Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Пояснительная записка'
Примерная программа конкретизирует содержание предметных тем образовательного стандарта, дает примерное распределение учебных часов по темам курса и ...полностью>>
'Рабочая программа'
Целью изучения дисциплины является формирование технологического мировоззрения дипломированных специалистов для их производственно-технологической и п...полностью>>
'Документ'
Поставка и изготовление технологического оборудования: вальцы, смесители, питатели, пресса, электропередаточные тележки, линии резки, перекладки и тра...полностью>>
'Программа'
На дорогах нашей Челябинской области ежегодно погибает более 700 человек, 5 получают травмы и увечья. Сводки о ДТП, которые ежедневно поступают в Упр...полностью>>

Сибирские переселения. Документы и материалы. Выпуск 1

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

Российская Академия Наук
Сибирское отделение
Институт истории

Сибирские переселения. Документы и материалы. Выпуск 1.
Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 2003. 198 с.

Ответственный редактор: д.и.н. М. В. Шиловский.
Составители: д.и.н. М. В. Шиловский, к.и.н. А. К. Кириллов, к.и.н. Г. А. Ноздрин, к.и.н. Н. Н. Родигина, к.и.н. Л. Б. Ус.

   Настоящий сборник содержит преимущественно впервые публикуемые архивные материалы, посвященные переселению крестьян в Сибирь в конце XIX - начале XX в. Документы сборника позволяют проследить всю "технологическую цепочку" переселения (от сбора сведений о Сибири крестьянами в Европейской России до обзаведения хозяйством на новом месте) и увидеть процесс "изнутри" - глазами самих переселенцев, занимающихся их водворением чиновников и сибирских старожилов, а также "сторонних наблюдателей" из числа современников.
   Издание рассчитано на исследователей, краеведов и всех интересующихся историей России и Сибири.

© Институт истории ОИИФФ СО РАН, 2003.

   Введение
   Раздел I. Правовая основа.
   № 1. Правила о переселении на казенные земли
   № 2. Положение о поземельном устройстве крестьян на сибирских казенных землях.
   № 3. Закон 25.08.1906 г. о податных льготах переселенцам
   № 4. Указ 19.09.1906 г. о передаче земель Алтайского горного округа под переселенческие участки
   № 5. Закон 15.05.1908 г. о переселении в Нерчинский округ
   № 6. Закон 19.04.1909 г. о переселенческих ссудах
   Раздел II. Организация.
   № 7. Прошение о денежном пособии на переселение
   № 8. Прошение о присылке справочной литературы по переселению
   № 9. Прошение об информировании о сибирских условиях
   № 10. Прошение о разрешении на переселение
   № 11. Прошение о переселении по льготному тарифу
   № 12. Прошение о переселении в Алтайский округ
   № 13. Прошение о причислении к старожильческому селению
   № 14. Проходное свидетельство
   № 15. Проходное свидетельство
   № 16. Уведомление о запрете на переселение недоимщикам
   № 17. Информация об отправке партии переселенцев
   № 18. Доклад начальнику Алтайского горного округа В. К. Болдыреву о размещении партии переселенцев
   № 19. Предписание тобольского губернатора Н. М. Богдановича крестьянским чиновникам Тобольской губернии о водворении самовольных переселенцев
   № 20. Письмо заведующего переселением в Алтайский округ о приписке переселенца к старожильческому обществу
   № 21. Постановление Томского губернского управления о борьбе с самовольным водворением в Алтайском округе
   № 22. Приемный приговор сельского схода
   № 23. Прошение неприписанных переселенцев
   № 24. Приговор крестьян сельского схода о выдворении неприписанных переселенцев
   № 25. Заключение начальника Алтайского округа по делу о неприписанных переселенцах
   № 26. Начальник Алтайского округа о неприписанных переселенцах
   № 27. Постановление Томского губернского совета по крестьянским делам
   № 28. Прошение переселенцев-дворян о наделении землей
   № 29. Прошение переселенца о выделении денежного пособия
   № 30. Доклад начальника Алтайского округа о помощи неприписанным переселенцам
   № 31. Единоличное обязательство по переселенческой ссуде
   № 32. Коллективное обязательство по переселенческой ссуде
   № 33. Рапорт об отсрочке переселенческой ссуды
   № 34. Прошение переселенцев о постройке церкви
   № 35. Прошение переселенцев о постройке церкви
   № 36. Прошение православных переселенцев о причислении к сельскому обществу старообрядцев
   № 37. Заключение о причислении православных переселенцев к сельскому обществу старообрядцев
   № 38. Рапорт об устройстве переселенцев в Алтайском округе
   № 39. Переселенческие поселки Алтайского округа по материалам обследований 1894 г.
   № 40. Объявление о запрете приписки самовольных переселенцев
   № 41. Постановление Томского губернского управления об устройстве запасных церковных участков в Алтайском округе
   № 42. Выдержка из отчета ревизора по податной части Дмитрия Киреевского о ревизии податных чинов Тобольской губернии
   № 43. Мемория Совета Министров о предоставлении дополнительных льгот переселенцам
   № 44. Мемория Совета Министров о землеустройстве переселенцев в Алтайском округе
   № 45. Распоряжение тобольского губернатора Н. Л. Гондатти о борьбе с самовольными переселенцами
   Раздел III. Отношение населения.
   № 46. Письмо дворянина И. Д. Кошкарова министру внутренних дел И. Н. Дурново
   № 47. Докладная записка дворянина А. Яковенко
   № 48. Всеподданнейшая записка нижегородского губернатора Н. М. Баранова о движении переселенцев через Нижний Новгород
   № 49. Письмо на родину крестьян-переселенцев из села Пупок Ранненбургского уезда Рязанской губернии, водворившихся в Томской губернии
   № 50. Письмо на родину переселенца из села Белики Хорольского уезда Полтавской губернии, водворившегося в поселке Новоразинский Барнаульского округа Томской губернии
   № 51. Письмо на родину переселенца Я. Д. Профатилова из села Машевки Хорольского уезда Полтавской губернии, водворившегося в поселке Веселый Яр Барнаульского округа Томской губернии
   № 52. Письмо на родину переселенца из Веприкской волости Хорольского уезда Полтавской губернии, водворившегося в Барнаульском округе Томской губернии
   № 53. Письмо на родину крестьянки М. Г. Зюбановой, переселившейся из с. Белики Хорольского уезда Полтавской губернии
   № 54. Письмо на родину П. Зюбана, крестьянина-переселенца из Заичеснской волости Хорольского уезда Полтавской губернии
   № 55. Письмо крестьянина И. Е. Белякова о переселении в Сибирь
   № 56. С. Фруг. "Переселенцы"
   № 57. Переписка о создании земледельческой артели переселенцев
   № 58. Отчет о движении переселенцев в Алтайский горный округ в течение 1888, 1889, 1890, 1891 и от 1 Января 1892 по 1 Октября 1902 г.
   № 59. Переписка по вопросу о сохранении земли за сельским обществом
   № 60. Итоги переселения в Алтайский округ, 1884-1912 гг.
   № 61. П. А. Столыпин и А. В. Кривошеин об итогах и проблемах переселенческого движения в Сибирь

Введение.

   Одной из главных составляющих российской истории является процесс колонизации (освоения) новых территорий. Первым на данное обстоятельство обратил внимание А. П. Щапов, который в 1860-е гг. отметил, что отечественная история "есть по преимуществу история областных масс народа, история постоянного территориального устройства, разнообразной этнографической организации" [1]. Важную роль в колонизации сыграло присоединение и освоение Сибири, начавшееся одновременно с проникновением европейцев в Северную Америку.
   Коренное отличие в реализации этих двух грандиозных проектов заключалось в том, что заселение английских колоний на атлантическом побережье осуществлялось частной инициативой европейцев при минимальной поддержке государства. В российском варианте за землепроходцами стояло правительство. Оно своей мощью и ресурсами обеспечивало быстрый рывок на восток и вплоть до конца ХХ в. контролировало приток населения сюда. Вольнонародная колонизация не имела преимущественного значения. Безусловно, элемент самодеятельности в заселении региона присутствовал, но не преобладал, имел полулегальный или нелегальный характер. Даже такой "контингент" самовольных переселенцев как старообрядцы, бежавшие сюда "сохранить свою веру в скитах" [2], большей частью появился в Сибири не по своей воле. Как установил Ф. Ф. Болонев, только в 1764-1765 гг. сюда проследовало 23 партии староверов по 150-200 человек, выведенных из польских пределов. Они были расселены в Западном Забайкалье и к середине XIX в. составляли 57 % всего русского населения территории [3].
   Правительство на протяжении четырех веков выступало главной силой в организации переселений (массовых миграций). Под ними мы понимаем процесс перемещения больших масс населения, осуществляемый государством путем предоставления льгот или насильственными методами (ссылка, высылка, депортация) с целью решения стратегических задач внутренней и внешней политики [4]. Подобная роль власти определялась необходимостью ускорить социальную мобилизацию российского и советского социумов в качестве основного средства модернизации страны в рамках догоняющего развития.
   В советской историографии, вслед за В. И. Лениным [5], вся система организации переселений в дореволюционный период оценивалась исключительно негативно. Изучаемое явление подавалось в темных тонах. "Как и раньше, переселенцев везли из Центральной России в товарных вагонах-теплушках. Питались они в долгом и далеком пути сухарями и другими продуктами, взятыми из дому… Но самое страшное было еще впереди. Царское правительство, переселяя в Сибирь крестьянскую бедноту, почти не заботилось о ее устройстве" [6]. Подвергались критике официальные издания начала ХХ в., якобы преувеличивавшие результаты правительственных мероприятий по водворению мигрирующих за Урал [7]. Единственную обобщающую работу по проблеме Л. Ф. Склярова [8] недавно В. Е. Смирнова справедливо обвинила в крайней тенденциозности в плане подбора фактического материала, "в абсолютно негативной оценки всей постановки переселенческого дела" [9]. Ситуация начинает изменяться с начала 1990-х гг. А. А. Храмков и В. Г. Тюкавкин отметили большую работу, осуществленную правительством по содействию и организации переселений, в том числе и с точки зрения предоставления льгот [10]. Правда, не обошлось без крена уже в другую сторону и В. Г. Тюкавкин вполне серьезно доказывает, что переселенец по железной дороге вообще мог доехать до Сибири бесплатно [11].
   Целью данного документального сборника, подготовленного научными сотрудниками сектора истории второй половины XIX - начала ХХ вв. Института истории СО РАН, знакомство со всей "технологической цепочкой" организации и осуществления переселений в Сибирь (Тобольская, Томская, Енисейская, Иркутская губ.) в конце XIX - начале ХХ в., которая начиналась подачей желающим переехать прошения и заканчивалась землеустройством и причислением к сельскому обществу новоселов на новом месте жительства.
   В первом разделе воспроизводятся шесть нормативных актов 1906-1909 гг., регламентирующих процесс переселений: "Правила о переселении на казенные земли" (1906 г.); "Положение о поземельном устройстве крестьян и инородцев, водворившихся в губерниях Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской на казенных землях" (1906 г.); закон от 25 августа 1906 г. о податных льготах переселенцам; указ от 19 сентября 1906 г. о передаче земель Алтайского горного округа под переселенческие участки; закон от 15 мая 1908 г. о переселении в Нерчинский округ; закон от 19 апреля 1909 г. о порядке выдачи ссуд на общеполезные надобности переселенцев
   Касаясь их, следует заметить, что стратегия переселенческой политики царского правительства в XIX в. трансформировалась от запретительной через разрешительную к поощрительной. В 1881 г. утверждаются "Временные правила для переселения крестьян", которые впервые вводили разрешительный принцип переселения для всех лиц сельского состояния. 13 июля 1889 г. Высочайше утверждаются "Правила о переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли". Этот законодательный акт общего содержания в 1890 г. распространяется на Алтайский округ Кабинета, а в 1892 г. - на Восточную Сибирь. Параллельно с 1871 г. шла разработка нормативного акта о сибирском землеустройстве, которая завершилась 23 мая 1896 г. утверждением императором Николаем II соответствующего закона, на основании которого проводилось поземельное устройство на территории Томской, Тобольской, Енисейской и Иркутской губернии до 1917 г. Как верно заметил А. А. Храмков, "другие законы были лишь развитием закона 23 мая 1896 г." [12]. То ж самое можно сказать и в отношении других вышеназванных нормативных актов, которые в последующем уточнялись разного рода "правилами" и ведомственными инструкциями, направленными в основном на упрощение процедуры переселений и предоставление переселяющимся дополнительных льгот.
   Приводимые в сборнике нормативные акты дают представление о порядке переселений, получении льгот, водворения и землеустройства на казенных и кабинетских (Алтайский округ) землях в Сибири. Особо хотелось бы остановиться на системе льгот. Итак, легально переселяющаяся в Сибирь крестьянская семья имела право на получение льготных (беспроцентных) возвратных ссуд на переезд по железной дороге и водным транспортом в размере 50 руб. и хозяйственное устройство в течение трех лет со времени водворения на новом месте в размере 160 руб., а если водворение происходило в старожильческие общества, то в половинном размере. Кроме того, им безвозмездно отпускался строевой лес с казенных дач. Помимо ссуд, организованные переселенцы получали вознаграждение за оставленную ими надельную землю, размер которого определялся добровольным соглашением между ними и сельским обществом. В местах вселения переселенцы на 5 лет освобождались от казенных платежей и земских денежных сборов, а в последующее пятилетие вносили их в половинном размере. Достигшие призывного возраста освобождались на три года от призыва в армию. Кроме того, законом от 19 сентября 1909 г. предусматривалось выделение ссуд на общеполезные надобности сельским обществам переселенцев: сооружение колодцев, плотин, прудов, мостов, строительство дорог, школ, культовых сооружений, мельниц, маслозаводов, кирпичных заводов, а также внутринадельное межевание.
   Количество бюджетных средств, выделяемых на ссуды постоянно возрастало, достигнув в 1903 г. 12 106 тыс. руб. Их к этому времени получили 64 892 семьи, или 87 % от всех осевших на сибирских землях. Средний размер ссуды составил 90 руб. 80 коп. [13] . Как заметил по их поводу В. Г. Тюкавкин: "Выданных денег было недостаточно для полного устройства, но они помогали новоселам, прибавлявшим привезенные средства, "дотянуть" до первого своего урожая" [14]. Вместе с тем по поводу ссуд переселенцам существовала и противоположная точка зрения, воспроизводимая в письме-фельетоне И. Я. Белякова (см.: № 55). Помимо ссуд, государство вкладывало значительные средства на организацию перевозки переселяющихся в Сибирь, содержание складов сельскохозяйственных машин и инвентаря. Общие расходы казны на эти цели выросли с 1905 по 1911 гг. с 5 до 25 млн. рублей [15].
   Раздел 2 (док. №№ 7-45) раскрывает организацию переселений в конце XIX - начале ХХ В. Особый интерес представляют прошения крестьян из различных губерний Европейской России с просьбой разрешить их семьям переселиться в Сибирь (док. №№ 7-13). Помимо конкретных причин, побудивших крестьян начать хлопоты, в совокупности они показывают, что главную причину переселений они видели в прогрессирующем малоземелье. Поэтому главной побудительной причиной переселений являлась патриархальная психология сельских обывателей, стремившихся решить проблему малоземелья за счет экстенсивного фактора, сохраняя низкий уровень агротехнической культуры своего хозяйства. Обобщая свои наблюдения по указанному вопросу министр земледелия (1894-1905) и видный ученый-аграрник А. С. Ермолов отмечал, что в России имеет место не абсолютное малоземелье, а недостаток земли для "сохранения стародавних форм экстенсивного хозяйства" [16].
   Следующая серия документов (№№ 14-22) раскрывает организацию процесса организованного переселения от выдачи проходных свидетельств (док. №№ 14, 15) до приписки новоселов к сельскому обществу старожильческого селения (док. № 22). Массовые переселения, особенно осуществляемые на свой страх и риск, без предварительного разрешения, порождали ситуацию фронтира между старожилами и переселенцами, в частности на Алтае (док. №№ 23-27). Первоначально, пока маховик переселений только набирал обороты, старожилы были заинтересованы в причислении новоселов к своим сельским обществам, поскольку это создавало рынок дешевой рабочей силы. Постепенно они же с позиций защиты патриархально-экстенсивных форм ведения хозяйства начинают относиться к переселенцам как к захребетникам и требовать их водворения на свободные земли. Обобщая многочисленные факты насилия по отношению к новоселам, начальник Алтайского округа в середине 1890-х гг. констатировал, "что крестьяне-старожилы Алтайского округа и должностные лица сельского общественного управления допускают по отношению переселенцев всевозможные насилия и самоуправства: выселяют переселенцев из деревень, несмотря на то, что многие из них проживают с согласия обществ по нескольку лет и у тех же общинников приобрели постройки; отбирают распаханные земли, за которые уплачиваются в пользу общества повинности (кроме платы отдельными домохозяевами за распашку), земледельческие орудия; разламывают постройки, печи и окна в домах; наконец, воспрещают общественникам держать переселенцев на квартирах, вынуждая их с маленькими детьми и престарелыми больными жить под открытым небом и т. д." [17]
   Следующая подборка документов (№№ 29-37) иллюстрирует практику получения ссуд, в том числе и на общественные нужды (школы, церкви, колодцы, дорожное строительство и т.д.). Завершающие раздел документы (№№ 38-45) дают представление о первичных результатах переселенческого движения к концу XIX в., проблемах, возникших к этому времени и предлагаемых правительством и местной администрацией способах их решения.
   Третий раздел сборника (док. №№ 46-61) раскрывает отношение к переселению представителей различных групп населения (дворян, чиновников, самих переселенцев, старожилов). Кроме того в него включены материалы, дающие представление об общих итогах переселений на примере Алтайского округа, поскольку сюда в 1907-1914 гг. проследовало 48 % крестьян, направляющихся в сибирские губернии [18].
   Пожалуй ни одно из событий XIX-XX вв., не считая сооружения Транссиба, не оказало такого всеобъемлющего воздействия на Сибирь как массовые переселения сюда в конце ХIХ - начале ХХ вв. По подсчетам Н. Ф. Иванцовой количество проследовавших в регион в 1885-1905 гг. составило 1,5 млн. человек; за 1906-1910 гг. их число составило 2,5 млн., а в 1911-1913 гг., уменьшившись в два раза, колебалось в пределах 302,4 тыс. человек в год [19]. В 1908 г. переселенческий поток достиг максимальной отметки в 664 777 человек, в то время как число возвратившихся составило 45 102 человека [20]. Ни до, ни после страна не знала таких масштабов организованной миграции, потребовавшей существенного напряжения усилий государственных учреждений и приведшей, наряду с естественным приростом, к удвоению численности населения Сибири с 1897 по 1916 г. (с 5,8 до 11,0 млн. человек).
   Порожденное массовым переселением землеустройство с ограничением наделов старожилов и переселенцев 15-ю десятинами земли на душу (реально в среднем по региону пришлось 13,2 десятины [21]), решаемое властями за счет сельских жителей, способствовало эскалации противостояния между старожилами и аборигенами с одной стороны, и переселенцами - с другой. Поэтому районы массовых вселений становятся очагами хронического противостояния. Наложение ареалов массовых выступлений 1905-1907 гг., межреволюционного периода, 1917, 1918-1919, 1920-1921 гг., имевших разную политическую направленность, дает в большинстве случаев совпадение в границах. Можно говорить о существовании в Сибири в начале ХХ в. своеобразного фронтирного пояса противостояния, охватывающего Тюкалинский, Бийский, Барнаульский, Змеиногорский, Минусинский, Канский и Нижнеудинский уезды. Не случайно колчаковский военный министр генерал А. А. Будберг констатировал в мае 1919 г.: "Восстания и местная анархия расползаются по всей Сибири: говорят, что главными районами восстаний являются поселения столыпинских аграрников, не приспособившиеся к сибирской жизни и охочих на то, чтобы поживиться за счет богатых старожилов" [22].
   Даже там, где переселенцы обустраивались самостоятельно отдельными селениями, возникали проблемы. Обобщая собранный материал по трем переселенческим поселениям в северо-западной части Барнаульского уезда, А. А. Храмков констатирует, что они "свидетельствуют своим примером если не об успехах дореволюционной переселенческой политики, то хотя бы о несомненной пользе переселений в Сибирь для многих крестьян. Они имели здесь больше земли, чем в Европейской России. преодолевая огромные трудности, они успели много сделать в освоении своей местности. Однако сибирская деревня была далека от "процветания", о котором сейчас можно иногда прочитать. В ней имелось немало "горючего" материала, социальной напряженности и недовольства значительной части населения своим положением. Во всех изученных нами селом ядром населения являлась бедняцкая группа хозяйств" [23].
   Крестьянство Сибири, вне зависимости от национальной принадлежности, стремилось в ходе переселений и землеустроительных работ в конце XIX - начале ХХ в. получить или сохранить за собой как можно больше земли. Оно связывало свои надежды на достаток и благополучие прежде всего с наличием в избытке пригодной для земледелия земли. Поэтому сокращение наделов воспринималось как вполне реальная угроза крестьянскому достатку и вызывало противодействие всего сельского мира вне зависимости от уровня социальной дифференциации, конфессиональной или национальной принадлежности. С точки зрения социальной психологии данное отношение свидетельствовало о преобладании в менталитете крестьян и аборигенов патриархальной психологии и стремления сохранить традиционные формы хозяйственной деятельности.
   61 документ, включенный в сборник, в основном извлечен из фондов РГИА, ГАКК, ГАИО, ГАТО, ЦХАФАК, ГАТ и большей частью публикуется впервые. Каждый из них сопровождается научным комментарием.

  [1] Щапов А. П. Великорусские области в Смутное время // Щапов А. П. Собр. соч. СПб., 1906. Т. 1. С. 648.
  [2] Ядринцев Н. М. Сибирь перед судом русской литературы // Томск. губ. ведомости. 1865. 5 марта.
  [3] Болонев Ф. Ф. Старообрядцы Забайкалья в XVII-XX вв. Новосибирск, 1994. С. 47, 62-63.
  [4] Высокопоставленные чиновники П. А. Столыпин и А. В. Кривошеин в начале ХХ в. государственное значение переселений видели: "в смысле охраны границ, подъеме жизнедеятельности окраин, вовлеченных в общий хозяйственный оборот страны, смягчении аграрных затруднений в Европейской России". См.: Поездка в Сибирь и Поволжье. Записка П. А. Столыпина и А. В. Кривошеина. СПб., 1911. С. 17.
  [5] Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 21. С. 326.
  [6] История Кузбасса. Кемерово, 1967. Ч. 1-2. С. 184-185.
  [7] Горюшкин Л. М., Миненко Н. А. Историография Сибири дооктябрьского периода (конец XVI - начало ХХ в.). Новосибирск, 1984. С. 105.
  [8] Скляров Л. Ф. Переселение и землеустройство в Сибири в годы столыпинской реформы. Л., 1962.
  [9] Смирнова В. С. Организация перевозки переселенцев в России (1881-1914). Автореф. канд. диссерт. Челябинск, 1998. С. 8.
  [10] История Алтая. Барнаул, 1995. Ч. 1. С. 257; Тюкавкин В. Г. Великорусское крестьянство и Столыпинская аграрная реформа. М., 2001. С. 272-275; 245-247.
  [11] Тюкавкин В. Г. Указ. соч. С. 246.
  [12] Храмков А. А. Земельная реформа Сибири (1896-1916 гг.) и ее влияние на положение крестьян. Барнаул, 1994. С. 28.
  [13] Сибирская железная дорога в ее прошлом и настоящем. Исторический очерк. Под ред. А. Н. Куломзина. СПб, 1903. С. 337.
  [14] Тюкавкин В. Г. Указ. соч. С.275.
  [15] Поездка в Сибирь и Поволжье… С. 5.
  [16] Ермолов А. С. Наш земельный вопрос. СПб., 1906. С. 2.
  [17] ЦХАФАК. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 1.
  [18] История Алтая. Ч. 1. С. 258.
  [19] Иванцова Н. Ф. Западно-Сибирское крестьянство в 1917 - первой половине 1918 гг. М., 1992. С. 36.
  [20] История Сибири. Л., 1968. Т. 3. С. 308.
  [21] Храмков А. А. Указ. соч. С. 74.
  [22] Будберг А. Дневник белогвардейца. Колчаковская эпопея // Дневник белогвардейца. Новосибирск, 1991. С. 254.
  [23] Храмков А. А. Села Ирбино, Веселовское и Белое Новосибирской области в начале ХХ в. (по материалам сельскохозяйственной переписи 1917 г.) // Моя Сибирь. Вопросы региональной истории и исторического образования. Новосибирск, 2002. С. 80.

Раздел I. Правовая основа.

1. Правила о переселении на казенные земли.

Правила о переселении на казенные земли.
(Св. зак. [1] т. IX. Особ. прил. кн. VIII по прод. [2] 1906 г.).

РАЗДЕЛ ПЕРВЫЙ.
Временные правила о переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев.

   1. Сельским обывателям, а равно мещанам, лично занимающимся хлебопашеством, желающим переселиться в местности, заселение коих вызывается видами Правительства, или выходящим из обществ, добровольное выселение из коих признается вследствие особо неблагоприятных хозяйственных условий желательным (ст. 2), могут быть оказываемы при переселении содействие и льготы, указанные ниже в статьях 7-26.
   2. Местности, заселение коих вызывается видами Правительства, а равно местности, добровольное выселение из которых части населения признается желательным, определяются по соглашению Министров Внутренних Дел и Финансов и Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием, а также Военного Министра в отношении местностей, находящихся в его ведении.
   Примечание 1. Выяснение местных потребностей в мерах правительственного содействия к переселению на казенные земли как в пределах одной гy6ернии, так и из одной губернии в другую, а равно участие в выполнении этих мер может быть возлагаемо в порядке, определенном в Именном Указе 4 Марта 1906 года (собр. узак., 307) [3], на Землеустроительные Комиссии, учреждаемые для содействия Крестьянскому Банку [4] в покупке и продаже земли нуждающимся в ней крестьянам.
   Примечание 2. Независимо от окраин и тех губерний Европейской России, для коих изданы особые правила о порядке образования переселенческих участков (ст. 70-123), Главному Управлению Землеустройства и Земледелия [5] предоставляется образовывать из состоящих в его заведывании казенных земель участки для водворения переселенцев также и в других местностях Европейской России, где по состоянию этих земель и сельскохозяйственным условиям нарезка таких участков будет признана Главным Управлением возможною.
   3. Сельские обыватели и мещане-земледельцы, желающие переселиться на казенные земли, отводимые под заселение, и воспользоваться при этом содействием Правительства, обращаются с ходатайствами об оказании им такого содействия в Административные Присутствия Уездных Съездов [6] или в соответствующие сим Съездам учреждения. Учреждения сии, в случае признания заявленных ходатайств подлежащими удовлетворению, выдают просителям, установленным порядком, разрешение на переселение с содействием Правительства.
   4. Основание и порядок выдачи указанных в предшедшей (3) статье разрешений на переселение устанавливаются инструкциею Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием.
   Примечание. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется тем из ссыльно-поселенцев, вынужденных по военным обстоятельствам покинуть остров Сахалин во второй половине 1905 года [7], которые будут признаны способными к земледельческому труду и окажутся заслуживающими особого о них попечения, отводить в губерниях Томской и Тобольской земельные участки для их водворения на основаниях, установленных для переселенцев.
   5. Разрешение на переселение в области Сыр-Дарьинскую, Ферганскую и Самаркандскую и в Кавказский край, с содействием Правительства, выдаются только лицам коренного русского происхождения, православного исповедания или же последователям таких старообрядческих согласий и сектантских толков, допущение которых к водворению в названных местностях Главноуправляющий Землеустройством и Земледелием, по соглашению с Министрами Военным и Внутренних Дел и с Наместником Его Императорского Величества на Кавказе, по принадлежности, признает возможным.
   6. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется вменить подлежащим начальствам в обязанность, при выдаче на основании статей 3-5 разрешений на переселение с содействием Правительства, оказывать, по возможности, предпочтение желающим переселиться лицам из числа отставных и запасных нижних чинов, кои имеют в составе семейств не менее двух годных для занятия хлебопашеством работников и принадлежат к следующим разрядам: 1) из вступивших в службу по правилам Рекрутского Устава - тем, кои не получили надела ни от казны, ни от своих обществ; 2) из призванных на военную службу по Уставу о Воинской Повинности: унтер-офицерам всех категорий, прослужившим сверх срока в сухопутных войсках не менее десяти, а во флоте - не менее семи лет; раненым на войне; имеющим знак военного ордена; отбывшим воинскую повинность в местностях, избранных для нового водворения, и вернувшимся затем на родину, и 3) отбывшим воинскую повинность в Европейской России, семейства коих уже переселились.
   7. Лица, получившие установленное разрешение на переселение с содействием правительства (ст. 3), обязаны послать для выбора и зачисления за ними подлежащего количества земельных участков ходоков, по одному от каждой семьи или от нескольких семей-однообщественников, с утверждения в последнем случае Земского Начальника или соответствующего ему должностного лица. Избранные ходоками участки зачисляются местными учреждениями, заведывающими переселением, за переселенцами на два года.
   8. По представлении перечисляющимися удостоверений о зачислении за ними участков или приемных приговоров старожилых обществ (ст. 13) или же удостоверений о причислении к городам Приамурского генерал-губернаторства [8] и области Забайкальской (Зак. Сост., ст. 564, прим. 4, по Прод.), им выдаются Земскими Начальниками [9] или соответствующими им должностными лицами проходные свидетельства. Получившие таковые свидетельства не обязаны испрашивать каких-либо иных документов для увольнения из своих обществ. Выдача проходных свидетельств может производиться без возвращения ходоков на родину.
   9. Подворно-наследственные участки, а в селениях с общинным землевладением - усадебные земли, оставляемые крестьянскими семьями, переселяющимися в полном составе, могут быть отчуждаемы ими обществу или однообщественникам за условленное вознаграждение.
   Примечание. Переселяющиеся из губерний Царства Польского [10] должны при ликвидации своих имущественных отношений на родине соблюдать существующие по сему предмету в губерниях Царства Польского особые законы.
   10. Полевые участки надельной земли в селениях с общинным землевладением, оставляемые крестьянскими семьями, переселяющимися в полном составе, передаются обществу с выдачею обществом выселяющимся домохозяевам вознаграждения, размер которого определяется по добровольному соглашению. В случае несостоявшегося соглашения с обществом относительно уступки ему оставляемого переселяющимся участка таковой может быть передан, на срок до ближайшего передела, однообщественнику за условленное вознаграждение, с возложением на лицо, принимающее участок, всех лежащих на нем обязательств и платежей.
   11. Сельским обществам, а равно лицам, приобретающим от переселенцев оставляемые ими земли, могут быть выдаваемы ссуды на основаниях и в порядке, определяемых по соглашению Министров Финансов и Внутренних Дел и Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием.
   12. Казенные палаты [11] по получении от подлежащих крестьянских учреждений документов, удостоверяющих устройство переселенцев на участках, немедленно делают распоряжения о перечислении сих лиц по месту нового водворения.
   13. Приселение переселенцев к старожилым обществам, не получившим земельного устройства, разрешается должностными лицами, заведывающими крестьянскими делами, по приемным приговорам обществ и по соображению с земельным их обеспечением. Приселение же к сельским обществам, поземельное устройство коих уже закончено, совершается на общем основании (Кн. I, Общ. Пол.), или в порядке, статьями 9 и 217 Положений о поземельном устройстве крестьян Сибирских (Кн. VI) указанном [12].
   14. Переселенцы, по прибытии на места нового водворения, имеют право воспользоваться ссудами на продовольствие и обсеменение полей, не ожидая окончательного их перечисления.
   15. Казенные земли отводятся переселенцам: в Европейской России - на одинаковых с бывшими государственными крестьянами основаниях, а в прочих местностях - на основаниях, установленных для земельного устройства старожилого населения. Размер земельного надела на наличную душу мужского пола определяется по соображению с местными сельскохозяйственными условиями и производительностью почвы, но не должен превышать установленных предельных размеров участков, предоставляемых местному крестьянскому населению в порядке поземельного устройства.
   Примечание 1. В губернии Черноморской, в областях Степных, Сыр-Дарьинской, Ферганской, Самаркандской, Амурской и Приморской и вообще в местностях, по отношению к коим еще не установлено правил для окончательного земельного устройства коренного населения, земельные участки отводятся переселенцам в постоянное (бессрочное) пользование. Отведенные участки не могут быть ни отчуждаемы, ни обременяемы долгами. Переселенческие общества и отдельные переселенцы в Амурской и Приморской областях, приобретшие, при действии узаконений 27 Апреля 1861 года (36928) и 18 Июня 1892 года (8755) [13], отведенные им участки в собственность, сохраняют право распоряжения означенными участками на общем основании.
   Примечание 2. Порядок пользования лесными наделами на переселенческих участках определен в статьях 373-378 Устава Лесного (изд. 1905 г. и по Прод.) [14].
   Примечание 3. Обложение отведенных переселенцам участков в Европейской России выкупными платежами и выдача им владенных записей производятся подлежащим Губернским и Губернским по крестьянским делам Присутствием в порядке, установленном статьями 23 (по Прод.) и 24 Положений о поземельном устройстве крестьян, водворенных на казенных землях (Кн. V), для местностей, в коих составление владенных записей для бывших государственных крестьян приведено к окончанию, причем размер выкупных платежей вычисляется по средней сложности выкупных платежей, взимавшихся к 1 Января 1905 года с каждой десятины земли в ближайших селениях бывших государственных крестьян [15].
   Примечание 4. Выдача отводных записей переселенцам в тех местностях Сибири и Закавказья, где земельное устройство старожилого населения завершено, производится учреждениями по крестьянским делам, причем местное Управление Земледелия и Государственных Имуществ обязано сообщить подлежащему чину крестьянских учреждений необходимые для составления отводной записи сведения.
   16. Казенные земли предоставляются переселенцам или в общинное, или в подворное пользование. Избрание того или иного порядка землевладения зависит от самих переселенцев и определяется приговором подлежащего сельского схода, постановленным по большинству голосов лиц, имеющих право голоса на сходе, а там, где переселенцы не образуют из себя отдельного сельского общества, - решением, принятым большинством всех наличных в поселке переселенцев мужского пола.
   Примечание 1. Земли, орошаемые в областях Сыр-Дарьинской, Ферганской и Самаркандской, отводятся переселенцам в подворно-участковое пользование. Участки сии, если переселенцы в течение трех лет по водворении не приступили к обработке этих земель, отбираются от них.
   Примечание 2. В губернии Черноморской приграниченные к участкам лесные заросли и неудобные земли остаются в общественном пользовании, хотя бы возделываемые земли и были разделены на подворные участки. При избрании переселенцами общинного порядка пользования землею, из состава предоставленных им удобных земель отделяются особые усадебные участки. Размер сих участков определяется сельскими обществами или поселками, по принадлежности, но должен быть не менее восьмисот квадратных сажен на душу мужского пола. Приговоры об определении величины усадебных участков постановляются на основаниях, указанных в сей (16) статье для избрания переселенцами общинного или подворного порядка землевладения. Приговоры сии утверждаются Общим Присутствием Губернского Управления [16]. Усадебные участки не подлежат переделам и поступают в наследственное пользование владельцев оных. Владельцам подворных участков разрешается переуступать их лицам, приписанным или приписывающимся к сельским обществам, с тем, что во владении одного домохозяина может состоять только два участка.
   17. Переселенцы, образовавшие отдельные общества в местностях, в которых не введено в действие Положение о порядке взимания окладных сборов с надельных земель сельских обществ (Кн. I. Общ. Пол. [17], ст. 240-340, по Своду и по Прод.), изъемлются из действия правил о круговой поруке в исправном отбывании казенных, земских и мирских сборов [18].
   18. Отдельным домохозяевам предоставляется требовать выделения причитающейся им части земли в хуторские отрубы. Означенные требования удовлетворяются в тех случаях, когда это окажется возможным без ущерба для остальных переселенцев, водворенных уже на участке, и для дальнейшего заселения оного. Дела по спорам и недоразумениям по поводу распределения между переселенцами земель и угодий разрешаются местными крестьянскими учреждениями на общем основании.
   Примечание. Правила о подворном и хуторском устройстве на заполненных переселенческих участках при сем приложены.
   19. Основания и размеры обложения отводимых переселенцам земель в отдельных местностях определяются общими или действующими для сих местностей особыми узаконениями.
   20. В каждом переселенческом поселке, состоящем не менее, чем из десяти дворов, образуется отдельное сельское общество, на общем основании (Кн. I, Общ. Пол. [19]). Все водворяющиеся в поселке на свободных землях после образования сельского общества входят в состав последнего без испрошения от него приемных приговоров. Мещане, водворяющиеся на казенных землях, перечисляются в сельские обыватели.
   21. Состоящие на переселенцах недоимки в казенных сборах и в общий по Империи продовольственный капитал слагаются со счетов.
   22. Недоимки по земским и общественным сборам, по взыскании сих недоимок с переселенцев, обращаются по принадлежности. Недоимки в продовольственных запасах, соответствующие числу наличных душ переселившихся семейств, подлежат обращению в продовольственные запасы по месту нового водворения переселенцев, со сложением со счетов прежних обществ.
   23. Переселяющиеся на казенные земли, равно как приселяющиеся к старожилым обществам в определенном статьями 3 и 13 порядке, пользуются следующими льготами: 1) перевозка сих лиц по железным дорогам, до места назначения, а равно передвижение по этим дорогам в оба конца ходоков, отправляемых переселенцами из своей среды, производятся по особо устанавливаемому для них Министерством Финансов пониженному тарифу; 2) при водворении переселенцы освобождаются от казенных платежей и земских денежных сборов в течение пяти лет, считая с полугодия, следующего за новым водворением, а в последующий за тем пятилетний срок означенные переселенцы облагаются упомянутыми сборами в половинном размере; в Закаспийской области переселенцы не облагаются за отведенные им земли ни казенными, ни земскими сборами в течение десяти лет, причем срок этот исчисляется для осевших до 6 июня 1904 года [20] в названной области переселенцев - с 1 Января 1904 года, а для водворяющихся в области после сего срока - с 1 Января следующего за их водворением года, и 3) переселенцам, имеющим при водворении более восемнадцати лет, отбывание воинской повинности отсрочивается на три года.
   Примечание. Министрам Внутренних Дел и Военному, равно как Наместнику Его Императорского Величества на Кавказе разрешено, по принадлежности, уполномочивать подведомственные им местные губернские и областные учреждения, заведывающие земскими повинностями, предоставлять переселенцам в местностях Закавказья, в Туркестанском и Приамурском генерал-губернаторствах и в области Забайкальской в течение пяти лет, а в прочих местностях - в течение трех лет по водворении, те льготы по отбыванию натуральных земских повинностей, которые по местным условиям окажутся возможными.
   24. Переселенцы, водворяющиеся в пределах Приамурского и Туркестанского генерал-губернаторств, подчиняются относительно отбывания воинской повинности общим правилам, какие будут установлены для прочего населения указанных местностей, причем лицам, имеющим при водворении более пятнадцати лет, отбывание сей повинности, на основании имеющих быть изданными правил, отсрочивается на шесть лет. До издания означенных правил, действие статьи 4 Устава о Воинской Повинности (изд. 1897 г.) [21] на переселяющихся в названные местности не распространяется.
   25. Независимо от перечисленных в статьях 23 и 24 льгот переселенцам могут быть оказываемы пособия от Правительства: 1) выдачею путевых ссуд, 2) выдачею ссуд на общественные надобности и на хозяйственное устройство и 3) безвозмездным отпуском лесного материала для построек (ст. 31-69).
   26. Лица, переселившиеся или получившие ходаческие свидетельства до обнародования закона 6 Июня 1904 года (собр. узак., 1390) [22], пользуются всеми предоставленными им действовавшими ранее узаконенными льготами.
   27. Нижние чины войск Кавказского, Туркестанского, Омского, Иркутского и Приамурского военных округов, Сибирского флотского экипажа и эскадры Тихого океана, уволенные в запас или отставку и желающие, вместо возвращения на родину, поселиться на казенных землях, могут быть устраиваемы на переселенческих участках на одинаковых основаниях с лицами, переселяющимися с содействием Правительства, и, независимо от получения безвозвратных пособий из сумм военного ведомства, в размере не свыше ста рублей, пользуются всеми предоставленными переселенцам льготами при водворении и при передвижении. В Кавказском крае и в областях Сыр-Дарьинской, Ферганской и Самаркандской, на тех же основаниях, водворяются только нижние чины, удовлетворяющие требованиям, указанным в статье 5.
   Примечание 1. Действие сей (27) статьи распространяется на всех увольняемых в запас или в отставку нижних чинов Маньчжурских армий [23].
   Примечание 2. Ходатайства нижних воинских чинов о водворении на переселенческих участках (ст. 27 и прим. 1) подаются ими Начальникам подлежащих частей войск сухопутных и морских и препровождаются сими последними к Губернатору той губернии или области, в пределах коей нижние чины изъявили желание поселиться.
   28. Относительно переселенцев, самовольно оставивших места их нового водворения, соблюдаются следующие правила: 1) лица, самовольно оставившие, после их водворения, отведенные им земли, могут быть наделены другими свободными казенными землями только в случаях, заслуживающих особого уважения, по усмотрению местных учреждений, заведывающих переселением; 2) наделы переселенцев, самовольно покинувших места водворения, считаются свободными для водворения новых переселенцев по истечении двухлетнего срока со времени оставления их лицами, коим они были предоставлены; в случаях удостоверения должностных лиц, заведывающих устройством переселенцев, что самовольно ушедшие окончательно оставили отведенные им земли, указанный двухлетний срок, по усмотрению местных учреждений, заведывающих переселением, может подлежать сокращению; наделы же переселенцев, перешедших на другое место с надлежащего разрешения, а равно перечислившихся в установленном порядке в сельские или мещанские общества, поступают вновь в распоряжение местных учреждений, заведывающих переселением, немедленно за состоявшимся перечислением переселенцев; 3) в случае неизвестности места жительства самовольно ушедших лиц числящиеся на их наделах недоимки слагаются со счетов по истечении двух лет, и 4) взыскание ссуд с переселенцев, проживающих вне мест причисления, производится по месту действительного пребывания недоимщиков.
   29. Переселенцам, перечисленным по местам нового водворения и желающим возвратиться на родину, выдача увольнительных свидетельств разрешается местными учреждениями, заведывающими переселением, без соблюдения требований пунктов 2 и 7 статьи 208 Общего Положения о крестьянах (Кн. I) [24]. Уволенные на этом основании переселенцы обязаны в течение шести месяцев со времени их увольнения представить приемные приговоры сельских обществ, в коих они состояли до переселения; в случае неисполнения сего они приписываются к соответствующей волости без приемного приговора.
   30. Относительно переселенцев, не подходящих под действие постановлений сего Раздела, применяются правила, изложенные в Разделе IV (ст. 189-194) [25].

РАЗДЕЛ ВТОРОЙ.
Временные правила о пособиях и ссудах от Правительства переселяющимся.

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
О ссудах путевых, на хозяйственное устройство и об отпуске лесного материала.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
Общие правила.

   31. Переселенцам, следующим с установленного разрешения в местности, предназначенные для заселения, и водворяющимся в сих местностях, могут быть оказываемы пособия от Правительства: 1) выдачею путевых ссуд; 2) выдачею ссуд на хозяйственное устройство, и 3) безвозмездным отпуском из казенных дач лесного материала для построек.
   32. Ссуды в установленных правилами сей Главы пределах выдаются только нуждающимся и отнюдь не поровну, а лишь в размере действительно выясненной потребности.
   33. Выданные ссуды составляют долг государственному казначейству всех членов получившего ссуды семейства и возвращаются в порядке определенном статьями, 54-58.
   34. На выданные переселенцам ссуды и отпускаемые лесные материалы не могут быть обращаемы какие бы то ни было казенные или частные взыскания.
   35. По ссудам, выданным переселенцам, никаких процентов и пеней не насчитывается.
   Примечание. Равным образом, и по ссудам, выданным переселенцам в Южно-Уссурийский Край на основании Высочайше утвержденных 18 Апреля 1886 года и 12 Мая 1887 года мнений Государственного Совета [26] о расходе и мерах но переселению в названный край, проценты за несвоевременную уплату срочных платежей не начисляются.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
О ссудах путевых.

   36. Выдача путевых ссуд возлагается на Чиновников особых поручений при Переселенческом Управлении, находящихся на путях следования переселенцев, или заменяющих сих чинов должностных лиц.
   37. Путевые ссуды могут быть выдаваемы семействам переселенцев, следующих с надлежащего разрешения, в размере не свыше пятидесяти рублей и только при оставлении ими конечного на их пути врачебно-продовольственного пункта, для отправления на места водворения. В исключительных случаях указанная ссуда может быть выдаваема переселенцам и во время следования их по железным дорогам и на пароходах с доведением о причинах, вызвавших такую выдачу, до сведения Переселенческого Управления. Для переселенцев, следующих в Приамурское генерал-губернаторство, путевая ссуда может быть увеличена до ста рублей.
   Примечание. Переселенцам, направляющимся в Приамурское генерал-губернаторство, могут быть выдаваемы, во время следования по Сибирской и Забайкальской железным дорогам, дополнительные ссуды на приобретение перевозочных средств в размере до ста рублей на каждое семейство, с зачетом этой выдачи в ссуду на хозяйственное устройство.
   38. В случаях исключительной нужды ходокам, как возвращающимся на родину, так и следующим для приискания участков, путевые ссуды могут быть выдаваемы в размере не свыше десяти рублей одному лицу, с обязательством возврата ссуды порядком, указанным в статье 55.
   39. О времени и размере выдачи путевых ссуд должностным лицом, выдавшим оные, делается надпись на обороте проходного свидетельства или соответствующего документа, по которому следуют переселенцы.
   40. О всех выданных за каждое полугодие семьям переселенцев путевых ссудах должностные лица, производящие выдачу таковых, сообщают Казенной Палате той местности, куда направляются переселенцы, получившие ссуды; о ссудах, же, выдаваемых ходокам, сообщается подлежащему Губернатору и Казенной Палате места выхода для внесения надлежащих отметок в проходные свидетельства или взыскания ссуды в случае, если переселение не состоится.
   41. По водворении переселенцев Крестьянский Начальник [27] или заменяющее его должностное лицо сообщает местной Казенной Палате о размере ссуд, выданных членам переселенческой семьи в пути (ст. 37-39), для зачисления сих ссуд долгом заемщиков государственному казначейству и для наблюдения за своевременным возвратом оных.

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
О ссудах на хозяйственное устройство.

    42. Ссуды на хозяйственное устройство выдаются по письменно или устно заявленным ходатайствам переселенцев в течение трех лет со времени водворения и не должны превышать на семью двухсот рублей в областях Амурской и Приморской и ста шестидесяти пяти рублей в остальных местностях.
   Примечание 1. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется, в исключительных случаях, разрешать выдачу пособий переселенцам и по прошествии трех лет со времени водворения.
   Примечание 2. Ссуды, выдаваемые переселенцам, водворяющимся в обществах старожилов по приемным приговорам последних, не должны превышать половины установленного сею (42) статьею размера, причем выдача их должна быть обусловлена удостоверением Крестьянского Начальника или должностного лица, его заменяющего, что означенные переселенцы приступили к обзаведению собственным хозяйством.
   Примечание 3. Ссуды, выдаваемые на хозяйственное устройство переселенцам, вoдвopяющимcя на расстоянии не далее тридцати верст от места выхода, не должны превышать половины установленного для данной местности размера.
   43. Упомянутые в статье 42 ссуды выдаются Уездными Съездами Крестьянских Начальников или иными соответствующими им уездными по крестьянским делам учреждениями, по представлениям подлежащих Крестьянских Начальников или других заменяющих их лиц, причем в представлениях этих должны быть приводимы подробные сведения о хозяйственном положении просителей и обоснованное заключение представляющего их должностного лица. Дела этого рода рассматриваются Съездом вне очереди. В местностях, в которых не имеется особых по крестьянским делам уездных учреждений, ссуды переселенцам на хозяйственное устройство выдаются губернскими или областными учреждениями, ведающими крестьянское дело.
   44. Крестьянским Начальникам и заменяющим их должностным лицам предоставляется по прибытии переселенцев на места и до окончательного разрешения просимой ссуды выдавать не свыше ста рублей, а в областях Амурской и Приморской не свыше ста пятидесяти рублей, из отпускаемых на этот предмет Уездными Съездами авансов. Означенные авансы пополняются Съездами по мере представления упомянутыми лицами оправдательных документов в выдаче ссуд.
   45. Уездные Съезды о всех выданных ссудах каждые шесть месяцев представляют в подлежащие губернские или областные учреждения, а последние в те же сроки доставляют указанные сведения установленным порядком в Главное Управление Землеустройства и Земледелия.
   46. Наблюдение за правильным употреблением переселенцами выданных им ссуд вменяется в особую обязанность Крестьянских Начальников или заменяющих их должностных лиц, которым предоставляется выдавать разрешенные ссуды не одновременно, а частями, по мере целесообразного расходования переселенцами прежде полученных долей.
   47. Общий надзор по губернии или области за правильным и целесообразным расходованием отпущенных на выдачу ссуд кредитов и за назначением ссуд в мере действительной потребности вменяется в особую обязанность Губернатору.
   48. В случаях, когда исключительное положение переселенческий семьи потребует ссуды в размере усиленном, подлежащий Уездный Съезд, не останавливаясь выдачею до указанного в статье 42 размера, входит в подлежащее губернское или областное учреждение с представлением о разрешении дополнительной ссуды; о всех выданных в сем порядке ссудах доводится установленным порядком до сведения Главного Управления Землеустройства и Земледелия. В местностях, в которых не имеется особых по крестьянским делам уездных учреждений, ссуды в усиленном размере назначаются главным местным начальством.
   49. В местностях, где имеются особые склады лесных материалов, земледельческих орудий и других предметов хозяйственного устройства, а также продовольственного и семенного хлеба, переселенцы могут получать таковые предметы, с зачислением стоимости оных по заготовительной цене, в счет разрешенных им ссуд.
   50. О всех выданных на хозяйственное устройство ссудах подлежащие Уездные Съезды ежемесячно сообщают местной Казенной Палате для зачисления сих ссуд долгом заемщиков государственному казначейству и для наблюдения за своевременным возвратом оных.

ОТДЕЛЕНИE ЧЕТВЕРТОЕ.
Об отпуске из казенных дач лесного материала для возведения усадебных построек.

   51. В тех случаях, когда на переселенческом участке не имеется строевого леса в количестве, достаточном для возведения построек, переселенцам могут быть безвозмездно отпускаемы лесные материалы из ближайших к отведенному им участку казенных дач в размере не свыше двухсот строевых дерев и пятидесяти жердей на двор и, сверх того, для бань по двадцати и для гумен и риг до шестидесяти дерев.
   52. Крестьянский Начальник или должностное лицо, его заменяющее, в случае отсутствия на участке, где водворяется переселенец, строевого леса, одновременно с отметкою на проходном свидетельстве о водворении его, сообщает местному Лесничему об отпуске прибывшей семье надлежащего количества материалов, а Лесничий, в случаях, когда таковой отпуск не превышает сметного по каждой даче назначения, немедленно отсылает бесплатный лесорубочный билет в Волостное Правление для выдачи переселенцу. В случае необходимости отпуска леса в большем против сметного назначения размере, отпуск этот разрешается местным Управлением Земледелия и Государственных Имуществ или заменяющим его учреждением с соблюдением правила, изложенного в статье 191 Устава Лесного (изд. 1905 г.) [28].
   Примечание. В случаях уничтожения возведенных переселенцами построек пожаром в течение первых шести лет со времени водворения, по удостоверению о том Крестьянского Начальника или лица, его заменяющего, разрешается вторичный отпуск потерпевшим лесных материалов в количестве, не свыше определенного в статье 51.
   53. Билеты, выдаваемые переселенцам на вырубку лесного материала в казенных дачах и на вывозку этого материала, сохраняют силу в течение двух лет со времени их выдачи.
   Примечание. В случае удостоверенной Крестьянским Начальником или заменяющим его должностным лицом невозможности вывозки леса к упомянутому сроку переселенцу может быть, по ходатайству названного лица, дана в установленном порядке отсрочка для вывозки леса.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ.
О возврате ссуд.

   54. Возврат ссуд производится по истечении пяти льготных лет в течение десяти следующих лет срочными в равных частях ежегодными платежами, причем разрешается вносить причитающиеся платежи и до срока. Пятилетний льготный срок исчисляется для путевых ссуд со времени водворения переселенцев. а для прочих - со времени выдачи оных.
   55. Ссуды, выдаваемые ходокам, как зачислившим за собою землю, так и не зачислившим таковой, взыскиваются с них по месту жительства и не позднее, как через год после получения ссуд.
   56. Сроки платежей исчисляются с начала ближайшего после истечения льготных лет нового года, т.е. с 1 Января.
   57. Срочные платежи, не уплаченные в течение года, зачисляются на заемщиках недоимкою и взыскиваются мерами полиции в порядке, установленном для взыскания казенных сборов, под наблюдением Казенных Палат и подведомственных им чинов податной инспекции.
   58. В случаях, заслуживающих особого уважения, возврат ссуд может быть рассрочен еще, не свыше десяти лет сверх указанного в статье 54 срока, постановлением, на основании представления Уездных Съездов, того губернского или областного учреждения, на которое возложено заведывание крестьянским делом на месте водворения переселенцев. Этим же учреждениям предоставляется разрешать отсрочки отдельных взносов в возврат ссуды.

ГЛАВА ВТОРАЯ.
О выдаче ссуд на общественные надобности переселенцев
 [29].

[...]
РАЗДЕЛ ТРЕТИЙ.
О порядке образования переселенческих участков.
[...]
ГЛАВА ТРЕТЬЯ [30].
О порядке образования переселенческих и запасных участков в губерниях: Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской и в областях Акмолинской, Семипалатинской, Тургайской, Уральской, Семиреченской и Забайкальской.

