Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Государственный университет – Высшая школа экономикиПрограмма дисциплины «Корпоративные инновации» для направления 080100.62 / специальности Экономика...полностью>>
'Документ'
'Документ'
Общероссийская общественная организация «Российская общественная академия голоса», именуемое в дальнейшем «Лицензиат», в лице президента Рудина Льва Б...полностью>>
'Методологическое положение'
Счет производства занимает особое место в системе национальных счетов (СНС), так как он является первым счетом в ряду текущих счетов и методология его...полностью>>

Борисовна Шаховская «Утоли моя печали»

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Наталья Борисовна Шаховская

«Утоли моя печали»

Наталья Борисовна Шаховская прославила своё имя неутомимыми трудами на милосердном поприще помощи всем страждущим. Её община сестёр милосердия «Утоли моя печали» - одна из наиболее известных и почитаемых в России. Благородная деятельность этой общины и самой Натальи Борисовны навсегда останутся в памяти потомков.

Наталья Борисовна родилась 9 апреля 1820 года в Москве в культурной и родовитой дворянской семье Святополк-Четвертинских. Её отец князь Борис Антонович Святополк-Четвертинский (1781-1865) занимал высокую должность обер-шталмейстера (заведующий царскими конюшнями) при дворе. Он был обласкан императорской семьёй за заслуги своего отца, казнённого в Польше во время Польского восстания. Юного Бориса определили в Пажеский корпус. В девятнадцатилетнем возрасте он дрался на дуэли с девятнадцатилетним Александром Рибопьером, после чего тот на год был разжалован и заключён в крепость. Бориса наказывать не стали.

В 1809 году Борис Антонович женился на княжне Надежде Фёдоровне Гагариной (1791-1883).

Б.А. Святополк-Четвертинский был участником войны с Наполеоном 1812 года, командовал казачьим полком, сформированным на средства графа М.А. Дмитриева-Мамонова, и был награждён орденами Георгия, Владимира и Анны. По окончании войны вышел в отставку и был пожалован в должность шталмейстера с чином действительного статского советника.

Сестра Бориса Антоновича Мария Антоновна, будучи замужем за обер-егермейстером Нарышкиным, стала фавориткой императора Александра I и имела от него детей. Борис Святополк-Четвертинский не одобрял романа сестры.

Надежда Фёдоровна, мать Натальи Борисовны, принадлежала к весьма знатной и влиятельной семье. Отец Надежды Фёдоровны князь Фёдор Сергеевич Гагарин, также как и отец Бориса Антоновича, погиб во время Польского восстания в 1764 году. Её мать княгиня Прасковья Юрьевна была взята в плен и в тюрьме родила свою младшую дочь Любовь. Вторым браком Прасковья Юрьевна была замужем за полковником А.С. Кологривовым. Её вторая дочь Вера Фёдоровна Гагарина вышла замуж за поэта, князя Петра Андреевича Вяземского, бывшего, как известно, близким другом Пушкина, Жуковского, Грибоедова, Мицкевича, Дениса Давыдова. В родстве с Вяземскими состоял историк Н.М. Карамзин. Семья Святополк-Четвертинских была близка Вяземским, часто бывала в их имении Остафьево, находившемся по соседству с имением Четвертинских Филимонки. В Остафьево они встречались со многими именитыми людьми того времени.

Прасковья Юрьевна отличалась, по воспоминаниям современников, необыкновенной смелостью и весёлостью характера. Она до конца дней сохранила подвижность и энергию, посвятив себя делам благотворительности – была председателем Совета московских детских приютов.

После окончания войны 1812 года Четвертинские жили в Москве, где собственного дома у них не было. Они жили в казённом, так называемом “шталмейстерском”, доме в Малом Знаменском переулке (ныне дом №7), недалеко от конюшен. В этом доме Борис Антонович и умер 23 января 1865 г. После его смерти император Александр II оставил дом за вдовой. Семья Четвертинских никогда не относилась к числу богатых, они жили на жалованье придворного шталмейстера и доходы от единственного имения Филимонки, купленного князем Четвертинским в 1820-е гг. Однако это не мешало им вести светскую жизнь – приёмы, балы, благотворительная деятельность. Их круг общения состоял из высшей знати, деятелей культуры и искусства.

