Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Информационное обеспечение логистических процессов в закупочной (распределительной, коммерческой) деятельности производственного (торгового) предприя...полностью>>
'Документ'
Когенерація – це одночасне вироблення тепла і електроенергії. Електроенергію можуть виробляти газо-поршневі, газо-дизельні двигуни, газові турбіни, щ...полностью>>
'Программа дисциплины'
Программа разработана в соответствии с требованиями государственного образовательного стандарта, предъявляемыми к минимуму содержания дисциплины и в ...полностью>>
'Викторина'
Каждый из вас знает, какой бесценный клад – здоровье. Но почему–то мы начинаем вспоминать об этом, только заболев. Мы не будем проводить сегодня нудны...полностью>>

Индустрия холокоста индустрия холокоста: размышления на тему эксплуатации еврейских страданий

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Глава 3 Двойное обложение

Первоначально термин "пережившие холокост", относился только к людям, травмированным пребыванием в гетто и в концлагерях, где применялся рабский труд, а часто и там, и там. Число таких переживших холокост в конце войны обычно оценивается примерно в 100 000.[139] Теперь из них в живых осталась, надо полагать, лишь четверть. Поскольку венцом мученичества считалось пребывание в лагерях, многие евреи, которые пережили войну и преследования в других местах, тоже стали говорить о себе, что они пережили лагеря. У этой лжи был еще один сильный мотив — материальный. Послевоенное правительство ФРГ изъявило готовность возместить ущерб лишь тем евреям, которые были в гетто или лагерях. Поэтому многие евреи придумали себе соответствующее прошлое.[140] "Если каждый, кто утверждает, что пережил лагеря, говорит правду, — восклицала часто моя мать, — то кого же тогда Гитлер уничтожил?"

Многие ученые сомневаются в достоверности показаний выживших. "Большой процент ошибок, которые я обнаружил в моей работе, — признает Хильберг, — связан с тем, что я доверился свидетельствам очевидцев". Даже Дебора Липш-тадт, работающая в индустрии холокоста, иронически замечает, что пережившие холокост часто утверждают, будто в Освенциме на них ставил опыты сам Иозеф Менгеле.[141]

Помимо ненадежности памяти следует указать и на другие причины, которые делают сомнительными рассказы многих переживших холокост. Их почитают как святых и не осмеливаются задавать им вопросы. Самые нелепые утверждения проходят без комментариев. В своих хваленых мемуарах Эли Визель вспоминает, как незадолго до своего освобождения из Бухенвальда, когда ему было 18 лет, он читал "Критику чистого разума" (не смейтесь!) на языке идиш. Не говоря о том, что, по признанию самого Визеля, он не имел в те годы никакого представления о грамматике этого языка, "Критика чистого разума" никогда не переводилась на язык идиш[142]».

Визель вспоминает с множеством подробностей о "таинственном ученом — талмудисте", который, к его великому удивлению, "за две недели овладел венгерским языком". Одному еврейскому журналу Визель рассказал, что он "часто начинал хрипеть или терял голос", когда в тишине громко читал вслух свои книги. А репортеру "Нью-Йорк Тайме" он вешал лапшу на уши, будто однажды у Тайме сквер в него врезалось такси. "Я проехал еще целый квартал. Столкновение произошло на углу Бродвея и 45-й стрит, а скорая помощь подобрала меня на 44-й стрит". "Я говорю правду без прикрас, — вздыхает Визель, — я иначе не могу".[143]