   124. В пределах уездов: Ишимского, Туринского, Тюкалинского и Тарского, Тобольской губернии, Каинского, Томского и Мариинского, Томской губернии, Ачинского, Красноярского и Канского, Енисейской губернии и Нижнеудинского, Балаганского и Иркутского Иркутской губернии, образуются из казенных земель переселенческие и запасные участки. Первые предназначаются для водворения на них переселенцев; последние образуются для удовлетворения будущих государственных потребностей в земле.
   Примечание. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется: 1) по соглашению с Министром Внутренних Дел в пределах Акмолинской, Семипалатинской, Тургайской и Уральской областей [31] в местностях, определяемых для Акмолинской и Семипалатинской областей Степным Генерал-Губернатором [32], а для Тургайской и Уральской областей - по представлениям местных Губернаторов, производить образование переселенческих участков из земель, указанных в примечании 1 к статье 120 (по Прод.) Положения об управлении областей Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской, руководствуясь при этом правилами статей 124-154, с теми от означенных правил отступлениями, которые будут признаны им, Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием, по соглашению с Министром Внутренних Дел, необходимыми в видах наилучшего обеспечения кочевого населения; и 2) производить - в определяемых Туркестанским Генерал-Губернатором, на основании данных местного естественно-исторического и хозяйственно-статистического исследования, местностях Семиреченской области - образование переселенческих участков из земель, указанных в примечании 1 к статье 120 (по Прод.) Положения об управлении областей Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Уральской и Тургайской, руководствуясь при этом правилами статей 124-154, с теми от означенных правил отступлениями, которые будут признаны Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием, по соглашению с Министрами Внутренних Дел и Военным, необходимыми в видах наилучшего обеспечения интересов кочевого населения.
   125. Образование переселенческих и запасных участков в порядке, указанном в нижеследующих статьях, возлагается на особые временные партии, образованные при Главном Управлении Землеустройства и Земледелия.
   126. Работы по образованию участков начинаются, по возможности, с местностей, прилегающих к железной дороге и ближайших к станциям.
   127. Пространство земель, входящих в состав волостей, а равно состоящих в пользовании отдельных сельских обществ и лиц, приводится в известность на основании имеющихся планов после поверки их, в случае надобности, а посредством новой хозяйственной съемки - лишь в случае настоятельной в том необходимости.
   l28. Для образования участков предназначаются преимущественно земли, ранее отделенные в непосредственное распоряжение казны, а затем прочие казенные земли, состоящие в нераздельном пользовании казны и крестьян. Образование участков из последних земель допускается лишь в волостях, в коих на каждую наличную душу мужского пола причитается свыше пятнадцати десятин удобной казенной земли.
   Примечание. Наличными душами признаются все постоянно проживающие в сельском обществе, хотя бы временно и отсутствующие: 1) лица, приписанные к обществу или волости, к коей принадлежит общество, и 2) те из неприписанных к обществу или волости лиц, которые ко времени образования участков получат приемный приговор от общества или будут приписаны распоряжением начальства к подлежащей волости.
   129. В пределы участков не должны быть по возможности включаемы лесные дачи, прилегающие к линии железной дороги в промежутках между станциями, в полосе шириною от двух до пяти верст в каждую сторону от линии, за исключением лесных площадей, указанных в статье 130; сверх того - в лесистых местностях особо ценные дачи, а в прочих - вообще лесные площади, составляющие уже или имеющие составить отдельные казенные дачи.
   130. Все лесные площади, отстоящие ближе пяти верст от станций, а равно от тех пунктов, которые при сооружении линии будут избраны для устройства в будущем разъездов, могут быть предназначаемы под участки.
   131. При образовании участков из земель, состоящих в нераздельном пользовании казны и крестьян, принимаются по возможности во внимание заявления крестьян о тех местах, в коих они предпочли бы выделить земли под сии участки.
   132. В пределы участков не должны быть включаемы состоящие в пользовании коренного населения постоянные общественные угодья, к числу коих относятся: усадебные земли, пашни, огороженные поскотины, заказные рощи (сады) и душевые покосы (переделяемые обществом по душам).
   133. Урочища, в коих разработанные земли разбросаны клочками между землями неразделанными и не состоящими в постоянном пользовании коренного населения (ст. 132), могут быть включаемы в пределы участков. При сем крестьянским обществам и лицам, пользующимся возделанными землями, вошедшими в пределы участков, предоставляется пользоваться в течете двух лет старопахотными участками, а лесными расчистками пользоваться в течение пяти лет, считая с года первого посева или скоса травы.
   Примечание. В губерниях Иркутской и Енисейской за лицами, пользующимися землями, отведенными Казенною Палатою (Управлением Государственных Имуществ или Управлением Земледелия и Государственных Имуществ) или по приговору сельского общества, на основании статьи 348 Устава Лесного (изд. 1905 г.) [33], сохраняется пользование сими участками до истечения срока, на который дано дозволение или составлен приговор, если условия пользования, установленные в дозволении или приговоре, выполняются.
   134. Заимки, состоящие в пользовании отдельных лиц, могут быть включаемы в черту переселенческих участков, если сие окажется по местным условиям неизбежным. При сем разделанные угодья, не разбросанные отдельными клочками, оставляются в пользовании лиц, имеющих на заимках прочное хозяйство или домообзаводство, под условием отказа сих лиц от пользования землями сельского общества, в коем они состоят.
   Примечание. По образовании на переселенческом участке сельского общества означенные лица входят в состав общества; не участвуя в пользовании отведенными переселенцам землями, лица эти подчиняются, наравне с другими членами общества, волостному и сельскому общественному управлению; участвуют в выборе должностных лиц и в других делах крестьянского управления, а также в раскладке и отправлении обществом казенных податей, земских повинностей и мирских сборов.
   135. Из общей площади земель, предназначенных для образования участков, от десяти до двадцати пяти процентов, смотря по местным условиям, оставляются, по возможности, в запасе; из остальных же земель, предназначенных для образования участков и не поступивших в запас, должны быть образуемы переселенческие участки.
   136. Упоминаемые в предшедшей (135) статье запасные участки образуются в отдельных обрубах [34]; в волостях, прилегающих к линии железной дороги, участки оставляются в запас по возможности у самой линии, попеременно с той и другой ее стороны; причем принимаются во внимание заявления подлежащих чинов, служащих по сооружению железной дороги, о тех земельных участках, которые должны быть оставлены в запасе для добычи песку, камня и удовлетворения других потребностей дороги технического свойства; но все участки, отстоящие ближе пяти верст от станций, а равно от тех пунктов, которые при постройке линии будут избраны для устройства в будущем разъездов, обращаются преимущественно для водворения на них переселенцев.
   137. Как переселенческие, так и запасные участки должны быть обеспечены водою и, по возможности, лесом. Для образования участков выбираются земли, удобные для обращения под сельскохозяйственное пользование.
   138. При определении, какое число переселенцев может быть водворено на пространстве участка, за исключением из оного угодий, оставляемых в пользовании лиц, упомянутых в статье 134 [35], исчисляется на душу мужского пола не свыше пятнадцати десятин удобной земли, включая лесные пространства. В счет душевой нормы, при возможности, выделяется особый лесной надел по расчету не свыше трех десятин на каждую подлежащую водворению мужскую душу, сообразно качеству и относительному на данном переселенческом участке количеству лесного насаждения.
   139. При образовании переселенческих участков указываются в натуре и на плане удобные для устройства селения места, коих может быть в каждом участке одно или несколько, в зависимости от размеров участка и от местных условий; при этом должно быть принимаемо во внимание, чтобы пользование водяными источниками не нарушало технических потребностей железной дороги в воде. На участках, вмещающих в себе свыше двух тысяч десятин удобной земли, оставляются в запасе сто двадцать десятин под церковь и школу.
   140. На временные партии по образованию переселенческих участков возлагается обмежевание особых хуторских отрубов [36].
   141. Хуторской отруб, равняясь не более, как сорока пяти десятинам удобной и пятнадцати десятинам годной для выпаса земли, всего не свыше шестидесяти десятин, со включением в это число лесного надела, площадью, по возможности, от девяти до двенадцати десятин, должен быть пригоден для ведения в нем самостоятельного хозяйства среднего по местным условиям размера.
   142. Вымежевание известного пространства земли в хуторские отруба производится лишь в том случае, когда площадь, пригодная для колонизации, по незначительности своей, не может быть предназначена для водворения переселенцев селениями.
   143. Во всех прочих, кроме указанного в статье 142, случаях образования участков, поземельно-устроительные и межевые чины обязываются составлять и вместе с остальными данными, относящимися к проектируемым участкам, вносить, в установленном порядке, на рассмотрение Временных Комиссий соображения свои по вопросу о том, какие именно участки пригодны преимущественно для хуторского водворения, какие - для поселенного и какие с одинаковым удобством могут быть заселяемы и тем, и другим способом.
   144. При предназначении в порядке предшедшей (143) статьи переселенческого участка под хуторское заселение, число могущих быть образованными на нем хуторов определяется по произведенному в статье 141 расчету.
   145. Производители работ временных партий вносят свои предложения об образовании переселенческих и запасных участков на рассмотрение Временных Комиссий, состоящих, под председательством заведывающего партиею, из Производителя работ, составившего проект образования участков, местного Крестьянского Начальника, Исправника (в губерниях Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской), Уездного Начальника или его Помощника (в областях Степных и Забайкальской), Лесничего и Податного Инспектора (в тех местностях, где такие должности учреждены). Для законного состава Комиссии необходимо присутствие председателя и не менее двух членов оной, в том числе Крестьянского Начальника, а в местностях, на которые не распространено действие Временного Положения о Крестьянских Начальниках - Уездного Начальника (или его Помощника).
   Примечание. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется, в случаях настоятельной в том необходимости, замещать для председательствования во Временных Комиссиях Заведывающих временными партиями и Западно-Сибирского переселенческого отряда (ст. 154, п. 1) [37] Производителями работ тех же партий и отряда, а также назначать в состав указанных в сей (145) статье Временных Комиссий, на правах Членов, Чиновников особых поручений Переселенческого Управления. Означенным Чиновникам могут быть присвоены все права Крестьянских Начальников (Кн. III, Пол. Устан. Крест., ст. 438, п. 2, прим. 2 по Прод.) [38].
   146. По рассмотрении предположений Производителей работ (ст. 145) [39] и по разрешении могущих возникнуть недоразумений и споров, Комиссия распоряжается отграничением образуемых переселенческих и запасных участков постановкою ясных и прочных отграничительных знаков.
   147. Определения Комиссии излагаются в особых протоколах и постановляются по большинству голосов, причем в случае равенства голосов голос председателя дает перевес. Но при несогласии с мнением большинства Крестьянского Начальника (а в местностях, на которые не распространено действие Временного Положения о Крестьянских Начальниках - Уездного Начальника) вызвавший разномыслие вопрос представляется на разрешение Общего Присутствия Губернского Управления (Областного Правления), причем Крестьянский (Уездный) Начальник обязан в месячный срок письменно изложить свое мнение, которое приобщается к протоколу Комиссии. На определения Комиссии допускаются жалобы в течение месячного срока со дня объявления определений.
   148. Упомянутые в предшедшей (147) статье жалобы и особые мнения приносятся в Комиссию (ст. 145), которая безотлагательно направляет их, со всем делопроизводством, в Общее Присутствие Губернского Управления (Областного Правления). Учреждения эти рассматривают и разрешают окончательно означенные жалобы и вызвавшие особое мнение вопросы.
   149. Подача жалоб или заявление особого мнения не останавливает отграничения проектированного участка в натуре.
   Примечание. Впредь до разрешения Общим Присутствием Губернского Управления (Областного Правления) дел по жалобам на постановления Временной Комиссии (ст. 147) и по несогласию Крестьянских Начальников с постановлениями Комиссии (Кн. III, Пол. Устан. Крест., ст. 438, п. 1, по Прод.) [40], переселенцы не должны быть водворяемы на участке, проект образования коего вызвал жалобы или несогласие.
   150. О числе окончательно образованных в волости переселенческих и запасных участков, о пространстве каждого из них и о расстоянии от ближайших станций железной дороги и почтовой, а равно от ближайшего населенного пункта, Заведывающий временной партией доносит Главному Управлению Землеустройства и Земледелия, местным Генерал-Губернатору и Губернатору, а также уведомляет местные Управления Земледелия и Государственных Имуществ.
   Примечание. В списки, сообщаемые согласно сей (150) статье подлежащим учреждениям и должностным лицам, вносятся также данные об одинаковой или преимущественной для хуторского или поселенного устройства пригодности образованного переселенческого участка вместе со сведениями о числе могущих быть водворенными на нем, с одной стороны, хуторян, а с другой - общинников.
   151. Отдельные казенные лесные дачи (ст. 129) и запасные участки поступают в заведывание Лесничего, а переселенческие участки сдаются в охрану Крестьянского Начальника.
   152. Местные Управления Земледелия и Государственных Имуществ принимают меры к охране выделенных в казну лесных дач и к извлечению доходов как из запасных участков, так, по соглашению с подлежащим Крестьянским Начальником (ст. 151), и из участков переселенческих, с тем условием, чтобы последние беспрепятственно, во всякое время, могли поступить в пользование переселенцев.
   153. Заведывающий временной партией, по получении уведомления от Крестьянского Начальника (Кн. III, Пол. Устан. Крест., ст. 438, п. 8 по Прод.) [41] об окончательном заселении переселенческого участка, выдает переселенцам (впредь до выдачи, в местностях, где производится поземельное устройство старожилого населения, отводной записи) акт об отводе казенной земли в постоянное (бессрочное) пользование. В этом акте оговаривается, что за казною сохраняются права на недра земли в пределах отведенных участков.
   Примечание 1. Заведывающему партией предоставляется, в случае невозможности выполнить лично возложенную на него сей (153) статье обязанность по выдаче переселенцам отводных на землю актов, поручать таковую Производителям работ.
   Примечание 2. В актах об отводе земли по тем участкам, к коим выделены особые лесные наделы, указывается назначенное определенною площадью количество ежегодной вырубки таковых.
   154. Действие изложенных в сей Главе правил распространяется также: 1) на работы отряда по образованию переселенческих участков в Западной Сибири, учрежденного Высочайше утвержденным 22 Января 1885 года (2686) мнением Государственного Совета и 2) на образование в губерниях Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской и в области Забайкальской чинами поземельно-устроительных отрядов переселенческих участков как из земель, исключаемых из состава наделов крестьян и инородцев, так и из других свободных пространств тех местностей, в коих приступлено будет к поземельному устройству старожилого населения (кроме Нерчинского округа ведомства Кабинета Его Величества).

[...]
РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ [42].
Временные правила о лицах, переселяющихся без проходных свидетельств.

   189. Лица, переселяющиеся без проходных свидетельств в губернии: Тобольскую, Томскую (кроме Алтайского округа ведомства Кабинета Его Величества [43]), Енисейскую и Иркутскую, в области Амурскую, Приморскую, Забайкальскую, Уральскую, Тургайскую, Акмолинскую, Семипалатинскую, Семиреченскую, Сыр-Дарьинскую, Ферганскую и Самаркандскую, в местности Кавказского края и в губернии Вологодскую, Пермскую, Архангельскую, Олонецкую, Вятскую и Костромскую, водворяются, на основаниях, указанных в статьях 15-19, 23 (п. 2) и 25 (п. 2 и 3) [44], на заготовленных для переселяющихся участках только в том случае, если таковые имеются в свободном распоряжении Главного Управления Землеустройства и Земледелия (Туркестанского Генерал-Губернатора).
   190. На означенных лиц не распространяются льготы по отбыванию воинской повинности и по перевозке по железным дорогам (ст. 23, п. 1 и 3), а равно право на получение, при своем следовании на переселение, путевых ссуд.
   191. Все состоящие на этих лицах, по срок перечисления, по прежним обществам недоимки в казенных, земских и мирских сборах переводятся на них по месту нового водворения, с освобождением прежних обществ (в местностях, где еще сохранилась круговая порука) от всякой за эти недоимки ответственности и с возложением ее непосредственно на самих переселенцев, если общества отказываются принять эти недоимки на себя.
   192. Уплата означенных в предшедшей (191) статье недоимок может быть рассрочена по постановлению того губернского или областного учреждения, на которое возложено заведывание крестьянским делом в месте водворения переселенцев, на время не свыше десяти лет, сообразно с платежными средствами переселенцев.
   193. Мирские и земские недоимки (ст. 191), по взыскании их с переселенцев, обращаются в те общества, из которых сии переселенцы вышли, за исключением той части недоимки в продовольственных запасах, которая соответствует числу ревизских душ в переселившихся семействах. Эта последняя часть подлежит обращению в продовольственные запасы по месту нового водворения переселенцев, со сложением с прежних обществ.
   194. Казенные Палаты, по получении от подлежащих крестьянских учреждений документов, удостоверяющих самоличность тех переселенцев, которые заявят о желании водвориться на казенных землях, немедленно делают распоряжения о перечислении сих лиц по месту нового водворения. Таковые распоряжения признаются окончательными в том лишь случае, если окажется, что переселенцы не состоят под судом и следствием, и что остающиеся в прежних обществах в семействах переселенцев малолетние и другие лица, не способные к работе, обеспечены в своем содержании.

РАЗДЕЛ ПЯТЫЙ.
О заселении таежных пространств в пределах губерний Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской.

   195. Для заселения в пределах губерний Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской таежных пространств, отстоящих от линии Сибирской железной дороги в расстоянии не менее двадцати верст, постановлены, в виде временной меры, нижеследующие правила (ст. 196-202).
   Примечание. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется организовать обследование казенных таежных пространств в пределах губерний Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской в порядке, устанавливаемом им, Главноуправляющим, с целью определения внешних границ сказанных пространств и выделения из них площадей, не подлежащих заселению. В пространствах, не вошедших в район помянутого обследования, определение внешних границ тайги, а равно местностей, не подлежащих, на основании имеющихся предположений, заселению, предоставлено: в губерниях Енисейской и Иркутской Генерал-Губернатору, а в губерниях Тобольской и Томской Губернаторам, но по соглашению с местными Управлениями Земледелия и Государственных Имуществ и с утверждения Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием.
   196. Переселенцы из губерний Европейской России, а равно сибирские крестьяне-старожилы, желающие водвориться на казенных таежных пространствах, заявляют об избранной для поселения местности ближайшему к этой местности Крестьянскому Начальнику (или лицу, его заменяющему); последний, по удостоверении в том, что избранная заявителем местность находится в пределах незакрытой для заселения площади (ст. 195, прим.), выдает заявителю особое свидетельство с обозначением избранной для водворения местности и времени заявления. Сделанное заявление не лишает водворившихся права, если они найдут для себя выгодным, переходить среди помянутых пространств на другие места, под условием нового заявления.
   Примечание. При отсутствии помянутого в сей (196) статье заявления лица, водворившиеся в указанных пространствах, не пользуются правами и льготами, установленными для переселенцев.
   197. Сибирские крестьяне-старожилы, в случае желания, могут оставаться в составе своих сельских обществ в течение трех лет со дня заявления о водворении на новом месте (ст. 196). По истечении же указанного срока или по выходе из состава общества до сего, с соблюдением всех требований закона относительно такового выхода, за исключением представления приемного приговора, лица эти причисляются к волости, ближайшей к месту их нового водворения, с прекращением права пользоваться землею в прежних обществах и ответственности за исправное выполнение этими обществами повинностей.
   Примечание. В исключительных случаях установленный сею (197) статьею трехлетний срок может быть продолжен еще на три года, по постановлению Общего Присутствия Губернского Управления.
   198. Все состоящие на Сибирских крестьянах-старожилах, по срок перечисления, по прежним обществам, недоимки в казенных, земских и мирских сборах, переводятся на них по месту нового водворения, с освобождением прежних обществ от всякой за эти недоимки ответственности и с возложением ее непосредственно на самих переселенцев.
   Примечание 1. Уплата упомянутых в сей (198) статье недоимок может быть рассрочена, по постановлении Общего Присутствия Губернского Управления, на время не свыше десяти лет, сообразно с платежными средствами переселенцев.
   Примечание 2. Мирские и земские недоимки, по взыскании их с переселившихся в тайгу Сибирских крестьян-старожилов (ст. 198), обращаются в те общества, из которых сии переселенцы вышли, за исключением той части недоимки в продовольственных запасах, которая соответствует числу ревизских душ в переселившихся семействах. Последняя часть подлежит сложению со счетов прежних обществ.
   199. Переселенцы из губерний Европейской России причисляются к ближайшей к месту водворения волости немедленно по сделанном ими заявлении (ст. 196), причем им предоставляется право в течение трех лет со времени заявления переходить в нетаежные местности для водворения здесь на общих основаниях с лицами, прибывающими сюда для поселения из Европейской России непосредственно.
   200. Сельские общества и волости образуются из возникающих среди таежных пространств поселений на основании статьи 20 сей Книги. Когда образование волостей окажется затруднительным, устройство сельских обществ и их общественного управления производится на основании статьи 473 Общего Положения о крестьянах (Кн. I) [45], причем для Тобольской и Томской губерний требуемая этою статьею инструкция составляется Губернаторами и утверждается Министром Внутренних Дел.
   201. Выбор мест для устройства усадебной оседлости и сельско-хозяйственного пользования предоставляется усмотрению водворяющихся. При введении же в заселенной, на основании сих правил, местности окончательного поземельного устройства, с отграничением наделов, разработанные населением угодья поступают ему на общих основаниях, кои установлены для поземельного устройства крестьян Сибирских губерний.
   202. Семейства, водворившиеся на основании статей 195-201 в таежных пространствах, пользуются следующими льготами: 1) в течение десяти лет со времени перечисления по месту водворения они освобождаются от всякого рода казенных сборов и от земских и мирских (волостных) повинностей; 2) все члены этих семейств, достигающие призывного возраста в течение первых четырех лет по водворении, призываются к исполнению воинской повинности через четыре года со дня заявки о водворении, и 3) нуждающимся семействам выдаются ссуды от Правительства на общих для переселяющихся в Сибирь основаниях.
   Примечание 1. Лица, получившие означенную в пункте 1 сей (202) статьи льготу, не теряют права на нее и при введении в данной местности поземельного устройства в случае, если бы таковое последовало ранее помянутого в этом пункте десятилетнего срока.
   Примечание 2. При образовании самостоятельных обществ и волостей (ст. 200) члены последних облагаются мирскими (сельскими и волостными) сборами в общем, установленном на сей предмет, порядке.
   Примечание 3. На переселенцев из губерний Европейской России, прибывших в Сибирь без проходных свидетельств и водворившихся на основании правил сего Раздела в таежных пространствах, распространяются статьи 190-194.

РАЗДЕЛ ШЕСТОЙ.
О переселении в Алтайский округ ведомства Кабинета Его Величества.

   203. Впредь до решения общего вопроса о переселении в Алтайский округ ведомства Кабинета Его Величества, в названном округе применяются следующие правила (ст. 204-208).
   204. Переселение на образованные в Алтайском округе ведомства Кабинета Его Величества и еще окончательно не заполненные переселенческие участки производится в порядке, установленном в Разделе первом сей (VIII) [46] Книги, но не иначе, как с предварительного согласия Главного Управления Алтайского округа.
   205. Приселение переселенцев к старожилым обществам в Алтайском округе, не получившим земельного устройства, разрешается по приемным приговорам и по соображению с земельным их обеспечением местными Крестьянскими Начальниками, по соглашению с Главным Управлением округа или с Управляющими имениями сего округа. Приселение же к сельским обществам в том же округе, поземельное устройство коих уже закончено, совершается на общем основании (Кн. I, Общ. Пол.), или в порядке, статьею 120 Положений о поземельном устройстве крестьян Сибирских (Кн. VI) указанном [47].
   206. Лицам, означенным в статьях 204 и 205, предоставляются: 1) все льготы, исчисленные в статье 23, и 2) впредь до отвода лесного надела обществу или селению, бесплатный из дач Кабинета Его Величества отпуск леса на постройку усадеб и на топливо, наравне с бывшими приписными к заводам крестьянами.
   207. Относительно переселенцев, самовольно оставивших места их нового водворения, в Алтайском округе применяется статья 28, причем полномочия, предоставленные пунктами 1 и 2 означенной статьи относительно казенных земель местным учреждениям, заведывающим переселением, принадлежат, в отношении земель, состоящих в ведении Кабинета Его Величества, Главному Управлению Алтайского округа.
   208. Лица, переселившиеся в Алтайский округ без проходных свидетельств (ст. 204), водворяются на общих с другими переселенцами основаниях, на заготовленных под заселение участках только в том случае, если таковые имеются в свободном распоряжении Главного Управления округа, при чем на этих лиц распространяются статьи 190-194 [48].

О подворном и хуторском устройстве на заполненных переселенческих участках.
Приложение к статье 18 (прим.)
 [49].

   1. При постановлении приговора для установления подворного или хуторского пользования землею переселенцы, водворенные на переселенческих участках, руководствуются нижеследующими правилами: 1) установление подворного или хуторского устройства дозволяется лишь на заполненных переселенческих участках; 2) приговор о распределении земель между домохозяевами данного переселенческого участка должен быть составлен большинством двух третей домохозяев, имеющих право голоса на сходе; 3) выгоны, сенокосы, лесные, рыболовные и прочие, кроме пахотных, угодья, могут быть оставляемы в общем владении; 4) оставляемые в общем владении лесные угодья должны быть выделяемы в особый лесной надел, полагая в счет последнего на каждую наличную мужского пола душу не свыше трех десятин, сообразно качеству и относительному на данном переселенческом участке количеству лесных насаждений; 5) хуторские участки отводятся подряд, межа с межой, и должны заключать, по возможности, все обращаемые в подворное владение земли и угодья в одном отрубе; в случае крайней необходимости, сенокосы, выгоны и лесные площади могут быть отводимы подворно и отдельными особняками, вне границ хуторских, собственно, усадебных и пахотных участков, и 6) распределяемые в подворное владение земли и угодья должны быть отводимы каждому двору с возможным устранением чересполосности.
   2. Составленный с соблюдением вышеупомянутых (ст. 1 сего прил.) правил и с указанием как предполагаемого способа и порядка наделения угодьями отдельных дворов, так и угодий, оставляемых в общем владении, приговор свидетельствуется в Волостном Правлении и представляется подлежащему Крестьянскому Начальнику или соответствующему ему должностному лицу.
   3. Крестьянский Начальник, или соответствующее ему должностное лицо, проверяет каждый представленный ему по статье 2 сего приложения приговор на месте, рассматривает принесенный на оный заявления и возражения и засим, по составлении акта проверки, если признает возможным и целесообразным введение предполагаемого порядка землепользования, делает распоряжение о составлении, при содействии выбранных переселенцами уполномоченных и при участии Землемера, проекта распределения земель, с нанесением таковых на план, а в противном случае входит в уездное или окружное по крестьянским делам учреждение с представлением об отмене приговора.
   4. Проект распределения земель вместе с исчислением количества земель, как приурочиваемых к каждому хуторскому или подворному участку, так и оставляемых в общем владении, с показанием отдельно удобных и неудобных, предъявляется, в присутствии Крестьянского Начальника или соответствующего ему должностного лица, сельских должностных лиц и уполномоченных, сходу переселенцев, водворенных на разделяемом переселенческом участке. О таковом предъявлении составляется, за подписью помянутых лиц, акт, в который заносятся как заявленные возражения переселенцев, так и мнение по ним Крестьянского Начальника. Если при таковом ознакомлении с проектом Крестьянский Начальник или соответствующее ему должностное лицо найдет, что оный составлен несогласно с приговором или в явное нарушение интересов отдельных домохозяев, то возвращает проект землемеру для надлежащего исправления, после коего проект вновь предъявляется сходу переселенцев в указанном в сей статье порядке. По окончательном убеждении в целесообразности и удовлетворительности предъявленного проекта Крестьянский Начальник представляет таковой, вместе со всем делопроизводством, на утверждение уездного или окружного по крестьянским делам учреждения.
   5. Переселенцам, до коих относятся помянутые (ст. 4 сего прил.) проекты, независимо от заявлений и возражений, сделанных ими при самом предъявлении оных, предоставляется подавать, в тридцатидневный со дня предъявления срок, жалобы в уездное или окружное по крестьянским делам учреждение или непосредственно, или через Крестьянского Начальника или соответствующее ему должностное лицо.
   6. Уездное или окружное по крестьянским делам учреждение, рассмотрев проект распределения угодий, в связи с принесенными на оный жалобами, или утверждает таковой, или отказывает в утверждении, или признает, что проект составлен несогласно с законами или приговором (ст. 2 сего прил.), либо клонится к явному ущербу всех или отдельных переселенцев, до коих относится. В случае отказа в утверждении указываются причины сего, и предоставляется составить новый по тому же предмету проект.
   7. Жалобы на постановление уездного или окружного по крестьянским делам учреждения допускаются лишь в случае превышения власти или явного нарушения закона и подаются, в трехмесячный со дня объявления постановления срок, в губернское или областное по крестьянским делам учреждение, чрез уездное или окружное по таковым делам учреждение.
   8. По утверждении уездным или окружным по крестьянским делам учреждением, проект раздела приводится в исполнение Землемером под непосредственным наблюдением Крестьянского Начальника или соответствующего ему должностного лица.
   9. Исполнение проекта распределения земель заключается в отграничении их ясными межевыми признаками и в составлении планов разделенных земель с потребными экспликациями. В случае образования хуторских участков, заключающих в одном отрубе все хозяйственные угодья, на каждый таковой участок составляется отдельный план.
   10. Упомянутые в предшедшей (9) статье планы составляются в двух экземплярах, из коих один передается, для хранения, в губернское или областное по крестьянским делам учреждение, а другой выдается, под расписку, переселенцам. В том же порядке составляются и хранятся особые планы лесного надела (ст. 1, п. 4 сего прил.).
   11. На непременную обязанность переселенцев возлагается поставка необходимого для производства работ по распределению и разграничению земель числа рабочих и подвод, а равно потребного для землемерных работ лесного материала.
   12. Распределение между подворными владельцами окладов причитающейся с них оброчной подати производится особыми приговорами, постановляемыми большинством не менее двух третей голосов всех домохозяев, имеющих право голоса на сходе, с соблюдением статей 253-257, 258 (по Прод.), 259 (по Прод.), 260 (по Прод.) и 280-1 (по Прод.) Общего Положения о крестьянах (Кн. I) [50].

Сборник законов и распоряжений по переселенческому делу и поземельному устройству в губерниях и областях Азиатской России (по 1 августа 1909 г.). СПб., 1909. С. 1-33.

  [1] Свод законов. Кодификацию Российских законов начали при Николае I. По плану М.М. Сперанского предусматривалось вначале издать законы в хронологическом порядке (Полное собрание законов), а затем подготовить Свод действующих законов с дополнениями. В 1825-1830 гг. опубликовано Первое собрание законов, включавшее законодательные акты 1649-1825 гг. Второе собрание включало законы, изданные в царствование Николая I и Александра II. Третье - Александра III и Николая II. Первый свод законов издали в 1832 г., последний - в 1899 и 1902 гг. с продолжением 1906 г.
  [2] По продолжению.
  [3] В работах, опубликованных после 1917 г., закон датируется 10 марта.
  [4] Крестьянский поземельный банк (1882-1917 гг.) - государственное кредитное учреждение, выдававшее долгосрочные ссуды, главным образом крестьянам на покупку частновладельческих, прежде всего помещичьих, земель.
  [5] Главное управление землеустройства и земледелия (ГУЗиЗ) - центральное государственное учреждение, заведовавшее мерами по развитию сельского хозяйства и лесной промышленности, осуществлявшее управление государственным земельным имуществом и переселенческим делом. Образовано 6 мая 1905 г. на базе Министерства земледелия и государственных имуществ.
  [6] Рабочий орган Уездного съезда, состоявшего из крестьянских начальников и исправника (начальника уездной полиции).
  [7] Ссыльные были вывезены с острова из-за русско-японской войны 1904-1905 гг.
  [8] Приамурское генерал-губернаторство, образованное в 1884 г., включало: Приморскую (1856-1917), Амурскую (1858-1917), Забайкальскую (1851-1906), Камчатскую (1909-1917) и Сахалинскую (1909-1917) области.
  [9] Должностное лицо из дворян, с 1889 г. контролировавшее деятельность органов крестьянского управления в Европейской России.
  [10] Царством Польским называлась часть Польши, отошедшая к России по решению Венского конгресса 1814-1815 гг. В 1918 г. Царство Польское вошло в состав независимой Польши.
  [11] Казенная палата (1775-1917) - орган Министерства финансов на губернском уровне; ведала сбором налогов, перечислением переселенцев, винными откупами и казначействами.
  [12] После завершения землеустройства в селениях прием новых членов осуществлялся только по приговорам обществ.
  [13] На основании законов 27 апреля 1861 г. и 18 июня 1892 г. переселенцы в Амурской и Приморской областях получили 15-десятинный надел в собственность или в 20-летнее бесплатное пользование. Они на 10 лет освободились от воинской повинности и на 20 лет - от платежей налогов.
  [14] См. ст. 63-81 "Положения о поземельном устройстве…" в настоящем сборнике (док. № 2).
  [15] По закону 9 мая 1911 г. "О передаче в распоряжение ГУЗиЗ свободных земель в Алтайской горном округе", алтайские крестьяне в течение 49 лет должны были вносить в казну выкупные платежи в размере 22 коп. с десятины.
  [16] В Общее присутствие Губернского управления входили заведующие переселенческим делом, старшие чиновники по составлению отводных записей, а в Томской губернии - еще и заведующий землеустройством Алтайского округа.
  [17] Общее положение о крестьянах 1861 г.
  [18] 5 октября 1906 г. круговая порука отменена повсеместно.
  [19] В губерниях Сибири сельские общества образовались на основе Общего положения о крестьянах 1861 г., но размеры отдельных волостей по населению и территории устанавливались губернаторами, а в Иркутской губернии и Забайкальской области - генерал-губернатором, независимо от норм, установленных в статье 50 Общего положения о крестьянах. Мастеровые Алтайского и Нерчинского округов в административном отношении подчинялись губернским властям, но согласно постановлению 1862 г., управления округов имели право объединять мастеровых и крестьян в одних волостях и изменять их границы в соответствии с местными условиями. Вопросы распределения угодий и налогов решались на сельских сходах. Уполномоченные для избрания выборщиков в Думу выдвигались согласно закону в выборах в Государственную Думу (ст. 47-90, 472-498 Общего положения).
  [20] По закону 6 июня 1904 г., снимались все ограничения на переселение, за исключением Прибалтики и Белоруссии, но государство оказывало помощь только тем мигрантам, которые шли в Сибирь по разрешению.
  [21] В статье 4 Устава о воинской повинности (1897 г.) предусматривалось, что переселенцы в Сибирь, за исключением поселившихся на Камчатке и Сахалине, должны отбывать воинскую повинность на общих основаниях.
  [22] До закона 6 июня 1904 г. переселенцам предоставлялись следующие льготы: 1) бессрочное пользование землей в размере 15 дес. на одну мужскую душу (1894 г.); 2) пониженный тариф на проезд в Сибирь (1890 г.); 3) право выбора между общинной и подворной формами землепользования; 4) ссуды на домообзаводство и хозяйственное обзаведение в 200 руб. и на обсеменение полей (1891 г.); 5) освобождение от налогов и воинской повинности на три года и половинный размер сборов в последующие три года (1889 г.). Льготы предоставлялись только законным мигрантам.
  [23] Маньчжурские армии - русские войска, принимавшие участие в боевых действиях 1904-1905 гг. против Японии на территории северо-востока Китая (Манчжурия).
  [24] Переселенческим чиновникам разрешалось выдавать обратным переселенцам увольнительные свидетельства без согласования с высшими властями.
  [25] Самовольные переселенцы причислялись на заготовленные переселенческие участки только при наличии свободных долей, на них не распространялись льготы по отбыванию воинских повинностей и переезду по железной дороге, получению ссуд. С самовольных переселенцев взыскивались недоимки прежних лет. После поездки П.А. Столыпина и А.В. Кривошеина в Сибирь в 1910 г. правительство стало поощрять самовольные миграции.
  [26] Переселенцам в Уссурийский край продавали в собственность 100 дес. земли по 3 руб. за каждую. До 1886 г. им выделялась ссуда в 600 руб., а с 1886 г. - 200 руб.
  [27] Должность крестьянского начальника (1898-1917) учреждена на основании "Временного положения о крестьянских начальниках" от 3 июня 1898 г. Обязанности - надзор за крестьянским общественным управлением в административно-полицейской, судебной и попечительной сферах в тех районах, где отсутствовало земское самоуправление.
  [28] В случае превышения сметы губернские Управления Земледелия и Государственных имуществ обязаны были представлять ходатайства в Главное управление Землеустройства и Земледелия.
  [29] См. закон 19 апреля 1909 г. - док. № 6 настоящего сборника.
  [30] Первая и вторая главы раздела посвящена образованию переселенческих участков в Европейской России и не имеют отношения к Сибири.
  [31] В Акмолинскую область входил Акмолинский, Атбасарский, Кокчетавский, Омский, Петропавловский уезды; в Семипалатинскую - Семипалатинский, Зайсанский, Каракалинский, Павлодарский и Усть-Каменогорский уезды; в Тургайскую - Кустанайский, Актюбинский, Иргизский и Тургайский уезды; в Семиреченскую - Верненский, Джаркентский, Лепсинский, Копальский, Пишпекский и Пржевальский уезды; в Уральскую - Уральский, Гурьевский, Лбищенский и Темирский уезды.
  [32] В Степное генерал-губернаторство входили Акмолинская, Семипалатинская и (до 1898 г.) Семиреченская области.
  [33] Крестьянам Восточной Сибири при наличии согласия сельского общества, полиции и Управления Земледелия и Государственных имуществ разрешалась расчистка леса под пашни. При этом запрещалось напрасно истреблять лес. А деляны под расчистку отводились по краю лесных массивов. Крестьянин и его наследники могли пользоваться расчищенной землей 40 лет, после чего она переходила к сельскому обществу.
  [34] Обруб - участок земли, оставшийся после размежевания на хутора и отруба в общей крестьянской собственности по причине незначительности его размера.
  [35] Кроме лиц, землеустроенных на заимках.
  [36] Отруб - участок, выделенный в ходе столыпинской аграрной реформы из общинной земли в единоличную крестьянскую собственность. При переносе на отруб усадьбы образовывался хутор.
  [37] После утверждения 10 июля 1881 г. Временных правил о переселении крестьян в Сибирь и 17 февраля 1884 г. закона о переселении в Азиатскую Россию лиц, не принадлежавших к крестьянскому сословию, но занимавшихся сельским хозяйством, 22 января 1885 г. Государственный совет направил за Урал Западно-Сибирский переселенческий отряд, имевший целью проведение работ по образованию переселенческих участков. В 1893 г., когда утвердили временные правила о поземельном устройстве сибирских крестьян, на основе положения о Комитете сибирской железной дороги от 4 марта 1893 г. в Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской губерниях создавались 4 временных землеустроительных партии в составе 5 землеустроителей и 23 межевых чинов в каждой.
  [38] На крестьянского начальника возлагались обязанности по наблюдению за успешным заселением переселенческих участков и удовлетворению хозяйственных нужд населения, планомерной постановке переселенческого дела.
  [39] Производитель работ - чиновник, отвечающий за отграничение надела.
  [40] При несогласии крестьянского начальника с решением Комиссии отводная запись не предъявлялась населению, а он должен был заявить об этом на ее заседании и в месячный срок письменно изложить свое мнение. Отводная запись с замечаниями крестьянского начальника направлялась старшему чиновнику землеустроительной партии, который или вносил исправления в акт, или пересылал в Общее присутствие губернского управления.
  [41] Крестьянский начальник по окончании заселения переселенческого участка ходатайствовал перед старшим производителем работ о выдаче крестьянам акта об отводе казенных земель.
  [42] Главы 4-6 раздела 3 посвящены образованию переселенческих участков в Приморской, Амурской, Сыр-Дарьинской, Ферганской, Самаркандской областях и Черноморской губ. и не имеют отношения к Сибири. снята, так как в ней идет речь об образовании переселенческих участков в Средней Азии.
  [43] Алтайский округ Кабинета его императорского величества (1747-1917) - образован на базе отобранных у А.Н. Демидова алтайских заводов и рудников. В начале XX в. в административно-территориальном отношении включал Змеиногорский, Бийский, Барнаульский, Кузнецкий уезды и южные волости Томского уезда Томской губернии.
  [44] Самовольные переселенцы могли получить в общинное или подворное пользование надел земли, но не имели права на льготы.
  [45] Образование сельских обществ в Сибири шло на основании общего Положения о крестьянах, но томский и тобольский губернаторы и генерал-губернатор Восточной Сибири имели право устанавливать размер волостей в зависимости от численности населения.
  [46] При переселении на кабинетские земли мигранты имели те же льготы, что и при водворении на казенных участках.
  [47] Переселение в сельские общества, поземельное устройство которых было закончено, разрешалось только по приговорам сельских сходов.
  [48] Самовольные переселенцы в Алтайском округе имели право получить земельные наделы, но не пользовались никакими льготами.
  [49] Внутринадельное размежевание в Сибири началось в 1908-1909 гг. (Циркуляры МВД 31 марта 1908 г. и 6 февраля 1909 г.), но проводилось оно по желанию населения. После поездки П. А. Столыпина в Сибирь в 1910 г. власти стали форсировать внутринадельное землеустройство (циркуляры МВД от 21 апреля 1911 г. и 20 апреля 1912 г.).
  [50] Раскладка податей производилась уравнительно на основе определения качества почвы. Сходы могли применять раскладку по числу рабочих, количеству рабочего скота, но не должны были включать недвижимое имущество и инвентарь. Сход мог понизить платежи отдельным домохозяевам или вообще снять их. Приговор о раскладке вносили в особую книгу, его копию представляли волостному старшине, крестьянскому начальнику и податному инспектору.

2. Положение о поземельном устройстве крестьян на сибирских казенных землях.

Положение о поземельном устройстве крестьян и инородцев, водворившихся в губерниях Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской на казенных землях.

(Св. зак. т. IX Особ. прил. кн. VI изд. 1902 г. и по Прод. 1906 г.).

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
Главные основания поземельного устройства крестьян и инородцев.

   1. Наделы отводятся сельским обществам, а равно селениям крестьян и тех инородцев, которые не принадлежат к числу бродячих [1].
   Примечание. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием, по соглашению с Министром Внутренних Дел, а в подлежащих случаях и с Иркутским Генерал-Губернатором, предоставляется приостанавливать применение узаконений об отводе наделов к тем кочевым инородцам губерний Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской, поземельное устройство которых, по условиям их быта, признано будет преждевременным.
   2. На владение отведенными наделами выдается особый акт, именуемый отводною записью.
   3. Крестьяне и инородцы [2] (ст. 1), владея предоставленными им, по отводным записям, землями, обязаны вносить в казну определенный законом ежегодный платеж, под названием государственной оброчной подати.
   4. Общества и селения, отведенные коим наделы окончательно отграничены от земель, остающихся в непосредственном распоряжении казны, сохраняют все те состоящие в их пользовании земли и угодья, которые были отведены им в натуре с надлежащего утверждения.
   5. В тех случаях, когда земли и угодья обществ и селений были отведены им окончательно в надел и не отграничены от земель, остающихся в непосредственном распоряжении казны, пространство отводимого земельного надела определяется по соразмерности с существующим пользованием, но не свыше пятнадцати десятин на наличную душу мужского пола, с соблюдением условий, указанных ниже в статьях 7-10.
   6. Исчисление упомянутых в статье 5 наличных душ приурочивается ко времени открытия поземельно-устроительных работ в данной местности.
   7. При отводе, указанном в статье 5, наблюдается, чтобы общества и селения сохраняли состоящие в их пользовании, ко времени открытия поземельно-устроительных работ в данной местности, усадебные и приусадебные земли, сады и огороды, присельные выгоны или выпуски, пашни, переделяемые покосы, сенокосные расчистки, общественные заказные рощи (в том числе и кедровые), а также семейные и душевые лесные участки. Сверх того, им отводятся и те площади малоценных лесных зарослей и иных неразработанных земель, которые необходимо оставить в составе надела для устранения чересполосности и для спрямления его границ.
   8. Если пространство земель и угодий, подлежащих отводу в земельный надел на основании статей 4 и 5, не достигает пятнадцатидесятинного на наличную мужского пола душу размера, то, по ходатайству подлежащих обществ и селений, надел может быть увеличиваем, не свыше упомянутого размера, в тех случаях, когда такая прирезка окажется возможною и необходимою для обеспечения хозяйственного быта сих обществ и селений.
   9. Если наделы, отведенные на основании статьи 5, будут заключать в себе пространство, превышающее пятнадцать десятин на наличную мужского пола душу, то излишние сверх пятнадцатидесятинного надела земли могут быть оставлены во владении подлежащих обществ и селений лишь в том случае, когда сии общества и селения примут на себя обязанность допринять такое число членов, какое будет соответствовать излишне отводимому количеству земли, по расчету пятнадцати десятин на душу. В течение трех лет со времени составления отводной записи эти новые члены принимаются только по приемным приговорам, по прошествии же сего срока могут быть приселяемы и без таких приговоров, по распоряжению подлежащего местного начальства.
   10. При уважительных местных условиях, Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется, по ходатайству обществ и селений, поддержанному подлежащею местною властью, сохранять во владении сих обществ и селений указанные в статье 9 излишние земли и без возложения на общества и селения обязательства относительно приселений новых членов.
   11. Независимо от земельных наделов, обществам и селениям отводятся, по мере возможности, лесные наделы, в размере не свыше трех десятин на наличную мужского пола душу, считая и те души, кои будут подлежать обязательному допринятию (ст. 9). Размеры лесных наделов определяются сообразно качеству и относительному в данной местности изобилию лесных насаждений.
   12. Зa пользование лесными наделами крестьяне и инородцы (ст. 1) уплачивают в пользу казны особый лесной налог.
   13. Казенные земли и леса, отведенные по отводным записям обществам и селениям, не могут быть ими отчуждаемы, ни обременяемы долгами.
   14. Порядок пользования крестьян и инородцев отведенными им наделами определяется существующими в каждом обществе и селении обычаями. При этом Сходам крестьян и инородцев предоставляется определять угодья и там, где существует общинное пользование землею, заменять таковое участковым или подворным (наследственным) по согласию на то не менее двух третей домохозяев, имеющих право голоса на Сходе.
   Примечание. Впредь до отвода надела в отношении общественных земель и угодий государственных крестьян и инородцев в Сибири соблюдаются правила, при сем приложенные.
   15. В отношении недр земель, отведенных в надел крестьянам и инородцам, соблюдаются правила, изложенные в статье 201 Устава Горного [3].

ГЛАВА ВТОРАЯ.
Правила о порядке определения земельных наделов и производстве поземельно-устроительных работ и об отводе лесных наделов, определении лесного налога и пользовании лесными наделами.

   16. Поземельное устройство крестьян и инородцев в губерниях Тобольской, Томской, Енисейской и Иркутской возлагается на чинов для составления и предъявления отводных записей в сих губерниях (1903 г. Янв. 6 (22376) шт. росп.), Поземельно-устроительные Комиссии и Общие Присутствия Губернских Управлений.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
Об обществах и селениях, коим отводятся наделы.

   17. Земельные наделы отводятся каждому селению особо, за исключением случая, указанного ниже, в статье 19.
   18. Селениями (ст. 17) признаются села и деревни крестьян и инородцев, переселенческие поселки и поселения иных наименований.
   19. Отвод общего земельного надела двум или нескольким селениям допускается в том только случае, когда все угодья или часть пашен или сенокосов находятся в общем пользовании селений. Для учинения общего отвода требуется ходатайство о том, выраженное в приговоре, постановленном на соединенном Сходе домохозяев всех участвующих в общем пользовании селений по большинству двух третей голосов домохозяев каждого из сих селений.
   20. Удовлетворение возбуждаемых по статье 19 ходатайств обществ и селений допускается относительно тех только угодий, которые состоят в общем пользовании.
   21. Общим пользованием (ст. 19) почитается: 1) когда между селениями производятся общие периодические переделы угодий и 2) когда селения, не переделяя угодий, занимают земли под пашни и сенокосы в любом месте общей дачи.
   22. Разделы тех угодий общего пользования нескольких селений, которые подлежат разверстанию между наделами сих селений (ст. 17), производятся на точном основании соглашений, состоявшихся о таких разделах по приговорам соединенных Сходов, постановленным большинством двух третей голосов домохозяев каждого участвующего в общем пользовании селения. Если такого соглашения не состоится, проект раздела составляется на основании данных, собранных о землепользовании наделяемых селений, с возможным соблюдением интересов каждого из сих селений.
   23. Для разделов угодий общего пользования, а также для уничтожения чересполосности, спрямления границ и вообще для удобства наделов, обществам и селениям разрешается при отводе им наделов производить добровольные между ними обмены земель. В упомянутых видах при отводе наделов разрешаются и обмены земель между обществами и селениями, с одной стороны, и казной, - с другой. При несогласии обществ и селений на добровольные обмены для уничтожения чересполосности и спрямления границ допускается понудительная замена мелких чересполосных не свыше пяти десятин участков другими участками.
   24. Исчисление наличных душ мужского пола, на которые рассчитывается земельный надел (ст. 5), приурочивается в каждой волости к 1 Января того года, в котором открыты будут в той волости поземельно-устроительные работы. Исчисление cиe производится на основании доставляемых Волостными Правлениями или заменяющими их учреждениями посемейных именных списков.
   25. Наличными душами (ст. 24) почитаются, со всеми без различия возраста неотделенными членами семейств: 1) приписанные к обществам, волостям или ведомствами, к которым принадлежат наделяемые селения; 2) те неприписанные, которые, имея по своему состоянию право на земельный надел, ведут в наделяемых селениях самостоятельное земледельческое хозяйство и заявят о своем желании получить надел в данном селении, если притом и те, и другие (п.п. 1 и 2) постоянно проживают в наделяемых селениях, хотя бы временно отсутствовали из них, и 3) те из неприписанных, которые к указанному в предшедшей (24) статье сроку получили от подлежащих обществ законные приемные приговоры.
   26. Лица, приписанные к одному обществу, а землею пользующиеся в селении, входящем в состав другого, могут по их желанию быть включаемы в исчисление душ, для наделения землею, либо по месту приписки, либо по месту пользования землею. Если окажется, что означенные лица введены в исчисление душ в обоих местах, то они исключаются из исчисления душ того места, которое сами укажут. Оказавшаяся затем в наделе подлежащего селения излишняя земля оставляется в том наделе: если отводная запись еще не выдана, с обязательством допринятия соответствующего числа новых членов; если же запись выдана, то без такого обязательства.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
О составе и размере земельных наделов.

   27. Землями и угодьями, подлежащими сохранению во владении крестьян и инородцев (ст. 4), почитаются: 1) наделы, отведенные в прежнее время по соразмерности с числом душ, с утверждения бывших Генерал-Губернаторов Западной и Восточной Сибири, Министра Государственных Имуществ или Казенных Палат, если наделы эти окончательно отграничены в натуре от земель, остающихся в распоряжении казны, и состоят во время открытия поземельно-устроительных работ в действительном пользовании тех обществ и селений, коим были отведены, и 2) образованные западно-сибирским переселенческим отрядом и особыми временными партиями сполна заселенные переселенческие участки.
   28. Если границы отведенных наделов (ст. 27 п. 1) не могут быть установлены за утратою документов и планов и неимением в натуре бесспорных признаков, то наделы подлежащим обществам и селениям отводятся на тех же основаниях, как тем обществам и селениям, земли и угодья коих не отграничены от земель, остающихся в непосредственном распоряжении казны.
   29. Наделы отводятся по близости к селениям, по возможности в одной общей черте и в спрямленных границах, за исключением случая, указанного ниже, в статье 30.
   30. Если надел не может быть, по соглашению с населением, отведен в одной общей черте, допускается проектирование надела в нескольких отдельных частях. При этом разбросанные среди неразработанных пространств мелкие участки угодий должны, по возможности, быть сведены в более крупные отрубы правильного очертания. Для сего сверх добровольного и принудительного обмена угодий (ст. 23) разрешается еще прирезка к наделам малоценных лесных площадей и иных неразработанных земель.
   31. При отводе надела в нескольких частях предоставляются надлежащей ширины свободные прогоны для скота на отдельные от селений обрубы. Такие прогоны, если ширина их не превышает двенадцати сажен, не должны быть принимаемы в расчет ни при определении размера надела, ни при исчислении государственной оброчной подати с крестьян и инородцев.
   32. Увеличение, в указанных законом случаях (ст. 8), до пятнадцати десятин как наделов, отведенных обществам и селениям (ст. 4, 27 п. 1), так и пространства земель и угодий, подлежащих включению в их земельные наделы (ст. 5, 28), если возможно, производится, по ходатайствам обществ и селений, на счет свободных казенных земель или пустопорожних пространств, удобных для обращения в сельскохозяйственные угодья и не поросших ценными лесными насаждениями, a при отсутствии иди недостатке таковых пространств, - на счет земель, исключаемых из состава наделов смежных обществ или из не сполна заселенных переселенческих участков. Ходатайства о таких прирезках вносятся, с заключением Поземельно-устроительной Комиссии, в Общее Присутствие Губернского Управления.
   33. Уменьшение наделов до пятнадцатидесятинного на душу размера, если общая площадь земель и угодий, подлежащих включению в земельный надел обществ и селений, превышает указанный размер (ст. 9), может быть произведено: 1) на счет постоянных угодий и расположенных среди таких угодий мелких участков неразработанных земель только в том случае, если пользующиеся сими угодьями общества и селения откажутся допринять число членов, соответствующее превышающему пятнадцатидесятинный размер количеству земли, и 2) на счет угодий непостоянных - в том случае, если излишние сверх пятнадцатидесятинного размера земли будут признаны необходимыми для прирезки другим, более нуждающимся в них, обществам и селениям, или же если будут усмотрены препятствия к удовлетворению ходатайств наделяемых обществ и селений относительно допринятия ими новых на излишние земли членов. Ходатайства обществ и селений о сохранении в их владении излишних сверх пятнадцати десятин на душу земель вносятся, с заключением Поземельно-устроительной Комиссии, в Общее Присутствие Губернского Управления.
   34. К постоянным угодьям, подлежащим сохранению в пользовании обществ и селений (ст. 7), причисляются также: 1) к приусадебным землям - коноплянники, хмельники, а равно удобряемые и орошаемые покосы (утуги), и 2) к пашням - лесные расчистки, приготовленные к распашке. Общественными, заказными рощами, подлежащими включению в земельные наделы (ст. 7), почитаются только такие, относительно которых установлено, что рубка в них леса была прекращена до издания настоящих правил.
   Примечание. Общественные заказные рощи могут быть зачисляемы в лесной надел (ст. 66, прим. 1 прил. по Прод.) [4].
   35. При возложении на общество или селение обязанности допринятия новых членов течение трехлетнего для сего допринятия срока (ст. 9) определяется с 1 Января года, следующего за выдачей отводной записи.
   36. При отрезке земель, состоящих в пользовании обществ и селений, наблюдается, чтобы отрезка сия производилась, по возможности, отрубами и притом в тех местах, где население найдет наименее неудобным и стеснительным, и чтобы уменьшение угодий постоянного пользования, а равно иных разработанных населением и имеющих для него особое значение земель (ст. 7), допускалось лишь при невозможности произвести без сего отрезку.
   37. Если в число угодий, исключаемых из состава надела обществ и селений (ст. 23, 33 и 36), войдут расчищенные из под леса пашни и сенокосы, то они оставляются в бесплатном пользовании расчищавших на срок не свыше пяти лет, считая с 1 Января года, следующего за отграничением надела. Прочие пахотные земли оставляются в пользовании их прежних владельцев на два года, считая с того же срока.
   38. Участки сорокалетнего пользования (Уст. Лесн. ст. 348) [5], оказавшиеся в черте отграничиваемых населению наделов, включаются в состав последних, но оставляются за обществами, товариществами и отдельными лицами, которым была отведены, до истечения сорокалетнего срока, на прежнем основании. Участки, отведенные отдельным лицам, не принимаются в расчет при определении следующего населению количества земли. Участки эти, по истечении сорокалетнего срока, поступают в надел общества без возложения на него обязанности допринятия на них новых членов.
   39. Мирские оброчные статьи всякого рода включаются в состав наделов тех обществ и селений, коим они принадлежат. При наличности особых уважений в состав наделов могут быть включены и расположенные среди оных оброчные статьи, не принадлежащие к числу мирских, причем препятствием к сему включению не должно служить зачисление сих статей в оклад казенных оброчных статей. Рыболовные воды, не входящие в черту наделов, но находящиеся во время отвода в пользовании населения, могут быть оставлены в его пользовании и на будущее время. Предположение о включении в надел оброчных статей, принадлежащих к числу мирских, а равно о сохранении в его пользовании рыболовных вод, не входящих в состав надела, вносятся заключением Поземельно-устроительной Комиссии в Общее Присутствие Губернского Управления.
   40. Когда земельные угодья в отводимых обществам и селениям наделах примыкают к судоходным и сплавным рекам, казне предоставляется устраивать в пределах означенных наделов плотбища, лесные пристани и лесовозные дороги, под условием выдачи подлежащим обществам денежного вознаграждения. Размер сего вознаграждения определяется Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием по соглашению с Министром Внутренних Дел.
   41. Заявленные при отводе наделов споры между селениями и обществами по действительному владению землею в неразграниченных (ст. 5) дачах рассматриваются на соединенных Сходах всех заинтересованных селений в присутствие Производителя работ и Крестьянского Начальника, которые обязаны прилагать заботы к достижению соглашения между спорящими. Если такого соглашения не состоится на основании приговора, постановленного большинством двух третей голосов домохозяев каждого из подлежащих селений, то споры разбираются и разрешаются Поземельно-устроительною Комиссиею. Возникшие в среде последней разногласия, а равно жалобы сторон на постановления Комиссии, поступают в Общее Присутствие Губернского Управления. До разрешения сих споров выдача отводных записей приостанавливается, а после разрешения оных спорные угодья показываются в записях за теми селениями, коим будут окончательно присуждены.
   Примечание. Крестьянским Начальникам тех участков, в делах коих имеется инородческое население, присвоено наименование Крестьянского и Инородческого Начальника.
   42. Добровольные обмены земель между обществами и селениями разрешаются: 1) когда наделы обществам и селениям не были отведены (ст. 5) - Поземельно-устроительною Комиссиею, и 2) когда обмен сопряжен с изменением утвержденных подлежащею властью границ (ст. 4) - Общим Присутствием Губернского Управления, по предварительном рассмотрении сих дел Поземельно-устроительною Комиссиею. В последнем же порядке разрешаются обмены земель обществ и селений на казенные земли.
   43. Заявления крестьян и инородцев, наделяемых землею, о принадлежности им состоящих в их пользовании земель на праве собственности, не останавливают отграничения наделов. Равным образом вводятся в наделы обществ и селений и те из земель, оспариваемых в собственность посторонними лицами или обществами, которые состояли в пользовании подлежащих обществ и селений по 23 Мая 1896 г. [6]. Земли, присужденные посторонним лицам или обществам, остаются во владении обществ или селений, в надел коих они поступили, а признанным собственниками этих земель лицам и обществам выдается вознаграждение, определяемое путем капитализации из пяти процентов разницы между теми окладами государственной оброчной и поземельной податей, которые были установлены ко времени выдачи отводной записи. Решения, коими отчуждаются земли крестьян и инородцев, приводятся в исполнение подлежащими Губернскими Управлениями порядком, указанным в ст. 59 Положений и правил о поземельном устройстве крестьян и поселян разных наименований, водворенных на казенных землях.

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
О порядке отграничения земельных наделов.

   44. Работы по отграничению и отводу земельных наделов и составлению отводных записей исполняются, под общим руководством Старших Чиновников [7], чинами для составления и предъявления отводных записей. Из сих чинов образуются особые партии, состоящие под ближайшим руководством Старших Производителей работ.
   45. Поземельно-устроительные Комиссии образуются под председательством Старшего Производителя работ из Производителя работ, составляющего подлежащий рассмотрению проект отграничения надела, и местного Крестьянского Начальника, Податного Инспектора, Исправника и Лесничего. Для законности постановлений Комиссии необходимо присутствие председателя, Крестьянского Начальника и Лесничего, а при рассмотрении вопросов, имеющих отношение к исчислению государственной оброчной подати, также и Податного Инспектора. Заседания Комиссии происходят в волостном Правлении подлежащей волости, в случае же надобности - в наделяемом селении. В заседания приглашаются для объяснений сельские должностные лица и уполномоченные наделяемых обществ и селений (ст. 46).
   46. Все действия чинов поземельно-устроительных партий, касающиеся отграничения наделов, производятся при участии уполномоченных от крестьян и инородцев, по принадлежности. Уполномоченные сии избираются на Сельском Сходе, в числе от трех до шести человек от каждого селения, и снабжаются общественными приговорами о их избрании, заменяющими доверенности. В случае отказа крестьян или инородцев от составления приговора об избрании уполномоченных, Крестьянский Начальник предлагает обществу, в присутствие сторонних добросовестных из соседних селений, заявить ему о таковом избрании словесно. Если же и затем выбор уполномоченных не состоится, то чины поземельно-устроительных партий производят все действия по отграничению земельных наделов без участия уполномоченных, в присутствие сторонних добросовестных в числе от трех до шести человек. По делам, сопровождающимся разделом угодий между селениями, выслушиваются уполномоченные от всех разделяющихся селений.
   47. Исчисление наличных душ (ст. 24) производится поверкою представленных посемейных именных списков на месте Производителем работ в присутствие Крестьянского Начальника, при участии уполномоченных от селений. Поверенные списки предъявляются подлежащему сходу. Последнему должны быть при этом указаны имена тех лиц, которые, состоя на причислении или проживая в данном селении, не включены в счет душ, с объяснением причин такового невключения (ст. 26). О предъявлении списков составляется акт за подписью Производителя работ, Крестьянского Начальника, Сельского Старосты и уполномоченных.
   48. Съемка действительного пользования обществ и селений производится лишь в случаях неимения планов или негодности имеющегося планового материала. Если имеются годные планы, то производится лишь поверка их в натуре.
   49. Внешние границы проектированных наделов обозначаются в натуре временными знаками. На планах показываются: 1) удобные земли отдельно от неудобных; 2) в числе удобных земель - угодья, подлежащие включению в земельный надел, отдельно от сплошных лесных пространств, и 3) угодья, подлежащие обязательно сохранению в пользовании населения (ст. 7, 34).
   50. Неудобными землями признаются: 1) непригодные ни к пашне, ни к сенокошению, ни вообще к возделыванию: пески, болота, солонцы, каменистые и глинистые овраги; 2) прогоны, не превышающие двенадцати сажен ширины, улицы, проезжие проулки, дороги, кладбища и воды. Если общая площадь земель, перечисленных в п. 1 настоящей (50) статьи, не превышает десяти процентов всего пространства снятого на план надела, то они зачисляются в неудобные, по указаниям Производителя работ. Если же общая площадь сих земель превышает десять процентов означенного пространства, то зачисление их в неудобные производится по предварительном осмотре, для удостоверения непригодности к сельскохозяйственному пользованию, Производителем работ совместно с Лесничим. Разногласие между Производителем работ и Лесничим и жалобы населения на неправильное зачисление неудобных земель в удобные разрешаются Поземельно-устроительною Комиссиею.
   51. Проект отграничения земельного надела составляется Производителем работ при содействии межевых чинов и при участии Лесничего. До приступа к составлению проекта земельного надела Производитель работ обязан объявить подлежащим обществам и селениям требование закона, изображенное в статьях 17, 19 и 20. Засим Производитель работ приступает к проектированию надела, соображаясь, в потребных случаях, с упомянутыми в статьях 22, 23 и 41 соглашениями по разделам, обменам и спорам, равно с заявлениями и ходатайствами уполномоченных, насколько эти заявления и ходатайства будут Производителем признаны уважительными и осуществимыми.
   52. Проект отграничения земельного надела (ст. 51) предъявляется, в присутствие Крестьянского Начальника, Лесничего, сельских должностных лиц и уполномоченных, Сходу подлежащих обществ или селений. Проекты, сопряженные с разделом угодий между селениями и обществами, предъявляются соединенному их Сходу. Вместе с проектом упомянутым Сходам предъявляются сведения: 1) о числе наделяемых душ, исчисленных согласно ст. 25 и 26; 2) об общей площади проектированного земельного надела, с показанием отдельно земель удобных и неудобных; 3) об избытке или недостатке земли против пятнадцатидесятинной нормы, 4) о числе душ, подлежащих обязательному допринятию, в случае излишка земли в наделе.
   53. Об упомянутом в предшедшей (52) статье предъявлении составляется акт, который подписывается Производителем работ, Крестьянским Начальником, сельскими должностными лицами подлежащих обществ и селений и уполномоченными. В акт заносятся заявленные на Сходе ходатайства и возражения с заключениями, по содержанию оных, Крестьянского Начальника и Лесничего.
   54. По предъявлении сходу проекта отграничения надела, проект, со всем делопроизводством и необходимыми для его рассмотрения данными, представляется Производителем работ заведывающему партией Старшему Производителю работ, который вносит его на рассмотрение Поземельно-устроительной Комиссии.
   55. Постановления Поземельно-устроительных Комиссий излагаются в виде актов, в которых означается: 1) подлежит ли надел утверждению на основании прежнего отвода (ст. 4), и какого именно, или же проектируется по существующему пользованию (ст. 5); 2) число наделяемых душ; 3) общая площадь проектированного земельного надела, с показанием особо земель удобных и неудобных и количества удобной земли по расчету на наделяемую душу; 4) число душ, подлежащих обязательному допринятию; 5) предположенные изменения существующего пользования обществ и селений, с объяснением оснований, по коим имеется в виду допустить таковые изменения; 6) ходатайства населения и предположения, подлежащие внесению в Общее Присутствие Губернского Управления (ст. 32, 33, 39 и 42), с объяснением оснований, по коим имеется в виду уважить или отклонить таковые ходатайства, и 7) ходатайства и заявления населения, которые остались неудовлетворенными Комиссиею, с ее заключениями по содержанию оных.
   56. Определения Поземельно-устроительных Комиссий постановляются по большинству голосов, причем, в случае равенства голосов, голос Председателя дает перевес. Если с мнением большинства не согласится Председатель Комиссии или Крестьянский Начальник, а по делам, касающимся отвода лесных наделов - Лесничий, то вызвавший разномыслие вопрос представляется, чрез Старшего Чиновника, на рассмотрение Общего Присутствия Губернского Управления и решается Комиссиею согласно полученным от Общего Присутствия указаниям.
   57. Определения Комиссий, кроме случаев, указанных ниже, в статье 58, объявляются крестьянским и инородческим обществам чрез их уполномоченных, о чем составляется протокол. Уполномоченным предоставляется ходатайствовать о выдаче им копий с означенных определений. Объявленные уполномоченным определения Поземельно-устроительных Комиссий могут быть обжалованы обществами и селениями в течение трехмесячного срока, считая со дня объявления определения уполномоченным. Жалобы приносятся Общему Присутствию Губернского Управления непосредственно или чрез одно из лиц, входящих в состав Комиссии. В последнем случае получившее жалобу лицо передает ее в Комиссию, которая направляет жалобу, со всем делопроизводством и своим по делу заключением, к Старшему Чиновнику, для внесения на рассмотрение Общего Присутствия Губернского Управления. В случае принесения жалоб, касающихся состава и границ проектированного надела, на представляемом в Общее Присутствие плане должны быть обозначены границы надела и сделаны вычисления площадей как по утвержденным Комиссиею нарезкам, так и по заявлениям населения. Проекты, не обжалованные в указанный настоящею (57) статьею срок, признаются утвержденными, если они не подлежат рассмотрению Общего Присутствия Губернского Управления независимо от принесения жалоб.
   58. Если Поземельно-устроительная Комиссия, рассмотрев проект надела, постановит заключение об отклонении удовлетворенных сим проектом ходатайств обществ и селений (ст. 32, 33 и 39) или об исключении из проектированного надела части состоящих в пользовании населения угодий, то измененный согласно сему заключению проект вновь предъявляется Сходам подлежащих обществ и селений, в присутствие Крестьянского Начальника. От участвующих в Сходе лиц принимаются относящиеся к делу словесные заявления, которые, вместе с заключениями по оным Крестьянского Начальника, заносятся в особый акт. Последний вместе со всеми принадлежащими к делу бумагами, представляется в Общее Присутствие Губернского Управления.
   59. Постановление Общего Присутствия Губернского Управления по поступившим в оное, на основании настоящих правил (ст.ст. 32, 33, 39, 41, 42, 57 и 58), предметам, за исключением означенных ниже, в статье 60, признаются по существу окончательными, когда Старший Чиновник и Управляющий Государственных Имуществ, или хотя бы один из них, будут согласны с мнением большинства, и подлежат обжалованию в Правительствующий Сенат только при условиях и в порядке, указанном ниже, в ст. 106. При несогласии обоих представителей Главного Управления Землеустройства и Земледелия с мнением большинства им предоставляется в течение трех дней заявить письменный протест. В таком случае заключение Общего Присутствия, вместе с протестом, представляется Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием, который входит в сношение с Министром Внутренних Дел. В случае состоявшегося между Министром и Главноуправляющим соглашения дело считается окончательно решенным на основании сего соглашения. В случае же разногласия между Министром и Главноуправляющим спорные вопросы представляются на разрешение Правительствующего Сената. По губерниям Енисейской и Иркутской дела, по коим заявлен протест, представляются Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием чрез Иркутского Генерал-Губернатора с его заключением.
   60. Предположения о сохранении во владении обществ и селений излишних земель без возложения на общества и селения обязательства принятия новых членов (ст. 10), а равно об увеличении наделов на счет не сполна заселенных переселенческих участков и о включении в надел оброчных статей, не принадлежащих к числу мирских, а также о сохранении в пользовании населения рыболовных вод, не входящих в черту наделов, представляются Общим Присутствием Губернского Управления на разрешение Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием. Дела об увеличении надела до пятнадцатидесятинного размера на счет казенных земель представляются на разрешение Главноуправляющего во всех случаях, когда Управляющий Государственных Имуществ найдет увеличение это нарушающим существенные интересы казны или лесного хозяйства. По губерниям Енисейской и Иркутской упомянутые предположения и дела представляются Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием чрез Иркутского Генерал Губернатора с его заключением.
   61. Окончательно утвержденные проекты отграничения наделов возвращаются Производителям работ для исполнения в натуре. Сведения об окончательно отграниченных по каждому селению или группе селений наделов со всеми данными, перечисленными в статье 52, сообщаются Казенной Палате.
   62. Каждый земельный надел должен быть отграничен в натуре, как от земель и лесов казны и других владельцев, так и от наделов смежных обществ и селений, по правилам, постановленным в статьях 82-93.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
Об отводе лесных наделов и определении лесного налога.

