Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Територія Єланецького району розміщена в північній частині Миколаївської області, відстань від районного центру до м. Миколаєва – 90 км, до найближчої...полностью>>
'Документ'
З метою забезпечення виконання Програми розвитку агропромислового комплексу Ємільчинського району на 2011-2015 роки, затвердженої рішенням п’ятої сес...полностью>>
'Автореферат диссертации'
Защита состоится 27 июня 2008 года в 1300 час. на заседании диссертационного совета Д 212.241.03 при Саратовском государственном социально-экономическ...полностью>>
'Документ'
Внешнеторговый оборот Астраханской области по итогам января-марта 2011 года составил 76,5 млн. долларов США, уменьшившись по сравнению с аналогичным ...полностью>>

Муниципальное управление «Библиотека» цгб им. А. С. Пушкина

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Муниципальное управление «Библиотека»

ЦГБ им. А.С.Пушкина

«Три карты, три карты, три карты…»

или «Вся жизнь – игра!

(литературно-музыкальная композиция из цикла «Переплетенье двух стихий»:

Повесть А.С. Пушкина «Пиковая дама» и одноименная опера П.И. Чайковского.)

Составитель:

зав. сектором досуговой

деятельности

Приваленко В.П.

2009 г.

(музыка из оперы Чайковского «Пиковая дама»)

«Он проснулся уже ночью; луна озаряла его комнату…Дверь отворилась, вошла женщина в белом платье… «Я пришла к тебе против своей воли, - сказала она твердым голосом, - но мне велено исполнить твою просьбу. Тройка, семерка и туз выиграют тебе сряду, но с тем, чтобы ты в сутки более одной карты не ставил и чтобы во всю жизнь уже более не играл», – эти строки из повести А.С.Пушкина «Пиковая дама», которая вышла в свет в 1834 году и потрясла воображение обывателей. Чувствовалось, что написал ее человек, который хорошо знаком с пагубным миром карточной игры.

И это так. Карты в жизни Пушкина занимали немаловажное место – с юности до зрелых лет. Более того, они сыграли в судьбе поэта роль весьма драматическую. Это можно объяснить не только особенностями страстного характера, темпераментом, тягой к риску, к интенсивному переживанию, но и традицией окружающей поэта среды. Значительную часть своей жизни русские дворяне проводили за зеленым сукном карточных столов – проигрывались и выигрывались состояния, ломались судьбы, совершались преступления и самоубийства.

Александр Сергеевич был большим знатоком и по­клонником карточных игр. Карты любил, играл часто, как правило, неудачно. В его личной библиотеке находилось несколько книг, призванных научить чи­тателя играть в карты и обеспечить ему несомненный выигрыш. К сожалению, эти книги не принесли Пушкину удачи за карточным столом. Он по­стоянно проигрывал, и проигрывал значительные сум­мы. По свидетельству приятеля Пушкина Алексея Вульфа, Пушкин говорил ему, что «страсть к игре есть самая сильная из страстей». В одном из авторских отступле­ний, не вошедших в основной текст романа "Евгений Онегин", мы читаем:

Что до меня, то мне на часть

Досталась пламенная страсть,

Страсть к банку! ни дары свободы,

Ни Феб, ни слава, ни пиры

Не отвлекли б в минувши годы

Меня от карточной игры;

Задумчивый, всю ночь до света

Бывал готов я в прежни лета

Допрашивать судьбы завет:

Налево ляжет ли валет?

Уже раздался звон обеден,

Среди разорванных колод

Дремал усталый банкомет.

А я, нахмурен, бодр и бледен,

Надежды полн, закрыв глаза,

Пускал на третьего туза

Играть в карты Пушкин начал еще в Царскосельс­ком лицее, где его противниками за карточным сто­лом были как молодые гусарские офицеры, так и не­которые лицейские товарищи. Один из них - Н.А. Корсаков, проигравший Пушкину небольшую сумму и вернувший ее уже после окончания лицея. Страсть к игре не могла не сказаться на жизненных обстоятельствах и не повлиять на творчество Александра Сергеевича. Проигрыши, порой крупные, приводили в расстройство его финансы.

