах греко-католический священник Юлиан Дзерович в статье “Отобрание трёх церквей в Бродах” из цикла “Материалы к истории мартирологии нашей Церкви во время мировой войны” (о. Юлїан Дзерович. Матеріяли до історії мартирольоґії нашої Церкви в часї всесвітної війни – Нива, 1916, ч. 9-10, стор. 440-441) писал (приводим перевод с украинского):

«<…> Броды, жидовский приграничный город, был и раньше твердыней москофильской партии. Это же избирательный округ Владимира Феофиловича Дудыкевича и Димитрия Андреевича Маркова, это осёлок таких громких агитаторов, как доктор Мариан Феофилович Глушкевич и Стефан Иванович Носевич. Близость границы, торговые отношения бродычан с заграницей, близость Почаева, москофильская бурса о. Феодосия Еффиновича и разные москофильские общества имели влияние на религиозные чувства бродычан.

Всё-таки посильный труд бывшего покойного пароха Бродов клирошанина о. Михаила Лотоцкого и нынешнего приходника о. Анатолия Долинского вместе с прочими священниками-сотрудниками и катехитами [т.е. – законоучителями – сост.] сильно изменили религиозную физиономию Бродов, и была заметна сильная привязка к католической Церкви, а также сказалось тяготение к народным идеалам, любовь к родному языку и родному украинскому народу. Стараниями катехитов о. Ив[ана] Туркевича и Софрона Глибовицкого, проф. доктора Вас[илия] Щурата, судей Ив[ана] Гарасимовича и Ив[ана] Бережанского основана здесь украинская уездная бурса им. Маркияна Шашкевича, учреждено украинское общество “Основа”; заложена, в основном стараниями клир[ошанина] Долинского и почтового контролёра Северина Левицкого, уездная касса “Самопомощь”; заложены филиал “Просвиты” и филиал “Украинского Общества Педагогического”. Одним словом, жизнь украинская начала бить сильнейшим живчиком и давние идолы начали падать, а бродское мещанство и окрестное крестьянство начали льнуть под национальный украинский флаг.

Но настало страшное время войны. На несчастье, как парох о. Анатолий Долинский, так и сотрудник о. Иларий Фенчинский выехали из Бродов и оставили паству без опеки. А так как это было время вакационное [т.е. каникулярное – сост.], то также и катехитов: гимназического – о. Софр[она] Глибовицкого и выделовых – о. Адр[иана] Зафиёвского и о. Семёна Биленького не было в то время в Бродах. К тому же, два ближайших соседа Бродов – о. Иван Мриглодович из Дитковец и Иван Сухаровский из Конюшкова (бывший многолетний сотрудник бродский) сами клонились в сторону схизмы [так фанатические католики называли православие – сост.], в которую действительно вскоре перешли, то понятно, что ситуация для католической церкви была весьма затруднительной.

Приближался праздник “большой” городской церкви в Бродах на Рождество Пресвятой Богородицы, который всегда очень торжественно в Бродах при большом количестве людей с окрёстных сёл происходил, а тут колокола должны были молчать, двери церковные должны были быть заперты… Эту ситуацию использовали москофильские мещане, почувствовавшие благоприятную почву под ногами, и попросили ближайших почаевских монахов и находящегося у них Архиепископа Евлогия прислать им православного священника. Как такой пришёл в Броды батюшка Николай Клубок, галицкий уроженец, ученик бродской гимназии, который с большим трудом довёл свои студии до… четвёртой гимназиальной, чтобы потом отдаться студиям… православного богословия