   63. Работы по отводу лесных наделов производятся и заканчиваются одновременно и совместно с работами по отводу земельных наделов.
   64. Лесные наделы отводятся каждому селению особо. Совместное наделение лесом двух или нескольких селений допускается, в случае последовавшего о сем ходатайства крестьян и инородцев, если такой способ наделения оправдывается большим удобством охранения лесов и возможностью лучшего устройства лесного хозяйства. Ходатайства эти заявляются на одинаковых основаниях с ходатайствами об отводе общих земельных наделов.
   65. Лесные наделы отводятся на то же число душ, на какое отводятся земельные наделы.
   66. В состав лесных наделов включаются сплошные, занимающие значительные площади, насаждения, расположенные среди земельных угодий крестьян и инородцев, за исключением общественных заказных рощ и семейных и душевых лесных участков (ст. 7), а равно ближайшие к селениям казенные леса, хотя бы такие леса и были объявлены заказными в порядке, установленном статьей 97 Устава Лесного [8]. При этом, однако, Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется определять те уезды и части уездов, в коих отвод лесных наделов из казенных лесных дач не производится.
   Примечание. Правила о зачислении в лесные наделы лесных насаждений, входящих в состав окончательно отграниченных в прежнее время наделов, а также общественных заказных рощ и семейных душевых лесных участков (ст. 7), при сем приложены.
   67. Обществам и селениям, коим были отведены наделы с окончательным отграничением от земель, остающихся в непосредственном распоряжении казны (ст. 4), имеющиеся в означенных наделах леса могут быть зачислены в лесной надел, но не иначе, как под условием прирезки к земельному наделу означенных обществ и селений, из соседних свободных пространств, пространства земли, равного тому, какое зачисляется в лесной надел.
   68. В случае недостатка лесов, пригодных для отвода в лесной надел, последний может быть отводим и в меньшем против трех десятин размере. При отсутствии указанного рода лесов лесные наделы не отводятся.
   69. Лесные наделы проектируются состоящими при поземельно-устроительных партиях лесными чинами по соглашению с подлежащими Производителями работ и при участии уполномоченных от обществ и селений.
   70. Лесные чины (ст. 69) назначают для каждого лесного надела возможное без истощения леса количество ежегодной вырубки, определенною площадью.
   71. При молодости или истощенности насаждений, включаемых в лесной надел, может быть воспрещена или ограничена, на известное число лет, рубка растущего леса. В этом случае допускается только пользование сухостоем и валежником, а равно материалами, получаемыми от прочисток, прореживаний и проходных рубок.
   72. При определении количества ежегодной вырубки (ст. 70 и 71) принимаются во внимание все заслуживающие уважения заявления крестьян и инородцев. По составлении предположений о количестве ежегодной вырубки лесные чины знакомят с ними крестьян и инородцев на Сходе, в присутствие Крестьянского Начальника, и предлагают им составить приговор о согласии их на принятие означенных предположений. Если Сход откажется от составления такого приговора, то лесные чины составляют о том акт, в который заносят как заявления Схода и мнение Крестьянского Начальника, так и свое по сим заявлениям заключение.
   73. Упомянутые в предшедшей (72) статье приговоры и акты представляются лесными чинами Управляющему Государственных Имуществ. Управляющий собственною властью утверждает составленные лесным чином предположения, принятые Сходом крестьян или инородцев, или делает распоряжение об их изменении, если найдет возможным согласиться с выраженным в акте мнением подлежащего Схода. Если же Управляющий Государственных Имуществ признает правильными непринятые Сходом крестьян или инородцев предположения лесных чинов, то вносит дело, со своим заключением, на разрешение Общего Присутствия Губернского Управления, где оно рассматривается в порядке, установленном в правилах об определении земельных наделов.
   74. Окончательное утверждение предположений о количестве ежегодной вырубки леса должно последовать не позже окончательного утверждения отводных записей. Изменение сего количества допускается не иначе, как по ходатайствам о том подлежащих обществ и селений, с разрешения Общего Присутствия Губернского Управления.
   75. Размер ежегодного лесного налога за отведенные обществам и селениям лесные наделы определяется соответственно одной четверти стоимости разрешенного ежегодно к вырубке леса (ст. 70 и 71), исчисленной по действующей во время составления проекта отвода лесного надела казенной таксе. Сухостой и валежник, а равно материалы, получаемые от прочисток, прореживаний и проходных рубок, при исчислении суммы лесного налога в расчет не принимаются. Если исчисленная на сих основаниях сумма окажется, по расчету на десятину лесного надела, выше причитающейся на десятину земельных угодий суммы оброчной подати, то сумма лесного налога понижается до размера, соответствующего подесятинному окладу оброчной подати. Главноуправляющему Землеустройством и Земледелием предоставляется, в исключительных случаях, допускать, для отдельных обществ и селений, дальнейшее еще понижение размера лесного налога.
   76. Проекты лесных наделов предъявляются состоящими при поземельно-устроительных партиях лесными чинами Сходам подлежащих обществ и селений в присутствие Крестьянского Начальника, по возможности одновременно с проектами земельных наделов и с предположениями о ежегодной рубке растущего леса (ст. 70 и 71) и о размере лесного налога (ст. 75), в порядке, установленном для предъявления проектов земельных наделов. О таковом предъявлении составляется, за подписью лесного чина, Крестьянского Начальника и сельских должностных лиц и уполномоченных, акт, в который заносятся как заявления и возражения населения, так и мнение по ним Крестьянского Начальника. Акт этот, вместе со всем делопроизводством, представляется лесным чином заведывающему партией Старшему Производителю работ, которым вопрос о размере лесного налога вносится, вместе с проектом земельного и лесного наделов, на разрешение Поземельно-устроительной Комиссии.
   77. Относительно порядка рассмотрения дел в Поземельно-устроительной Комиссии, обжалования ее решений, утверждения проектов лесных наделов и обжалования сих проектов соблюдаются соответствующие постановления, изложенные в правилах об отводе земельных наделов. При этом в упомянутые в статье 55 акты включаются сведения о пространстве лесного надела, если же он не отводится, то сведения о причинах неотвода. Заявления об отказе от всего лесного надела или от части его могут быть делаемы обществами и селениями во все время, не позже предъявления им отводной записи.
   78. Окончательно утвержденные лесные наделы отграничиваются в натуре, как от земель и лесов казны и других владельцев, так и от земельных угодий тех обществ и селений, коим лесные наделы отводятся по правилам, установленным в статьях 82-93.
   79. О сумме лесного налога сообщается, одновременно с выдачей отводной записи, Казенной Палате для зачисления означенной суммы в оклад.
   80. Сумма лесного налога не может быть повышена до истечения двадцати лет, считая с 1 Января года, следующего за выдачею отводной записи. По истечении сего срока основания исчисления суммы лесного налога могут быть изменены в законодательном порядке.
   81. При запрещении или ограничении, по статье 71, рубки растущего леса на лесном наделе подлежащие общества и селения: в первом случае - освобождаются от уплаты лесного налога на все время запрещения, а во втором - уплачивают лесной налог, уменьшенный соразмерно установленному ограничению рубки за все время сего ограничения. По истечении срока запрещения или ограничения рубки оклад лесного налога исчисляется местным лесным чином на основаниях и в порядке, указанных в предшедших (75 и 76) статьях, и вносится сим чином на разрешение Общего Присутствия Губернского Управления.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ
Об утверждении границ земель, отводимых в надел.

   82. Для отграничения в натуре земельных и лесных наделов, согласно окончательно утвержденным проектам (ст. 61), на границах, отделяющих земельный и лесной наделы от земель и лесов казны и других владельцев и от наделов смежных обществ и селений, налагаются межевыми чинами поземельно-устроительных отрядов межевые столбы по правилам, изложенным в статьях 443, 454 и 456-468 Законов Межевых [9].
   83. На границах, отделяющих земельный надел от лесного надела одного и того же селения, проводятся межники, шириною в аршин, с постановкою на поворотах установленных в межевых законах столбов без клеймения оных и с вырытием межевых ям шириною во все стороны по сажени, а глубиною по два аршина.
   84. Если смежный с земельным лесной надел предоставлен в пользование нескольких селений (ст. 64 и 77), то по границам его устанавливаются межевые знаки на основании статьи 82.
   85. В случаях, когда отграниченный уже надел будет подлежать изменению в установленном порядке (ст. 99, 100 и 104-107), уничтожение в натуре прежних границ и проложение новых производится или чинами поземельно-устроительных отрядов или же, если чины эти перешли на работы в другой уезд, межевыми чинами ведомства Министерства Юстиции по распоряжению Губернского Управления.
   86. При окончательном отграничении наделов (ст. 82) ведется, особо по каждому наделу, геодезическое описание, в которое заносятся подневно, точно и подробно все произведенные действия, а также сведения, необходимые для нанесения по ним на план границ владения и для поверки и утверждения упомянутых действий.
   87. На каждый отграниченный надел составляется план, на коем границы наделов показываются с обозначением меры линий, румбических и астролябических углов.
   88. Произведенные межевыми чинами действия и составленные ими планы и геодезические описания, а также одновременно с сими документами и копии оных свидетельствуются в верности Начальником съемочного отделения, Производителем работ и Старшим Производителем работ, а засим планы, описания и копии оных подписываются как означенными должностными лицами, так и Старшим Чиновником по составлению и предъявлению отводных записей.
   89. По окончательном утверждении отводной записи на отграниченный надел и по признании составленного на этот надел плана и геодезического описания границ правильными, план и описание, а также копии оных утверждаются Общим Присутствием Губернского Управления с приложением государственной печати.
   90. В случае обнаружения, при освидетельствовании межевых и геодезических описаний, неправильностей межевого исполнения, исправление коих требует межевых действий в натуре, действия эти производятся чинами поземельно-устроительных отрядов, или же, если чины эти перешли уже на работы в другой уезд, межевыми чинами ведомства Министерства Юстиции на основании постановлений Общего Присутствия Губернского Управления.
   91. Расходы по командированию межевых чинов ведомства Министерства Юстиции в случаях, указанных в статьях 85 и 90, относятся на суммы, ассигнуемые для сего по сметам Главного Управления Землеустройства и Земледелия.
   92. Утвержденные подлинные планы и геодезические описания хранятся в архивах Межевых Отделений Губернских Управлений, а копии выдаются крестьянам и инородцам вместе с отводными на них записями.
   93. Порядок технического исполнения работ по отграничению наделов и род инструментов, которые должны при сем употребляться, и формы планов и геодезических описаний устанавливаются инструкциею, издаваемой Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием по соглашению с Министром Юстиции.

ОТДЕЛЕНИЕ ШЕСТОЕ.
О составлении, предъявлении и выдаче отводных записей.

   94. Отводные записи составляются на основании окончательного отграничения земельного и лесного наделов (ст. 61 и 78).
   95. Отводные записи выдаются каждому селению особо. Селениям, получившим общий надел (ст. 19), выдается общая отводная запись.
   96. Отводная запись с приложениями составляется в двух экземплярах.
   97. В каждой отводной записи показывается: 1) наименование селения или селений, коим выдается запись, с указанием губернии, уезда, волости или ведомства; 2) число душ мужского пола, на которые отведен надел, по каждому селению особо; 3) количество угодий, составляющих земельный надел, с показанием особо числа десятин удобной и неудобной земли; 4) описание границ земельного надела, с поименованием смежных владельцев и с указанием: если на два или несколько селений выдается одна общая отводная запись (ст. 95) - пространства и положения угодий, состоящих в исключительном пользовании отдельных селений, и если селение, получающее отдельную запись, пользуется некоторыми угодьями сообща с другими селениями - пространства и положения угодий общего пользования, с поименованием селений в нем участвующих; 5) площадь и границы лесного надела, если таковой отведен; 6) кедровники и оброчные статьи; 7) площадь и местоположение находящихся среди надела земель, отведенных в наделение церковным причтам или в запас для имеющих быть возведенными впоследствии церквей, а также участков, отведенных для наделения школ; 8) указания относительно ограничений в праве распоряжения надельными землями и прав казны на недра сих земель (ст. 13 и 15); 9) общее указание на обязанность населения платить государственную оброчную подать и лесной налог в указанных в приложениях к отводной записи размерах.
   Примечание. Образец отводной записи при сем прилагается.
   98. В приложениях к отводным записям показываются данные: 1) о размере причитающегося с селения (или селений) оклада государственной оброчной подати с указанием срока, на который оклад этот установлен; 2) о количестве ежегодной рубки леса и о сумме лесного налога; 3) о количестве излишних земель, оставленных в наделе (ст. 9), и о числе душ, подлежащих допринятию или причислению, и о доле государственной оброчной подати, подлежащей сложению с обществ и селений на время льготного срока, по расчету на каждую допринимаемую душу. В приложения к отводным записям равным образом вносятся уже состоявшиеся на излишне отведенные в надел земли допринятия и причисления, а также другие обстоятельства, имеющие временное значение, или не относящиеся к основным условиям поземельного устройства данного общества или селения, как то: о неразрешенных ко времени выдачи записи, производящихся судебным порядком, поземельных спорах, ходатайствах и т. п. Сведения о размере оклада государственной оброчной подати, причитающейся с селения (или селений), коим отведен общий надел, сообщаются Старшему Чиновнику Казенною Палатою.
   Примечание. Образцы приложений к отводной записи при сем прилагаются.
   99. Нахождение на рассмотрении Общего Присутствия Губернского Управления или Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием ходатайства о прирезке к наделу и о сохранении во владении обществ и селений излишних земель (ст. 8, 10, 32, 33 и 60) не останавливает составления и выдачи отводной записи. По воспоследовании разрешения на прирезку на отводимые земли выдаются дополнительные отводные записи.
   100. Заявления о принадлежности кому-либо на праве собственности земель, включаемых в наделы обществ и селений, не останавливают составления и выдачи сим селениям отводных записей. Если подобные заявления последовали от тех крестьян и инородцев, коим земли отводятся (ст. 43), то о заявлениях сих делаются оговорки в примечаниях к отводным записям. В случае признания за крестьянами и инородцами права собственности на означенные земли последние исключаются из отводных записей.
   101. Отводные записи с приложениями составляются Производителем работ при содействии межевых лесных чинов, поверяются Старшим Производителем работ и представляются Старшему Чиновнику, который, по новой проверке, препровождает их местному Крестьянскому Начальнику.
   102. Если Крестьянский Начальник убедится, что отводная запись составлена правильно и согласно с окончательно утвержденным и исправленным (ст. 61), проектом отграничения надела, то запись предъявляется населению. С этою целью она прочитывается на Сходе при участии Производителя работ или другого чиновника Главного Управления Землеустройства и Земледелия и в присутствие уполномоченных, участвовавших в отграничении надела или сторонних добросовестных. О предъявлении составляется акт, который подписывается Крестьянским Начальником, Производителем работ, сельскими должностными лицами, уполномоченными и добросовестными. Если при прочтении записи крестьяне или инородцы не заявят возражений, а в случае недоразумений - удовлетворятся данными им разъяснениями, то запись признается окончательно поверенною, о чем записывается в упомянутый выше акт. Акт этот вместе с записью препровождается Старшему Чиновнику, который, в случае непоступления жалоб в течение означенного ниже, в статье 105, срока, утверждает запись и распоряжается выдачею ее населению, согласно статье 107.
   103. Если Крестьянский Начальник при ознакомлении с присланной ему для предъявления отводною записью найдет, что она составлена неправильно, то запись не предъявляется населению, а возвращается Крестьянским Начальником Старшему Чиновнику. Последний, если согласится с замечаниями Крестьянского Начальника, делает распоряжение об исправлении записи и вновь препровождает последнюю, для предъявления, к Крестьянскому Начальнику - в противном же случае направляет дело в порядке, указанном ниже, в статье 106, а предъявление записи населению отлагается до разрешения возникшего разномыслия.
   104. Когда общества и селения при предъявлении им отводной записи: 1) заявят о неправильном составлении записи и не удовлетворятся разъяснениями Крестьянского Начальника и Производителя работ, или 2) откажутся от принятия записи и подписания упомянутого выше в статье 102 акта, или же 3) заявят ходатайство об исключении из записи какой-либо части отграниченного им надела, то о сем составляется акт, который вносится, чрез Старшего Чиновника и с его заключением, на рассмотрение Общего Присутствия Губернского Управления.
   105. Обществам и селениям крестьян и инородцев, независимо от заявлений и возражений, сделанных ими при самом предъявлении отводных записей, предоставляется подавать по тому же предмету жалобы в Общее Присутствие Губернского Управления, в трехмесячный со дня предъявления срок. Жалобы эти подаются ими в Общее Присутствие или непосредственно, или чрез Крестьянского Начальника.
   106. Упомянутые выше в статьях 103-105 заявления, возражения, рассматриваются Общим Присутствием Губернского Управления в порядке, установленном статьею 59. Жалобы на постановления Общего Присутствия допускаются лишь в случае превышения власти или явного нарушения закона. Они приносятся Правительствующему Сенату и подаются в Общее Присутствие Губернского Управления в трехмесячный срок со дня объявления постановления Общего Присутствия.
   107. Отводные записи, предъявленные населению согласно статье 102, окончательно поверенные (ст. 103-105) или исправленные согласно постановлениям Общего Присутствия Губернского Управления, скрепляются по обоим экземплярам подписью Старшего Чиновника, с приложением его печати. Один экземпляр записи передается, для хранения, в Архив Губернского Управления, а другой - препровождается к подлежащему Крестьянскому Начальнику, которым передается, с отобранием подписки, крестьянам или инородцам.
   В случае уклонения крестьян или инородцев от принятия экземпляра окончательно утвержденной отводной записи, Крестьянский Начальник передает отводную запись на хранение в Волостное Правление или Инородческую Управу.

ОТДЕЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ.
O пользовании лесными наделами.

   108. Обращение отведенных обществам и селениям лесных наделов в другие угодья воспрещается. Равным образом воспрещается продажа растущего на лесных наделах леса на корне.
   109. В первый год по отводе лесного надела крестьянские и инородческие общества должны определить, особыми приговорами, обязательный для всех членов общества порядок пользования лесным наделом с соблюдением установленного количества вырубки (ст. 74). Приговоры эти подлежат утверждению Крестьянского Начальника. Изменение установленного приговором порядка пользования лесным наделом может последовать лишь по новому общественному приговору, с утверждения Крестьянского Начальника.
   110. Рубка леса свыше установленного количества (ст. 74) может быть разрешаема Общим Присутствием Губернского Управления, по представлении Крестьянского Начальника, с тем условием, чтобы такая усиленная заготовка лесных материалов была покрыта уменьшением размера рубки в ближайшие годы. В исключительных случаях усиленная рубка может, под тем же условием, быть разрешаема Крестьянским Начальником с доведением о сем до сведения Общего Присутствия.
   111. Наблюдение за лесными наделами и за порядком пользования оными возлагается на Крестьянских Начальников и должностных лиц крестьянского и инородческого общественного управления.

Положение о поземельном устройстве крестьян и инородцев, водворившихся в Алтайском округе на землях Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА [10].

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
Главные основание поземельного устройства крестьян и инородцев.

   112. Наделы отводятся сельским обществам, а равно селениям крестьян и тех инородцев, которые не принадлежат к числу бродячих.
   Примечание. Министру Императорского Двора по соглашению с Министром Внутренних Дел предоставляется приостанавливать применение узаконений об отводе наделов к тем кочевым инородцам Алтайского округа, поземельное устройство которых, по условиям их, признано будет преждевременным.
   113. На владение отведенными наделами выдается особый акт, именуемый отводною записью.
   114. Крестьяне и инородцы (ст. 112), владея предоставленными им по отводным записям землями, обязаны вносить в казну определенный законом ежегодный платеж, под названием государственной оброчной подати.
   115. Горнозаводские общества получают при поземельном устройстве наделы на общих, с прочими селениями и обществами крестьян и инородцев, основаниях, независимо от земель, полученных ими по уставным грамотам.
   Примечание. По уставным грамотам Алтайским мастеровым были предоставлены из земель, коими они пользовались в местах своего жительства при заводах и рудниках, покосы и участки пахотной земли, на основании статей 20, 21 и 22 Положения 8 Марта 1861 года о горнозаводском населении казенных горных заводов (36719) [11], а урочникам - пашенные, сенокосные земли и другие угодья - на основании статьи 30 того же Положения [12]. Принадлежавшие горнозаводским людям до 8 Марта 1861 года усадьбы оставлены им безвозмездно в собственность, на основании статьи 9 Положений и Правил о поземельном устройстве крестьян и поселян разных наименований, водворенных на казенных землях (Кн. V) [13].
   116. Пространство отводимого обществам и селениям земельного надела определяется по соразмерности с существующим пользованием, но не свыше пятнадцати десятин на наличную душу мужского пола, с соблюдением условий, указанных ниже в статьях 118-121.
   117. Исчисление упомянутых в статье 116 наличных душ приурочивается ко времени открытия поземельно-устроительных работ в данной местности.
   118. При отводе, указанном в статье 116, наблюдается, чтобы общества и селения сохраняли состоящие в их пользовании, ко времени открытия поземельно-устроительных работ в данной местности, усадебные и приусадебные земли, сады и огороды, присельные выгоны или выпуски, пашни, покосы, сенокосные расчистки, общественные заказные рощи (в том числе и кедровые), а также семейные и душевые лесные участки. Кроме того, им отводятся и те площади малоценных лесных зарослей и иных неразработанных земель, которые необходимо оставить в составе надела для устранения чересполосности и для спрямления его границ.
   119. Если пространство земель и угодий, подлежащих отводу в земельный надел (ст. 116) крестьянам и инородцам, не достигает пятнадцатидесятинного на наличную мужского пола душу размера, то, по ходатайству подлежащих обществ и селений, надел может быть увеличиваем, не свыше упомянутого размера, в тех случаях, когда такая прирезка окажется возможною и необходимою для обеспечения хозяйственного быта сих обществ и селений.
   120. Если пространство означенных в статье 119 земель и угодий будет заключать в себе более пятнадцати десятин на наличную мужского пола душу, то излишние сверх пятнадцатидесятинного надела земли могут быть оставлены во владении подлежащих обществ и селений лишь в случае, когда сии общества и селения примут на себя обязанность допринять такое число членов, какое будет соответствовать излишне отведенному количеству земли, по расчету пятнадцати десятин на душу. В течение трех лет со времени составления отводной записи эти новые члены принимаются только по приемным приговорам, по прошествии же сего срока могут быть приселяемы и без таких приговоров, по распоряжению подлежащего местного начальства.
   121. При уважительных местных условиях Министру Императорского Двора, по соглашению с Министром Финансов, предоставляется, по ходатайству обществ и селений, поддержанному подлежащею местною властью, сохранять во владении сих обществ и селений указанные в статье 120 излишние земли и без возложения на общества и селения обязательств относительно приселения новых членов.
   122. Независимо от земельных наделов, обществам и селениям отводятся, по мере возможности, лесные наделы в размере не свыше трех десятин на наличную мужского пола душу, считая и те души, кои будут подлежать обязательному допринятию (ст. 120). Размеры лесных наделов определяются сообразно качеству и относительному в данной местности изобилию лесных насаждений.
   123. За пользование лесными наделами крестьяне и инородцы (ст. 112) уплачивают в пользу казны особый лесной налог.
   124. Земли и леса, отведенные по отводным записям обществам и селениям, не могут быть ими ни отчуждаемы, ни обременяемы долгами.
   125. Порядок пользования крестьян и инородцев отведенными наделами определяется существующими в каждом обществе и селении обычаями. При этом Сходам крестьян и инородцев предоставляется переделять угодья и там, где существует общинное пользование землею, заменять таковое участковым или подворным (наследственным) по согласию на то не менее двух третей домохозяев, имеющих право голоса на Сходе.
   126. Недра земель, отведенных в надел крестьянам и инородцам (ст. 112), остаются собственностью Кабинета Его Величества, который сохраняет право или сам разрабатывает открываемые на сих землях рудники, прииски и копи, или предоставлять сие частным лицам, с вознаграждением обществ и селений крестьян и инородцев лишь за отходящие от них под горные разработки земли соразмерным отводом земель в других местах. Впрочем, с особого высочайшего разрешения разработка рудников, приисков и копей, открываемых на землях, отводимых в надел обществам и селениям, может быть предоставлена сим обществам и селениям.

ГЛАВА ВТОРАЯ.
Правила о порядке определения земельных наделов крестьян и инородцев, о производстве поземельно-устроительных работ, об отводе лесных наделов, определении лесного налога и пользовании лесными наделами.

   127. Поземельное устройство крестьян и инородцев в Алтайском округе возлагается на чинов Кабинета Его Величества для составления отводных записей в сем округе [1899 Март. 13 (16599) врем. шт. 1904 Март. 20, собр. узак., 545] [14], Поземельно-устроительные комиссии и Общее Присутствие Томского Губернского Управления.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЕРВОЕ.
Об обществах и селениях, коим отводятся наделы.

   128. Земельные наделы отводятся каждому селению особо за исключением случая, указанного ниже, в статье 130.
   129. Селениями (ст. 128) признаются села и деревни крестьян и инородцев, переселенческие поселки и поселения иных наименований.
   130. Отвод общего земельного надела двум или нескольким селениям допускается в том только случае, когда все угодья или часть пашен или сенокосов находятся в общем пользовании селений. Для учинения общего отвода требуется ходатайство о том, выраженное в приговоре, постановленном на соединенном Сходе домохозяев всех участвующих в общем пользовании селений, по большинству двух третей голосов домохозяев каждого из сих селений.
   131. Удовлетворение возбуждаемых по статье 130 ходатайств обществ и селений допускается относительно тех только угодий, которые состоят в общем пользовании.
   132. Общим пользованием (ст. 130) почитается: 1) когда между селениями производятся общие периодические переделы угодий, и 2) когда селения, не переделяя угодий, занимают земли под пашни и сенокосы в любом месте общей дачи.
   133. Разделы тех угодий общего пользования нескольких селений, которые подлежат разверстанию между наделами сих селений (ст. 128), производятся на точном основании соглашений, состоявшихся о таких разделах по приговорам соединенных Сходов, постановленным большинством двух третей голосов домохозяев каждого участвующего в общем пользовании селения. Если такого соглашения не состоится, проект раздела составляется на основании данных, собранных о землепользовании наделяемых селений, с возможным соблюдением интересов каждого из сих селений.
   134. Для разделов угодий общего пользования, а также для уничтожения чересполосности, спрямления границ и вообще для удобства наделов, обществам и селениям разрешается при отводе им наделов производить добровольные между ними обмены земель. В упомянутых видах при отводе наделов разрешаются и обмены земель между обществами и селениями, с одной стороны, и Кабинетом Его Величества, с другой. При согласии обществ и селений на добровольные обмены для уничтожения чересполосности и спрямления границ допускается принудительная замена мелких чересполосных, не свыше пяти десятин, участков другими участками.
   135. Исчисление наличных душ мужского пола, на которые рассчитывается земельный надел (ст. 116), приурочивается в каждой волости к 1 Января того года, в котором открыты будут в той волости поземельно-устроительные работы. Исчисление сие производится на основании доставляемых Волостными Правлениями или заменяющими их учреждениями посемейных именных списков.
   136. Наличными душами (ст. 135) почитаются, со всеми без различия возраста неотделенными членами семейств: 1) приписанные к обществам, волостям или ведомствам, к которым принадлежат наделяемые селения; 2) те неприписанные, которые, имея по своему состоянию право на земельный надел, ведут в наделяемых селениях самостоятельное земледельческое хозяйство и заявят о своем желании получить надел в данном селении, если притом и те, и другие (п.п. 1 и 2) постоянно проживают в наделяемых селениях, хотя бы временно отсутствовали из них; 3) те из неприписанных, которые к указанному в предшедшей (135) статье сроку получили от подлежащих обществ законные приемные приговоры.
   137. Лица, приписанные к одному обществу, а землею пользующиеся в селении, входящем в состав другого, могут, по их желанию, быть включаемы в исчисление душ для наделения землею либо по месту их приписки, либо по месту пользования землею. Если окажется, что означенные лица введены в исчисление душ в обоих местах, то они исключаются из исчисления душ того места, которое сами укажут. Оказавшаяся за сим в наделе подлежащего селения излишняя земля оставляется в его наделе: если отводная запись еще не выдана - с обязательством допринятия соответствующего числа новых членов, если же запись выдана, то без такого обязательства.

ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.
О составе и размере земельных наделов.

   138. Наделы отводятся по близости к селениям, по возможности, в одной общей черте и в спрямленных границах, за исключением случая, указанного ниже, в статье 139.
   139. Если надел не может быть, по соглашению с населением, отведен в одной общей черте, допускается проектирование надела в нескольких отдельных частях. При этом разбросанные среди неразработанных пространств мелкие участки угодий должны, по возможности, быть сведены в более крупные обрубы правильного очертания. Для сего, сверх добровольного и принудительного обмена угодий (ст. 134), разрешается еще прирезка к наделам малоценных лесных площадей и иных неразработанных земель (ст. 118).
   140. При отводе надела в нескольких частях предоставляются надлежащей ширины свободные прогоны для скота на отдаленные от селений обрубы. Такие прогоны, если ширина их не превышает двенадцати сажен, не должны быть принимаемы в расчет ни при определены размера надела, ни при исчислении государственной оброчной подати с крестьян и инородцев.
   141. Увеличение, в указанных законом случаях (ст. 119), до пятнадцати десятин пространства земель и угодий, подлежащих включению в земельные наделы обществ и селений (ст. 116), если возможно, производится, по ходатайствам обществ и селений, на счет свободных кабинетских земель или пустопорожних пространств, удобных для обращения в сельскохозяйственные угодья и не поросших ценными лесными насаждениями, а при отсутствии или недостатке таковых пространств - на счет земель, исключаемых из состава наделов смежных обществ, или из не сполна заселенных переселенческих участков. Ходатайства о таких прирезках вносятся, с заключением Поземельно-устроительной Комиссии, в Общее Присутствие Томского Губернского Управления.
   142. Уменьшение наделов до пятнадцатидесятинного на душу размера, если общая площадь земель и угодий, подлежащих включению в земельный надел обществ и селений, превышает указанный размер (ст. 120), может быть произведено: 1) на счет постоянных угодий и расположенных среди таких угодий мелких участков неразработанных земель - только в том случае, если пользующиеся сими угодьями общества и селения откажутся допринять число членов, соответствующее превышающему пятнадцатидесятинный размер количеству земли, и 2) на счет угодий непостоянных - в том случае, если излишние, сверх пятнадцатидесятинного размера, земли будут признаны необходимыми для прирезки другим, более нуждающимся в них, обществам и селениям, или же если будут усмотрены препятствия к удовлетворению ходатайств наделяемых обществ и селений относительно допринятия ими новых на излишние земли членов. Ходатайства обществ и селений о сохранении в их владении излишних сверх пятнадцати десятин на душу земель вносятся, с заключением Поземельно-устроительной Комиссии, в Общее Присутствие Томского Губернского Управления.
   143. К постоянным угодьям, подлежащим сохранению в пользовании селений (ст. 118), причисляются также: 1) к приусадебным землям - коноплянники, хмельники, а равно удобряемые и орошаемые присельные покосы (утуги), и 2) к пашням - лесные расчистки, подготовленные к распашке. Общественными заказными рощами, подлежащими включению в земельные наделы (ст. 118), почитаются только такие, относительно которых установлено, что рубка в них леса была прекращена до издания настоящих правил.
   144. При возложении на общество или селение обязанности допринятия новых членов течение трехлетнего для сего допринятия срока (ст. 120) исчисляется с 1 Января года, следующего за выдачей отводной записи.
   145. При отрезке земель, состоящих в пользовании обществ и селений (ст. 142), наблюдается, чтобы отрезка сия производилась, но возможности, сплошными отрубами и при том в тех местах, где население найдет это для себя наименее неудобным и стеснительным, и чтобы уменьшение угодий постоянного пользования, а равно иных разработанных населением и имеющих для него особое значение земель (ст. 118), допускалось лишь при невозможности произвести без сего отрезку.
   146. Если в число угодий, исключаемых из состава надела обществ и селений (ст. 134, 142 и 145), войдут расчищенные из-под леса пашни или сенокосы, то они оставляются в бесплатном пользовании расчищавших на срок не свыше пяти лет, считая с 1 Января года, следующего за отграничением надела. Прочие пахотные земли оставляются в пользовании их прежних владельцев на два года, считая с того же срока.
   147. Мирские оброчные статьи [15] всякого рода включаются в состав наделов тех обществ и селений, коим они принадлежат. При наличности особых уважений в состав наделов могут быть включаемы расположенные среди оных оброчные статьи, не принадлежащие к числу мирских, причем препятствием к сему включению не должно служить зачисление сих статей в оклад кабинетских оброчных статей. Рыболовные воды, не входящие в черту наделов, но находящиеся во время отвода в пользовании населения, могут быть оставлены в его пользовании на будущее время. Предположения о включении в надел оброчных статей, не принадлежащих к числу мирских, а равно о сохранении в его пользовании рыболовных вод, не входящих в состав надела, вносятся, с заключением Поземельно-устроительной Комиссии, в Общее Присутствие Томского Губернского Управления.
   148. Когда земельные угодья в отводимых обществам и селениям наделах примыкают к судоходным и сплавным рекам, Кабинету Его Величества предоставляется устраивать в пределах означенных наделов плотбища, лесные пристани и лесовозные дороги под условием выдачи подлежащим обществам денежного вознаграждения. Размер сего вознаграждения определяется Министром Императорского Двора по соглашению с Министром Внутренних Дел.
   149. Заявленные при отводе наделов споры между селениями и обществами по действительному владению землею рассматриваются на соединенных Сходах всех заинтересованных селений в присутствие Производителя работ и Крестьянского Начальника, которые обязаны прилагать заботы к достижению соглашения между спорящими. Если такого соглашения не состоится на основании приговора, постановленного большинством двух третей голосов домохозяев каждого из подлежащих селений, то споры разбираются и разрешаются Поземельно-устроительною Комиссиею. Возникшие в среде последней разногласия, а равно жалобы сторон на постановления Комиссии, поступают в Общее Присутствие Томского Губернского Управления. До разрешения сих споров выдача отводных записей приостанавливается, а после разрешения оных спорные угодья показываются в записях за теми селениями, коим они будут окончательно присуждены.
   150. Добровольные обмены земель между обществами и селениями разрешаются Поземельно-устроительною Комиссиею. Обмены земель обществ и селений на свободные кабинетские земли разрешаются Общим Присутствием Томского Губернского Управления, по предварительном рассмотрении сих дел Поземельно-устроительною Комиссиею.
   151. Заявления крестьян и инородцев, наделяемых землею, о принадлежности им состоящих в их пользовании земель на праве собственности не останавливают отграничения наделов. Равным образом вводятся в наделы обществ и селений и те из земель, оспариваемых в собственность посторонними лицами или обществами, которые состояли в пользовании подлежащих обществ и селений по 31 Мая 1899 года [16]. Земли, присужденные посторонним лицам или обществам, остаются во владении тех обществ или селений, в надел коих они поступили, а признанным собственниками этих земель лицам и обществам выдается из Кабинета Его Величества вознаграждение, определяемое путем капитализации из пяти процентов разности между теми окладами государственной оброчной и поземельной податей, которые были установлены ко времени составления отводной записи. Решения, коими отсуждаются земли крестьян и инородцев, приводятся в исполнение Томским Губернским Управлением порядком, указанным в статье 59 Положений и Правил о поземельном устройстве крестьян и поселян разных наименований, водворенных на казенных землях (Кн. V).

ОТДЕЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ.
О порядке отграничения земельных наделов.

   152. Работы по отграничению и отводу земельных наделов и составлению отводных записей исполняются, под общим руководством Заведывающего землеустройством Алтайского округа, чинами Кабинета Его Величества для составления и предъявления отводных записей. Из сих чинов образуются особые партии, состоящие под ближайшим руководством Старших Производителей работ.
   153. Поземельно-устроительные Комиссии образуются, под председательством Старшего Производителя работ, из Производителя работ, составившего подлежащий рассмотрению проект отграничения надела, и местных: Управляющего имением, или его Помощника, Крестьянского Начальника, Податного Инспектора, Исправника и Лесничего Алтайского круга. Для законности постановлений Комиссии необходимо присутствие Председателя, Управляющего имением или его Помощника, Крестьянского Начальника и Лесничего, а при рассмотрении вопросов, имеющих отношение к исчислению государственной оброчной подати, также и Податного Инспектора. Заседания Комиссии происходят в Волостном Правлении подлежащей волости, в случае же надобности - и в наделяемом селении. В заседания приглашаются, для объяснений, сельские должностные лица и уполномоченные наделяемых обществ и селений (ст. 154).
   154. Все действия чинов поземельно-устроительных партий, касающиеся отграничения наделов, производятся при участии уполномоченных от крестьян и инородцев, по принадлежности. Уполномоченные сии избираются на Сельском Сходе, в числе от трех до шести человек от каждого селения, и снабжаются общественными приговорами о их избрании, заменяющими доверенности. В случае отказа крестьян или инородцев от составления приговора об избрании уполномоченных Крестьянский Начальник предлагает обществу, в присутствие сторонних добросовестных из соседних селений, заявить ему о таковом избрании словесно. Если же и затем выбор уполномоченных не состоится, то чины поземельно-устроительных партий производят все действия по отграничению земельных наделов без участия уполномоченных, в присутствие посторонних добросовестных, в числе от трех до шести человек. По делам, сопровождающимся разделом угодий между селениями, выслушиваются уполномоченные от всех разделяющихся селений.
   155. Исчисление наличных душ (ст. 135) производится поверкою предоставленных посемейных именных списков на месте Производителем работ в присутствие Крестьянского Начальника при участии уполномоченных от селений. Поверенные списки предъявляются подлежащему Сходу. Последнему должны быть при этом указаны имена тех лиц, которые, состоя на причислении или проживая в данном селении, не включены в счет душ, с объяснением причин такового невключения (ст. 137). О предъявлении списков составляется акт за подписью Производителя работ, Крестьянского Начальника, Сельского Старосты и уполномоченных.
   156. Съемка действительного пользования обществ и селений производится лишь в случаях неимения планов или негодности имеющегося планового материала. Если имеются годные планы, то производится лишь поверка их в натуре.
   157. Внешние границы проектированных наделов обозначаются в натуре временными знаками. На планах показываются: 1) удобные земли отдельно от неудобных; 2) в числе удобных земель - угодья, подлежащие включению в земельный надел, отдельно от сплошных лесных пространств; и 3) угодья, подлежащие обязательно сохранению в пользовании населения (ст. 118, 143).
   158. Неудобными землями признаются: 1) непригодные ни к пашне, не к сенокошению, ни вообще к возделыванию пески, болота, солонцы, каменистые и глинистые овраги; 2) прогоны, не превышающие двенадцати сажен ширины, улицы, проезжие проулки, дороги, кладбища и воды. Если общая площадь земель, перечисленных в пункте 1 сей (158) статьи, не превышает десяти процентов всего пространства, снятого на план надела, то они зачисляются в неудобные по указаниям Производителя работ. Если же общая площадь сих земель превышает десять процентов означенного пространства, то зачисление их в неудобные производится по предварительном осмотре, для удостоверения в непригодности к сельскохозяйственному пользованию, Производителем работ совместно с Лесничим. Разногласия между Производителем работ и Лесничим и жалобы населения на неправильное зачисление неудобных земель в удобные разрешаются Поземельно-устроительною Комиссиею.
   159. Проект отграничения земельного надела составляется производителем работ, при содействии межевых чинов и при участии Лесничего. До приступа к составлению проекта земельного надела, Производитель работ обязан объявить подлежащим обществам и селениям требование закона, изображенное в статьях 128, 130 и 131. Засим Производитель работ приступает к проектированию надела, соображаясь, в потребных случаях, с упомянутыми в статьях 133, 134 и 149 соглашениями по разделам, обменам и спорам, равно с заявлениями и ходатайствами уполномоченных, насколько эти заявления и ходатайства будут Производителем признаны уважительными и осуществимыми.
   160. Проект отграничения земельного надела (ст. 159) предъявляется в присутствие Крестьянского Начальника, Лесничего, сельских должностных лиц и уполномоченных, Сходу подлежащих обществ или селений. Проекты, сопряженные с разделом угодий между селениями и обществами, предъявляются соединенному их Сходу. Вместе с проектом упомянутым Сходам предъявляются сведения: 1) о числе наделяемых душ, исчисляемых согласно статьям 136 и 137; 2) об общей площади проектированного земельного надела, с показанием отдельно земель удобных и неудобных; 3) об избытке или недостатке земли против пятнадцатидесятинной нормы, и 4) о числе душ, подлежащих обязательному допринятию, в случае избытка земли в наделе.
   161. Об упомянутом в предшедшей (160) статье предъявлении составляется акт, который подписывается Производителем работ, Крестьянским Начальником, сельскими должностными лицами подлежащих обществ и селений и уполномоченными. В акт заносятся заявленные на Сходе ходатайства и возражения с заключениями, по содержанию оных, Крестьянского Начальника и Лесничего.
   162. По предъявлении Сходу проекта отграничения надела проект, со всем делопроизводством и необходимыми для его рассмотрения данными, представляется Производителем работ заведывающему партией Старшему Производителю работ, который вносит его на рассмотрение Поземельно-устроительной Комиссии.
   163. Постановления Поземельно-устроительных Комиссий излагаются в виде актов, в которых означаются: 1) число наделяемых душ; 2) общая площадь проектированного земельного надела, с показанием отдельно земель удобных и неудобных и количества удобной земли по расчету на наделяемую душу; 3) число душ, подлежащих обязательному допринятию; 4) предположенные изменения существующего пользования обществ и селений, с объяснением оснований, по коим имеется в виду допустить таковые изменения; 5) ходатайства населения и предположения, подлежащие внесению в Общее Присутствие Губернского Управления (ст. 141, 142, 147, 150), с объяснением оснований, по коим имеется в виду уважить или отклонить таковые ходатайства, и 6) ходатайства и заявления населения, которые остались неудовлетворенными Комиссиею с ее заключениями по содержанию оных.
   164. Определения Поземельно-устроительных Комиссий постановляются по большинству голосов, причем, в случае равенства голосов, голос Председателя дает перевес. Если с мнением большинства не согласится Председатель Комиссии или Управляющий имением, а в случае замены его Помощником, сей последний или Крестьянский Начальник, а по делам, касающимся отвода лесных наделов, Лесничий, то вызвавший разномыслие вопрос представляется, чрез Заведывающего землеустройством Алтайского округа, на рассмотрение Общего Присутствия Томского Губернского Управления и решается Комиссиею согласно полученным от Общего Присутствия указаниям.
   165. Определения Комиссий, кроме случаев, указанных ниже, в статье 166, объявляются крестьянским и инородческим обществам чрез их уполномоченных, о чем составляется протокол. Уполномоченным предоставляется ходатайствовать о выдаче им копии с означенных определений. Объявленные уполномоченным определения Поземельно-устроительных Комиссий могут быть обжалованы обществами и селениями в течение трехмесячного срока, считая со дня объявления определения уполномоченным. Жалобы приносятся Общему Присутствию Томского Губернского Управления, непосредственно или чрез одно из лиц, входящих в состав Комиссии. В последнем случае получившее жалобу лицо передает ее в Комиссию, которая направляет жалобу, со всем делопроизводством и своим по делу заключением, к Заведывающему землеустройством, для внесения на рассмотрение Общего Присутствия Томского Губернского Управления. В случае принесения жалоб, касающихся состава и границ проектированного надела, на представляемом в Общее Присутствие плане должны быть обозначены границы надела и сделаны вычисления площадей, как по утвержденным Комиссией нарезкам, так и по заявлениям населения. Проекты, не обжалованные в указанный сею (165) статьею срок, признаются утвержденными, если они не подлежат рассмотрению Общего Присутствия Томского Губернского Управления независимо от принесения жалоб.
   166. Если Поземельно-устроительная Комиссия, рассмотрев проект надела, постановит заключение об отклонении удовлетворенных сим проектом ходатайств обществ и селений (ст. 141, 142 и 147) или об исключении из проектированного надела части состоящих в пользовании населения угодий, то измененный согласно сему заключению проект вновь представляется Сходам подлежащих обществ и селений, в присутствие Крестьянского Начальника. От участвующих в Сходе лиц принимаются всякие относящиеся к делу словесные заявления, которые, вместе с заключением по оным Крестьянского Начальника, заносятся в особый акт. Последний, вместе со всеми принадлежащими к делу бумагами представляется в Общее Присутствие Томского Губернского Управления.
   167. Постановления Общего Присутствия Томского Губернского Управления по поступившим в оное на основании настоящих правил (ст. 141, 142, 147, 149, 150, 165 и 166) предметам, за исключением означенных ниже, в статье 168, признаются по существу окончательными, когда Заведывающий землеустройством и Член Губернского Управления от Кабинета Его Величества или хотя бы один из них будут согласны с мнением большинства, и подлежат обжалованию в Правительствующий Сенат только при условиях и в порядке, указанных ниже, в статье 201. При несогласии обоих представителей Министерства Императорского Двора с мнением большинства, им предоставляется в течение трех дней заявить письменный протест. В таком случае, заключение Общего Присутствия, вместе с протестом, представляется Министру Императорского Двора, который входит в сношение с Министром Внутренних Дел. В случае состоявшегося между Министрами соглашения дело признается окончательно решенным на основании сего соглашения. В случае же разноглася между Министрами спорные вопросы представляются на разрешение Правительствующего Сената.
   168. Предположения о сохранении во владении обществ и селений излишков земель без возложения на общества и селения обязательства приема новых членов (ст. 121), а равно об увеличении наделов на счет не сполна заселенных переселенческих участков и о включении в надел оброчных статей, не принадлежащих к числу мирских, а также о сохранении в пользовании населения рыболовных вод, не входящих в черту наделов, представляются Общим Присутствием Томского Губернского Управления на разрешение Министра Императорского Двора, причем предположения о сохранении во владении обществ и селений излишних земель, без возложения на общества и селения обязательства принятия новых членов, разрешаются Министром Императорского Двора по соглашению с Министром Финансов. Дела об увеличении надела до пятнадцатидесятинного размера на счет кабинетских земель представляются на разрешение Министра Императорского Двора во всех случаях, когда Заведывающий землеустройством и Член Томского Губернского Управления от Кабинета Его Величества найдут увеличение нарушающим существенные интересы Кабинета.
   169. Окончательно утвержденные проекты отграничения наделов возвращаются Производителям работ для исполнения в натуре. Сведения о размерах окончательно отграниченных по каждому селению или группе селений наделов со всеми данными, перечисленными в статье 160, сообщаются Томской Казенной Палате.
   170. Каждый земельный надел должен быть отграничен в натуре как от земель и лесов Кабинета Его Величества и других владельцев, так и от наделов смежных обществ и селений. В полевых местах производятся межники шириною в аршин, а в лесных - просеки той же ширины с постановкою на поворотах установленных в Межевых Законах межевых столбов без клеймения оных и с вырытием межевых ям шириною по одной сажени во все четыре стороны, а глубиною по два аршина. На планах границы наделов показываются с обозначением меры линий, румбических и астролябических углов.

ОТДЕЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ.
Об отводе лесных наделов и определении лесного налога.

   171. Работы по отводу лесных наделов производятся и заканчиваются одновременно и совместно с работами по отводу земельных наделов.
   172. Лесные наделы отводятся каждому селению особо. Совместное владение лесом двух или нескольких селений допускается, в случае последовавшего о сем ходатайства крестьян и инородцев, если такой способ наделения оправдывается большим удобством охранения лесов и возможностью лучшего устройства лесного хозяйства. Ходатайства эти заявляются на одинаковых основаниях с ходатайствами об отводе общих земельных наделов.
   173. Лесной надел отводится на то же число душ, на какое отводятся земельные наделы.
   174. В состав лесных наделов включаются сплошные, занимающие значительные площади, насаждения, расположенные среди земельных угодий крестьян и инородцев, за исключением общественных заказных дач, рощ и общественных и душевых лесных участков (ст. 118). При этом, однако, Министру Императорского Двора предоставляется определять те уезды и части уездов, в коих отвод лесных наделов из кабинетских лесных дач не производится.
   175. В случае недостатка лесов, пригодных для отвода в лесной надел, последний может быть отводим и в меньшем против трех десятин размере. При отсутствии указанного рода лесов лесные наделы не отводятся.
   176. Лесные наделы проектируются состоящими при поземельно-устроительных партиях лесными чинами по соглашению с подлежащими Производителями работ и при участии уполномоченных от обществ и селений.
   177. Лесные чины (ст. 176) назначают для каждого лесного надела возможное без истощения леса количество ежегодной вырубки, определенною площадью.
   178. При молодости или истощенности насаждений, включаемых в лесной надел, может быть воспрещена или ограничена, на известное число лет, рубка растущего леса. В этом случае допускается только пользование сухостоем и валежником, а равно и материалами, получаемыми от прочисток, прореживаний и проходных рубок.
   179. При определении количества ежегодной вырубки (ст. 177 и 178) принимаются во внимание все заслуживающие уважения заявления крестьян и инородцев. По составлении предположений о количестве ежегодной вырубки лесные чины знакомят с ними крестьян и инородцев на Сходе, в присутствие Крестьянского Начальника, и предлагают им составить приговор о согласии их на принятие означенных предположений. Если Сход откажется от составления такого приговора, то лесные чины составляют о том акт, в который заносят как заявление Схода и мнение Крестьянского Начальника, так и свое по сим заявлениям заключение.
   180. Упомянутые в предшедшей (179) статье приговоры и акты представляются лесными чинами Начальнику Алтайского округа. Последний собственною властью утверждает составленные лесным чином предположения, принятые Сходом крестьян или инородцев, или делает распоряжения об их изменении, если найдет возможным согласиться с изложенным в акте мнением подлежащего Схода. Если же Начальник Алтайского округа признает правильными непринятые Сходом крестьян или инородцев предположения лесных чинов, то вносит дело, со своим заключением, на разрешение Общего Присутствия Губернского Управления, где оно рассматривается в порядке, установленном в правилах об определении земельных наделов.
   181. Окончательное утверждение предположения о количестве ежегодной рубки леса должно последовать не позже окончательного утверждения отводных записей. Изменение сего количества допускается не иначе, как по ходатайствам о том подлежащих обществ и селений с разрешения Общего Присутствия Томского Губернского Управления.
   182. Размер ежегодного лесного налога за отведенные обществам и селениям лесные наделы определяется соответственно одной четверти стоимости разрешенного ежегодно к вырубке леса (ст. 177 и 178), исчисленной по действующей во время составления проекта отвода лесного надела местной кабинетской таксе. Сухостой и валежник, а равно материалы, получаемые от прочисток, прореживаний и проходных рубок, при исчислении суммы лесного налога в расчет не принимаются. Если исчисленная на сих основаниях сумма окажется, по расчету на десятину лесного надела, выше причитающейся на десятину земельных угодий суммы оброчной подати, то сумма лесного налога понижается до размера, соответствующего подесятинному окладу оброчной подати. Министру Финансов предоставляется, в исключительных случаях, допускать для отдельных обществ и селений дальнейшее еще понижение размера лесного налога.
   183. Проекты лесных наделов предъявляются состоящими при поземельно-устроительных партиях лесными чинами Сходам подлежащих обществ и селений в присутствие Крестьянского Начальника, по возможности одновременно с проектами земельных наделов и с предположениями: о ежегодной рубке растущего леса (ст. 177 и 178) и о размере лесного налога (ст. 182), в порядке, установленном для предъявления проектов земельных наделов. О таковом предъявлении составляется, за подписью лесного чина, Крестьянского Начальника и сельских должностных лиц и уполномоченных, акт, в который заносятся как заявления и возражения населения, так и мнение по ним Крестьянского Начальника. Акт этот, вместе со всем делопроизводством, представляется лесным чином заведывающему партией Старшему Производителю работ, которым вопрос о размере лесного налога вносится, вместе с проектами земельного и лесного наделов, на разрешение Поземельно-устроительной Комиссии.
   184. Относительно порядка рассмотрения дел в Поземельно-устроительной Комиссии, обжалования ее решений, утверждения проектов лесных наделов и обжалования сих проектов соблюдаются соответствующие постановления, изложенные в правилах об отводе земельных наделов. При этом в упомянутые в статье 163 акты включаются сведения о пространстве лесного надела, если же он не отводится, то сведения о причинах неотвода. Заявления об отказе от всего лесного надела или от части его могут быть делаемы обществами и селениями во всякое время не позже предъявления им отводной записи.
   185. Окончательно утвержденные лесные наделы отграничиваются в натуре как от земель и лесов Кабинета Его Величества и других землевладельцев, так и от земельных угодий тех обществ и селений, коим лесные наделы отводятся, по правилам, установленным выше, в статье 170, для отграничения земельных наделов.
   186. О сумме лесного налога сообщается, одновременно с выдачею отводной записи, Казенной Палате для зачисления означенной суммы в оклад.
   187. Сумма лесного налога не может быть повышена до истечения двадцати лет, считая с 1 Января года, следующего за выдачею отводной записи. По истечении сего срока основания исчисления суммы лесного налога могут быть изменены в законодательном порядке.
   188. При запрещении или ограничении, по статье 178, рубки растущего леса на лесном наделе подлежащие общества и селения в первом случае - освобождаются от уплаты лесного налога на все время запрещения рубки, а во втором - уплачивают лесной налог, уменьшенный согласно установленному ограничению рубки за все время сего ограничения. По истечении срока запрещения или ограничения рубки оклад лесного налога исчисляется местным лесным чином на основаниях и в порядке, указанных в предшедших (182 и 183) статьях, и вносится сим чином на разрешение Общего Присутствия Томского Губернского Управления.

Об утверждении границ.

   188-1. Для отграничения в натуре земельных и лесных наделов, согласно окончательно утвержденным проектам (ст. 169), на границах, отделяющих земельный и лесной наделы от земель и лесов Кабинета Его Величества и других владельцев и от наделов смежных обществ и селений, налагаются межевыми чинами поземельно-устроительных отрядов межевые знаки по правилам, изложенным в статьях 443, 454, и 456-458 Законов Межевых (изд. 1893 г.).
   188-2. Ha границах, отделяющих земельный надел от лесного надела одного и того же селения, проводятся межники, шириною в аршин, с постановкою на поворотах установленных в Межевых Законах столбов без клеймения оных и с вырытием межевых ям шириною во все стороны по сажени, а глубиною по два аршина.
   188-3. Если смежный с земельным лесной надел предоставлен в общее пользование нескольких селений (ст. 172 и 184), то по границам его устанавливаются межевые знаки на основании статьи 188-1 (по Прод.).
   188-4. В случаях, когда отграниченный уже надел будет подлежать изменению в установленном порядке (ст. 194, 195 и 199-202), уничтожение в натуре прежних границ и проложение новых производится или чинами поземельно-устроительных отрядов или же, если чины эти перешли на работы в другой уезд, межевыми чинами ведомства Министерства Юстиции, по распоряжению Губернского Управления.
   188-5. При окончательном отграничении наделов (ст. 188-1, по Прод.) ведется, особо по каждому наделу, геодезическое описание, в которое заносятся, подневно, точно и подробно, все произведенные действия, а также сведения, необходимые для нанесения по ним на план границ владения и для поверки и утверждения упомянутых действий.
   188-6. На каждый отграниченный надел составляется план, на коем границы наделов показываются с обозначением меры линий румбических и астролябических углов.
   188-7. Произведенные межевыми чинами действия и составленные ими планы и геодезические описания, а также одновременно с сими документами копии оных, свидетельствуются в верности Начальником Съемочного Отделения, Производителем работ и Старшим Производителем работ, а за сим планы, описания и копии оных подписываются как означенными должностными лицами, так и Заведывающим землеустройством Алтайского Округа.
   188-8. По окончательном утверждении отводной записи на отграниченный надел и по признании составленного на этот надел плана и геодезического описания границ правильными план и описание, а также копии оных, утверждаются Общим Присутствием Губернского Управления с приложением государственной печати.
   188-9. В случае обнаружения, при освидетельствовании межевых планов и геодезических описаний, неправильностей межевого исполнения, исправление коих требует межевых действий в натуре, действия производятся чинами поземельно-устроительных отрядов или же, если чины эти перешли уже на работы в другой уезд, межевыми чинами ведомства Министерства Юстиции на основании постановлений Общего Присутствия Губернского Управления.
   188-10. Расходы по командированию межевых чинов ведомства Министерства Юстиции в случаях, указанных в статьях 188-4 (по Прод.) и 188-9 (по Прод.), относятся на суммы, ассигнуемые по сметам Министерства Императорского Двора.
   188-11. Утвержденные подлинные планы и геодезические описания xранятся архиве Межевого Отделения Губернского Управления, а копии оных, выдаются крестьянам и инородцам вместе с отводными на наделы записями.
   188-12. Порядок технического исполнения работ по отграничению наделов, род инструментов, которые должны при сем употребляться, формы планов и геодезических описаний устанавливаются инструкциею, издаваемою Министром Императорского Двора, по соглашению с управляющим Землеустройством и Земледелием и с Министром Юстиции.

ОТДЕЛЕНИЕ ПЯТОЕ.
О составлении, предъявлении и выдаче отводных записей.