Одним из важнейших законов поведения игроков являлась своевременная уплата карточного долга. Карточный долг – долг чести. Проигрыши Пушкина часто заставляли его входить в долги, выдавать векселя, оформляя их у нотариусов, хлопотать, волноваться… Карты влияли на судьбу его рукописей, способствовали рождению стихотворных посланий. Игра стала сюжетом произведений «Выстрел» и «Пиковая дама». Первые опыты Пушкина в прозе начинались с отрывка «Наденька», где описывался игорный дом…

Немного о карточной игре. Карточные игры делятся на коммерческие и азартные. Первые требуют от играющих известного искусства, расчета, запоминания игровых ситуаций. Азартные же игры не требуют обучения: выигрыш и проигрыш зависит лишь от слепого случая. Уже в конце XVIII века азартные игры в России были запрещены. В царствование Александра I карточные игры преследуются, за игроками ведется наблюдение, их имена докладываются самому императору. Однако, несмотря на все запреты, азартные игры в России процветали.

Жандармского надзора за игроками не миновал и Пушкин. До нас дошел устный рассказ Гоголя о его первой попытке познакомиться со своим кумиром. Вот как об этом – со слов писателя – пишет первый биограф Пушкина П.В.Анненков: «Гоголь, движимый потребностью видеть поэта, который занимал все его воображение еще на школьной скамье, прямо отправился к нему. На вопрос свой: «Дома ли хозяин?» услышал ответ слуги: «Почивают!». Было уже поздно на дворе. Гоголь с великим участием спросил: «Верно, всю ночь работал?» – Как же, работал, - отвечал слуга, - в картишки играл». Гоголь был поражен: Пушкин – кумир, стоящий на пьедестале, играет в «картишки»! Да возможно ли это?

Кишиневский приятель поэта В.П.Горчаков так объяснил это увлечение: «Игру Пушкин любил как удальство, заключая в ней что-то особенно привлекательное и тем как бы оправдывая полноту свойства русского, для которого удальство вообще есть лучший элемент существования».

(музыка из оперы «Пиковая дама»)

Повесть «Пиковая дама» Пушкин писал болдинской осенью 1833 года, когда был написан «Медный всадник» и стихотворение «Не дай мне бог сойти с ума…» Безумцы, порывавшиеся к счастью или независимости, волновали воображение поэта, который и сам чувствовал опасность объявления его собственной мечты о свободе безумием. Повесть вышла в свет в 1834 году и сразу вызвала ажиотаж в обществе: все пытались узнать прототипов героев. Пушкин записал в своем дневнике 7 апреля 1834 года: «Моя «Пиковая дама» в большой моде. Игроки понтируют на тройку, семерку и туза. При дворе нашли сходство между старой графиней и кн. Натальей Петровной и, кажется, не сердятся». Этого ли ждал автор от чтения повести? Публика восприняла лишь верхний, авантюрный пласт произведения. Друг Пушкина П.В.Нащокин вспоминал, как поэт после чтения повести поведал ему о зерне, из которого она родилась.

Кто же такая княгиня Наталья Петровна и почему Пушкин опасался, что царский двор могло рассердить сходство между нею и его героиней?

На калужской земле жили друзья и зна­комые Пушкина. В имении Городня, расположенном недалеко от Калуги, проводила летние месяцы Ната­лья Петровна Голицына, ставшая, как считают, прототипом старой графини в «Пиковой даме».

Эпизоды жизни этой женщины могли бы стать сю­жетами для многих романов. Если бы она писала ме­муары, то потомки нашли бы в них много интересно­го. Ро­дилась княгиня в семье графа Петра Григо­рьевича Чернышева и супруги его Елизаветы Андре­евны, урожденной Ушаковой. По пре­данию, ее отец был сыном Петра I. Вполне возможно, что это соответствовало действительности. При Елизавете Петровне Петр Григорьевич сделал блестящую дипломатическую карьеру. Дочь посланника побывала с ним во многих стра­нах. Весной 1761 года в Париже она встрети­лась со знаменитым авантюристом графом Сен-Жерменом, кото­рый, по преданию, на­звал ей три карты, с по­мощью которых она могла обыграть любого. Следует сказать, что княгиня очень любила карточную игру. В старости, когда зрение ее ухудшилось, для нее изготовили особые, увеличенные, карты. Но вернемся к молодым годам Натальи Пет­ровны.

В 1765 году граф Чернышов возвращается в Петер­бург. Наталья Петровна вращается в высшем свете, танцует с наследником престола Павлом, играет в при­дворных спектаклях. В 1766 году она выходит замуж за князя Владимира Борисовича Голицына, не обладав­шего сильным характером и находившегося, как го­ворили в свете, под каблуком у своей супруги. Так же, как и Чернышевы, Голицыны находились в родствен­ных связях с Ржевскими, а через них с Пушкиными.

