Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
В качестве строительного материала для реликтового эфира, силовых линий и квантов полей, элементарных частиц и ядер предложено использовать энергофор...полностью>>
'Документ'
«Православные обители России» - Оптина Пустынь – Шамордино. Оптина Пустынь - экскурсия по действующему мужскому монастырю. Введенский собор, Колокольн...полностью>>
'Документ'
Широкий общественный резонанс вызвала ситуация в поселке «Речник», расположенном на западе Москвы, где на основании судебных решений с 21 января этог...полностью>>
'Программа'
«Время – деньги» – известная истина? XXI век поставил эту истину под сомнение. Время – дороже денег, время – важнее денег. Время, в отличие от денег,...полностью>>

П. А. Сорокина Москва Санкт-Петербург Сыктывкар 4-9 февраля 1999 года Под редакцией д э. н., проф., академика раен яковца Ю. В. Москва 2000

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

5 февраля 1999г. состоялось заседание пяти секций симпозиума: I секция «Научное наследие Питирима Сорокина и развитие социологической теории» (ведущие: д.ф.н., профессор Давыдов Ю.Н., проф. Б. Джонстон, д.соц.н. Покровский Н.Е.), II секция «Социокультурная динамика: тенденции, механизмы, флуктуации, перспективы» (проф. Ядов В.А.), III секция «Проблемы экономической социологии» (ведущие: член-корр. РАН Медведев В.А., проф. А.И. Кравченко, академик РАН и НАН Украины Лукинов И.И.), IV секция «Власть, право и нравственность» (ведущие: член-корр. РАН Яновский Р.Г., д.ф.н., проф. Здравомыслов А.Г.), V секция «Социокультурное будущее: взгляд поколений» (ведущие: профессора Бестужев-Лада И.В., Добреньков В.И и Л.Н. Панкова).

На первой секции все выступления в основном касались теоретических аспектов (Ю.Н. Давыдов, Ю.М. Плотинский, Г.К. Акшин и др.), проблем различных стадий научной биографии Сорокина, его теоретического роста. В результате дискуссии участники секции пришли к выводу, что мы не должны канонизировать Сорокина, но творчески проникнуть в лабораторию его мысли для нахождения важных источников обновления российской социологии. Выступающие поддержали предложение проф. С.А. Кравченко о публикации материалов симпозиума в России, за рубежом и в Интернете.

На заседании второй секции дискуссия развернулась вокруг двух тем — «Циклы в российской истории» и «Социальное расслоение». Относительно циклов в развитии человечества среди выступающих были резкие «против» и «за», но применительно к российской истории циклы все-таки есть. В свете второй проблемы высказывались идеи многомерности стратификации. При этом отмечалось, что анализируемые параметры не должны противоречить друг другу. Обсуждалась также гендерная проблема как проблема стратификации. П.Сорокин на эту тему не писал, но это тоже проблема стратификации, проблема равенства и неравенства мужчин и женщин.

На третьей секции поднимались проблемы от микроуровня, начиная с отдельного предприятия и рабочих мест, до макроуровня — социоэкономическая динамика капитализма в России. По разбросу проблем от конкретных эмпирических исследований, частных социально-экономических вопросов до предмета экономической социологии, методологических разработок в этой области и даже обсуждения ваковских стандартов по экономической социологии. Так, доклад Паллавичини, — вице-президента Международного фонда Н.Д. Кондратьева, академика РАЕН, проф. Миланского университета «Пределы русского пути к рынку и пределы глобализации экономики: две крайности на пути к одной цели в подтверждение предвидений Питирима Сорокина» был основан на целостном подходе Сорокина, мыслителя и гуманиста, который как никто другой мог оценить всю сложность социальных явлений в глобальном масштабе, поскольку обладал «полем зрения в З600» и мог «понять подлинное значение всей совокупности фактов и феноменов и обнаружить их истинную связь». Проф. Паллавичини делает важные выводы об оборотной стороне технического прогресса, создающего «огромные пространства со слаборазвитой экономикой», о необходимости обеспечения лучшего качества жизни без ущерба культуре, морали и т.д. Автор убедительно показывает, что прибыль не должна являться единственным мотивом как экономической жизни отдельного предприятия, так и общества в целом. Дикого рынка в России можно было бы избежать, если бы были учтены многие факторы, влияющие на общественное развитие.