В последние годы толкование термина "пережившие холокост" изменилось. Он обозначает не только тех, кто пострадал при нацистах, но и тех, кому удалось избежать этих страданий. Сюда относятся, например, более 100000 польских евреев, которые после вступления нацистов в Польшу бежали в Советский Союз. Но с теми, "кто жил в России, обращались так же, как с остальными гражданами страны, — замечает историк Леонард Диннерштейн, — тогда как пережившие концлагеря выглядели как живые трупы".[144] Один тип сообщил через сайт холокоста, что, хотя он провел всю войну в Тель-Авиве, он считает себя пережившим холокост, потому что его бабушка погибла в Освенциме. По Израилю Гутману, Вилькомирский — переживший холокост, потому что его "боль подлинная". Бюро израильского премьер-министра Нетаньяху насчитывает почти миллион "переживших холокост", которые еще живы. Легко понять главную причину такого раздувания цифр. Трудно предъявлять новые большие притязания на возмещение ущерба, если лишь немногие жертвы холокоста остались в живых. Главные сообщники Вилькомирского тем или иным способом присосались к репарациям за холокост. Его подруга детства из Освенцима, "маленькая Лаура", получила деньги от швейцарского фонда холокоста, хотя на самом деле это сатанистка, родившаяся в Америке. Ее главные израильские покровители работали в организациях, которые занимаются вопросами возмещения за холокост, или получали финансовую поддержку от этих организаций.[145]

Вопрос о возмещении ущерба позволяет увидеть индустрию холокоста в уникальной перспективе. Как уже говорилось, ФРГ как союзник США в холодной войне была быстро реабилитирована, а массовое уничтожение евреев нацистами забыто. Однако в начале 50-х годов ФРГ вступила в переговоры с еврейскими организациями и подписала соглашения о возмещении ущерба. На сегодняшний день она выплатила около 60 млрд. долларов, причем на нее почти не пришлось давить.

Возьмем для сравнения Америку. В результате войны США в Индокитае погибли 4–6 млн. мужчин, женщин и детей". После ухода американцев Вьетнаму требовалась срочная помощь. Как пишет один историк, "на юге были уничтожены 9000 из 15000 деревень, 10 млн. га сельскохозяйственных земель и 5 млн. га леса, убиты 1,5 миллиона домашних животных. Согласно оценкам, после войны в стране было 200000 проституток, 879000 сирот, 181000 инвалидов и 1 миллион вдов. Все шесть промышленных городов Севера подверглись серьезным разрушениям, равно как центры провинций и округов, а также 4000 из 5800 сельскохозяйственных общин". Однако президент Картер отказался выплачивать какое-либо возмещение и заявил, что "разрушения были взаимными". Уильям Коэн, министр обороны при президенте Клинтоне, сказал, что не видит необходимости в каком-либо возмещении ущерба, связанного с самой войной, поскольку, по его мнению, "обе страны пострадали от нее. От этой войны остались шрамы, разумеется, и у нас".[146]

В рамках трех различных соглашений, подписанных в 1952 г., правительство ФРГ обязалось возместить ущерб еврейским жертвам. Отдельные лица, имевшие право предъявить претензии, получили деньги согласно федеральному закону о возмещении ущерба. Особое соглашение с Израилем предусматривало выплату пособий для адаптации и реабилитации нескольких сот тысяч еврейских беженцев. Одновременно правительство ФРГ вело переговоры о финансовом урегулировании с Конференцией по еврейским материальным притязаниям к Германии, главной из всех крупных еврейских организаций, таких как Американский еврейский комитет, Американский еврейский конгресс, Бнай Брит, Джойнт и др. Предполагалось, что эта конференция в течение 12 лет выплатит 10 млн. долларов или 1 млрд. долларов по нынешним ценам тем евреям-жертвам нацистских преследований, которые не попали под закон о возмещении ущерба.[147] Это как раз случай моей матери. Она пережила варшавское гетто, концлагерь Майданек и лагеря принудительного труда в Ченстохове и Скажиско-Камена и получила от правительства ФРГ всего 3500 долларов. А другие еврейские жертвы (многие из которых на самом деле вовсе не были жертвами) получили от ФРГ пожизненные пенсии, которые в итоге составили несколько сот тысяч долларов. Деньги, переданные Конференции по притязаниям, предназначались тем еврейским жертвам, которые получили лишь минимальное возмещение.

Правительство ФРГ стремилось заключить с Конференцией по притязаниям такое соглашение, чтобы деньги пошли исключительно конкретным лицам, которые получили от ФРГ недостаточное возмещение. Конференция изобразила возмущение по поводу того, что ее благие намерения ставят под сомнение. После того, как было достигнуто согласие, Конференция выпустила пресс-релиз, в котором подчеркивалось, что деньги будут использованы на нужды "евреев, преследовавшихся при нацистском режиме", проблемы которых не решают существующие и предлагаемые законы. В последнем соглашении Конференция потребовала денег для реабилитации еврейских жертв и устройства их на новом месте.

