Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
День защитника Отечества – праздник всенародно любимый. Женщины всегда хотят восхищаться защитниками, а день 23 февраля дает им для этого отличный по...полностью>>
'Документ'
Програма забезпечує опанування знаннями, вміннями і навичками, які є достатніми для проведення планування, організації, обліку та контролю роботи з ф...полностью>>
'Документ'
Характерная черта русской философии — ее связь с литературой — ярко проявилась в произведениях великих художников слова — А. С. Пушкина, М. Ю. Лермон...полностью>>
'Документ'
- философское и личностное осмысление истории (событий и судеб – Марии Стюарт, Марины Мнишек и Лжедмитрия…), искусства и литературы в лирике Цветаево...полностью>>

Г. Г. Гагарин (1810 1893) Г. Г. Гагарин, советник при ректорате ргтэу в 2010 году отмечалось 200-летие со дня рождения князя Григория Григорьевича Гагарина диплом

Главная > Диплом
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Русский художник князь Г.Г.Гагарин (1810 – 1893)

Г.Г. Гагарин,

советник при ректорате РГТЭУ

В 2010 году отмечалось 200-летие со дня рождения князя Григория Григорьевича Гагарина – дипломата, генерал-майора, обер-гофмейстера – и при этом одного из самых талантливых русских художников XIX века, архитектора, художественного и общественного деятеля, вице-президента Императорской Академии художеств, члена Российского археологического общества, почетного члена   географического общества, члена Общества поощрения художеств, создателя Музея христианских древностей, увлеченного коллекционера и кавалера многих орденов.

Празднование юбилея Г.Г. Гагарина началось в день его рождения, 11 мая 2010 года, в Петербурге совершением панихиды в церкви Святой великомученицы Екатерины при Российской Академии художеств.

17–18 ноября в Академии художеств состоялась научная конференция в честь 200-летия художника: «Григорий Гагарин: художник и общественный деятель».

23 декабря 2010 года в Михайловском (Инженерном) замке в Петербурге открылась выставка, также посвященная этому знаменательному событию.

На выставке впервые за сто лет в таком объеме представлены живописные работы, книжные иллюстрации, альбомные зарисовки, образцы театрально-декорационного искусства, архитектурные проекты, эскизы церковной живописи, иконы, копии фресок, ранние фотографические работы Гагарина, большеформатные литографированные альбомы и книги из его личной библиотеки, а также архивные документы, связанные с военной, академической, общественной, просветительской и собирательской деятельностью князя.

В создании выставки принимали участие Институт русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук, Научно-исследовательский музей Российской Академии художеств, Государственный Исторический музей, Государственная Третьяковская галерея, Российский Этнографический музей и частные коллекционеры.

Русский музей обладает наиболее полной коллекцией произведений художника: это более четырех тысяч единиц графики, включая архитектурные чертежи, зарисовки орнаментов, около сорока живописных произведений, фотографии, гравюры. Основная часть графических работ была подарена Русскому музею императора Александра III в 1898 году вдовой художника, княгиней Софией Андреевной Гагариной.

Талантливый, европейски образованный, Гагарин был личностью универсальной. Редко кто из его современников сочетал в себе столь разнообразные дарования, воплотившиеся в разных сферах творческой деятельности. Многие его рисунки по праву вошли в число лучших произведений первой половины XIX века. В то же время значительная часть наследия Гагарина остается не известной широкому кругу любителей искусства. Жизнь его и художественное творчество долгое время оставались неизученными. И только в работах известного искусствоведа А. Н. Савинова в 40-х годах прошлого века произведениям Гагарина впервые была дана заслуженная оценка и выяснены в основных чертах отношения художника с Пушкиным и Лермонтовым.

Григорий Гагарин не получил специального художественного образования, лишь некоторое время брал уроки у Ораса Верне и Карла Брюллова, с которым позднее поддерживал дружеские отношения. Его творчество — результат природной одаренности и ежедневных упражнений. Современники утверждали, что он и часу не мог прожить без карандаша. Гагарин не расставался с альбомом ни в путешествиях, ни на поле боя, зарисовывал впечатления от увиденного на службе, подмеченного на улицах и в светских гостиных.

Григорий Григорьевич Гагарин родился 29 апреля (11 мая по новому стилю) 1810 г. Он принадлежал к младшей ветви рода князей Гагариных, который вел свое начало от Рюрика, от удельных князей Стародубских.

Отец художника, Григорий Иванович, известный дипломат и государственный деятель, был одним из просвещенных людей своего времени. В Благородном пансионе при Московском университете он учился одновременно с Василием Андреевичем Жуковским и Александром Ивановичем Тургеневым, позднее стал известен как переводчик произведений Жан-Жака Руссо и Жана Франсуа Мармонтеля, был избран почетным членом литературного общества «Арзамас».

До конца жизни Григорий Иванович сохранял дружеские отношения с Константином Батюшковым, Петром Вяземским и другими крупнейшими представителями русской словесности.

Во время Отечественной войны 1812 года Григорий Иванович за свой счет сформировал и экипировал целый полк ополченцев, который по царскому указу так и назвали «гагаринским».

Немалую роль в семействе играла и мать художника, Екатерина Петровна, урожденная Соймонова. Она также происходила из древнего знатного рода и состояла в родстве с близким другом Пушкина Сергеем Александровичем Соболевским.