В семье Святополк-Четвертинских было девять детей – три сына и шесть дочерей. В 1831 году семья пережила большое горе – умер от горячки семнадцатилетний сын Фёдор (1814 г.р.). В 1859 году не стало тридцатипятилетнего сына Владимира (1824 г.р.), в 1862-ом – старшего сына Бориса (1811 г.р.). Уже после смерти мужа Надежда Фёдоровна похоронила двух дочерей: в 1869 году Елизавету, бывшую замужем за бароном Александром Григорьевичем Розеном и в 1877 году Марию, придворную фрейлину.

Старшая дочь Надежда Борисовна (1812-1909) в 1834 году вышла замуж за князя Алексея Ивановича Трубецкого (1806-1855), впоследствии виленского вице-губернатора, камергера, действительного статского советника. После смерти мужа Надежда Борисовна остаток жизни посвятила благотворительности. По её инициативе в Москве было образовано Братолюбивое общество снабжения неимущих квартирами, где, в зависимости от обстоятельств, можно было получить квартиру или пособие на её аренду. До сих пор сохранились прекрасные особняки Вдовьих домов, построенных Братолюбивым обществом в Лефортово. К началу XX века Общество, которое много лет возглавляла Надежда Борисовна, располагало без малого трёхмиллионным капиталом и 40 благотворительными учреждениями.

В 1865 году княгиня Трубецкая стала попечительницей Арбатского отделения Дамского попечительства о бедных Москвы и организовала ремесленную школу для мальчиков, названную впоследствии Комиссаровским училищем. В 1868 году по её инициативе был создан Дамский комитет Московского отделения Российского Общества попечения о раненых и больных воинах (в 1876 году переименовано в Российское Общество Красного Креста). С началом войны с Турцией Общество организовало санитарный поезд, в котором работали сёстрами милосердия многие члены Красного Креста. Княгиня Трубецкая в 65 лет отправилась на фронт.

Летом 1879 года в Оренбурге случился небывалый пожар. Надежда Борисовна организовала в Москве и Петербурге несколько благотворительных концертов в пользу погорельцев, и сама отвезла собранные деньги в Оренбург, чтобы лично распределить помощь между пострадавшими.

До последних дней княгиня Трубецкая была членом Попечительного совета созданного ею детского приюта имени Великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II. За свои неутомимые труды на поприще милосердия она была награждена орденом Святой Екатерины и пожалована высоким придворным званием статс-дамы.

Надежда Борисовна умерла последней из семьи Святополк-Четвертинских в 1909 году, в возрасте 97 лет. Конец жизни княгини Трубецкой был печален: её сын растратил казённые деньги, и последним актом благотворительности княгини было спасение сына от самоубийства. Она продала подмосковное имение Лыткино и дом в Москве, оставшись при этом без средств. Доживала свой век на пенсию от императорского Человеколюбивого общества в скромной квартире, арендованной в некогда собственном доме.

Прасковья Борисовна (1818-1899) вышла замуж за князя Сергея Александровича Щербатова (1804-1872), с 1837 г. отставного полковника. Её дочь Прасковья Сергеевна впоследствии вышла замуж за очень состоятельного графа А.С. Уварова, действительного члена Российской академии наук, известного коллекционера и мецената, организатора и руководителя Московского археологического общества, одного из инициаторов создания Московского Исторического музея. Графиня Прасковья Сергеевна, получив блестящее домашнее образование, стала достойной соратницей мужа. Её избрали Почётным членом Российской академии наук, она издала около 170 научных работ по археологии, самостоятельно проводила археологические раскопки. После смерти мужа Прасковья Сергеевна более 30 лет руководила Московским археологическим обществом, коллекцию графа Уварова она передала в дар Историческому музею. Помимо этого графиня Уварова организовывала в своём имении Поречье Можайского уезда оздоровительные лагеря для московских детей-сирот. Скончалась в эмиграции.

Сын Прасковьи Борисовны Николай Сергеевич Щербатов более десяти лет руководил Историческим музеем.

Вера Борисовна Святополк-Четвертинская (1826-1894) всю свою жизнь посвятила благотворительности. Её благотворительная деятельность тесно связана с подмосковной усадьбой Четвертинских Филимонки, где когда-то проводила лето вся семья.

Расположены Филимонки по Старой Калужской дороге примерно в 25 километрах к югу от Москвы, на речке Ликова. Это была скромная усадьба с деревянным домом. С начала 1850-х гг. облик Филимонок начал меняться. Сын Святополк-Четвертинских Владимир женился на графине Ольге Николаевне Гурьевой, которая в 1849 году после смерти отца получила большое наследство, позволившее заняться преобразованием родового имения мужа.