В заключительном слове проф. А.И. Кравченко подчеркнул, что экономисты повернулись лицом к социологии, хотя и поздно — перестройка и либеральные реформы прошли под знаком экономического детерминизма, но, по его представлению, союз экономистов и социологов обещает быть плодотворным.

Проблемы права, нравственности и духовности, организации власти и науки были в центре внимания докладчиков четвертой секции. Все выступающие отметили, что наследие Питирима Сорокина, его мысли актуальны как никогда. П.Сорокин не смог при жизни передать свой опыт соотечественникам, а его концепции о власти и ценностях крайне важны и в настоящее время.

Выступающие отметили, что, как и предполагал П.Сорокин, современные общества в экономически развитых странах достигли крайней точки человеческой деградации (Митрохина Е.Ю.). Американский проф. Браун и российский ученый К.И. Шилов одинаково оценили современную ситуацию, которая в настоящее время сложилась в США. Признается культурный упадок, атомизация общества, отчужденность людей друг от друга.

Особенность работы пятой секции заключалась в том, что на первый план были выдвинуты доклады аспирантов социологического факультета МГУ — Левашова, Мараскова, Рыбина и Гавриленко. Все четыре доклада вызвали вопросы и дискуссию. Вторая группа докладов сделана профессорами. Все докладчики затронули разные стороны сорокинского наследия и выявили, что он был не только социологом, но и футурологом и отчасти культурологом. Так, работа П.Сорокина «Основы будущего мира», изданная в Петрограде в типографии на Литейном в 1918 г., говорит о том, что Сорокин один из ярчайших представителей ранней футурологии наряду с Уэллсом, Циолковским и многими другими людьми того времени.

Симпозиум завершился принятием двух документов. Первый, который подвел итоги работы симпозиума, называется «Обращение участников Международного научного симпозиума, посвященного 110-летию со дня рождения П.А. Сорокина».

Вторым, очень важным итогом симпозиума является Учредительное собрание Международного института Питирима Сорокина и Николая Кондратьева, как автономной некоммерческой организации, целью деятельности которого является развертывание теоретических и прикладных исследований проблем цикличной динамики и социогенетики, эволюции социальных систем, анализа кризисов и предвидения будущего, динамики мировых и локальных цивилизаций и других проблем; перевод и издание трудов П. Сорокина и Н. Кондратьева, трудов современных обществоведов; формирование баз данных и архивов Сорокина и Кондратьева; периодическое проведение научных конференций, симпозиумов, дискуссий, чтений; поддержка молодых ученых — обществоведов; использование идей П.Сорокина и Н.Кондратьева в образовательной деятельности.

На учредительном собрании был утвержден Устав, избраны сопредседатели Попечительского Совета, президент, вице-президент и директор Института.

Продолжение симпозиума в Санкт-Петербургском государственном университете, Санкт-Петербургском Гуманитарном университете профсоюзов было так же интеллектуально насыщенным, как и в Москве. Во вступительном слове ректора СПбГУ проф. Вербицкой А.И. и выступлениях зав. кафедрой социологии, проф. Бороноева А.О., председателя коми-землячества Санкт-Петербурга Куликова Ю.Н., аспирантов Прилипенко А.П., Латышева М.Г., Ермакович Ю.А. был обрисован санкт-петербургский период в жизни П.Сорокина. Доклады профессоров Овсянникова В.Г., Парыгина Б.Д., Иконниковой С.Н., Яковлева И.П., Гнатюка О.Л., Серова О.А., Триодина Е.Е., Гончарова И.Ф., Соколова Э.В., Шора Ю.М., Казина А.Л., Орлова И.Б., Соколова А.В., Светлова В.А., Маркова А.П., Иванова В.Г. были посвящены воззрениям П.Сорокина на теорию познания, на социологию, на социокультурную динамику, на любовь как духовно-созидающую силу и другим сторонам многогранного наследия величайшего ученого XX века.