Конференция по притязаниям быстро «аннулировала» это соглашение. Грубо нарушив его дух и букву, она стала тратить деньги не на реабилитацию еврейских жертв, а на восстановление еврейских общин. Одна директива Конференции даже запретила давать деньги непосредственно отдельным лицам. Но она дала классический пример самообслуживания, сделав исключение для двух категорий жертв:

раввины и "выдающиеся еврейские руководители" получили индивидуальные выплаты. Объединившиеся в рамках Конференции по притязаниям организации израсходовали большую часть денег на финансирование своих любимых проектов. Что же касается самих еврейских жертв, то до них деньги доходили лишь косвенно или случайно, если вообще доходили.[148] Большие деньги хитрыми путями передавались еврейским общинам в арабском мире и помогали облегчить эмиграцию евреев из Восточной Европы.[149] Кроме того, с их помощью создавались музеи и кафедры холокоста и мемориал Яд Вашем, который платит пенсии и "праведным неевреям".

Недавно Конференция по притязаниям попыталась прикарманить реприватизированную еврейскую собственность в бывшей ГДР стоимостью в несколько сот миллионов долларов. Когда Конференция коснулась этих и других еврейских притязаний, рабби Артур Герцберг проклял обе стороны и насмешливо заявил, что "речь идет не о справедливости — идет борьба за деньги"". Когда немцы или швейцарцы отказываются платить возмещение, гнев еврейских организаций не знает пределов. Но когда еврейские элиты обворовывают евреев, переживших нацистские преследования, никакие этические вопросы не возникают: речь идет только о деньгах.

Моя покойная мать получила всего 3500 долларов, а те, кто принял участие в дележе репараций, отхватили себе солидные куски. Годовой оклад Саула Кагана, долгое время бывшего первым секретарем Конференции по притязаниям, достигает 105000 долларов. По совместительству он был председателем правления одного нью-йоркского банка и был осужден по 33 пунктам обвинения за хищение денег и кредитов (этот приговор был отменен только после нескольких апелляций). Альфонс Д'Амато, бывший сенатор от штата

Нью-Йорк, поддерживает претензии "жертв холокоста" к немецким и швейцарским банкам за гонорар 350 долларов в час плюс накладные расходы. За свои труды он получил за первые 6 месяцев 103000 долларов. Перед этим Визель публично восхвалял его за его "сочувствие еврейским страданиям". Лоренс Иглбергер, министр в правительстве Буша, получает как председатель Международной комиссии по страховым притязаниям времен холокоста оклад 300000 долларов в год. "Ему хорошо платят, — говорит Элан Штейнберг из Всемирного еврейского конгресса, — но эти деньги с лихвой окупаются". То, что моя мать получила за шесть лет страданий при нацистах, Каган получает за 12 дней, Иглбергер — за 4 дня, а Д'Амато — за 10 часов.[150]

Но главный интриган среди торговцев холокостом, несомненно, Кеннет Бялкин. Десятилетиями он был одним из самых известных еврейских руководителей в США, возглавлял АДЛ и был председателем Конференции президентов ведущих еврейских организаций в Америке. В настоящее время Бялкин представляет, как говорят, "за большую сумму", страховую компанию Дженерали, конкурирующую с комиссией Иглбергера.[151]

В последние годы индустрия холокоста превратилась в вымогательский бизнес. Под тем предлогом, что она представляет евреев всего мира, как живых, так и мертвых, она выдвигает во всей Европе притязания на еврейскую собственность времен холокоста. Это двойное оболжение как европейских стран, так и евреев, которые могли бы предъявить законные притязания, именуемое "последней главой холокоста", наметило в качестве своей первой жертвы Швейцарию.

Сначала я хотел бы рассмотреть обвинения, выдвинутые против Швейцарии, а потом обратиться к доказательствам и показать, что многие из этих обвинений не только основаны на обмане, но должны быть скорее направлены против тех, кто их выдвигает, чем против тех, кому они предъявляются.