С детства Григорий Гагарин-младший был окружен высокообразованными людьми, талантливыми художниками, видными философами и писателями. Атмосфера, царившая в семье, не могла не повлиять на будущего художника. Уже пяти лет от роду он выполнил акварель для альбома Жуковского, изображавшую лунный морской пейзаж.

В 1816 году семейство Гагариных отправилось в путешествие по Европе. Они жили в Швейцарии, Германии, Франции, а затем окончательно обосновались в Италии, где глава семьи занял должность посла.

Дом Гагариных в Риме стал одним из центров русской художественной жизни. Постоянными посетителями его были пенсионеры Академии художеств – Карл и Александр Брюлловы, Федор Бруни, Сильвестр Щедрин, Петр Басин, Самуил Гальберг.

Отношения посланника с художниками не ограничивались официальными рамками. Он не только выступал посредником между живописцами и заказчиками, ходатайствовал о разрешении пенсионерам копировать произведения старых мастеров, хранящихся во дворцах итальянской знати, но и принимал непосредственное участие в жизни каждого.

Григорий Иванович и сам брал в руки кисть. Предпочтение, которое он отдавал этюдам, свидетельствовало о его интересе к работе с натуры и говорило о склонностях, далеких от привычного академического метода.

Это обстоятельство не могло не повлиять и на его сына: первые его рисунки и акварели – пейзажи, портреты окружающих – делались именно с натуры. Несмотря на некоторую наивность, в этих юношеских работах уже присутствуют черты, которые позднее станут определяющими в творчестве зрелого мастера, – это пристальный интерес к личности, душевная ясность, изящество и ориентация на лучшие традиции акварельного портрета первой половины ХIX столетия.

Постоянное общение с русскими художниками, жившими в Риме, посещение картинных галерей и частных собраний, было хорошей школой. Вместе с Карлом Брюлловым Гриша Гагарин делал декорации для домашнего театра, вместе они ходили на этюды.

Художественная атмосфера окружала юного Гагарина не только в стенах родительского дома. Сама Италия, «прах поэтический древнего Рима» способствовали эстетическому мировосприятию.

Григория Гагарина не готовили «в художники», как готовили воспитанников Императорской Академии художеств, но он приобщался к подлинному искусству ежедневно и ежечасно, с античными памятниками знакомился не по гравюрам и гипсовым слепкам, а в оригиналах, в камне и мраморе, видел в подлинниках шедевры эпохи Возрождения.

Когда юноше минуло 14 лет, родители озаботились, чтобы помимо домашнего образования он прошел курс регулярного систематического обучения, для этого был выбран колледж Птоломео в Сиене. Проучившись там 2 года, Григорий возвратился в Рим, где вновь оказался в окружении художников и знакомых отца.

Занятия в Риме и Сиене существенно дополнялись путешествиями по Европе со всем семейством, а также поездками в Париж, где жила родная сестра матери Григория Григорьевича, Софья Петровна Свечина, чей салон посещали самые выдающиеся представители французской литературы и искусства. Коллекции Лувра, парижской Национальной библиотеки, собрания музеев Берлина и Вены были знакомы Гагарину с юности.

В 1829 году 19-летний Гагарин, следуя по стопам отца, вступил на дипломатическое поприще и был направлен в Париж, с причислением к посольству Поццо ди Борго в должности актуариуса. Свободное от службы время он употреблял с пользой, посвящая часы занятиям науками и художествами. К этому времени в нем уже достаточно развилось не только желание, но и умение систематически работать.

В первый же год пребывания в Париже он начал посещать занятия в Сорбонне, где прошел курс архитектуры и строительного дела, слушал лекции по математике, философии, филологии, праву и другие. Отражение этих увлечений можно видеть в альбомных набросках. Одна из акварелей – «Лекция Кювье» – изображает знаменитое «субботнее собрание» в зале института, где прославленный ученый читал лекции по физике и естествознанию. Это событие не случайно становится предметом зарисовки Гагарина.

В пестром калейдоскопе парижской жизни он выбирал наиболее интересное и характерное. Его акварель – свидетельство распространенного среди французской молодежи того времени увлечения точными и естественными науками.

Альбомы Гагарина тех лет – своеобразная графическая хроника жизни французской столицы. Он посещает театры, народные гулянья, музеи, научные общества, беседует с представителями французской интеллигенции – и все это находит отражение в альбомных зарисовках.

Социальные диссонансы не могли не бросаться в глаза. Франция, пережив наполеоновскую эпоху, вступала на новый путь развития и с неумолимой последовательностью двигалась к июльской революции 1830 года. Обеспокоенный этим, отец художника приехал в Париж и увез своих сыновей в Италию.

Существует акварельный портрет Гагарина этого периода, написанный Карлом Брюлловым. Исследователи относят этот портрет, а также портрет его отца Григория Ивановича, к высшим достижениям Брюллова в области камерного портрета.

В течение 2 лет после возвращения из Парижа Гагарин проводил время в путешествиях по Италии и странам Западной Европы. Впечатления от этих поездок отразились в дорожных альбомах.

В 1832 году Гагарины вернулись в Россию. Григорий Гагарин был определен на службу в Азиатский департамент Коллегии иностранных дел. С первых же дней пребывания в столице художник попал в высший чиновно-бюрократический круг, который принял его весьма доброжелательно. Этому обстоятельству немало способствовал талант рисовальщика – молва о способностях Григория Гагарина достигла столичных салонов раньше, нежели он сам переступил их порог.