Князь Владимир купил соседнее имение Валуево с роскошным дворцом и великолепным парком. В другом своём имении Успенском Владимир Борисович обустроил конный завод, который стал прообразом Московского конного завода.

В Филимонках на берегу Ликовы, по желанию жены князя, напротив усадебного дома родителей началось строительство храма, подобного пещерному храму в честь явления Черниговской Богоматери в Гефсиманском скиту Троице-Сергиевой Лавры. В 1855 году, вскоре после закладки храма, княгиня Ольга скончалась; князь Владимир, продолжавший строительство, также не дожил до его окончания. Достроила храм сестра князя Вера Борисовна Четвертинская. В 1861 году нижний престол был освящён во имя преподобного Сергия Радонежского. Верхний престол двухэтажного каменного храма, посвящённый Святой Троице, был освящён лишь в 1868 г. Под нижним престолом располагался семейный склеп князей Святополк-Четвертинских. В нём покоился прах Бориса Антоновича, Владимира Борисовича, Фёдора Борисовича и Бориса Борисовича. Там же впоследствии были похоронены Надежда Фёдоровна, Елизавета Борисовна и Мария Борисовна.

Храм получил название Троицкого. Княжна Вера Борисовна была очень религиозным человеком и в начале 1880-х гг. приняла монашество. В 1883 году, после смерти матери, став по наследству владелицей Филимонок, она построила рядом с храмом высокую пятиярусную колокольню.

17 октября 1888 года во время следования царского поезда из Санкт-Петербурга в Крым близ станции Борки Азовско-Харьковской железной дороги произошла железнодорожная катастрофа, в которой погибло 19 человек. В единственном вагоне, который не сошёл с рельсов, находилась царская семья. И хотя вагон оказался изуродованным до неузнаваемости, никто из семьи не пострадал. Весть о спасении царской семьи разнеслась по всей России. На месте катастрофы, а также во многих городах и сёлах впоследствии в память об этом событии были возведены храмы и часовни.

Вера Борисовна Святополк-Четвертинская решила основать в Филимонках монашескую общину в память о чудесном спасении монаршей семьи. 3 октября 1890 года были утверждены устав и штат общины, получившей название Князе-Владимирской в память князя Владимира Борисовича. Монашеская община была освящена в 1891 году и получила статус монастыря, Вера Борисовна стала настоятельницей общины.

Все строения общины были деревянными. В 1890-х годах в неё входили около семидесяти монахинь. В Троицком храме общины находилось несколько старинных икон, в том числе две иконы, подаренные сёстрами Веры Борисовны – княгиня Надежда Борисовна подарила привезённую с Афона икону из домовой церкви князей Трубецких в Москве, Наталья Борисовна – намоленную икону из родового имения князей Шаховских в Псковской губернии.

В 1893 году Вера Борисовна отошла от дел общины из-за болезни. Свою жизнь она закончила в Лефортове у сестры Натальи Борисовны Шаховской в её общине «Утоли моя печали». Скончалась Вера Борисовна в 1894 году и была похоронена в Филимонках в семейном склепе Святополк-Четвертинских. На её похороны собрались все жители Филимонок и окрестных сёл. Она оставила о себе добрую память. Вера Борисовна была щедрой благотворительницей, выдавала нуждающимся единовременные и ежемесячные пособия, оплачивала услуги врача, приглашённого ею в Филимонки для бесплатного лечения неимущих. Всякий, кто обращался к ней, всегда находил у неё готовность помочь словом и делом.

В начале 1900-х гг. архитектор А.А. Латков возвёл в Князе- Владимирском монастыре трёхпрестольный храм Успения Пресвятой Богородицы. В 1920-е гг. монастырь был закрыт, но до 1931 г. здесь при храмах, обращённых в приходские, проживали 65 монахинь. В 1931 году храмы закрыли. Усыпальница князей Святополк-Четвертинских, расположенная в подклети Троицкой церкви, в 1930-60-е гг. подверглась осквернению. Все деревянные постройки монастыря были уничтожены, сохранился лишь каменный корпус келий. В 1994 году Троицкий храм Княже-Владимирского женского монастыря возвращён верующим.