[В действительности назначенного священника звали Стефан Клубок. Клубок Стефан Филиппович, священник. Родился в 1888 году в семье крестьянина галицкого села Высоцка. 15 июня 1913 г. окончил по второму разряду Орловскую духовную семинарию. 12 ноября того же года назначен сверхштатным священником к Холмскому кафедральному собору. 14 ноября рукоположен в сан диакона, а 17 ноября – в сан священника. 15 февраля 1914 г. временно командирован на вакансию третьего священника при Люблинском Крестовоздвиженском соборе. 15 марта назначен временно исполняющим обязанности помощника настоятеля Томашовского собора Холмской губернии. С августа находился в трёхмесячном отпуске в г. Петрограде. 8 октября 1914 г. Архиепископом Евлогием назначен священником в г. Броды с 1 ноября (ГАЖО. Ф. 1, оп. 44, д. 458, л. 35-36, 56). В это же время прихожане с. Сморжева Бродского уезда, несмотря на то, что в их селе остался парох Онуфрий Чубатый, обратились к Архиепископу Евлогию с просьбой о том, чтобы им прислали православного священника. На прошении владыка Евлогий написал: “14 ноября 1914. Временно командируется свящ. г. Бродов С. Клубок. Прошу Начальника Бродск[ого] у[езда] по надлежащем удостоверении сего заявления оказать содействие в передаче ему ключей” (ЦГИАК Украинны. Ф. 361, оп. 1, д. 168, л. 4-5). 20 ноября в с. Сморжеве состоялся сельский сход, о котором Львовский губернатор Мельников в докладе № 2205 от 2 декабря на имя военного генерал-губернатора Галиции Георгия Бобринского сообщал: «Жители с. Сморжева, Бродского уезда, заявили ходатайство о назначении в их приход православного священника. При проверке этого заявления, оказалось, что взрослое население этого прихода состоит из 198 мужчин и 286 женщин, причём при баллотировке за приглашение священника из числа явившихся на сходе 369 прихожан обоего пола высказалось 366 человек. Докладывая изложенное Вашему Сиятельству и представляя при сем дознание по сему предмету и списки прихожан, прошу об удовлетворении ходатайства жителей с. Сморжева о назначении в их приход православного священника» (ЦГИАК Украинны. Ф. 361, оп. 1, д. 168, л. 15). На отношении военного генерал-губернатора графа Георгия Бобринского на имя Архиепископа Евлогия о назначении в Сморжев православного священника (текст отношения см. т. 1, стр. 71), резолюция владыки была следующей: “22 дек. 1914. В Сморжев назначается священником С. Клубок из Брод, а в Броды свящ. А. Остальский”– сост].

Известие об откомандировании о. Клубка дошло и до Львова и наполнило печалью всех верных сынов [католической] церкви, наипаче о. официала А. Белецкого, который после вывоза их Эксцеленции [митрополита Андрея Шептицкого за антирусскую агитацию – сост.], стал управлять диацезией. О. официал позвал меня к себе и поручил мне поехать в Броды и занять сейчас же парохию. Выбор этот пал на меня потому, что у меня началась безработица, потому что москали все школы сказали закрыть, а с другой стороны, я, как пребывший в Бродах десять лет, знал как никто другой лучше местные обстоятельства и тамошних людей, которые все за время моего быта в Бродах относились ко мне благосклонно».

13 сентября вечером Дзерович прибыл тайно от гражданских властей в Броды с намерением на следующий день (праздник Воздвижения, припавший на воскресный день) отслужить обедню, но не был допущен к служению бродским городским головой Иваном Кушпетой и заместителем начальника уезда Проценком, сославшимися на пункт из распоряжения военного генерал-губернатора о недопущении новоназначенных священников без его разрешения, а Дзерович разрешения на служение в Бродах не имел, а только “грамоту от заведующего Бродами и пропуск от львовского градоначальника”. Поэтому он вынужден был возвратиться во Львов.

Во Львове на сессии консистории Юлиан Дзерович доложил о своей поездке в Броды, и, по поручению официала Андрея Белецкого, 20 сентября представил дело львовскому губернатору Мельникову, прося его разрешения совершать богослужения для греко-католиков если не в переданных православным храмах, то в латинском костёле. Но ожидаемого разрешения на служение в Бродах он не получил, а только разрешение на жительство в Бродах, данное на имя Бродского уездного начальника: “Ксёндзу Юлияну Дзеровичу предоставляется право свободного жительства в Бродах в качестве частного лица и тоже не возбраняется посещение костёла в качестве богомольца, но не лица отправляющего требы или Богослужения”.