В апреле 1833 года Григорий Гагарин был пожалован в камер-юнкеры. В его альбомах этого периода находим акварельные портретные зарисовки известных и узнаваемых людей. Среди них князь Александр Барятинский (будущий фельдмаршал), князь Прозоровский-Голицин, фрейлина графиня Соллогуб, княгиня Долгорукая и другие.

Вихрь новых впечатлений, знакомств и увлечений, казалось бы, мог легко закружить молодого человека, однако этого не случилось. Серьезность направления, систематичность занятий и чувство долга были заложены в нем воспитанием. Он знакомится с Пушкиным, Жуковским, Одоевским. Сохранился его рисунок, изображающий Пушкина в кругу светских знакомых.

Знакомство с Пушкиным вскоре переросло в тесные творческие контакты. В то время Пушкин нуждался в иллюстраторе своих произведений. Гагарин выполнил серии рисунков к «Руслану и Людмиле», «Сказке о царе Салтане». Пушкин «доверил мне несколько неизданных стихотворений, которые могут послужить для очень оригинальных рисунков», – писал Гагарин отцу. Этими стихотворениями стали «Гусар», «Утопленник» и «Пред испанкой благородной…»

Свидетельством добрых и тесных творческих связей художника с поэтом является выполненная в 1834 году обложка предполагаемого издания «Повести А.П.» (Пушкина). Гагариным был задуман единый цикл иллюстраций к «Пиковой даме», единый цикл сюжетных изображений – то, что в наше время называют «эскизным макетом» оформления.

По преданию, сохранившемуся в семействе Гагарина, «он как-то раз принес Пушкину несколько исполненных им иллюстраций и когда Пушкин собирался ему за них заплатить, Гагарин наотрез отказался, заявив, что чести воспроизводить его мысли в рисунке с него совершенно достаточно».

В 1833 году Гагарин посетил Москву. Выросший вдали от родины и проведший большую часть сознательной жизни в Европе, художник знал Москву лишь по гравюрам Делабарта и литографиям Кадоля, но он был русским и, более того, Рюриковичем. Чувство патриотизма жило в его душе и влекло к древнему городу.

«В Москву едет князь Гагарин с двумя сыновьями, – писал Александр Тургенев в письме к другу, – молодежь рекомендую тебе. Попотчуй их Москвою… Они очень любезные молодые люди, а один из них рисует прелестно».

Альбомы Гагарина московского периода заполнены рисунками, изображающими стены и башни Кремля, терема, соборы и церкви. Гагарин смотрел на все это великолепие не просто взглядом путешественника, но и с точки зрения человека, знакомого с историей архитектуры, которую изучал в Париже. Его акварельные зарисовки куполов Кремля отличаются точностью в воспроизведении отдельных деталей и общей гармонией.

Несмотря на краткость пребывания в Москве, он сумел увидеть и почувствовать главное: самобытный национальный колорит древнерусского зодчества, характерный уклад москвичей.

Жизнь Гагарина, совмещавшего деятельность дипломата и художника, изобиловала переменами. В 1834 году он получил назначение в русское посольство в Константинополе. По приглашению Гагарина в Константинополь с ним отправился художник Карл Брюллов. Результатом этого путешествия – на бриге "Фемистокл", командиром которого был капитан В. А. Корнилов, прославленный впоследствии герой Севастопольской обороны, – явился дорожный альбом, где были наброски, изображающие пролив Дарданеллы, кают-компанию брига, его капитана Владимира Корнилова, самого Гагарина и Брюллова, проводивших время в беседах, чтении и прогулках на палубе.

Это путешествие, а также многочисленные экспедиции, которые он совершал по Малой Азии с целью знакомства с памятниками архитектуры и искусства, заложили основу глубокого интереса к византийской культуре. Впоследствии художник отдал много лет кропотливого и упорного труда изучению византинизма.

В 1837 Гагарин отправился в Мюнхен, где в это время находился его тяжелобольной отец. Февральские дни 1837 года оказались для Гагарина особенно печальными. У постели умирающего отца его застала весть о трагической гибели Пушкина в далеком Петербурге. Утраты были невосполнимы.

Много лет спустя в знак памяти поэта художник предложит «нарисовать тридцать картин» к различным его произведениям для иллюстрированного собрания сочинений. Частью этого замысла стали иллюстрации к «Кавказскому пленнику» и «Бахчисарайскому фонтану».

В 1837-1839 годах, после смерти отца, Гагарин состоял секретарем миссии в Мюнхене. Отдавая дань памяти и заслугам Григория Ивановича Гагарина, император решил приблизить к себе его сына, и вскоре Григорий Григорьевич был включен в число свиты, сопровождавшей Николая I в его путешествии на Кавказ в апреле 1837 года. Это путешествие также получило отражение в альбомных зарисовках Гагарина.

Окончательное возвращение художника в Россию относится к 1839 году. Русское общество того периода было поглощено борьбой западничества и славянофильства. Свидетелем их столкновений стал и молодой Гагарин. Он внимательно следил за спорами в петербургских и московских гостиных, проявляя повышенный интерес ко всему национальному

«Гагарин – дипломат, франт и между тем ходит каждый день на Никольскую покупать старые книги. Это замечательно», - писал Алексей Елагин, младший брат Ивана Киреевского.