Из рассказа о семье Натальи Борисовны Святополк-Четвертинской становится ясно, в какой атмосфере формировалась её личность. В конце 1830-х гг. она вышла замуж за своего ровесника князя Дмитрия Фёдоровича Шаховского (1820-1867). Его отец Фёдор Петрович Шаховской в 1816 году принимал активное участие в создании декабристами «Союза спасения», а затем «Союза благоденствия». Однако к моменту восстания на Сенатской площади в 1825 году он отошёл от политики, его называли «декабристом без декабря», но это не уберегло Фёдора Петровича от монаршего возмездия. В 1826 году он был сослан на вечное поселение в Туруханск. В конце 1827 года Шаховской был переведён в Красноярск, затем в Енисейск, где вскоре потерял рассудок. Благодаря хлопотам жены, княгини Натальи Дмитриевны Щербатовой, имевшей влиятельных родственников, в 1829 году было получено разрешение на перевозку больного из Сибири в Суздаль с тем, чтобы поместить его в тюрьму Спасо-Ефимьевского монастыря, где содержались заключённые с психическими расстройствами. Вскоре, будучи в монастырской тюрьме, Шаховской объявил голодовку и умер в возрасте тридцати четырёх лет. Похоронили его на тюремном кладбище монастыря (могила не сохранилась).

Наталья Борисовна, без сомнения знала и принимала близко к сердцу трагедию семьи мужа. Возможно, это было одной из причин, по которым она в своей благотворительной деятельности уделяла большое внимание душевнобольным людям.

О личной жизни княгини Натальи Борисовны сохранилось очень мало сведений. Русский историк Б.Н. Чичерин в своих воспоминаниях писал, что Наталья Борисовна была очень хороша в девичестве и что из всех сестёр именно она отличалась красотой, «как все Четвертинские, бойкая, резкая, лихая наездница, хваставшаяся тем, что ей все нипочем, но при этом весьма неглупая и талантливая, она отлично играла на театре». Совершенно очевидно, что за Шаховского она выходила по любви. Дмитрий Фёдорович не дослужился до больших чинов и, вероятно, рано вышел в отставку в чине коллежского советника. Он поселился в деревне и занимался своими поместьями. Дмитрий Фёдорович был предводителем дворянства в Псковской губернии, затем Серпуховского уезда московской губернии. Согласно сохранившейся переписке Шаховские неоднократно путешествовали по Европе, собственного дома в Москве не имели и снимали квартиры в частных домах: на Арбате у Спаса на песках в доме Безутного , в Хлебном переулке в доме Мясоедова и др. У них была одна дочь Наталья, которая родилась около 1840 года. Наталья Дмитриевна вышла замуж за иностранца, доктора археологии, и уехала вместе с мужем в Рим по месту его работы. Она скончалась в Риме в 1932 году.

Брак Шаховских оказался неудачным. Последние годы жизни Дмитрия Фёдоровича, вероятно после отъезда дочери за границу, супруги жили врозь. В 1863 году Наталья Борисовна переселилась на Покровку в Полицейскую больницу доктора Ф.П. Газа, где и началась её благотворительная деятельность, которой она посвятила весь остаток жизни.

Княгиня Шаховская была глубоко верующим человеком, её духовным наставником был протоиерей Валентин Амфитеатров, один из наиболее почитаемых московских священнослужителей того времени.

Полицейская больница для бедных и беспризорных открылась в 1847 году благодаря стараниям доктора Гааза. Полицейской больница называлась потому, что её пациентов в трущобах Москвы подбирала полиция, в простонародье больница именовалась «Газовской». Располагалась она в Малом Казённом переулке, вблизи Земляного вала. Больница размещалась в старинной усадьбе, принадлежавшей Е.В. Новосильцевой, которая после гибели единственного сына на дуэли посвятила свою жизнь благотворительности. Усадьбу она подарила Полицейской больнице, обветшалые корпуса которой сохранились по сей день (Малый Казённый переулок, 5). Сам доктор Гааз жил в маленькой квартире при больнице.

Фёдор Петрович Гааз был семейным врачом в семье Святополк-Четвертинских и, вероятно, сыграл определённую роль в направлении благотворительной деятельности членов семьи.

Фёдор Петрович вдохновил и княгиню Софью Степановну Щербатову на создание в Москве общины сестёр милосердия. Щербатова основала Никольскую общину в 1848 году при Дамском комитете попечительства о бедных в Москве. Она располагалась на Долгоруковской улице в частном доме недалеко от Бутырской тюрьмы, где в то время работал тюремным врачом Ф.П. Гааз. Позже община получила в дар от наследников Е.В. Новосильцевой усадьбу.

Наталья Борисовна Шаховская вступила в Никольскую общину и стала работать сестрой милосердия в Полицейской больнице, поселившись в одной из её палат. Вскоре она возглавила группу из 30 сестёр, которые безвозмездно ухаживали за больными не только в Полицейской больнице, но и в других бесплатных больницах для чернорабочих. Наталья Борисовна задумала основать свою общину сестёр милосердия.