К старости железный характер княгини не смягчился, и окружаю­щие трепетали перед ней. Не будучи красави­цей в молодости, в пожилые годы Наталья Петровна еще более подурнела. У нее росли борода и усы, за что она получила прозвище «Усатая княгиня». Ф М. Толстой в своих воспоминаниях так описывает княгиню: «Кня­гиня принимала всех, за исключением государя импера­тора, сидя и не трогаясь с места. Возле ее кресел стоял кто-нибудь из близких родственников и называл гостей, так как в последнее время княгиня плохо видела. Смот­ря по чину и знатности гостя, княгиня или наклоняла только голову или произносила несколько более или менее приветливых слов; и все посетители оставались, по-видимому, весьма довольны».

Пушкин познакомился с Натальей Петровной в детстве. Подмосковное село Захарово, принадлежав­шее Марии Алексеевне Ганнибал — бабушке поэта, находилось в двух километрах от Вязем, вотчины князей Голицыных. Пушкины бывали в их родовом имении, и там маленький Саша впервые увидел Наталью Петров­ну. Можно предположить, что и после окончания лицея Пушкин посещал петербургский дом княгини. Во всяком случае, его дядя Василий Львович бывал там.

Прошли годы... Имя Пушкина стало известно всей Рос­сии, и Наталья Петровна также интересуется его твор­чеством. 18 марта 1823 она пишет Петру Вяземскому: «Что Вы скажите о «Кавказском пленнике»? Мне кажется, он очень хорош. Жаль только, что прекрасная черкешенка расточает свои чувства ради такого пре­сыщенного героя. Скажите мне Ваше мнение, умо­ляю Вас, и верьте, что буду почитать себя счастливой иметь Вас своим оракулом».

Теперь обратимся к истории о том, как княгиня На­талья Петровна Голицына стала прототипом графини из «Пиковой дамы». История о трех картах, принося­щих удачу в игре, не выдумана Пушкиным. О ней рас­сказал ему родственник Натальи Петровны Сергей Григорьевич Голицын, носивший в светском обществе прозвище «Фирс». Он был меломаном, композитором-любителем, известным остряком и страстным картеж­ником. Пушкин часто встречался с ним как в свете, так и за карточным столом. Именно в доме Сергея Григо­рьевича в конце января 1828 года Пушкиным были написаны строки, ставшие эпиграфом к «Пиковой даме». Вот они:

А в ненастные дни,

Собирались они

Часто;

Гнули — Бог их прости! —

От пятидесяти

На сто,

И выигрывали,

И отписывали

Мелом.

Так, в ненастные дни,

Занимались они

Делом.

По воспоминаниям А.П. Керн: «Эти строки он на­писал у князя Голицына, во время карточной игры, ме­лом на рукаве. Пушкин очень любил карты и говорил, что «это его единственная привязанность». А расска­зал Фирс Пушкину историю о том, что однажды, круп­но проигравшись в карты, он пошел к Наталье Пет­ровне, надеясь взять у нее взаймы денег. Денег она ему не дала, но назвала три карты, с помощью кото­рых незадачливый игрок отыгрался. При этом Фирс сообщил Пушкину, что эти три карты она в моло­дости получила от графа Сен-Жермена.

Наталья Петровна до глубокой старости по­являлась на балах разрумяненная, что совсем не со­ответствовало ее более чем преклонному возрасту. Да и в характере, и в поведении графини из «Пиковой дамы» было много об­щего с Натальей Петровной. Читаем у Пушкина: «Гра­финя, конечно, не имела злой души; но была своен­равна, как женщина, избалованная светом, скупа и погружена в холодный эгоизм, как и все старые люди, отлюбившие в свой век и чуждые настоящему. Она участвовала во всех суетностях большого света; тас­калась на балы, где сидела в углу, разрумяненная и оде­тая по старинной моде, как уродливое и необходи­мое украшение бальной залы; к ней с низкими поклонами подходили приезжающие гости, как по ус­тановленному обряду, и потом уже никто ею не за­нимался». Отличие между ними была только в том, что Наталья Петровна не была «чужда настоящему».

26 января 1837 года на своем последнем балу во дворце Пушкин встретился с княгиней. Вот как описал эту встречу д,Аршиак: «Проходя вдоль колонн, я увидел в соседней красной гостиной Пушкина. Он стоял перед креслом «усатой княгини» Голицыной и, беседуя, с любопытством всматривался в черты старухи, как бы сравнивая этот безобразный облик с портретом, начерченным им в его «Пиковой даме».

