Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
, 7.05. 008, Чередов Денис, 10:45 15 РОССИЯ, ВЕСТИ. МОСКВА, 7.05. 008, Юмашева Инга, 0 :35 1 Радио 17 РАДИО РОССИИ, ВЕСТИ, 7.05. 008, Богданова Марина...полностью>>
'Документ'
В своей книге доктор медицины Френсис Мондимор ис­следует сложные проблемы сексуальной ориентации, анализирует историю понимания гомосексуальности с ...полностью>>
'Документ'
В 11 лет практически все дети пересекают рубеж подросткового возраста. Ведущая деятельность подростка – общение, главное новообразование этого возрас...полностью>>
'Программа'
«Если школьник с первого класса подготовлен к тому, что он должен учиться создавать, придумывать, находить оригинальные решения, то формирование личн...полностью>>

Лион Фейхтвангер. Семья Опперман

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Лион Фейхтвангер. Семья Опперман

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ВЧЕРА

Человеческий сброд ничего так не

страшится, как разума. Глупости

следовало бы ему страшиться, пойми

он, что воистину страшно.

Гете

Шестнадцатого ноября, в день своего пятидесятилетия, доктор Густав

Опперман проснулся задолго до восхода солнца. Это было досадно: день

предстоял утомительный, и накануне он решил хорошо выспаться.

С постели ему видны были поредевшие верхушки деревьев и клочок неба.

Небо высокое и ясное, без обычного в ноябре тумана.

Он потянулся, зевнул. Решительно откинул - все равно уже не спалось -

одеяло с широкой, низкой кровати, гибким движением сбросил на пол обе

ноги, вынырнул из тепла простынь и одеял в холодное утро, вышел на балкон.

Перед ним тремя уступами сбегал вниз, до самого леса, его небольшой

сад; справа и слева высились лесистые холмы, и напротив, за далекой

зеленой ложбиной, поднимались холмы и темнели леса; с маленького

невидимого отсюда озера, от сосен Груневальда тянуло приятной свежестью.

Глубоко и с наслаждением вдыхал он в великой тишине предутреннего часа

лесной воздух. Издалека глухо доносились удары топора. Он с удовольствием

вслушивался, равномерный стук подчеркивал глубокую тишину. Оглядывая свои

владения, Густав Опперман испытывал, как всегда, радостное чувство. Кто,

невзначай попав сюда, мог бы подумать, что находится в каких-нибудь пяти

километрах от Гедехтнискирхе, центра западной части столицы? Да, он

действительно выбрал для своего особняка лучший уголок Берлина. Здесь и

сельский покой, и все преимущества большого города. Всего несколько лет,

как он выстроил этот небольшой дом на Макс-Регерштрассе, но ему кажется,

что он сросся с ним и с лесом, что каждая сосна стала частицей его самого.

Он, маленькое озеро и песчаная дорога, закрытая, к счастью, для

автомобильного движения, неотделимы друг от друга.

Он постоял недолго на балконе, почти бездумно вбирая в себя утро и

любимый пейзаж. Продрог. С удовольствием подумал, что до обычной утренней

прогулки верхом остался еще целый час. Забрался снова в тепло постели.

Заснуть, однако, ему не удалось. Проклятый день рождения. Разумнее

всего было бы, конечно, уехать из Берлина и тем самым спастись от всей

этой сутолоки. Но раз уж он здесь, придется хотя бы ради брата Мартина

заехать сегодня в контору. Служащие - такова уж их природа - обидятся,

если он лично не примет их поздравлений. Ну, что там говорить. Не очень-то

приятно сидеть и выслушивать смущенные пожелания подчиненных.

Конечно, настоящий шеф фирмы считал бы это в порядке вещей. Шеф фирмы.

Смешно. Мартин - вот кто настоящий делец, не говоря уже о Жаке Лавенделе и

о доверенных Бригере и Гинце. Нет, лучше ему и впредь держаться от дел как

можно дальше.

Густав Опперман шумно зевает. Человеку в его положении следовало бы,

черт побери, быть более радужно настроенным в день своего пятидесятилетия.