В 1868 году сестра Натальи Борисовны княгиня Надежда Борисовна Трубецкая возглавила Дамский комитет, к которому примкнула группа сестёр, руководимая Н.Б. Шаховской. Они получили печать – красный крест на белом поле с надписью «Московская община сестер милосердия “Утоли мо печали”» (во имя иконы Богоматери «Утоли моя печали»). Впоследствии Община стала одной из самых крупных в России, в 1877 году она насчитывала около 250 сестёр милосердия.

Община обосновалась в обветшалом особняке на Покровке рядом с Полицейской больницей. Н.Б. Шаховская в 1871 году купила этот особняк у вдовы купца Г.Д. Новичкова и отремонтировала его. В отремонтированном особняке (не сохранился) вскоре был основан детский приют Общины. В него принимали детей, матери которых умирали в Полицейской больнице и подкидышей. Вначале в приюте воспитывались мальчики и девочки, число которых достигало 70 человек. Однако, начиная с 1878 года, в приюте стали воспитываться только девочки, многие из которых, вырастая, вступали в Общину и становились сёстрами милосердия.

В 1871 году княгиня Шаховская и шесть её сподвижниц были посвящены в «крестовые сёстры» любви и милосердия. «Крестовые сёстры», как и монахини, давали обеты целомудрия, нестяжания и послушания, но в тоже время имели право отойти от своих обетов, если у них появлялось желание вернуться в мир и создать семью. Торжественное посвящение сестёр из Общины Шаховской проходило в московском Высоко-Петровском монастыре. При посвящении каждой сестре надели большой наперсный крест, на одной стороне которого была икона Божьей матери, а на другой название общины.

Жизнь в общине была достаточно суровой и проходила в непрестанных трудах. Её Устав напоминал монастырский. При этом по Уставу Община брала на себя обязательство о поддержке своих членов в случае их болезни и старости.

Первым из известных подвигов сестёр общины «Утоли моя печали» была их работа во время эпидемии холеры 1872 года. Испугавшись заражения, многие медицинские служащие больниц разбежались, оставив больных на попечение сестёр милосердия, некоторые из которых погибли, выполняя свой долг. Авторитет Общины стал так высок, что её сестёр «вытребовали» для работы в другие города.

Община росла, и в старом помещении ей стало тесно. В 1872 году Наталья Борисовна приобрела для Общины у некоего П.Г. Волкова большое имение на берегу речки Синички в Лефортове вблизи Военного госпиталя. За усадьбой располагалось одно из старейших московских кладбищ – Введенское, или, как его ещё называют, Немецкое.

Усадьба была в запущенном состоянии. Первым делом Шаховская отремонтировала усадебный дворец (памятник архитектуры, сохранившийся до наших времён – Госпитальная, 2; ремонт финансировался за счёт благотворителей), в покоях которого она жила вплоть до своей смерти, там же жили и её ближайшие помощницы. В залах дворца проходили все торжественные мероприятия, и работал Попечительский совет Общины.

В двухэтажной пристройке к особняку (не сохранилась) были размещены детский приют, переехавший с Покровки, и хозяйственные службы. Строительство пристройки Шаховская финансировала из собственных средств, продав за 35 тысяч рублей доставшееся ей по наследству от мужа имение Верзилово Серпуховского уезда. Другой недвижимости у Натальи Борисовны не было. Личные средства её были весьма ограничены и последующие основные постройки на территории общины возводились за счёт благотворителей: Г.М. Лианозова, Е.И. Молчанова, П.А. Муханова и др.

В середине 1870-х гг. Общиной был построен трёхэтажный кирпичный корпус для больницы, рассчитанной более чем на 100 мест. Она имела терапевтическое, неврологическое, хирургическое и гинекологическое отделения, а также отделение по уходу за неизлечимыми больными. Часть помещений отвели под жильё членов Общины. В год открытия больницы в ней на втором этаже был освящён храм во имя иконы «Утоли моя печали». Целительная икона «Утоли моя печали» очень почитаема на Руси. В молитве об избавлении от болезней, греховных страстей и скорбей душевных и телесных есть такие слова, обращённые к Богородице: «Утоли моя печали, сокрушающие сердце мое, ибо Ты – скорая утешительница». Эта молитва стала символом всех членов Общины.