В Сыктывкаре участников симпозиума приветствовал Глава Республики Коми Ю. Спиридонов, который передал сыну великого ученого уникальные документы — выписки из церковной книги о рождении и крещении Питирима Сорокина. Во время научной части симпозиума были заслушаны доклады и выступления профессоров американских и российских: С.Сорокина, Барри Джонстона, Яковца Ю.В., Покровского Н.Е.; от Правительства Коми Республики выступили зам. Главы Республики Коми Г.В. Бутырева, министр по делам национальностей Конюхов А.К. Этнологическим исследованиям П.Сорокина был посвящен доклад старшего научного сотрудника Института языка, литературы и истории Коми научного центра Несанелиса Д.А. и проф. СГУ Семенова В.А. Участники симпозиума встретились с учеными Коми филиала РАН, преподавателями и студентами Сыктывкарского государственного университета, учащимися и учителями школы искусств при Главе Республики Коми, с жителями деревень, где родился и учился Питирим Сорокин, побывали на посвященных ему выставках, в музеях и сельских клубах.

Завершить обзор хочется словами из принятого участниками симпозиума обращения: «Симпозиум стал ярким подтверждением истинности пророческих идей Питирима Сорокина о сближении науки России и США, улучшении взаимопонимания между нашими народами в преддверии предсказанного великим российско-американским ученым эпохального перехода к интегральному социокультурному строю. Мы надеемся, что следующие поколения ученых-обществоведов подхватят этот почин и совместно определят контуры будущего постиндустриального общества, пути и этапы его формирования и развития, преодоления неизбежных препятствий и противоречий на этом магистральном пути».

Бондаренко В.М.,

к.э.н., директор Международного фонда Н.Д. Кондратьева

Обращение участников
Международного научного симпозиума,
посвященного 110-летию со дня рождения П.А. Сорокина,
«Питирим Сорокин и социокультурные тенденции нашего времени»

Москва Санкт-Петербург Сыктывкар

4-9 февраля 1999г.

Питирим Александрович Сорокин является одним из крупнейших социологов, мыслителей, гуманистов XX века, автором десятков книг, проложивших новые пути в мировом обществоведении.

Участники Международного научного симпозиума, посвященного 110-й годовщине со дня рождения Питирима Сорокина, подчеркивают основополагающее значение его научного наследия для понимания перспектив развития общества в XXI веке, формирования постиндустриальной парадигмы обществоведения. Однако это наследие пока мало известно на родине ученого – в России, богатство его идей недостаточно освоено и в других странах.

Участники Симпозиума, в котором приняли участие более 700 ученых и специалистов из 14 стран, широко обсудили значение научного наследия Питирима Сорокина для развития современной социологии, отметили необходимость более глубокого использования этого наследия как в научных исследованиях, так и в преподавании для формирования мировоззрения поколений XXI века.

На пленарных заседаниях и заседаниях секций в Москве, заседаниях симпозиума в Санкт-Петербурге и Сыктывкаре состоялся интенсивный обмен мнениями по актуальным проблемам развития социологической науки, социокультурной динамики нашего времени, социальной стратификации и социокультурной мобильности, экономической социологии, власти, права и нравственности, социокультурного будущего, намечены пути дальнейшего развития исследований в этих областях. Группа участников Симпозиума имела возможность посетить родину Питирима Сорокина.

Положительно оценивая усилия Института социологии РАН, социологического факультета Санкт-Петербургского университета, Международного фонда Н.Д. Кондратьева, ученых Республики Коми по изданию трудов Питирима Сорокина, участники Симпозиума считают необходимым издать собрание его сочинений на русском языке и обращаются к Российскому гуманитарному научному фонду, Российскому фонду фундаментальных исследований, российским, американским и международным научным фондам, социологическим организациям, ассоциациям и фондам, деловым кругам с просьбой поддержать эту инициативу. Желательно издание основных трудов российских обществоведов на английском языке, чтобы сделать доступными их идеи мировому научному сообществу.

Участники Симпозиума поддержали предложения о создании Международного института Николая Кондратьева и Питирима Сорокина, регулярном проведении на его основе международных Сорокинских и Кондратьевских чтений, подготовке и изданию дисков CD-ROM о жизни и научном наследии Николая Кондратьева и Питирима Сорокина и об издании материалов настоящего симпозиума на русском и английском языках и надеются на активную поддержку этих мероприятий российскими и американскими научными и деловыми кругами.