Разве он на хорошо прожил свои полвека? Вот лежит он, владелец красивого,

по собственному вкусу построенного и обставленного дома, обладатель

крупного текущего счета в банке и весьма значительной доли в предприятии,

любитель и признанный знаток книг, спортсмен, удостоенный золотого жетона.

Оба его брата и сестра очень привязаны к нему, у него есть друг, которому

он может довериться, множество приятных знакомых, женщины в любом числе,

прелестная подруга. Чего же еще? Если у кого-нибудь могут быть основания

для хорошего настроения в такой день, так это именно у него. Почему же,

черт побери, его нет, этого хорошего настроения? Что за причина?

Густав Опперман сердито сопит, поворачивается на другой бок, решительно

смыкает тяжелые веки, зарывается крупной, мясистой, мужественной головой в

подушку и лежит неподвижно. Теперь он заснет. Но нетерпеливая решимость не

помогает. Сна нет.

Он улыбается плутовато, по-мальчишески. Надо испробовать средство,

которое в юности помогало ему. "Жить хорошо, прекрасно, превосходно", -

мысленно произносит он. И снова и снова автоматически повторяет: "Жить

хорошо, прекрасно, превосходно". Стоит только произнести это раз двести -

и сон придет. Но он повторяет триста раз, и все-таки не засыпает. А ведь

ему в самом деле хорошо живется. Он здоров, обеспечен, полон энергии. В

пятьдесят лет ему смело можно дать каких-нибудь сорок с небольшим. И

чувствует он себя не старше. Он не слишком богат и не очень беден, не

слишком мудр, но и не глуп. Чего он достиг в своей жизни? Без него поэт

Гутветтер не выбился бы на дорогу. Одно это уж чего-нибудь да стоит. И

доктору Фришлину он помог стать на ноги. Немногое, что он сам написал, -

это тщательно сделанные работы о людях и книгах восемнадцатого века,

работы, из которых видно, что он не чужд музам, и только. Он нисколько не

заблуждается на этот счет. Но для владельца мебельной фирмы это уже

кое-что. Он человек средний, не бог весть каких способностей. Быть средним

лучше всего. Он не честолюбив. Вернее, не слишком честолюбив.

Еще десять минут, и можно отправиться на верховую прогулку. Он слегка

скрежещет зубами, глаза его закрыты, но о сне он больше не думает. Говоря

по чести, ему, конечно, остается желать еще многого. Желание первое:

Сибилла - подруга, обладание которой у многих вызывает законную зависть.

Красивая, умная Эллен Розендорф незаслуженно хорошо к нему относится. И

все-таки, если сегодня не будет письма от некоей особы, он почувствует

горькое разочарование. Желание второе: он, конечно, не рассчитывает, что

издательство "Минерва" заключит с ним договор на биографию Лессинга. Да и

в самом деле: в такие времена, как нынешние, не так уж важно, будут ли еще

раз описаны жизнь и деятельность писателя, умершего полтора столетия

назад. Однако, если "Минерва" отклонит книгу, его это все-таки заденет.

Желание третье...

Он открыл глаза. Глаза у него глубоко сидящие, карие. Нет, очевидно, он

не так уж доволен, не в таком уж ладу с судьбой, как ему казалось за

минуту до того. Он крепко сдвинул брови; резкие вертикальные складки

прорезали лоб над крупным носом. Сумрачно и напряженно смотрит он в

потолок. Удивительно, как мужественное лицо его мгновенно отражает каждый

поворот нетерпеливого, изменчивого настроения.

Если "Минерва" возьмет Лессинга, - работы над этой книгой больше чем на

год. Не возьмет, так он запрет недоработанную рукопись в ящик. Что же ему

тогда делать всю зиму? Можно было бы поехать в Египет, в Палестину. Давно

уже собирался он совершить такое путешествие. Египет, Палестину нужно

повидать.

Нужно ли?

Вздор. К чему портить себе день такими размышлениями? Хорошо, что пора

наконец садиться на лошадь.