Особое значение для Общины имело существовавшее в больнице отделение для душевнобольных, участь которых в России была очень тяжёлой. Уважение к больным и нравственный климат в этом отделении были безупречными. Корреспондент газеты «Новое время» в номере от 4 ноября 1885 года, агитируя за подписку на пожертвования для строительства приюта престарелых сестёр милосердия, писал о благоприятных условиях содержания душевнобольных в больнице Общины: «Нет ни специфической стрижки, ни специфической одежды, в обращении с больными особенная деликатность. В углу палаты располагается киот, одежда больных и обстановка, близкая к домашней. Вместе с корреспондентом к палатам прошла княгиня, легко заговаривая с каждым и многих зная в лицо».

Мужское и женское отделения для душевнобольных были разделены храмом «Утоли моя печали» так, чтобы слова молитвы и песнопений могли слышать больные. Обстановка, созданная для душевнобольных, была крайне благоприятна для их излечения.

Н.Б. Шаховская привлекала к работе в больнице Общины видных российских врачей и учёных: А.А. Остроумова, Г.И. Россолимо, Д.А. Корсакова и др.

Особое место в жизни Общины заняло её участие в боевых действиях русской армии на Балканах. В разгар сербско-турецкой войны 25 июля 1876 года на фронт был отправлен эшелон медицинских работников, в их числе отряд сестёр из общины «Утоли моя печали», руководимый Н.Б. Шаховской. Сёстры занимались организацией госпиталей для русских добровольцев, обслуживали раненых. После вывоза раненых Наталья Борисовна сама объезжала все пункты эвакуации чтобы убедиться, что никто не оставлен на поле боя. Однажды Шаховская вместе со своей заместительницей Еленой Григорьевной Бушман чуть не попала в плен к туркам. За участие в этой войне Наталья Борисовна была удостоена личной награды сербской Королевы Натальи – ей вручили орден «Большой крест Таковы», а Елену Григорьевну наградили золотой медалью «За храбрость».

12 апреля 1877 года Россия объявила Турции войну, вступившись за болгарский народ. Из Общины «Утоли моя печали» на фронтах русско-турецкой войны работало 118 сестёр милосердия. Многих раненых приняла Община в Москве: на её территории вначале были поставлены палатки на 10 человек каждая. К осени 1877 года на средства Шаховской был построен и оборудован под госпиталь двухэтажный деревянный угловой корпус, примыкавший к приюту (не сохранился). За 1877-1878 гг. медицинские работники Общины оказали помощь около 3700 раненым. Показательно, что на подписку в пользу престарелых сестёр общины «Утоли моя печали» впоследствии откликнулись многие участники русско-турецкой войны. Приют для престарелых сестёр Общины был создан при жизни Натальи Борисовны.

В 1881 году император Александр II,оценив деятельность Общины по заслугам, взял её под личное покровительство, после чего она получила название Александровской общины «Утоли моя печали».

В 1883 году в память убиенного императора на первом этаже больничного корпуса Общины освятили небольшой храм Благоверного князя Александра Невского.

Через несколько лет после открытия больницы княгиня задумала строительство второго корпуса, где планировала разместить детский приют, приют для престарелых членов Общины, фельдшерскую школу и расширить больницу. Из-за возникших финансовых трудностей строительство нового здания затянулось более чем на 10 лет. Задумав новое строительство, Наталья Борисовна заложила Московскому кредитному обществу все свои владения в Лефортове за 120 000 рублей. Однако погасить кредит вовремя не смогла, в результате всё имущество Общины было описано. Спасло Общину покровительство императорской семьи. В 1887 году Высочайшим соизволением было приказано выдать Общине из казны на погашение долгов 100 000 рублей. Кроме того, Шаховской помогла городская дума.

Во время эпидемий тифа и холеры 1891-1892 гг. сёстры общины «Утоли моя печали» самоотверженно трудились в разных уголках России, за что 30 сестёр были награждены серебряными медалями на Анненской ленте «За усердие».

В 1892 году на Волге, в четырёх верстах от Нижнего Новгорода Общиной был устроен плавучий госпиталь для холерных больных.

Летом 1892 года пять сестёр Общины уехали в Иркутский край для организации колонии прокажённых и работали несколько лет в созданном Иркутском лепрозории. Царская семья пожертвовала на прокажённых 5 000 рублей. По пути следования в Якутск сёстры собирали на ярмарках пожертвования. Для размещения прокажённых в 20 верстах от Вилюйска было построено 9 больших и светлых юрт. Колонию предполагалось расширить до 100 человек.