Во время празднования 50-й годовщины окончания второй мировой войны в 1995 г. швейцарский президент формально попросил прощения за то, что Швейцария не дала евреям убежища во время их массового уничтожения нацистами.[152] Примерно тогда же снова начались дискуссии по давно находившемуся в подвешенном состоянии вопросу о еврейских вкладах, которые до и во время войны были депонированы на швейцарские счета. Один израильский журналист сослался на некий документ (как позже выяснилось, неверно истолкованный), который будто бы доказывал, что в швейцарских банках до сих пор лежат еврейские счета времен холокоста на сумму в несколько миллиардов долларов.[153]

Всемирный еврейский конгресс, организация, которая находилась в упадке после того, как ей не удалось объявить Курта Вальдхайма военным преступником, ухватилась за эту новую возможность поиграть мускулами. Было заранее ясно, что Швейцария станет легкой добычей. Мало кто будет симпатизировать богатым швейцарским банкирам в их противостоянии "нуждающимся жертвам холокоста". Но главное, швейцарские банки были очень чувствительны к экономическому давлению со стороны США.[154]

В конце 1995 г. Эдгар Бронфман, президент ВЕК и сын официального члена Комиссии по еврейским притязаниям, и рабби Израиль Зингер, генеральный секретарь ВЕК и магнат в области недвижимости, встретились со швейцарскими банкирами.[155] Бронфман, наследник фабрики алкогольных напитков Сигрем (его личное состояние оценивается в 3 млрд. долларов), доложил позже банковскому комитету Сената, что он говорил "от имени еврейского народа и тех 6 миллионов, которые уже не могут говорить сами".[156] Швейцарские банкиры сказали, что они смогли обнаружить лишь 775 невостребованных счетов на общую сумму 32 млн. долларов, и предложили взять эту сумму за основу для переговоров с ВЕК, который счел ее недостаточной. В декабре 1995 г. Бронфман объединился с сенатором Д'Амато. Поскольку у Д'Амато был очень низкий рейтинг, а предстояли выборы в Сенат, он использовал эту возможность, чтобы поднять свой авторитет в глазах еврейской общины, получить ее голоса и политическую поддержку ее спонсоров.

Перед тем, как швейцарцев окончательно поставили на колени, ВЕК задействовал все институты холокоста, включая американский музей памяти холокоста и центр Симона Визенталя, и мобилизовал весь политический истеблишмент США: президента Клинтона, который прекратил свою вражду с Д'Амато из-за "дела Уайтуотер", 11 правительственных учреждений, Конгресс, губернаторов штатов и еврейские общины всей страны. Давление оказывали обе партии и один правительственный чиновник за другим присоединялся к обвинениям против "коварных швейцарцев".

Индустрия холокоста использовала банковские комитеты Конгресса в качестве трамплина, чтобы начать бесстыдную кампанию диффамации. Эта грязная кампания велась непрерывно благодаря услужливой и легковерной прессе, всегда готовой вынести в заголовок любую, пусть самую нелепую историю, лишь бы она была связана с холокостом. Грегг Рикман, главный консультант Д'Амато по вопросам законодательства, хвастался в своем докладе, что швейцарских банкиров заставили "предстать перед судом общественного мнения, где мы определяли порядок дня и практически были одновременно судьями, присяжными и исполнителями приговора". Том Боуэр, один из главных экспертов в ходе антишвейцарской кампании, назвал «слушания», которых требовал Д'Амато, "эвфемизмом, обозначающим показательный процесс или суд Фемы".[157]