Через небольшой палисадник он проходит на Макс-Регерштрассе. Фигура у

него несколько тучная, но хорошо тренированная, шагает он быстро, твердо и

свою массивную голову несет легко. У ворот стоит слуга Шлютер,

поздравляет. Прибежала Берта, жена Шлютера, кухарка. И она поздравляет.

Густав с сияющим лицом громко и сердечно благодарит, весело смеется.

Вскакивает на лошадь. Он знает, что они стоят у ворот и смотрят ему вслед.

Что ж, они могут сказать только одно: для пятидесятилетнего он чертовски

хорошо держится. Кстати, сидя в седле, он особенно выигрывает, ибо кажется

выше, чем в действительности: при высоком стане у него чуть коротковаты

ноги. "Как у Гете", - повторяет (и не реже, чем раз в месяц) господин

Франсуа, директор гимназии королевы Луизы, приятель Густава по Обществу

библиофилов.

По дороге Густав встречает кое-кого из знакомых, приветливо машет им

рукой, но ни с кем не останавливается. Прогулка пошла ему впрок. Он

возвращается в приподнятом настроении. Принять душ и искупаться - чудесная

штука. Весело и фальшиво напевает он какую-то сложную мелодию, звучно

фыркает под душем. Обильно завтракает.

Он переходит в библиотеку, несколько раз пересекает ее из конца в конец

твердым, быстрым шагом, ступая на всю ногу. Его радует прекрасная комната,

ее строго продуманная обстановка. Наконец он садится за огромный

письменный стол. Широкие окна почти не составляют преграды между ним и

ландшафтом, он сидит словно под открытым небом. А перед ним изрядная горка

писем: утренняя почта, поздравления.

Густав Опперман, как всегда, просматривает почту с легким радостным

любопытством. С ранней юности в мир протянуто множество антенн. Как-то они

отзовутся? Вот перед ним юбилейная почта, поздравления, только и всего. А

в нем шевелится слабая надежда: вдруг одно из четырех или пяти десятков

писем внесет в его жизнь что-нибудь волнующее. Он не сразу вскрывает

письма, а сначала раскладывает их, читая или угадывая имена отправителей.

Вот - в нем внезапно вспыхивает легкое волнение - письмо от Анны, письмо,

которое он ждал. С минуту он держит его в руках, нервно мигая. Потом лицо

его озаряется мальчишеской улыбкой. И как ребенок, приберегающий любимое

лакомство напоследок, он откладывает письмо в сторону, подальше, чтобы

вскрыть после всех. Он читает другие письма: поздравления, пожелания. Это

приятно, но не волнует. Он опять тянется за письмом Анны, взвешивает его

на ладони, берет нож. Медлит. И очень доволен в конце концов, что приход

гостя помешал ему.

А гость - его брат Мартин. Мартин Опперман подходит к нему своей

обычной, несколько тяжелой походкой. Густав любит брата, желает ему

всяческого добра. Вместе с тем он не может не отметить про себя, что брат,

который моложе его на два года, выглядит старше. Братья похожи друг на

друга, это все говорят, и это, несомненно, верно. У Мартина такая же

крупная голова и такие же глубоко сидящие глаза. Но глаза Мартина кажутся

тусклыми и до странности сонными. В нем все тяжелей, массивней.

Мартин протягивает Густаву обе руки.

- Что тебе сказать? Могу только пожелать, чтобы все и дальше было так,

как есть. Желаю тебе этого от души. - Манера говорить у всех Опперманов,

за исключением Густава, ворчливая. Они не любят показывать свои чувства.

Мартин сдержан и полон достоинства. Но Густав ясно чувствует в его словах

сердечность.

Мартин Опперман привез брату подарок. Шлютер вносит его. Из большого

пакета появляется картина. Это поясной портрет в овальной раме. Над

отложным воротником, какие носили в девяностых годах, на несколько

короткой шее - крупная, массивная голова. Над глубоко сидящими, чуть

сонными глазами Опперманов - тяжелый выпуклый лоб. Лицо выражает хитрость,

вдумчивость, душевное равновесие. Это портрет Эммануила Оппермана, деда,

основателя мебельной фирмы Опперман. Таким был Эммануил Опперман, когда

ему минуло шестьдесят лет, вскоре после рождения Густава.