   189. Отводные записи составляются на основании окончательного отграничения земельного и лесного наделов (ст. 169 и 185).
   190. Отводные записи выдаются каждому селению особо. Селениям, получившим общий надел (ст. 130), выдается общая отводная запись.
   191. Отводная запись с приложениями составляется в трех экземплярах.
   192. В каждой отводной записи показывается: 1) наименование селения или селений, коим выдается запись, с указанием губернии, уезда или ведомства; 2) число душ мужского пола, на которые отведен надел по каждому селению особо; 3) количество угодий, составляющих земельный надел, с показанием особо числа десятин удобной и неудобной земли; 4) описание границ земельного надела с поименованием владельцев и с указанием, если на два или несколько селений выдается одна общая отводная запись (ст. 190) - пространства и положения угодий, состоящих в исключительном пользовании отдельных селений, и если селение, получающее отдельную запись, пользуется некоторыми угодьями сообща с другими селениями - пространства и положения угодий общего пользования, с поименованием селений, в нем участвующих; 5) площадь и границы лесного надела, если таковой отведен; 6) кедровники и оброчные статьи; 7) площадь и местоположение находящихся среди надела земель, отведенных в наделение церковным причтам или в запас для имеющих быть возведенными впоследствии церквей, а также участков, отведенных для наделения школ; 8) указания относительно ограничений в праве распоряжения надельными землями и прав Кабинета Его Величества на недра сих земель (ст. 124 и 126); 9) общее указание на обязанность населения платить государственную оброчную подать и лесной налог в указанных в приложениях к отводной записи размерах.
   Примечание. Образец отводной записи при сем прилагается.
   193. В приложениях к отводным записям показываются данные: 1) о размере причитающегося с селения (или селений) оклада государственной оброчной подати, с указанием срока, на который оклад этот установлен; 2) о количестве ежегодной рубки леса и о сумме лесного налога; 3) о количестве излишних земель, оставленных в наделе (ст. 120), и о числе душ, подлежащих допринятию или причислению, и о доле государственной оброчной подати, подлежащей сложению с обществ и селений на время льготного срока, по расчету на каждую допринимаемую душу. В приложения к отводным записям, равным образом, вносятся все состоявшиеся на излишне отведенные в надел земли допринятия и причисления, а также другие обстоятельства, имеющие временное значение или не относящиеся к основным условиям поземельного устройства данного общества или селения, как то: о не разрешенных ко времени выдачи записи, производящихся судебным порядком, поземельных спорах, ходатайствах и т. п. Сведения о размере оклада государственной о6рочной подати, причитающейся с селения или с селений, коим отведен общий надел, сообщаются заведывающему землеустройством.
   Примечание. Образцы приложений к отводной записи при сель прилагаются.
   194. Нахождение на рассмотрении Общего Присутствия Губернского Управления или Министра Императорского Двора ходатайства о прирезке к наделу и о сохранении во владении обществ и селений излишних земель (ст. 119-121, 141, 142 и 168) не останавливает составления и выдачи отводной записи. По воспоследовании разрешения на прирезку на отводимые земли выдаются дополнительные отводные записи.
   195. Заявления о принадлежности кому-либо на праве собственности земель, включаемых в наделы обществ и селений, не останавливают составления и выдачи сим селениям отводных записей. Если подобные заявления последовали от тех крестьян и инородцев, коим они отводятся (ст. 151), то о заявлениях сих делаются оговорки в приложениях к отводным записям. В случае признания за крестьянами и инородцами права собственности на означенные земли последние исключаются из отводных записей.
   196. Отводные записи с приложениями составляются Производителем работ при содействии межевых и лесных чинов, поверяются Старшим Производителем работ и представляются Заведывающему землеустройством, который, по новой проверке, препровождает их местному Крестьянскому Начальнику.
   197. Если Крестьянский Начальник убедится, что отводная грамота составлена правильно и согласно с окончательно утвержденным и исполненным (ст. 169) проектом отграничения надела, то запись предъявляется населению. С этою целью она прочитывается на Сходе при участии Производителя работ или другого чиновника Кабинета Его Величества в присутствие уполномоченных, участвовавших при отграничении надела, и сторонних добросовестных. О предъявлении составляется акт, который подписывается Крестьянским Начальником, Производителем работ, крестьянскими должностными лицами, уполномоченными и добросовестными. Если по прочтении записи крестьяне или инородцы не заявят возражений, а в случае недоразумений - удовлетворятся сделанными им разъяснениями, то запись признается окончательно поверенной, о чем записывается упомянутый выше акт. Акт этот, вместе с записью, препровождается заведывающему землеустройством, который, в случае непоступления жалоб в течение означенного ниже, в статье 200, срока, утверждает запись и распоряжается выдачею ее населению, согласно статье 202.
   198. Если Крестьянский Начальник, при ознакомлении с присланною ему для предъявления отводною записью, найдет, что она составлена неправильно, то запись не предъявляется населению, а возвращается Крестьянским начальником Заведывающему землеустройством. Последний, если согласится с замечаниями Крестьянского Начальника, делает распоряжение об исправлении записи и вновь препровождает последнюю, для предъявления, Крестьянскому Начальнику - в противном же случае направляет дело в порядке, указанном ниже, в статье 201, а предъявление записи населению отлагается до разрешения возникшего разномыслия.
   199. Когда общества и селения при предъявлении им отводной записи: 1) заявят о неправильном составлении записи и не удовлетворятся объяснениями Крестьянского Начальника и Производителя работ, или 2) откажутся от принятия записи или подписания упомянутого выше, в статье 197, акта, или же 3) заявят ходатайство об исключении из записи какой-либо части отграниченного им надела, то о сем составляется акт, который вносится, чрез Заведывающего землеустройством и с его заключением, на рассмотрение Общего Присутствия Томского Губернского Управления.
   200. Обществам и селениям крестьян и инородцев, независимо от заявлений и возражений, сделанных ими при самом предъявлении отводных записей, предоставляется подавать по тому же предмету жалобы в Общее Присутствие Томского Губернского Управления, в трехмесячный со дня предъявления срок. Жалобы эти подаются ими в Общее Присутствие или непосредственно, или чрез Крестьянского Начальника.
   201. Упомянутые выше в статьях 198-200 заявления, возражения и жалобы рассматриваются Общим Присутствием Губернского Управления в порядке, установленном статьею 167. Жалобы на постановления Общего Присутствия допускаются лишь в случае превышения власти или явного нарушения закона. Они приносятся Правительствующему Сенату и подаются в Общее Присутствие Губернского Управления в трехмесячный срок со дня объявления постановления Общего Присутствие.
   202. Отводные записи, предъявленные населению согласно статье 197 и окончательно поверенные (ст. 198-200) или исправленные согласно постановлениям Общего Присутствия Томского Губернского Управления, скрепляются по всем трем экземплярам подписью Заведывающего землеустройством, с приложением его печати. Один экземпляр записи передается для хранения в Архив Губернского Управления, другой - препровождается к подлежащему Крестьянскому Начальнику, которым передается, с отобранием подписки, крестьянам или инородцам, а третий - отправляется в Главное Управление Алтайского округа. В случае уклонения крестьян или инородцев от принятия экземпляра окончательно утвержденной отводной записи, Крестьянский Начальник передает отводную запись на хранение в Волостное Правление или Инородческую Управу.
   203. Вместе с отводными записями крестьянам и инородцам выдаются копии с утвержденных в установленном порядке планов на отведенные им наделы.

ОТДЕЛЕНИЕ ШЕСТОЕ.
О пользовании лесными наделами.

   204. Обращение отведенных обществам и селениям лесных наделов в другие угодья воспрещается. Равным образом воспрещается продажа растущего на лесных наделах леса на корне.
   205. В первый год по отводе лесного надела крестьянские и инородческие общества должны определить, особыми приговорами, обязательный для всех членов общества порядок пользования лесным наделом с соблюдением установленного количества рубки (ст. 181). Приговоры подлежат утверждению Крестьянского Начальника. Изменение установленного приговором порядка пользования лесным наделом может последовать лишь по новому общественному приговору, с утверждения Крестьянского Начальника.
   206. Рубка леса свыше установленного количества (ст. 181) может быть разрешаема Общим Присутствием Томского Губернского Управления по представлению Крестьянского Начальника с тем условием, чтобы такая усиленная заготовка лесных материалов была покрыта уменьшением размера рубки в ближайшие годы. В исключительных случаях усиленная рубка может, под тем же условием, быть разрешаема Крестьянским Начальником, с доведением о сем до сведения Общего Присутствия.
   207. Наблюдение за лесными наделами и за порядком пользования оными возлагается на Крестьянских Начальников и должностных лиц Крестьянского и инородческого общественного управления.
   208. Министру Императорского Двора по соглашению, в чем будет следовать, с Министром Внутренних Дел предоставляется издавать в развитие и разъяснение правил, изложенных в статьях 112-207, обязательные для принимающих участие в поземельно-устроительных работах чинов инструкции.

Положение о поземельном устройстве водворенных в Забайкальской области крестьян и инородцев [17].

[...]

Сборник законов и распоряжений по переселенческому делу и поземельному устройству в губерниях и областях Азиатской России (по 1 августа 1909 г.). СПб., 1909. С. 59-100.

  [1] Кочевых.
  [2] Коренные сибирские народы.
  [3] На основании статьи 201 Горного Устава собственность на недра крестьянских земель принадлежала казне.
  [4] Согласно положению от 30 ноября 1848 г., статье 97 Лесного устава и статье 66 настоящего закона, губернаторы могли объявлять лучшие леса заказными и запрещать в них рубку деревьев, но об этом они были обязаны сообщать в Главное управление землеустройства и земледелия.
  [5] Крестьяне имели право пользоваться сорок лет участками земли, расчищенными из под леса, при наличии разрешения сельского общества, полиции и Управления земледелия и государственных имуществ.
  [6] 23 мая 1896 г. - дата утверждения закона о землеустройстве на казенных землях.
  [7] Старший чиновник - заведующий переселением в районе работы землеустроительной комиссии.
  [8] Лучшие леса по распоряжению губернатора объявлялись заказными.
  [9] Межевые законы определяли правила оформления границ владений. На границах между уездами оставляли межи в 3 сажени шириной; между казенными, удельными и владельческими землями - по сажени. На межах ставили столбы в два аршина высотой и выжигали государственный герб. В степи вместо столбов копали глубокие ямы, в лесах - прорубали просеки. При изменении границ надела оставляли старые столбы и ставили новые.
  [10] Основные этапы землеустройства в Алтайском округе таковы. 4 мая 1899 г. был принят закон о землеустройстве на данной территории, совпадавший с законом 1896 г. о землеустройстве на казенных землях. Отличие состояло в том, что проектирование наделов осуществляла организация "Алтайское землеустройство", подчиненная Кабинету, и государство должно было выплачивать выкуп за земли, отводимые крестьянам (по 22 коп. за десятину в течение 49 лет). Землеустройство осуществлялось форсированными темпами. 19 сентября 1906 г. правительство издало указ о предоставлении под переселение свободных земель Алтайском горном округе (см. док № 4 в настоящем сборнике). Организация переселений в округ перешла к Переселенческому управлению, но Кабинет сам решал, какие земли передавать новоселам. 9 мая 1911 г. основы землеустройства, установленные в этом указе, были закреплены соответствующим законом. К 1914 г. землеустройство на Алтае было закончено. Старожилы получили в наделы 21,3 млн. дес., 3,4 млн. дес. отвели под переселение, Кабинет оставил себе лесные массивы и около 10 млн. дес. угодий.
  [11] Согласно положению 8 марта 1861 г., мастеровым отдавалась в собственность - усадьба (бесплатно, 0,04 дес. на душу) и в пользование - покосы (за оброк в размере 21 3/4 коп. за десятину). Выгоны и водопои оставались в общем пользовании заводов и мастеровых.
  [12] Сенокосы урочникам выделялись в пользование в размере одной дес. на ревизскую душу.
  [13] Согласно ст. 18 Положения 8 марта 1861 г., мастеровым в собственность выделялись усадьба, огороды, сады, конопляники.
  [14] По закону 13 марта 1899 г. о землеустройстве кабинетских земель, временный штат землеустроительных комиссий составлял 137 человек, в т.ч.: 1 заведующий, 1 секретарь, 5 старших производителей работ, 15 производителей работ, 5 лесных рабочих, 5 начальников съемочных отделений, 105 топографов. Законом 20 марта 1904 г. добавили должности 5 помощников начальников съемочных отделений, писца и рассыльного.
  [15] Мирские оброчные статьи - участки земли, сдававшиеся в аренду сельскими обществами.
  [16] 31 мая 1899 г. - дата утверждения закона о землеустройстве на землях Алтайского горного округа.
  [17] В состав Забайкальской области входили и кабинетские, и казенные земли, и положение о её землеустройстве идентично статьям об Алтайском округе; поэтому оставшиеся статьи документа не включены в настоящий сборник.

3. Закон 25.08.1906 г. о податных льготах переселенцам.

   ВЫСОЧАЙШЕ утвержденное, 25 Августа 1906 г., мнение Совета Министров о податных льготах переселенцам, водворенным в Сибири на Кавказе до издания ВЫСОЧАЙШЕ утвержденных, 6 июня 1904 г., временных правил о добровольном переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев.
   1) Правила о податных льготах переселенцам, изложенные в первой части п. 6, ст. 23 [1] временных правил 6 Июня 1904 г., распространить на переселенцев, устроенных на Кавказе, на основании статей 706-733 т. IX свода зак., изд. 1899 г. [2], а также на тех переселенцев, водворенных в Сибири, кои подлежат обложению половинным окладом казенных и земских сборов с начала текущего и будущего годов, и
   2) казенные и земские сборы, внесенные упомянутыми в п. 1 переселенцами, зачесть в счет будущих платежей за предоставленные им земли.

Сборник законов и распоряжений по переселенческому делу и поземельному устройству в губерниях и областях Азиатской России (по 1 августа 1909 г.). СПб., 1909. С. 56.

  [1] Согласно этой статье, переселенцы на 5 лет освобождались от налогов.
  [2]  При водворении в Сибири переселенцы на 5 лет освобождались от казенных платежей и земских сборов, следующие 5 лет эти платежи вносились в половинном размере.

4. Указ 19.09. 1906 г. о передаче земель Алтайского горного округа под переселенческие участки.

Именной ВЫСОЧАЙШИЙ указ 19 Сентября 1906 г.

   Законом 31 Мая 1899 года повелели Мы произвести поземельное устройство водворившихся в Алтайском округе, на землях Кабинета НАШЕГО, крестьян и инородцев, с передачею отведенных им земель в собственность казны, за установленное законом вознаграждение. Ныне признали Мы необходимым облегчить возможность водворения на незаселенных еще землях названного округа переселенцев из внутренних губерний. Ожидая, что издаваемые с этой целью правила, в связи с повелениями НАШИМИ от 12 и 27 минувшего Августа о передаче части удельных земель Крестьянскому Банку и о предназначении свободных казенных земель в Европейской России для устройства переселенцев [1], послужат к дальнейшему обеспечению нуждающихся в земле крестьян, ПОВЕЛЕВАЕМ: В изменение и дополнение подлежащих узаконений, на основании статьи 87 свода основных государственных законов, издания 1906 года, постановить нижеследующие правила: 1. Все незаселенные, но пригодные к заселению земли Алтайского округа передаются по мере образования на них переселенческих участков, в собственность казны и поступают в распоряжение Главного Управления Землеустройства и Земледелия, для водворения переселенцев. Права на недра означенных земель сохраняются за Кабинетом на основаниях, действующим законом указанных (Пол. Крест. Сибир., изд. 1902 г., ст. 126) [2]. 2. В переселенческие участки обращаются: а) свободные земли; б) оброчные статьи, по мере прекращения арендных на них договоров, и в) земельные излишки, остающиеся за Кабинетом от поземельного устройства старожилов. 3. В состав переселенческих участков не могут быть включаемы: а) ценные, защитные и водоохранные лесные дачи; б) земли и леса, отведенные или необходимые для отвода Кабинетским и частным горнозаводским предприятиям, фабрикам, заводам и другим промышленным заведениям, а также для разработки ископаемых, для сельскохозяйственных училищ, церквей, школ, опытных и показательных учреждений; в) земли, предназначенные под лесоразведение и на иные государственные или общественные надобности; г) земли, занятые ценными сооружениями, строениями, садами или представляющие собой угодья, не отвечающие обычным условиям крестьянского хозяйства; д) те оброчные статьи, которые признано будет необходимым, в интересах местного населения, временно сохранить в его пользовании. 4. Предоставляемые переселенцам земли поступают в их пользование и облагаются оброчною податью на общих основаниях с переселенческими участками, образованными из казенных земель. 5. На лиц, водворяемых в Алтайском округе, распространяются все льготы, установленные для крестьян, переселяющихся на казенные земли. 6. Ближайший порядок передачи в распоряжение Главного Управления Землеустройства и Земледелия обращаемых под переселение земель Кабинета устанавливается Министром Императорского Двора, по соглашению с Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием, на которого возлагаются также все распоряжения по образованию на этих землях переселенческих участков и водворению переселенцев. 7. За передаваемые в казну Кабинетские земли Алтайского округа Государственное Казначейство обязано уплачивать Кабинету вознаграждение в размере двадцати двух копеек с десятины удобной земли, ежегодно, в течение 49 лет. Уплата вознаграждения начинается с 1 Января следующего года по истечении первого пятилетия со времени таковой передачи. 8. В смету Главного Управления Землеустройства и Земледелия, начиная с 1907 года, вносятся необходимые кредиты на расходы по переселению в Алтайский округ. Правительствующий Сенат к исполнению сего не оставит учинить надлежащее распоряжение.

Сборник законов и распоряжений по переселенческому делу и поземельному устройству в губерниях и областях Азиатской России (по 1 августа 1909 г.). СПб., 1909. С. 53-54

  [1] 12 августа 1906 г. издан указ о передаче Крестьянскому банку сельскохозяйственных удельных земель; 27 августа - о порядке продажи казенных земель.
  [2] Согласно статье 126, права на недра на надельных крестьянских землях оставались за Кабинетом.

5. Закон 15.05.1908 г. о переселении в Нерчинский округ.

   ВЫСОЧАЙШЕ утвержденным 15 Мая 1908 г. положением Совета Министров по вопросу о приступе к заселению Нерчинского округа постановлено:
   1. Приступить в текущем году к работам по образованию переселенческих участков из свободных земель Нерчинского округа Кабинета Его Императорского Величества.
   2. Уполномочить Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием войти, до истечения пяти лет со времени осуществления означенного в предшедшем (1) отделе меры, с представлением, в установленном порядке, о передаче в казну земель Нерчинского округа, занятых под переселенческие участки, с выдачею Кабинету Его Императорского Величества вознаграждения из средств государственного казначейства, применительно к условиям вознаграждения за отошедшие в казну для той же цели кабинетские земли в Алтайском округе.

Сборник законов и распоряжений по переселенческому делу и поземельному устройству в губерниях и областях Азиатской России (по 1 августа 1909 г.). СПб., 1909. С. 55.

6. Закон 19.04.1909 г. о переселенческих ссудах.

Одобренный Государственным Советом и Государственной Думою и ВЫСОЧАЙШЕ утвержденный 19 Апреля 1909 года закон о порядке выдачи ссуд на общеполезные надобности переселенцев.

   В изменение и дополнение подлежащих узаконений установить нижеследующие правила о выдаче ссуд на общеполезные надобности переселенцев.
   1. Ссуды на общеполезные надобности выдаются переселенческим сельским обществам, селениям и товариществам крестьян-домохозяев: а) для обводнительных и осушительных сооружений (колодцы, запруды, плотины и канавы); б) для дорожных сооружений (дороги, гати, мосты, переправы); в) на постройку общественных зданий (школы, зернохралища, волостные и сельские правления, православные церкви, христианские молитвенные дома и дома для причтов); г) на пожарную охрану сельских строений (пожарные машины и инструменты); д) на сельскохозяйственные предприятия (мельницы, кирпичные заводы и проч.); е) на внутринадельное межевание.
   Примечание 1. По ходатайству и за поручительством обществ и товариществ разрешаются ссуды на общеполезные предприятия и отдельным лицам.
   Примечание 2. На надобности, перечисленные в п. п. а, б и в статьи 1, могут быть также выдаваемы, с разрешения Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием, безвозвратные пособия.
   2. Желающие получить ссуду обращаются с заявлением об этом к Крестьянскому Начальнику или соответствующему ему должностному лицу.
   3. Крестьянские начальники или соответствующие им должностные лица препровождают вышеупомянутые ходатайства в месячный со дня подачи заявления срок, в подлежащие губернские или областные по крестьянским делам учреждения вместе со своими заключениями. Означенные учреждения или сами разрешают эти ходатайства, или представляют все дело вместе со своим заключением на разрешение Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием, если: 1) подлежащая отпуску сумма превышает 2.000 рублей или 2) ссуда испрашивается на общеполезную надобность, хотя и подходящую под понятие потребностей, упомянутых в ст. 1, но в точности в ней не поименованную.
   4. При самой выдаче ссуды сельскими обществами и селениями представляются мирские приговоры, а товариществами крестьян-домохозяев - круговые ручательства в принятии всех условий выдачи ссуды, окончательно постановленных, по принадлежности, Главным Управлением Землеустройства и Земледелия или Губернским или областным по крестьянским делам учреждением; при этом, в потребных случаях, отбираются подписки, в коих означаются принимаемые на себя заемщиками обязательства, обеспечивающие действительное употребление выдаваемых ссуд на общественную или общую пользу.
   5. По выданным ссудам процентов и пеней не насчитывается. На ссуды не могут быть также обращены никакие казенные или частные взыскания.
   6. О каждой выданной ссуде подлежащими губернскими или областными по крестьянским делам учреждениями сообщается местной казенной палате для зачисления ссуды долгом заемщиков государственному казначейству и для наблюдения за своевременным возвратом ссуды.
   7. Возврат ссуд производится в срок не свыше 10 лет, начиная с первого января ближайшего после действительного получения ссуд года срочными в равных частях ежегодными взносами.
   8. Платежи, не внесенные в течение года, зачисляются на заемщиках недоимками и взыскиваются в порядке, установленном для взыскания мирских казенных сборов, под наблюдением казенных палат и подведомственных им чинов податной инспекции.
   9. В случаях, заслуживающих особого уважения, возврат ссуды может быть рассрочен на срок до 20 лет по постановлению губернского или областного по крестьянским делам учреждения или, если ссуда разрешена к выдаче Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием, то сим последним. Во внимание к особым неблагоприятным для плательщиков обстоятельствам губернским или областным по крестьянским делам учреждениям предоставляется разрешать отсрочки отдельных взносов в возврат ссуды.
   10. В обеспечение правильного расходования отпускаемых ссуд губернским или областным по крестьянским делам учреждениям предоставляется право устанавливать выдачу ссуд по частям, по мере целесообразного расходования заемщиками прежде полученных долей. На обязанность упомянутых учреждений крестьянского управления возлагается, в виду ненадлежащего или нехозяйственного употребления части ссуды, приостанавливать дальнейший отпуск по ней денег; при этом взыскание уже выданной суммы производится общим, предусмотренным настоящими правилами для возврата ссуд, порядком.
   11. Наблюдение за надлежащим употреблением ссуд возлагается, под надзором губернаторов, на Крестьянских Начальников или соответствующих им должностных лиц.

Сборник законов и распоряжений по переселенческому делу и поземельному устройству в губерниях и областях Азиатской России (по 1 августа 1909 г.). СПб., 1909. С. 34-35.

   Раздел II. Организация.

7. Прошение о денежном пособии на переселение.

2 декабря 1867 г.

Его Высокопревосходительству,
Господину Министру государственных имуществ,
Избранных от общественников своих
крестьян собственников Пензенской
губернии Мокшанского уезда
Царевщинской волости села Царевщины
Ивана Иванова Матросова и
Ильи Петрова Казакова,
Покорнейшее прошение.

   На основании "Общего положения о крестьянах" [1] уволены мы из крепостного состояния Г. Столыпина в числе 720 душ и потом имение это передано Г. Шереметьеву, который и наделил нас землею по одной десятине на душу. Владея этою землею, мы обязаны платить государственные подати и прочие повинности, и содержать себя с семействами. Но по одной десятине на душу, при нынешних год от году плохих урожаев хлеба, весьма недостаточно для содержания нашего и для содержания домашней скотины, для коей мы не имеем пастбищ, и мы с нашими общественниками в числе 50 душ, беднея год от году, пришли наконец в такое беднейшее положение, что не можем более существовать в местностях, обитаемых нами и потому в числе 50 душ, всего 23 дома, предположили переселиться в Томскую губернию на такую местность, которая бы посредством сеяния хлеба трудами нашими обеспечивала бы нас, где были бы земля, луга и места пастбищные для скотины и мы поэтому не имели бы ни в чем недостатка к существованию с нашими семействами, - местность, которая бы находилась вблизи от воды и по свойству грунта земли была бы хлебородна. Но мы, все пятьдесят душ, желающие переселиться в Томскую губернию совершенно не имеем никакой возможности, почему и желаем на проезд в Томскую губернию получить от Казны денежное пособие. Так как остающиеся семейства крестьяне наши сотоварищи из числа 720 душ вместо 670 душ на отчисление нас пятидесяти душ в Томскую Губернию не имеют со своей стороны совершенно никаких препятствий, равно государственные подати и прочие повинности уплачиваются нами своевременно и никаких недоимок за нами не состоит, то объясняя о сем мы по желанию нашему и наших общественников всего 50 душ покорнейше просим Ваше Высокопревосходительство благоволите оказать отеческую милость нам, двадцати трем семействам, крестьян села Царевщины, угнетенным бедностью от недостатка земли, благоволите учинить Ваше распоряжение о перечислении нас в Томскую губернию на таковой участок земли, которой отмежовано было бы нам по числу душ узаконенной пропорции и чтобы земля та по качеству ея была бы хлебородна, чтобы мы возделывая оную получали бы вознаграждение за труды наши, то есть чтобы могли с нашими семействами существовать безбедно и платить государственные подати и повинности безнедоимочно, чтобы при земле, которая по назначению Вашего Высокопревосходительства будет нам отведена во владение были бы все угодья необходимые для построения нам жилых строений, и затем по крайней бедности нашей благоволите Ваше Высокопревосходительство выдать нам из Казны денежное пособие на подъем и проезд. На что и ожидаем Вашего Высокопревосходительства милостливого разрешения. Декабря 2 дня 1867 года. К сему прошению со слов просителей крестьян-собственников Мокшанского уезда села Царевщины Ивана Матросова и Ильи Кагакова мною сочиненному на бело писанному и вместо неграмотных по их личной просьбе государственный крестьянин Городищенского уезда села Канаевки Иван Сергеев Карпов руку приложил.

Российский государственный исторический архив. Ф. 1291. Оп. 53 (1867). Д. 356. Л. 2-3 об. Подлинник, рукопись.

  [1]  "Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости" 19 февраля 1861 г.

8. Прошение о присылке справочной литературы по переселению.

26 декабря 1892 г.

Его Превосходительству Г-ну Енисейскому губернатору Запасного младшего писаря старшего разряда 4 батареи 4 резервной Артиллерийской бригады Степана Иванова Слюсаря

Докладная записка.


   Имею ревностное желание переселиться на постоянное жительство в Минусинский округ вверенной Вашему Превосходительству губернии по части хозяйственной, а потому покорнейше прошу распоряжения Вашего Превосходительства выслать мне с наложенным платежом разъяснительную справочную книжку, на каком основании или условии можно переселиться в выше упомянутый округ вверенной Вам губернии.
   О последующих зависящих Ваших распоряжениях покорнейше прошу мне объявить через Алексеевскую Почтово-Телеграфную Контору Бирючинского уезда Воронежской губернии в слободу Матрено-Гезеву.
   Приложение: одна марка семикопеечного достоинства для ответа.

Декабря 26 дня. 1892 г.
Запасной младший писарь Степан Иванов Слюсарь.

Государственный архив Красноярского края. Ф. 807. Оп. 1. Д. 221. Л. 4. Подлинник, рукопись.

9. Прошение об информировании о сибирских условиях.

23 марта 1895 г.

Его Высоко Превосходительству
Господину Иркутскому Генерал-Губернатору.
Орловской Губернии Ливенского уезда Кудиновской волости деревни Пятиной государственных крестьян ниже поименованных и жительствующих в означенной деревне.

   Честь имеем Всепокорнейше просить Ваше Высоко Превосходительство объяснить нам крестьянам о всем подробно, какие во вверенной вам губернии имеются уездные города и как мотивировать оные и какая имеется почва земли - чернозем или глинопещано, и каков имеет урожай, какие зимы, что из разговоров имеется у нас очень холодные и продолжительные, будто бы доходят до девяти месяцев, и имеются ли леса и производится ли садоводство и овощи огородников, затем какую ценность имеет скот: лошади, коровы, овцы и другие животные, обо всем, мы ниже поименованные крестьяне, прибегаем к Вашему Высоко Превосходительству и Всепокорнейше просим не задержать, уведомить нас в скором времени, потому что мы, крестьяне подали прошение своему господину орловскому губернатору о переселении нас во вверенною вам губернию, посему нам господином орловским губернатором [велено], чтобы указали местность положения для нового водворения, о чем честь имеем ходатайствовать перед Вашим Высоко Превосходительством, уведомить нас, ниже поименованных крестьян, по месту жительства через Кудиновское волостное правление вручить из нас поименованному Никиты Самсонову Писыреву.

Государственный архив Иркутской области. Ф. 25. Оп. 27. Д. 970. Л. 16. Подлинник, рукопись.

10. Прошение о разрешении на переселение.

4 марта 1895 года [1]

Его Превосходительству Господину Пермскому Губернатору
Соликамского уезда, Архангельской волости крестьян-собственников
Федора Савина Утева и Григория Дмитриева Боталова.

Прошение.

   Мы, бывшие крепостные крестьяне помещицы Графини Натальи Павловны Строгановой, при добровольном выкупе земли у нея нашим Архангельским сельским обществом по дополнительному к уставной грамоте акту в 1870 году получили в надел земли по 7 1/8 десятин на душу. В течение 25 лет, вследствие прироста населения, земельного надела стало мало, ремесла и промысла не развиваются, поэтому и причитается нам заниматься исключительно хлебопашеством; если остаться на настоящих местах жить еще 25 лет, то мы доживем до того, что на каждую наличную душу мужского пола дойдет земли до 1 десятины, - пока еще не поздно, мы имеем намерение предпринять переселение в Томскую губернию, того же Округа Кривощековскую волость Каменское сельское общество, в новый поселок Гусиный Брод в числе следующих у нас душ у первого Утева наличных душ: мужского 2 и женского 4 души и у второго Боталова мужского 2 и женского 2 души. Заявляя о вышеизложенном, мы имеем честь покорнейше просить Вас, Ваше Превосходительство, разрешить нам добровольное переселение на казенные земли в новый поселок Гусиный Брод Каменского сельского общества Кривощековской волости Томской губернии и Округа. В показанный поселок поселенцев еще нужно до 70 душ, что мы знаем из достоверных источников. Переселяться будем на собственный свой счет и никакого пособия от казны просить не будем. Отправиться желали бы на своих лошадях в мае месяце сего года. О результатах решения ожидаем объявления через Архангельское Волостное Правление Соликамского уезда. Февраля 23 дня 1895 года. К сему прошению за неграмотность крестьян Федора Утева и Григория Боталова по их личной просьбе руку приложил крестьянин той же волости Петр Властьев Семин.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2156. Л. 168-169. Подлинник, рукопись.

  [1]  Датируется по времени регистрации в канцелярии Пермского губернского правления.

11. Прошение о переселении по льготному тарифу.

13 февраля 1896 г.

   Вашему Высокоблагородию Станкевичу!
   Честь имеем просить Вашего Высокоблагородия, будьте настолько к нам уважительны, сделайте свое начальническое уважение над нашими вечно страдавшими без куска земли, оседлого места, так как 25 семей сейчас проживающих в селе Григорьевки Таврической губернии с самого малолетства выведенных отцами нашими с своей родины, почему некоторый вовсе неведомый, где его родина находится кроме известием паспорта.
   А сейчас мы жившие в селе Григорьевке вздумали с Григорьевским обществом о переселении в Сибирь по ходатайству Григория Заборского и давших ему по одному рублю из душ на приход, причем остаемся отказаны заведующим здешним Земским начальником как мы называемся будто бы мы другого царства.
   Ваше Высокоблагородие, сделайте Божеское и свое начальническое усердие, дайте нам наставление со своей стороны, как нам злополучным беднякам привыкшим к хозяйственной жизни оборотиться с прошением, как нам истребовать удешевленный тариф [1] со своими семействами, каких Таврический губернатор не хотит выдать почему возымели дерзость утруждать Ваше Высокоблагородие. Дайте нам свое распоряжение насчет удешевленного проезда. […]
   Еще просим Вашего Высокородия извинения за наше малограмотство и вполне надеемся на Бога и на Вас, что никогда не откажете нашей к Вам просьбе и скорого ответа на адрес: в Таврическую губернию, Нижеднепровский уезд, Первоконстантиновскую волость, село Григорьевку, получить Венедикту Глушковскому.

Российский государственный исторический архив. Ф. 391. Оп. 2. Д. 3. Л. 116-118. Подлинник, рукопись

  [1]  Льготный тариф на проезд переселенцев по железной дороге, введенный 15 сентября 1890 г.

12. Прошение о переселении в Алтайский округ.

8 августа 1896 г.

В Главное Управление Алтайского Округа Томской губернии
Крестьян-собственников Полтавской губернии, Хорольского уезда, Хорольской волости, села Трубайцова:
Луки Петровича Кроля и Стефана Мартинова Недергая

ПРОШЕНИЕ.

   Происходя из крестьянского сословия, мы, по примеру своих отцов находили и находим средства к существованию в хлебопашестве и ведении хозяйства. Между тем наши надельные крестьянские земли при своей малочисленности и истощенности не только не обеспечивают нашим семьям безбедного существования, но при отсутствии других источников к содержанию, оставляют нас без куска хлеба и без всякой возможности поддерживать свои небольшие хозяйства.
   Узнав от местных властей, что переселение в Алтайский округ и теперь Правительством разрешается, мы имеем честь просить Главное Правление Алтайского Округа Томской губернии, приняв во внимание наше бедственное положение, зачислить нас в число переселенцев на какие-либо из нижепоименованных участков: "Родино" Покровской волости, "Орехов Лог" Карасуцкой волости, "Чистые Пруды" Касмалинской волости, причем о дальнейшем таковом разрешении покорнейши просим благовременно нас известить для своевременного приготовления к переселению. Наши семейные списки на обороте сего прилагаем.
   Крестьянин Стефан Недергай и за него неграмотного расписался крестьянин Лука Кроль 1896-го года, м. августа, 8-го дня.
   Семейства
   Лука Петрович Кроль, вдов 55 л.
   дети его: Анна 17 л., Иоанн 19 л., Александра 15 л., Аксинья 12 л., Даниил 23 л., жена его Анна Яковлева 22 л., сын их Алексей 2 л.
   Стефан Мартынов Недергай 54 л.
   В семействе у него:
   жена Марина Прокопьева 48 л.
   дети их: Акулина 25 л., Афанасий 23 л., Петр 14 л., Федор 13 л., Мария 11 л., Ксения 8 л., Николай 7 л., Анна 2 л.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2323. Л. 238-238 об. Подлинник, рукопись.

13. Прошение о причислении к старожильческому селению.

1894 г.

Господину Томскому губернатору
от крестьянина Е. И. Вилюги
Витебской губернии Полоцкого уезда
Туровлянской волости деревни Картиничи.

Прошение.

   Если есть на свете правосудие, Рыба ищет глоботу, а человек где лудши. Мои родные уехали в Сибирь за недостачу земли, но я семейством остался в Россеи но по утеснение и многолюдство. Семейство Степана Иванова Борсука, не поехали, а на них земля была зобрана на Свято-Александровском поселке [Томской губ.]. Я Вилюга, взял у Степана Борсука его дачу земли на которой я мог водвориться. Я вынужден взять паспорт из Туровлянского волостного правления от 15 мая № 165 и ехать в Сибирь. Ну что же оказалось, я нашел своих родственников в Свято-Александровском поселке, где проживаю другой год по выше означенному документу и желал бы заняться хозяйством. К великому моему сожалению, Свято-Александровское общество не дают мне, не смотря на мой документ, пользоваться земельными угодьями, говоря, что ты не причислен и не имеешь права. Семейство мое состоит из пяти душ. Теперь как вода озимь стоит без движения, а ровно и я, проел последние свои средства, не имею возможности семейством добраться до своего родного краю. Мне жалко, что в Россеи распродал свое последнее имущество, сбыл последние копейки, каковые потратил на поездку. Ну что же оказалось? С документом не дают жить в Сибири. Я искренне признаюсь Вашему Сиятельству, хотел бы и даже имел желание, ну к великому мучению Свято-Александровское общество меня не принимает.
   Счастлив тот, кто родился в рубашке, русская пословица, Ваше Сиятельство, а мне бедному приходиться терпеть нужду с малыми детьми. [...]

Государственный архив Томской области. Ф. 3. Оп. 44. Д. 4094. Л. 185-187. Подлинник, рукопись.

14. Проходное свидетельство.

11 июня 1890 г.

   Предъявитель сего крестьянин Тамбовской губернии, Кирсановского уезда, Царевской волости, села Леонтьевки Прокофий Иванов Пузанов 50 л с разрешения г. Губернатора переселяется в заселок Моршан Карасукской волости Барнаульского округа, которому отвод участка уже разрешен Главным Управлением Алтайского Горного округа, по свидетельству его, от_____________ 189___ г. за №________. Переселенец Пузанов по прибытии в Барнаул, об отводе земли должен обратиться в означенное Горное Управление. Документы его: свидетельство Управления и увольнительный приговор от 24 марта 1890 г., за №________ выданный ему обществом с. Леонтьевка отосланы в Томскую Казенную Палату при отношении от 28 мая 1890 г., за № 1571 и что о времени отправления его в путь сообщено Главному Управлению округа и Томской Казенной Палате 11 июня 1890 г. за № 1916 и 1917. В удостоверение сего дано сие свидетельство Пузанову на свободный проход до места нового водворения с семейством его состоящим из жены его Екатерины Ларионовой 45 л., сыновей их Василия 24 л. и Давида 16 л., жены Василия Прасковьи Матвеевой 23 л., сыновей их Игната 3 л., Тимофея 2 л и Петра 6 месяцев и дочери их Евдокии 5 лет.
   В чем с приложением печати удостоверяется г. Кирсанов июня 11 дня 1890 года.

   За Председателя Кирсановского по крестьянским делам Присутствия [подпись неразборчива]

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2305. Л. 122-122 об.
Подлинник, типографский бланк со сделанными от руки чернилами записями, которые выделены жирным курсивом.

15. Проходное свидетельство.

28 июня 1896 г.

   Предъявителю сего крестьянину Кубанской области, Темрюкского уезда, Федоровской волости с. Михайловки - Петру Семенову Киселю с семейством, -
   Если не встретится препятствий со стороны Гражданского начальства Кубанской губернии дозволяется заселиться и перечислиться в избранное им новое селение Родину, Покровской волости, Барнаульского округа Томской губернии на следующих условиях:
   1) Поселяющемуся предоставляется право пользоваться отмежеванной в засеку удобной землей в количестве не более 15 десятин на душу и лесным материалом на постройки и топливо, но не иначе, как с разрешения Лесного Начальства из определенных лесных отводов.
   2) Настоящее свидетельство имеет силу по первое Января 1898 года. Неперечислившийся к означенному сроку лишается права поселения на означенном участке и за дальнейшее пользование землей уплачивает установленную арендную плату.
   3) За пользование землей и лесным материалом, кроме земских повинностей и исправления натуральных, заключающихся в опалке лесов, тушении лесных пожаров, поправке дорог и друг., переселенцы со времени перечисления, обязаны платить по 6 руб. с души оброчной подати в доход Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, впредь до изменения, как в размере оброка, так и в порядке пользования землей и лесом.
   4) На отмежеванном в пользование переселенцев земельном участке, им воспрещается учреждать оброчные статьи со взысканием какой-либо платы в свою пользу.
   5) Если в недрах земли, предоставляемой в пользование переселенцев, будут открыты металлы, минералы или цветные камни, то они на основании 1804 ст. VII т. Устава Горного составляют принадлежность Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА. Полезными ископаемыми, как наприм. каменным углем, известковым и черновым камнем и друг. переселенцы могут пользоваться не иначе, как с соблюдением особо установленных, или же имеющихся установиться правил для каждого из этих материалов.
   В удостоверение всего изложенного, на право переселения Киселю и выдано настоящее свидетельство из Главного Управления Алтайского округа с приложением печати "28" июня 1896 года.
   
   За помощника Начальника
   Алтайского округа [Подпись неразборчива]
   
   Печать
   
   Делопроизводитель [Подпись неразборчива]
   
   Помощник делопроизводителя [Подпись неразборчива]

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 295-295 об. Подлинник.

16. Уведомление о запрете на переселение недоимщикам.

6 декабря 1895 г.

Министерство
Внутренних Дел
Казанского губернатора
По губернскому присутствию
6 декабря 1895 г.
№ 5381
г. Казань

Господину Начальнику Алтайского Округа

   Вследствие отношения, от 25 Августа сего года № 16657, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что крестьянам Мамадышского уезда села Тавелей, Евстафию Анисимову и Царевококшайского уезда деревни Малого Кожлояла Василию Ефимову, за силою 2 и 5 п.п. 130 ст. Общ. Положения о крестьянах, не может быть разрешено перечисление в Томскую губернию, потому что за семейством Анисимова состоит недоимка за 1890, 1891, 1892 годы, казенных, земских, мирских и страховых сборов и продовольственного долга в сумме 68 руб. 96 коп., а за Ефимовым числится недоимка податных и других сборов 30 рублей - и Ефимов неотделенный член семьи, которая нуждается в его поддержке к существованию и не согласна на его увольнение.
   Два свидетельства за № 16687 и 16688 при сем возвращаются.

   Губернатор
   Непременный член
   Секретарь Шигалеевский

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2607. Л. 81. Заверенная копия.

17. Информация об отправке партии переселенцев.

10 июня 1893 г.

   Чиновник по переселенческим делам в г. Тюмени сообщил мне телеграммой, что 12 числа Июня из Тюмени отправятся на пароходе Корнилова 900 переселенцев и на пароходе Севостьянова 1300 переселенцев.
   Об этом имею честь сообщить Вашему Превосходительству, для сведения и зависящих от Вас распоряжений, и присовокупить, что Барнаульскому Исправнику предписано наблюсти, чтобы переселенцы, по прибытии их в Барнаульский округ, отнюдь не смели водворяться в крестьянских селениях без согласия последних, и принять меры к водворению переселенцев.

Центр хранения архивнго фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 46. Рукописная копия.

18. Доклад начальнику Алтайского горного округа В. К. Болдыреву [1] о размещении партии переселенцев.

14 июня 1893 г.

Доклад.


   14 июня 1893 года.
   № 41.
   Г. Томский Губернатор, телеграммой от 10 сего июня, уведомляя Ваше Превосходительство об отправке из г. Тюмени на пароходе Соснина 2100 душ переселенцев в Алтайский округ, просит дать знать местному Исправнику, куда удобнее направить упомянутых переселенцев на водворение.
   В виду вышеизложенного, я полагал бы высадить переселенцев на берег в селе Спирине, к северу от коего лежат вблизи железной дороги волости Ординская и Чулымская, где работает партия межевщика Чухнова, проживающая в настоящее время в новом поселке "Сорокамышка" Чулымской волости. Г. Чухнов мог бы немедленно оказать свое содействие земской полиции по водворению вновь прибывших переселенцев на заготовленных ранее для сей цели участках.
   Кроме двух названных волостей, значительную часть ожидаемых переселенцев возможно направить в поселок Петропавловский, Карасукской волости, где проживает партия межевщика Шубкина. Этот поселок лежит верстах в 70-80 на запад от с. Спирина. Межевщик Шубкин также может оказать скорое содействие к водворению переселенцев, как и г. Чухнов, лишь бы земская полиция своевременно уведомила указанных межевщиков о времени прибытия переселенческих партий. Если в районе работ Шубкина не всем переселенцам понравятся места водворения, то таковые могут проследовать к межевщику Кузнецову в д. Поломошнову (Пачкалка) Касмалинской волости, который может водворить их в Кулундинских волостях или в Покровской, в коих имеются заготовленные для этой цели участки.
    Допускать же переселенцев до городов Барнаула или Бийска, в окрестностях которых переселенцами вызвано уже много поземельных споров и неурядиц, было бы нежелательно.
   О вышеизложенном честь имеет доложить Вашему Превосходительству
   Заведывающий Межевыми работами [Подпись неразборчива]
   
    [Резолюция:]
   Сообщить об изложенном Бар[наульскому] Исправнику, указав ему, что на свободные земли м[огут] б[ыть] водворены только те переселенцы, которые имеют разрешение на переселение от местных губернаторов.
   1893. 16.06 [Подпись:] Болдырев

Центр хранения архивнго фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 48. Подлинник, рукопись.

  [1]  Болдырев В. К. (1850-1916). В 1892-1900 гг. - начальник Алтайского округа Кабинета Его Императорского Величества, полковник, с 1900 г. - генерал-майор.

19. Предписание тобольского губернатора Н. М. Богдановича [1] крестьянским чиновникам Тобольской губернии о водворении самовольных переселенцев.

2 июля 1894 г.

Совершенно секретно.
Передаче в волостные правления
и оглашению не подлежит.

   5 сего июня [изданы] высочайше утвержденные "Временные правила" о пособиях от правительства нуждающимся семействам, переселяющимся с установленного разрешения, в копии при сем прилагаемые [2]. Того же 5 июня состоялось высочайшее повеление об утверждении Положения Комитета Сибирской железной дороги, коим предложено было ввести те "Временные правила" в действие и одновременно испрашивать соизволения его императорского величества на устройство переселенцев, прибывших в 1893 и 1894 гг. без установленного разрешения в Сибирь и Степное генерал-губернаторство, на переселенческих участках и на отвод им казенной земли на общем основании, с распространением на них действия "Временных правил" о пособиях, высочайше утвержденных 5 июня.
   Вместе с тем, согласно тому же положению Комитета Сибирской железной дороги, высочайше повелено "Временные правила" эти признать не подлежащими оглашению.
   Поставляя о всем изложенном в известность ваше высокоблагородие, предлагаю вам безотлагательно приступить к водворению на переселенческих участках подведомственных вам волостей всех самовольных переселенцев, прибывших на них в минувшем 1893 или текущем году, а за сим и тех, кои еще имеют прибыть к вам до 1 января 1895 г. равно как и к представлению их - буде переселенцы того будут просить и имущественное состояние их обуславливать необходимость сего - к пособиям, руководствуясь п[унктами] 2 и 9 ст[атьи] 4-й высочайше утвержденных Временных постановлений о расширении предметов ведомства крестьянских учреждений Тобольской и Томской губерний 13-го июня 1893 г. и "Временными Правилами" о пособиях, в копии при сем прилагаемыми.
   При сем считаю необходимым обратить ваше внимание:
   1, на строгую необходимость сохранения от оглашения прилагаемых Правил, кои следовательно кроме лично вас никому передаваемы быть не могут;
   2, на то, что в отношении пособий "мясными материалами" (ст[атья] 22 Правил) вам впредь до дальнейших с моей стороны указаний с мясничими в сношения вступать не следует, так как о сем будут вам и им вслед за сим даны особые указания.
   3, что п[ункт] 2 Временных постановлений 13 июня 1893 г. вам надлежит понимать в том смысле, что водворению на данном участке - поскольку он освобожден - подлежат все выбравшие его переселенцы, раз он по соответствию природных своих условий их желанию подходит, за сим лишь в каких-либо особо сомнительных случаях вам надлежит обращаться ко мне за предварительным разрешением, а зауряд водворить переселенцев безотлагательно, наблюдая лишь за тем, чтобы они имели на месте поселения воду и были вообще поставлены в возможно лучшие природные условия водворения и чтобы были соблюдены все условия, указанные в правилах 13 июня 1893 г.;
   4, раз водворенные переселенцы не имеют уже права самовольно бросать участок и подлежат, если бы оставили таковой, обратному на него водворению, что и надлежит разъяснять им при самом отводе земли с отобранием от них в том расписки;
   5, за последовавшим высочайшим утверждением новых, при сем в копии препровождаемых правил о пособиях, все переселенцы подлежат представлению к таковым на основании их, а не прежде существовавших в этом отношении постановлений, причем сведения об имущественном положении переселенцев следует, однако, представлять согласно прежним указаниям губернского совета и формам, им ранее предложенным к руководству.
   [Помета:] Настоящая копия по поручению г[осподина] начальника губернии препровождается тобольскому окружному исправнику для сведения. Июля 3 дня 1894 г.

Копия, рукопись.
Сибирские и тобольские губернаторы: исторические портреты, документы. Под ред. В. В. Коновалова. Тюмень, 2000. С. 379-380.

  [1] Богданович Н. М. (1854-1903) - родился в семье генерала, известного военного историка, окончил юридический факультет Петербургского университета (1875), тобольский губернатор в 1892-1895 гг.
  [2] 5 июня 1894 г. вступили в силу "Временные правила о пособиях от правительства нуждающимся семействам переселяющихся", разработанные Комитетом Сибирской железной дороги. Они пересматриваются и дополняются в 1896, 1899, 1903, 1906 гг.

20. Письмо заведующего переселением в Алтайский округ о приписке переселенца к старожильческому обществу.

18 октября 1894 г.

Г. Крестьянскому Начальнику
4 участка Барнаульского уезда
в с. Бердское.

   10 Октября сего года г. Военный Министр [1] проездом через Новониколаевск заинтересовался причинами, вызывающими обратное движение переселенцев на родину. Узнав из личных расспросов переселенцев, что некоторые из них возвращаются единственно за неимением средств на уплату старожильским обществам за приемные приговоры, Его Высокопревосходительство просил меня в присутствие г. Томского Губернатора [2] принять все меры, какие только возможно по устройству этих переселенцев.
   В числе переселенцев, обративших на себя внимание Его Высокопревосходительства, находился крестьянин Орловской губернии, Ливенского уезда, Зубковской волости, дер. Згоровца Иван Теряев с семьей из 5 душ, который объяснил так. Прожив около года по паспорту в Козихе Ординской волости, не мог причислиться к этому обществу исключительно потому, что не в состоянии уплатить Обществу 40 рублей за выдачу приемного приговора. Если бы имел означенную сумму денег охотно бы остался, потому что на родине его ожидает полное разорение, имущества у него никакого не осталось, а все деньги, какие имел, израсходовал на переселение.
   В виду указанных исключительных обстоятельств, я признал возможным оказать Теряеву денежное пособие в той же [...] сумме 40 рублей, какая недостает у него для получения приемного приговора.
   Но предварительно передачи этих денег непосредственно сельскому обществу было бы желательно повлиять на него, не признает ли оно возможным принять Теряева, если не бесплатно, то по крайней мере уменьшить требования в отношении суммы, назначенной за прием Теряева. По данным Главного Управления Козихинское общество обладает избытком земли до 2000 десятин сверх причитающегося им 15-ти десятинного надела по числу наличных душ.
   Вследствие изложенного, прилагая при сем сорок рублей, в дополнение к телеграмме моей от 14 Октября с.г., и предложив Теряеву обратиться к Вам, покорнейше прошу Вас, Милостивый Государь, оказать со своей стороны содействие к устройству переселенца Теряева, предложив Козихинскому Обществу, выдать ему, Теряеву, приемный приговор, вместе с отводом как участка и полевых угодий, находящихся в распоряжении Общества по планам прежнего межевания.
   Приемный приговор, после выдачи его Обществом и засвидетельствованный в [...] Правлении, не откажите прислать в Главное Управление для сношения с г. Орловским Губернатором о высылке Теряеву увольнительного свидетельства, так и распоряжения о выдаче ему бесплатно лесных материалов на постройки и отопление.
   
   18. X. 1894 [Подпись неразборчива]

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 158. Л. 15-16.
Писарский черновик с рукописными правками.

  [1] Военным министром в 1894 г. являлся генерал от инфантерии П. С. Ванновский (1822-1904).
  [2] Томским губернатором в 1894 г. был тайный советник, гофмейстер Г. А. Тобизен.

21. Постановление Томского губернского управления о борьбе с самовольным водворением в Алтайском округе.

15 апреля 1896 г.

Копия с журнала присутствия Томского Губернского Управления по IV отделению, состоявшегося 15 апреля 1896 года за № 174 о мерах к воспрещению в Алтайском округе самовольных водворений переселенцев.

   Присутствию по крестьянским делам Губернского Управления доложены в подлиннике представление чиновника по крестьянским делам 2-го участка Барнаульского округа от 20 мин[увшего] марта за № 452 о принятии мер к устранению самовольного поселения на землях крестьянских обществ Касмалинской и других волостей переселенцев Европейской России, водворяющихся без надлежащего дозволения на то сельских обществ и поступившие в Губернское Управление жалобы крестьянских обществ деревень: Подстепной, Беловой и Пановой той же Касмалинской волости.
   По рассмотрении доложенной переписки, в связи с полученными уже Господином Губернатором ранее сего сведениями о том, что значительное число самовольных переселенцев с наступлением весны настоящего года прибывает в пределы Томской губернии и особенно в Алтайский округ, - усматривается:
   1) что земельное устройство таких переселенцев является возможным только на казенных землях губернии ввиду достаточного запаса участков для водворения, образуемых по закону 13 июня 1893 года; по неприменению же к Алтайскому округу закона о переселениях закона 13 июля 1889 года, принятие подобной меры по отношению к сему округу является невозможным;
   2) что, несмотря на положительное воспрещение водворения в Алтайский округ самовольных переселенцев, значительное число этих переселенцев, составляющее цифру 100 тысяч душ обоего пола, проживает оседло на землях и в среде сельских обществ, последствием чего являются взаимные по землепользованию жалобы и общие земельные столкновения и неустройства;
   3) что, несмотря на необходимость возможно скорейшего и правильного в Алтайском округе устройства всех самовольно уже водворившихся и вновь прибывающих переселенцев: или поселением на свободных землях Кабинета Его Величества или причислением в среду существующих сельских обществ, - в виду Губернского Начальства не имеется однако же соответствующего на этот предмет законного указания.
   Вследствие сего, приняв во внимание такое положение рассматриваемого дела по отношению к Алтайскому округу и необходимость немедленного прекращения в будущее время указанных земельных неустройств, связанных с водворением самовольно заселяющихся Алтайском Округе переселенцев, - Присутствие по крестьянским делам Томского Губернского Управления считает нужным принять ныне следующие меры:
   1) поставить об изложенном в известность Управление Алтайского Округа и просить таковое сделать распоряжение о направлении всех прибывающих в 1896 году самовольных переселенцев немедленно на участки для водворения, образованные из свободных земель округа или по сношению с Чиновниками по крестьянским делам и Окружными Исправниками;
   2) подтвердить Чиновникам по крестьянским делам и Окружным Исправникам Алтайского Округа о точном исполнении циркуляра от 7 декабря мин. года за №№ 4444-4458 о мерах к воспрещению самовольных водворений, - предложить им, чтобы о всех прибывающих на будущее время самовольных переселенцах доставляемы были сведения Управлению Алтайского Округа и Господину Губернатору для принятия со стороны последних соответствующих мер. Причем, просить Управление Алтайского Округа довести надзор за переселяющимися в 1896 году до степени наблюдения за каждым прибывающим в округ для переселения. Что же касается самовольных переселенцев, водворившихся в среде существующих сельских обществ до 1896 года, особенно имеющих прочную оседлость, то о возможности и об условиях причисления их в соответствующих обществах просить заключения Начальника Алтайского Округа для предоставления соображений о сем Господину Министру Внутренних Дел;
   3) так как, независимо от существующего уже со стороны губернского и местных начальств надзора, настоящее положение вопроса о переселенцах в Алтайском округе по необходимости устанавливает расширение или увеличение надзора за недопущением самовольных переселений и вообще за правильным устройством переселений, то просить заключения Управления Алтайского Округа о том: не признает ли оно возможным ныне же отыскать денежные средства к организации этого надзора в увеличенном против настоящего времени виде, уведомив о последующем Губернское Управление.
   Настоящее заключение в копиях с журнала сего сообщить для зависящего в чем следует исполнения г. Чиновникам по крестьянским делам и Окружным исправникам: 1-го участка Томского, Кузнецкого, Барнаульского, Бийского и Змеиногорского округов. Подлинный за надлежащею подписью и скрепою.
   Верно: делопроизводитель И. З. Никитин.

Центр хранения архивного фонд Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2331. Л. 2-5. Заверенная рукописная копия.

22. Приемный приговор сельского схода.

12 февраля 1897 г.

1897 года февраля 12 дня
Мы, нижеподписавшиеся крестьяне Томской губернии и округа
Кривощековской волости деревни поселка Гусинова Брода.

Приговор.

   Желаем принять в среду своего общества крестьян Вятской губернии Глазовского уезда Еловской волости деревни Нижнебратинской первый Андреан Екимов Лаптев, второй Дмитрий Алексеев Чекнецов
   Переписка наших рук Антон Радионов Чудинов, Исак Фадеев Колотилов, Михаил Григорьев Осетров, Федот Андреев Логинов, Роман Иванович Тостинин, Федот Егоров Мушихин, Николай Утев, Дмитрий Кривощеков, Николай Широкин, Ларион Григорьев Старков, Николай Михайлович Колесников, Дементий Васильев Кутявин, Федор Егоров Ромкин, Фома Иванович Мещеринов, Сергей Иванович Егоров, Петр Савельевич Бабин, Константин Баталов, Дмитрий Парамонов, Николай Андреев Боталов, Василий Беролов.

   За помощника старосты Романа Гавриловича Тарбнева
   расписался Амвросий Кондратьев

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2156. Л. 202-202 об. Подлинник, рукопись.

23. Прошение неприписанных переселенцев.

23 марта 1893 г. [1]

В Главное Управление Алтайского Горного Округа
Крестьян деревни Усть-Алейской Чистюньской волости, Бийского Округа
Константина Семенова Полянского, Макара Ульянова Лунина, Романа Степанова Дикрева

Прошение.

   В прошлое Воскресенье явился в нашу деревню Волостной Старшина Чистюньской волости и объявил нам, чтобы мы, если общество не согласится принять в свою среду, то выезжали на новые заселки, кроме того не приказано нас принимать в работы и давать засевать поля. Мы же прибыли из Самарской губернии на свои средства и проживаем при той деревне уже по нескольку лет, сильно издержались и в случае, если понадобится нам выезжать, то мы не имеем средств на это и хотелось бы пробыть, по крайней мере нынешнее лето, тем более, что подати за 1-ю половину уплачены.
   Затем было сказано, что, если мы не подчинимся, то прибудет горная полиция, имущество сложит и увезет.
   Просим покорнейше Главное Управление дать нам знать, от кого последовало такое распоряжение и насколько таковое предоставлено нам проживать при означенной деревне, хотя наступающее лето.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 7-7об. Подлинник, рукопись.

  [1]  Датируется по времени получения в Главном управлении Алтайского горного округа.

24. Приговор крестьян сельского схода о выдворении неприписанных переселенцев.

5 июня 1893 г.

Приговор.

   1893 года июня 5 дня Мы нижеподписавшиеся Томской губернии, Бийского округа, Барнаульской волости, села Чистюньского Общественники крестьяне быв сего числа на сельском сходе, в присутствии нашего сельского старосты Степана Баженова по касающимся к обществу делам, где, между прочим, имели суждение относительно проживающих у нас не причисленных Российских переселенцев, прибывших из разных Европейских губерний назад более десяти лет окоренившихся домашней живностью первоначально занимающихся в основном количестве хлебопашеством, скотским выпасом и дроворубством в наших дачах наравне с нами; но так как переселенцы эти живут у нас весьма раззорно, не платят добровольно в пользу общества денежную накладку, а хлебопахотные земли нашей дачи положительно издерживают: так как в будущем нам пахать земель и совсем не будет. Вследствие чего мы единогласно Постановили приговором этим покорнейше просить Высшее Начальство о выдворении из нашего общества не причислившихся переселенцев на свободные уже обмежованные участки, чтобы они оставили самовольно занятые ими наши земли, в том и подписуемся: Общественники села Чистюньского в числе 78 человек. Подлинный подписал Чистюньский сельский староста Баженов.

  Верно: Секретарь [подпись не разборчива]

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 61-61 об. Подлинник, рукопись.

25. Заключение начальника Алтайского округа по делу о неприписанных переселенцах.

5 ноября 1893 г.

Начальник
Алтайского Округа
5 ноября 1893 г.
№ 21929.

Господину
Томскому Губернатору.