Иркутский лепрозорий был освящён 5 декабря 1895 года в честь наследника престола, будущего императора Николая II. Он послал Н.Б. Шаховской телеграмму: «От всей души разделяю Вашу радость по поводу устройства колонии для прокажённых. Вполне убежден, что руководимые Вами сестры милосердия уходом за этими несчастными облегчат в высокой степени их тяжёлую долю. Николай».

Епископ Якутский и Вилюйский святитель Мелетий (Якимов) писал в своем Отчёте Священному Синоду: «На освящение мы отправились 5 декабря…Сестры милосердия сочли своим долгом обмыть прокаженных и вымыли их с головы до ног с мылом, не боясь заразы и не гнушаясь их ранами и струпьями. У одного на ноге осталась одна пятка, все выболело, подделаны деревяшки, и он все еще ходит…Санитарные условия колонии следующия: юрты в 100 саж. одна от другой построены в лесу. Постройки сестер милосердия, для доктора, фельдшеров, причтовые дома и церковь будут строиться…где была «Поповская заимка», в сосновом лесу, при озере, в виду р. Вилюя…Таким образом колония растянулась на 1 ½ вер., что должно способствовать чистоте воздуха, и колония не будет зачумленною…На 100 человек, когда все соберутся в колонию, потребуется 8 800 руб. в год. Доводя дело до конца, нужно постепенно всех зараженных сдвинуть в этот один пункт и приложить особенное старание о подании каждому помощи по существу его недуга.

…Священник Иоанн Винокуров свидетельствует, что в Средне-Вилюйском населении господствует действительно злокачественная проказа, у больных постепенно отпадают члены. Сосредоточение всех больных в колонии однако ж необходимо, чтобы очистить зараженную местность и предотвратить заражение прочих».

В 1896 году, наконец, закончилось строительство нового здания Общины в Москве. На торжестве по поводу его открытия присутствовали члены императорского дома, а императрица Александра Фёдоровна стала Высочайшей покровительницей детского приюта, который разместился в новом здании с большими удобствами – уютные детские спальни, просторные классы и игровые комнаты. В приюте одновременно воспитывались около 60 девочек. Воспитывались при Общине и неполноценные дети, которым уделялось особое внимание. Каждое лето дети, наиболее нуждавшиеся в оздоровительном отдыхе, проводили какое-то время на даче, расположенной вблизи Пушкино. Дача была подарена приюту одним из Попечителей Общины.

В новом здании, как и планировалось, был открыта большая фельдшерская школа для девочек, которая готовила фельдшеров не только для Общины, но и для других больниц Москвы.

В 1896 году Почётный член Попечительного совета Общины, коммерции советник Г.М. Лианозов приобрёл двухэтажный дом, непосредственно примыкавший к Общине со стороны Владимирской улицы, и подарил его Общине для устройства здесь отделения больницы в ознаменование «священного коронования».

В том же 1896 году Община открыла богадельню для престарелых бедных женщин на ул. Б. Молчановка в доме, пожертвованном Е.И. Коптевой.

Символично, что последним строительством на территории Общины в Лефортове стало возведение напротив больничного корпуса каменной церкви Воскресения Словущего. Строительство профинансировал купец первой гильдии И.А. Меньшиков. Рядом с храмом была возведена звонница. Освятили храм в 1902 году.

В том же 1902 году в состав Общины вошла известная московская частная лечебница имени действительного статского советника Сергея Васильевича Лепехина. В 1903 году Совет попечителей Общины принял решение о реконструкции лечебницы: вместо старого деревянного здания начали возводиться два новых каменных. Одно из них, двухэтажное, предназначалось для расширения лечебницы, другое, четырёхэтажное - под доходный дом для сдачи внаём. Наталья Борисовна не дожила до окончания строительства. После её смерти врачебная комиссия, созданная городской Управой, рекомендовала городу, ставшему единственным владельцем всей собственности Общины, открыть там родильный дом, что и было сделано. Родильный дом, который назывался Лепехинским, был в те времена самым большим в Москве. Его первым главным врачом стал знаменитый акушер Г.Л. Грауэрман. Сегодня помещения бывшего Лепехинского родильного дома заняты Московским областным НИИ акушерства и гинекологии, а также Центром репродукции человека и планирования семьи (ул. Покровка, 22а).

Последним гражданским подвигом общины «Утоли моя печали» при жизни Натальи Борисовны было участие в русско-японской войне.