Художник испытывал потребность узнать и понять свою Родину, свой народ, а по-настоящему узнать Россию можно было, лишь изъездив и исколесив ее вдоль и поперек. Случай вскоре представился. Гагарин должен был выехать в Казанскую губернию. Тем же маршрутом отправлялся по служебным надобностям и писатель Владимир Соллогуб. Результатом дорожных впечатлений этой поездки стал знаменитый «Тарантас» – повесть Соллогуба с иллюстрациями Гагарина. Стилистически выдержанные и выразительные, эти рисунки стали значительным событием в области русской книжной графики 1840-х годов.

В 1840 г. Гагарин назначен чиновником особых поручений VIII кл. при Азиатском департаменте. В мае того же года откомандирован к барону П.В. Гану, которому поручено было ввести новое гражданское устройство в Закавказье.

Отъезд его совпал с высылкой из столицы Михаила Лермонтова за дуэль с Э.Барантом. Отправились на Кавказ и старые друзья Гагарина из так называемого «Кружка шестнадцати». По выражению Михаила Лобанова-Ростовского, это было общество «молодых людей из самых лучших семейств России, недовольных существующим положением вещей», – кузен художника Иван Гагарин, Сергей и Александр Долгорукие, Андрей Шувалов, Борис Голицын, Ксаверий Браницкий, Александр Васильчиков (будущий секундант на дуэли Лермонтова), Александр Столыпин (Монго) – дядя и друг Лермонтова, Сергей Трубецкой. Лермонтов был центром притяжения этого содружества.

Отправляясь на Кавказ, Гагарин имел и свои собственные цели – он получал возможность ближе ознакомиться с памятниками древней восточной архитектуры, которая давно уже привлекала его внимание.

Кавказ, с его нетронутой, дикой природой, вдохновлявший лучших писателей России того времени – Пушкина, Лермонтова, Полежаева, молодого Льва Толстого, оказал сильное влияние и на творчество Гагарина. Именно с кавказским периодом связаны циклы портретных, жанровых и пейзажных зарисовок, составивших лучшую часть графического и живописного наследия художника.

Кавказ в то время был ареной военных действий. Горные дороги обстреливались отрядами Шамиля, по долинам Кахетии форсированным маршем проходили эскадроны русских драгун и пехотинцев. Гагарин не раз участвовал в военных экспедициях в качестве художника. Его зарисовки «Сражение в горах при Ахатли», «Лагерь в Кара-Будах-Кент», «Переправа через реку Сулак», «Вступление в аул Чиркей», «Виды Чиркея» стали своеобразной хроникой событий кавказской эпопеи. По сути, он стал летописцем этой войны, создав на Кавказе множество графических зарисовок и этюдов масляными красками.

Поэзия обыденного, родственная той, какую несут в себе произведения Лермонтова, отличает и большинство работ Гагарина этого периода. Рисунки, выполненные на цветной бумаге акварелью и белилами, – совершенно законченные самостоятельные произведения, несмотря на небольшой формат. Он изображает сцены боя, сборы солдат по тревоге, приготовление пищи в походе, перестрелку с неприятелем, перевозку раненых. Эти рисунки скромны, в них нет апофеоза, а только реалистическая действительность.

Походный быт, палатки, постоянные перемещения из одного места в другое не давали возможности создавать большие монументальные картины. Лишь много лет спустя, в Петербурге, на основе натурных зарисовок Гагарин выполнит несколько живописных произведений из истории Кавказской войны. Это завершенные картины о жестокости войны, о мужестве духа российского солдата – «Летний лагерь Нижегородского драгунского полка под Кара-Агачем» (картина находилась в коллекции Николая I), «Белый ключ. Главная квартира Мингрельского полка», «Свидание генерала Клюкке фон Клюгенау с Шамилем» и другие. Ценность этих картин и рисунков в их документальности, однако это не бесстрастная фиксация событий. Работы Гагарина отличают живость и непосредственность, свойственные лишь свидетельству очевидца.

Интересна история акварели «Сражение при реке Валерик», которая имеет надпись: («рисовал Лермонтов, расцвечивал Гагарин»). Художник не участвовал в походе на Малую Чечню и не был в сражении, Лермонтов же, только что прибывший из полка, полный впечатлений, спешил поделиться ими с друзьями. Он тут же делал быстрые карандашные наброски, чтобы слушатели могли лучше представить себе схватку с горцами. Акварельная проработка рисунка была необходима Лермонтову, и Гагарин понял и осуществил его замысел. Сдержанное цветовое решение придает рисунку строгость и изящество. Жизненная правда, отсутствие ложноромантических эффектов, нетрадиционное, по сравнению с официальной батальной живописью, отношение к войне – здесь они оба были единомышленниками.

Близость поэта и художника не ограничивалась совместной работой: они участвовали в одних и тех же походах, жили в одной палатке, встречались в Пятигорске и Кисловодске. Гагарин оставался искренне предан и своим друзьям из «Кружка шестнадцати» – тем немногим, кому удалось уцелеть после пронесшихся над ними бурь. Им выполнены портреты Столыпина (Монго), Браницкого, Лобанова-Ростовского и других.

С апреля по июнь 1841 г. в составе Черкеевского отряда Гагарин участвовал в военных действиях против горцев. В это время художник не был еще военнослужащим, а являлся прикомандированным, но всегда по возможности старался быть в гуще событий, не раз подвергаясь опасности быть раненым или убитым. За проявленные личную храбрость и хладнокровное мужество он был награжден орденом св. Анны 3-й ст. с бантом. А еще через несколько дней камер-юнкер, коллежский асессор князь Гагарин был определен поручиком в лейб-гвардии Гусарский полк и причислен к канцелярии военного министра для особых поручений. Это означало перевод в Петербург. В том же году за труды по введению нового устройства в Закавказье получил орден св. Станислава 3-й ст.