   При отношении 21 минувшего Октября за № 3408 Ваше Превосходительство препроводили ко мне на заключение приговор Чистюньского сельского схода, Барнаульской волости, в котором сход ходатайствует о выдворении с принадлежащей ему земли самовольно водворившихся переселенцев. Главной побудительной причиной к удалению переселенцев, как видно из приговора, является неисправная уплата ими денежных сборов в пользу общества и боязнь последнего остаться без пахотных угодий в будущем, в случае оставления переселенцев в селе Чистюньском. По видимому, заявление просителей имеющих за собою право самостоятельно распоряжаться предоставленной им по закону 18 Марта 1861 гола землей, заслуживает внимания, но ближайшее рассмотрение заявления этого, в связи с имеющимся в Главном Управлении данными, относительно земельного устройства крестьян села Чистюньского, приводит к другому заключению. Из приговора видно, что все переселенцы, о выселении которых ходатайствует общество, - обзавелись усадебной оседлостью и занимаются хлебопашеством и что в течение 10 лет не было возбуждаемо ходатайство о их выселении; а так как устройство усадеб не могло быть произведено без ведома и согласия общества, то последнее нельзя не признать виновником неопределенного положения переселенцев, имевших быть может, при другом условии возможность устроиться в это время в других селениях порядком перечисления, уплачивая не произвольные налоги общества, а установленный оброк в доход Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА и не подвергаясь опасности быть выселенными. Если помимо изложенного принять во внимание, что в даче села Чистюньского, состоящего на общем плане с дер. Хабазиной значится удобной земли 32600 десятин, из которых на каждую душу обоих селений, с малолетками, приходится по 62 десятины, то ходатайство Чистюньского общества нельзя признать основательным и заслуживающим удовлетворения.
   Об изложенном имею честь уведомить Ваше Превосходительство, присовокупляя, что по моему мнению, те из проживающих в селе Чистюньском переселенцев, которые не имеют возможности получить приемные приговоры, должны быть оставлены там на жительство без причисления, впредь до разрешения Кабинетом ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА общего вопроса о применении закона 13 июля 1889 года к переселенцам, проживающим в Алтайском округе.

   1893. 01.11 [Подпись:] Болдырев

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 64-65. Подлинник, рукопись.

26. Начальник Алтайского округа о неприписанных переселенцах.

[1894 г.]

Записка о современном положении землепользования в Алтайском округе.

   <…> Частому возникновению земельных споров способствовал также из года в год увеличивающийся наплыв переселенцев. Со воспоследования закона 30 июля 1865 г., разрешившего переселение крестьян в Алтайский Округ, на землях, находившихся в непосредственном распоряжении горнозаводского Управления, образовалось много новых общин, но границы земель, занятые вновь водворенными крестьянами, по большей части, не установлены с надлежащей определенностью. Обстоятельство это, конечно, отражается неблагоприятно на экономическом положении переселенцев. Тем не менее, переселенцы, устроившиеся в новых поселках, находятся в несравненно лучших условиях, чем крестьяне, проживающие в селениях старожилов без приемных приговоров. Сюда относятся переселенцы, не выполнившие предписанных законов для выхода из сельских обществ правил, или же те, которым старожилы предложили приселиться к их обществам, отказали в выдаче приемных приговоров. Такие переселенцы находятся в полной зависимости от старожилов и облагаются ими непосильными поборами.
   По собранным чиновником по крестьянским делам сведениям, число переселенцев, находящихся в указанных условиях, достигает до ста тысяч душ (Представление И. д. Начальника Алтайского Округа от 20 февраля 1893 г. № 31).

   [Подпись:] Болдырев.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 29. Оп. 1. Д. 362. Л. 32-34. Рукописная копия.

27. Постановление Томского губернского совета по крестьянским делам.

15 сентября 1893 г.

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ
___________
ТОМСКОГО ГУБЕРНАТОРА

По Губернскому Совету
по крестьянским делам

Сентября 15 дня 1893 г.
№ 3003.
Томск

Господину Начальнику
Алтайского горного округа.

   Губернский Совет по крестьянским делам, в заседании 23/31 минувшего Августа, рассмотрев отношение Вашего Превосходительства, от 24 Марта сего года за № 6439, об оставлении в деревнях Фунтиковой и Усть-Алейской самовольно водворившихся переселенцев Лактионова, Чекалина и других, в виду возбужденного уже Вами вопроса о причислении и поземельном устройстве переселенцев из Европейской России, водворившихся на жительство на землях Кабинета ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, а также имея в виду, что по сообщению Вашего Превосходительства, в деревнях Фунтиковой и Усть-Алейской имеется достаточное количество земельных угодий и проживание в этих деревнях переселенцев может быть вполне допущено без стеснения крестьян старожилов, и что переселенцы, как видно из доставленных сведений, проживая в деревнях Фунтиковой и Усть-Алейской, обзавелись уже домами и потому принудительное выселение из настоящего местоводворения поведет к разорению их хозяйств, - признал возможным оставить на жительство в деревнях Фунтиковой и Усть-Алейской поселившихся в них переселенцев Лактионова, Чекалина и других, впредь до разрешения вопроса об устройстве переселенцев, водворившихся на землях горного округа.
   Вследствие сего, Губернский Совет по крестьянским делам постановил: дать знать о вышеизложенном Бийскому Окружному Исправнику и Чиновнику по крестьянским делам 1 участка Бийского Округа, для соответственных с их стороны распоряжений о не стеснении крестьянами старожилами деревень Фунтиковой и Усть-Алейской в проживании в сих деревнях переселенцев Европейской России.
   Об этом имею честь уведомить Ваше Превосходительство, на отношение, от 24-го Марта сего года за № 6439.

   И. Д. Губернатора [Подпись неразборчива]
   Непременный член [Подпись неразборчива]
   Секретарь [Подпись неразборчива]

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 889. Л. 51-52. Подлинник, рукопись.

28. Прошение переселенцев-дворян о наделении землей.

3 ноября 1890 г.

Всемилостливейший Государь,
Августейший монарх!

   Приносим всеподданнейшее прошение верноподданных Вашего Величества потомственные дворяне Курской губернии Суджанского уезда Давид и Федор Александровы, Илья Прохоров, Григорий и Иван Ивановы, и Настасья Тимофеева Лихошерстовы в нижеследующем.
   Мы, просители, дворяне не служилые, проживали с семействами своими в Беловской волости Суджанского уезда Курской губернии, в среде тамошних крестьян, занимаясь исключительно хлебопашеством на собственной земле. Но как таковой, по мере увеличения наших семейств, стало не хватать достаточно для нашего продовольствия, то мы, по примеру крестьян-переселенцев, продав свои земельные участки, со всеми хозяйственными принадлежностями, прибыли со своими семьями в Томскую губернию и здесь же поселились, при курских крестьянах-переселенцах, в Мариинском округе. Мы, Давид, Федор, Илья и Григорий Лихошерстовы [поселились] во вновь образованном поселке Ново-Троицком Боготольской волости, а я, Настасья Лихошерстова, в деревне Обоянь Баимской волости. При чем, у каждого из нас имеются семьи, составляющие в общей сложности 37 душ. Когда же затем настала пора позаботиться о наделе нас земельными участками наравне с крестьянами переселенцами в размере 15-ти десятин на душу, из нас просителей Иван Иванов и Давид Александров обратились о сим с ходатайством к чиновнику особых поручений по переселенческим делам в Томске, то получили объявление от 1 сентября за № 2765, в подлиннике при сем прилагаемое, о том что чиновник ходатайствовал перед Земским отделом МВД о разрешении нам дворянам, водвориться на казенных землях в Мариинском округе вместе с переселенцами. Но земский отдел министерства 11 августа текущего года за № 9629, сообщил чиновнику, что он не находит возможным удовлетворить то ходатайство. В связи с тем, что законом 13 июля 1889 года разрешено отводить участки казенной земли под водворение только лиц сельских состояний и мещан, в виду чего мы, дворяне, можем быть водворены на казенных землях не иначе, как с разрешения Вашего Императорского Величества, о чем и представлено нам обратиться к Вашему Величеству всеподданнейшею просьбою.
   В твердом основании, что отеческие попечения Вашего Величества о благе своих верноподданных простираются в равной степени на всех, без различия сословий, приемлем смелость ходатайствовать пред Вами, Всемилостливейший Государь, о разрешении наделить нас в местах настоящего нашего жительства в Мариинском округе Томской Губернии земельными участками, наравне с крестьянами, в количестве 15 десятин на душу, с подчинением нас местным административным властям, помимо сельского и волостных управлений, с оставлением за нами, членами наших семейных прав потомственного дворянства, так как в противном случае, мы как бы поставлены были в положение лиц с ограниченными дворянскими правами, и с нашей стороны никакими предосудительными поступками не заслужено.
   Усерднейше просим Ваше Величество, не отказать нам во всемилостливейшем соизволении на настоящее наше ходатайство, так как от этого зависит решение самого насущного в нашей жизни вопроса: либо возвращаться на родину, но у нас нет уже решительно никаких средств, да и не к чему - там все продано перед отправкой нашей в Сибирь. Вырученные же за немудрое наше хозяйство деньги, большей частью издержаны в дороге, а остальные употреблены в хлеб уже здесь в Сибири, так что в случае отказа нам в испрашиваемом наделе землею мы со своими семьями, не приученные кроме земледелия, ни к каким другим ремеслам и промыслам, неминуемо должны на всю жизнь остаться нищими, чего, осмелимся надеяться, Ваше Величество, по присущей Вам отеческой заботливости о благе своих верноподданных, не дозволите допустить. Ноября 3 дня 1890 года к сему прошению верноподданные Вашего Императорского Величества, потомственные дворяне Давид и Федор Александровы, Илья Прохоров, Григорий, Иван Иванович, Настасья Тимофеева Лихошерстовы, а по их ведомству и личной просьбе расписался мариинец мещанин из ссыльных Михаил Воинович.

Российский государственный исторический архив. Ф. 391. Оп. 1. Д. 82. Л. 2-2 об. Подлинник, рукопись.

29. Прошение переселенца о выделении денежного пособия.

1895 г.

Его Высокопревосходительству
господину Иркутскому Генерал Губернатору.
От крестьянина Полтавской губернии Кременчугского уезда Ивановской волости Леляковского селения временно проживающего в селе Заларинском Балаганского Округа
Никандра Емельяновича Сидоренко.

Прошение.

   Судьба забросила меня далеко из места моей родины, решился я на шаг этот из уважения к семейству состоящему из старухи матери, глухонемого брата, жены, детей, а всего 8 человек. Их не в силах был пропитать, но и в Сибири горько ошибся, потеряв последнее имущество на дорогу, издержки по пропитанию, я как настоящее дите остался без никаких положительно средств к существованию, в довершение всего у меня пропали три последние мои лошади. Как помочь горю не знаю, лишь только уповаю на милосердие Вашего Высокопревосходительства, не откажите, будьте отцом, не оставьте расположением о выдаче мне пособия на приобретение лошади за что как я, так и все мое семейство вечно молить будет перед Всевышним о благоденствии Вашего Высокопревосходительства.
   К сему прошению за не грамотного Никандра Сидоренко и по личной просьбе крестьянин Данила Меняйлов.

Государственный архив Иркутской области. Ф. 25. Оп. 27. Д. 692. Л. 413. Подлинник, рукопись.

30. Доклад начальника Алтайского округа о помощи неприписанным переселенцам.

Июль 1898 г.

Его Превосходительству
Управляющему Кабинетом
ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА

   При приведении в исполнение ВЫСОЧАЙШЕГО повеления от 27 апреля 1896 г. по устройству непричисленных переселенцев в малоземельном селении Лебяжьем, Шелковниковской волости, оказалось невозможным сделать прирезку земли по числу душ мужского пола. Вследствие этого тридцать девять семей непричисленных переселенцев из разных российских губерний изъявили желание выселиться из села Лебяжьего в заселок Лаптев-Лог, той же волости, с тем условием, чтобы им была оказана при переселении материальная помощь.
   СПРАВКА: По исследовании экономических условий, в которых находятся эти переселенцы, произведенном Председателем Локтевской Переселенческой Комиссии, выяснилось, что в составе 39 семей насчитывается 119 д. мужского пола и 99 душ женского пола.
   Все они, за исключением двух семей, имеют в селе Лебяжьем свои постройки, стоящие по средней оценке самих переселенцев, около 24 руб. 45 коп. каждая.
   Что касается сельскохозяйственного инвентаря, то две семьи не имеют ни коров, ни лошадей, восемь семей не имеют лошадей и десять семей не имеют коров.
   Мертвый инвентарь заключается исключительно в сохах, которые имеются только у одиннадцати семей.
   Признавая такие экономические условия не выгодными сами по себе и кроме того имея в виду, что при переселении в заселок Лаптев-Лог все вышеозначенные переселенцы будут вынуждены оставить свои постройки на произвол судьбы, Председатель Локтевской Переселенческой Комиссии признал необходимым оказать им материальную поддержку от 75 до 100 руб. на каждую семью.
   ЗАКЛЮЧЕНИЕ: В виду изложенного я полагал бы выдать пособия переселенцам, поименованным в списке, представленном Председателем Локтевской Комиссии при рапорте от 15 августа за № 48, в следующих размерах:
   1) Тем из них, которые не имеют ни коров, ни лошадей, выдать по 75 руб. на каждую семью, из числа которых 50 руб. должны быть выданы без возврата, а 25 руб. с возвратом.
   2) Не имеющим лошадей выдать по 50 руб. на семью (из них 30 руб. безвозвратно и 20 с возвратом).
   3) Не имеющим коров выдать по 25 руб. на семью (15 руб., безвозвратно и 10 руб. с возвратом).
   Деньги эти теперь же отпустить в распоряжение Управляющего Локтевским имением, с тем, чтобы он поручил Помощнику своему Лихачеву раздачу пособий. При этом я полагал бы в счет безвозвратных пособий выдавать не деньгами, а лошадьми, телегами, сохами и проч. инвентарем, о чем и докладываю на благоусмотрение Вашего Превосходительства.
   
   Начальник Алтайского Округа
   Генерал-майор [Подпись:] Болдырев
   
    [Резолюция:] Разрешено выдать тысячу рублей, распределение которых предоставлено Н[ачальни]ку Округа 17.07.1898 [Подпись неразборчива].

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 50. Л. 103-103 об. Подлинник, машинопись.

31. Единоличное обязательство по переселенческой ссуде.

17 декабря 1898 г.

   Я, нижеподписавшийся, оседло проживающая в переселенческом поселке Николаевском, Покровской волости, Барнаульского Округа, переселившаяся из Курской губернии, крестьянская вдова Дарья Васильева Косоногова выдала это обязательство Главному Управлению Алтайского Округа в том, что сего числа получила в ссуду сорок рублей (40 рублей).
   На полученные в ссуду деньги я обязываюсь приобрести одну лошадь в 25 рублей и одну корову в 15 рублей. Полученные мной деньги обязуюсь возвратить через пять лет, начав платеж с 17 декабря 1899 года и уплачивая ежегодно по равной части - пропорционально полученной суммы. В исправной уплате вышеозначенной суммы отвечаю своим имуществом.
   Деньги сорок рублей получила крестьянская вдова Дарья Васильева Косоногова, по безграмотству и личной просьбе расписался гражданин Дмитрий Степанов Васильев. Выдачу денег сорока рублей производил: Управляющий Павловским имением Зубелевич, при выдаче находились служащие при канцелярии управляющего П. Синицын, А. Петров, И. Брютов.
   С подлинным верно:

   За Управляющего Павловским Имением [Подпись неразборчива]

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 50. Л. 134. Рукописная копия.

32. Коллективное обязательство по переселенческой ссуде.

2 мая 1899 г.

Мы, нижеподписавшиеся оседло проживающие в переселенческом участке Лобинском Карасукской волости, переселившиеся из Курской, Черниговской, Харьковской, Воронежской и Полтавской губерний, выдали это обязательство Главному Управлению Алтайского округа в том, что сего числа получили в ссуду двести двадцать рублей. На полученные в ссуду деньги каждый из нас в присутствии старшего помощника Управляющего Чулымским имением Удонова, приобрел, как это указано в прилагаемой ведомости, смотря по нужде, лошадь или семян для посева. Полученные нами деньги обязуемся возвратить через пять лет, начав первый платеж с первого января 1900 года и уплачивая ежегодно по равной части, пропорционально полученной каждым сумме.
   В исправной уплате означенной суммы ручаемся друг за друга круговой порукой, в чем и подписуемся: Ларион Васильев Анохин, Александра Иванова Сопова, Андрей Прохоров Горланев, Игнатий Иванов Проскурин, Константин Петров Бокло, Степан Григорьев Олейников, Кузьма Иванов Полторацкий, Яков Фотиев Бакшеев, Савелий Карпов Шульгин, Никита Андреев Кочан, Михаил Ильин Азаров, Евпросинья Иванова Татарчукова, Марфа Евтихиева Сидорова, Анна Евфимова Дмитриева и Иван Артамонов Аулов, а по безграмотству и личной их просьбе и за себя расписался Николай Иванов Мезенцов, Иван Сергеев Гусев.
   Неподложность настоящего обязательства и подписи за неграмотных свидетельствую с приложением должностной печати.
   Любинский Сельский Староста
   Григорий Профатилов [Печать]

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 50. Л. 258-258 об. Подлинник. рукопись.

33. Рапорт об отсрочке переселенческой ссуды.

20 февраля 1899 г.

Министерство
ИМПЕРАТОРСКОГО ДВОРА
Управляющего
Локтевским
Имением
Алтайского Округа
Ведомства Кабинета
ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА
20 февраля 1899 г.
№ 316.
Почт. ст. Змеиногорск.

В Главное Управление
Алтайского Округа.

Рапорт.

Переселенцы заселка Успенского, Локтевской волости, в числе 14 человек, которым в 1898 г. была выдана ссуда, лично обратились ко мне с просьбой о ходатайстве перед Главным Управлением об отсрочке им платежа вышеупомянутой ссуды до 1-го февраля 1900 года, так как они уплатить ее в настоящее время не имеют возможности, потому что, хотя урожай прошлого года был и хороший, но они сеяли мало хлеба и не успели еще устроить своих хозяйств, - как прибывшие из России в конце 1897 года.
   А потому, представляя при сем составленную старшим помощником моим г. Богословским ведомость об экономическом положении вышеупомянутых переселенцев, прошу Главное Управление Алтайского Округа, не найдет ли оно возможным отсрочить им платеж ссуды до 1-го февраля 1900 года.

   Управляющий Имением [Подпись неразборчива]

   [Резолюция:] Разрешаю отсрочить платеж ссуды до 1 февр.1900 г. [Подпись неразборчива]
   12.03.1999.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 50. Л. 191. Подлинник, рукопись.

34. Прошение переселенцев о постройке церкви.

15 ноября 1897 г.

Его Высокопревосходительству
Господину Тобольскому губернатору
общества крестьян Тюкалинского округа, Калмаковской волости, поселка Ярославского.

Прошение.

   Ваше Превосходительство! Мы народ привычный молиться Богу в своих храмах. На родине у нас, что селение, то почти и храм. Правительство, зная нашу привязанность к Святой религии, заботиться о том, чтобы и в Сибири были у нас храмы. Так, по лету сего года мы подготовили приговор [сельского схода] о желании, чтобы в нашем выселке был храм, но общество крестьян деревни Калмаковой возбудило ходатайство, что[бы] Святой Храм был у них, а не у нас. Причем высказало, что мы от села Атрочинского находимся в 6 верстах, а от деревни Калмаковой в 3 верстах. Но такое ходатайство крестьян деревни Калмаковой не может иметь значения, потому что приговор ими постановлен не правильно, мы от села Атрочинского находимся в 12 верстах а от деревни Калманки в 8 верстах, во вторых, почему общество крестьян деревни Калмаковой ранее сего не ходатайствовали о постройке у них храма, а ходатайствуют тогда, когда мы этом стали хлопотать.

Государственный архив г. Тобольска. Ф. 152. Оп. 47. Д. 16. Л. 15. Подлинник, рукопись.

35. Прошение переселенцев о постройке церкви.

30 июня 1899 г.

Его Высокопревосходительству
Господину Тобольскому губернатору Ипереселенцев поселка Студеновского Каменской волости Ишимского уезда Тобольской губернии
в рукоприкладстве поименованных.

Всепокорнейшее и нижайшее прошение.

   При подаче на руки о разрешении в наш поселок святого Храма его Преосвещенству Архиепископу чрес [1] доверенных крестьян нашего общества на подачу такового прошения, объявил им Его Высокопреосвященство, что церковь должна быть разрешена строиться в поселке Ново-Никольском. Когда доверенные при собрании сельского схода нам ответ Его Высокопреосвященства объявили, и по объявлении такового мы как погибшие овцы всяк на месте одеревенели, и неутешимо заплакали. Плач, который никто, кажется, был не в силе утешить, так как всеми силами старались, чтобы церковь разрешили строить у нас. Как жившие в России, на родине, при святых церквях и привыкшие, как мы, так и дети наши к религиозному обстоятельству мы опять осмеливаемся обратиться к Вашей милости, аки дети к родителям прося необходимого … над нашей просьбой сжальтесь, аки над своими детьми, так как хорошо знаем, что Ваша Власть дадена не от человека, но от бога, по слову Христа Спасителя. В виду чего, мы и покоряемся подобно чадолюбивому отцу и матери.
   Объявлено доверенными нашими, что разрешаете церковь в поселок Никольский в виду того, что
   1) много на устройство церкви жертвуют;
   2) много у них наличных мужского пола душ;
   3) что будто и они живут на тюменском большом тракту, следующем в г. Петропавловск;
   4) крестьяне деревни Безкозовой соглашаются быть у них на приходе.
   Но мы эти вопросы правильно разъясняем, как и раньше не писали лжи. На первый вопрос мы разъясняем, что они пожертвовали 4000 рублей, но и мы бы не столько пожертвовали, и даже больше, но помня слова Христа Спасителя, что должны давать мы милостыни тайно, и Отец видевши тайное, воздаст на яву. И что они жертвовали 4000 рублей этого не будет, потому именно как там народ жесткосердный, на нас взирая стали показывать безмерную жертву, а мы надеемся, что им не собрать и 2000 рублей. Как они, никольские, пишут, что они богачи, а мы бедные, но и у богача, если не намерен пожертвовать с силою не отымешь, а мы хотя и среднего положения, на святое дело готовы расстаться с последним одеянием. И будет начатое дело, только просим отпустить с казны, или с других сумм сколько следует, а не достающую сумму мы выполним своими средствами и благотворителями. И разъясняем то, что Отец благочинный, во-первых, приехал к допросу к нам и захватил нас подобно сонных, стал расспрашивать кто, сколько желает жертвовать на устройство церкви, если разрешиться. Но мы и показывали, и даже приносили деньги, которые он обратил обратно. И скажем то, что они богачи, а на казенный счет выстроили себе мельницы, а у нас на свои средства построили уже четыре мельницы.
   [...] Второе, что будто много у них мужеского пола душ. Хотя и действительно, у них поселок больше нашего, но хорошо нам известно, что там около 15 дворов двоеданского или хлыстовского вероисповедания [2]. Они могут распространить свою веру в поселке и церковь может остаться пустой. Таких случаев много происходило и в России, ради богатства переходят в другие веры. А в нашем Студеновском поселке иноверцев совершенно нет, все мы православного вероисповедания, почему мы очень и стараемся о разрешении построить в наш поселок церкви, теряя уже на этот предмет большие суммы денег.
   [...] На третий вопрос разъясняем. Они пишут, что живут на Тюменском тракте, но это совершенно ложно, так как поселились от той дороги около пяти верст в сторону, а у них там глухая дорога, по ней никто не ездит. [...]
   На четвертый вопрос разъясняем, что как пишут никольские, что крестьяне деревни Безкозовой соглашаются быть у них на приходе, но опять все это совершенно ложно. Они лично отцу Благочинному говорили, что [если] будет разрешена в Никольском поселке церковь, то мы туда на приход согласия не изъявляем, а лучше останемся на старом приходе [...]. А будет у нас разрешена церковь, то на приходе быть они [бы] с нами согласились очень и дали приговор отцу Благочинному, так как Безкозово находится от нас только в пяти верстах.
   В виду изложенного, и по получении печального известия от нашего Архипастыря опять осмеливаемся обратиться к Вашей Милости Ваше Высокопревосходительство и опять просим Вас <…> сжалиться над Христовым Стадом, не оставить нас погибать без святого Храма, так как не находим мы себе утешения как в святом Храме. Привыкшие мы чувственно к религиозному обстоятельству посещать Храмы Божия, не дают нам ни единого часу спокойствия дальностью расстояния до Святых Храмов. Условия эти остаются не выполнимыми в виду чего стоит малое время со дня нового водворения, [но] нам кажется, кабы протекли веки, заботы на подданные в безчисленном количестве прошения о разрешении построить в наш поселок церковь остаются тщетными. В виду чего мы опять аки дети к родителю приговорили обратиться к Вашей милости ваше Высокопревосходительство и покорнейше просим Вас, Ваше Высокопревоходительство, [...] сжальтесь над нами, сделайте распоряжение, да будет церковь строиться в нашем Студеновском поселке. И да будет нашим детям и продетям нашим, в память Ваше благое и полезное распоряжение. Не с хитростью прельщением и мудростью просим Вас, Ваше Высокопревосходительство, но собственно от желания нашего сердца, всех наших чувств. И если возможно было бы Вам узнать, как чувственно мы Вас просим, тогда бы известно было Вам, что мы не лжем и правду пишем. И с желанием просим. Место же у нас под церковь отведено в прекрасном месте, около сорока саженей от выше изложенной большой дороги. Земля для причтов в хорошем месте, с одну версту от деревни.
   [...] К сему прошению просители и подписываемся. Грамотные Аникий Ромашкин, Алексей Артамонов, Ефим Митрофанов, Павел Никишин, Василий Акулин, Гаврило Ромашкин, Федор Хитров, Степан Парфилов, Петр Кирилов, Дмитрий Кирющенко, Михаил Титов, Петр Базаркин, Василий Мякишев.

Государственный архив г. Тобольска. Ф. 152. Оп. 47. Д. 14. Л. 45. Подлинник, рукопись.

  [1] Через
  [2] Хлысты - секта духовных христиан, возникшая в России в XVII веке. Ее представители считали возможным прямое общение со "святым духом", видели воплощение бога в праведных сектантах - "христах" и "богородицах".

36. Прошение православных переселенцев о причислении к сельскому обществу старообрядцев.

9 апреля 1899 г.

Его превосходительству Господину Начальнику Алтайского Округа
Уполномоченных от крестьян Томской губ. Барнаульского уезда, Боровской волости, дер. Воронихи,
крестьян Ивана Кайгородова и Петра Чепрасова.

Прошение.

   Наши верители разновременно переселившиеся на жительство в Томскую губернию, где в деревне Воронихе Барнаульского уезда поселились оседло на жительство, построили дома, обзавелись всем необходимым хозяйством на собственные средства, но живут по настоящее время к этой деревне неприписанными, ибо деревня Ворониха заселена почти исключительно раскольниками, которые переселяющихся к ним крестьян православного исповедания принимать в свое общество не желают, хотя для переселяющихся в этой деревне имеется значительное количество свободной земли. Помимо того, что поселившиеся на жительство в означенной деревне обзавелись хозяйством, построили дома и уже строют православную Церковь, постройка которой разрешена Томской Духовной Консисторией, видя что: в особенности постройку храма, раскольники на них стали крайне негодовать и дабы удалить их из своего раскольнического общества, стали употреблять всевозможные насилия, так в марте сего года раскольники во главе старосты с сотскими и десятскими, которые тоже раскольники, разломали несколько домов у переселившихся крестьян православного исповедания как-то: Антипова, Аленникова и двух, и кроме того раскольники настаивали (в числе 90 человек) во что бы то ни стало выселить из деревни крестьян православного исповедания, которых насчитывается около 150 душ, несмотря на то, что последние построили свои дома и обзавелись хозяйством и выселить их желают только за то, что они православные, и если будет допущено, что они будут выселены из деревни Воронихи, то они принуждены будут скитаться не имея нигде пристанища, с родины они выключены как переселенцы, а к другим Губерниям и обществам не приписаны и к тому же не имеют средств, с малолетними детьми и членами обречены переезжать с места на место на расстояние нескольких тысяч верст, а так как с вытекающего видно, что вся деревня населена большим числом раскольников и если будут выселены наши верители, то постройка храма едва ли может осуществляться, так как раскольники в постройке храма, а тем более Православного, участия совершенно никакого не принимают, в виду вышеизложенного мы от лица наших верителей осмеливаемся покорнейше просить Ваше Превосходительство заступиться за наших верителей не отказать в справедливой просьбе, сделайте надлежащее распоряжение о причислении их к Воронихинскому Сельскому Обществу Барнаульского уезда поселившихся крестьян в деревне Ворониха из разных губерний, которых список при сем представляется. К сему подписуемся Петр Чепрасов, Иван Кайгородов.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2241. Л. 507-508. Подлинник, рукопись.

37. Заключение о причислении православных переселенцев к сельскому обществу старообрядцев.

27 августа 1899 г.

НАЧАЛЬНИК
Алтайского Округа

Его Превосходительству
П. К. Гудим-Левковичу.
Господину Управляющему
Кабинетом
ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА.
№ 441.
Ответ на № 5097.

Ваше Превосходительство
Милостивый Государь
Павел Константинович.

   Уполномоченные от переселенцев разных губерний, проживающих в дер. Воронихе Боровской волости Барнаульского уезда, Иван Кайгородов и Петр Чепрасов ВСЕПОДДАННЕЙШИМ прошением, жалуясь на притеснения крестьян раскольников дер. Воронихи Боровской волости, ходатайствуют о причислении к названному селению.
   Из данных, доставленных Главному Управлению Переселенческой Комиссией, поверявшей на месте права тех переселенцев, которые, в силу ВЫСОЧАЙШЕ утвержденного 27 апреля 1896 года положения Комитета Сибирской железной дороги, имели право на льготное причисление в дер. Ворониху без приемных приговоров, выяснено: 1) что переселенцы в числе 63 семей, от коих заявлено ходатайство, прибыли в дер. Ворониху после издания вышеприведенного закона и поселились самовольно без согласия Общества, а потому и не могли быть причислены по правилам сего закона к сельскому Обществу. Обстоятельство это подтверждается и самым списком, приложенным при прошении, из которого видно, что многие из переселенцев прибыли только в 1898 году. 2) Что в названное селение Комиссией причислено 151 душа переселенцев, отвечавших всем требованиям закона за исключением просителей и 3) Что дер. Ворониха принадлежит к числу старожильских селений, причисление в которое просителей согласно 142 ст. Общ. Полож. окр. возможно лишь только по получении приемных договоров.
   Селение это значилось малоземельным, но по исследовании же Комиссии выяснено, что в виду неправильной классификации угодий дача названного селения обладает избытком земельных угодий (332028 десятин), из которых числится одной удобной земли 16534 десятины; при распределении этого количества по числу 365 душ причисленного населения и 151 души переселенцев причисляемых к этому селению, на каждую душу мужского пола приходится более 32 десятин.
   Таким образом по избытку земельных угодий, находящихся в пользовании Общества дер. Воронихи переселенцы в числе 63-х семей могут быть причислены к названному Обществу без стеснения его землепользования. Но, как объяснено, для причисления необходимо получение переселенцами приемных приговоров от Общества дер. Воронихи.
   Посетив в прошлом июле месяце дер. Ворониху, я обнаружил следующее: Общество дер. Воронихи разделилось на две группы: одну группу образуют старожилы, крепко сплоченные между собою своей принадлежностью к расколу, а другая группа состоит из причисленных по закону 27 апреля 1896 г. православных переселенцев. Эти группы враждуют друг с другом и перевес на стороне первой группы, более многочисленной. Православные переселенцы, стремясь с одной стороны удовлетворить свои духовные потребности, а с другой - опасаясь вредного влияния на них раскольников, решили построить церковь в дер. Воронихе, на что попросили разрешения духовной власти и получили от Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА бесплатный отпуск леса из Касмалинского бора. Но по своему малочисленному составу они не могут осуществить свое желание, несмотря на все усилия собрать средства для постройки Храма; вследствие чего причисленные переселенцы стали привлекать в свою среду выходцев из Европейской России, принадлежащих к Православию. Так как принадлежащие к расколу Общественники дер. Воронихи, составляя многочисленную группу, отказывали в выдаче приемных приговоров православным переселенцам, то последние стали селиться самовольно под защитой причисленных православных переселенцев.
   Таким образом в дер. Воронихе идет борьба между двумя группами населения не в силу экономических условий, а единственно-вероисповедных, побуждающих раскольников отказывать в приеме православным переселенцам и вербовать в свою среду раскольников же.
   Ввиду изложенных данных и принимая во внимание общий смысл п. 1 ст. 2 ВЫСОЧАЙШЕ утвержденного мнения Государственного Совета, от 15 апреля 1896 года, я полагал бы просьбу 63-х переселенческих семей удовлетворить, ныне же приступив в даче деревни Воронихи к землеустройству. Вместе с тем я ходатайствую перед Вашим Превосходительством, об отпуске денежного вспомоществования названным переселенцам на постройку Храма в размере до 2000 рублей.
   Покорнейше прошу Ваше Превосходительство принять уверение в моем глубочайшем уважении и преданности.
   Приложение: ВСЕПОДДАННЕЙШЕЕ прошение со списком переселенцев.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2241. Л. 122-123об. Подлинник, рукопись.

38. Рапорт об устройстве переселенцев в Алтайском округе.

30 января 1899 г.

Начальник
Алтайского округа
30 января 1899 года
№ 49

Управляющему Кабинетом
Его Императорского Величества

Рапорт.

   Приведение в исполнение Высочайше утвержденного 27 апреля 1897 г. положения Комитета Сибирской железной дороги об устройстве переселенцев в Алтайском округе можно считать оконченным к 1 января текущего года, так как к этому времени, как видно из прилагаемой при сем ведомости № 1, устроено переселенцев в сельские обыватели по материалам действительного водворения их 146346 душ обоего пола и в мещанское сословие городов Алтайского округа 6969 душ, итого 153315 душ.
   Из показанного числа 58137 душ мужского пола наделены землями в размере не менее 15 десятин удобной на каждую душу, что составило всего 872055 десятин удобной, с этой целью к малоземельным селениям прирезано межевыми чинами временных комиссий в течение 1897-98 гг. из оброчных статей и пустоземельных земель 191679 десятин удобных угодий, а с неудобными 208558 десятин. Собственно в надел вновь устроенным переселенцам поступило удобных земель свыше 900 тысяч десятин, так как рассматриваемая ведомость выражает собою деятельность Главного Управления лишь по 1 января текущего года.
   Вышеуказанная категория переселенцев по количеству состоящих в ней ревизских душ подлежит причислению в податный оклад, что и исполнено уже Томской Казенной Палатой по отношению к 31538 душам муж. пола.
   Переселенческие семьи, не занимавшиеся хлебопашеством в местах водворения или не имевшие домообзаводства ко дню издания закона 27 апреля 1896 г. или вообще не удовлетворившиеся условиями причисления к старожильческим обществам без приговоров (по малоземелью пунктов водворения и пр.) составляют группу в 35137 душ обоего пола, из которых 18380 муж. пола подлежат причислению к волостям без платежа оброка и без отводки земельного надела. Из этой категории переселенцев Томской Казенной Палатой причислено уже 9210 душ муж. пола.
   За рассматриваемый период времени устройство переселенцев произведено в 668 многоземельных селениях и в 585 малоземельных, - каковыми эти селения значились по планам 20-х годов, что на самом деле не подтвердилось в действительности, о чем будет указано выше.
   К 1-му февраля сего года направлено в Казенную Палату переселенческих списков с документами всего на 160075 душ обоего пола; для полного же завершения дела Главному Управлению остается сличить посемейные списки вновь устраиваемых переселенцев с актами водворения и документами о самоличности по 21 многоземельному селению и по 23 малоземельным, - по которым межевое делопроизводство уже рассмотрено в надлежащем порядке. Вся эта работа закончится в течение февраля месяца и в дальнейшем останется только выполнить 394 "справки" из числа затребованных Казенной Палатой о самоличности некоторых из причисляемых переселенцев. По этому поводу Главным Управлением в свое время были сделаны уже запросы различным учреждениям и должностным лицам, а потому быстрота выполнения этого последнего труда не зависит уже от Управления Округом.
   Переходя затем к обзору деятельности временных переселенческих Комиссий, предназначенных для применения закона 27 апреля 1896 г. в малоземельных селениях, где требовалась особая предостороженность и предусмотрительность, нахожу нужным заметить следующее:
   В 1897 г. мной организовано было 11 переселенческих комиссий в составе двух лиц каждая - председателя и межевого члена - а в минувшем году 8-м в том же составе. Из отчетной ведомости № 2, при сем приложенной, видна деятельность каждого члена особо, т.е. работы Председателей Комиссий (левая сторона ведомости) по регистрации и устройству переселенцев и работа межевых членов (правая сторона) по поверке старых планов с местностью, по исчислению земель и прирезке угодий в малоземельных надельных дачах крестьян старожилов.
   Всего Комиссиями зарегистрировано и устроено 100049 душ обоего пола переселенцев, из которых надлежит причислению с платежом оброка 35173 души муж. пола, заключающих в себе платежных собственно ревизских душ 7226, ежегодный доход от поступившего оброка с них (по существующей системе) выразился бы суммою в 32517 рублей.
   Межевыми членами Комиссий, избранными мною из наиболее опытных и трудолюбивых членов Главного Управления за рассматриваемый период времени проверено планов прежнего межевания с местностью на 5962034 десятины, из которых по документам удобных земель считалось лишь 2264611 десятин, а в действительности оказалось таковых 4604797 дес., т.е. из неудобных обращено исследованиями Комиссий, при участи "понятых" от крестьян, в удобные земли 2340186 дес. как неправильно показанные в прежнее время на планах.
   Всего израсходовано на проведение в исполнение закона 27 апреля 1897 года 46345 руб. 44 коп., полагая в этом числе содержание чинов, исключительно занятых этим делом, как в Главном Управлении, так и по имениям, суточные деньги, разъездные, квартирные, прогонные, наем писцов и рабочих при межевании, а также содержание в течение 2-х лет особого штата писцов при Главном Управлении. Таким образом, полагая устроенными 160 т. душ переселенцев, затраты на каждую душу падают в размере почти 29 коп., тогда как устройство переселенцев на казенных землях вдоль линии Сибирской железной дороги обходится значительно более этого (от 2 руб. на душу и более).
   В заключение долгом считаю доложить Вашему Превосходительству
   а) Проведение закона 27 апреля 1896 г. в народную массу произошло настолько благополучно, что не только не замечено нигде волнений в народе или беспорядков, но даже не было жалоб со стороны старожилов и переселенцев, если не считать весьма небольшого количества претензий лиц, не имевших права воспользоваться благодетельными сторонами упомянутого закона.
   б) Устройство в правовом, экономическом и общественном отношении свыше 160 тысяч человек, претерпевших в течение многих лет всевозможные лишения нелегального положения в Округе, явилось столь своевременной и благодетельной мерой, каковая не нуждается даже в излишних пояснениях по своей очевидности.
   в) Вышеописанные работы Главного Управления значительно подготовили путь для предстоящего землеустройства причислением массы крестьян к сельским обществам, подлежащим землеустройству. Эта категория поселян, не будучи причислена теперь, на каждом шагу тормозила бы правильный ход поземельно-устроительных работ. Землеустроителям волей не волей пришлось бы считаться с 160 тысячной массой населения в Округе. Кроме того работы переселенческих Комиссий, при участии представителей от крестьян (понятых) по разделению земель на удобные и неудобные, связанные при этом с проверкой более 500 планов прежнего межевания земель, в виду явной неверности имеющихся на руках у крестьян планов, а с другой - дали для Правительственных мест и лиц осязательное доказательство всей непригодности того, что доныне именовалось на Алтае плановыми документами на крестьянские земли.
   е) В материальном отношении результаты причисления переселенцев на основании закона 27 апреля 1896 г. выразились в быстром возрастании оброчной подати на сумму свыше 60000 руб.
   Заканчивая настоящий отчет, считаю долгом объяснить, что быстрое и спокойное выполнение закона 27 апреля 1896 г. о переселенцах на обширной территории если и дало благие результаты, то вследствие того, что принципы этого закона давно уже намечены были самой жизнью и ожидали лишь такого законодательного акта, который выразил бы собою стремление народных масс. Таковым именно актом и явился закон 27 апреля 1896 года.
   В неменьшей степени быстрый успех дела зависел от того добросовестного, крайне напряженного труда и строгой исполнительности распоряжений вверенными мне чинами, на коих я возложил исполнение столь важного мероприятия, как устройство переселенцев по закону 27 апреля.

29 января 1899
[Подпись:] Болдырев

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2241. Л. 460-464.
Писарский черновик с рукописными правками В.К. Болдырева.

39. Переселенческие поселки Алтайского округа по материалам обследований 1894 г.

Вознесенское, Покровской вол., Барнаульского окр.

   Общие сведения о поселке. (Селение находится в расстоянии: от волостного правления, торжка, церкви в 35 вер.; ближайшего старожильского селения 25 вер.; переселенческого поселка 12 вер.; леса строевого 30 вер. и дровяного 10 вер.).
   Вознесенское принадлежит к числу старожильских селений и основано в конце первой половины настоящего столетия. В момент переписи в нем оказалось 181 хозяйство с населением 1091 д. обоего пола - 559 мужского и 532 женского; из них переселенцев причисленных 89 хозяйств с 562 душами обоего пола - 290 муж. и 272 жен.; непричисленных 71 хозяйство с 447 душами обоего пола - 231 мужск. и 216 женск.; переселенцев-старожилов 1 хозяйство с 2 душами - 1 м. и 1 ж. И старожилов 20 хозяйств с 80 душами обоего пола - 37 мужск. и 43 женского.
   Краткая характеристика поселка. Вознесенское расположено в степной, безлесной местности. Число жилых построек 190; их них домов 22, изб 158 и землянок 10; хозяйств, совершенно не имеющих жилых построек - 6, что составляет 4,4 %.
   История поселка. Селение возникло лет 50 тому назад и было образовано жителями деревень: Лубягиной Касмалинской вол., Глубокой и Леньковской Нижне-Кулундинской вол.; к концу 1870 года в селении было до 40 дворов старожилов. Из переселенцев первыми приселились тоболяки - Ялуторовского и Ишимского округов и были приняты по приговору общества, с платой от 3 до 7 руб. с души. Всего тоболяков водворилось дворов 20.
   В 1888 г. в даче селения, среди пахотных угодий, в местности, называемой Малиновый Лог, заселилось до 25 семейств курян Обоянского уезда, образовав особый поселок, названный ими по имени урочища, где заселились, Малиновым Логом. Вознесенцы соглашались принять их в свое общество, о чем и был составлен общественный приговор, но малиновцы отказались, не допуская и мысли, чтобы их могли потревожить с занятого ими места. К курянам начали приселяться другие переселенцы, и таким образом в Вознесенской даче самовольно возник большой переселенческий поселок. Вознесенцам такое соседство, разумеется, не могло нравиться, и они обращались с жалобами к администрации. Все принятые меры к улаживанию возникших недоразумений не привели ни к чему, так как вознесенцы не соглашались на оставление малиновцев на занятом ими месте, а те также не соглашались ни на переход в Вознесенское, ни на выселение. В конце концов Малинов Лог был уничтожен по распоряжению администрации, сами же малиновцы разбрелись по другим поселкам и селениям Алтайского округа.
   Приселение к Вознесенскому шло своим путем: в 1889 г. 7 курских ходоков (Судженского у.) узнают о приговоре, составленном Вознесенским обществом, и испрашивают разрешительные свидетельства на право водворения в Вознесенском. По письмам и слухам пришло 13 семей переселенцев; весной 1890 г. еще до 80 семей.
   Поселившись и устраиваясь на новом месте, обыкновенно в первый год, одни из переселенцев нанимали старожилов окрестных деревень сеять им хлеб - десятины по 2 на семью, другие - покупали хлеб на корню, или же зерном. Немногие уходили из селения совсем, находя его не подходящим для себя; мотивом к уходу служил недостаток сенокосов.
   Непричисленные переселенцы, проживающие в поселке по свидетельствам Главного Управления Алтайского округа и уплачивающие все подати наравне с причисленными, пользуются наравне с ними и всеми земельными угодьями. Из наличных хозяйств платят за право проживания в селении и пользование угодьями так называемые "полетки" - 48, или 25,5 %, причем в среднем на семью приходится полетков 6 руб. 59 коп.
   Селение Вознесенское имеет общую дачу с другим старожильским селением, большая часть жителей которого переселенцы - дер. Бахаревой. В общей даче 444005,5 дес.; сенокосной 394,2 дес. и лесной 668,8 дес. В среднем приходится на наличное домохозяйство обоих селений: пашни 68,2 дес., сенокоса 1,8 дес., - и на наличную мужского пола душу: пашни 25,3 дес. и сенокоса 0,7 дес.
   Форма пользования пахотной землей - захват, но уже наблюдается стремление общества ограничить его установлением для целинных земель предельного количества десятин, какое может быть распахано одним домохозяином.
   Покосы делятся по душам. Переделы производятся весьма неточно, как говорят крестьяне, "глазомерно". Порядок передела такой: сначала все сенокосные луга разбивают на три участка, а бойцов - на три сотни, равняя участки по числу входящих в каждый бойцов; участки распределяются между "сотнями" по жребию. Каждая сотня делится на десятки, на десятки же делится и сотенный участок, но уже глазомерно, без жеребьевки; таким же точно образом каждый участок "десятка" делится на пайки по числу бойцов в десятке. Переделы сенокосов начали практиковаться давно, задолго до приезда переселенцев. В даче имеются также сенокосы, орошаемые через устройство запруд; все они находятся в личном пользовании тех, кто запруды устроил. Душевые сенокосные пайки неровны - от 3 до 25 копен.
   Из наличных хозяйств в селении Вознесенском не пользуются сенокосом вовсе - 26, или 14,3 %; не имеют душевых сенокосных пайков - 38 или 21,0 %.
    Вознесенцами снимаются в аренду исключительно сенокосы; хозяйств, имеющих арендованные сенокосы - 60, или 33,1 %.
   Земледелие. Почва "кипцовая": частью супесь, но больше глинистая, толщиной от 5 до 12 вер.
   На "новых" землях сеют 3, редко 4 года; из них первые два года сеется пшеница, третий и четвертый - ярица или овес; потом земля бросается отдыхать лет на 5. На поднятой залежи сеют 1-2 хлеба. По мнению жителей, плодородие почвы вполне восстанавливается через 20 лет отдыха. Нужно сказать, что так как в даче много еще излишних земель, то население еще не привыкло довольствоваться меньшими урожаями, какие бывают на землях уже достаточно выдержанных, а потому, как только замечается понижение урожайности, - сейчас же запускают. Ослабление плодородия почвы проявляется в том, что хлеб становится реже, зерно меньше, солома тоньше, что сопровождается появлением сорных трав - осота, кипрея, полыни.
   Пашут один раз, поднимая до 4 вер., запрягая от 3 до 6 лошадей. С водворением переселенцев, плуги вытесняют употребляемые старожилами сохи; у некоторых из переселенцев есть и сакковские плуги, но ими плохо пашут, потому что переселенцы не все умеют их устанавливать. Плуги покупаются по 6-7 руб. (отдельно только железные части 5 руб.). Бороны деревянные, с железными зубьями, от 1 руб. 30 коп.
   Молотят цепами; в селении есть одна молотилка "самоделка" (деревянная), на которую можно молотить рожь и овес.
   Из твердых пшениц сеют: белотурку и кубанку; последняя идет только для домашнего употребления, так как в настоящее время на рынке нет на нее спроса. И китайка, и белотурка перерождаются, вследствие чего вознесенцы отсеивают зерно, выбирая для посева самое крупное.
   Как на неблагоприятные условия земледелия, вознесенцы указывают на часто повторяющиеся засухи; в последнее время они были в 1888, 90 и 93 гг.; на кобылку, появлявшуюся в 91, 92 и частью 93 гг., а также на туманы, после которых колос покрывается "ржавчиной" и через некоторое время зерно разрушается, превращаясь в пыль; туманы эти на Алтае известны под именем "помхи".
   Общая площадь земли, бывшей в обработке в 1893 году - 1428, 5 дес. Средняя площадь запашки на одно наличное хозяйство - 7,8 дес.; число хозяйств, не имеющих посева, - 9 или 4,9 %.
   Многие домохозяева в сенокос и страду нанимают со стороны рабочих, а многие и сами нанимаются, ходя для этого на сторону, в старожильские селения. На готовых хозяйских харчах убирают десятину от 3 руб.; летнему работнику - с Пасхи до Петрова дня 1 руб. 20 или 2 дес. посева; годовому работнику от 40 руб. при готовой хозяйской одежде и хозяйском содержании.
   Скотоводство. Разводят местные породы скота. Рабочий скот пасется на подножном корму месяцев 7, а нерабочий, так называемый "гульный", - круглый год; его ставят на сухой корм в тех крайних случаях, когда бывает гололедица, да продолжительные и сильные бураны, препятствующие скоту добывать в степи корм. Рогатый и нерабочий скот кормят соломой, а рабочему дают и сено. Эпизоотий не бывает. Конокрадство чрезвычайно развито: ежегодно теряется от 50 до 100 лошадей.
   Цены на скот: лошадь и корова от 12 руб., волы - 40 руб. пара, овцы 2-2 руб. 50 коп.
   Наличные хозяйства содержат скота - крупного 1371, мелкого 667 голов; в том числе лошадей - рабочих 555, нерабочих 148, волов рабочих 29, нерабочих 15, молочного скота - дойного 311, недойного 313. Число хозяйств без крупного рогатого скота 20, или 11,0 %; наличных хозяйств, не имеющих лошадей, - 14, или 7,7 % и без всякого скота - 5, или 7,3 %. В среднем на одно наличное хозяйство приходится: рабочих лошадей 3, рабочих волов 3,7, всякого скота, в переводе на крупный, 8,1 голов.
   Главные неземледельческие промыслы. Кроме земледелия и скотоводства, никаких промыслов не существует. Один домохозяин-переселенец производит опыт разведения фруктового сада: в момент переписи у него было 3 яблони.
   Кредит и торговля. Местные жители берут взаймы деньги под 20 % годовых. При ссуде под хлеб, земледелец теряет до 10 коп. на каждый пуд. К займам хлеба обращаются домохозяева, кому не хватает своего хлеба на весь год, и кто не мог взять хлеба под работу будущего года.
   В Вознесенском две лавки, принадлежащие переселенцам и питейное заведение купца Удонова. В переселенческих поселках Алтайского окр. питейные заведения разрешаются к открытию не ранее 10 лет со времени образования поселка. Существование кабака в Вознесенском объясняется тем, что это селение относится к числу старожильских. Хлеб и другие продукты местного производства продаются на мете лавочникам и приезжим скупщикам, а также вывозятся в г. Павлодар, Семипалатинской обл., за 250 вер.; провоз хлеба обходится до 10 коп. с пуда.
   Платежи и повинности. Все платежи разверстываются по бойцам, сообразуясь с состоянием каждого; общество составляет особый раскладочный приговор, где говорится: "избрать из среды своей 12 человек добросовестных крестьян и поручить им разложить подати на членов общества по разрядам, не облегчая богатых и не обременяя бедных". О податных разрядах дают представление следующие цифры: 154 бойца от 1 до 2 руб., 38 бойцов 2-3 руб., 8 бойцов 3-4 руб., 8 бойцов 4-5 руб., 4 бойца 5-6 руб., 2 бойца 6-7 руб., 3 бойца 7-8 руб., 3 бойца 8-9 руб., 1 боец 12 руб. 50 коп., 2 бойца 13 руб. 50 коп., 2 бойца 13 руб. 75 коп. и 2 бойца 17 руб. 50 коп. Разверстка производится по полугодиям, и приведенные цифры относятся к 1 полугодию.
   Число хозяйств, о платежах которых имеются точные данные, - 108; в среднем приходится платежей на 1 наличное хозяйство 7 руб. 62 коп.
   Стоимость водворения в селении новоселов. Из наличных хозяйств, при водворении в селении, за приемные договора платили 5, или 2,7 %; средняя стоимость приговора - 6 руб.40 коп.
   [...]

Дер. Ивановка, Алейской вол., Бийского окр.

   Общие сведения о поселке. (Поселок Ивановка находится в расстоянии от волости 24 вер., церкви и переселенческого ближайшего поселка 110 вер., от старожильческого селения и школы 15 вер., от торжка и врачебного пункта 45 вер., от судоходной реки 190 вер., от сплавной реки и строевого леса 60 вер.).
   Поселок основан в 1887 г., рассчитан на 968 душ. Во время переписи в нем оказалось 217 хозяйств с 1595 душами обоего пола - 819 мужчин и 776 женщин; в том числе переселенцев причисленных 118 хозяйств, с населением в 903 души - 469 муж. и 434 женщин, непричисленных 98 хозяйств, с 683 душами об. пола - мужчин - 345, женщин 338 и переселенцев старожил 1 хозяйство - 5 мужчин и 4 женщин.
   Краткая характеристика поселка. Поселок расположен в степной местности, на берегу речки; постройки деревянные, не особенно скученны, крытые соломой, есть немало и землянок. Водой население пользуется из трех речек, протекающих по участку. Число жилых построек 217, домов из них 23, изб 108, землянок 86; хозяйств, не имеющих никаких жилых построек 9 - 4,1 %.
   История поселка. Ивановка основана, как уже упомянуто, в 1887 году, а до этого здесь было казенное зимовье. Первыми поселились здесь 10 семей горнозаводских обывателей, которые засевали на семью 1-1 1/2 десятины. Крестьяне соседнего поселка Кузнецовского стали их теснить, запахивая пахотные земли. Недоразумения побудили их ходатайствовать об отводе участка, что и было уважено Земельной Частью. Потянулись переселенцы, и 9 дворов горнозаводских рабочих разошлись по разным селениям. С 1893 г. начали подходить хохлы из Полтавской губ. Первое время некоторые засеяли понемногу, но большая часть работала у старожилов. Ушло из поселка 10 семей, 1 из них перечислился, а другие "копят недоимки". Новоселы недовольны участком, так как ежегодно падает довольно много лошадей, одни говорят, от климата, другие - от тяжелой работы.
   Приписка продолжается, тем не менее обращающийся к обществу за приговором платит от 2 до 5 рублей. Непричисленных почти половина (98 дворов), преимущественно самарцев, вследствие того, что за ними считаются недоимки на родине. Непричисленные, несущие все денежные и натуральные повинности, пользуются всеми угодьями наравне с причисленными. Из наличных хозяйств платят за право проживания "полетки" 2 хозяйства, - 0,4 %, в среднем приходится на хозяйство 2 руб. 50 коп.
   Землевладение и землепользование. Ивановцы имеют обособленную дачу, но не зная хорошо ее границ, ведут о них переговоры с крестьянами дер. Таловки, владения которых подходят почти к самому поселку, что особенно неудобно для скотоводства. В 1893 году таловцы загнали стадо в 150 штук коров, случайно зашедшее в их поля. Коровы были оставлены недоенными, вследствие чего было возбуждено дело, но та и другая сторона согласились на мировую сделку, по которой таловцы должны были уплатить известную сумму за коров, которую впрочем не уплатили, и ивановцы представили на суд расписку, выданную таловцами в обеспечение платы.
   Пашни не поделены, но степные сенокосы ежегодно делятся по душам. В участке поселка заключается 21701, 9 десят., из них удобной земли 143342, 5 дес. и сенокосной 173 дес. В среднем на наличное хозяйство приходится пашни 66,1 дес., покоса 0,8 дес.; на наличную душу покоса 0,2 дес., пашни 17,5 дес. Сенокосными пайками пользуются все без исключения; в аренду не нанимает никто.
   Земледелие. Преобладающая почва в даче поселка супесок, чернозема мало; толщина пахотного слоя 7 и более вершков. Система полеводства залежно-паровая. На новой, нетронутой земле сеют подряд несколько лет, но полный хороший урожай можно снять только в течение 3 лет. Первые два года сеют пшеницу, потом другие хлеба. На залог сеют два года, не пашенная земля не успевает отдохнуть в течение 5 лет. Но переселенцы еще плохо знакомые с местными условиями, не могут утвердительно сказать, через сколько лет земля отдыхает, и через сколько времени возобновляется прежнее плодородие почвы.
   Пашут плугами, один раз, глубиною до двух вершков, запрягая 4-6 лошадей; боронят тоже 1 раз, в 18 борон. Деревянный плуг в Змеиногорске стоит 8 рублей. Молотят хлеб преимущественно лошадьми, так как имеющиеся в поселке 2 молотилки так ветхи, что более находятся в поправке, чем работают; купить же новые - нет состоятельных людей. Из твердых семян сеют только белотурку, которая перерождается через 2-3 года, почему ивановцы отсевают решетами и сеют более крупное зерно. Переселенцы указывают как на неблагоприятное условие для земледелия, на засуху и почти ежегодно повторяющиеся ранние морозы и на вредные росы.
   Общая площадь земли, бывшей в обработке в текущем году 2166,1 дес.; средняя площадь на 1 хозяйство 10 десятин; на 1 хозяйство с посевом 10,3 дес.; число хозяйств, не имеющих посева 7, - 3,2 %.
   На полевые работы ивановцы со стороны не нанимают, сами почти все работают у старожилов в соседних селениях; уборка десятины хлеба на годовом содержании стоит 3 1/2-4 рубля (чаще платят натурой: за уборку десятины сеют десятину), сотня копен сена 2 руб. Годовому работнику от 35 до 50 руб., с хозяйской одеждой и обувью, летнему 20 руб., поденно в сенокос 20-35 коп., в страду 25-40 коп. мужчин и женщин.
   Скотоводство. Скот местной породы; цены на него: лошади 20 руб.; волы 35 руб. пара, корова 15 руб., овца 2-2 р. 25 к. На подножном корму пасется с начала апреля до Покрова или Казанской (22 октября). Зимою скот держат во дворах и пригонах, кормят сеном, но больше всего "гуменным кормом". Сена хватало бы на целый год, да, говорят жители "покосить некогда". Эпизоотий не было, но каждый год падает 100 штук лошадей, от какой болезни, жители не знают. Теряется ежегодно до 20 голов, конокрадством занимаются киргизы. Наличное население держит скота крупного 1799 и мелкого 1877 штук; в том числе лошадей рабочих 776, не рабочих 226; волов рабочих 145, не рабочих 36; молочного скота дойного 347, не дойного 347; хозяев без крупного рогатого скота 20, - 9,2 %; безлошадных 4, - 1,6 %; без всякого скота 3, - 1,4 %.
   В среднем на наличное хозяйство приходится рабочих лошадей 3,2, рабочих волов 0,7, молочного скота 8,2, всего скота в переводе на крупный 10.
   Неземледельческие промыслы. Население никакими промыслами, кроме земледелия и скотоводства, не занимается.
   Кредит и торговля. Беднейшей части населения, при незначительном числе посевов, своего хлеба на весь год не хватает, почему и приходится брать хлеб под полевые работы, причем заработная плата сильно понижается: так, задают под уборку десятины хлеба 1 1/2-2 руб., а нормальная цена в страду 4 руб. В поселке есть небольшая лавка и общественный кабак, открытый первый год. Покупают все необходимое по хозяйству и продают продукты в гг. Семипалатинске (180 вер.) и Змеиногорске. Иногда, впрочем, заезжают в поселок скупщики, но они всегда покупают ниже существующих цен; провоз до городов стоит коп. 15 с пуда, сено скупают в соседних старожильческих селениях.
   Платежи и повинности. Волостной сход разверстывает податной оклад на всю волость, Приходящийся на Ивановку оклад разверстывается по 2 разрядам бойцов: с 15 до 18 1/2 лет и от 18 1/2 до смерти, причем с первого разряда сходит 3 рубля. Недостающую до полного оклада сумму раскладывают по пашне и по скоту - с десятины пашни 30 коп., с головы крупного скота 25 коп. и с овцы 5 коп. Число хозяев, о платежах которых имеются данные, 108, причем платежей в среднем приходится на одно хозяйство 12 рублей.
   Стоимость водворения в селении новоселов. Из хозяйств платили за приемные приговоры 12 или 5 руб., средняя стоимость приговора на семью 11 руб. 90 коп.
   [...]

Пос. Никольский, Жуланихинской волости, Барнаульского округа.