Рупором обрушенной на Швейцарию силы был коммерческий директор ВЕК Элан Штейнберг. Его главной задачей было распространение дезинформации. Боуэр пишет: "Оружием Штейнберга было внушение страха с помощью всех новых неприятных разоблачений и выдвижение бездумных обвинений. Доклады ОСС (американской секретной службы времен второй мировой войны), часто основанные на слухах и ненадежных источниках, которые историки годами считали просто сплетнями, вдруг стали выдаваться за совершенно достоверные и привлекли внимание широкой общественности". "Банки меньше всего заинтересованы в негативной рекламе, — заявил Рабби Зингер. — Мы будем продолжать, пока банки не скажут: "Хватит. Мы хотим компромисса". Рабби Марвин Хир, президент центра Симона Визенталя, который тоже принял участие в этой кампании, сделал сенсационное заявление, будто швейцарцы содержали еврейских беженцев в "лагерях принудительного труда". (Вместе со своими сыном и женой Хир руководит центром Симона Визенталя как семейной фирмой; в 1992 г. все Хиры вместе заработали 520000 долларов. Этот центр известен тем, что устраивает в своем музее выставки на темы вроде "Дахау встречается с Диснейлендом" и с успехом пользуется сенсационными шоковыми методами для выколачивания пожертвований.) "Под открытым СМИ перекрестным огнем, в котором смешивались правда и гипотезы, факты и фантазии, — признает Итамар Левин, — легко понять, почему многие швейцарцы считают, что их страна стала жертвой своего рода международного заговора".[158]

Эта кампания быстро превратились в клевету на швейцарцев. Так, Боуэр пишет в типичном для него стиле в исследовании, проведенном по заданию штаба Д'Амато и центра Симона Визенталя, что "страна, граждане которой хвастались перед соседями своим завидным благосостоянием, совершенно сознательно обогатилась еврейским золотом", что "тихие банкиры из красивой, чистой и нейтральной Швейцарии бессовестно гонялись за прибылью", что "бесчестие было культурным кодексом, который довлел над швейцарцами ради защиты имиджа и благосостояния нации", что швейцарцы обладали "нюхом на большие прибыли" (разве одни швейцарцы?), что "собственная выгода была превыше всего для швейцарских банков" (как будто только для швейцарских), что "небольшая сплоченная группа швейцарских банкиров становилась все более жадной и аморальной", что "швейцарские дипломаты были специалистами по маскировке закулисных маневров" (разве только швейцарские дипломаты?), что "извинения и отступления не в швейцарских традициях" (а у нас иначе?), что "алчность швейцарцев невероятна", что "главные черты швейцарского характера — скромность и двуличие", что "за внешней вежливостью кроется слой упрямой прямолинейности, а за ним — эгоистическое непонимание мнений всех других"+, что швейцарцы были "не только особенно грубым народом, который не выдвинул ни одного художника, а после Вильгельма Телля — ни одного героя и государственного деятеля, но и бесчестно сотрудничал с нацистами, извлекая выгоды из геноцида"^-. (Примечание. Цитат, обозначенных знаком +, нет в немецком издании книги Боуэра «Золото», они взяты из ее английского издания "Нацистское золото", Нью-Йорк, 1998, стр. 240 и 334.) И так далее. Рикман указывает на "более глубокую правду" о швейцарцах: "Глубоко внизу, может быть глубже, чем они сами думают, существует в их задатках скрытая заносчивость перед своими и перед чужими. Как они ни стараются, они не могут скрыть свое плохое воспитание".[159] Многие из этих оскорблений имеют примечательное сходство с высказываниями антисемитов в адрес евреев.

Главное обвинение гласило, говоря словами подзаголовка английского издания книги Боуэра, "длившийся 50 лет заговор швейцарцев и нацистов с целью украсть миллиарды у европейских евреев и жертв холокоста". Согласно одной формулировке, которая стала заклинанием, махинации с возвращением средств собственникам — жертвам холокоста" — это "величайшая кража в истории человечества". Индустрия холокоста, когда дело касается евреев, всегда употребляет превосходную степень — худшее, величайшее и т. п.

Сначала индустрия холокоста утверждала, будто швейцарские банки систематически закрывали законным наследникам жертв холокоста доступ к невостребованным счетам на сумму 7—10 млрд. долларов. "На протяжении 50 лет, — писал журнал «Тайм» в передовой статье, — в швейцарских банках действовала общая инструкция: обманывать и прогонять наследников жертв холокоста, если они будут интересоваться счетами своих умерших родственников". Со ссылкой на инструкции о соблюдении тайны вкладов, которые швейцарские банки приняли в 1934 г. частично для того, чтобы нацисты не могли получить деньги еврейских вкладчиков, Д'Амато разглагольствовал перед банковским комитетом Конгресса: "Разве это не ирония судьбы, что именно та система, с помощью которой людей поощряли открывать счета, именно инструкции о соблюдении тайны вкладов использовались впоследствии для того, чтобы отказать именно этим людям и их наследникам в их праве на наследство? Эту систему извратили, превратили в ее противоположность".