Художник недолго оставался в столице. В 1842 году он вновь отправился на Кавказ, теперь уже в качестве сопровождающего военного министра Александра Ивановича Чернышева. Здесь, как и год назад, Гагарин испросил разрешения участвовать в летней военной экспедиции в отряде генерала Клюкке фон Клюгенау, выступавшего против Шамиля.

Снова отличившись и заслужив звание штаб-ротмистра, художник вернулся в столицу, где в январе 1843 года получил звание флигель-адьютанта.

В 1848 году Гагарин поступает в распоряжение главнокомандующего Отдельным кавказским корпусом князя Михаила Семеновича Воронцова. С этого времени и почти до 1850-х гг. с некоторыми перерывами Гагарин жил и активно работал на Кавказе. Поскольку фотографическое дело в то время находилось в зачаточном состоянии, имела место практика прикомандирования официальными властями к действующей армии художников в качестве летописцев. Военный министр в своем письме Воронцову предлагает занять Гагарина, «чтобы он был употребляем в ученом и артистическом отношении».

Блестяще владевший рисунком и акварелью, молодой офицер нашел в горном крае интересный материал и получил «благодарную возможность сочетать в реалистических зарисовках с натуры и реалистических композициях романтическую приподнятость и жизненную правду». Большую часть времени художник проводил за работой: занимался живописью, реставрацией уникальных памятников, литографией, актерской деятельностью, являлся членом некоторых научных обществ, писал научные работы по искусству. В 1849 г. Гагарин был произведен в ротмистры.

Пребывание в Грузии явилось яркой страницей в жизни Гагарина и оставило заметный след в истории Тифлиса. Дом Гагариных в Тифлисе стал своеобразной «Меккой» искусств для местных и приезжих. Сохранились воспоминания служившего здесь в конце 40-х гг. чиновника Соковнина, где он говорит о Гагарине, его жене и о той роли, которую сыграли они в культурной жизни Тифлиса:

«Приезд Гагариных – очень важное событие в жизни тифлисской. Дом Григория Гагарина самый любезный и приятный в Тифлисе, хотя публика является туда …с осторожностью, боясь изящного вкуса и направления, царствующего в их семействе».

Особенно сблизились Гагарины с семействами Чавчавадзе и Орбелиани. Художник создал несколько портретов членов этих семейств. Связь с лучшими представителями грузинской культуры, с армянскими живописцами, работавшими в Тифлисе, русскими, жившими в грузинской столице, во многом определила общественный и гражданский тонус города.

Большая заслуга художника перед грузинской культурой состояла в том, что он возглавил строительство тифлисского театра. В короткий срок по проекту, созданному совместно с архитектором Скульери, было построено новое каменное здание.

Гагарину принадлежали также орнаментация и роспись зала, а также лепнина, украшавшая потолок и стены. Семейное предание сохранило связанный с этим любопытный эпизод: «Когда для украшения зала понадобились лепные орнаменты в мавританском стиле, Гагарин по своей инициативе, с ротой солдат, при ничтожной затрате, оборудовал и построил целый заводик картонной массы, из которой эти орнаменты вылеплялись». Позднее на основе этого заводика была создана единственная в Грузии фабрика папье-маше.

Здание театра и его интерьер стали гордостью Тифлиса. Граф Воронцов отмечал в своем дневнике: «Грузинский театр удался превосходно…, все играли как нельзя лучше, никогда еще в Грузии такого явления не было».

Упоминание об игре актеров не случайно. Гагарин позаботился о составе труппы. Им был выписан из Парижа актер Дебрез. Хлопотал он и о репертуаре, в который кроме классики входили пьесы грузинских драматургов Эристави и Чавчавадзе.

Чрезвычайно важное значение имело и восстановление Гагариным древних фресок Мцхетского собора и росписей Сионского собора в Тифлисе. Прежде всего была укреплена старая живопись, так как «художником возобновлялось по возможности всё древнее в древнем храме», а также были выполнены новые росписи в русско-византийском стиле, приверженцем которого был Гагарин. Причем впервые в России он применил так называемый энкаустический способ фресковой живописи (красками, приготовленными на особой мастико-восковой эссенции). Для знакомства с ней художник специально в 1851 году съездил в Мюнхен.

Интерес к византийскому и древнерусскому зодчеству сочетался в Гагарине с глубоким исследовательским отношением к памятникам древней кавказской архитектуры, в частности, грузинской и армянской. Для осуществления своей мечты — сделать изображения всех церквей Закавказья — Григорий Григорьевич во время поездки в Мюнхен освоил фотографию. Осознав преимущества нового вида искусства, Гагарин использует его во вспомогательных целях, в качестве подготовительного материала для рисунков.

Сохранились рисунки, которые свидетельствуют о высоком профессионализме Гагарина-архитектора. Литографированные позднее для издания «Собрание византийских, грузинских и древнерусских орнаментов и памятников архитектуры», они представляют собой не только фасады, но и планы, разрезы и интерьеры древних построек.

Гагарин не только изучал традиции, но собственноручно выполнял проекты многих церквей. Часть из них была воплощена в жизнь: например, военный собор и гимназическая церковь в Тифлисе, храмы в Кутаиси, Шуше, Екатеринодаре, Аладыри, Дербенте и другие. Подобные храмы были возведены им не только в Грузии, Армении, Нагорном Карабахе, но и во многих других труднодоступных горных местностях. К сожалению, до настоящего времени от этих построек сохранились лишь фундаменты.

