Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Анализ'
Абдрахманова Л.А., Низамов Р.К. (Казанский государственный архитектурно-строительный университет) Древесно-наполненные композиты на основе поливинилх...полностью>>
'Кодекс'
До 1 января 2012 года по всему тексту Кодекса Республики Казахстан «О таможенном деле в Республике Казахстан», за исключением подпункта 4) пункта 1 с...полностью>>
'Документ'
Бийский технологический институт (филиал) ГОУ ВПО «Алтайский государственный технический университет им. И.И. Ползунова» (БТИ Алт ГТУ) ведет набор на...полностью>>
'Закон'
Получены точные формулы для киральных конденсатов в SU(2) калибровочной теории с N=2 суперсимметрией, мягко нарушенной до N=1. Впервые сделан вывод о...полностью>>

В современной россии (3)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

МОСКОВСКИЙ ОБЩЕСТВЕННЫЙ НАУЧНЫЙ ФОНД

МАРГИНАЛЬНОСТЬ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Коллективная монография

Москва

2000

УДК 316.342.6 (082)

ББК 60.54

M 25

Публикация осуществлена по итогам работы межрегиональных научных семинаров «Маргинальность в современной России: общие тенденции, региональная специфика» (апрель 1999 г., июнь 2000 г.), поддержанных Московским общественным научным фондом.

Представлены материалы по истории и современному состоянию концепции маргинальности, а также результаты ее применения к анализу современного российского общества. Обоснован эвристический потенциал концепции маргинальности, проанализирована маргинальная ситуация, описаны маргинальные группы и их место в социальной политике. Использованы результаты эмпирических исследований.

Приведенные в книге материалы представляют интерес для социологов, психологов и экономистов, а также для практических работников, занятых в сфере социальной поддержки населения, занятости и миграции.

Рецензенты: д.экон.н. В.В. Радаев,
д.соц.н. Л.А. Беляева,
д.псих.н. Ю.М. Забродин

Мнения, высказанные в докладах серии, отражают исключительно личные взгляды авторов и не обязательно совпадают с позициями Московского общественного научного фонда.

Книга распространяется бесплатно.

ISBN 5-89554-194-1

© Коллектив авторов, 2000.

© Московский общественный научный фонд, 2000.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение Error: Reference source not found

1.Эволюция понятия маргинальности в истории социологии Error: Reference source not found

1.1. Концепция маргинальности в западной социологии Error: Reference source not found

1.2. Теория маргинальности в современной отечественной социологии Error: Reference source not found

2. Маргинальность как предмет дискуссий
(вариации на тему критики) Error: Reference source not found

2.1. «Маргинальность» как категория социологического анализа Error: Reference source not found

2.2. Ответ 1. (Попытка директивы). О том, как можно заниматься
социологией и как нужно использовать понятие "маргинальность" Error: Reference source not found

2.3. Ответ 2. (Попытка оправдания). О том, почему трудно заниматься
социологией, не используя понятие "маргинальность" Error: Reference source not found

2.4. Ответ 3. (Попытка объяснения). Кризис идентичности как способ
самоорганизации пространства социального взаимодействия Error: Reference source not found

3. Маргинальная ситуация: исследовательские подходы Error: Reference source not found

3.1. Маргинальность и социальная мобильность Error: Reference source not found

3.1.1. Маргинальность Error: Reference source not found

3.1.2. Социальная мобильность Error: Reference source not found

3.1.3. Возможности концепций маргинальности и мобильности
для анализа прцессов трансформации российского общества Error: Reference source not found

3.2. Социальное конструирование маргинальности Error: Reference source not found

3.2.1. Возможности конструктивистского подхода Error: Reference source not found

3.2.2. Угроза стабильности и появление «маргиналов» Error: Reference source not found

3.2.3. Основания маргинализации Error: Reference source not found

3.2.4. Маргинальность как иное определение реальности. Error: Reference source not found

3.2.5. Субъекты конструирования маргинальности Error: Reference source not found

3.2.6. Реакция общества на наличие маргиналов: терапия и исключение Error: Reference source not found