Симпозиум стал ярким подтверждением истинности пророческих идей Питирима Сорокина о главных тенденциях нашего времени, сближении науки России и США, улучшении взаимопонимания между народами в преддверии предсказанного великим российско-американским ученым перехода к интегральному социокультурному строю. Мы надеемся, что следующие поколения ученых-обществоведов подхватят этот почин и совместно определят контуры формирующегося постиндустриального общества, пути и этапы его становления и развития, преодоления неизбежных препятствий и противоречий на этом магистральном пути.

Участники Симпозиума выразили искреннюю благодарность Международному фонду Н.Д. Кондратьева, Институту социологии РАН, Российской академии госслужбы при Президенте РФ, Санкт-Петербургскому государственному университету, Санкт-Петербургскому гуманитарному университету профсоюзов, администрации Республики Коми, Сыктывкарскому государственному университету за теплый прием и создание условий для плодотворной работы, а также благодарят за спонсорскую поддержку симпозиума Миннауки России, РГНФ, РФФИ, Социологический факультет МГУ, Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов, Посольство США в Москве, Американский совет по исследованиям и научному обмену, Институт «Открытое общество».

Раздел II
Питирим Сорокин –
человек, ученый, педагог

Сергей П.Сорокин,
проф., США

СЕМЕЙНАЯ ЖИЗНЬ С ПИТИРИМОМ СОРОКИНЫМ

Яродился в Бостоне, штат Массачусетс, в апреле 1933 г. во время снежной бури. Когда я открыл глаза и впервые увидел своего отца, ему было 44 года, — прошло уже немало лет после бурной молодости, проведенной им в царской России, и страшных лет, пережитых в России советской, около десяти лет с тех пор, как он поселился в Соединенных Штатах, и почти два с половиной года после того, как он стал основателем и главой социологического факультета Гарвардского университета в Кэмбридже. Он умер на восьмидесятом году жизни в нашем доме в пригороде Винчестера. Таким образом, мои воспоминания о нем охватывают вторую половину его жизни.

Я должен сразу же отметить, что мой доклад ни в коей мере не является исчерпывающим рассказом о жизни моего отца и не дает всесторонней оценки его научных достижений. Биографические подробности, которые здесь сообщаются, ограничены тем, что мне известно в наибольшей степени — либо по собственным моим наблюдениям, либо по рассказам моих родителей, или же по документам, хранящимся в семье и университетских архивах.

Что это значило — жить с таким человеком, как Питирим Александрович? Когда я начал себя осознавать, он уже был всемирно признанным ученым, и хотя в семье это всегда понимали, это никак не отражалось на нашей повседневной домашней жизни. По сравнению с моей матерью Еленой Петровной, отец был довольно строгим родителем, и поскольку нашим соседским ребятам он казался личностью довольно грозной, они старались с ним не пересекаться. Ведь он, в конце концов, выжил в русскую революцию, несмотря на то видное положение, которое начал занимать в рядах потерпевшей поражение стороны.

После высылки из Советской России в 1922 г. (фото 1) ни Питирим, ни Елена не питали никаких надежд когда-нибудь вернуться на родину, и поэтому они хотели адаптироваться к жизни в Соединенных Штатах. Вот почему, когда родился мой брат Петр, а потом и я, наши родители решили вырастить из нас «типичных американцев». Не берусь судить, насколько они преуспели в этом, но начальное и среднее образование мы получили в школах Винчестера, в которых вели свои собственные «баталии». Начатки русского языка, усвоенные дома, были забыты после того, как учителя сказали, что мы говорим с русским акцентом. И хотя, будучи подростками, мы изучали русский язык по учебникам, для нас это был второй язык.