Важно, что церкви, построенные Гагариным, выполняли роль своеобразных форпостов христианства на юге России, в пограничных ее владениях. Они строились для местного русского населения и для многих тысяч русских солдат Кавказского корпуса, которые десятилетиями были оторваны от родины, от православных храмов с их традиционными формами и каноническим обрядом.

Работы Гагарина в области архитектуры были подкреплены глубокими теоретическими исследованиями. Результатом их стали богато иллюстрированные издания – уже упомянутое «Собрание византийских, грузинских и древнерусских орнаментов и памятников архитектуры», а также «Происхождение пятиглавых церквей», «Строителям русских церквей» и другие. Все они пронизаны мыслью о трех источниках древнерусской архитектуры – византийском, восточном и итальянском.

Впечатления Кавказа получили отражение в большом литографированном издании «Живописный Кавказ», отпечатанном в Париже в 1857 году и включавшем множество типов, портретов, пейзажей и жанровых сцен. Альбом этот до сих пор не утратил своего художественно-документального значения, хотя и является библиографической редкостью.

Гагарин, лично принимавший участие в издании, приступает затем к работе над выпуском другого своего альбома – «Костюмы Кавказа». Вышедший в Париже в литографии «Лемерсье», лучшей французской литографической мастерской того времени, альбом стал уникальным и исторически достоверным памятником этнографии Северного Кавказа. В нем представлены 66 листов «in folio» с изображениями национальных костюмов жителей Дагестана, Азербайджана, Грузии, Кабарды и других республик Кавказа. Эти работы – настоящая «академия костюмов», по которым можно изучать и восстановить многие исчезающие детали кавказского костюма. Это одно из лучших графических произведений князя Гагарина, где он проявил себя изысканно тонким рисовальщиком-эстетом. Издание выходило в 11 выпусках ограниченным тиражом и распространялось среди узкого круга политических деятелей и дипломатов Европы. Издание редко встречается в комплекте, листы из него обычно бытовали по отдельности.

В 1850 году на Кавказе возобновились военные действия. Гагарин принимал участие в походе генерала Нестерова на Чечню, «участвовал во всех делах и перестрелках». После одного из серьезных сражений, где он особенно отличился, Гагарин был произведен в полковники. В 1852 г. он участвовал в экспедиции в Дагестан.

20 января 1852 г. Гагарин карандашом выполнил портрет Хаджи Мурада, знаменитого наиба Шамиля, перешедшего на сторону русских который по сей день является самым правдивым изображением этого горца, т.к. Гагарин – единственный, кто рисовал его с натуры.

В 1853 г. за полезные труды по художественной и строительной части получил орден св. Анны 2-й степени с Императорской короной.

Во время Крымской (Восточной) войны 1853-1856 гг., Гагарин находился в Александропольском отряде князя Бейбутова, где отличился в знаменитом сражении при Кюрук-Дара 24 июля 1854 г., за что был награжден орденом св. Владимира 4-й ст. В этом кровопролитном сражении русский отряд при самых невыгодных тактических и стратегических условиях наголову (в течение 7 часов) разбил противника. 6 мая 1856 г. Гагарин получил орден св. Анны 3-й ст. с мечами.

В столице были хорошо известны труды Гагарина в области художественного творчества, и это послужило одной из причин нового назначения. Указом 1854 года он был причислен к Академии художеств «состоять по особым поручениям» при президенте Академии великой княгине Марии Николаевне. Произведенный 30 августа 1858 г. в генерал-майоры с зачислением в свиту, Гагарин 27 мая 1859г. был назначен вице-президентом Академии художеств.

Его деятельность на этом поприще оказалась весьма плодотворной. Гагарин разработал новый устав, содержащий принципиальные предложения по реформе преподавания. Им был впервые введен в программу курс православного иконописания, основанный на изучении византийского и древнерусского искусства.

«У нас, благодаря князю Гагарину и его настойчивым стремлениям, стали проводиться в практику монументального религиозного искусства такие требования и понятия, которые прежде вовсе не были у нас в ходу. Теперь стали требоваться от художника археологические, исторические, костюмные, вообще разные научные знания и подробности, о которых прежде было совершенно забываемо. Начали с изучения Византии, а кончили изучением всего русского и славянского», – писал Владимир Васильевич Стасов.

По инициативе Гагарина в Академии был создан «музей иконописного класса», переименованный в Музей христианских древностей, а позднее в Музей древнерусского искусства. Для его фондов были собраны произведения живописи и прикладного искусства из старых русских городов – Владимира, Суздаля, Киева, Новгорода, а также из Италии, Греции, Малой Азии и других стран. Для костюмного класса вице-президент выделил большую часть своей личной коллекции. Сохраняя учебный характер, музей имел и более широкое общественное значение, давая представление об искусстве Афона, Византии и России.. Особое внимание уделялось пополнению других коллекций музея и библиотеки в академии.

Гордостью собрания были многочисленные копии миниатюр древних рукописей и фресок Новгорода и Старой Ладоги, произведения иконописи (более пятисот), в том числе знаменитая икона Святого Георгия.

Одновременно со службой в Академии Гагарин выполнял самые различные творческие работы. Одной из них была роспись церкви Святого Николая Чудотворца в Мариинском дворце. Мариинский дворец, построенный в 1844 году по заказу Николая I для его дочери великой княгини Марии Николаевны архитектором Андреем Штакеншнейдером, был одним из самых известных зданий Петербурга и являлся частью ансамбля Исаакиевской площади.