3.3. Маргинальная ситуация и совладающее поведение Error: Reference source not found

3.4. Маргинальный статус Error: Reference source not found

3.5. Континуум маргинальных ситуаций Error: Reference source not found

4. Маргинальность в социальных группах:
проблемы динамики Error: Reference source not found

4.1. Поведение безработных в условиях кризисного рынка труда Error: Reference source not found

4.1.1. Введение Error: Reference source not found

4.1.2. Цель, эмпирическая база и методы исследования Error: Reference source not found

4.1.3. Отношения с государством и обретение нового статуса Error: Reference source not found

4.1.4. В поисках конструктивных форм поведения Error: Reference source not found

4.1.5. Заключение Error: Reference source not found

4.2. Вынужденные мигранты как маргинальная группа Error: Reference source not found

4.2.1. Социальный портрет вынужденных мигрантов Error: Reference source not found

4.2.2. Причины отъезда с прежнего места жительства Error: Reference source not found

4.2.3. Маргинальный статус мигрантов на новом месте
жительства Error: Reference source not found

4.2.4. Ресурсы преодоления маргинальности Error: Reference source not found

5. Маргинальные группы как объект социальной политики Error: Reference source not found

5.1. Институциональные аспекты профессиональной ориентации Error: Reference source not found

5.1.1. Содержание профессиональной ориентации и формы
поддержки безработных Error: Reference source not found

5.1.2. Субъективные регламентации профессиональной ориентации Error: Reference source not found

5.1.3. Профессиональная ориентация и институт профессионального обучения Error: Reference source not found

5.1.4. Итоговые соображения Error: Reference source not found

5.2. Экспертные оценки о выходе из ситуации маргинальности Error: Reference source not found

5.2.1. Постспециалисты Error: Reference source not found

5.2.2. "Новые агенты" Error: Reference source not found

5.2.3. "Вынужденные мигранты" Error: Reference source not found

5.3. Тематика проблем маргинальности в практике преподавания в вузах:
по дисциплинам социально-гуманитарного профиля Error: Reference source not found

Введение

Латинское выражение «NORSE TE IBSUM» – познай самого себя – уже много лет можно применить к российскому обществу. Познание обществом самого себя – процесс одновременно мучительный и захватывающий. Все больше узнавая о социальных проблемах, раскрывая теневые практики современной российской жизни, исследователи вряд ли добавляют энтузиазма – и общественного, и индивидуального. Однако знание это дает надежду на понимание (ведь знание и понимание – не одно и то же). Понимание закладывает камень в фундамент общественного согласия, благополучия и процветания.

Социальная реальность пока дает исследователю больше поводов обращаться к проблемным зонам общества. Они зияют как дырки в общественном теле, а отражаются – как белые пятна на его социальной фотографии. Одна из таких «дырок» и, сответственно, белых пятен – маргинальные группы российского общества. Современные российские маргиналы – это не традиционные типажи – выходцы из иной культурной среды, эмигранты и пр. Сегодняшние маргинальные группы в России сконструированы социальными переменами последних десятилетий. Как правило, это «старые» группы, уже обнаруженные в социальном ландшафте и описанные. Но сегодня их статус нов и нуждается в осмыслении.

Данная книга посвящена анализу маргинальности в современной России и включает как теоретические материалы, так и интерпретацию результатов социологических исследований.

Первый раздел монографии посвящен эволюции понятия маргинальности в истории социологии и месту теории маргинальности в современной отечественной социологической традиции. Богатый материал основан на обширном круге источников и дает представление о развитии концепции на протяжении всего двадцатого века.

Во втором разделе – дискуссионный материал об использовании концепции маргинальности для анализа социальных процессов в современном российском обществе. Не секрет, что в отечественной социологии та или иная концепция могла применяться исследователями для работы исходя из идеологических соображений. Не является ли концепция маргинальности новой модной идеей в социальных науках? Обоснован ли ее эвристический потенциал? На этот вопрос – сразу три ответа, с разных позиций подтвержающих конструктивность использования концепции маргинальности для анализа современного российского общества.