Боуэр, задыхаясь от восторга, рассказывает, как было обнаружено решающее доказательство швейцарского коварства в отношении жертв холокоста: "Удача и усердие помогли найти ценную информацию, и она подтвердила справедливость иска Бронфмана. В одном докладе секретной службы из Швейцарии от июля 1945 г. упоминалось, что Жак Залмановиц, собственник Сосьете Женераль де Сюрвейянс, нотариальной конторы, которая занималась продажей имущества и имела контакты с балканскими странами, располагал списком 182 еврейских клиентов, которые доверили ему 8,4 млн. швейцарских франков и около 90 000 долларов перед тем, как переехали из балканских стран в Швейцарию. В этом докладе утверждалось, что евреи все еще не получили свою собственность назад. Рикман и Д'Амато были воодушевлены". И в своем собственном докладе Рикман отмечает это "доказательство швейцарских преступлений". Но в этом особом контексте ни тот, ни другой не упоминает, что Залмановиц был еврей (какова действительная цена этих утверждений, мы увидим ниже).[160]

В конце 1996 г. выступление пожилых еврейских женщин и одного мужчины перед банковским комитетом Конгресса было подано как волнующее свидетельство нарушения прав швейцарскими банкирами. Но, как пишет Итамар Левин, редактор крупнейшей израильской экономической газеты, ни один из этих свидетелей "не привел действительных доказательств существования вкладов в швейцарских банках". Чтобы усилить театральный эффект этих показаний, Д'Амато вызвал в качестве свидетеля Эли Визеля. В своем выступлении, которое позже не раз цитировалось, Визель уверял, что он был шокирован — да, да, шокирован! — узнав, что устроители холокоста грабили евреев перед тем, как убить их: "Сначала мы думали, что окончательное решение мотивировалось только отравленной идеологией. Теперь мы знаем, что они не просто хотели, как ужасно это ни звучит, только убивать евреев: им нужны были еврейские деньги. С каждым днем мы все больше узнаем об этой трагедии. Есть ли пределы боли? Есть ли пределы наглости?" Разумеется, это не было новостью, что нацисты грабили евреев: большая часть опубликованного Раулем Хильбергом в 1961 году фундаментального исследования "Уничтожение европейских евреев" посвящена как раз ограблению евреев нацистами.[161]

Утверждают также, будто швейцарские банки кассировали вклады жертв холокоста и систематически уничтожали важнейшие документы, чтобы замести следы, причем делались эти мерзости только по отношению к евреям. Член Сената Барбара Боксер бросила во время слушаний такое обвинение швейцарцам; "Наш комитет не потерпит двойную игру швейцарских банков. Не рассказывайте нам сказки, будто вы что-то ищете — ведь вы уничтожили документы".[162]

К сожалению, "пропагандистская ценность" (слова Боуэра) престарелых еврейских истцов, которые обвиняли швейцарцев в коварстве, быстро исчерпалась. Тогда индустрия холокоста попыталась раздуть новый скандал. СМИ накинулись на золото, купленное Швейцарией, утверждая, будто это золото было захвачено нацистами во время войны в центральных банках Европы. И это утверждение долго выдавалось за истину, но оказалось лишь сенсационной выдумкой. Артур Смит, автор образцового исследования по этому вопросу, сказал на слушаниях в Палате представителей: "Все утро и весь день я слышу о вещах, которые в основных чертах были в значительной степени известны уже несколько лет назад, и я поражен, что многое выдается за новинку, за сенсацию". Но участников этих слушаний интересовали сенсации, а не информация. Когда было навалено достаточно грязи, можно было рассчитывать на то, что Швейцария уступит.[163]