   Общие сведения о поселке. Поселок находится: от волости и ближайшей церкви в 40 вер., от торжка в 130 вер., ближайшего селения старожилов - 6 вер.; ближайшего поселка 3 вер, и ближайшего врачебного пункта со школой в 25 вер. Судоходная река от поселка в 130 вер., а сплавная в 1/2 вер.; строевой лес в 15 вер., а дровяной в 3 вер.
   Поселок образован в 1880 году на 151 душу. В момент же переписи в поселке оказалось 92 хозяйства с 472 душ обоего пола, 228 мужч. и 244 женщ. Из общего числа хозяйств причисленных было 48 с 261 душ обоего пола, 123 мужч. и 138 женщ. и непричисленных 44 хозяйства в 211 душ обоего пола, 105 мужч. и 106 женщ.
   Краткая характеристика поселка. Общий характер местности: холмы, высокие гривы, лога, согры; большая часть пашен расчищена из под леса, и теперь только кое-где встречается по сограм березняк. Водой жители поселка пользуются из речки Мишихи и Сунгая в продолжение всего года; на полях, кроме упомянутых речек, Мостовой и Боровушки, есть также прекрасные ключи по сограм.
   Заселок расположен при впадении Мишихи в Сунгай; в нем 4 улицы, одна из которых поперечная; дома большей частью крыты тесом.
   Всего жилых построек 76; из этого числа домов 11 и изб 65. Число хозяйств, не имеющих собственных жилых построек, равно 18, или 19,6 % всех наличных хозяйств.
   История поселка. Семь семей Пермской губернии Камышловского уезда, Кунорской волости и 5 семей Каменки, Куликовой и др., поселившихся в разное время и живущие года по 3 в дер. Сунганской Верх-Чумышской (ныне Жуланихинской) вол., узнавши от старожилов о пустолежащих землях, испросили разрешение земельной части и в 1880 году по отмежеванию их участка поселились на новом месте. В 1881 году к ним присоединились приехавшие из дер. Королевой, Белоярской волости Барнаульского округа семь семей Богородского уезда Тульской губ.
   В 1882 году поселились здесь же 7 семей Пермской губ. Камышловского уезда, переехавших из дер. Боровушки, Верх-Чумышской вол. Барнаульского округа, вследствие того, что местные крестьяне сломали чувалы за неплатеж накладок по 1-2 руб. в год. После этих ежегодно приходили по 3-8 семей жители Пермской и Тульской губ., вызванные письмами родственников и знакомых, и по слухам жители Вятской губ. Глазовского уезда.
   Вследствие малого количества пахотных угодий перечислилось по старожилам 5 семей.
   Многие также думают уходить на новые места, если им не будет увеличено количество земли или не будет возвращена значительная площадь пахотной земли, отнятая у них крестьянами заселка Мишенского. В 1894 году кроме того было выбито градом до 25 десятин.
   Причисляются с первого года и по бланкам и по приемным приговорам общества до настоящего времени.
   Положение непричисленных довольно тяжелое, что видно из того, что размер полеток простирался от 5 до 10 руб. в то время, как причисленные платили только 80 коп. Только настоящие старшины понизили размер полеток в последнее время до 4 руб. Что же касается до пользования земельными угодьями, то и здесь выгода на стороне причисленных. Непричисленные пользуются выгоном и только немногие из них пашней и сенокосом, хотя и несут все натуральные повинности.
   Из наличных хозяйств полетки платят 28 или 30,4 % причем в среднем на семью полеток приходится 4 р. 71 к.
   Землевладение и землепользование. В пользовании крестьян находится 2787,3 дес. земли, в том числе удобной 2268,5 дес., неудобной 519 дес., пахотной - 2003, 8, сенокосной - 57,7, особого выгона нет. В среднем же на одно наличное хозяйство приходится на пашню 21,8 и на сенокос 0,6 дес., а на 1 наличную мужского пола душу пашни 8,8 дес. и сенокоса 0,3 дес.
   Землей селение Никольское владеет отдельно от других селений. Лет 8 тому назад крестьяне заселка Мишихи захватили в свое пользование почти 1/2 участка на том основании, что столбы, поставленные при межевании в 1890 году, они считают подложными.
   Сенокосы по лугам, по речкам Мостовой и Ларихе и по падям делят по душам плательщиков, считая в том числе тех непричисленных, которые имеют приемные договора, делить же их стали лет 8 тому назад.
   Пахотная же земля находится в вольном пользовании. Из наличного числа хозяйств 27 хозяйств не имеют душевых сенокосных пайков, что составляет 29,3 % всех хозяйств, а не пользуются сенокосом вовсе 12 хозяйств или 13 %.
   Аренда. Арендуют преимущественно пахотную землю, причем два года арендовали обществом, но теперь арендуют только 15 хозяйств по 80 коп. за десятину. Арендовать же стали 8 лет тому назад. Общее число хозяйств, арендующих пашню, доходит до 12, или 13 %, а покос до 32, или 34,8 %. В среднем на одно арендующее пашню хозяйство приходится 2,9 дес. арендной пашни.
   Земледелие. Пахотный слой черный от 10-12 вер. толщиной и суглинковый по 4 вер. в тех местах, где были сосновые леса. Нови встречаются редко; сеют на них подряд три года: первых два года пшеницу, а на третий овес; потом уже начинают парить; на парах сеют пшеницу или рожь, а на жниве (второй год) овес. Истощение выпаханной почвы выражается появлением сорных трав, как то: осот, жабрей, молочник и др.
   Были попытки удобрения навозом и мякиной и оба раза дали блестящие результаты, но на этом дело и кончилось, потому что "силы нет возить назем", как говорят крестьяне.
   Пашут обыкновенно на 3-х лошадях новину - два раза, а после жнива один раз, на глубину от 3 до 5 вершк. Подготовленная к посеву почва боронится в 8-12 борон., а под рожь в 4. Готовая соха стоит от 5 до 8 руб., борона 1 руб., сошник 1 руб. 20 коп. - 1 руб.70 коп., зубья к бороне по 8 коп. фунт, косы 80 коп. -1 руб.; серны 25-80 коп.; покупают эти орудия в заводе Гурьевском и в гор. Барнауле.
   В 1887, 1888 и 1894 году были засухи, отчего хлеба были малорослы и не так примолотны. Первые годы вредили также посевам инеи.
   Почти у половины домохозяев не хватает своего хлеба до нового; в таких случаях зарабатывают мастерством, берут взаймы или под летние работы.
   Общая площадь земли, бывшей в обработке, простиралась до 549 дес. Средняя площадь запашки на 1 наличное хозяйство 6 дес. и на одно хозяйство, имеющее запашку 8,9 десятин. Число хозяйств, не имеющих запашку посева, равно 30, или 32,6 %. Из наличных хозяйств землю своим скотом обрабатывали 46 или 50 %, наймом 11 или12 % и супрягой 6 или 6,5 %.
   Рабочие руки в земледельческом хозяйстве. Посевы начинаются с 23 апреля до конца мая; сенокос с Петрова дня до страды, которая начинается с Ильина дня и продолжается до 15 сентября. Многие из крестьян уходят страдовать по своей и другим волостям. Работнику обыкновенно платится на хозяйском содержании 40 коп. в день; полетчику 25 коп. Поденщику при уборке сена 35 коп., при уборке хлеба 50 и зимой 20 коп.; поденщик же в сенокос 25 коп., в жнитво 40 коп. Наем рабочих помесячно практикуется только зимой, причем работнику платится в месяц по 4 рубля на хозяйском содержании. За распашку мякоти 4 руб. на своем содержании, за бороньбу тоже на своем содержании. За уборку десятины хлеба 6-7 руб.; за уборку десят. сена 10 руб. на хозяйском содержании.
   Скотоводство. Скот обыкновенный. На подножный корм его пускают с Егорьева дня и до 15 октября, иногда и раньше. Лошадь стоит 15 руб., корова 12 и овца 1 рубль. В 1884 г. выпал весь скот от чумы, остались только 7 штук с телятами. В 1893 г. пало от хромоты до 50 штук. От замору каждый год падает не меньше пяти лошадей. Случаев конокрадства мало, так что за все время потеряно только 5 лошадей. Всего население содержит скота: крупного 609 и мелкого 488 гол. В этом числе лошадей рабочих 210, нерабочих 91; молочного скота дойного - 129, недойного 179. Всех хозяев, не имеющих рабочих лошадей, - 10, или 10,9 %, и без всякого скота 8, или 8,7 %. В среднем на наличное хозяйство приходится 2,3 рабочих лошадей, молочного скота 3,3 и вообще всякого скота в переводе на крупный 7,5 голов.
   Главнейшие неземледельческие промыслы. Из числа крестьян дворов 15 занимаются плотничеством, при заработке от 20-30 руб. в год. Дворах в 7 занимаются пилкою. Пильщик зарабатывает приблизительно столько же, как и плотник. В селе также 2 портных.
   Пчеловодство развито мало, всего 5 пасек, и на одно хозяйство, имеющее пасеку, в среднем приходится только 13,6 колодок.
   Кредит и торговля. Практикуются займы от 3 до 5 и больше рублей без процентов. Случается также задаванье денег под летнюю или весеннюю работы.
   Лавки и кабака нет; приходится ездить или в с. Жуланиху (3 вер.), или в с. Семено-Красилово (14 вер,), или в г. Барнаул (140 вер.). Из Барнаула же приезжают скупщики покупать семена конопли, льна, затем кудель, щетину, масло.
   Платежи и повинности. Податной оклад между селениями разрабатывает волостное правление, причем убылых душ селения берут за себя. Казенные сборы раскладываются на бойцов, скот и запашку. Бойцы от 15 до 60 лет; полубойцев нет.
   На душу платежей приходится: казенных 1 руб. 89 коп. и волостных 1 руб. 20 коп. С головы крупного скота (со второго года) платится 10 коп., с одной десятины запашки тоже 10 коп. Подати эти раскладываются 6 раскладчиками.
   Стоимость водворения в селении новоселов. Из наличных хозяйств за приемные приговоры платили 56 или 60,9 %, причем стоимость приговора на семью равнялась 10 руб. 75 коп.
   [...]

Зас. Смышляева, Ильинской волости, Кузнецкого округа.

   Общие сведения. (Расстояние от волости, врачебного пункта и школы 35 вер., от торжка и сплавной реки 40 вер., от селения старожилов 4 вер., поселка 20 вер., церкви вер., от судоходной реки 250 вер., от строевого леса 5 и дровяного 2 вер.).
   Заселок основан в 1866 г. и назначен под поселение 190 душ. В перепись в нем оказалось 62 двора с 422 душами - 211 муж. и 211 жен.; в том числе 61 двор причисленых переселенцев - душ 419 ( 210 муж. и 209 жен.) и 1 двор старожилов с 3 душами - 1 муж. и 2 жен.
   Краткая характеристика селения. Заселок находится в 4 верстах от черни, в гористой и болотистой местности, на берегу р. Егоса, кроме которого в даче протекают еще Кара-Чумыш и Темовка. Заселок один из лучших по застройке. Жилых строений 66: домов 44 и изб 22. Бездомных нет.
   История селения. В 1866 г. здесь поселилось с разрешения Главного Управления 10 семей вятичей, ранее проживавших в деревнях В.-Чумышской и Исалиной. К половине 70-х гг. наехало много новых, стало тесно, и переселенцы выхлопотали себе размежевку от старожилов. Первое время сеяли хлеб лишь немногие; большинство жило плотничаньем, пимокатством и пр. К концу 70-х гг. стали пахать все, и в 80-х уже все целики были распаханы. Малоземелье заставило уйти отсюда семей 20; оставшиеся тоже жалуются на недостаток земли. Приписка все время по приговорам; пускали даром.
   Землевладение и землепользование. Всей земли 4688,7 дес. - неудобной 337,9 и удобной 4350,8 дес.; из них пашни 1424,9 дес., выгона 341,9 и сенокоса 421,6 дес. На хозяйство в среднем пашни 23 дес. и сенокоса 6,8 дес., а на мужскую душу пашни 6,8 и сенокоса 2 дес. Спор из-за сенокосов идет с д.д. Софоновой и Усятской.
   Сенокосы поделены; каждый год идет свалка и навалка вышедших и входящих в оклад душ.
   Аренда. 2 хозяйства - 3,2 % снимают пашню; на каждое в среднем приходится по 0,5 дес.
   Земледелие. Почва ближе к черни - черная, а к степи - "седая", серая; последняя считается лучшей. Подпочва - глина. Часть пашен расчищена из-под леса. Хозяйство залежно-паровое: 3 посева - пар - 2 посева - затем 5 раз посев - пар, после чего дают земле 5 лет отдыхать. Залежь и пар пашут 2 раза, жнивье - 1, на 3 лошадях. Сохи-двойчатки стоят 5 руб., зубья к бороне 1 руб.; покупают в Гурьевске. Есть 2 веялки.
   Бывают засухи и инеи, бывают и вредные росы. Своего хлеба не хватает 2-3 семьям. Общая площадь запашки 411,8 дес.; средняя на наличное хозяйство 6,6 дес., а на двор с запашкой 7,9дес. Беспосевных хозяйств 10 - 10,1 %. Своим скотом обрабатывали землю 47 хозяйств - 75,8 %, и наймом 5 - 8,1 %.
   Рабочие руки в земледельческом хозяйстве. Для полевых работ нанимают. Из местных жителей семей 7-10 уходят сами страдовать. Вперед под работу деньги задают. Разница в них такая: 100 копен вперед - 6-7 руб., а в покос - 10 руб.; десятина хлеба вперед 4 руб., а в жатву - 6-6 1/2 руб.; поденно вперед 30-35 коп., а летом 40-50 коп. Годовая плата работнику 30-40 руб. и одежда.
   Скотоводство. Породы и уход за скотом - обычные. Эпизоотий не было. Конокрадства нет. Крупного рогатого скота держат 849 голов, мелкого 701. Лошадей рабочих 206, нерабочих 168; молочного скота дойного 193 и недойного 282 головы. Без крупного рогатого скота и безлошадных по 1 семье - 1,6 %. На хозяйство приходится рабочих лошадей 3,3, молочного скота 7,7 и всего скота в переводе на крупный 15,6 голов.
   Главнейшие неземледельческие промыслы. 28 хозяйств имеют пасеки по 34 улья в среднем на каждое. Есть дегтярный завод, принадлежащий 3 братьям. Занимаются также плотничеством, пимокатством, пиленьем леса, выделкой овчин. Особенного значения эти промыслы не имеют - ими занимаются в свободное от полевых работ время - "между делом".
   Кредит и торговля. Мелкие суммы занимают друг у друга без %, или занимают под работу у старожилов. Есть мелочная лавочка у местного крестьянина. Покупают также нужное для домашнего обихода и в Кузнецке и на Бачатской ярмарке; там же продают и продукты своего хозяйства.
   Платежи и повинности. Платежи раскладываются на бойцов (с 16 до 60 лет), разделенных на 14 разрядов соответственно здоровью и состоятельности. Точные данные есть о платежах 53 семей, которые уплачивают в среднем по 12 руб. 61 коп.
   Стоимость водворения. 6 дворов - 9,7 % - платили за прием по 14 руб.17 коп. в среднем на каждое.
   [...]

Пос. Таловка Ануйской волости, Бийского округа.

   Общие сведения о поселке. (Поселок находится от волостного правления, школы, врачебного пункта и торжка в 15 вер.; церкви, старожильского селения в 12 вер.; переселенческого поселка 8 вер.; судоходной и сплавной реки 60 вер.; строевого и дровяного леса 40 вер.).
   Поселок образован в 1878 г. на 133 души. По переписи оказалось 37 хозяйств, с 228 душами об. п., 117 муж. и 111 жен.; в том числе переселенцев причисленных 11 хозяйств, с 75 душ об. п. - 40 муж. и 35 жен.; переселенцев непричисленных 9 хозяйств, с 42 душ. - 21 муж. и 21 ж.; переселенцев старожил 17 хозяйств, с 111 душ об. Пола - 56 муж. и 55 жен.
   Краткая характеристика поселка. Поселок Таловка расположен в горах, на берегу речки. Колесной дороги к поселку нет. Жилых построек в поселке 34, из них 22 дома, 12 изб, 8 хозяйств, не имеющих никаких построек, что составит 21,6 %.
   История поселка. 5 семей раскольников из поселка Михайловского, утомленные непрерывной борьбой в продолжении нескольких лет с казаками соседних селений из-за грани, а также, может быть, недовольные православными односельчанами, поселились здесь и в 1878 г. получили разрешение от Главного Управления Алтайского округа на образование здесь поселка, к ним стали селиться из разных старожильских селений и Пермской губернии. Население состоит из православных единоверцев и беспоповцев.
   Население недовольно отсутствием дорог и горами; были случаи ухода, так, например, семей десять перечислилось в старые соседние селения. Приписка продолжается по разрешительным свидетельствам Главного Управления Алтайского округа. Некоторые берут приемные приговоры и платят за них до 10 руб. с души.
   Непричисленных в поселке 9 семей; некоторые пришли в голодные года на заработки (прокормиться).
   Непричисленные состоят в раскладе и несут натуральные повинности, пользуются пашней и сенокосом и друг. угодьями. 11 хозяйств, или 29,7 %, платят "полетки", в среднем на семью 3 руб. 5 коп., за что пользуются выгоном и пашней. Те, которые не платят "полетков", по приговору общества должны уходить.
   Землевладение и землепользование. Участок в 1894 г. еще не был отмежеван от соседних дач поселков Михайловского и Березовки, что служило поводом для споров. Михайловцы на основании предписания, выданного им до основания Таловки, пользуются пустолежащими местами и в некоторых местах не позволяют таловцам пахать. Последние жаловались в Главное Управление Алтайского округа - но получили отказ. Пахотными землями пользуются вольно; сенокосы делят по душам. Душевой паек до 50 копеек. В даче 2008,6 дес. удобной земли и неудобной 464,7 дес., а всего 2473,3 дес.; пахотной 671,2 дес., сенокосной 289 дес. и выгона 1140,4 дес. На 1 наличное хозяйство приходится пашни 15,4 дес., сенокоса 7,8 дес.; на 1 наличную душу м.п. в среднем приходится пашни 4,9 дес., сенокоса 2,5 дес. Из наличных хозяйств не пользуются сенокосом и душевыми пайками 5 или 13,5 %.
   Аренда. В аренду берут исключительно сенокосы; всего хозяйств арендующих покосы 6 или 16,2 %.
   Земледелие. В низких местах чернозем мощностью до 1/4 арш., а выше каменистая почва, непригодная для земледелия. На новых землях сеют 3 года пшеницу, а 2 овес, потом появляются сорные травы, и землю бросают отдыхать. За недостатком пахотных земель начинают переходить к паровому хозяйству и трехпольному севообороту: пшеницу, овес и пар.
   Пашут залежь один раз, пар два, глубиной до 3 верш., на 5-6 лош. Плуг стоит 8-10 руб.; деревянная борона, с железными зубьями - 1 1/2 руб. Молотят лошадьми и изредка молотилкой, которую трудно перевозить по горам. Белотурка года через 3 перерождается.
   Вредят посевам заморозки, так, напр., в 1883 голу вымерз почти весь хлеб.
   Общая площадь земли, бывшей в обработке - 319 десят. Средняя площадь запашки на 1 наличное хозяйство 8,6 дес., и на имеющее запашку, в среднем приходится 10,3 дес. Число хозяйств, не имеющих посева 6, или 16,2 %. Из наличных хозяйств обрабатывают землю своим скотом - 23, или 62,2 %, наймом 2 хозяйства, или 5,4 % и супрягой 7, или 18,9 %.
   Рабочие руки в земледельческом хозяйстве. На сторону из жителей никто не ходит, даже сами для летних работ нанимают переселенцев. Сдельная плата на своем содержании за распашку десятины от 2-4 руб., бороньба 1 1/2 руб.; на хозяйских харчах за уборку десятины хлеба 6 руб., уборка сена 2 руб. 25 коп.; поденная плата мужчин 50 коп., женщин 40 коп. Годовая плата работнику 35-50 руб., кроме одежды, обуви дается и белье.
   Скотоводство. Порода скота местная, держится на подножном корму с марта до ноября. От чумной эпизоотии, бывшей в 1884-85 гг. осталось всего голов 20. Цена на скот следующая: лошадь - 15 руб., корова - 10 руб. и овца 1 1/2 руб. Наличное население содержит крупного скота 750 гол., мелкого 740 гол., в том числе лошадей рабочих 237 гол., нерабочих 141 голова; молочного скота дойного 143, недойного 229 гол. Число хозяйств без крупного рогатого скота - 7 или 20 %; без скота хозяйств нет. В среднем, на 1 наличное хозяйство приходится рабочих лошадей 6,4 гол., молочного скота 10,1 и всякого скота, в переводе на крупный, 23,6 голов.
   Главнейшие неземледельческие промыслы. 17 хозяйств занимаются пчеловодством, имея каждое в пасеке в среднем 34,9 колодки.
   Кредит и торговля. Кредит не развит. Задают под работу; взявший теряет на десятине до 2 руб. Покупают и продают в Сибирячихе и Коробейниковой на ярмарке. Хлеб скупают на месте приезжие скупщики, иногда сами возят продавать в Усть-Чарыш (60 вер.); плата за провоз до этих селений 4-5 коп. с пуда.
   Платежи и повинности. Все платежи разверстывает по селениям волостное управление. В Таловке раскладку производит сельский сход, по количеству скота, распашки и годных работников. За убылые души каждое общество платит отдельно. С 15 до 48 лет считается полный боец и несет все сборы - казенных 1 руб. 70 коп., мирских со скотины 7 коп. и с десятины 20 коп.
   В 1894 году считалось недоимки за Таловским обществом 56 руб., начисленной на вновь причисленных новоселов, которые не дождались причисления и разошлись по разным селениям Алтайского округа.
   25 хозяйств, о платежах которых имеются точные сведения, в среднем такое хозяйство платило 7 руб. 42 коп.
   Стоимость водворения в селении новоселов. Из наличных хозяйств за приговор платило 1 или 2,7 %, заплачено было 10 рублей за семью.

Алтайский сборник. 1899. Т. IV. Вып. II. С. 16-21, 170-174, 345-350, 487-489, 549-552.

40. Объявление о запрете приписки самовольных переселенцев.

21 июля 1899 г.

Начальник Алтайского Округа, на основании распоряжения Его Высокопревосходительства г. Министра ИМПЕРАТОРСКОГО Двора, объявляет переселенцам следующим самовольно (по паспортам и другим документам), что переселение на свободные Кабинетские земли и на сполна заселенные поселки в уездах: Барнаульском, Бийском, Змеиногорском, Кузнецком и южной части Томского, допускается не иначе, как по испрошении предварительного разрешения Гг. Министров ИМПЕРАТОРСКОГО Двора и Внутренних Дел; вместе с тем, в силу приведенного распоряжения Министра, не будет допускаться и прием новых членов в общества заполненных переселенческих участков.
   Ввиду этого и во избежание могущих произойти для переселенцев материальных убытков, Начальник Округа предупреждает переселенцев, что полученные ими вопреки настоящего распоряжения приемные приговоры от населения, как заполненных, так и незаселенных переселенческих участков, будут признаваться недействительными.
   Г. Барнаул, Томской губернии 21 июля 1899 года.

   Начальник Алтайского Округа
   Генерал-майор Болдырев.

Центр хранения аривного фонда Алтайского края. Ф. 4. Оп. 1. Д. 2241. Л. 187. Рукописная копия.

41. Постановление Томского губернского управления об устройстве запасных церковных участков в Алтайском округе.

31 августа 1900 г.

Журнал
Присутствия Томского Губернского Управления.
Крестьянского Отделения.
На 31 августа 1900 года.

№ статьи
1750

   Общее Присутствие Губернского Управления, в заседании 11 июля с.г. обсудив, при участии командированного Епископом Томским и Барнаульским Макарием представителя епархиального ведомства Протоирея Добротворского, вопрос относительно определения главных условий, при которых то или другое селение подлежит внесению в списки селений, в коих должны быть отведены запасные участки для могущих быть открытыми впоследствии церквей на основании ВЫСОЧАЙШЕ утвержденного 31 мая 1899 года мнения Государственного Совета о поземельном устройстве крестьян и инородцев Алтайского округа, журналов от 11 июля за № 1387 определено: 1) указанными в п. 6 разд. 11 ВЫСОЧАЙШЕ утвержденного 31 мая 1899 года Мнения Государственного Совета считать те селения, кои отстоят от существующей церкви не ближе 15 верст и имеют населения не менее 200 душ мужского пола, причем селения, расположенные ближе 15 верст к селению, в коем будет признано необходимым открытие церкви, входят в состав нового проектируемого прихода. В случае неудобств пути сообщения и затруднений такового разливом рек при сообщении с церковью расстояние селения, где признается необходимым устройство церкви, может быть и менее 15 верст, и просит Его Преосвященство сообщить общему присутствию свое заключение по настоящему определению.
   Ныне от - Августа за № 6506, Епископ Томский и Барнаульский сообщил Господину Начальнику Губернии следующее:
   "Вследствие отношения Вашего Сиятельства, от 15 июля с.г. за № 6316, и приложенного к нему журнала Присутствия Томского Губернского Управления относительно определения главных условий, при которых те или другие сведения могут быть признаваемы подлежащими внесению в список селений, в коих должны быть отведены запасные земельные участки, и которыми требуется по поводу изложенного в сем журнале от меня отзыв, считаю долгом сообщить Вашему Сиятельству следующее: главные условия, сказано в журнале, коими должны руководствоваться епархиальные и губернские начальства при определении, в каких селениях могут быть открываемы церкви, или иначе, строиться церкви с открытием при них самостоятельных приходов и в коих на основании ВЫСОЧАЙШЕ утвержденного 31 мая 1899 года Мнения Государственного Совета разд. 11, п. 6 о поземельном устройстве крестьян и инородцев в Алтайском Округе могут быть отводимы запасные церковные участки земли в количестве 99 десятин, Присутствием Губернского Управления указаны следующие: а) чтобы селения имели в себе не менее 200 душ м.п. и б) чтобы селения, имеющие означенное число душ, находились не ближе 15 верст от церкви; при чем селения, расположенные ближе 15 верст к селению, в котором предположена самостоятельная церковь, должны входить в состав прихода этой церкви; исключение из сего правила дается только тому селению, которому препятствием в сообщении с церковью служит река и в котором по сему может быть построена самостоятельная церковь ближе указанного расстояния. Соглашаясь вполне с положением Присутствия Губернского Управления относительно количества душ м.п. селения, в котором должна быть самостоятельная церковь (не менее 200 душ), не могу при этом изъявить своего согласия, чтобы селение это находилось от приходской церкви не менее 15 верст по следующим причинам: 1) церковь должны посещать все православные христиане, без различия пола и возраста, присутствовать при Богослужениях в дни праздничные и воскресные; поучаясь здесь вере и благочестию, а в дни поста должны освещаться таинствами исповеди и Св. Причастия. Обязанности эти без всякого затруднения могут быть исполнены лишь в том случае, когда церковь находится в одном с ними селении, или по крайней мере на расстоянии 5 или немного более верст, при большем же расстоянии они являются неисполнимыми и особенно теми из прихожан, которые по бедности своей не имеют у себя собственной лошади. 2) Существующее ныне в простом народе невежество в знании истин Православной веры, усиление в нем грубых пороков и распространение среди него раскола суть последствия дальнего расстояния селений от церквей, редкого посещения или даже совершенного непосещения их. 3) Приходский священник обязан знать всех своих прихожан и кроме отправления Богослужения и проповеди в церкви, учить вне ее своих пасомых вере и правилам нравственности, и с этой целью как можно чаще посещать свои приходские селения, но при разбросанности последних и при том дальнем расстоянии, какое проектируется Присутствием Губернского Управления, это является ему непосильным и даже невозможным, если присовокупить к сему то, что для него не полагается обывательской подводы. Кроме того приходский священник есть и законоучитель в народных школах, обязанный каждую школу в своем приходе посещать не менее двух раз в неделю, а их у него в приходе может быть не одна. Расстояние между церковью, где имеет жительство священник и приходской деревней, проектируемое Присутствием Губернского Управления, опять является для священника препятствием, ни чем не устранимым в отношении успешного преподавания им в школах закона Божия, а последствием сего могут быть недостаточные успехи учеников в знании оного, что и бывает в самом деле там, где в приходе один священник, а школ много.
   На основании изложенного, приняв во внимание: а) что есть в епархии самостоятельные церкви, отстоящие друг от друга в расстоянии от 10 и ближе верст и постройка их вызвана, без сомнения, необходимостью и в настоящее время поступают неоднократные просьбы ко мне от крестьян относительно построения церквей с образованием при них приходов в таком же расстоянии, б) тем же ВЫСОЧАЙШЕ утвержденным 31 мая 1899 года Мнением Государственного Совета определено назначать запасные церковные участки земли для переселенческих участков безотносительно в каком расстоянии они могут находиться от приходских церквей, без сомнения могут находиться и ближе 10 верст, а также для сельских школ в норме 15 дес. на каждую при одном лишь том условии, если в селении находится не менее 150 наличных душ м.п., б) определением Святейшего синода, состоявшемся 7/30 июля т.г. за № 2503, обязанность законоучителя в сельских школах возложена преимущественно на приходского священника [...] и в) что на распространение церквей в Сибири в целях противодействия невежеству простого народа, усилению среди его грубых пороков и различных лжеучений обращено внимание правительства и Самого ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА, заботливо относящегося к умножению в Сибири церквей и изыскивающего для сего необходимые средства; руководствуясь изложенным, я мнением своим полагал бы: селения, которые могут быть признаваемы подлежащими внесению в список селений, в коих должны быть отведены, на случай открытия в них самостоятельных церквей, запасные церковные участки земли суть те: которые имеют в себе не менее 200 душ м.п. и которые находятся от приходской церкви и одни от других в расстоянии не ближе 5 и не далее 8 верст, за исключением тех из них, которым в сообщении с церковью препятствует река или где заметно усиление раскола и др. лжеучений; такие селения при меньшем расстоянии могут быть признаны подлежащими внесению в сказанный список. Общее Присутствие ОПРЕДЕЛЯЕТ: принять изложенные в отношении Его Преосвященства Епископа Томского и Барнаульского соображения к руководству при определении селений, в коих должны быть отводимы запасные церковные участки и копию с сего журнала сообщить г. Заведывающему поземельным устройством в Алтайском округе. Подлинный за надлежащим подписом.

   С подлинным верно: Делопроизводитель

   Сверял
   За Помощ. Делопроизводителя Вдовин,

   С копией сверял Секретарь Тыжнов.

   Верно: Старший Производитель работ [подпись неразборчива]

Центр хранения аривного фонда Алтайского края. Ф. 29. Оп. 1. Д. 366. Л. 13-14 об. Заверенная копия.

42. Выдержка из отчета ревизора по податной части Дмитрия Киреевского о ревизии податных чинов Тобольской губернии.

Октябрь 1905 г.

[...] В настоящее время интенсивно идет заселение урманной части Тарского уезда и Притавдинской округи Туринского, все - так называемые трудные участки. Однако во главе этого дела на местах поставлены нередко люди совершенно с ним незнакомые (напр., в Туринском уезде некий Чудновский, попавший в переселенческие чиновники непосредственно из акциза). Участки нарезаются без всякого соображения с действительными нуждами переселенцев. Сплошь и рядом основные участки значительно хуже запасных, но Управление Государственных Имуществ крепко держится за эти последние, которые дают ему доход в качестве оброчных статей, и будут давать его впредь до полного заселения основных участков, что далеко не всегда осуществимо, так как переселенцы разбегаются. По какой-то странной случайности общим правилом является то, что места, отводимые под поселки, именно для этой цели совершенно не годны. Самое водворение переселенцев ныне никого не интересует. Податные инспекторы, вопреки циркуляру Департамента Промысловых Сборов от 18 Июля 1897 г. за № 6122, вовсе не принимают в нем участия. Крестьянские начальники и переселенческие чиновники относятся к делу исключительно формально: дадут переселенцу записку к старосте - и все. Впрочем, нередко переселенцы водворяются и самостоятельно, или при помощи какого-нибудь малоопытного проводника, что конечно вносит подчас невозможную путаницу.
   Ссуды раздают весьма часто достаточно нецелесообразно, чаще всего мелкими суммами, которые никакой существенной пользы делу не приносят, так как не дают переселенцу возможности стать на ноги, обзавестись хозяйством, окрепнуть, а только приучают его к вечному попрошайничеству. Нечего и говорить, что ни к чему хорошему описанные порядки привести не могут. [...]

Российский государственный исторический архив. Ф. 573. Оп. 20. Д. 617. Л. 16-16 об. Подлинник, машинопись [1].

  [1]  Переселенческая тематика попала в круг вопросов, рассматриваемых ревизором, в связи с включением переселенческих поселков в оклад государственной оброчной подати, собиравшейся с крестьян. Слабую постановку этой работы и вообще переселения Д. Киреевский назвал одной из причин недостаточного объема поступлений окладных сборов по Тобольской губернии. Работа по включению переселенческих поселений в оклад началась только в 1905 г. по настоянию Департамента окладных сборов Министерства финансов. До этого управляющий Тобольской казенной палатой, по соглашению с губернской администрацией, намеренно освобождал новоселов от уплаты оброчной подати, считая их хозяйства недостаточно окрепшими.

43. Мемория Совета Министров о предоставлении дополнительных льгот переселенцам.

[Не позднее 10 марта]

"Мемория Совета министров 7 марта 1906 г."

   Высочайше утвержденным 6 июня 1904 г. мнением Государственного совета были установлены две категории переселенцев: во-первых, вообще сельские обыватели и мещане-земледельцы, которые бы пожелали воспользоваться правом свободного переселения, и, во-вторых, переселенцы, пользующиеся особым содействием правительства; к числу последних относятся лица, направляющиеся в некоторые отдаленные, точно определенные в законе местности или идущие из местностей малоземельных и густо населенных, признанных установленным порядком нуждающимися в разрежении населения.
   Ввиду двухлетней приостановки переселенческого движения по случаю войны в настоящее время во многих местностях России имеется значительное число лиц, желающих переселиться на новые места. Стремясь оказать им возможную помощь, Главное управление землеустройства и земледелия, по согласию с подлежащими ведомствами, признало необходимым в 1906 г. оказать правительственное содействие переселенцам из всех губерний Европейской России. Ввиду затруднений, встреченных при возобновлении действия льготного тарифа, не оказалось, однако, возможным своевременно объявить о порядке применения закона 6 июня 1904 г. в текущем году [1]. Между тем отзывы местных губернаторов удовлетворяют неотложность принятия мер к оказанию помощи весьма значительному числу лиц, задумавших переселиться. При этом ввиду краткости срока, остающегося крестьянским учреждениям для рассмотрения до весны ходатайств сельских обывателей о разрешении посылки ходоков и переселения, представляется существенно важным установить временно, для нынешнего года, особый упрощенный порядок удовлетворения таких ходатайств.
   Исходя из изложенной точки зрения, Главное управление землеустройства и земледелия предполагает в виде временной меры на текущий год:
   1) не сосредотачивать выдачи разрешений на переселение в уездных съездах, но предоставить повсеместно земским начальникам беспрепятственно выдавать разрешения на посылку ходоков и на переселение с содействием правительства без обследования экономического положения общества, к которому принадлежат переселяющиеся, и
   2) оказывать установленные в законе льготы всем вообще получившим таким путем разрешение на переселение.
   Вместе с тем предполагалось для поощрения в особых случаях организовать бесплатную перевозку по железным дорогам и водным путем для ходоков и переселенцев из среды крестьянских обществ, особенно нуждающихся в правительственной помощи.
   Совет министров всецело разделяет мысль о необходимости предположенным путем упростить порядок разрешения переселения и допустить повсеместно возможно более широкое содействие переселенцам. Вместе с тем, однако, в отношении полной оплаты проезда Совет встретил сомнения в целесообразности установления такой льготы при посредстве уездных съездов. Подобный порядок мог бы вызвать стремление со стороны населения использовать означенную льготу в тех случаях, когда обычные способы содействия переселению вполне достаточны. В иных же местностях предположенное правило могло бы привести к тому, что большинство, стремясь получить бесплатный проезд, стало бы обращаться с ходатайством по-прежнему исключительно в уездные съезды вместо установленного упрощенного порядка обращения к земским начальникам.
   Не отрицая желательности особых мер правительственной помощи в исключительных случаях отдельным переселенцам, обществам и товариществам, для которых переселение при иных условиях совершенно неосуществимо, Совет министров признавал, что в этом отношении следует ограничиться предоставлением главноуправляющему землеустройством и земледелием принимать расходы по перевозке таких переселенцев на счет переселенческих кредитов, сообразуясь каждый раз с ходатайством местных учреждений и размером отпущенных по общей смете средств.
   По изложенным соображениям Совет министров полагал:
   I. Испросить высочайшее соизволение Вашего императорского величества на установление в нынешнем 1906 г. в виде временной меры нижеследующего порядка применения закона 6 июня 1904 г. о переселении крестьян и мещан-земледельцев на казенные земли за Уралом.
   1. Посылка ходоков для приискания, осмотра и зачисления свободных казенных земель под переселение в губернии Тобольскую, Томскую, Енисейскую и Иркутскую, области Амурскую, Приморскую, Акмолинскую, Семипалатинскую и Тургайскую и Верхотурский уезд Пермской губернии разрешается всем крестьянским обществам, товариществам и отдельным семьям крестьян или мещан-земледельцев. Ходокам этим предоставляется льготный железнодорожный проезд в избранные ими местности и обратно; для сего им беспрепятственно выдаются местными земскими начальниками или соответствующими им должностными лицами ходаческие, заменяющие вид на жительство, свидетельства и удостоверения на пользование удешевленным железнодорожным тарифом.
   2. Семьи, переселяющиеся на земли, для зачисления которых ими были предварительно отправляемы ходоки (п. 1), или же в местности, заселение коих вызывается видами правительства (ст. 2 закона 6 июня 1904 г.), пользуются также предусмотренными законом 6 июня 1904 г. льготами по переселению.
   3. Главноуправляющему землеустройством и земледелием предоставляется приостанавливать выдачу свидетельств на льготный и бесплатный проезд ходоков в те районы водворения, где обнаружится недостаток свободных переселенческих участков.
   4. Особое содействие правительства к переселению может быть оказываемо с разрешения главноуправляющего землеустройством и земледелием по ходатайству губернаторов: 1) отдельным домохозяевам, товариществам домохозяев или целым обществам, выселение коих с родины будет признано полезным для улучшения землепользования и упрочения земельного быта остающихся на родине малоземельных однообщественников или смежных обществ, в порядке, установленном статьями 3 и 4 закона 6 июня 1904 г. или соответствующими дополнительными узаконениями и распоряжениями подлежащих ведомств; 2) семействам нижних чинов, участвовавших в японской войне или удовлетворяющих условиям, указанным в статье 6 закона 6 июня 1904 г., либо призванных из запаса в 1904, 1905 и 1906 гг. В этих случаях стоимость льготного проезда переселенцев или ходоков к месту нового водворения железнодорожными или водными путями может быть принимаема за счет переселенческих кредитов. И
   II. Ст. 4 предшествующего отдела сего заключения в общее сведение не публиковать.
   
   Гр. Витте, М. Акимов, Д. Философов, К. Немешаев, А. Никольский, гр. Ив. Толстой, И. Шипов, Мих. Федоров [2].
   
   [Резолюция:] "Согласен". 10 марта 1906 г. Царское Село.

Совет Министров Российской империи 1905-1906 гг. Документы и материалы. Л.,"Наука", 1990. С. 321-323.

  [1] Речь идет о временных правилах о добровольном переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев. Льготы, предоставляемые переселенцам, перечислены в ст. 7-26 (ПСЗ III. Т. 24. № 24701).
  [2] Витте С. Ю. (1849-1915) - председатель Совета Министров с окт. 1905 по апр. 1906 г.; Акимов М. Г. (1847-1914) - министр юстиции в кабинете С. Ю. Витте; Философов Д. А. (1861-1907) - в 1905-1906 гг. государственный контролер; Немешаев К. С. (1849-?) - министр путей сообщения в кабинете С. Ю. Витте; Никольский А. П. - главноуправляющий землеустройством и земледелием вместо Н. Н. Кутлера с 27 февраля 1906 г.; Толстой И. И. (1858-1916) - министр народного просвещения в кабинете С. Ю. Витте; Шипов И. П. - министр финансов в кабинете С. Ю. Витте; Федоров М. М. - министр торговли и промышленности с 18 февраля 1906 г.

44. Мемория Совета Министров о землеустройстве переселенцев в Алтайском округе.

[Не позднее 21 апреля]

"Мемория Совета министров 18 апреля 1906 г."

   Высочайше утвержденным 27 апреля 1896 г. положением Комитета Сибирской железной дороги было разрешено устройство в Алтайском округе Кабинета Вашего императорского величества проживавших в оном в значительном количестве самовольных переселенцев. На основании сего положения в течение 1896-1898 гг. было водворено всего 181074 души. Ныне таких переселенцев в названном округе скопилось вновь свыше 200000 душ, которые, проживая неустроенными в земельном отношении, затрудняют возможность водворения в округе новых нуждающихся в земле выходцев из Европейской России. Вследствие сего министр императорского двора возбудил ходатайство об устройстве указанных проживающих в округе лиц на основаниях закона 27 апреля 1896 г.; при этом в зависимости от изменившихся за последнее время условий генерал-адъютант барон Фредерикс [1] признает необходимым внести в сей закон дополнения и изменения, вызываемые главным образом изданием некоторых касающихся земельного устройства населения Алтайского округа законоположений. Так, вследствие закона 31 мая 1899 г. о землеустройстве крестьян и инородцев Алтайского округа, предусматривающего порядок устройства переселенцев в местностях, в коих население получало земельное устройство, оказывается необходимым исключить из действия проектируемого закона уезды Томский и Бийский, где поземельно-устроительные работы закончены, и Барнаульский, где таковые работы начаты производством, и ограничить действие рассматриваемых правил уездами Змеиногорским и Кузнецким; равным образом Кабинет Вашего величества не считает себя вправе затрагивать вопрос об устройстве переселенцев, проживающих в городах округа, так как эти последние, получив земельные отводы, потеряли всякую зависимость от Кабинета. Далее, льготы для переселенцев в платеже денежных сборов предположено установить применительно к новому переселенческому закону 6 июня 1904 г. [2]
   По поводу сего дела Совет министров принял во внимание, что в настоящее время одной из главнейших забот правительства является устройство безземельных и малоземельных крестьян Европейской России и потому представляются особенно своевременными меры для скорейшего определения могущего быть им предоставленного земельного фонда. В Алтайском округе, земли которого издавна считаются крестьянами за наиболее пригодные для водворения, одним из препятствий для отвода земель под новых выходцев из Европейской России является неустроенное положение ранее прибывших в округ самовольных переселенцев. Ввиду сего Совет признал желательным скорейшее устройство их в зависимости от сего, не встречая препятствий к одобрению предположений министра императорского двора.
   Обращаясь к частностям проектированного постановления, Совет признал необходимым ближайшим образом согласовать оное с законом 6 июня 1904 г. о переселении и ввиду изъявленного министром финансов согласия представить водворяемым на землях Кабинета переселенцам установленные сим законом в отношении уплаты недоимок льготы, а также распространить на этих крестьян действие 20 ст. указанного закона относительно образования отдельных сельских обществ.
   Вместе с тем ввиду предположенного Государственным советом распространения на Алтайский округ действия постановлений общего переселенческого закона о приселении к старожильческим обществам, Совет, согласно ходотайству помощника управляющего Кабинетом Вашего императорского величества, признал во избежание недоразумений полезным указать в рассматриваемых правилах, что льготы, установленные для переселенцев, водворяющихся на участках, предоставляются и крестьянам, приселяющимся к старожильческим обществам.
   Усматривая далее, что производство вызываемых предположениями Министерства императорского двора работ проектировано возложить на особую комиссию из чинов Управления Алтайского округа при непременном участии крестьянских начальников, тогда как действующими переселенческими законами сия обязанность поручена сим последним должностным лицам и в то же время ближайшим образом права и обязанности указанных комиссий в проекте не определены, Совет признал более осторожным предоставить ближайшим образом определить обязанности сих комиссий министру императорского двора по соглашению с министром внутренних дел.
   Вследствие всего изложенного Совет полагал.
   I. Лиц сельского состояния и мещан, переселившихся до времени издания настоящего положения в Змеиногорский и Кузнецкий уезды Алтайского округа, ныне же перечислить по местам нового водворения с соблюдением ст. 21 и 22 высочайше утвержденных 6 июня 1904 г. временных правил о добровольном переселении сельских обывателей и мещан земледельцев, а равно следующих правил:
   1) переселенцы, водворившиеся в обществах бывших приписных к заводам крестьян как получившие от них приемные приговоры, так и не получившие таковых, но имеющие в селениях этих обществ домообзаводство и занимающиеся хлебопашеством, причисляются к помянутым обществам, причем последние указанные лица по заявлении ходатайств о перечислении их и в том лишь случае, если в пользовании обществ находится или может быть прирезано удобной земли не менее 15 дес[ятин] на наличную душу (включая и вновь причисляемых) без нарушения интересов соседних малоземельных селений, имеющих получить дополнительные прирезки из этих земель при их землеустройстве;
   2) все живущие в пределах округа переселенцы по заявлении желания поселиться на особо образованных переселенческих участках водворяются на них с соблюдением ст. 20 высочайше утвержденных 6 июня 1904 г. временных правил и с применением вышеуказанной (ст. 1) 15-десятинной нормы;
   3) лица, указанные в ст. 1 и 2 сего отдела, освобождаются от казенных платежей и земских денежных сборов в течение пяти лет, считая с полугодия, следующего за новым водворением, а в последующий затем пятилетний срок означенные переселенцы облагаются упомянутыми сборами в половинном размере;
   4) переселенцы, не подошедшие под действие ст. 1 и 2 сих правил, но живущие в крестьянских и инородческих селениях, приписываются к волостям, в коих они проживают без испрошения приемных приговоров. Таковые лица впредь до водворения их на переселенческих участках на основании ст. 2 сих правил или до причисления к сельским обществам в установленном порядке вовсе освобождаются от платежа государственной оброчной подати;
   5) казенная палата по получении от Главного управления Алтайского округа документов, удостоверяющих самоличность переселенцев, водворяющихся на основании настоящих правил в пределах округа, немедленно делает распоряжение о перечислении сих лиц по месту нового водворения. Таковые распоряжения признаются окончательными в том лишь случае, если окажется, что переселенцы не состоят под судом и следствием и что оставшиеся в прежних обществах в семействах переселенцев малолетние и другие лица, неспособные к работе, обеспечены в своем содержании. И
   II. Предоставить министру императорского двора по соглашению с министром внутренних дел возлагать производство настоящих работ (п.п. 1-4) на особые комиссии из чинов Управления Алтайского округа при участии местных крестьянских начальников [3].
   
   Граф Витте, П. Дурново 
[4], А. Бирилев [5], граф Иван Толстой, Д. Философов, И. Шипов, К. Немешаев, А. Никольский, Мих. Федоров
   
   [Резолюция:] "Согласен". 26 апреля 1906 г. в Царском Селе.

Совет Министров Российской империи 1905-1906 гг. Документы и материалы. Л.,"Наука", 1990.

  [1] Фредерикс В. Б. (1838-1927) - министр императорского двора и уделов (1897-1917).
  [2] По этому закону переселенцам слагали со счетов недоимки в казенных сборах и недоимки в общий по империи продовольственный капитал; при водворении переселенцы освобождались от "казенных" платежей и земских денежных сборов в течение пяти лет, считая с полугодия, следующего за новым водворением, а в последующий затем пятилетний срок переселенцы облагались упомянутыми сборами в половинном размере (ПСЗ III. Т. 24. № 24701. СУ. 1904. 24 авг. Отд. 1. Ст. 1390).
  [3] "Высочайше утвержденное" 26 января 1906 г. положение Совета министров об устройстве переселенцев, проживающих в Алтайском округе, было опубликовано в Собр. узак. 3 ноября (ПСЗ III. Т. 26. № 27878; СУ. 1906. 3 ноября. Отд. 1. Ст. 1788).
  [4] Дурново П. Н. (1844-1915) - министр внутренних дел в кабинете С. Ю. Витте.
  [5] Бирилев А.А. (1844-1915) - морской министр в 1905-1907 гг.

45. Распоряжение тобольского губернатора Н. Л. Гондатти [1] о борьбе с самовольными переселенцами.

14 августа 1908 г.

Из поступивших ко мне переписок о самовольном заселении переселенцами казенных земель усматривается, что чины лесного ведомства и полиции узнают о случаях такого захвата земель не в самый момент его, а гораздо позже, а именно после того, как переселенцы уже успели построить более прочные шалаши и даже деревянные срубы, расчистить пашни, обсеяться и проч., когда мерами полиции выдворить их с занятого места нет уже никакой возможности. Между тем, если бы случаи самовольного захвата переселенцами казенных земель были обнаруживаемы своевременно, то при содействии полиции было бы не трудно воспрепятствовать им устраиваться на захваченной земле. Пока переселенцы крепко не устроились на захваченном месте, пока они не вложили в устройство его своих трудов и средств, они не стали бы с такой энергией отстаивать захваченную землю, и их можно было бы местными силами выдворить оттуда, систематически препятствуя им устраиваться на этой земле.
   Прося вместе с этим управляющего государственными имуществами Тобольской губернии обязать подведомственных ему чинов лесного ведомства не допускать переселенцев до самовольного захвата казенных земель в самый момент такого захвата, препятствуя им строить шалаши, делать срубы и вообще устраиваться на этих землях, я предлагаю вашему высокоблагородию оказывать полное содействие чинам лесного ведомства при недопущении переселенцев к самовольному водворению на казенных землях.
   Такие же меры должны вами приниматься в отношении переселенцев, захватывающих земли, находящиеся за пользованием крестьян.

За губернатора вице-губернатор [подпись]
Непременный член [подпись]
Делопроизводитель [подпись]

Наш край в документах и иллюстрациях. Свердловск, 1966. С. 446-447.

  [1]  Гондатти Н. Л. (1860-1946) - родился в Москве в семье итальянского скульптора и русской дворянки. Окончил физико-математический факультет Московского университета. В 1906-1908 гг. - тобольский, 1908-1910 гг. - томский губернатор, в 1910-1917 гг. - приамурский генерал-губернатор.

Раздел III. Отношение населения.

46. Письмо дворянина И. Д. Кошкарова министру внутренних дел И. Н. Дурново [1].

1 августа 1890 г.

   Ваше Высокопревосходительство Иван Николаевич!
   Разрешите мне землепашцу-дворянину высказать несколько слов по поводу упорядочения в России переселенческого дела, что составляет одну из забот вверенного Вам министерства. Это дело завещано нашему поколению отечественною историей, которая подробно повествует о том, как расширялось Московское государство, заселяя север, а так же средние черноземные губернии, Новороссийский край, Сибирь, Крым и прочие земли, завоеванные русским оружием. По моему убеждению, успешное заселение наших окраин и самой Сибири находится в прямой зависимости от того, будет ли это дело передано в руки дворян, практических сельских хозяев, или же оно останется в ведении теоретиков-чиновников, которые не могут влиять на крестьян-переселенцев ни своими знаниями, ни своим примером. Наши окраины с тою же Сибирью, Уссурийским краем, Кавказом и степями Средней Азии заселяются теперь самым не выгодным для государства образом, что сопряжено с истощением сил самого коренного русского населения.
   Переселенческое дело, переданное в руки дворянства, даст ему возможность доказать еще раз свою несомненную государственную полезность в его стремлении содействовать народному благосостоянию, тесно связанному с благосостоянием передового сословия и всего российского государства.
   Не беру на себя смелость предрешать различные подробности, касающиеся приведения в исполнение этой уже созревшей среди дворянства мысли, позволю себе указать здесь на некоторые основания, которые могут быть по сему предмету приняты:
   Губернским дворянским обществам может быть предоставлено избирание, подходящих по их соображениям, свободных земель в количестве нескольких десятков или сотен тысяч десятин с тем, чтобы одна половина отводимых угодий была, при содействии дворянства, заселена крестьянами-собственниками, а другая поступала в потомственное владение тех дворян, которые на ней поселятся и устроят хозяйство. Крестьянам могут быть отводимы наделы от 20 до 50 десятин на семью, а дворянам от 500 до 1500 десятин. Пятую часть отводимых таким путем земель полезно оставлять в вечное пользование дворянским обществам с тем, чтобы будущий доход с оных шел на воспитание детей поместного передового сословия. Для заведования вновь отводимыми землями Губернские дворянские общества могли бы избирать из своей среды кандидатов на особых земских начальников, утверждаемых министерством и пользующихся теми же служебными правами и содержанием, которые установлены для земских начальников внутренних губерний. На земских начальников, назначаемых в отдаленные места и на окраины, кроме обязанностей, наложенных на них по закону 12 июля [2], следовало бы возложить еще: заботы о прочном заселении окраин православными русскими крестьянами, о построении православных храмов, об учреждении церковно-приходских школ, а так же об отводе удобных земельных участков для дворян и, вообще, передать в их руки все заботы о заселении окраин, в чем земским начальникам обязана будет содействовать местная администрация.
   Земские начальники отдаленных местностей считаются в отношении дворянских земель, уполномоченными своих губернских обществ и подчиняются распоряжениям местных генерал-губернаторов, отдавая отчет о своей деятельности министерству внутренних дел.
   Если наступит время для окончательного рассмотрения переселенческого дела в России, то я сочту себя счастливым, по заявлению Министерства сообщить более подробные данные по делаемому мной предложению.
   Вашего Высокопревосходительства покорнейший слуга:

Иван Кошкаров

Августа 1 дня, 1890 года

Место жительства:

Санкт-Петербургской губернии
Гдовский уезд, станция Тупицино
село Килино, Иван Дмитриевич Кошкаров.

Российский государственный исторический архив. Ф. 391. Оп. 1. Д. 26. Л. 149-150. Подлинник, рукопись.

  [1] Дурново И. Н. (1834-1903) - в 1889-1895 гг. возглавлял министерство внутренних дел, занимавшееся организацией переселения в окраинные регионы Российской империи.
  [2] Имеется в виду закон 12 июля 1889 г. о земских участковых начальниках.

47. Докладная записка дворянина А. Яковенко.

6 марта 1894 г.

   В представляемой докладной записке я беру на себя смелость указать на некоторые более или менее неблагоприятные условия в деле переселения крестьян из Миргородского уезда Полтавской губернии, в частности, из Шишакской, Барановской и Яреськовской волостей.
   Мне, как местному землевладельцу и постоянному жителю Полтавской губернии, пришлось близко наблюдать переселенческое движение в последние годы из указанной местности и, по просьбе своих соседей крестьян, даже принимать некоторое участие в ходатайствах о разрешении переселения, и таким образом, ознакомиться как с мотивами переселения, так и с самим переселением и его неудачами, и невзгодами. Смею надеяться, что сказанные обстоятельства могут оправдать мое намерение указать на некоторые факты, относящиеся к вопросу о переселениях. Крестьяне Миргородского уезда занимаются исключительно земледелием. Весь строй крестьянской жизни тут зиждется на земледелии, и единственный источник экономического благосостояния - земля. Излишек рабочих, не находящих работы дома, уходит на юг, опять-таки на земледельческие работы. И, несмотря на то, что хоть излишек существует издавна, я не знаю ни единого сколько-нибудь значительного случая перехода крестьян известной мне местности от земледелия к какому-нибудь другому промыслу. Такая глубокая привязанность населения указанной местности к земле и земледелию присуща в одинаковой степени крестьянам, имеющим достаточно земли и малоземельным, и безземельным.
   Постоянная забота и мечта крестьян указанной местности - это достигнуть экономического благосостояния земледельческим трудом, но родина, к сожалению, уже не в состоянии удовлетворить такого стремления. Если к сказанному прибавить, что в одной Шишакской волости 600 семей безземельных и имеющих менее двух десятин на семью, а во всем Миргородском уезде таких семей около 8000, что местные и отхожие заработки крайне недостаточны, что урожаи на крестьянских землях вследствие многих причин очень скудны, а в сенокосах и выгонах чувствуется громадный недостаток, - то стремление к переселению у многих крестьян окажется вполне естественным и заслуживающим внимания и поддержки со стороны правительства. При сказанных условиях крестьянам названной местности не доставало знания, куда и как можно переселиться, и этот недостаток был устранен объявлениями земельной части Главного управления Алтайского горного округа, полученными в волостях Миргородского уезда в начале 1892 г. Благодаря сказанным объявлениям желающих переселиться явилось очень много. Так, в Шишакском волостном правлении в течении двух недель записалось 400 семей. Конечно, в числе записавшихся были увлеченные родственниками и соседями и вовсе не нуждающиеся в переселении, и такие вскоре одумались и отказались от мысли переселиться, но подавляющее большинство поступило обдуманно и сознавало значение и последствия предполагаемого переселения - это показывает план задуманного ими переселения. Зная, что далекий путь на Алтай и устройство на новых местах сопряжено с разными невзгодами и трудностями, крестьяне решили переселяться все вместе и по возможности в одну местность, помогать друг другу в дороге и на местах поселения, а главное, решено было: за год до окончательного переселения послать известное число рабочих из своих семей для устройства необходимых построек и запашек хлеба на участках, выбранных уполномоченными. Таким образом, были бы устранены многие неблагоприятные условия переселения.
   Во-первых, земли, выбранные уполномоченными были бы осмотрены еще и теми, которые без семей пришли бы для указанных рабочих, и в случае если выбор уполномоченных оказался бы неудовлетворительным, переселение могло бы быть приостановлено без разорения переселенцев или неудовлетворительные участки были бы заменены другими.
   Во-вторых, переселяющаяся семья на новом месте нашла бы свой дом и свою ниву, что кроме прямого материального значения, имело бы и громадное нравственное влияние. При этом была бы устранена возможность той поразительной смертности у новоселов, какая имеется при помещении их в наскоро построенных жилищах и землянках, и бедные переселенцы не шатались бы семьями с места [на место], ища пристанища и хлеба.
   В-третьих, такая группа переселенцев, зажиточных и бедных, связанных родственными отношениями и общностью обычаев, привычек, нравов и приемов земледельческой культуры, легче и скорее устроилась бы на новом месте и была бы устойчивой в разных невзгодах и несчастьях, иногда преследующих новоселов.
   И в-четвертых, крестьяне, переселившиеся при сказанных условиях, заняли бы отдельные свободные участки и не несли бы значительных расходов за приемные приговоры и на угощение этих обществ, что делают переселенцы-одиночки.
   Таково, в общих чертах, было намерение желающих переселиться из вышеназванной местности. Посланные крестьянами уполномоченные для осмотра и выбора участков, нашли подходящие участки земли в Бийском округе и получили согласие со стороны земельной части Главного управления Алтайского горного округа в форме объявления за № 22286 на заселение этих земель, если на то будет дано разрешение его Превосходительства господина министра внутренних дел. Такое разрешение крестьяне не получили в виду временной приостановки переселения. [...] Большая же часть крестьян указанной местности, желающих переселиться, ждет разрешения. Надежда эта, основанная на временности приостановки переселения, во многих случаях настолько поглощает крестьян, что они теряют охоту и энергию заниматься своим извечным трудом и хозяйственными заботами, отчего хозяйства их и предприимчивость сокращаются. Существует уверенность, что не сегодня - завтра переселение будет разрешено, а при такой уверенности задумавший переселиться не в силах отдаться делу, которое завтра может быть прервано. Между прочим, считаю необходимым указать еще на одно из печальных последствий временной приостановки переселения. Крестьяне не в состоянии были понять, что временная приостановка переселения вызвана заботой правительства о возможно лучшем устройстве переселения и объясняли себе эту меру происками помещиков, находящихся будто бы в опасности остаться без рабочих, если переселение состоится. Такой нелепый взгляд поддерживался некоторыми значительными землевладельцами из казаков, которые говорили крестьянам, опечаленным отказом в разрешении переселения, что теперь они, богачи, будут "шкуры драть" с бедных, ни на каких условиях не будут сдавать им земли и т.п. за то, что задумали переселиться и оставить их без рабочих. Как ни бессмысленны такие и им подобные заявления, но непосредственный ум не в силах разобраться в подобных фактах, и в душу его западает подобное недружелюбное чувство к помещикам, нередко людям гуманным, готовым всячески содействовать благополучию своих соседей крестьян. Это печальное недоразумение, конечно, потеряет почву с разрешением вопроса о переселениях.
   Излагая вышеизложенное, я имел в виду указать, что переселение более или менее значительными группами со взаимопомощью и предварительной запашкой на месте поселения имеет много преимуществ в сравнении с другими формами переселений, что при существующих ограничениях переселенцы тратят непроизводительно очень много денежных средств и тем подрывается их хозяйственность [...]. И что в настоящее время отнята у более бедных возможность переселяться, хотя для таковых выселение более всего необходимо.
   Руководствуясь искренним чувством уважения к интересам землевладельцев и крестьян названной местности, я льщу себя надеждой, что изложенное мною в этой записке будет принято, хотя бы как слабое указание на нужды и недостатки переселения крестьян из данной местности.

Дворянин Анатолий Яковенко.

Санкт-Петербург
Петербургская сторона,
Соборная улица, д. 2
1894 г., марта 6 дня.

Государственый архив г. Тобольска. Ф. 479. Оп. 2. Д. 34. Л. 31-33 об. Подлинник, рукопись.

48. Всеподданнейшая записка нижегородского губернатора Н. М. Баранова [1] о движении переселенцев через Нижний Новгород.

1894 г.