Препарированию маргинальной ситуации посвящен третий раздел книги. Описание взаимополей маргинальности и таких понятий, как социальная мобильность, совладание, социальный статус, дополнено характеристикой процесса конструирования маргинальности, а также фиксацией континуума маргинальных ситуаций.

В четвертом разделе содержится уникальный материал, содержащий интерпретацию результатов социологических исследований. Анализируются группы безработных и вынужденных переселенцев.

В пятом разделе делается попытка применить концепцию маргинальности к анализу актуальной социальной политики. Представлена характеристика институциональных основ профессиональной ориентации, что является продолжением анализа группы безработных. Экспертные оценки о выходе из ситуации маргинальности позволяют выдвинуть обоснованные гипотезы об активах маргинальных групп по преодолению/изменению своего положения. Месту и роли концепции маргинальности в практике преподавания посвящена последняя глава этого раздела.

Таким образом, книга замыкает круг – от рассмотрения истории концепции до пролонгации ее перспективного применения к анализу российского общества.

Остается надеяться, что данная публикация будет полезной и уместной для интерпретации социальных процессов в современной России, а назавтра, когда появятся новые маргиналы, выйдут новые книги с их описанием.

1. Эволюция понятия маргинальности
в истории социологии

1.1. Концепция маргинальности
в западной социологии

Концепция маргинальности сыграла важную роль в социологической мысли, однако до сих пор в определении содержания понятия маргинальности имеется немало трудностей. Во-первых, в практике использования самого термина сложилось несколько дисциплинарных подходов (в социологии, социальной психологии, культурологии, политологии и экономике), что придает самому понятию достаточно общий, междисциплинарный характер. Во-вторых, в процессе уточнения, развития понятия утвердилось несколько значений, относящихся к различным типам маргинальности. В-третьих, нечеткость понятия делает сложным измерение самого явления, его анализ в социальных процессах. В то же время достаточно распространенное и подчас произвольное употребление термина приводит к необходимости уточнения его содержания, систематизации различных подходов и аспектов его использования. С этой целью попытаемся рассмотреть историю термина, подходы его использования, характеристики разных типов маргинальности в том виде, в каком они сложились в западной социологии.

История возникновения и функционирования термина "маргинальность" чрезвычайно важна для его понимания. Она сравнительно коротка, но предельно насыщена разнонаправленными интеллектуальными поисками, оригинальными находками. Пожалуй, трудно найти другой научный термин, понимание которого так зависело бы от знания его истории. Ведь его методологическая универсальность, применимость к изучению самых разнообразных социальных процессов, множество контекстов употребления приводили к тому, что в разных условиях он каждый раз приобретал новое звучание и даже порой совершенно новый смысл, демонстрируя в то же время свою эвристическую плодотворность. Поэтому-то и важно дать хотя бы сжатую картину его развития.

Сам термин "маргинальный" употреблялся уже давно для обозначения записей, пометок на полях; в другом смысле он означает "экономически близкий к пределу, почти убыточный"1.

Как социологический он существует с 1928 года. Американский социолог, один из основателей чикагской школы Роберт Эзра Парк (1864-1944 гг.) впервые употребил его в своем эссе "Человеческая миграция и маргинальный человек"2, посвященном изучению процессов в среде иммигрантов. Правда, предысторией возникновения термина можно считать термин "промежуточный элемент" ("interstital element"), употребленный другим исследователем этой школы в 1927 году при изучении иммигрантских групп в городской социальной организации3.

Роберт Парк известен прежде всего исследованиями развития городской среды (в частности, иммигрантских сообществ в американских городах) и расовых отношений межкультурного взаимодействия. Их результатом стало формирование представления о типе "пограничного" человека, характерном для интенсивных миграционных процессов в американском обществе.

У Парка понятие маргинальности (от латинского margo — край, граница, предел) означало положение индивидов, находящихся на границе двух различных, конфликтующих между собой культур, и служило для изучения последствий неадаптированности мигрантов, особенностей положения мулатов и других "культурных гибридов".