Первоначальное оформление интерьера церкви не вполне соответствовало вкусам заказчиков, и в 1856 году заново расписать храм было предложено Гагарину. Причиной подобного поручения послужила известность художника при императорском дворе, где он состоял в государевой свите, а также его беспорочная служба в Академии при великой княгине Марии Николаевне, которая за время их совместной работы сумела оценить достоинства своего помощника как живописца и человека. Это предложение было для Гагарина не только большой честью, но и давало возможность совершенно самостоятельно создать новую систему росписи храма в русско-византийском стиле.

В фондах Государственного Русского музея сохранились эскизы-проекты, благодаря которым реставраторы воссоздали утраченную после 1917 года церковную живопись. Богатая орнаментика, росписи сводчатого потолка (золотые звезды на синем фоне), яркие «восковые» краски – все напоминало о раннеитальянской живописи – о церкви в Сан Витале в Равенне, храмах Мантуи и Ассизи. До сих пор живопись во дворце вызывает невольное удивление всех, кто хотя бы раз осматривал это здание.

Гагарин, по его собственному выражению, «пытался обновить древние источники, выражающие христианские чувства с первобытной простотой». Современники высоко оценили этот вклад художника в русское монументальное искусство середины XIX века.

Творчество Гагарина 1850–1860-х годов имело самый широкий диапазон: он проявил себя в области театрально-декорационной живописи и в постановке «живых картин». Зимой 1857 года внимание театрального мира Петербурга было приковано к постановке в Александринском театре пьесы Алексея Толстого «Смерть Иоанна Грозного». В работе над декорациями принимал участие Гагарин. По его эскизам были написаны декорации к сценам Боярская дума, Опочивальня Иоанна Грозного, Царские покои. Все они отличались мастерством и подлинным историзмом. Знание эпохи, ее культуры, нравов и обычаев помогли воссоздать дух и атмосферу государева двора времен Ивана IV.

За что бы ни брался Гагарин, знание дела было основным его принципом. Им он руководствовался и в первом сценическом воплощении поэмы Лермонтова «Демон». «Живые картины» на сюжет поэмы ставились 20 апреля 1856 года в Белом зале Зимнего дворца. К каждой из девяти картин Гагарин сделал эскиз, снабженный специальными пометами. После успешной постановки в Зимнем спектакль был повторен во дворце великого князя Константина Николаевича, где присутствовали все высокопоставленные особы. Успех поэмы стал своеобразным одобрением поэмы Лермонтова. Вскоре она была издана в Карлсруэ.

Помимо театра предметом увлечения художника в последние десятилетия его жизни стали путешествия. Без преувеличения можно сказать, что он объехал полмира. Кроме Европы, где бывал постоянно, он посетил Африку и Малую Азию.

Акварели и гуаши, выполненные в Египте, говорят не только о любознательности туриста, но и о профессиональном интересе ученого-археолога. Это можно заключить по акварелям, изображающим раскопки в долине Дель-эль-Бахри, снабженным подробными описаниями.

Во время этих экспедиций он пополнял и свою минералогическую коллекцию, в состав которой входили ценнейшие образцы природных кристаллов из России, стран Европы, США и других континентов. Коллекция собиралась тремя поколениями династии Гагариных в течение 100 лет. Образцы минералов собирались не только во время экспедиций и экскурсий, но и приобретались у коллекционеров. В настоящее время коллекция, получившая название Карачаровская по названию имения Гагариных Карачарово, находится в Геологическом музее им. В.И.Вернадского Российской академии наук.

Годы его пребывания на посту вице-президента Академии художеств совпали со сложным периодом, который принято связывать с «бунтом четырнадцати». Это было открытое выступление молодых талантливых художников против консервативной академической системы образования с ее классической иерархией жанров.

Позиция Гагарина отличалась лояльностью по отношению к новому направлению. Предвидя ход событий и стараясь провести реформу «сверху», он выступил с предложением реорганизовать старый Совет Академии. Однако все его попытки перестроить систему, которая складывалась в течение столетия, не увенчались успехом. Консервативная часть Академии восторжествовала, и конфликт был неминуем. Вскоре после «бунта четырнадцати», покинувших стены Академии, Гагарин подал прошение о досрочном отпуске.

В 1869 году Гагарин счел нужным по состоянию здоровья подать прошение об отставке, которое было удовлетворено. В документах, связанных с ее оформлением, отмечалось, что «князь Гагарин, управляя Императорской Академией художеств более десяти лет, трудился постоянно с неутомимым усердием, с полною любовью и знанием дела и поставил Академию в отличное состояние», за что был награжден чином действительного тайного советника и получил звание гофмейстера. Совет Академии избрал его Почетным членом.

За время службы он был награжден также орденами св. Станислава 1-й ст. (1860 г.), Анны 1-й ст. с мечами (1862 г.), Владимира 2-й ст. с мечами (1867 г.) и Белого Орла (1868 г.).

В 1876 году «по случаю расстроенного здоровья» Гагарин сложил с себя полномочия помощника председателя Русского императорского археологического общества, которые он исполнял в течение долгих лет, и остался лишь его Почетным членом.

Заслуги художника были высоко оценены. «На нем фактически лежали обязанности председателя, – говорилось на годовом собрании общества, – он организовал поездку в Киев Н.И. Срезневского и Ф.Г. Солнцева для проверки чертежей и рисунков фресок и мозаики Киево-Софийского собора, переданных по Высочайшему повелению обществу для издания.