   [...] Наблюдая в течение 12 лет в Нижнем Новгороде передвижение переселенцев и замечая постоянно возрастающее число их, мне не раз невольно приходилось останавливаться перед вопросом о причинах, родящих у нас переселенческое движение, и сравнивать таковое с происходящим в Западной Европе. Возрастающая густота населения западноевропейских государств и чрезвычайное развитие в них всякого рода машинных производств, служат коренными причинами эмиграционного движения, являясь естественной необходимостью, неизбежным государственным злом.
   Почти невозможно сомневаться, что у нас совершенно иные причины родят переселенческое движение.
   [...] При опросах десятков тысяч прошедших через Нижний Новгород переселенцев о причинах, заставивших их покинуть родину и искать счастья в дали неведомых окраин, почти во всех случаях слышался один и тот же грустный ответ, что земли мало, жить стало "тесно", что за переходом в иные руки помещичьих земель отдача их в аренду прекратилась, и многоземельному русскому крестьянину благодатного юга неоткуда добыть, в дополнение к своему наделу, земли, обработкой которой он мог бы прокормить себя и исполнить лежащие на нем повинности.
   Грустнее всего для национального самолюбия слышать сетования переселенцев на стеснение их на местах их родины новыми землевладельцами-немцами. И еще обиднее, что землевладельцы этой категории обосновываются прямо в пограничных с Австрией и Пруссией губерниях или же смежных с первыми. Это грустное явление имеет крайне опасный для государства характер, так как заселение иноземцами отечественных окраин [...] едва ли составит для нас надежный оплот в случае военной невзгоды.
   [...] Открывшийся же теперь в Малороссии и в Северо- и Юго-западных краях новый район иноземного поселения является как бы бескровным захватом части отечественной территории и попыткою мирной подвижки государственной границы в явный ущерб нашим интересам.
   Еще не так безотрадно смотреть на переселенцев, следующих на окраины Азиатской России: кое-какие материальные средства, некоторая вера в будущее и смутные, розовые представления о новых местах ободряют переселенца при движении в розовую даль, но невообразимо тяжкую картину представляет обратное переселение. Истощенные длинным путем, разоренные, озлобленные и бездомные скитальцы, Христовым именем, возвращающиеся на родину, где также их не ждет ничто отрадное; что принадлежало им ранее - уже перешло в чужие руки; причины обратного движения переселенцев гораздо проще и понятнее причин, заставивших их покинуть родину.
   Ощупью пробираясь на далекие сибирские окраины, не имея необходимых знаний об условиях жизни на новых местах, ни достаточных средств на обзаведение хозяйством, переселенец совершенно неожиданно для него становится лицом к лицу с обстоятельствами, борьба с которыми ему не по силам, приходит быстро и бесповоротно к полному разорению и за отсутствием каких-либо подходящих заработков, протягивая руку, возвращается обратно. При отсутствии у нас надлежащей, строго выработанной организации переселенческого дела, к подобному же печальному концу приходят и крестьяне-переселенцы, обладающие при оставлении родины сравнительно значительным достатком, но никем не руководимые, весьма легко и быстро его утрачивающие.
   Дерзаю представить Августейшему вниманию Вашего Императорского Величества, что кроме только что перечисленных причин, на успех дела переселения в Западной Сибири в значительной степени неблагоприятно влияет и недостаток сильной административной власти в обширнейших пустынных и сопредельных с кочевниками окраинах, вследствие чего дается широкий простор своеволию местного степного кочующего населения, безнаказанно, по словам переселенцев, совершающего всякие насилия над пришлым русским населением.
   Значительное количество возвращавшихся обратно переселенцев единогласно указывают на грабежи киргизов, как единственную причину, заставившую их бросить вновь заведенное хозяйство и возвратиться на родину.
   С началом сооружения возглавляемым Вашим Императорским Величеством, Комитет великого Сибирского железнодорожного пути [2], Россия вступает в новый фазис своего могущества, и нет сомнения, что по возможности, густое насаждение русских поселков вдоль этой магистрали, имеющей особую государственную важность, будет иметь громаднейшее государственное значение, как в экономическом, так и в стратегическом отношениях. Скорое усиление русской колонизации местностей, пограничных с Китаем, приобретает особое значение именно в настоящее время, когда Китай, вне всякого сомнения, находится накануне своего перерождения. С этой стороны переселенческий вопрос у нас приобретает особое государственное значение и будет оправдан историей. Но водворение на русско-китайской границе, путем переселения, вполне надежного для нас населения, неизбежно требует, чтобы самое переселение было строго организовано и осмысленно руководимо. Русский человек, покидающий свою родину для выселения на далекую окраину, должно явиться туда не бродягою - нищим, а человеком, сохранившим и бодрость духа и обладающим материальными средствами, а это только и достижимо при условии сосредоточения всего переселенческого дела в одних твердых и умелых руках и установлении системы.
   Было бы несравненно полезнее, если бы действительно обездоленные и обезземеленные были наделяемы хотя бы небольшими участками казенной земли, но непременно вблизи родины. Этою гуманною мерою можно было бы избавить многие тысячи теперешних переселенцев от бесцельного шатания из Киева на Амур и обратно. Для желающих же во что бы то ни стало выселиться на окраины необходимо строго и притом фактически, а не фиктивно установить имущественный ценз и только при наличности последнего пускать на переселение.
   [...] Если не ограничиваясь паллиативами и не останавливаясь даже перед крупными затратами, безотлагательно было бы приступлено к упорядочению переселенческого дела, то от этого только выиграют не одни лишь теперь бесцельно шатающиеся десятки тысяч русских людей, но и истинные интересы государства. [...]

Российский государственный исторический архив. Ф. 1273. Оп. 1. Д. 328. Л. 1-5 об. Подлинник, рукопись.

  [1] Баранов Н. М. (1837-1901). После окончания Морского кадетского корпуса служил во флоте. Принимал участие в русско-турецкой войне. В 1879 г. по постановлению военно-морского суда был вынужден оставить морскую службу в связи с тем, что в донесениях командованию сильно преувеличивал свои успехи. В 1880 г. был послан за границу для организации надзора за революционерами. В начале 1881 г. был назначен ковенским губернатором, а затем петербургским градоначальником. Занимаясь розыском революционеров, ввел досмотр пассажиров на железных дорогах, учредил при градоначальстве особый выборный "совет двадцати пяти" ("бараний парламент"), оказавшийся неэффективным. Был переведён в Архангельск, затем в Нижний Новгород.
  [2]  Имеется в виду Комитет Сибирской железной дороги, образованный в 1892 г., в связи со строительством Транссибирской железнодорожной магистрали. Подготовительная комиссия названного комитета, под председательством А. Н. Куломзина, занималась, в частности, разработкой проектов массовой колонизации территорий, прилегавших к строящейся железной дороге. Ее членами были выбраны следующие направления деятельности по улучшению состояния переселенческого дела: а) обеспечение прочного водворения мигрантов в Сибири; б) ограждение землепользования старожилов; в) установление должной связи между постройкой Сибирской железной дороги и заселением прилегающих к ней районов; г) увеличение темпов землеотводных работ в колонизуемом регионе; д) определение круга обязанностей лиц и учреждений, ведавших переселенческое дело. Для реализации поставленных задач Комитетом Сибирской железной дороги были увеличены кредиты для оказания ссудной помощи переселенцам, отпущены средства на организацию врачебно-питательных пунктов, на строительство школ и церквей для новоселов, устройство в сибирских губерниях складов сельскохозяйственных орудий, организацию статистических обследований положения переселенцев в Сибири.

49. Письмо на родину крестьян-переселенцев из села Пупок Ранненбургского уезда Рязанской губернии, водворившихся в Томской губернии.

1881 г.

   Поклоны и воспрошение родительского благословения, которое может послужить для нас на всю текущую жизнь... Скушно мне здесь без родных, без родимой моей матушки... Что еще вам сказать? - дошли благополучно, дорогой шли на пароходе до Перми, потом на машине до Екатеринбурга, живем вместе с нашими сельскими [следуют имена] и с Росляковым, который купил дом за 300 рублей, который у вас стоит более 1000 рублей. Если вам угодно идти, то идите на пароходе до самого Барнаула, почти до самого места. Становится расход на человека 19 рублей серебром, идите ранее осени или на весну. Прошли до Тюмени из Екатеринбурга на прогоне [1], а в Тюмени купили своих лошадей, дали за пару 80 рублей со всей упряжью, у нас эти лошади стоят дорого. А на месте купили посев 6 десятин, как-то: пшеницы и овса, и ржи, и амбар - все за 100 рублей и несколько посуды для домашности, которая стоит у вас очень дорого. Если пойдете, то идите по весне пораньше, идите на пароходе, везите все платье, которое на пароходе стоит не дорого [2]. А платья возьмите самые лучшие: здесь народ живет опрятный, везите себе хорошие сапоги - здесь нет хороших. Дорогой мой родитель, пришлите мне денег, которые очень нужны по новости, как вам известно. Что у вас осталась одежда, если бы я ее взяла, то была бы очень счастлива. Вот что еще скажу: если вы вздумаете к нам, то пишите неприменно, а если откажитесь, то мы не будем ждать, как хотите, а мы бы желали вас к себе. Живем мы, слава Богу, сыты, живы и здоровы, не заботьтесь об нас, пришли мы на место 1-го июля, в дороге прошло времени 7 недель. А на лошадях еще не приехали и не приделились.[...]

Российский государственный исторический архив. Ф. 391. Оп. 1. Д. 4. Л. 233-233 об. Подлинник, рукопись.

  [1] На прогонных лошадях.
  [2]  Имеется ввиду плата за провоз.

50. Письмо на родину переселенца из села Белики Хорольского уезда Полтавской губернии, водворившегося в поселке Новоразинский Барнаульского округа Томской губернии. [1]

26 сентября 1893 г.

   1893 г. 26 сентября. Письмо на родину единоутробному моему братцу Ивану Петровичу. Первым долгом моего письма уведомляю тебя, братец мой, Иван Петрович, что мы живы и здоровы, чего и тебе желаем. [Следуют поклоны]. Уведомляю тебя, брат, что я приехал на место до Петра Малюта со своим семейством и расспросил про свой участок; а як он далеко от ихняго участка, то я не ездил на его смотреть и остановился жить около своих соседей: Петра Малюта, Архипа Коваленка, Федора Сагайдака и Самойла Пономаренка. И еще уведомляю я вас, что у нас лето было сухое, хлеб был среднего роста, а который и рвали. А цена на хлеб не очень дорогая: мука пшеничная по семьдесят копеек пуд, а пшеница пуд сорок копеек. И сена я накосил на Петровых участках вместе с Петром, и получил я от него сена шесть стогов, и дал ему денег четыре рубля, и причислился к ихнему обществу, и за переписку дал обществу десять рублей и буду пользоваться вместе всем наделом с обществом. Адрес мой пишите: в Томскую губернию Барнаульского округа, Ляпинскую волости, заселок Новоразинский [следуют поклоны]. И еще уведомляю я вас, братья, что я с малолетства ходил по степям и опять выехал на вольные степени: сена косить можно сколько желаешь и пахать для хлеба тоже самое, сколько угодно и силы хватит; мы имеем у себя скота: четыре лошади и три коровы дойных, а куплены по десять рублей каждая штука; а деньги, которые мы подавали Петру на посев хлеба, то он не получил до нашего приезда; то мы хлеба накупили на корню на сорок два рубля и молотили сто пудов пшеницы и теперь, слава Богу, живем все, пока Бог терпит грехам. Остаюсь жив и здоров брат ваш Петр Калинович [следуют поклоны]. И скучно мне, маменька, что вы не передали мне гостинца с братом моим Карпом, как ехал он до нас; и прошу вас, маменька, и тебя, брат Иван, если кто ехать будет до нас, то передай гостинца и не обижай маменьки моей; слава Богу, мы живем по милости Божий - довольно и благополучно [следуют поклоны]. Любезный товарищ, Роман Никифорович! Прими низкий поклон от товарища своего Петра Кондратовича [...] Уведомляю вас, товарищ Роман Никифорович, что у нас дождя не было до самого Ильи, и хлеба я сеял четыре десятины пшеницы и намолотил сто пудов; а сена накосил десять стогов; скотины имею две лошади и две коровы; и Бог послал мне случай: одна лошадь кончилась и корова, и слава Богу, что Бог не оставляет своею милостью; сказано в святом писании: "кого Бог любит, того больше наказует". Прощайте! Остаюсь жив и здоров, чего и вам желаем.

Переселения из Полтавской губернии с 1861 по 1 июля 1900 г. Полтава, 1900. Вып. 1. С. 394.

  [1] Письма полтавских переселенцев своим родственникам и односельчанам были собраны земскими деятелями названной губернии и опубликованы в сборнике "Переселения из Полтавской губернии с 1861 г. по 1 июля 1900 г.".

51. Письмо на родину переселенца Я. Д. Профатилова из села Машевки Хорольского уезда Полтавской губернии, водворившегося в поселке Веселый Яр Барнаульского округа Томской губернии.

1893 г.

   Любезный наш родитель, Дорофей Андреевич! Поздравляю я вас с новым годом и с новым счастьем и желаю вам всего лучшего на свете и посылаю я вам, известный ваш сын, Яков Дорофеевич нижайший поклон с супругою моей и с детками нашими, что я ваше письмо получил 20 февраля, из которого вижу, что вы расспрашиваете, что какое тут житье и чем тут занимаются, например, какая тут земля; вам ли заниматься хлебопашеством? Только, мой родитель, одна должна быть у вас работа, что на печке сидеть, да хлеб есть готовый. И что вы у меня спрашиваете, какую у меня работу там работать, это все равно: что вздужаете, то и зробите [1]; а чего не вздужаете, то у меня, слава Богу, есть кому работать. Вы думаете, что вы одни заботитесь, нет я об вас день и ночь забочусь. Идите сюда, лучше вам умирать у меня в хате, чем там у кого-нибудь под тыном. Еще посылаю нижайший поклон родной моей сестрице Марии с мужем твоим и детками вашими и т.д. Любезный наш родитель, Дорофей Андреевич! Ежели будете идти, так идите только прямо на вокзал в Полтаву. Там будет идти много наших, Полтавских, только не нашего уезда, а Роменского, да прочих других уездов, так вы прямо идите до Тюмени, а в Тюмени прямо садитесь на пароход до Павлодара. В Павлодаре там смотрите: ежели будет сейчас подходной пароход на Семипалатинск, так вы садитесь и отправляйтесь в Семипалатинск, а от Семипалатинска осталось 125 верст до самого Веселого Яра. И тут, в Семипалатинске, наймите подводу - по чем, там с пуда возьмут. А в случае не будет отходить пароход в Семипалатинск, так вы в Павлодаре наймите извозчика прямо в Локтевскую волость, на новый заселок Веселый Яр. Известный вам внук Захар Профатилов [следуют поклоны и пожелания всего хорошего]. Дорогой дружище, Кирилло Осипович Видюк! Посылаю я тебе свое братское почтение и с любовью низкий поклон. Брат! На нынешней зиме мне на призыв и навряд останусь. Кирила Осипов! Объясни мне, какова там у вас новина есть, все мне опишите. Кондрату Зайцеву нижайший поклон. Дорогой папаша! Брат Степан, как там обращался, так и тут. До весны прокормлю, а там как знает. И он очень неудовольствует, что мы вас зовем, а вы не слухайте, да идите.

Переселения из Полтавской губернии с 1861 по 1 июля 1900 г. Полтава, 1900. Вып. 1. С. 395.

  [1]  Что вздужаете, то и зробите - что сможете, то и будете делать.

52. Письмо на родину переселенца из Веприкской волости Хорольского уезда Полтавской губернии, водворившегося в Барнаульском округе Томской губернии.

16 марта 1893 г.

   Письмо от сына вашего Самойла Михайловича! Дорогие мои родители, тятенька и маменька! Посылаю я вам сыновское почтение с любовью по низкому поклону и желаю я вам всего хорошего. Уведомляю я вас, что разлука с вами была так тяжела для меня, что несколько дней сряду я не в силах был преодолеть своей грусти; молитва единственным утешением была в это время. Я молился и призывал Бога, дабы он ниспослал мне силы. В доказательство, насколько я умею ценить вашу любовь и ваши заботы, прошу вас об одном - не беспокойтесь и не грустите обо мне: я и тем счастлив, что напутствуете меня своим благословением; это самый верный залог счастья во всех предприятиях моей жизни. Я уже поклялся в душу себе поставить за первое и священное правило в жизни быть всегда достойным ваших благодеяний. Пишите ко мне чаще письма, которых я с нетерпением ожидаю, и тот день для меня счастлив, когда ваше письмо драгоценное обрадует своей вестью. Ах, если бы вы увидели, с каким замирающим сердцем распечатываю я их, еще не зная, что в них храниться: радость или печаль [следуют поклоны родным]. Уведомляю я вас, мои родители, что я жив и здоров, а также жена и дети, чего и вам желаю от господа. Весна началась на третьей неделе Великого поста, до вербного Воскресения снег растаял и скотина пошла на пастьбу. Посева до праздника не было; на другой рабочей неделе по пасхе развилось дерево, и начали сеять хлеб, но дождя не было, все ветры, да тепло. На третьей неделе в понедельник пошел дождь и загремел гром; на четвертой неделе в понедельник стало холодно и пошел снег; во вторник тоже, в среду такая была мятель, что и зимою мало бывает: дерево было зеленое, а мятель сделала его черным, листья посохли. После снега был один дождь, но тепла не было. Хлеб на одной цене - пшеница сорок пять копеек. Посеял хлеба четыре десятины пшеницы, проса фунтов 15-ть и больше ничего; картофеля мешка два, баштана немного. Еще уведомляю вас, что нас мало осталось на том месте, где мы причислены, а разошлись по соседним деревням на жительство: кто пошел, что лесу нет, а кто от того, что церковь далеко. Если будет Богу угодно, и живы будем, то и у меня есть охота перейти поближе к церкви. Еще прошу вас, мои родители, уведомьте, как у вас весна и какие хлеба, и кто из родных помер и кто жив; кто оженился и кто замуж вышел, а также узнайте про моих друзей и знакомых и обо всем меня уведомьте. Письмо получил от вас 25 декабря, вам послал 14 февраля; и нету ни слуху ни духу. Сын ваш Самойло Михайлович.

Переселения из Полтавской губернии с 1861 по 1 июля 1900 г. Полтава, 1900. Вып. 1. С. 397-398.

53. Письмо на родину крестьянки М. Г. Зюбановой, переселившейся из с. Белики Хорольского уезда Полтавской губернии.

25 октября 1893 г.

   Письмо от Марии Гавриловны своим родителям. Первым долгом моего сего письма спешу уведомить вас, мои родители, что я имела счастье получить от вас письмо, из которого видно, что вы живы [поклоны]. Отец и маменька! прошу вас, смилосердтесь надо мною несчастною на чужой стороне, простите мое согрешение, о котором я вам написала о себе - простите меня. Покорнейше прошу вас, когда получите это письмо, то не оставьте моей просьбы и моего несчастного положения на чужой стороне, не дайте мне погибнуть от своей дурной воли, пришлите мне денег, хотя 20 рублей. Я ворочусь к вам в Россию и упаду пред вами до стоп ваших, что вы выручите из этой стороны. Будут люди ворочаться в Россию, и я с ними [следуют поклоны]. Прошу вас, когда будете посылать письмо с деньгами, то пишите на имя Григория Пимовлинка. Адрес: в Томскую губернию в Барнаульский Горный округ, в Новопокровскую волость с передачею в новый заселок "Каявушку", солдату Григорию Тихоновичу Пимовленку. С тем прощайте, остаюсь ваша дочь Марья Зюбанова. 1893 года октября 25 дня.

Переселения из Полтавской губернии с 1861 по 1 июля 1900 г. Полтава, 1900. Вып. 1. С. 399-400.

54. Письмо на родину П. Зюбана, крестьянина-переселенца из Заичеснской вол. Хорольского уезда Полтавской губ.

1893 г.

   Письмо от Петра Зюбана своим родителям. Первым долгом нашего сего письма спешим уведомить вас, что мы по милости Всевышнего Творца живы и здоровы и всенижайше кланяемся, во-первых: я, Петр, и жена моя Анна и дети мои - Варвара, Василий, Екатерина и Мирон своему отцу и маменьке родным; а дети говорят: "нашему дедушке и бабушке кланяемся все мы и припадем к стопам нашим до сырой земли и целуем вас в руце и нозе ваши сто раз и плачем о своей разлуке с вами в отдаленной стороне от вас; плачем и рыдаем, по всяк час и минуту мы вспоминаем своих родителей и свою родимую сторону; если бы мы имели крылья, мы бы звынулись, полынулы [1], проведали бы своих родителей и свою родимую сторону; желаем вам от Господа Милосердного доброго здоровья и многих лет на сем свете пожить [следуют поклоны]. Уведомляю я тебя, братец, этой стороной, что, действительно, сторона здесь вольная, просторная, но бедным людям нечем ее обрабатывать; здесь в этой стороне климат несносный, вредный для здоровья человека, заработка бедным людям нет; здесь, как в России, земля разная; если 4 раза спашешь, то уже полынь уродит и надо 5 лет отдохнуть и опять можно 2 раза сеять. Голым людям в здешней стороне нельзя жить; здесь холодная сторона и нерозбытна ни на что. Советую тебе брат, сидеть на одном месте, лучше тебе будет: ты человек голый, одинокий, мало-здоровый и безкапитальный - сиди на одном месте, никого не слушай, потому что хуже тебе будет, а если не послушаешь меня, то не пеняй тогда на меня. Буду уже я страдать сам [следуют поклоны]. Еще нижайше кланяюсь Ефиму Лукьновичу! Уведомляю тебя, что твой посемейный список сдан в горное управление, то как знаешь - хоть иди, а лучше советовал бы сидеть на одном месте (прошу передать этот привет в Новоселицу). Отцу моему нижайше кланяюсь я, дочь ваша Анна [опять идут поклоны]. Уведомляю, что хлеба не сеял, заработал 25 пуд. на дневное пропитание. Адрес мой: в Томскую губернию Барнаульский Горный округ, в Новопокровскую вол. с передачею в новый заселок "Каявушку" государственному крестьянину Петру Зюбану.

Переселения из Полтавской губернии с 1861 по 1 июля 1900 г. Полтава, 1900. Вып. 1. С. 400.

  [1] Звынулись и полынули - взяли и полетели.

55. Письмо крестьянина И. Е. Белякова о переселении в Сибирь.

1895 г.

Описание о переселении одной партии, состоящей из 34 домов, в коих 112 мужского и 88 женского пола из села Пушкина, той же волости, Инсарского уезда, Пензенской губернии в Сибирь.

   Наше село Пушкино было крепостное господ Столыпиных [1], а раньше графа Мордвинова [2]. Местоположение - прекрасное: с небольшими подъемами полей, с ровными поемными лугами и протекающими вдоль и поперек них речками; одна из них под названием Сивин, впадает в Мокшу, а сама Мокша впадает в Оку у Саровской пустыни. Есть там и леса с вековыми дубами и разным лиственным чернолесьев. В селе одна каменная пятиглавая церковь, сооружавшаяся с 1889 по 1896 год; стоимость ея 21 000 рублей. Один раз в году, 28 июля, бывает ярмарка. От города Инсары наше село отстоит к северу на 25 верст, а от станции Инсары Московско-Казанской железной дороги на восток всего лишь на 4 версты. Одним словом, скажу я про свою местность, что бывал я на запад до г. Бобруйска (Минской губ.) и на юг до города Царицына (Саратовская губ.), и на север не более 150 верст, и нигде не находил такого прекрасного по природным условиям местоположения: всюду чего-либо не доставало. А у нас природа всем наделена: леса казенные не далее четырех верст кругом нас тянутся с севера на юго-запад более 30,000 десятин; земля с хорошим черноземом, так что при среднем урожае десятина в 3,000 квадратных сажен дает по 150 пудов, а то и больше, ржи и по 120 пудов овса. Всякий хлеб, что ни посеешь, народится по ея плодородию и умеренному климату. Кто бы ни побывал в нашем селе из временно служащих, как-то: попы, управляющие, волостные писаря и последние подлецы кабатчики, все они через месяц принимают вид здорового телосложения, и если кому приходиться лишаться места - всякий обещается вспоминать пушкинскую жизнь.
   Когда наступил долгожданный день 19 февраля 1861 года, т.е. свобода русскому народу от крепостной зависимости, и правительство хотело наделить землицей по 3 десятины на каждую ревизскую душу и 50 десятин строевого леса (в то время в нашем селе Пушкине было по 10-й ревизии 350 душ мужского пола, а к концу 1890 года насчитывалось 480 душ мужского пола), то земли наши старые дураки у барина на коленях выпросили лишь по 3/4 десятины на душу, а от остальной Христом Богом просили бурмистра и посредника их уволить. Посредник и бурмистр все силы употребляли, чтобы посадить пушкинцев на полном наделе, а пушкинцы думали, что если де нас Царь Батюшка отобрал от господ, то и землю, которая осталась за помещиками, отберет и отдаст ее даром [3]. Наш барин жил в то время в Москве и то и дело писал, чтобы старички взяли земельку: она, дескать, годиться вам, а лесок для деток. Наши господа были люди добрые и нас жалели, а бурмистр, наш односелец, клялся своими детьми, что-де вам, старым дуракам, желают добра и, хоть крепостное право уже кончилось, многим задавал хорошую баню. Те люди и по сейчас живы, только очень стары.
   И что же вышло из этого счастливого, далеко знаемого богатого села Пушкина после реформы? Насел управляющий Иван Журавлев, крутого нрава, наложил на землю цену в 28 рублей и до 45 рублей десятину на один посев.
   Тут наши и хватились, чего они на коленях у посредника просили, который в то время до трех раз выходил к сходу с вопросом: "отказываются ли от надела?" - "Отказываемся!" отвечали крестьяне. "Ваше Благородие, пожалейте, посадите на дарственный надел". Посредник на это в ответ, закрывши актом лицо, неудержимо хохотал: "чего эти глупцы просят ?"
   В течении времени с 1861 года по 1886 утратили около двух тысяч рублей на наем разных адвокатов, ежегодно посещавших ныне умерших наших господ то в Петербурге, то в Москве с просьбой о возвращении им полного надела, да так до сих пор ничего и не нашли. К этому несчастью 1-го сентября 1894 года и пожаловал к нам в село Пушкино наш земской начальник 2-го участка Инсаровского уезда, господин Дятлов, который и объявил переселение в Сибирь. Я первый записался на переселение в Сибирь, а зимой записались еще 49 домов, в коих были люди и достаточные, а большая часть были такие, что имели средств всего на 15-20 рублей. А так как без 150 рублей выпускать было невозможно, то наши бедняки и давай делать так: если у него изба стоит 10 рублей, то он оценит ее в 50 рублей; если свинья стоит 2 рубля, он просит сельского писаря записать ее подороже, по крайней мере рублей в 15; а если одна овца - он просит записать десяток, чтоб итог вышел побольше и губернское присутствие видело его такое широкое хозяйство и разрешило-бы поскорее ехать в Сибирь. Я в это время был как раз сельским писарем, но и я все таки грешен: уважал просьбу моих собратьев и прибавлял каждому цифру побольше. Когда я записывался, то не имел ясного понятия, что такое за страна Сибирь, а когда пошло дело в ход, то я раздобыл календарь, приложенный к "Сельскому Вестнику" за 1890 и 1892 годы, из коего в течении шести месяцев узнали, как умные и ученые люди жалеют мужиков, в числе коих и я не верил убеждениям чиновника Голубева [4], Марусинова [5], исследователя Западной Сибири, полковника Надарова о Южно-Уссурийском крае.
   Я так думал, что эти исследователи не иначе, как посланы из господских детей; они и конфузят больно ту Сибирь, чтобы народ не уезжает от помещиков. А со мной и вся партия также судила. Но я только хорошо знал еще раньше, что Сибирь холодна против России и признавал это правильным, потому что по карте я видел, что в Сибири все реки текут к полуночной стороне, а в России на полдень, и убеждал своих односельчан, что там холодно, дожди бывают реже, лесов там нет, яблочков, как у нас, не отведаешь. Огурец - и тот плохо родится. Рек мало. Места - либо гористые, либо ровные, безречные. Но мои доброхоты и слышать меня не хотели, - одно только и говорят: поедем да поедем в Сибирь. Там бают: вон вчера ночевал у Петрушки Малитеннаго нищий, там был и сейчас оттуда, видел своими глазами, как казна строит для прибывших переселенцев целые села и деревни под одну крышу, а местами большие казармы, чтобы на первый раз поместить семей по десять, а потом казна построит каждому по дому, а если где нет лесу - каменные. Всему этому такому отрадному пророчеству мои бедняки слушали по целым дням в корчме, даже забыв про обед и ужин, а я им говорил, что 13 июля 1889 года закон проектирован для переселенцев, но в нем совершенно не упоминается о постройках сел и деревень, а если их, например, выстроят, то их надо караулить от пожара, злых людей, а потом и от громовых ударов (мало-ли бывают таких пожаров). Да и где-же столько рабочих казна наберет? Бают, вон, из иной земли пригнали плотников, а потом скотины гурта нагнали туда, и всю орудию будут выдавать. Как приедешь на место, Господи благослови, - лошадь, а потом - корову, пять овец, одну свинью и две курицы, чтобы сразу полным хозяином был, а потом денег по 300 рублей на каждый дом. Все говорили, что Царь уже все приготовил, - только идите, дети на землю от... господ: они вас просят у меня. "Я лучше, говорит, растворю один амбар с деньгами, а уже господам не отдам опять крестьян: у меня в Сибири земли много. Солдатчества не буду требовать до третьего поколения, а о податях и помину в Сибири нет". Поди-ка как там живут, - как в раю! По 40 лошадей у самого бедного, а богачи-то похлеще нашего Столыпина. А другие ответили... "Они хватятся, но поздно, когда мы в Сибири сживемся. Кто нам велит думать об этом житье". К вышенаписанному суждению я не раз с серьезным обращением говорил: "ребята, вы слушаете тех, кто много про Сибирь вам врет. Поверьте мне хоть однова, что я вам скажу. За одним только Тюкалинским округом Тобольской губернии государственного налога состояло более 335,000 рублей. А я вам скажу опять о переселенческом законе, что переселенцу будут следующие льготы:
   1) не будут призываться к отбыванию воинской повинности лица, достигшие возраста 21 года в год переселения, и до трех лет, пока он не справится с делами;
   2) до трех лет не будет никаких государственных податей и налогов;
   3) не более 50 и не менее 35 рублей деньгами на обзаведение хозяйством;
   4) дорога по дешевому тарифу, пища также на пункте за самую низкую плату. А что касается кто нас переселяет, так - наша добрая воля, не высшее начальство. По прошествии 3 лет с нас будут брать по три рубля с души, а через 6 лет мы должны будем платить государственного налога по 40 коп. с десятины, т.е. 6 рублей с души".
   Этого мне не только на родине, а и здесь не хотели верить.
   Наши подати и страховка вся тут по карманам расходится. Во-первых, сельский староста с писарем сморханют [6], а потом - волостная что хочет, то и сделает.
   Вот, наконец, и пришло разрешение нам ехать в Сибирь, 7-го мая 1895 года. Начали приступать к продаже домов, скота и посевов, кто как попало, все равно как не свое, за бесценок, а то и даром - на помин души. Кто тащит от кумы стан с навоем, кто - берды, кто - косырь от свахи, а там смотришь, через два часа и целый порядок домов слетел, как их и не бывало. По улице - пыль, дым... Потянулись обозы, навьюченные нажитым еще дедушкиной спиной добром. Жалею, не было в это грустное время такого ученого человека описать печальную картину... Мне представлялось - как светопредставление! С каким порывом рвалось наше сердце из родины и родного села, и всякий желал с нетерпением такую, раскрашенную досужими людьми, нашу будущую новую жизнь, до которой нужно ехать по железной дороге. А потом предполагали еще много: будто-бы по морям несколько тысяч верст на пути. Который - кто умрет, будут хоронить в кожаных мешках и бросать прямо в воду. Этот нелепый слух возродил в женском поле большую суматоху: днем и ночью всюду были слышны вопли дочерей, бегущих через несколько домов к родной матери с рыданием и просьбой: "не дайте мне умереть в Окиане и Иртыше! Я удушусь, либо удавлюсь лучше, а в Сибирь с мужем не поеду". Мужья, видя такое несогласие, избрали лучшее средство против своих жен (да я и сам стращал свою жену целых 6 месяцев): говорили, что если кто не поедет к мужу добром, то после будут гнать этапом, а гнать будут не так, как осторожников, а в темных закрытых вагонах; и не прямо повезут к мужу на место, а будут, будто, возить более года по всем Российским городам, пока не соберут всех таких, кто не поехал добросовестно с мужем одновременно... И что-же: у нас в Пушкине, к этому времени много не жили с мужьями, а к выезду все прибыли и поехали в Сибирь, убоясь такому долгому томлению в дороге; и прожили на новых местах кто полгода, а кто - год, и опять убежали, как волчонок в лес. Так и эти молодые люди опять очутились там, откуда их такой страх согнал, и теперь мужья живут, так сказать, ни Богу свеча, ни в печь кочерга.
   Потом наступил седьмой день месяца июня 1895 года, в который всякий должен был проститься со своей насиженной любимой родиной, и мы к сему дню попросили своего священника, отца Н. А. Перова, напутствовать нас Святыми Тайнами и батюшка не отказался. Все по три дня говели до обедни. Только после обедни все, старый и малый, шли к кабаку, где распродавали все пожитки и выпивали за каждую вещь магарыч, настоящий праздник был в ту весну. У кабака с раннего утра и до полночи толпилась большая толпа народа. Вот наступил и 8-й час утра 7-го июня, когда на колокольне раздался удар большого колокола. Все мигом направились к храму, вместе с обозом в 95 подвод, за последним благословением своей Святой Матери-Церкви, а оттуда с крестным ходом за село, где отслужено было батюшкой водоосвещение и подарена была икона Скорбящей Божией Матери, после чего разлуки оборачивались назад, снимали шапки и, крестясь, кричали: "слава Тебе, Господи! Вырвались мы из этой пропасти, где мы весь век по работникам замучались, а из долгов и сейчас не выбрались... А нас теперь казна не бросит. Со своей землицей я проживу не хуже других..."
   И что-же вышло: который нергически [7] воображал перед собой такую богатую жизнь в Сибирском Краю не успели и кола воткнуть на память детям: с первого дня поступил в работники к старожилу; прожив не более 4 месяцев и Богу душу отдал. Теперь жена, два мальчика и девочки замучались таскать суму по таким же бедным, бедным заулкам.
   Еще на месте мы облюбовали себе в Сибири Минусинский округ Енисейской губернии, по его более теплому климату. А про эту несчастную Барабинскую степь хорошо знали из книжки "Сведения о Сибири", что нас больше и сорвало с места.
   Не буду описывать путь наш от станции Рамзай Сызрано-Вяземской железной дороги, да почти нечего и говорить. Только скажу про чугунный главный в России мост через реку Волгу, про который говорят, будто-бы он стоил 25 возов терпения соорудить его. Жалко, что мы его проезжали при самом восходе солнца, поэтому я только и мог разбудить людей в своем вагоне - посмотреть на это великое чудо. Что меня удивило, во-первых, в подъезде его с правой стороны, по течению р. Волги, мы увидели икону Спасителя, а когда проехали мост, то нас проводила икона св. Николая Чудотворца. Не более 100 верст отъехавши от Волги, мы задавили лошадь, которая, бедная, слетела с рельсов как говяжъ, и кишки с торбушиною вылетели из нея вон. Она только лишь поднимала голову, но уже в брюхе у нея ничего не было. Поезд остановился.
   Когда приехали в город Уфу, то нам там дали кипятку и делали перекличку, чему мы первый раз удивились.
   И тронулись мы из Уфы в гору, - чуть-чуть паровик нас втащил. Я так и думал: вот-вот упустит нас назад, так мы все тут разобьемся вдребезги. Но все кое-как вылез, и когда стало смеркаться, мы стали подъезжать к горам Уральским. Я тут вспомнил: должно быть последнюю версту едим по нашей матушке России, а потом встретит незнакомая страна - Сибирь, которой мы при одном помине боялись, а теперь добровольно осудили себя ехать. За этими размышлениями я заснул и проснулся уже в Златоусте при восходе солнца. В горах туман был густой и холодный, и я весьма прозяб. На станции сейчас же наведался, сколько градусов тепла в эти июньские дни, и увидел, что только 4 градуса было тепла. Я тут ахнул: когда на границе еще России нам вот что уткнулось, а что будет за Уралом - не знаю... Про это я своей партии не сказал, потому что не хотел их стращать, а они этого в ум не берут, как будто по всему свету в нынешнее утро такой холодный туман и 4 градуса тепла.
   При закате солнца того же дня мы выехали из Уральского хребта, и я оглянулся назад. Эти горы остались верст на десять от нас на подобие высокого омета соломы или черной тучи, когда выползает она из леса. Впереди и по сторонам равнина, - ни лесу, ни реки, ни бугорка, и мы оказались, как на скорлупке яйца: того и гляди, поезд съедет на край или уткнется в небо. И как страшно показалось... но воротиться все таки не хотелось, пока не получим обещанной награды от Царя.
   Когда приехали в Челябинск (это было утром числа 15 июня), то на земле был снежок. Я опять не утерпел - кинулся к градуснику и увидел, что 2 градуса было тепла, а в 12 часов дня дошло до 36 град. жары. Я тут смолчал. Ничего не говорил, а только мой брат Олимпий тоже хорошо понял, что мы попались, как ворона в большие хоромы, да вылезти не знает как. Остальные опять, видно, думали, что и у нас, в Пушкине, нынешнее утро, поди, стадо погнали в валенках и тулупах. Или им до этого дела нет, лишь бы в готовых домах пожить.
   То и дело меня кричат "Иван Ефимович! (или проще г. Беляков), - едем дальше - узнаем больше!" Видите: в Уфе давали только кипяток, да перекликали, и лекарство кой кому, а вон тут почти даром покормили. А вон Афросинья Пронина сумела у этой молоденькой барышни выпросить и так, без денег. Поэтому в Омске еще лучше нас встретят, да и деньжонок, пожалуй, дадут... Тогда не худо бы артелью взять нам ведро водочки, а то своих денег у меня, как и у другого всего лишь хватит до Омска.
   Через сутки нас отправили и приехали мы в Омск, где первым долгом заявились к незабвенному всеми переселенцами за его кроткое ко всякому обращение господину Андрею Афанасьевичу Станкевичу [8], который спросил нас, во-первых: откуда мы? - "Мы Пензенской губернии..." - "Так, а я сам российский уроженец - Смоленской губернии", сказал Станкевич. Тогда на душе стало повеселее, и мы стали просить пособия и даровых подвод, чтобы нас казенным образом довезли до Минусинска. Он сказал, что таких подвод не полагается. Мы стали говорить, что де, земской начальник объявлял нам, что, будто казна будет как по чугунке, так и сухопутьем; по водам будут даваться люди править рулем... И что-же: наш господин Станкевич за такое нелепое наше требование, как топнет ногами и громко закричит: "таких даровых подвод от казны никому не назначено. Кто вам так сказал?" Я первый, видя такое дело, стал оправдываться, говоря, что наш земской начальник так объявлял, да и сам я читал в волостном [правлении] на стене. Он опять спросил: "как вашего земского начальника фамилия?" - Я сказал, что Д., и он стал его записывать. Я тут испугался: вот засудят нас в острог, да и жаль стало земского начальника, - он был молоденький и хороший человек, и он через нас пропадет.
   До трех раз господин Станкевич меня допросил и я, хотя и сознал, что не поняли в объявлении, но стойко стоял на своем, что, де, правда в наших объявлениях так было написано.
   Когда нам не удалось достать даровых подвод до Минусинска, а железная дорога до Омска еще не возила, то мы стали просить места около Омска с тем, чтобы у нас на участке была река, луга и строевые леса, - словом, как на родине, и получили от господина Станкевича такой правдивый ответ, что лучше и быть нельзя! Тут, говорит он, батенька мой, земли - сколько хочешь, а леску-то и днем со свечкой не найдешь. Тут мы носы-то повесили, и я вспомнил слова чиновника Голубева, описавшего про Западную Сибирь, что российский человек, придя в Сибирь, требует того, чего в Сибири нет.
   Станкевич дал нашим шести домам 115 руб. до Вознесенска и купили мы лошадей. Написал он нам письмо, в котором просил чиновника по крестьянским делам господина Дегтярева посадить нас на хорошенький участок, и сказал, что до Вознесенска по-сибирски считают только два шага езды, мы думали что должно не более 2 верст, а не-то 20 верст. А узнали, что в этой загадке заключается 220 верст, что нам показалось тоже не близкий путь.
   Когда поехали от Омска, то стали встречать старожильческие села и деревни с убогими церквами, с узкими изогнутыми улицами и неровными домами: один дом похож на дом, а рядом - врос до половины в землю и тяжелая земляная крыша его придавила. Тут-то и начал меня проклянать мой родной отец, 60 лет от роду, на чем свет только стоит, и до сего дня не обходится у него ни часу без страшной клеветы: где-либо оступится или зашибет палец при постройке дома, тут-же бросает топор об землю и начинается, и начинается опять страшная клевета: "чтобы провалилась эта проклятая Сибирь! Кто ее и создал, да и кто сюда завез, тому бы в трахтарары"... Я все терпел, а потом, когда год и два хлеба не уродилось, и я пал духом: что, де, сам плох - и не даст Бог. Как овца в огонь сама вбежит, так никто ей не поможет. Так и нам! За ужином, накануне Успенья Божией Матери, в таком разговоре - кто завез да и привез - я оставил помышление Божие. Если природа не вознаграждает по своему неблагодатному климату труд человека, то видно, и у Бога невозможного не упросишь... И при таких словах схватил со стола нож и направил его концом под правый бок. И мысль в миг в тот момент очутилась, что лучше тебе расчесться поскорее таким образом, нежели слышать от отца такой укор. К такому случаю, жена брата сидела как раз возле меня и наблюдала за моими действиями. Быстро оттолкнула мою руку в сторону, и нож скользнул вдоль тела. Вот до чего, - до отчаянности доводит человека переселение!
   Теперь возвращусь к неоконченной моей речи о Вознесенской шестидневной нашей стоянке там. Когда прибыли в село Вознесенское, то прежде заявились к прислуживающему там чиновнику Дегтереву, что, де, вот нас к вам прислал господин Станкевич, вот и письмо от них. Он радушно нас принял и позволил нам вне села, почти под открытым небом расположиться, пока не найдет участков.
   Была у нас одна старуха лет 70. Ее все звали Малаша Рябкина. Она и не чисто выговаривала, но все-таки на родине жила хорошо, даже содержала наемных годовых работников. И должно проснулась она как-нибудь ночью и увидела месяц, который ей показался совсем другим месяцем, а не какой видела на родине: будто он ниже ходит, чуть-чуть за землю не задевает и тут же, не пройдя больше трех сажень, закатывается. И вот она на утро встала и говорит: "бабыньки, ведь я нынче ночью увидела, что в Сибири и месяц-то другой, а не наш российский. Наш-то повыше ходит и закатывается в это время за барским двором. А этот как встал, так тут же и опять ушел под землю. И как же мы тут будем жить..." И долго не думая, заткнула сарафан к поясу и пошла обратно по дороге к Омску. Сын ее, видя, что мать его не в силах будет пешком дойти до родины, давай нанимать подводу, да и в след за ней в погоню. Нагнал ее уже верст за десять и тут она не сразу села к нему на телегу, а начала опять говорить: "Андрюшка, куда ты меня завез?.. Тут и месяц-то другой!.. И тут только и жить-то острожникам!.." Сын только с помощью других взвалил ее насильно в телегу и привез назад. Она прожила с год, а потом продала последнюю холстину и уехала на родину. Теперь, как слышно питается Христовым именем, а по праздникам стоит на последних рядах в церковной трапезной наряду с прочими, а сын тут бьется, как рыба об лед: не вманить, не выманить у такой привольной земли! Да еще в готовых-то, выстроенных заграничными плотниками домах!
   Мы облюбовали участки Лягунак, ныне Казаткульской волости, Каинского округа Томской губернии, и прибыли на него при закате солнца 4-го июля 1895 года. Расположились бивуаком под открытым небом и так тесно сгрудились друг к другу, что еле-еле пройти, боясь, чтобы ночью сибиряки не порезали. На утро вся наша партия принялась строить шалаши и тут-то закипела работа: кто куст несет, кто на лошади везет, а кто травы на крышу косит. Кто постарше - отправились в Татарки и в Котороткан, отстоящие на 10 и 8 верст, закупить сибирских шанег (т.е. лепешек): кто - пуд, кто захватил лишь фунт. Наши, на первых порах, сибирским хлебом долго не наедались: расхватят, бывало, в момент, а к ужину надо опять в деревню печь-то и негде. Замесить квашню и поедет с ней опять в деревню печь, а там, смотришь, печи заняты то своими хлебами, то сосед пораньше снял. И что же остается? А квашня перекисла, за дорогу взболталась и вся вон вытекла: в печь-то почти ничего и не остается, пуд пшеничной муки пропал... Хотя в то время она была 25-30 коп. пуд, да и их-то у многих не было. А семья, как муравьи, один за другим оставили шалашики и давно ждут хлеба поесть. И не знают, что тесто дорогой от жары под колеса сползло. Хозяин насилу добьется фунта 2-3 шаньгов и привез для лишь перевода духа. Спросят его: "что, де, долго? Мы заморились". А он в ответ: "завтра сами поезжайте, да дорогой-то сами сядьте на квашню, а я больше не поеду".
   Если кому и удается испечь пшеничное тесто, то уже попадает оно в рот как кисель аржаной и кислый до того, что того и гляди глаза на лоб выкатятся.
   Так наша партия билась месяца полтора, пока некоторые артели не воткнули кой-какие избушки. И вот как только послышится в деревне колокольчик волостных или какого фельдшера, то бросаемся со всех сторон доехать к тому месту, где он остановится: что, де, не привез-ли нам какой милости?.. А он-то только спросит: все-ли здоровы, оспу прививали-ли детям? - и опять отправится восвояси, а наш народ с поникшими головами возвращается обратно домой, не получив ничего из того, для чего, спотыкаясь, бежали во всю мочь и кричали: "кум, бросай скорей топор-то! Иди, - первым запишут!.." - А первым, как говорят, либо сена клок, либо вилы в бок, - а оно так и вышло.
   Наконец, пришло 1-е число ноября месяца 1895 года. Приехал к нам помощник волостного старшины и начал выдавать пособие на домообзаводство по 62 руб. на каждый дом, и наши мужички тут дрожащими руками получили такую милость и благодарили все начальство за то, что, де, не забыли нас, бедных, на чужой стороне. Иной такой кучки и от роду не видал. И с такой радости, и с голоду, не знали даже, чего на них скоротить: кто сахару накупил, кто - коровенку. А тут главная беда: лык не было, - лаптей сплести не из чего, и пришлось покупать на зиму пимов и чирков, то есть бродней [9], глядишь, на среднее семейство на одну обувь вылетело рублей тридцать. А через месяц, смотришь, у того развалились, а другой ходит на голых пятках, а купить-то уже не на что. И многие в такие 40-градусные морозы принуждены были обуваться в старые воржонки, но и тех-то лишних не было. А тут дрова все вышли, сена нет: вчера возик привез, а лошадь и корова за сутки все съели и сами, по-видимому, нисколько не пополнели: как лещи сухие. Я другого старика спрошу: "почему, бывало, в России дашь на ночь лошади и корове по маленькой охапке сенца - и то остается; да и бока вздерет. Тут же вдвоем съели почти воз, а сами не пополнели, да и еще гогочут?" А мне скажут: ведь сибирское-то сено лучше российского вдвое. - "А если оно едовее, то почему же его так много съедается и скотина с него не поправляется и не пьет? А я жевал траву-то и сено-то: сибирские травы не сочные и не сладкие, а потому и не сытые". А отчего они не сытые - я так думаю: что с наступлением весны, когда земля должна напитаться снеговой водой и принять в себя влияние солнечных лучей, от которых земная почва от разных коренистых веществ, как тесто в квашне, делается сладковатою, и в момент этого времени зародившееся растение быстро пропитывается своими нервами сладковатым раствором. А тут и майские дожди и припарки. В Сибири же этого никогда не бывает: как только снег стает, то май месяц является самым гибельным: потянутся с Ледовитого океана облака, как осенью, и из них нет ни дождя, ни солнечных лучей, и земля не делает такого испарительного раствора. А за ним июнь месяц с жаркими сухими днями: растение лишено, как младенец без грудей, питательного ему продукта и стоит друг от друга редко, сухое и жидкое как кострига [10]. Вот, по-моему, и сибирское сено, да и хлеба также, поэтому и малосильны против средних губерний России, что всю весну не бросаешь шубы. Мои товарищи по моему замечанию и тут мне не верят и скажут, что в России везде все равно то же, и мне досадно слышать, как непонятные люди часто в свое оправдание сравнивают наровне кулагу с медом. И опять им в пример скажу: "что же у нас земля-то, что в подполье или на потолке насыпана, ничего не родит - хотя бы горькой полыни - и той нет?" А они на это лишь скажут: "А Бог ее знает, от чего она родит"... А я опять им скажу: ныне не только Бог, а и добрые ученые люди знают, от чего в подполье не родится: потому что без солнечных лучей земля считается мертвой и без действия южных ветров и дождей она никогда ничего не может родить. Они же опять скажут: "Бог даст, - и на камышке зародится. А вот почему в Сибири-то и холодно, и дождей мало и лето коротко, - так кто тут раньше то жил? - одни челдоны желторотые [11] да ссыльные... За что же Бог и будет давать-то?... А вот как Россия наедет, так все и переменится"... Я им больше ничего не стану говорить, скажу лишь, что у человека не возможно, а у Бога все возможно, только веруйте по вере: святые горы передвигали; так один сдвинул древний город Капернаум в Генисаретское озеро за возвышение себя самонадеянностью до неба.
   Вот мы перебились кое-как пособием первую зиму, которая была у нас за великий праздник: день и ночь картам спокою не давали, а по ночам каждый вечер с гармониями от конца и до конца деревни хороводы водились. И уже получили мы по 62 рубля, а на Бурковом участке, 8 верст от нас, говорят, по 150 рублей получили да еще на третье подали по 100 рублей. И вот наша молодежь и веселилась по всей ноге, а старики на печи протерли о кирпичи все плечи у последних рубашонок и не думали о будущей весне и посеве, - так и думали, что семена ко дню посева будут готовы либо из Омска, а то прикажут богатому старожилу отворить амбары.

Русское богатство. 1899. № 3. 2 отд. С. 1-14.

  [1] Родоначальником рода Столыпиных являлся Алексей Столыпин (1748-1810). Одна из ветвей рода представлена потомками Аркадия Алексеевича, друга М.М. Сперанского (сын Николай - дипломат, другой сын Дмитрий - философ, непременный член Вольского уездного по крестьянским делам присутствия), владевшими имением в Саратовской губ. Основательнице другой ветви Елизавете Алексеевне Арсеньевой (урожденной Столыпиной), бабушке М. Ю. Лермонтова, принадлежало имение Тарханы (ныне с. Лермонтово) Пензенской губ. Третья ветвь шла от Дмитрия Алексеевича. Его сын Аркадий Дмитриевич, генерал, служил в Военном министерстве. Внук, Пётр Аркадьевич Столыпин (1862-1911), с апреля 1906 г. возглавлял Министерство внутренних дел, с июня 1906 г. - председатель Совета министров. Семья А.Д. Столыпина владела имениями в Нижегородской, Саратовской, Казанской и Пензенской губерниях (в т.ч. с. Пушкиным), но постоянно жили в Колноберже близ г. Ковно.
  [2] Мордвинов Н. С. (1754-1845) - граф, адмирал, государственный деятель, выступал за освобождение крестьян путём выкупа.
  [3] Посредник и бурмистр - мировой посредник и управляющий помещичьим имением.
  [4] Голубев П. А. (1855-1912) - ссыльный народник, в Сибирь выслан в 1887 г. Редактор и один из авторов сборника "Алтай". Автор 19 статей по истории Алтайского округа. Сотрудничал в "Сибирской газете" и "Сельском вестнике".
  [5] Марусинова - искаженный псевдоним С. П. Швецова (1858-1930), писавшего под псевдонимами С. Марусин, Иван Серых и др. Активный участник народнического движения. В 1879 г. приговорен к лишению всех прав состояния и ссылке в Западную Сибирь. Отбывал ссылку в Тобольской губернии, затем в Барнауле. С середины 1880-х гг. - исследователь крестьянского общинного землепользования, быта переселенцев, крестьянского и инородческого хозяйства в Алтайском округе. Сотрудник статистического бюро Алтайского округа, участник и руководитель массовых статистических обследований.
  [6] Сморханют - схитрят.
  [7] Нергически - энергично.
  [8] Станкевич А. А. - чиновник министерства внутренних дел, исполнявший должность заведующего переселенческим делом в Тобольской губернии в 1880-1890-х гг.
  [9] Пимы - валенки, чирки - башмаки, бродни - высокие сапоги.
  [10] Кострига (кострыга) - жесткая кора растений.
  [11] Челдоны желторотые - одно из уничижительных названий сибиряков-старожилов.

56. С. Фруг. "Переселенцы".

    Летучий поезд мчал меня
    К пределам родины желанной…
    У края насыпи песчанной
    Навстречу шла крестьян семья.
    Они ушли с родной равнины,
    Когда-то милой им, как мать,
    В поля неведомой чужбины
    Приюта нового искать.
    Года железного терпенья,
    Года кровавого труда
    Прошли, исчезли без следа
    Они бредут… Нужда, лишенья,
    Как версты, вдоль пути стоят.
    Лишь придорожные деревья
    Шатром зеленым осенят
    Их одинокое кочевье…
    Им долго в след гляжу с тоской,
    И пред взволнованным сознаньем
    Мерцает слово - край родной -
    Каким-то грустным обаяньем…

(Северный вестник [1]. 1890. № 6. С. 168)

  [1]  Северный вестник (1885-1898) - общественно-политический, литературный и научный журнал. С момента основания до 1890 г. редактором журнала была активная участница женского движения А. М. Евреинова - первая русская женщина, получившая степень доктора права. Издательницей до 1889 г. являлась А. В. Сабашникова. Народнический колорит журналу придавало участие в нем В. П. Воронцова, Я. В. Абрамова, С. Н. Южакова и Н. К. Михайловского. Переселение крестьян в Сибирь активно обсуждалось на страницах издания. Так, из 132 номеров журнала, изданных с 1886 по 1896 гг., переселенческий вопрос так или иначе затрагивался в 47. Выявлено 50 разножанровых публикаций, посвященных проблемам миграционного движения: 16 статей и очерков, 7 рецензий, 21 обзор провинциальной печати, 3 заметки из рубрики "Внутреннее обозрение", 1 стихотворение, 2 объявления об учреждении общества для вспомоществования нуждающимся переселенцам.

57. Переписка о создании земледельческой артели переселенцев.

23 августа - 17 сентября 1894 г.

Доклад земельной части.

   Действительный член Общества вспомоществования нуждающимся переселенцам Валериан Тимофеев Зимин в прошении своем от 13 августа с. г. объясняет, что, желая оказать помощь нуждающимися переселенцам выдачею им из собственных средств ссуды на обзаведение хозяйственное он предложил 6-ти семействам, состоящим из 21 души муж. пола составить земледельческую артель.
   В виду согласия переселенцев на образование земледельческой артели, а также и того обстоятельства, что это будет первая в Сибири земледельческая артель, г. Зимин, как учредитель ее, ходотайствует для поощрения хозяйства на артельных началах, об отводе переселенцам удобной для сельского хозяйства земли, недалеко от г. Барнаула, вблизи почтового тракта, леса и реки.
   Имея в виду, что на основании 126-й ст. т. ХIV Устава о предупреждении и пресечении преступлений изд. 1876 без ведома и согласия Правительства воспрещено учреждать какие бы то не было общества, товарищества или артели - Земельная часть Главного Управления, докладывая Его Превосходительству г. Начальнику Округа, с своей стороны полагает правильным прошение г. Зимина препроводить г. Томскому Губернатору, прося уведомить не встречается ли препятствий к учреждению Зиминым земледельческой артели в Алтайском Округе. По получении благоприятного отзыва предложить переселенцам лично осмотреть и избрать имеющиеся в Округе свободные земли и затем уже выдать им установленные свидетельства на водворение с возбуждение переписки о причислении. Август 1894.

   Помощник начальника [подпись не разборчива]

Начальник Алтайского Округа
31 августа 1894
№ 18186

Господину
Томскому Губернатору

   Представляя при сем прошение Действительного Члена Общества вспомоществования нуждающимся переселенцам Валериана Тимофеева Зимина, из которого видно, что, желая организовать на собственные средства земледельческую артель, состоящую из 21 души мужского пола переселенцев Тамбовской губ., он ходотайствует об отводе наиболее удобной земли для поощрения артельного хозяйства, - имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство уведомить меня с возвращением прилагаемого прошения не встречаются ли какие-либо препятствия к учреждению Зиминым земледельческой артели в Алтайском Округе из переселенцев Тамбовской губернии.

17.09.1894
№ 2743

Господину Начальнику
Алтайского горного округа

   Вследствие отношения 31 минувшего августа за № 18186, возвращая при сем прошение действительного члена Общества для вспомоществования нуждающимся переселенцам Валериана Тимофеева Зимина, ходотайствующего об отводе земли для организации им на свои средства земледельческой артели из нуждающихся в помощи семей переселенцев Тамбовской губернии, имею честь уведомить Ваше Превосходительство, что к удовлетворению означенного ходотайства Зимина с моей стороны препятствий не встречается.

   Губернатор [подпись не разборчива]
   Непременный Член [подпись не разборчива]
   Секретарь

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 919. Л. 2-2 об. Писарская копия;
Л. 3-5. Рукопись, подлинник.

58. Отчет о движении переселенцев в Алтайский горный округ
в течение 1888,1889, 1890, 1891 и от 1 Января 1892 по 1 Октября 1902 г.

1902 г.