Исследовательские позиции Парка определяет созданная им "классическая" социально-экологическая теория. В ее свете общество представляется как организм и "глубоко биологический феномен", а предмет социологии — образцы коллективного поведения, формирующиеся в ходе его эволюции. Согласно этой теории, общество, помимо социального (культурного) уровня, имеет так называемый биотический, лежащий в основе всего социального развития. В концепции "маргинального человека", предложенной Парком, биотический уровень и основанный на нем экологический порядок становятся важными теоретическими предпосылками. В экологическом порядке выделяется макроуровень (пространственное расположение институтов) и микроуровень (способность человека передвигаться, пространственное взаимодействие, миграция). Таким образом, основой экологического порядка является миграция как коллективное поведение. По мнению ученого, социальные изменения основаны на глубинных, биотических преобразованиях и связаны прежде всего с физической, пространственной (а затем и социальной) мобильностью. Социальные перемещения, изменения социоэкономического статуса являются предметом теории социальной дистанции; исследования культурной мобильности и позволили Парку сформулировать понятие маргинального человека4.

В его теории маргинальный человек предстает как иммигрант; полукровка, живущий одновременно "в двух мирах"; христианский новообращенный в Азии или Африке. Главное, что определяет природу маргинального человека — чувство моральной дихотомии, раздвоения и конфликта, когда старые привычки отброшены, а новые еще не сформированы. Это состояние связано с периодом переезда, перехода, определяемого как кризис. "Без сомнения, — отмечает Парк, — периоды перехода и кризиса в жизни большинства из нас сравнимы с теми, которые переживает иммигрант, когда он покидает родину, чтобы искать фортуну в чужой стране. Но в случае маргинального человека период кризиса относительно непрерывный. В результате он имеет тенденцию превращаться в тип личности"5. И далее он замечает, что в природе маргинального человека "моральное смятение", которое вызывают культурные контакты, проявляет себя в более явных формах; изучая эти явления там, где происходят изменения и слияние культур, мы, поясняет ученый, можем лучше изучать процессы цивилизации и прогресса.

В описании "маргинального человека" Парк часто прибегает к психологическим акцентам. Американский психолог Т. Шибутани обращал внимание на комплекс черт личности маргинального человека, описанный Парком. Он включает следующие признаки: серьезные сомнения в своей личной ценности, неопределенность связей с друзьями и постоянную боязнь быть отвергнутым, склонность избегать неопределенных ситуаций, чтобы не рисковать унижением, болезненную застенчивость в присутствии других людей, одиночество и чрезмерную мечтательность, излишнее беспокойство о будущем и боязнь любого рискованного предприятия, неспособность наслаждаться и уверенность в том, что окружающие несправедливо с ним обращаются6.

В то же время Парк связывает концепцию маргинального человека скорее не с личностным типом, а с социальным процессом. Он рассматривает маргинального человека как "побочный продукт" процесса аккультурации в ситуациях, когда люди различных культур и различных рас сходятся, чтобы продолжать общую жизнь, и предпочитает исследовать процесс скорее не с точки зрения личности, а общества, в котором он является частью7.

Парк приходит к выводу о том, что маргинальная личность воплощает в себе новый тип культурных взаимоотношений, складывающихся на новом уровне цивилизации в результате глобальных этносоциальных процессов. "Маргинальный человек — это тип личности, который появляется в то время и том месте, где из конфликта рас и культур начинают появляться новые сообщества, народы, культуры. Судьба обрекает этих людей на существование в двух мирах одновременно; вынуждает их принять в отношении обоих миров роль космополита и чужака. Такой человек неизбежно становится (в сравнении с непосредственно окружающей его культурной средой) индивидом с более широким горизонтом, более утонченным интеллектом, более независимыми и рациональными взглядами. Маргинальный человек всегда более цивилизованное существо"8.

Таким образом, первоначально рассмотрение проблем маргинальности связано с "культурологическим подходом" Роберта Парка, давшим немало плодотворных идей современным исследователям.

Идеи Парка была подхвачены, развиты и переработаны другим американским социологом — Эвереттом Стоунквистом в монографическом исследовании "Маргинальный человек" (1937 г.). С его именем чаще всего связывают окончательное закрепление и легитимацию концепции маргинальности в социологии.