АДАПТАЦИЯ К ЖИЗНИ В СОЕДИНЕННЫХ ШТАТАХ. Насколько удачно Питириму и Елене удалось приспособиться к жизни в Америке? Страна, в которую мои родители приехали в 1920-е гг., была, конечно, иной по сравнению с тем, что она представляет собой сейчас. В ней преобладали скорее ценности сельской, а не городской жизни, сексуальные нравы были более сдержанны, насилие значительно реже вторгалось в повседневную жизнь, так что многие вообще не запирали двери на ночь. Акклиматизации моего отца способствовало, может быть, и то, что, приехав в Америку, он поселился сначала на севере Среднего Запада, а не на восточном побережье или в Новой Англии, которые были гораздо более урбанистическими. Давая оценку Питириму, его старинный друг и коллега Карл Циммерман считает это счастливой случайностью истории [1]. В Миннесоте время переселенцев еще не ушло в далекое прошлое, а социальная структура этого штата включала сравнительно немного «старых семейств». Кроме того, поскольку население штата говорило с довольно сильным скандинавским акцентом, тот, кто не владел английским в совершенстве, не выделялся здесь так сильно, как в основанных в более давние времена общинах.

Прочитав в течение летнего семестра 1924 г. курс лекций по социальной морфологии и социологии революции, Питирим получил в течение года, то есть вдвое быстрее, чем положено, звание полного профессора. Это дало ему избыток времени для писания; он принялся за работу и в течение трех лет оставался в должности. Мать получила степень доктора философии от университета Миннесоты в 1925 г. Она занималась генетикой и патологией растений, а позднее стала профессором-ассистентом в Хэмлинском университете Сент-Пола, где преподавала ботанику и цитологию растений.

Семейные рассказы и фотоальбомы свидетельствуют о том, что годы, проведенные в Миннесоте, были не только продуктивным периодом в творческой жизни и профессиональной карьере наших родителей, — это были годы, наполненные общением с друзьями, концертами, пикниками, рыбалкой, туристическими походами (фото 2, 3, 4), включая две поездки в Скалистые горы, где отец в августе 1929 г. поднялся на вершину горы Элберт в Колорадо [2].

Образ жизни начал постепенно меняться после того, как Питирим занял свой пост в Гарварде. Сначала родители снимали квартиру в Кэмбридже в нескольких минутах ходьбы от университета, но к марту 1932г. они переехали в большой загородный дом в Винчестере (фото 5). Это столетнее здание, весьма необычное по своей архитектуре, было очень хорошо построено, вероятно, потому, что архитектор проектировал его для своей семьи. Но вот уже почти семьдесят лет этот дом является нашей собственностью и до сих пор сохраняет ауру Елены и Питирима. Поскольку он находился как раз на границе огромного горно-лесного заповедника, он понравился им как идеальное место для подрастающих детей (фото 6).

НАИБОЛЕЕ СЕРЬЕЗНАЯ РАБОТА ДЕЛАЛАСЬ ДОМА. В годы, предшествовавшие второй мировой войне, отец занимался подготовкой своего главного труда — «Социальной и культурной динамики», а также организацией и руководством факультетом социологии. Так как тома «Динамики» он по большей части писал дома, то Петр и я находились поблизости, но с самого раннего детства мы были приучены к тому, что ему нельзя мешать, когда он работает. Мы присутствовали и при написании его последующих книг, а когда подросли, отец иногда опробовал некоторые фрагменты на матери и на нас как на интеллигентных, но непрофессиональных читателях.

В биографии Питирима, написанной Б. Джонстоном [3], документально прослежены академические маневры и политические баталии, которые происходили в Гарварде вокруг социологии и других социальных наук до и после войны. Но, несмотря на треволнения, которые несомненно доставляли отцу эти события, дома мы почти ничего не слышали об этом. Дом был для отца своего рода гаванью, где он занимался творчеством и семьей и куда гарвардские проблемы практически не допускались. Это было правило, которого он, по-видимому, всегда придерживался. Мы с братом были ровесниками детей нашего ближайшего соседа Карла Циммермана и много свободного времени проводили с ними в их доме или у них во дворе (фото 7). Поскольку карьера Циммермана в Гарварде складывалась неудачно и у них весьма откровенно говорилось об этом, то здесь мы улавливали отголоски недовольства гораздо чаще, чем у себя дома [4]. Но что бы мы ни узнавали обо всех этих неприятностях, все это казалось нам в то время несущественным, ибо идеальное настоящее, окружавшее нас, приучило нас к мысли о том, что подлинное значение имеет только творческая активность, в какой бы сфере она ни проявлялась — естествознании, гуманитарных науках или искусстве. Таким образом, в конечном счете наше детство было безоблачным.

ТИПИЧНЫЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ. Я до сих пор удивляюсь, как мог Питирим, работая так много, находить еще и время для семьи и общественной деятельности. Он хорошо организовывал свое время, умея четко разложить по полочкам разные аспекты жизни, и если нашу домашнюю жизнь определял главным образом его распорядок, то делалось это не без учета наших законных интересов и потребностей. В течение учебного семестра он обычно без чего-то восемь утра уходил в университет на лекции (фото 8), и если после обеда не было семинаров или заседаний кафедры, он, как правило, приходил на обед домой. Немного вздремнув, отец закрывался в своем кабинете часа на два, а потом работал во дворе. Затем у нас был ранний ужин, часов в пять, после которого отец читал газету или слушал новости; после чего мы обычно всей семьей слушали радиопередачи или что-нибудь из нашей растущей коллекции пластинок с записью классической музыки. Пока на нашей радиоле исполнялся «Рассвет над Москвой-рекой», отец ходил по комнате, а когда музыка заканчивалась, переворачивал пластинку на другую сторону [5]. Радиопередачами могли быть программы новостей (которые нередко оценивались как поверхностные), концерты Бостонского или других симфонических оркестров, приключенческие рассказы и постановки. Наш небольшой кружок с нетерпением ожидал программы с выступлениями популярных в 30-40-е гг. комиков.

Когда отец работал наиболее интенсивно, он возвращался в свой кабинет еще часа на два-три перед тем как лечь спать. Мне вспоминаются зимние вечера, когда нам тоже разрешалось придти и посидеть у камина при условии, чтобы мы не шумели. А когда наступало наше время укладываться спать, он иногда приходил к нам и рассказывал о последних приключениях «Ивана и Киселя» — персонажей, которых он придумал, чтобы нас развлекать.

Питирим спал немного и часто просыпался во время сна, думая о своей работе, так что мы, проснувшись, обнаруживали, что он уже сидит за столом и что-то пишет. Иногда он уходил на прогулку в лес, чтобы продумать какие-то свои идеи и, между прочим, сообщить нам, что лед на пруду за нашим домом уже достаточно крепок, и можно кататься на коньках. Как правило, он сразу же печатал свои сочинения на пишущей машинке и, хотя печатал двумя пальцами, это не замедляло его работу (фото 9).

После переезда в Соединенные Штаты отец писал все свои рукописи на английском языке. Затем эти черновики передавались факультетской секретарше или профессиональной машинистке, которые перепечатывали их набело. Окончательные варианты наиболее важных работ давались кому-нибудь из коллег или редактору на предмет исправления или усовершенствования английского языка. Позднее небольшие рукописи иногда редактировались кем-нибудь из членов нашей семьи.

ЕЛЕНА ЖЕРТВУЕТ СВОЕЙ КАРЬЕРОЙ. После переезда в Гарвард мать оставила преподавание и отказалась от открывающейся перед ней академической карьеры. Ей не удалось сохранить свое место в университете Миннесоты, несмотря на значительную поддержку университетских коллег-ботаников, по той причине, что там в это время действовали принципы «антинепотизма», и такие же правила имели место и в Гарварде. Тем не менее она пыталась продолжить свое исследование без оплаты в лаборатории знаменитого гарвардского ботаника профессора Ирвинга Бейли. Но, родив ребенка, она сразу же прекратила эти попытки. К счастью, она могла делать кое-какую работу дома, так как ее специальностью было цитохимическое изучение живых клеток, а их можно было получить от растений в нашем саду. Для работы ей нужен был только небольшой хороший микроскоп и кое-какие реактивы, которыми ее снабжал доктор Бейли. Из-за начавшейся второй мировой войны это исследование приостановилось и было продолжено лишь после того, как мы с братом в начале 1950-х гг. закончили колледж, что позволило ей вернуться к своим исследованиям и плодотворно вести их в течение еще одного десятилетия, по-прежнему работая дома, но при этом занимая должность в Радклифф-институте и сотрудничая по совместительству с исследовательской группой по физиологии растений из Гарварда (фото 10). Она написала также несколько статей в соавторстве со мной.