Мартин ставит портрет на большой письменный стол и придерживает раму

мясистыми холеными руками. Задумчивыми карими глазами Густав всматривается

в хитрые карие глаза деда своего Эммануила. Нет, портрет не очень хорош.

Он старомоден и художественно малоценен. Но все четверо Опперманов

привязаны к этому портрету. Он дорог им с ранней юности, они сжились с

ним. Может быть, они вкладывают в него больше, чем в нем есть на самом

деле. Густав не любит увешивать картинами светлые стены своего жилища. Во

всем доме у него одна только картина - в библиотеке. Но получить портрет

деда для своего кабинета было его давнишним и заветным желанием. Мартин же

полагал, что место портрета - в главной конторе фирмы. И хотя братья во

всем отлично ладили, Густав был в обиде на Мартина за то, что тот не

отдавал ему портрета.

И вот теперь, радостный и довольный, смотрит Густав на лицо деда. Он

знает, что Мартину нелегко было расстаться с портретом. Многословно, весь

сияя, выражает он свою радость, свою благодарность.

После ухода Мартина он зовет Шлютера и показывает ему, куда повесить

портрет. Место давно уже намечено. И, значит, сейчас портрет действительно

будет висеть там. Густав нетерпеливо ждет минуты, когда Шлютер закончит

работу. Наконец все готово. Кабинет, библиотека и третья комната первого

этажа - комната, где Густав завтракает, - органически переходят одна в

другую. Медленно, в раздумье переводит он взгляд с портрета Эммануила

Оппермана - своего прошлого - на другой портрет, бывший до сих пор

единственным во всем доме: на портрет Сибиллы Раух, своей подруги, своего

настоящего.

Нет, конечно, высоким образцом искусства портрет Эммануила Оппермана

никак нельзя назвать. Художника Александра Иоэльса, который писал его по

заказу друзей Эммануила Оппермана, в свое время до смешного переоценивали.

В наши дни его никто и не вспомнит. Но Густав меньше всего ценил в

портрете его художественные достоинства: он и его близкие любили в нем

самого деда и дело его жизни.

В жизненной задаче Эммануила Оппермана не было, в сущности, ничего

высокого. Он был дельцом, и дельцом преуспевающим. Но для истории

еврейского населения Берлина эта жизнь значила нечто гораздо большее.

Опперманы поселились в Германии с незапамятных времен. Предки их жили в

Эльзасе. Были они там мелкими банкирами, золотых дел мастерами, купцами.

Прадед нынешних Опперманов переселился из баварского города Фюрта в

Берлин. Дед - Эммануил Опперман - в 1870-1871 годах занимался крупными

поставками для действовавшей во Франции германской армии. В грамоте,

висящей ныне под стеклом в главной конторе Торгового дома, немногоречивый

фельдмаршал Мольтке засвидетельствовал заслуги господина Оппермана перед

германской армией. Несколько лет спустя Эммануил Опперман основал

мебельное предприятие, рассчитанное на вкусы широкого потребителя. Путем

стандартизации производства он создал для своей клиентуры доступные цены.

Эммануил Опперман любил своего клиента. Он прощупывал его со всех сторон,

угадывал его сокровенные желания, создавал ему новые потребности,

удовлетворял их. По городу широко распространялись его добродушные

остроты, в которых здравый смысл берлинца хорошо уживался с характерным

для Эммануила Оппермана беззлобным скептицизмом. В Берлине, а вскоре и за

его пределами Эммануил Опперман стал популярной фигурой. Вполне

естественно, что внуки Оппермана сделали портрет деда торговой маркой

своей фирмы. Прочная и многообразная связь Эммануила Оппермана с

населением немало способствовала тому, чтобы равноправие немецких евреев,

существовавшее только на бумаге, стало реальностью, а Германия - их

подлинной родиной.