Несмотря на это, Юлиан Дзерович несколько раз в течение года приезжал в Броды на несколько дней, и в частном доме, при закрытых дверях, при спущенных заслонах совершал богослужения.

В соседнем селе Смильно действовал греко-католический приход, возглавляемый парохом Николаем Демчинским. Некоторые из бродских униатов стали обращаться за исполнением исповеди и треб к нему, что по тем временам могло закончиться для Демчинского высылкой на север России. Но узнавший об этом иерей Аркадий Остальский не стал писать жалобу на Демчинского, а только написал ему письмо, в котором, взывая к совести пароха, просил не вмешиваться в дела его прихода (о. Юлїян Дзерович. Матеріяли до історії мартирольоґії нашої Церкви в часї всесвітної війни // Нива, 1916, ч. 9-10, стор. 441-447).

Документ № 43.

Оригинал документа, машинописный текст на бланке Львовского губернатора, находится в деле: ГАЛО. Ф. 905, оп. 1, д. 62, л. 146-146 об.

Контекст.

11 января 1915 г. Архиепископ Евлогий послал письмо военному генерал-губернатору Галиции графу Георгию Бобринскому, в котором сообщал о прибытии к нему депутации в составе сельского войта с. Палыкоров Доминика Пашка и крестьян с. Палыкаровки, находящегося возле с. Наквашей Бродского уезда, которые жаловались, что урядник Каменичев и, поддержавший его действия, помощник начальника уезда Проценко, не дают им возможности принять православие, ссылаясь на то, что скоро возвратятся австрийские войска и принявшим православие будет худо (ЦГИАК Украины. Ф. 361, оп. 1, д. 565, л. 3-4 об.).

По поручению военного генерал-губернатора с 21 по 23 января в Бродах проводилась ревизия управления начальника Бродского уезда, которая показала, что помощник начальника уезда Проценко невиновен, а замешан в это дело священник с. Наквашей Филипп Борецкий, действующий в противовес администрации уезда, главным образом по религиозным вопросам (Там же, л. 2, 22-25 об.).

Когда ревизия уже была закончена, член ревизионной комиссии ротмистр Белоручев предоставил военному генерал-губернатору Галиции акт дознания, в котором писал: «24го января на ст. Броды, в вагон, где помещалась временно на жительство ревизовавшая Бродский уезд комиссия, около 10ти часов утра по личной инициативе явился православный священник из Брод Аркадий Остальский и в присутствии председателя комиссии М. А. Володковского и члена таковой Ф. М. Гузарского заявил мне следующее: побудительной причиной к его настоящему визиту является слух, что помощник начальника Бродского уезда Г. Проценко обвиняется разными лицами в угнетении и поношении православия. В целях восстановления истины он, о. Аркадий Остальский, считает своим долгом, как человек, хорошо знающий деятельность Г. Проценко, засвидетельствовать, что Г. Проценко не гонитель православия, а напротив “столп” его, и Бродский уезд, если в нём отмечается массовый переход в православие, в значительной мере сим обязан Г. Проценку, который своим прочувственным словом действует магически, исторгая слёзы умиления и восторженности. Он, о. Аркадий, по сану своему воздерживается судить о действиях некоторых священников и их роли в уезде, но усердно просит обратить внимание и поверить, что Проценко не только не хулитель веры православной, но самый усердный и богомольный прихожанин, читает часы, Апостола, поёт на клиросе, обладая прекрасным голосом» (Там же, л. 19-20).

Военный генерал-губернатор Галиции Георгий Бобринский предписал: «Начальника уезда следует перевести в более лёгкий уезд, сделав надлежащее внушение. Помощника его Проценко также перевести, но одновременно с свящ. Филиппом Борецким из Накваши. Урядника уволить или перевести под строгий надзор; обоих войтов немедленно сместить. О результатах расследования написать Арх[иепископу] Евлогию» (Там же, л. 21).