Единственным подлинно новым было утверждение, что швейцарцы проводили операции с "золотом жертв", т. е. покупали в больших количествах золото, которое нацисты, отобрав его у жертв концлагерей, переплавляли в слитки. "ВЕК, — пишет Боуэр, — искал эмоционально насыщенную тему, которая связала бы холокост со Швейцарией". Собственно это новое разоблачение швейцарского коварства было воспринято как дар небес. "Мало какие картины могли быть более волнующими, — продолжает Боуэр, — чем вырывание золотых коронок из искаженных ртов мертвых евреев, вытащенных из газовых камер лагерей уничтожения". "Факты весьма и весьма прискорбны, — говорил тоном обвинителя Д'Амато на слушаниях в Палате представителей, — потому что они свидетельствуют о краже у собственников из их квартир и национальных банков и изъятии у них в лагерях смерти золотых часов, браслетов, оправы для очков и коронок".[164]

Швейцарцев обвиняли не только в том, что они препятствовали доступу к счетам жертв холокоста и проводили операции с награбленным золотом, но и в том, что они вместе с поляками и венграми обманывали евреев. Речь шла о том, что деньги с невостребованных швейцарских счетов, принадлежавших гражданам Польши и Венгрии (не все они были евреями), Швейцария обратила в свою собственность в порядке возмещения ущерба за национализацию швейцарской собственности правительствами этих стран. Рикман называет это "потрясающим открытием, которое выбило у швейцарцев почву из-под ног и вызвало бурю". Но эти факты были давно известны и опубликованы в американских юридических журналах еще в начале 50-х годов. Однако под вопли СМИ соответствующая сумма подскочила до миллиона долларов по нынешним ценам.[165]

Еще до первых сенатских слушаний о невостребованных счетах в апреле 1996 г. швейцарские банки согласились создать следственную комиссию и подчиниться ее выводам. Эта "независимая комиссия, составленная из выдающихся личностей, насчитывала 6 членов, по три от Всемирной еврейской организации возмещения ущерба и от объединения швейцарских банков. Возглавлял ее Пол Волкер, бывший председатель эмиссионного банка США. В мае 1996 г. она опубликовала официальное "заявление о намерениях". Кроме того, швейцарское правительство назначило в декабре 1996 г. "независимую комиссию экспертов", которую возглавил Жан-Франсуа Бержье. В нее вошел также известный израильский специалист по холокосту Саул Фридлендер. Ее задачей было изучить операции с золотом между Швейцарией и Германией во время второй мировой войны.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Книга Д. Гольдхагена "Добровольные пособники Гитлера" в отличие от книги Финкельштейна была встречена с восторгом организациями, которые имеют привычку говорить от имени всех евреев, и переведена на 13 языков.

    Книга
    Первый вопрос, который могут задать нам люди с примитивным, черно-белым видением мира: С чего это вы вдруг вздумали издавать Финкельштейна? Он же еврей!
  2. Е название «Как я стал антисемитом», «Как стать антисемитом», «Почему и я антисемит»… Автор все же настаивает на своем варианте названия этого сборника статей

    Документ
    В чрезвычайно жесткой полемике, которая последовала за первым изданием этой книги, как только не переиначивалось ее название – «Как я стал антисемитом», «Как стать антисемитом», «Почему и я антисемит»… Автор все же настаивает на своем
  3. Тема трактовка многообразия, различия и культурного и эпистемологического взаимодействия в возрожденческую эпоху

    Документ
    История философского осмысления разнообразия и различия насчитывает столько же веков, сколько и само человечество. Можно привести самые разные примеры, начиная с древнейших времен и до сегодняшнего дня, иллюстрирующие повышенное и
  4. Дэвид Дюк Еврейский вопрос глазами американца

    Документ
    Как только человек получает такой ярлык, неважно, правда это или нет, ничто уже не может избавить его от того, что средства массовой информации считают высшим грехом.
  5. Книга рассчитана на широкого читателя (1)

    Книга
    В книге рассмотрены закономерности и тенденции общественного развития, проявившиеся на грани второго и третьего тысячелетий. Состояние современного мира характеризуется нестабильностью, нарастанием экологического и социального кризисов,

Другие похожие документы..