Густав хорошо помнит своего деда. Маленьким мальчиком он три раза в

неделю бывал у него в доме, на Старой Якобштрассе, в центре Берлина. Образ

плотного мужчины в ермолке, с книгой в руках или на коленях, уютно

сидящего в черном вольтеровском кресле, зачастую перед стаканом вина,

глубоко запечатлелся в сердце мальчика, внушая почтение и в то же время

нежность. Входя в квартиру деда, Густав испытывал благоговение, что не

мешало ему чувствовать себя здесь как дома. Ему разрешалось сколько угодно

рыться в колоссальной библиотеке. Здесь он впервые научился любить книгу.

Дед никогда не ленился разъяснять Густаву непонятные места в прочитанных

книгах. Но, хитро сощурив сонные глаза, он давал такие двусмысленные

объяснения, что нельзя было понять, серьезно он говорит или шутит. Никогда

потом Густав так ясно не чувствовал, что в этих книгах все - ложь, и,

однако, в них больше правды, чем в действительности. Бывало, спросишь о

чем-нибудь деда, а он ответит тебе, словно бы и невпопад, а потом

окажется, что это и есть ответ, притом единственно правильный.

Стоя перед изображением Эммануила Оппермана, Густав не то что

вспоминал, а видел все это. В глазах деда было столько добродушной,

лукавой мудрости, что Густав почувствовал себя мальчиком, но мальчиком, у

которого есть надежная опора.

Возможно, что для второй картины, для картины, висевшей в библиотеке,

для портрета Сибиллы Раух, невыгодно было сопоставление с новой.

Бесспорно, Андре Грейд, писавший портрет Сибиллы, и по технике и по

мастерству во много раз превосходил Александра Иоэльса. В картине Грейда

было много воздуха. Художник знал, что портрет будет висеть на светлой

стене и что вся стена послужит ему дополнительным фоном. И вот на светлой

стене порывисто и своевольно выступает Сибилла Раух. Тонкая, решительная,

слегка выставив вперед одну ногу, стоит она там. На стройной шее -

удлиненная голова; из-под высокого, узкого, упрямого лба глядят упрямые

детские глаза, скулы резко очерчены; удлиненная нижняя половина лица как

бы отступает назад; подбородок совсем детский. Портрет без прикрас, очень

точный. "До карикатурности точный", - сердилась Сибилла Раух, когда бывала

не в духе. Но портрет не затушевывал и привлекательных черт Сибиллы.

Какой-то ребячливостью веяло от облика этой тридцатилетней женщины; при

этом лицо ее выражало ум и своеволие. "Своекорыстие", - подумал Густав

Опперман под влиянием другого портрета.

Вот уже десять лет, как Густав встретился с Сибиллой. Она была тогда

танцовщицей, изобретательной, не очень музыкальной, имевшей, однако,

успех. У нее были деньги, она жила в свое удовольствие, балуемая умной,

терпеливой матерью. Южногерманский наивный юмор грациозной девушки, так

своеобразно сочетавшийся с будничной практической смышленостью, привлек

Густава. Она же чувствовала себя польщенной откровенным вниманием этого

солидного, уважаемого человека. Между ними, хотя он был на двадцать лет

старше, как-то сразу возникла большая, необычайная близость. Он был для

нее любовником и старшим братом одновременно. Ему был понятен любой ее

каприз, с ним она могла быть до конца откровенной, его советы были

взвешенны, разумны. Он осторожно внушил ей, что при недостаточной

музыкальности она как танцовщица никогда не добьется настоящего успеха.

Она поняла это, быстро и решительно переключилась и под руководством

Густава стала писать. У нее была своя, красочная манера изложения; газеты

охотно печатали ее лирические картинки и короткие рассказы. Когда в

превратностях германской экономики состояние ее растаяло, она уже почти

могла жить литературным трудом. Густав, не обладавший творческим талантом,

зато отличный критик, помогал ей заботливым, разумным советом. Его

многочисленные связи раскрывали перед ней двери редакций. Оба нередко

подумывали о том, чтобы пожениться; она, пожалуй, чаще, чем он. Но она

поняла, что он предпочитает не накладывать цепей законности на их связь. В

общем, эти десять лет были хорошими годами для нее и для него.