Под его наблюдением в 1870 году было издано описание Констанцского собора со множеством рисунков… Им в 1871 году было предложено составить руководство к изучению древней архитектуры византийских храмов, рассеянным по разным странам Европы и Азии… Под председательством князя была образована Комиссия, которая выработала программу этого руководства, к сожалению, не осуществленного по недостатку средств».

11 января 1874 г. Гагарин был награжден орденом св. Александра Невского и 19 февраля 1880 г. пожалован в обер-гофмейстеры.

Оставив службу, Григорий Григорьевич все время посвятил творчеству и семейной жизни. В это время художник посетил и свои родовые имения Карачарово и Сучок. В селе Сучок Григорий Григорьевич построил церковь, которую сам спроектировал и расписал. (Храм этот был разрушен в 1930-х годах). Судить о нем можно лишь по проектным чертежам и эскизам, хранящимся в Русском музее. Знакомство с ними позволяет говорить о том, что князь Гагарин целенаправленно претворял в жизнь программу, изложенную им в обращении «К строителям русских церквей». Роспись церкви была выполнена в русско-византийском стиле, а композиция соответствовала той схеме, которая была характерна для древнерусской традиции.

Он расписал церковь в Баден-Бадене и несколько церквей близ своего имения Карачарово, раскинувшегося на берегу Волги, неподалеку от Клина, подготовил и издал свои теоретические труды.

Гагарин написал воспоминания о своем учителе Карле Брюллове, напечатанные в альманахе «Зурна» 1855г. за подписью «Г.Г.Г.» и изданные отдельно после его смерти, со статьей о художественной деятельности автора (Воспоминания кн. Г.Г. Гагарина о Карле Брюллове. Спб. 1900 г.).

В 1884 г. в Париже у Лемерсье вышло его иллюстрированное издание «Изображения Св. Евангелия и Псалтыря». В 1892 г. для 1-го съезда архитекторов Гагарин выпустил брошюру «Строителям русских церквей», перепечатанную позже под заглавием «Родник русского искусства» в качестве введения к изданному по воле Императора Александра III в 1897 г. его «Собранию орнаментов».

Последние годы художник провел в семье сына, Андрея Григорьевича, будущего основателя санкт-петербургского Политехнического института. Осенью 1891 года Андрея Григорьевича как изобретателя крешерного пресса, которым до сих пор пользуются, пригласили во Францию, в Шательро.

18 апреля 1893 года в кругу семьи, в Шательро, и закончил свои дни Григорий Григорьевич Гагарин. До последних дней художник не выпускал из рук кисти.

Похоронили его, по его желанию, в Карачарове, на крутом берегу Волги.

Жизнь художника принадлежала России.

Примечание.

Известно несколько портретов Гагарина, написанных художниками Молинари (пастель), Камучини, Соколовым, Брюлловым, Шпилером, Бобровым.

Литература

Веселовский Н.И. Князь Г.Г. Гагарин. Некролог // Зодчий. 1893. Вып. 2.

Гагарин Г. Г. Воспоминания князя Григория Григорьевича Гагарина о Карле Брюллове. К 100-летию со дня рождения Брюллова. 1799–1899. Спб., 1900.

Гагарин Г.Г. Родник русского искусства (Посвящается строителям русских

церквей) // Зодчий. 1893. N 1.

Гагарин Г.Г. Сборник византийских и древнерусских орнаментов. СПб.,1887.
Гагарин Г.Г. Собрание византийских, грузинских и древнерусских орнаментов и памятников архитектуры. СПб., 1903.

Долгова С.Р. Художник Г.Г. Гагарин в Грузии // Панорама искусств. М.,1980.

Корнилова А. В. Работы Г. Г. Гагарина в области теории и практики архитектуры // Памятники истории и культуры Петербурга. Вып. 3. СПб., 1994.

A. В. Корнилова. Г.Г. Гагарин в Петербурге // Памятники истории и культуры Петербурга. Вып. 4. СПб., 1997.

Савинов А. Н. Г.Г. Гагарин. М., 1951.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Открытие тайн природы, установление её законов

    Закон
    что всё происходит из воды Центральная фигура древнегреческой науки - Пифагор, основатель мистико-научного и религиозно-философского братства Одна из легенд, возможно, являющаяся истиной, приписывает ему изобретение понятия "философия"
  2. Управление загс и архивов липецкой области огу «государственный архив липецкой области» государственный архив липецкой области путеводитель липецк 2008 редколлегия

    Документ
    Путеводитель раскрывает состав и содержание фондов ГАЛО за период с XVII в. по 2008 год включительно. Адресован широкому кругу пользователей архивной информации.
  3. Огку «государственный архив смоленской области» государственный архив смоленской области и его филиал в городе вязьма путеводитель смоленск 2012 Об. Редколлегия

    Документ
    Путеводитель содержит информацию о составе и содержании фондов Государственного архива Смоленской области и его филиала в городе Вязьма за период с 1626 по 2010 год включительно.
  4. Серия: жанр (3)

    Документ
    Каждый город имеет свое лицо, свой силуэт: в Париже - это Эйфелева башня, в Лондоне - Биг-Бен, в Санкт-Петербурге - Адмиралтейство, Петропавловская крепость, Исаакиевский собор, в Москве - Кремль За великими творениями архитектуры

Другие похожие документы..