Вместо Кульбицкого новым начальником Бродского уезда был назначен Б. Н. Евреинов.

Документ № 44.

Источник: о. Юлїан Дзерович. Матеріяли до історії мартирольоґії нашої Церкви в часї всесвітної війни – Нива, 1916, ч. 9-10, стор. 446-447, перевод с украинского.

О. Франц Бонне – заведователь Бродов.

Несмотря на отказ, всё-таки не нужно было считать Броды утраченные для нас, так как семья моя, которая всё время находилась в Бродах, доносила, что Броды, несмотря на два посещения Евлогия, несмотря на его агитационные речи, несмотря на неистовые униожерные, папофобские проповеди Клубка и Остоловского [так здесь и далее Юлиан Дзерович ошибочно называет иерея Аркадия Остальского – сост.], держат себя в стороне от православия.

И как раз нашёлся желающий ещё раз поискать счастья. Им был о. Франц Бонне, чина Спасителя, бельгиец родом, который, принявши наш обряд вместе с прочими редемптористами в монастыре Унева, приготавливал себя к миссии между нашими переселенцами в Канаде. Война их захватила, редемптористы в Канаду не отплыли, и о. Бонне, на том основании, что он бельгиец, а Бельгия была на стороне Антанты, решился сделать попытку. Долго это как-то не шло, но, в конце концов, после визита генерала их чина к главнокомандующему Николаю Николаевичу, получил о. Бонне разрешение от генерал-губернатора.

Утешенный поехал о. Бонне в Броды, мещане также обрадовались, что будут иметь своего священника, но коротка была их радость. Потому что, когда о. Бонне пошёл к батюшке Остоловскому, чтобы с ним договориться о времени богослужений в церквях, сердитый батюшка заявил, что он никакую власть губернаторскую не признаёт над собой, так как ему церкви отдал Евлогий и он церкви ни одной не уступит!.. О. Бонне убеждал, взывал к совести, к амбициям, к христианской любви, к веротерпимости, но батюшка Аркадий был нерушим. Тогда о. Бонне попросил его, чтобы он ему дал письменный отказ. Сердитый монах сел, написал, да ещё и приходскую печать поставил, что он церкви не уступит.

О. Бонне приехал с этим новым актом русской веротерпимости во Львов и пошёл с ним и к Мельникову и к Бобринскому. Оба, однако, заявили, что они против Евлогия бессильны. Разрешение действительно есть от них на душпастырство в Бродах, но они оба к церкви ничего не имеют, а вот что лучше: “На вас батюшка уже донос есть из Бродов, что вы против православия выступаете и австрийцами страшите. Мы бы не советовали вам туда больше ехать без нашего письма и разрешения, а то будет плохо…”

О. Бонне уже в Броды не поехал, но зато пришли австрийцы, которыми о. Бонне намеревался пугать в Бродах, которые избавили бродычан от наездников и угнетателей совести и веры. В Броды администратором по приходе наших войск пришёл сразу о. Иван Жигаль, парох Козлова, бузского деканата, а потом приехал парох Бродов о. Долинский.

Как о. Жигаля, так и своего пароха о. Долинского приняли бродычане с отверстыми раменами, а на встречу последнего даже вышли с торжественной процессией. В Россию из бродычан убежали с российскими войсками лишь немногие блюдолизы, которые при городской управе, при разных комитетах хорошо устроились, пустые карманы выпихали и потому москалю служили. Наилучшее тому доказательство, какой это был акт грубого террора и насилия по отбиранию церквей от униатов и водворению там православных батюшек.