На темном фоне померанцевых кущ девяностолетняя графиня трясла своей огромной напудренной головой, кривила тяжелые отвислые губы и тусклыми провалившимися глазами, обведенными черными кругами, смотрела в упор на поэта, слегка грозя ему острым костлявым пальцем. До меня донеслись отрывочные хриплые звуки ее вороньего голоса…»

На следующий день Пушкин был смертельно ранен на дуэли, а еще через два дня скончался. Через несколько месяцев умерла и старая княгиня Голицына, знаменитая Пиковая дама.

А комбинация из трех карт «тройка, семерка, туз» до сих пор тревожит воображение истинных картежников. Но вряд ли кому-нибудь удастся разгадать эту тайну.

(музыка из оперы «Пиковая дама»)

А сейчас с помощью иллюстраций художника Алексея Николаева мы обратимся непосредственно к повести и насладимся образным и одновременно простым ее языком.

(звучат отрывки из повести «Пиковая дама» на фоне медиапрезентации иллюстраций А.Николаева)

Читая и обдумывая повесть Пушкина, мы всегда сталкиваемся с потоком противоречивых чувств и мыслей. Что перед нами: таинственные прихоти судьбы или трагическая история, имеющая и социальные, и личностные причины? Что означает безумие Германна: сокрушенность катастрофой или упреки человеческой совести, не смиренной расчетом? Почему графиня и Чаплицкий чудесно спасены с помощью карт, а Германн, узнавший тайну победы, погублен? Эти и десятки других вопросов волнуют нас, когда мы размышляем о «Пиковой даме».

Давайте сейчас посмотрим отрывок из худ. фильма режиссера Игоря Масленникова, в котором Германна играет Виктор Проскурин. Фильм 1982 года.

(показ фильма)

Прошло 175 лет с тех пор, как первые чита­тели познакомились с повестью «Пиковая дама». Многое из­менилось с тех пор. Пришло в запустение любимое имение Натальи Петровны, отшумело множество войн и революций, переменился мир. Одно осталось неизменным – интерес к творчеству А.С.Пушкина. Сейчас мы обратимся к одноименной опере П.И.Чайковского, которая была создана в 1890 году.

Сюжетом «Пиковой дамы» Чайковский заинтересовался не сразу. Сначала он просто смеялся над мыслью написать оперу на этот сюжет, но потом ему «пришло в голову, что сцена в спальне графи­ни великолепна. Текст либретто был сделан братом ком­позитора Модестом. Петр Ильич принимал ак­тивное участие в составлении либретто и просил брата при­близить текст в четвертой картине, которая происходит в спальне графини, к тексту Пушкина. О том, как создавалась опера, мы можем узнать из переписки композитора с братом, а также из его дневниковых записей. Опера была написана за 44 дня - невероятно короткий срок для такого огромного и художе­ственно совершенного сочинения, как «Пиковая дама».

Чайковский работал с наслаждением и любовью, даже рыдал. Если, сочиняя оперу «Евгений Онегин», Чайковский стремился быть ближе к роману Пушкина, то повесть Пушкина «Пиковая дама» и опера Чайковского - это разные произ­ведения по своей сути.

Опера Чайковского принципиально иная. Главный стержень ее действия - это борьба двух страстей: страсти к игре, желания узнать тайну трех карт и настоящей любви к Лизе. Герман уже в первом действии появляется горячо влюбленным в Лизу и глубоко страдающим, потому что Лиза знатна (у Пушкина Лиза бедна), а Герман беден. Же­лание выиграть для Германа Чайковского - не просто страсть к игре, но и возможность стать богатым, стать ров­ней любимой женщине. Хотя и в опере есть фразы, близкие пушкинской характеристике, - «Как демон ада мрачен, бле­ден» и др., но они подчеркивают лишь страдание бедного влюбленного, а не черный ад его души.

Музыка ариозо Германа «Я имени ее не знаю» настолько прекрасна, воз­вышенна, овеяна неподдельной печалью и страстностью, что перед нами - типичный для романтизма возвышенный лирический герой. Демоническое начало пушкинской по­вести Чайковский выносит как бы за рамки души Германа - это демонизм сцены грозы и вся сфера образности, связан­ная с Графиней, мучающей его как ожившая совесть, с те­мой трех карт, ставших для Германа роковыми.