   Переселенческое движение в Алтайский горный округ в отчетном году достигло наибольшей силы за последнее пятилетие, т.е. период, относительно которого в Главном Управлении округа имеются сведения о количестве вновь прибывших переселенцев и распределении их по округу. Следующая табличка показывает, в какой степени возрастало движение с 1884 года, а также и место, занимаемое в этом отношении отчетным годом:

Год

Число душ мужского пола

Число душ женского пола

Число душ обоего пола

%

1884
1885
1886
1887
1888

6615
9003
8622
8531
9600

5290
8051
7657
7439
8431

11905
17054
16279
15970
18031

15,0
21,5
20,6
20,1
22,8

За пятилетие

42371

36868

79239

100 %

   Таким образом, число переселенцев отчетного года составляет почти 23 % общего количества прибывших в округ переселенцев в течение пятилетия, по отношению же предыдущего 1887 года оно возросло на 2061 д. или на 2,7 %.
   В движении переселенцев в Алтайский округ за рассматриваемый год принимали участие 37 губерний Европейской и Азиатской России, причем участие каждой из них выразилось далеко не в одинаковой степени: наибольшее количество переселенцев, как и в предшествующие годы дала Курская губерния, а именно - 5093 души обоего пола или 28,2 % общего числа душ, следующее место занимает Харьковская губерния - 2311 д. или 12,8 %; затем идут - Тобольская - 2079 или 11,5 %, Тамбовская - 1329 или 7,3 %, Пермская - 1204 д. или 6,5 % и т.д. Если принимать во внимание не отдельные губернии, а более или менее обширные районы, то окажется, что наибольшее количество переселенцев доставила черноземная полоса Средней России, из губерний нечерноземных только две - Вятская и Пермская - дали значительное количество переселенцев. Север России, западные губернии и царство Польское почти не участвовали в переселенческом движении, тоже следует сказать и о южных и юго-восточных губерниях Европейской России.
    Из прилагаемой ведомости видно, что распределение переселенцев в Алтайском округе крайне неравномерно: так на Барнаульский округ приходится значительно более половины всех переселенцев, а именно - 11052 д. об. пола или 61,3 %, на Бийский - 6132 д. или 34 %, на Кузнецкий всего около - 3,2 %, на Томский - 1,1 %, последнее место занимают четыре инородные управы, выделенные в ведомости в отдельную группу: здесь поселилось всего лишь 57 душ обоего пола или едва 0,3 %. Указанная неравномерность в распределении обнаруживается еще резче, если за единицу, подлежащую рассмотрению, принимать не округ, а волость, в то время, как в одни волости - Карасукскую, Касмалинскую и проч. - переселенцы стремятся тысячами, к другим они причисляются единицами и десятками, таковые Сычевская, принявшая 2 души, Малышевская - 10 д., Тальменская - 22 д. и т.д.; в одиннадцати, наконец, волостях причисление переселенцев совсем не имело места.
   Отмеченный фактор находит свое объяснение в следующих обстоятельствах. Отдельные волости и селения Алтайского округа в земельном и других отношениях находятся далеко не в одинаковых условиях. Население горнозаводских волостей получило землю по уставным грамотам и имеет настолько ограниченный надел, что приписка переселенцев к этим волостям на общих основаниях, т.е. с предоставлением им права пользования отведенными казенному населению землями за взнос установленного образца не может быть допущена иначе, как при условии увеличения общего земельного надела этих волостей и селений. В виду этого причисление переселенцев в эти волости производится лишь для счета, и землями они могут пользоваться только на правах аренды от Управления Алтайского Округа. Таким образом, особенность положения горнозаводских волостей исключает возможность значительного притока в них переселенцев, в большинстве случаев избегающих селиться на арендных землях.
   Что же касается собственно крестьянских волостей, а также смешанных, в состав которых входят крестьянские и горнозаводские селения, какова, например, Локтевская волость, - то здесь на больший или меньший приток переселенцев имеют влияние размеры землепользования отдельных селений, общие топография местности, почва, климат, степень урожайности и проч. Так, волости Карасукская, Нижне-Кулундинская и Касмалинская, куда в отчетном году поселилось 47 % прибывших переселенцев, принадлежат к числу степных и при том наиболее многоземельных в Алтайском округе, с богатой почвой и высокими урожаями. Общие сельскохозяйственные условия, которые встречают в них переселенцы, ближе подходят к оставленным ими на родине, чем, например, волости юго-восточного угла Бийского округа: здесь также достаточно земель, столь же хорошего качества, но гористость местности, затруднительность сообщений и проч. отталкивают переселенцев.
   Сказанное еще больше значения имеет по отношению инородческих волостей, расположенных, за немногими исключениями, в глухих лесах и малодоступных горах, которые вынуждают селиться отдельными хуторами, нередко далеко отстоящими друг от друга, т.е. представляют условия, к которым крестьянин центральной России не привык. К этим особенностям топографического характера, по всей вероятности, следует присоединить еще бытовые особенности коренного населения - инородцев.
   Все переселенцы, получающие от Главного Управления разрешение на право поселения в Алтайском округе, могут быть разделены на две главные группы, сообразно условиям, на которых допускается поселение: к одной группе относятся переселенцы, садящиеся на земли в селениях старожилов, для чего необходим приемный приговор этих последних; к другой - переселенцы, избирающие свободные земли Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, из которых отводятся особые переселенческие участки, - для поселения здесь требуется лишь разрешительное свидетельство Главного управления. Согласно этому различию в прилагаемых ведомостях переселенцы распределены на селящихся по приемным приговорам сельских обществ и - по свидетельствам Главного Управления.
   Из 18031 души переселенцев, получивших в отчетном году разрешения на поселение в округе, 8490 д. - 4523 муж. пола и 3967 жен. - относятся к первой группе и 9541 душа - 5077 муж. и 4464 жен. - ко второй. Таким образом, на свободных участках поселилось 52,9 % общего количества переселенцев. Заслуживает внимания сопоставление этих цифр с однородными данными за предыдущие годы, как указывающие на усиливающееся стремление переселенцев селиться на новых участках.
   

Год

Количество прибывших переселенцев

Количество переселенцев, поселившихся в селениях старожилов

Количество переселенцев, поселившихся на свободных участках

% поселившихся на свободных участках

1884
1885
1886
1887
1888

11905
17054
16279
15970
18031

9981
10465
9348
9103
8490

1924
6589
6931
6867
9541

16,1
38,6
42,5
43,0
52,9

   Для громадного большинства переселенцев далеко не безразлично, селиться ли на свободных участках или в обществах старожилов, ибо очень немногие из них могут сразу обзавестись прочным хозяйством, большинству же приходится известный период времени существовать сторонними заработками и лишь постепенно устраивать собственное хозяйство. Поэтому поселение в деревнях старожилов, где существует спрос на рабочие руки, где есть возможность чужим инвентарем возделать пашню, расплатившись за него личным трудом, - уже представляет громадные преимущества перед поселением на свободных участках, где нельзя найти ни заработка, ни достаточного количества скота, ни свободных земледельческих орудий, где все необходимо заводить самому, при том заводить сразу. Между тем из вышеприведенной таблички видно, как быстро возрастает процент селящихся на свободных землях. Объяснить это явление можно следующим образом. Громадный приток переселенцев, а вместе с тем все усиливающийся спрос на земли, постепенно поднимали в глазах старожилов ценность земель, сообразно чему повышалась и плата, которую взимают старожилы за выдаваемые ими приемные приговора переселенцам. Таким образом, пять лет назад лишь 16 % переселенцев не находили средств, чтобы купить себе приговор, в настоящее время это не под силу уже почти 53 %. Что именно такова причина рассматриваемого факта, это видно, между прочим, из того обстоятельства, что переселенцы постоянно обращаются в Главное Управление с просьбами о причислении их к обществам старожилов без приемных приговоров этих последних.
    В 1888 году шести селениям Алтайского округа - Боровлянскому, Усть-Кормихе, Гуселетовой, Мормышанскому, Казанцевой и Усть-Озерной - была произведена прирезка земельных угодий из пустолежащих земель, причем общества этих селений обязались принять известное количество переселенцев бесплатно. В течение года, к этим селениям причислилось 138 муж, 137 жен. душ, всего же 275 душ.
   Переселенческих участков в отчетном году было открыто двенадцать: пять в Барнаульском, два в Бийском, четыре в Кузнецком и один в Томском округах. Количество земли во всех участках равняется 134399 десятинам, из которых 110998 д. удобной и 23401 д. неудобной земли. На всех участках предполагалось поселить 6153 души мужского пола, рассчитывая на каждую мужскую душу по 15 десят. удобной земли, с прибавлением до 3 десят. на будущий прирост населения. В действительности в отчетном году поселилось на участках 1651 душа муж. пола. Вполне заселены два участка - Гилев лог Кулундинской волости и Верх Паченский Тутальской волости, остальные предполагается заселить в текущем 1889 и будущем 1890 годах.
   Из 3282 муж. ревизских душ, получивших от Главного Управления разрешение на поселение в Алтайском округе, Казенной Палатой причислено 1270 душ, вследствие чего оброк в доход Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА возрос за отчетный год на 5715 руб. сер.
   Материальная помощь переселенцам со стороны Главного Управления выразилась в бесплатном отпуске леса для построек и топлива. Всего лесных материалов отпущено в отчетном году на сумму 16870 руб. 85 коп. При этом необходимо заметить, что далеко не все переселенцы в первый же год своего водворения в Алтайский округ пользуются правом на бесплатный лес: многие из них обращаются с просьбами об отпуске леса для построек через два-три и более лет по прибытии в округ. Поэтому нельзя относить все количество отпущенного в отчетном году леса на счет переселенцев, прибывших в течение того же года, - значительная часть должна быть отнесена на переселенцев предыдущих лет. Выделить же из общего количества пользовавшихся лесом переселенцев тех, которые водворились в Алтайском округе в 1888 году по данным Главного Управления не представляется возможным.
   Помимо отпуска леса в отчетном году переселенцам была оказана и другого рода материальная помощь, а именно: согласно разрешения Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, данного телеграммой от 27-го Декабря 1888 года, из Локтевского хлебозапасного магазина было отпущено в ссуду 1000 пудов ржаной муки 70 семействам переселенцев Николаевского заселка Ново-Алейской волости. В настоящее время переселенцы уже изъявили готовность возвратить ссуду.
   Рядом с переселениями в Алтайский округ крестьян различных губерний Европейской и Азиатской России, наблюдается и другого рода явление - внутреннее движение населения округа, охватившее в 1888 году 58 волостей и 7 инородных управ.
   Первое место в этом отношении принадлежит крестьянским волостям Барнаульского округа, давшим 2159 душ переселенцев из общего количества 4908.

Центр хранения архивного фонда Алтайского края. Ф. 3. Оп. 1. Д. 741. Л. 1-6 об. Машинописная копия.

59. Переписка по вопросу о сохранении земли за сельским обществом.

[1908-1909 гг.]

Его высокопревосходительству
Господину Министру Земледелия и землеустройства
Действующих по доверенности Ужурского сельского о-ва
крестьян Прокопия Егорова и Лавра Соколова,
жит. в селе Ужурском, Ачинского уезда, Енисейской губ.

ПРОШЕНИЕ

   Задача переселения заключается в том, чтобы нуждающейся в земле массе крестьянства безземельного дать возможность устроиться на свободных землях Сибири и др. окраин. В этих целях правительство ограничивает нас - старожилов в праве безграничного пользования землями, находящимися в районах наших селений, отводя свободные участки переселенцам. Нам, старожилам, такое ограничение, понятно, не совсем по вкусу. Но мы отлично понимаем, что это вопрос огромного государственного значения. Перед велениями начальства мы преклоняемся и молим бога, чтобы переселенческое дело творилось не во вред нам и в пользу нашим безземельным братьям. Совсем иное дело, когда мы видим, что земля отбирается от нас и отдается какому-то частному предпринимателю. В таком случае мы должны спешить для защиты своих кровных интересов и молить наше начальство не допустить, чтобы нас обидели.
   Дело в следующем:
   Бесчисленное множество лет крестьяне и односельчане дер. Коневой владели участком земли, который в 1895 году, при размежевании земли, образован был в участок, знаемый под названием "Учумский". Согласно распоряжения старшего производителя работ второй Енисейской партии г. Григорьева от 10 июля 1896 года за № 136, образование Учумского участка (или, как мы его называем, среднего участка) было отклонено и мы, крестьяне села Ужурского и дер. Коневой продолжали, как и многие годы подряд, пользоваться им в своих интересах. Мы распахивали землю, косили траву, удобряли его, строили заимки и т.д. и т.п.
   Когда началось переселение и крестьянские земли стали усиленно заселяться переселенцами из внутренних губерний, владение этим участком все-таки избавляло нас от излишних стеснений. Теперь, как нам стало известно, этот участок сдается в долгосрочную аренду какому-то неизвестному нам купцу из Москвы Алексееву, который якобы предполагает устроить образцовую ферму и т.п. Конечно, такие предприятия должны поощряться; с одной стороны еще большой вопрос, действительно ли этот Алексеев осуществит все свои планы, он может многое насулить. А затем, как только договор будет подписан, он просто, может быть начнет хозяйничать на нем, как в России хозяйничают все эти деревенские богатеи. А с другой стороны, возникает вопрос, может ли и должно ли быть допущено основание, хотя бы и фермы, на той самой земле, которая так крайне нужна нам, коренным работникам, поливавшим ее своим потом и кровью. Население наше увеличивается, нужда в земле растет, каждая пядь земли нам так дорога. Если мы теснимся для того, чтобы дать место нашим нуждающимся братьям из внутренних губерний, то это одно дело. Но если мы должны оттесниться ради какого-то Алексеева, то это другое дело. Для пользы отечества мы готовы не только землю свою отдать, но и животы свои положить. Но от нашествия какого-то купца-фермера мы ищем защиты. Мы молим Ваше Превосходительство не допустить, чтобы участок этот был от нас отнят. Бог с ним, с этим Алексеевым. Пусть он живет себе купцом в Москве. Нам же без этого участка, как говорится, и куренка выпустить некуда будет. Прикажите, Ваше Превосходительство, чтобы означенный участок остался в нашем пользовании, как и раньше. Представление об утверждении договора с Алексеевым управлением послано в Департамент Земледелия еще 6 ноября 1908 г. за № 9713. О нижеследующим просим нас уведомить.

Совет Министров
29 июня 1909 г.
№ 2655
Выписка из журнала Совета Министров
26 мая 1909 г.

Слушана записка Главноуправляющего Землеустройством и Земледелием от 15 мая за № 985 (по Деп. Госуд. Землед. Имущ.), о предоставлении торговому дому "Владимир Алексеев" в аренду без торгов казенной земли в Енисейской губернии.
   Совет полагал: предположения Главного управления Землеустройства и Земледелия по настоящему делу утвердить, согласно сделанным Гофмейстером Кривошеиным [1] в заседании Совета разъяснениям и на основании телеграфного сообщения Иркутского Генерал-Губернатора заявлением. Торговому дому "Владимир Алексеев" мог быть в случае надобности предоставлен вместо участка "Капчалык" участок земли площадью до 20000 дес., имеющий оставаться, за наделением крестьян Знаменской волости между деревнями Перевозной, Копнами, Знаменской Тесью, Бородиной и землями Абаканских инородцев с прирезкою к этой площади с северной стороны оброчных статей при речке Тесь, а с южной - части течения речки Коксы, и с окончательным установлением границ и площади этого участка по окончании производящихся работ.
   По выяснению землепользования местного населения
   ГОСУДАРЬ-ИМПЕРАТОР в 22 день июня 1909 г. на положение Совета высочайше соизволил.

Российский государственный исторический архив. Ф. 396. Оп. 4. Д. 416. Л. 75. Подлинник, рукопись;
Л. 98. Машинописная копия.

  [1]  Кривошеин А. В. (1857-1921) - сын подполковника, внук крестьянина. Окончил юридический факультет Петербургского университета. С 1896 г. товарищ начальника, с 1902 г. - начальник переселенческого управления МВД, в 1905-1908 гг. товарищ главноуправляющего землеустройством и земледелием, в 1908-1915 гг. Главноуправляющий землеустройством и земледелием. Являлся ближайшим соратником П. А. Столыпина в проведении аграрной реформы.

60. Итоги переселения в Алтайский округ, 1884-1912 гг.

1912 г.

   Движение переселенцев на Алтай занимало всегда выдающееся место в общем их потоке за Урал.
   Несмотря на запрещение устройства самовольных переселенцев и видимое предпочтение, так называемому, организованному переселению, несмотря на бывшее почти полное закрытие Алтайского Округа для переселения и прекращение образования переселенческих участков, несмотря на военные действия с Японией, движение переселенцев на Алтай шло беспрерывно, уменьшаясь или увеличиваясь лишь в своем объеме в зависимости от тех или иных причин общего характера.
   За последние годы, после Японской войны, движение переселенцев в Алтайский округ обнимает 40 % всего движения в Сибирь.
   Массовое движение переселенцев на Алтай, достигавшее в 1907-1909 гг. до 250000 душ обоего пола в год, не могло не отразиться на жизни Алтайского округа вообще и коренного местного населения в частности, в земельном отношении еще тогда неустроенного.
   Насколько для устройства выходцев из внутренних губерний Европейской России требовались обширные земельные площади, настолько местное население нуждалось в ограждении его земельных прав, в скорейшем его землеустройстве, так как с каждым годом отсрочки или промедления - земельный фонд таял и душевая норма по фактическому землепользованию уменьшалась от притока новых пришельцев, от переселения их к старожилам.
   Землеустройство местного населения и устройство переселенцев неизбежно тесно связывались между собой.

II.

   Идя навстречу требованию самой жизни, Кабинет ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА предоставил переселенцам в Алтайском округе обширные земельные площади культурных земель и поспешил с землеустройством коренного населения.
   Сохраняя за собой из 41 млн. десятин, составляющих общую площадь округа, лишь около семнадцати миллионов, за малым исключением, лесных и горных пространств, малодоступных и мало пригодных для сельскохозяйственной культуры, Кабинет ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА близок ныне к окончанию землеустроительного дела в Округе вообще.
   Вполне понятно, что и переселение и землеустройство - факторы, глубоко затрагивающие жизнь страны, приподнимают настроение сельского населения и волнуют общественную мысль. Такими обстоятельствами, к сожалению, пользуются разные ходатаи и темные дельцы в целях извлечения личных выгод и наживы.
   Этим только можно объяснить периодическое появление даже в солидных журналах и газетах тех или других сведений, касающихся переселения и землеустройства Алтая, не только не отвечающих действительности, но крайне извращенных или полных вымысла.
   Настоящий очерк, касающийся лишь вопроса переселения в Алтайский округ, имеет целью фактически осветить его всесторонне и показать, что было сделано в этом отношении Кабинетом ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА, и какие земельные жертвы потребовались от него.

I.

   Алтайский округ с давних пор привлекал к себе крестьян-земледельцев Европейской России, не находивших благоприятных условий для приложения своего труда на родине.
   Редкое население, обилие степных, удобных для земледелия пространств, сравнительно мягкий климат и возможность ведения обширного экстенсивного скотоводческого-земледельческого хозяйства давали возможность пришельцам устроиться на новых местах. Этому же способствовали, кроме благоприятных природных данных, и удачно сложившиеся для первых пришельцев экономические условия. Старожилы довольно охотно принимали переселенцев, выделявших из своей среды весьма значительный контингент наемных сельских рабочих, в которых так нуждалось старожильческое население.
   Но вниманием и славой среди выходцев из Европейской России пользовался далеко не весь Алтай. Переселенцы охотно селились лишь в Барнаульском уезде, северной части Бийского и северо-западной Змеиногорского. Таким образом, лишь степная и лесостепная равнинная часть Алтайского округа была так сказать, естественным колонизационным фондом, тогда как на востоке Алтайского округа - в горах и лесах - из 26 намеченных Главным Управлением округа переселенческих участков не была заселена даже половина.
   Официальное разрешение переселения в Алтайский округ последовало 30 июля 1865 г., когда было ВЫСОЧАЙШЕ утверждено Положение Комитета Министров, состоявшееся вследствие представления Министром ИМПЕРАТОРСКОГО Двора записки о порядке переселения в Алтайский округ. По правилам, изложенным в записке г. Министра, переселенцам разрешалось как причисляться к существующим сельским обществам, так и образовывать новые селения и общества на пустолежащих землях.
   В 1879 г. были утверждены особые правила для заселения избранных, по инициативе Томского Губернатора Супруненко, 26 пунктов в Горном Алтае. Изданные временно на три года правила эти оставались в силе до применения к земельным участкам закона о землеустройстве.
   В 1891 г. правила 1865 года подверглись изменению. Главному Управлению округа было предписано не выдавать разрешений на водворение переселенцев, не выяснив предварительно, путем переписки с Начальниками губерний, из которых выселяются переселенцы, возможности увольнения их из прежних обществ, и не получив на переселение их согласия Губернаторов.
   А в начале следующего 1892 г. (6 марта) был издан Министром Внутренних Дел циркуляр, которым приостанавливалось разрешение переселений. Этот циркуляр был применен и к Алтайскому округу.
   В 1894 г. по распоряжению Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА был приостановлен и отвод свободных земель под переселенческие участки. Мера эта вызывалась желанием сохранить запас земель для предстоящего земельного надела крестьян.
   Но, несмотря на запрещение, переселенческое движение в округе не прекратилось, и довольно скоро в пределах округа скопилась значительная группа самовольных переселенцев, большая часть которых селилась в старожильческих селениях, не получив приемных приговоров. Скопление в округе нелегальных переселенцев и замечавшееся обострение отношений между ними и старожилами побудили Начальника Горного округа ходатайствовать перед Кабинетом ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА об устройстве проживающих в округе самовольных переселенцев. Ходатайство это было внесено Кабинетом на рассмотрение Комитета Сибирской железной дороги, журналом которого, получившим ВЫСОЧАЙШЕЕ утверждение 27 апреля 1896 г., были определены правила устройства переселенцев в Алтайском округе.
   Этот закон в I отделе предусматривает - во 1-х, причисление всех переселившихся до издания этого закона в обществах, где они проживают и имеют домообзаводство без испрошения приемных приговоров, в тех однако случаях, когда у старожилов было больше 15 дес. на душу или когда земля могла быть прирезана к наделу из свободных Кабинетских земель и, во 2-х, водворение во вновь образованные переселенческие участки с освобождением от платежа податей в течение первых 3-х лет и в половинном размере в последующие 3 года.
   Самое причисление обуславливалось нижеследующими правилами: а) чтобы переселенцы имели в местах своего пребывания домообзаводство и занимались земледелием, б) не состояли под судом и следствием и в) в прежних обществах (на родине) не оставалось необеспеченных содержанием лиц, принадлежащих к семьям переселившихся. Не отвечающие каким-либо из вышеозначенных условий причисляются к волостям, в районах коих они проживают, или к городским обществам.
   Не менее важное значение имел II отдел закона 27 Апреля 1896 г., который, отменяя действовавшие правила 30 Июля 1865 года, заключает в себе общий порядок разрешения переселений и дальнейшего устройства переселенцев в Алтайском округе. По содержанию своему этот отдел вполне аналогичен с законом о переселении сельских обывателей и мещан на казенные земли (2 примеч. к ст. 33 Общ. Полож. о крестьянах, особое приложение к т. IX Свод. Зак. о состоянии по продолж. 1890 г.)
   В развитие сего закона Министр ИМПЕРАТОРСКОГО Двора, по сношении с г. Министром Внутренних Дел, признал необходимым преподать следующие правила: (предписание Кабинета 29 Июня 1899 года № 6483).
   1) Допускается водворение переселенцев на свободных Кабинетских землях и в несполна заселенные участки только по испрошении переселенцами предварительного разрешения Министров ИМПЕРАТОРСКОГО Двора и Внутренних Дел, на точном основании закона 27 Апреля 1896 года.
   2) Самовольным переселенцам не выдавать разрешений от Управления Алтайского округа на водворение в незаполненные участки, а равно на свободные Кабинетские земли, впредь до получения ими разрешений от Министров ИМПЕРАТОРСКОГО Двора и Внутренних Дел, о чем их извещать при заявлении Главному Управлению ходатайств.
   3) Прием новых членов в общества заполненных переселенческих участков и вообще водворение переселенцев в сих участках прекратить.
   4) Прием новых членов старожильческими обществами Алтайского округа допускать на точном основании 142 ст. Общ. Полож. о крестьянах, но, однако, лишь в такие селения, в коих, при землеустройстве по количеству земли не может встретиться затруднений в земельном наделе.
   Этими положениями исчерпываются главнейшие узаконения о переселении на Алтай до 1906 года.
   После устройства на основании закона 27 Апреля 1896 года переселенцев, прибывших в Округе до издания этого закона, число неустроенных переселенцев постепенно опять возросло до значительных размеров. К 1906 г. таких переселенцев насчитывалось около 200,000 душ обоего пола. Это обстоятельство побудило Кабинет ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА озаботиться устройством их тем более, что правительство рассчитывало найти в Алтайском округе весьма значительный земельный фонд для устройства безземельных и малоземельных крестьян Европейской России. Эта мысль особенно ясно выражена в ВЫСОЧАЙШЕ утвержденной 26 Апреля 1906 г. мемории Совета Министров 18 Апреля 1906 года.
   Переселенцы "проживая неустроенными в земельном отношении, - говорится в означенном акте, - затрудняют возможность водворения в Округе новых нуждающихся в земле выходцев из Европейской России". "В настоящее время, - читаем мы в том же акте, - одной из главнейших забот Правительства является устройство безземельных и малоземельных крестьян Европейской России, и потому представляются особенно современными меры для скорейшего определения могущего быть им предоставленным земельного фонда. В Алтайском округе, земли которого издавна считаются крестьянами за наиболее пригодные для водворения, одним из препятствий для отвода земель под новых выходцев из Европейской России является неустроенное положение ранее прибывших в Округ самовольных переселенцев. Ввиду сего, Совет признал желательным скорейшее устройство их".
   На основании этой мемории подлежали устройству применительно к правилам закона 27 Апреля 1896 г. переселенцы, прибывшие в округ до издания положения 26 Апреля 1906 г. и удовлетворяющие условиям, изложенным в означенной мемории Совета Министров.
   Ввиду того, что в Томском и Бийском уездах землеустройство было закончено, а в Барнаульском было начато, действие изданных правил распространялось лишь на уезды Змеиногорский и Кузнецкий.
   Одновременно с утверждением мемории Совета Министров было издано ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление 26 Апреля 1906 г. "об отмене и изменении узаконений по переселенческой части, не согласных с временными правилами о добровольном переселении 6 июня 1904 года". Означенным ВЫСОЧАЙШИМ повелением отменялся ряд прежде действовавших узаконений о переселении и установлены новые правила, а в отношении Алтайского округа разрешалось с согласия Главного Управления Алтайского округа переселение на незаполненные переселенческие участки и причисление к старожилам, причем на переселенцев в Алтайский округ распространялись все льготы, применявшиеся к переселенцам на казенные земли.
   Не встречая в принципе препятствий к открытию земель округа для переселенцев, Министр Императорского Двора указывал на необходимость надлежащего ограждения интересов коренного населения.
   Первоначально предполагалось образование переселенческих участков поручить Управлению Алтайского округа по соглашению с заведующим Землеустройством, но впоследствии было признано более целесообразным передать деятельность по устройству вновь прибывающих переселенцев в руки ведомства, ведающего это дело на казенных землях. Результатом такого направления в решении вопроса об использовании земель Алтайского округа для колонизационных целей было внесение Министром ИМПЕРАТОРСКОГО Двора в Совете Министров проекта именного ВЫСОЧАЙШЕГО Указа о передаче кабинетских земель в распоряжение Главного Управления Землеустройства и Земледелия для образования переселенческих участков. Совет Министров вполне присоединился "к проектируемой Министром Императорского Двора мере, направленной к облегчению переселенцам из внутренних губерний возможности устраиваться в Алтайском округе" [1].
   Особым журналом Совета Министров был определен размер и срок уплаты из Государственного Казначейства вознаграждения Кабинету за уступаемые им земли, а также порядок вознаграждения за передаваемые арендные статьи. Последнее вознаграждение, по мнению Совета Министров, "должно быть уплачиваемо казной тотчас же после состоявшейся передачи, в течение всего льготного пятилетнего срока, и притом, в размере ранее приносимого теми арендными статьями дохода" [2].
   19 Сентября 1906 г. особый журнал Совета Министров получил ВЫСОЧАЙШЕЕ утверждение и Именным ВЫСОЧАЙШИМ Указом, изданным в порядке 87 ст. Основных Законов, признавалось "необходимым облегчить возможность водворения на незаселенных еще землях названного (Алтайского) округа переселенцев из внутренних губерний".
   Указ устанавливал следующие основные положения для передачи земель:
   "1. Все незаселенные, но пригодные к заселению земли Алтайского округа передаются, по мере образования на них переселенческих участков, в собственность казны и поступают в распоряжение Главного Управления Землеустройства и Земледелия для водворения переселенцев. Права на недра означенных земель сохраняются за Кабинетом на основаниях, действующим законом указанных (Пол. крест. Сибир., изд. 1902 г., ст.126).
   2. В переселенческие участки обращаются: а) свободные земли; б) оброчные статьи, по мере прекращения арендных на них договоров и в) земельные излишки, остающиеся за Кабинетом от поземельного устройства старожилов.
   3. В состав переселенческих участков не могут быть включаемы: а) ценные защитные и водоохранные лесные дачи; б) земли и леса, отведенные или необходимые для отвода Кабинетским и частным горнозаводским предприятиям; фабрикам, заводам и другим промышленным заведениям, а также для разработки ископаемых, для сельскохозяйственных училищ, церквей, школ, опытных и показательных учреждений; в) земли, предназначенные под лесоразведение и на иные государственные или общественные надобности; г) земли, занятые ценными сооружениями, строениями, садами, или представляющие собой угодья, не отвечающие обычным условиям крестьянского хозяйства, и те оброчные статьи, которые признано будет необходимым, в интересах местного населения, временно сохранить в его пользовании.
   4. Предоставляемые переселенцам земли поступают в их постоянное пользование и облагаются оброчной податью на общих основаниях с переселенческими участками, образованными из казенных земель.
   5. На лиц, водворяемых в Алтайском округе, распространяются все льготы, установленные для крестьян, переселившихся на казенные земли.
   6. Ближайший порядок передачи в распоряжение Главного Управления Землеустройства и Земледелия обращаемых под переселение земель Кабинета устанавливается Министром ИМПЕРАТОРСКОГО Двора, по соглашению с Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием, на которого возлагаются также все распоряжения по образованию на этих землях переселенческих участков и водворению переселенцев.
   7. За передаваемые в казну переселенческие земли Алтайского округа Государственное Казначейство обязано уплачивать Кабинету вознаграждение в размере двадцати двух копеек с десятины удобной земли, ежегодно, в течение 49 лет. Уплата сего вознаграждения начинается с 1 Января следующего года по истечении первого пятилетия со времени таковой передачи".
   Ближайший порядок передачи земель был установлен, на основании п. 6 Указа, особыми Правилами, изданными Министром ИМПЕРАТОРСКОГО Двора по соглашению с Главноуправляющим Землеустройством и Земледелием.
   Этими правилами ставилось в обязанность Главному Управлению Алтайского округа составлять ежегодно "возможно подробные описания" на "пригодные для хлебопашества земли Алтайского округа, предназначенные к передаче" (п. 1 Прав. о порядке передачи) "по мере производства обследования свободных земель, освобождения оброчных статей от аренды и образования земельных излишков по устройстве местного населения",
   "Правила о передаче земель" как бы различают три момента в порядке уступки Алтайских земель под колонизацию: сначала земли намечаются к передаче и обследуются, затем на основании обследования предназначаются к передаче, и, наконец, на основании образования переселенческих участков и по утверждении их во временных Комиссиях передаются в собственность казны.
   Такой порядок передачи был необходим, чтобы не нарушить интересов старожилого населения и предоставить переселенческому ведомству, преследовавшему интересы вновь прибывающих в Сибирь переселенцев, земли действительно не заселенные и годные для хлебопашества.
   Однако установленные правила для передачи не были строго проведены в жизнь. И оттого, что был нарушен принцип, чтобы землеустройство и подробное обследование предшествовали землеотводным работам, первоначальная цель предоставления земель Переселенческому Управлению для нужд только организованного переселения скоро должна была уступить место необходимости устраивать наряду с новыми переселенцами также всех переселенцев прежних лет и арендаторов, попадавших в район действий землеотводных партий. Так как действительно свободных земель, годных для поселения, оказывалось в Округе не так много, как предполагали первоначально [3], то переселенческие партии были вынуждены устраивать арендаторов и даже инородцев, чтобы только извлечь хоть какой-нибудь колонизационный фонд.
   Последним по времени законоположением о переселении в Алтайский округ является одобренный Государственной Думой и Государственным Советом и ВЫСОЧАЙШЕ утвержденный 9 мая 1911 г. закон, подтверждающий все основные положения Указа 19 Сентября 1906 г. и более подробно излагающий условия исчисления вознаграждения Кабинету за переданные под переселение оброчные статьи.
   Таким образом, в истории устройства переселенцев в Алтайском округе резко намечаются два неравномерных периода: 1-й от шестидесятых годов прошлого столетия до 1906 г. и 2-й - после 1906 г.
   В течение первого периода устройство переселенцев лежало исключительно на обязанности Главного Управления Алтайского округа, во второй период переселенческое дело сосредоточивается в руках переселенческой организации Главного Управления Землеустройства и Земледелия.
   До 1906 г. переселение на Алтай было самовольным, стихийным народным движением, которого не могли остановить никакие препятствия и запрещения. И на обязанности Главного Управления Алтайского округа было устройство переселенцев, уже фактически осевших на избранных ими землях в старожильческих селах или на переселенческих участках. С 1906 года колонизация Алтая принимает отчасти уже характер организованного Правительством переселения, но Переселенческой организации далеко не удалось ввести порядок, чтобы переселенцы селились только с разрешения и только в подготовленные для них участки. И после 1906 года, как и прежде, большие волны переселенцев идут в округ, не спрашивая разрешения, и занимают места, не дожидаясь образования переселенческих участков. Если такой порядок не был опасным прежде при наличности больших пространств свободных земель, то он сделался весьма нежелательным после 1906 года, когда свободных земель стало мало, так как самовольное заселение вело к образованию поселков там, где после землеустройства не оставалось для них достаточного количества земель или где, по хозяйственным соображениям округа, образование их было безусловно не допустимо. Значительное количество таких переселенцев и до сих пор остается неустроенным, проживая без причисления в старожильческих селах, а также населяя арендованные или самовольно захваченные участки земель, принадлежащие Кабинету ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА.
   Таким образом, весьма энергичная деятельность Переселенческого Управления по образованию новых поселков и самое широкое содействие Алтайского Землеустройства к устройству переселенцев, поселившихся в старожильческих селах, не могли избавить Алтайский округ от накопления безземельной массы крестьян. И теперь наблюдается почти то же положение вещей, какое констатировано в 1906 году в мемории Совета Министров (см. выше).
   В дальнейшем будут изложены несколько подробнее характер и результаты работ по устройству переселенцев как во время заведывания переселенческим делом на Алтае Главного Управления Алтайского округа, так и во время применения ВЫСОЧАЙШЕГО Указа 19 Сентября 1906 г.

II.

   Деятельность Главного Управления Алтайского округа по устройству переселенцев шла в двух направлениях: одна часть переселенцев устраивалась в селениях старожилов по приемным приговорам, другая устраивалась на специальных переселенческих участках.
   Более или менее точный цифровой материал о количестве устроенных переселенцев имеется лишь за время с 1884 г. до 1906 г., когда переселенцы могли приписываться по приемным приговорам лишь с разрешения Управления округа, а в переселенческих поселках переселенцы устраивались лишь по особым свидетельствам Главного Управления. Благодаря такому порядку, велась довольно точная регистрация устроенных переселенцев.
   Правда, значительное количество переселенцев все-таки ускользало от регистрации, но такие переселенцы и не имели земельного надела.
   Значительные скопления таких самовольных переселенцев заставляли Управление округа принимать к устройству их особые меры. Такими мерами, как указывалось выше, были закон 27 апреля 1896 г. и ВЫСОЧАЙШЕ утвержденная мемория Совета Министров 26 апреля 1906 года.
   Сколько устроено переселенцев с 60 годов до 1884 г. сказать невозможно, так как нет для этого достаточного количества данных, однако можно с некоторой вероятностью считать, что до 1884 г. в округе устроилось до 100 тысяч душ мужского пола, которым предоставлено до 1 1/2 миллионов десятин земли.
   С 1884 г. по 1906 г. устроено в старожильческих селениях по приемным приговорам и в переселенческих поселках 283915 душ мужского пола. Кроме того, значительная часть самовольных переселенцев, не имевших приемных приговоров и необходимых разрешений Главного Управления округа, подвержена устройству особыми Комиссиями, образованными по закону 27 апреля 1896 г. С правом на земельный надел по этому закону устроено 69147 душ мужского пола, приписано к волостям для счета 23714 душ мужского пола.
   Так как после 1896 г. в пределах Округа скопилось опять большое количество не причисленных переселенцев, то было разрешено применить к ним правила закона 27 апреля 1896 г. в тех уездах, где не было еще землеустройства или оно не было начато, т.е. в Змеиногорском и Кузнецком.
   Благодаря этому в 1907 г. было еще устроено с земельным наделом (по ВЫСОЧАЙШЕМУ повелению 26 апреля 1906 г.) 4818 душ мужского пола и приписано к волостям для счета 1970 душ.
   В качестве корректива к указанным выше цифрам, характеризующим деятельность Главного Управления Алтайского округа по устройству переселенцев, необходимо еще принять во внимание следующее обстоятельство.
   С 1899 года в пределах Округа начались землеустроительные работы, и в тех частях Округа, где начиналось землеустройство, Главное Управление уже не вело регистрации принимаемых по приемным приговорам.
   Кроме того, землеустроительные партии устраивали по закону 31 мая 1899 г. довольно большое количество непричисленных переселенцев, проживающих в селениях, подвергавшихся землеустройству. По всей справедливости следует устроенных землеустройством непричисленных переселенцев также принять во внимание при определении общего числа переселенцев, наделенных землей ведомством Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА.
   С 1899 по 1906 год устроено при землеустройстве непричисленных переселенцев 26040 душ муж. пола.
    Таким образом, с 1884 г. по 1906 г. в Алтайском округе ведомством Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА устроено всего 383920 душ мужского пола с земельным наделом выше 15 десятин на душу, т.е. отдано из земель округа для нужд переселения более 5 1/2 миллионов десятин. Если к этим числам прибавить еще 19850 свободных долей, оставленных Землеустройством на допринятие и теперь, вероятно, использованных, то цифра предоставленных до 1907 г. долей для переселения повысится до 403770, а количество отданной переселенцам земли возрастет до 6 миллионов десятин.
   Изложенные данные об устройстве переселенцев до 1907 года можно представить в виде следующей таблицы:
   С 1884 по 1906 г. Главным Управлением Алтайского округа предоставлено долей:

1) Для приписанных в старожильческие селения и переселенч. поселки с разрешения Округа

283915

2) Устроенным по закону 27 Апреля 1896 г.

69147 [4]

3) Устроенным по правилам 26 Апр. 1906 г.

4818

4) Устроенным при землеустройстве непричисл.

26040

5) Оставлено землеустройством на допринятие

19850

В с е г о

403370

   Так как средний душевой надел был не ниже 15 десятин [5], то следовательно, для переселенцев предоставлено более 6 миллионов земли.
   Распределение переселенцев по районам Округа может быть предоставлено только с 1889 г., так как сведений за прежние годы нет. Из подсчета имеющихся цифр видно, что с 1889 г. по 1906 г. в старожильческие селения и в переселенческие участки устроено:

1) В Барнаульском

уезде -

160916

мужчин

2) В Бийском

- - -

38724

- - -

3) В Змеиногорском

- - -

10940

- - -

4) В Томском

- - -

11587

- - -

5) В Кузнецком

- - -

9470

- - -

   Сюда не вошли переселенцы, устроенные по специальным законам 1896 и 1906 годов.
   Первое место по числу устроенных переселенцев занимает Барнаульский уезд.
   Из всего числа устроенных до 1907 г. переселенцев более 2/3 приходится на старожильческие селения и лишь около 1/3 на переселенческие поселки.
   Что же касается деятельности Главного Управления по заготовке для переселенцев специальных участков, то деятельность эта выражается в образовании 242 участков, список которых издан Главным Управлением Алтайского округа приложением к "Очерку Переселенческого дела в Алтайском округе" описывающему период времени с 1884 по 1898 год.
   Из них 102 участка образованы до 1884 г, а 140 участков - после 1884 г.
   Площадь земли, занятая всеми переселенческими участками, исключая 26 участков, не обмежеванных до Землеустройства [6], равна - 2341242 десятинам. На этих участках предполагалось устроить до 150 тысяч мужских душ [7].
   Следующая небольшая таблица подробнее поясняет деятельность Управления Алтайского округа по образованию переселенческих участков.

Количество десятин

В какие годы образованы

Колич.участк.

Всей земли

Удобной

Неудобной

Число долей

1860-1883

-

-

-

-

-

Обмежеванных

87

612178

444402

166876

32596

Необмежеванных

15

Н Е И

З В Е С

Т Н О

-

1884-1888

65

822499

655715

166784

43692

1889-1893

42

641768

490836

150932

32719

1894-1895

-

-

-

-

-

Обмежеванных

22

255697

211196

54501

14104

Необмежеванных

11

Н Е И

З В Е С

Т Н О

-

ВСЕГО

216
26

2341242

1802149

539093

123111

   Почти все переселенческие участки были заполнены до 1907 года, за исключением 3487 долей еще не занятых переселенцами. Право заполнения оставшихся свободных долей было передано Переселенческому Управлению.
    Большинство переселенческих участков возникло на таких свободных землях, которые были предварительно осмотрены и избраны самими переселенцами, и лишь незначительная часть образована по непосредственной инициативе Главного Управления округа.
   Предоставляя переселенцам землю, Управление Округа давало переселенцам право на бесплатное получение лесных материалов на первоначальное домообзаводство и топливо, а иногда, особенно в годы неурожаев, оказывало и материальную поддержку в виде пособий и долгосрочных ссуд на приобретение лошадей, скота, семян и т.п. Заботилось Управление Округа и об улучшении сельскохозяйственных угодий в степных участках -путем устройства запруд и исследования подпочвенных вод [8], а также заложением опытных полей и показательных участков, распространением усовершенствованных орудий и машин. В некоторых поселках на средства Кабинета ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА были устроены школы и построены церкви.
   В 1906 г. заботы по образованию переселенческих участков и устройству на них переселенцев переходят к Переселенческой организации Главного Управления Землеустройства и Земледелия. Управлению Округа предстояло лишь передавать "свободные" земли Переселенческой организации.
    Так как земли прежде передачи должны были быть предварительно исследованы и описаны, а такими к 1907 году могли считаться лишь отрезки от землепользования старожилов и оброчные статьи, находившиеся в степной западной части Округа, то эти земли и были переданы Переселенческому Управлению в первую очередь в 1907 и 1908 годах.
    Так как требования на землю со стороны переселенцев, особенно в 1907-1909 годах, были очень велики, а действительно свободных земель в степном районе оказывалось уже не так много, то Управление Округа принимало на первых порах все меры и делало со своей стороны все, чтобы удовлетворить нужду Переселенческого ведомства в земельном фонде. Для этого были переданы, кроме земельных отрезков и значительной части оброчных статей в Томском и Барнаульском уездах, также незаполненные переселенческие участки (52305 десятин земли), с той же целью Кабинет допускал передачу оброчных статей, занятых арендаторами из крестьян в тех случаях, когда путем устройства последних на правах переселенцев, освобождался более или менее значительный земельный фонд; соглашалось Управление округа и на досрочное прекращение аренды, а Землеустройство в многоземельных селениях свободно допускало устройство непричисленных переселенцев и оставляло селениям земли на допринятие.
   Благодаря совместной энергичной деятельности Управления Округа, землеустройства и Переселенческой организации в первые два года (1907-1908) было предоставлено переселенцам 1176615 долей [9], не считая тех переселенцев, которые успели к этому времени приписаться по приемным приговорам к старожильческим селениям. Для облегчения же причисления по приемным приговорам Управление Округа дало общее согласие на такое причисление и отказалось от своего права протеста против принятия новоселов.
   Главная масса земли, предоставленной в эти годы для нужд переселения, приходится на долю Томского и Барнаульского уездов, где только для образования новых переселенческих участков было передано 1429621 десятин, кроме того, 332026 десятин были переданы из площадей, наименее покрытых лесом, в Кузнецком, Змеиногорском и Бийском уездах.
   Но передачей этих земель уже исчерпывалась значительная часть годного для заселения свободного земельного фонда, в дальнейшем же Переселенческому ведомству предстояло использовать отрезки от землепользования старожилов по мере окончания землеустроительных работ и некоторые оброчные статьи, не подходившие под условия пункта 3 ВЫСОЧАЙШЕГО Указа 19 сентября 1906 г. Для развития же переселенческих работ в широком масштабе Переселенческому ведомству пришлось обратить свое внимание на восточную горную часть округа.
   Вся восточная половина Округа занята лесами и горами. Удобных для земледелия мест здесь немного, и встречаются они лишь небольшими вкраплениями среди хвойных и лиственных лесов и в долинах среди гор. Наличное население таежно-гористой части Округа - инородцы, живущие отдельными аилами, и русские заимочники-хуторяне занимают все наиболее пригодные для поселения места по долинам маленьких речек, долины же главных рек края заняты инородческими и русскими селами. Громадное большинство населения Горного Алтая, как показали исследования 1897 [10], 1908 [11] и 1910 [12] годов, земледелием мало занимается и имеет запашки совершенно не соответствующие потребности в хлебе даже для нужд собственного хозяйства. Главным источником благосостояния как русских, так и инородцев в Бийском Горном Алтае является скотоводство и ряд промыслов, связанных с жизнью среди леса: пчеловодство, охота, добыча кедровых орехов, золотоискательство и т.д. В Кузнецкой черни инородцы даже не могут быть названы и скотоводами, они, главным образом, охотники4. Правда, значительная часть инородцев, живущих среди черневых лесов, имеют посевы ячменя, но размеры этих пашен так невелики, что едва ли даже могут удовлетворять весьма невеликим потребностям в хлебе непритязательного инородца.
   Благодаря тому, что в тайге и горах каждый незначительный участок, свободный от леса и годный для сенокоса или пашни, имеет большую ценность, и так как такие участки разбросаны нередко на значительном расстоянии друг от друга, то землепользование населения охватывает большие площади неудобных земель, чтобы захватить в сферу своего влияния небольшие удобные пространства. Таким образом, несмотря на редкое население, эта часть Округа была уже почти использована для современной системы хозяйства, и всякое образование новых участков для переселенцев должно было неизбежно столкнуться с интересами русских инородцев, неустроенных в земельном отношении. Кроме того, образование новых переселенческих участков грозило обесценить и лишить всякого значения горные массивы, имеющие ценность лишь в связи с долинами, могло привести к беспорядочному истреблению леса и зверей и т.д.
   Для удовлетворения нужды Переселенческого ведомства в земельном фонде Кабинет ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА принужден был соглашаться на условную передачу земель в Горном Алтае, так как детальных обследований и землеустройства там еще не производилось. Но, соглашаясь условно на передачу земель, Кабинет ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА ставил в непременную обязанность Переселенческому ведомству - не замежевывать кедровников и других ценных лесов, не нарушать землепользования инородцев и не обесценивать оставляемых Кабинету участков неудобной конфигурацией их или лишением удобного выхода к долинам рек.
   Переходя к изложению результатов работ по устройству переселенцев после 1906 г., необходимо оговориться, что переселенцы устраивались переселенческой организацией только на переселенческих участках, водворение же переселенцев в старожильческие селения производилось отчасти путем приписки их по приемным договорам, отчасти путем устройства неприписного населения Землеустроительными партиями. Количество душевых долей, представленных Переселенческой организацией и Землеустройством, точно известно, но к сожалению, нельзя выяснить, какое число переселенцев приписалось к старожильческим селениям с согласия сельских обществ, так как водворение по приемным приговорам с 1907 г. происходит без ведома Управления Алтайского округа.
   Переселенческим ведомством использовано с 1907 по 1911 год всего 319731090 десятин, из которых 85,6 % удобной земли. На всей этой площади образовано Переселенческим ведомством 1373 участка и 1272 хутора. Наибольшее количество использованной для переселения земли приходится на долю Барнаульского уезда (почти половина всех переданных земель), где наблюдается и самый незначительный % неудобных земель (11,1). Затем по количеству переданных для колонизации земель следуют уезды Змеиногорский, Томский, Кузнецкий и Бийский. Самый значительный % неудобных земель наблюдается в Змеиногорским уезде.
    Наибольшее количество земли использовано в 1907 г., когда передавались оброчные статьи и отрезки от старожильческих селений в Томском и Барнаульском уездах, для которых уже имелся значительный готовый плановый материал, и где сами условия межевых работ были легче. Немного меньше образовано участков в 1908 г., когда работы все еще не выходили из пределов степной, пригодной для культуры части округа. С переходом же в наименее исследованные и неудобные для геодезических работ места - в уезды Кузнецкий, Бийский и Змеиногорский - продуктивность работ переселенческих партий значительно сократилась. Замедление образования переселенческих участков объясняется также и трудностью приискания удобных свободных земель в восточной и юго-восточной части округа.
   Наряду с уменьшением общего количества использованных пространств увеличивается % неудобных земель (в 1907 г. 10,6 %, в 1909 - 13 %, в 1910 - 17 %, в 1911 - 26,7 %), что весьма наглядно иллюстрирует то положение, что с 1909 года землеотводные работы перешли в местности менее пригодные для колонизации. В прилагаемой таблице № 4 показаны все цифры, характеризующие ход образования переселенческих участков по уездам и городам.
   В колонизационный фонд переданы земли трех разрядов: а) оброчные статьи, б) отрезки от землепользования и в) свободные пространства. Оброчных статей передано до 1912 г. 1124462 десятин, главным образом из лучших земель Округа в земледельческой полосе Томского и Барнаульского уездов. Свободных пространств передано 1441638 десятин и отрезков от землепользования старожилов 631209 десятин. Более подробные сведения о распределении переданных земель по означенным трем категориям помещены в прилагаемой таблице № 5.
   Из анализа имеющихся данных видно, что из количества переданных земель до 1912 г. на долю оброчных статей приходится 31 %. Оброчные статьи передавались, главным образом, в Томском и Барнаульском уездах в 1907 году. В следующие годы количество переданных оброчных статей уменьшается, но увеличивается количество свободных пространств, сравнительно незначительное в 1907 году.
   Наблюдается, таким образом, любопытная связь явлений. С переходом работ в наименее удобные районы увеличивается % неудобных земель и количество передаваемых свободных пространств, в то же время уменьшается количество оброчных статей и общей площади обмежеванных пространств.
   На всей площади образованных переселенческих участков предоставлено для переселенцев 214608 долей, но несомненно часть их этих долей занята старожилами-заимщиками и инородцами, так что колонизационный фонд собственно для переселенцев "из внутренних губерний" был несколько меньше.
   В этот же период времени при землеустроительных работах устроено непричисленного населения (т.е. тех же переселенцев) 149719 душ мужского пола и оставлено селениям на допринятие 50090 долей. Так как средняя величина душевого надела при землеустройстве в этот период была равна 16,5 дес., то можно считать, что при землеустройстве передано в пользование переселенцев 3296848 десятин земли, т.е. больше, чем за то же время передано непосредственно переселенческой организации.
   Наибольшее число переселенцев, устроенных Землеустройством, приходится на долю Барнаульского уезда в 1908 и 1909 годах, т.е. когда землеустройство еще не вышло из района многоземельных селений.
   Распределение долей, предоставленных Землеустройством и Переселенческой организацией, по годам и уездам представлено в прилагаемой таблице № 6.
    Таким образом, за время с 1906 до 1912 года в пределах Алтайского округа предоставлено переселенцам земли на 414417 мужских душ, не считая 4818, устроенных в 1907 г. по закону 26 апреля 1906 года и 3487 свободных долей на старых переселенческих участках.
   Переселенческим ведомством и Землеустройством отведено для переселенцев около 6497158 десятин земли, а если к этой цифре прибавить 52305 дес. свободных земель на переселенческих участках прежних лет и не менее 70000 десятин, отведенных по закону 26 апреля 1906 г., то количество земли, отведенной для нужд переселения с 1907 по 1911 г. будет не менее 6600000 десятин.
   Из рассмотрения цифрового материала (табл. № 7) видно, что только с 1884 по 1911 год в Алтайском округе переселенцев устроено 821674 душ мужского пола, для которых отведено земли, считая по 15 дес. удобной и неудобной на долю, более 12 миллионов десятин. А если принять во внимание, что до 1884 г. в Округе устроилось около 100 тысяч мужских душ переселенцев, то цифра предоставленных для переселенцев земель повысится тогда до 14 миллионов десятин, из них до 11 миллионов десятин передано переселенцам помимо Переселенческой организации Главного Управления Землеустройства и Земледелия.

Переселение в Алтайский округ. Издание Управления Алтайского округа. Барнаул, 1912. С. 3-12.

  [1] Особ. Журн. Совета Министров 1 сентября 1906 г.
  [2] Позднее, в 1911 г., порядок исчисления арендного дохода был указан подробнее в ст. 4 одобренного Государственной Думой и Государственным Советом и высочайше утвержденного закона о передаче земель Алтайского округа Переселенческому ведомству.
  [3] Управление Алтайского округа считало приблизительно 7 миллионов десятин свободных земель, оговариваясь, что совершенно неизвестно, какая часть из этих земель окажется действительно годной для поселения, а Заведывающий переселенческим делом в Томском районе в 1906 г. полагал, что годных к заселению и свободных земель остается лишь до 4 миллионов десятин для поселения 220 тысяч душ мужского пола.
  [4] В эти цифры вошли только устроенные с земельным наделом, но не приняты во внимание приписанные к волостям для счета и к городам.
  [5] По данным землеустройства при наделении до 1907 г. средняя душевая норма была равна 18,5 десятин.
  [6] 15 участков, образованных до 1884 г. и 11 - после 1884 г. Участки эти заселялись наравне с обмежеванными.
  [7] Число долей только в обмежеванных переселенческих участках равнялось 123111.
  [8] Напр., гидрологические исследования Горного инженера И.И. Биль.
  [9] В том числе 3487 долей на незаполненных старых переселенческих поселках.
  [10] Горный Алтай и его население. Т. I, II и III. Барн. 1899-1902.
  [11] Статистич. Таблицы по обследован. Горн. Алт. Изд. Томск. Переселенческ. Управл. 1908 г.
  [12] Отчет Начальника Алтайского округа по ознакомлению с Горным Алтаем. Барнаул, 1910 г.

61. П. А. Столыпин [1] и А. В. Кривошеин об итогах и проблемах переселенческого движения в Сибирь.

1911 г.

   [...] Небывалый подъем переселения за последние годы привел к тому, что правительственная организация не поспевала за ростом переселенческого дела. Хотя кредиты переселенческой сметы и увеличились за последние пять лет в пять раз, с 5 до 25 миллионов рублей, а число местных переселенческих служащих возросло с 800 человек до 3 тысяч, все же и этих сил не хватало. Не успевали всем отводить участки, строить дороги, колодцы, врачебно-продовольственные пункты. Для того, чтобы перевозить переселенцев без задержек и скопления их в узловых станциях, пришлось установить стеснительные очереди перевозки. И все же половина переселенцев шла вне установленных рамок, на авось, не в очередь, по дорогому тарифу, не заручившись землей, не имея на руках переселенческих документов. Таких неустроенных "самовольных", сильно осложнивших все планы перевозки переселенцев и водворения их в Сибири, набралось теперь за Уралом около 700 тысяч душ; они живут здесь в качестве арендаторов и рабочих на землях старожилов и других переселенцев, получивших установленные наделы, но положение их крайне тяжелое.
   [...] Дорога в Западную Сибирь, в степь и на Алтай давным-давно уже проторена переселенцами; все здесь хорошо изведано и известно на местах самого выхода переселенцев; дальнейшее заселение этой части сибирского запада можно поэтому в большей мере предоставить хозяйственной энергии переселенцев, чем это допускалось до сих пор.
   [...] Работы Переселенческого Управления ежегодно строятся теперь на расчете заготовки 350 тысяч душевых долей и перевозки в Сибирь 700 тысяч человек переселенцев обоего пола, то есть 350 тысяч мужских душ. Казалось бы, соответствие этих двух цифр - полное. Но, в действительности, одни районы переполняются людьми, а другие пустуют. На 1 июня текущего года в Сибири числилось 344 тысячи мужских душ (700000 душ обоего пола) неустроенных переселенцев, не нашедших себе земли, и наряду с этим имелось 314 тысяч свободных для заселения душевых долей. Но неустроенные переселенцы сосредоточены в Томской губернии (224 1/2 тысячи), в Акмолинской области (58 тысяч), в Семиречьи (37 тысяч), отчасти в Тургайско-Уральском и Тобольском районах (11 тысяч и 8 1/2 тысяч мужских душ), а свободные доли - преимущественно в Средней и Восточной Сибири (в Енисейской и Иркутской губерниях - 82 тысячи свободных долей, в трех дальневосточных областях - 101 тысяча).
   [...] В заботах о церкви и школе для переселенцев в последние 3-4 года участвует и Главное Управление Землеустройства и Земледелия, решившее организовать и двинуть это дело при помощи выдачи переселенцам общеполезных ссуд и пособий. За счет этих ссуд не только строятся храмы и школьные здания, но и организуются разъездные причты там, где нет постоянных приходов. В одном прошлом году в Сибири учреждено 67 новых приходов (считая разъездные причты), удалось выстроить 48 церквей, открыть 98 школ. В этом году размеры церковного и школьного строительства Переселенческим Управлением значительно расширены. Конечно, по сравнению с потребностью того, что делается, совершенно недостаточно, но можно быть спокойным за то, что дело это не погибнет, и опасность нравственного одичания переселенцев будет менее грозной.
   [...] Лучше всего живется переселенцам на бывших Кабинетских землях Алтая. В течение трех 1907-1909 годов почти половина (свыше 40 %) всего переселения шла на Алтай. Три миллиона десятин, заселенных и давших приют сотням тысяч душ пришлого крестьянского люда - таковы численные итоги трехлетнего переселения на Кабинетские земли. Но одни эти цифры не выражают всего значения передачи свободных земель Алтайского округа для устройства переселенцев: нужно быть в новых поселках на бывшей Кабинетской земле, чтобы убедиться в достатке переселенцев.
   [...] Точные итоги переселенческого движения за 15 лет с 1896 года по 1909 год включительно, теперь подсчитаны: прошло в Сибирь в прямом направлении за эти годы около трех миллионов семейных переселенцев (2841602 души), назад вернулось за это время 300 тысяч (301046). Это составляет 10,6 %.
   [...] Каждый год переселение дает Сибири сотни тысяч новых пахарей, и посевная площадь растет здесь с поразительной быстротой. Она составляла в 1909 году 6 миллионов десятин, или около 0,6 десятины на наличную душу сельского населения, считая детей и женщин. Приблизительно и такое же соотношение (0,7 десятины) существует и в Европейской России. Для молодой колонии догнать так быстро старую земледельческую страну - уже очень много. Но расширение посевной площади на этом не останавливается: в 1910 году посевы увеличились в Западной Сибири и Степном крае, по сравнению со "средним" за пятилетие 1905-1909 годов, на 858 1/3 тысяч десятин.
   По Томской губернии за последние 12 лет посевы пшеницы - главного сибирского хлеба - расширились вдвое (с 588 тысяч десятин до 1157 тысяч), в Акмолинской области - втрое (с 98 тысяч десятин до 279 тысяч); даже в Енисейской губернии - в 1 1/2 раза. В Томской губернии за последние 4 года увеличение посевов (+ 44 %) опередило даже быстрый численный рост сибирского заселения. Это показывает, что садящийся на землю переселенец принимается за нее куда с большей жадностью и энергией, чем избалованный земельным простором сибиряк-старожил.
   [...] Право собственности на землю должно послужить главным залогом поднятия производительности крестьянских хозяйств и обновления переселенческого дела. Но Сибири нужна и не одна только мелкая крестьянская собственность. Необходимо также обеспечить переселенцам соседство более культурных частновладельческих хозяйств.
   Сплошь земледельческая и сплошь крестьянская Сибирь не разовьет всех своих производительных сил; для этого необходимо взаимодействие различных отраслей сельского хозяйства, обмен и даже соперничество между ними. Кроме прилива на окраину мускульного труда, необходим и прилив туда капиталов. Даже в области собственно земледелия полезно появление, среди мелких единоличных владений, хозяйств более крупного промышленного типа, обычно улучшающих севооборот, повышающих урожайность и дающих заработать нуждающемуся в деньгах крестьянскому населению. Еще более необходимо образование сравнительно крупных владений для успешного развития других отраслей сельского хозяйства, в частности, овцеводства. Наконец, частная собственность на землю является непременным условием развития, хотя бы в небольших размерах, промышленности и торговых центров. [...]

Поездка в Сибирь и Поволжье. Записка П. А. Столыпина и А. В. Кривошеина. Спб., 1911 [2]. С. 5-6, 18, 27-28, 44, 70, 76, 93, 117.

  [1] Столыпин П. А. (1862-1911) - с апреля 1906 г. министр внутренних дел, с июля - председатель Совета Министров.
  [2]  Записка была составлена по итогам поездки в августе-сентябре 1910 г. П. А. Столыпина и А. В. Кривошеина по 6 уездам 4 губерний и областей Западной Сибири (Степной край - Алтай - Новониколаевск - Томск - Мариинск). В "Записке" предлагалось отводить земли в собственность и распространить на Сибирь законы о разрушении общины. Этим реформам, однако, не суждено было сбыться.

1

Смотреть полностью


Скачать документ

Похожие документы:

  1. Список источников и литературы

    Документ
    В 2010 году исполнилось 100 лет пребыванию П. А. Столыпина –Председателя Совета Министров царской России – в степном Алтае. По итогам поездки по 6 уездам 4 губерний и областей Западной Сибири в августе-сентябре 1910г.
  2. Документы и материалы к главе 7

    Документ
    Диктатура пролетариата — государ­ственная власть победившего рабо­чего класса в переходный период от капитализма к коммунизму. Перед диктатурой пролетариата стоят три главные задачи: «а) сломить сопро­тивление свергнутых и экспроприи­рованных
  3. Немцы в Прикамье. ХХ век: Сборник документов и материалов в 2-х томах / Т. Публицистика. Мы из трудармии

    Документ
    Рецензенты: М.Н. Лукьянов, доктор исторических наук (Пермский государственный университет им. А.М. Горького), В.П. Мохов, доктор исторических наук, профессор (Пермский государственный технический университет), В.
  4. Н. А. Перебоева Крестьянство Западной Сибири конца XIX – начала XX в в новейшей отечественной историографии

    Документ
    С середины 80-х гг. XX в. в отечественной историографии начинается поиск новых концептуальных подходов, что привело к значительному расширению тематики исследований и возникновению новых исследовательских направлений.
  5. Бюллетень новых поступлений 2004 год (3)

    Бюллетень
    В настоящий “Бюллетень” включены книги, поступившие во все отделы научной библиотеки. “Бюллетень” составлен на основе записей электронного каталога. Записи сделаны в формате RUSMARC с использованием программы “Руслан”.

Другие похожие документы..