Тут нужно возвеличить с особенной похвалой деятельность ближайшего соседа Бродов о. Николая Демчинского, пароха Смильна. Он укреплял духом всех бродычан, исповедовал, причащал, спешил к больным, несмотря на запрещения и препятствия от батюшек и чиновников. За это получил от нашего Митрополичьего Ординарията похвальную грамоту и клирошанские отличия. И теперь, во время второго наезда на Броды, послушный Митрополичьему Ординарияту, остался со своей паствой, несмотря на то, что под Бродами происходило огненное сражение. Честь доброму пастырю.

Броды теперь опять временно заняты русскими войсками и что там совершается, неизвестно, лишь из русских сообщений знаем, что там австрийская граната убила военного священника о. Петра Успенского. Из этого видно, что бродскую церковь опять оккупировали православные… Но, наверное, ненадолго. Дай этого, Боже.

Контекст.

На самом деле разрешения на богослужения в церквях иеромонах Франц Боннеа не имел. (Напомним об указании военного генерал-губернатора Бобринского (см. рубрику “Контекст” к документу № 42) о том, что в случае бегства униатского священника вновь назначенных священников допускать не иначе как с его особого разрешения). А произошло следующее.

11 декабря 1914 г. генеральный викарий официал Андрей Белецкий прислал в канцелярию военного генерал-губернатора прошение Франца Боннеа со следующим препроводительным письмом:

«В приложении имею честь предложить Вашему Сиятельству прошение иеромонаха бельгийца, чина св. Спасителя Франца Боннеа (Bonne) к благосклоннейшему удовлетворению и относительному извещению Митропол[ичьего] Ординарията» (ЦГИАК Украины. Ф. 361, оп. 1, д. 167, л. 3).

Прошение было написано на польском языке (Там же, л. 1), переведено на русский, перевод его следующий:

«Нижеподписавшийся просит, сообщая по Преосв[ященном] Андреем Белецким Генеральным викарием метропольной Епархии [т.е. через генерального викария – сост.], желая священнодействовать среди вверенного обряда – греко-католического и в госпиталях г. Броды, покорнейше просит Ваше Сиятельство не отказать ему в этом.

Согласно с благосклонным благоволением Вашего Сиятельства, выраженного во время аудиенции 10 дек[абря] 1914 [г.], честь имею пок[орнейше] просить выслать разрешение в г. Тарнополь – Русская ул.» (Там же, л. 2).

После этого был отправлен запрос о Франце Боннеа Тарнопольскому губернатору с просьбой “сообщить надлежащие сведения о личности Франца Боннеа” (Там же, л. 4). 9 января 1915 г. Тарнопольский губернатор Чарторицкий секретным отношением за № 412 сообщал военному генерал-губернатору Галиции Г. Бобринскому:

«На предложение за № 6775 1914 года докладываю Вашему Сиятельству, что проживающий в г. Тарнополе иеромонах Франц Генрихович Бонн, как установлено собранными сведениями, имеет от роду 33 года, бельгийский подданный, из Бельгии первоначально прибыл в Униевский монастырь и там находился с 15 августа 1913 по 21 февраля 1914 года, а с 21-го февраля 1914 года по настоящее время проживает в г. Тарнополе, состоя в распоряжении греко-католического священника Каноника Громницкого, в нравственном отношении ни в чём предосудительном не замечен. Что же касается политической физиономии Бонна, то в этом отношении он ни в чём себя не проявил. Ввиду изложенного, к удовлетворению ходатайства епископа Белецкого о допущении о. Бонна к исполнению пастырских обязанностей препятствий не встречается» (Там же, л. 5).

В результате, генеральному викарию официалу Андрею Белецкому 29 января 1915 г. за № 3072 было отправлено следующее отношение: «Сообщаю Вашему Преосвященству, что я признал возможным допустить иеромонаха Франца Боннеа к отправлению пастырских обязанностей среди раненных в госпиталях г. Брод» (Там же, л. 6). Подобное отношение за № 3073 “для сведения и зависящих распоряжений” в тот же день было отправлено и Львовскому губернатору (Там же, л. 7).