(звучит отрывок из арии Германна)

Музыковеды считают, что по психологическому отраже­нию действия в музыке сцена в спальне графини уникальна в музыкальном искусстве, а по симфоническому развитию она стоит целой симфонии. Чувство трагического напряженного ожидания возникает уже в самом начале 4-й картины; его создают повторяющиеся фигуры альтов, тревожные «шаги» контра­басов, темы деревянных духовых инструментов со стону­щими секундовыми задержаниями. Выразительна и психо­логически точна музыка в сцене смерти Графини: «задыхающиеся» темы кларнетов, фаготов, флейт, наконец, траурные удары контрабасов.

Новую трактовку образа, по сравнению с пушкинским, получает в опере и Лиза. Она сближается со многими героинями рус­ских повестей, с идеальными героинями самого Чайков­ского. В частности, у Лизы много общего с Татьяной Лариной. Од­нако трагический исход судьбы Лизы, выраженный в арии «Ах, истомилась я горем...», предрешен. Предав любовь, Герман обрек Лизу на гибель и сам погиб. Но, умирая, оперный Герман возвращается к своей любви. Любовь как таковая оказывается победительницей, она торжествует даже над смертью. Как мы помним, у Пушкина совсем другой конец: Лиза вышла замуж, а Германн сидит в сумасшед­шем доме.

Опера «Пиковая дама, безусловно, принадлежит к оперным шедеврам. Помимо блестя­щего вокального действия, арий, ансамблей, помимо по­трясающих красот мелодических интонаций, она вы­строена и по законам симфонии. Однако, есть еще одно качество этого сочинения, может быть, самое важное. Его герои, как и герои «Евгения Онегина», - не просто оперные персонажи, а настоящие живые люди, который любят и страдают.

Много лет прошло с тех пор, как были написаны повесть А.С.Пушкина «Пиковая дама» и опера П.И.Чайковского. Изменился мир и мы в этом мире, но по-прежнему восхищает нас мудрость поэта, его краткий и образный язык, а также умение композитора глубоко его прочувствовать и внести свое, новое, неповторимое.

Список литературы:

  1. Берестов А.А. В гостях у «Пиковой дамы» // А Берестов. А.С.Пушкин:

Мгновенья жизни дорогие. – Калуга. 1999. – с.47-62.

  1. Лотман Ю.М. Карточная игра. // Ю.М.Лотман. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства (XYIII- начало ХIX века). – СПБ. С.136-164.

  2. Пушкин А.С. Романы и повести: Т. 2. – М., 1998. 542 с.

  3. Парчевский Г.Ф. Пушкин и карты. «Налево ляжет ли валет?» – М., 1996. 148 с.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Итоги исследований. Сценарии С. Г. Борина, гл библиотекарь имо огонб им. А. С. Пушкина, О. С. Картоножкина, гл библиотекарь

    Презентация
    Выходят ведущие презентации – студенты факультета культуры и искусств ОмГУ им. Ф. М. Достоевского, располагаются рядом со стендом, на котором находится название выставки.
  2. Информационный отчет о работе библиотек мук цбс города верхнего уфалея

    Публичный отчет
    «…Все оттуда берет разбег…»: из отчего дома, из семьи. Все, в том числе, и отношение к чтению. Вот почему и ученые-библиотековеды и библиотекари-практики в последнее время все чаще говорят и пишут о традициях, о возможностях и необходимости
  3. Впомощь библиотекам и библиотечным системам (Информационный список литературы по основным направлениям библиотечно-библиографической деятельности) Вып. 39 Омск 2009

    Документ
    В помощь библиотекам и библиотечным системам : информ. список лит. по основным направлениям библ.-библиогр. деятельности. Вып. 39 / сост. Л. Ю. Зозуля; отв.
  4. Пермская государственная краевая универсальная библиотека им. А. М. Горького (3)

    Документ
    Управление информационно-библиографической деятельностью библиотек: метод. рекомендации / Перм. гос. краев. универс. б-ка им. А. М. Горького, информ.-библиогр.
  5. Пермская государственная краевая универсальная библиотека им. А. М. Горького (1)

    Документ
    1. Зупарова Л. Б. Аналитико-синтетическая переработка информации : учебник / Л. Б. Зупарова, Т. А. Зайцева. – М. : Изд-во ФАИР, 2008. –400 с. – (Специальный издательский проект для библиотек).

Другие похожие документы..