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В ГАРВАРДЕ. В Гарварде общественная жизнь была сложнее, чем в Миннесоте. Будучи деканом факультета, отец должен был присутствовать на разных коктейлях и званых обедах, которые устраивали сотрудники факультета, а также принимать приезжих ученых и профессоров. И хотя теперь уже его положение оставляло меньше, чем в Миннесоте, времени на то, чтобы общаться со студентами, один или два раза в год наш дом в Винчестере был для них открыт. В такие дни мы с Петром с кротким и застенчивым видом встречали наших гостей в прихожей, они улыбались нам, гладили по голове, после чего мы отправлялись спать. Случалось, что мы задерживались дольше и были рады, если кто-нибудь из студентов относился к нам по-дружески. Я особенно запомнил одного аспиранта, которого звали Филиппом; он угостил нас вкусным кусочком сыра эдам, приготовленного для гостей. С тех пор мы время от времени спрашивали, придет ли Филипп-Сыр в следующий раз.

Фрэнк Дэвидсон, рассказывая о своих аспирантских предвоенных годах (он закончил аспирантуру в 1939 г.), писал:

«Разумеется, бывали и светлые моменты. Я вспоминаю зимний вечер, когда мы, участники клуба молодежной песни, которым руководил Джордж Филипс, усевшись на пару саней, запряженных лошадьми, отправились в Винчестер, чтобы преподнести сюрприз профессору Питириму Сорокину, исполнив для него серенаду. Сорокин, бывший секретарь Керенского, потом снова вернувшийся в науку, открыл окно, и на его лице — а был он в ночном колпаке с кисточкой — мы увидели явные признаки гнева. Но не прошло и минуты, как он объявил: «Заходите все! Есть икра и вино!» [7]. Двадцать лет тому назад неожиданный ночной визит мог означать для отца арест, но от этого визита, как узнали мы наутро, он был в восторге. Я не совсем уверен насчет ночного колпака с кисточкой и насчет икры, но хороший винный погребок у отца действительно был и он щедро делился его дарами.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Льных отношений и права гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности Сборник Москва 2009 ббк 71. 01, 74. 200. 53, 87. 7

    Документ
    Гражданско-правовая, конституционно-правовая и уголовно-правовая охрана нравственности: Сборник / Отв. ред. и сост. д.ю.н., проф. М.Н. Кузнецов, д.ю.н.
  2. Курс лекций издание второе, переработанное и дополненное (1)

    Курс лекций
    засл. деят. науки РФ, д.ю.н, проф., академик РАЕН М.И. Байтин - темы 1, 3, 4 (§ 2,3 в соавторстве), 6,8,15; д.ю.н., проф., академик МАН ВШ В.В. Борисов – тема 25: к.
  3. Курс лекций издание второе, переработанное и дополненное (2)

    Курс лекций
    засл. деят. науки РФ, д.ю.н, проф., академик РАЕН М.И. Байтин - темы 1, 3, 4 (§ 2,3 в соавторстве), 6,8,15; д.ю.н., проф., академик МАН ВШ В.В. Борисов – тема 25: к.
  4. Русская доктрина андрей Кобяков Виталий Аверьянов Владимир Кучеренко (Максим Калашников) и другие. Оглавление введение

    Документ
    ВВЕДЕНИЕЗАЧЕМ МЫ СОЗДАЕМ ДОКТРИНУВ ЧЕМ НАШ ШАНС?ОБРЕСТИ СЕБЯЛОЖНАЯ СТАБИЛЬНОСТЬСТЯГИВАНИЕ СМЫСЛОКРАТИИНЕ ДАТЬ “ЗАКРЫТЬ ЛАВОЧКУ”СЕТЕВАЯ СВЯТАЯ РУСЬЧАСТЬ I.
  5. Е. Ю. Прокофьева редакционная коллегия (2)

    Документ
    В журнале «Вестник гуманитарного института ТГУ» публикуются статьи, сообщения, рецензии, информационные материалы по различным отраслям гуманитарного знания: истории, филологии, философии, психологии, социологии, журналистике.

Другие похожие документы..