Также через канцелярию начальника Тарнопольского уезда для вручения по принадлежности в тот же день было отправлено объявление канцелярии военного генерал-губернатора Галиции за № 3074:

«Канцелярия военного генерал-губернатора Галиции сообщает проживающему в г. Тернополе, по Русской ул., иеромонаху Францу Бонне, что военный генерал-губернатор Галиции разрешил ему, согласно ходатайству епископа Белецкого, исполнять религиозные требы в госпиталях г. Брод» (Там же, л. 8).

В получении данного объявления иеромонах Франц Боннеа подписал подготовленную расписку:

«1915 года, февраля. Объявление канцелярии военного генерал-губернатора Галиции от 29 января 1915 г. за № 3074 получил» (Там же, л. 10).

Таким образом, у иеромонаха Франца Боннеа было лишь разрешение “исполнять религиозные требы в госпиталях г. Брод”, и его притязания на службу в оставленных сбежавшими священниками храмах были абсолютно безосновательны.

О том, как в реальности относилось население местечка Броды к передаче оставшихся без пастырей униатских храмов православным священникам, и, в частности, к иерею Аркадию, мы узнаём из описания посещения службы в Бродах 12 апреля 1915 г. Протопресвитером военного и морского духовенства Георгием Шавельским:

«Утром 12-го апреля оба поезда, царский и великокняжеский, остановились на ст. Броды. Было воскресенье. Я с доктором великого князя Маламой отправились к литургии в униатскую церковь. Церковь в общем имела совсем православный вид: трехъярусный иконостас, нашего письма иконы. Служил православный русский священник, пели по-униатски, большинство песнопений пелись всей церковью. Меня особенно удивили песнопения “Ангел вопияше” и “Отче наш”, исполненные всей церковью особым вычурным напевом чрезвычайно красиво и стройно. Многие из молящихся, особенно женщины, стояли с молитвенниками, по которым следили за богослужением. Церковь была полна народу. Порядок был образцовый. Вся обстановка службы создавала торжественное молитвенное настроение.

– И наши хотят ещё учить их, когда нам надо от них учиться? – обратился ко мне доктор, когда мы выходили из церкви.

На паперти храма мы остановились.

– Где же ваш униатский священник? – спросил я у одной средних лет женщины.

– Тикае до Вены, – отвечала она.

– Что ж, вы привыкли к новому священнику?

– А чего не привыкнуть?

– Да он же не похож на вашего прежнего: он с длинными волосами, бородой и в рясе.

– Так что ж? Наш, як папа, а этот як Христос...» (Шавельский Г. И. Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота. – Нью-Йорк: изд. им. Чехова, 1954, стр. 178-179).

История же Ф. Боннеа, пытавшегося недостойными методами добиться возвращения покинутых храмов, закончилась следующим. Львовский губернатор Мельников 3 марта 1915 г. отношением за № 1005 сообщал начальнику Бродского уезда Евреинову:

«На рапорт от 14 февраля сего года за № 610, сообщаю Вашему Высокоблагородию, что об устранении иеромонаха Франца Боннеа от исполнения пастырских обязанностей среди греко-католического населения и в госпиталях г. Брод, по канцелярии военного генерал-губернатора Галиции сделано соответствующее распоряжение» (ГАЛО. Ф. 905, оп. 1, д. 62, л. 154).



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Православного Гуманитарного Университета Дворкин Александр Леонидович Очерки по истории Вселенской Православной Церкви курс лекций

    Курс лекций
    Набрано по: Александр Дворкин. Очерки по истории Вселенской Православной Церкви. Курс лекций. - Нижний Новгород: Издательство Братства во имя св. князя Александра Невского, 2005.
  2. По свят ы м местам России

    Документ
    Свято Троицкий Черниговский кафедральный собор – мощи черниговских угодников Святителя Феодосия, преподобного Лаврентия молебен у мощей Лаврентия Черниговского, приложились к иконе с частичкой мощей Матронушки.

Другие похожие документы..