В 1904 году Община пережила большое потрясение, оказавшись в самом центре разрушительного урагана, от которого серьёзно пострадали её здания. В 1906 году Наталья Борисовна Шаховская скончалась, так и не дождавшись конца реставрационных работ. Некрологи в московских газетах гласили: «В ночь на 17 февраля скончалась замечательная по энергии и доброте сердца русская женщина, княгиня Шаховская, рожденная Святополк-Четвертинская, основавшая в Москве Александровскую общину «Утоли моя печали», а при ней целую сеть благотворительных учреждений, больниц, приютов и т.п. Все эти благотворительные учреждения, стоящие около полутора миллионов рублей, перейдут теперь к городу…».

Где была захоронена Н.Б. Шаховская, до сих пор не установлено, вероятнее всего, в фамильном склепе Святополк-Четвертинских в Филимонках, но утверждать это с точностью нельзя.

После смерти Натальи Борисовны Общине было присвоено её имя. Начальницей Общины стала «крестовая сестра» Е.Г. Бушман, многолетняя заместительница Н.Б. Шаховской. Последней настоятельницей Общины была дальняя родственница княгини Шаховской баронесса Мария Фёдоровна Розен.

До 1917 года, когда были ликвидированы все общины сестёр милосердия, община «Утоли моя печали» жила по тем правилам, которые были ведены её основательницей. Как в русско-турецкую и русско-японскую войны, сёстры Общины самоотверженно работали и на фронтах Первой мировой войны, а больница в 1914 году была преобразована в госпиталь на 250 раненых. В одной из санкт-петербургских газет приводились слова штабс-капитана Позднякова: «Живы мы остались благодаря заботе и уходу наших ангелов-хранителей – сестер из общины «Утоли моя печали». Если кто из земных созданий и стоит ближе других к Богу, так это они, воздай Христос им по заслугам за их материнскую заботу…».

После революции всё имущество Общины перешло в распоряжение Горздравотдела. Сегодня в зданиях больницы и приюта Общины размещаются терапевтические отделения Городской клинической больницы № 29 им. Н.Э. Баумана. Уже несколько лет на вывеске, расположенной у главных въездных ворот больницы, написаны слова, так необходимые каждому входящему на её территорию – «Утоли моя печали».

Список литературы:

  1. Е.П. Миклашевская, М.С. Цепляева. Утоли моя печали. М., 2003

  2. В.Ф. Козлов. «Утоли моя печали» в Лефортове. Московский журнал, № 12, 1999

  3. С.К. Махаев. Подвижницы милосердия. М., 1914

  4. Е.Н. Козловцева. Деятельность московских общин сестер милосердия во второй половине XIX – начале XX веков

  5. Фрагмент из Отчета Епархиального архива Якутской епрахии в Священный Синод за 1892 г., написанный епископом Якутским и Вилюйским святителем Мелетием (Якимовым). МИЛОСЕРДИЕ.

  6. С.К. Романюк. По землям московских сел и слобод



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Деятельность московских общин сестер милосердия во второй половине XIX – начале XX веков

    Статья
    Статья повествует об истории возникновения и деятельности общин сестер милосердия г. Москвы. Характеризуя каждую из общин, отмечая их индивидуальные черты, автор вместе с тем рисует и общую картину работы сестер милосердия в городских
  2. А. В. Очерки по истории общин сестер милосердия

    Документ
    Данные очерки написаны на основе лекций, прочитанных в Свято-Димитриевском училище сестер милосердия в 1993/1994 учебном году, и не являются систематическим изложением истории женских общин или истории профессионального медицинского ухода.
  3. Мейерхольд tasya meierhold поэзия. Книга как управлять людьми (4)

    Книга
    История многогранной и разносторонней души человеческой, в её краткий миг, без тщеславного желания возбудить участие или кого-то удивить, в стихах, романсах,
  4. Успенский б. Семиотика истории. Семиотика культуры оглавление

    Документ
    Работы, собранные в двухтомнике, в той или иной мере посвящены семиотике культуры. В том 1 «Семиотика истории. Семиотика культуры» включены как публиковавшиеся ралее работы: «Роль дуальных моделей в динамике русской культуры» (Совм.
  5. Бюллетень новых поступлений за IV кв. 2011 Г

    Бюллетень
    Айтматов, Ч. Белый пароход ; И дольше века длится день ; Плаха [Текст] : [романы, повесть] / Айтматов Чингиз Торекулович. - М. : Эксмо, 2011. - 765, [1] с.

Другие похожие документы..