"Хорошими? Скажем, приятными", - думал Густав Опперман, глядя на

портрет смышленого, милого, своенравного ребенка.

И вдруг мысль его вернулась к письму, к невскрытому письму на большом

письменном столе, к письму Анны. С Анной это не были бы десять приятных

лет. Это были бы годы, полные ссор и треволнений. Но, с другой стороны,

будь он теперь с ней, ему вряд ли пришлось бы нынче утром ломать голову

над вопросом: как убить зиму, если его книга о Лессинге будет отклонена.

Он знал бы отлично, что делать с собою, куда себя деть. Перед ним,

вероятно, было бы столько задач, что он умолял бы не вводить его в соблазн

Лессингом.

Нет, он терпеть не может того суетливого дерганья, которое он наблюдает

у многих друзей. Он любит свой достойный, содержательный досуг. Приятно

сидеть в своем красивом доме, среди своих книг и глядеть на сосновые

склоны Груневальда, зная, что у тебя есть обеспеченный доход. Хорошо, что

тогда, после двух лет связи с Анной, он поставил точку.

Кто поставил точку: он или она? Нелегко разобраться в истории

собственной жизни. Одно несомненно: исчезни Анна из его жизни совсем, он

почувствовал бы пустоту. Правда, от встреч с ней всегда оставалась горечь.

Анна ужасная спорщица. У нее этакая прямолинейная манера говорить все

начистоту о каждой ошибке, отмечать малейшую слабость. Перед встречей с

нею, даже перед тем, как вскрыть ее письмо, у него всегда такое чувство,

точно он должен предстать перед судом.

Он держит ее письмо в руках, берет нож, одним движением взрезает

конверт. Читает, крепко сдвинув густые брови. На лице его напряжение, лоб

прорезали резкие вертикальные складки.

Анна поздравляет немногословно, сердечно. Красивым, ровным почерком

пишет, что идет в отпуск в конце апреля и охотно провела бы этот месяц с

ним. Если он хочет встретиться, пусть напишет, где и как.

Лицо Густава разглаживается. Он боялся этого письма. Но письмо хорошее.

Анне нелегко живется. Она - секретарь правления штутгартских

электростанций, она очень поглощена работой, и вся ее личная жизнь

ограничивается этими четырьмя неделями отпуска. И она предлагает ему

провести их вместе. Значит, Анна не совсем от него отказалась.

Он читает письмо вторично. Нет, Анне он не безразличен, она не бросает

его. Старательно и фальшиво напевает он про себя все ту же приставшую с

утра сложную мелодию. Безотчетно поглядывает на портрет Эммануила

Оппермана. И очень доволен.

Мартин Опперман тем временем едет к себе в контору. Особняк Густава

находится на Макс-Регерштрассе, на самой границе Груневальда и Далема, а

главная контора Опперманов - на Гертраудтенштрассе, в центре старого

города. Шоферу Францке потребуется не менее двадцати пяти минут. В лучшем

случае Мартин приедет в контору в одиннадцать часов десять минут. Если же

не повезет со светофорами, он доберется туда только к половине

двенадцатого. А с Генрихом Вельсом условлено на одиннадцать. Мартин

Опперман не любит заставлять себя ждать. Но ему вдвойне досадно, что он

заставит ждать Генриха Вельса: и без того беседа предстоит не из приятных.

Мартин Опперман сидит в машине прямо, не облокачиваясь. Красивой и

непринужденной позу его назвать нельзя. Все Опперманы отличаются



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Слова-реалии как средство выражения исторического колорита в романе л. Фейхтвангера еврейка из толедо

    Курсовая работа
    Предметом данного исследования являются слова-реалии как способ передачи фоновой информации. Выбор слов-реалий в качестве предмета исследования обусловлен рядом причин.
  2. Общая характеристика раннего немецкого романтизма. Школы, идеи, образы

    Документ
    Термин романтизм впервые подразумевал все фантастическое, позднее для обозначения литературного направления в 1 трети 19 века – музыка, живопись, театральное искусство.

Другие похожие документы..