Стоунквист описывает маргинальное положение социального субъекта, участвующего в культурном конфликте и находящегося "между двух огней". Такой индивид находится на краю каждой из культур, но не принадлежит ни одной из них. В качестве образцов подобного поведения Стоунквист исследует расовые гибриды (англо-индийцев, капских цветных Южной Африки, мулатов в Соединенных Штатах, цветных Ямайки, метисов Бразилии и др.), культурные гибриды (европеизированных африканцев, денационализированных европейцев, иммигрантов и т.д.). Объектом внимания Стоунквиста становятся типичные черты подобной личности и проблемы, связанные с ее неприспосабливаемостью и приспосабливаемостью, а также социологическое значение маргинального человека9. Он рассматривает маргинального человека как ключевую личность (key-personality) в контактах культур10. Маргинальная среда — это область, где две культуры переплетаются и где осваивающая пространство культура комбинирует, объединяет особенности обеих культур. И в центре этого переплетения — маргинальный человек, борющийся за то, чтобы быть лидирующей личностью "между двух огней". Стоунквист определяет маргинального человека в терминах личности или группы, которые движутся из одной культуры в другую, или в некоторых случаях (например, в результате женитьбы или через образование) соединяются с двумя культурами. Он находится в психологическом балансировании между двумя социальными мирами, один из которых, как правило, доминирует над другим. Так же, как и Парк, сосредотачиваясь на описании внутреннего мира маргинального человека, Стоунквист применяет следующие психологические характеристики, отражающие степень остроты культурного конфликта:

  • дезорганизованность, ошеломленность, неспособность опре-делить источник конфликта;

  • ощущение "неприступной стены", неприспособленности, неудачливости;

  • беспокойство, тревожность, внутреннее напряжение;

  • изолированность, отчужденность, непричастность, стесненность;

  • разочарованность, отчаяние;

  • разрушение "жизненной организации", психическая дезорганизация, бессмысленность существования;

  • эгоцентричность, честолюбие и агрессивность11.

Исследователи отмечают близость его характеристик "маргинального человека" и определенных Дюркгеймом характерных черт общества, находящегося в состоянии аномии, как следствия разрыва социальных связей. Однако Стоунквиста, признававшего, что в каждом из нас множество социальных двойников, что дает основание ассоциации с маргинальностью, интересовали причины культурно-детерминированной маргинальности.

Следует отметить, что если Парк рассматривал маргинальную личность как человека на рубеже двух культур и двух обществ, который никогда не будет принят в новое общество, оставаясь в нем личностью с расщепленным сознанием и расстроенной психикой, то Стоунквист полагал, что процесс адаптации может привести к формированию личности с новыми свойствами. Это важный момент в позитивном ракурсе рассмотрения проблем маргинальности. Процесс "трансформации социального, психического и эмоционального аспектов личности", по мнению ученого, может занимать около 20 лет12. Стоунквист выделял три фазы эволюции "маргинального человека":

  1. индивид не осознает, что его собственная жизнь охвачена культурным конфликтом, он лишь "впитывает" господствующую культуру;

  2. конфликт переживается осознанно — именно на этой стадии индивид становится "маргиналом";

  3. успешные и безуспешные поиски приспособления к ситуации конфликта.

Таким образом, концепция маргинальности первоначально представлена как концепция маргинального человека. Р. Парк и Э. Стоунквист, описав внутренний мир маргинала, стали основоположниками традиции психологического номинализма в понимании маргинальности в американской социологии. Следует еще раз подчеркнуть, что первоначально центральной проблемой маргинальности был культурный конфликт, и, следовательно, в данном случае была описана маргинальность, обозначаемая как культурная13.

В дальнейшем концепция маргинальности была подхвачена "бесчисленным количеством социологов" и, принятая как должное многими, часто критикуемая за отсутствие научного ригоризма, стала "эластичной"14. В 40 — 60-е годы она особенно активно разрабатывалась в американской социологии. Проблема маргинальности больше не ограничивается культурными и расовыми гибридами, как у Стоунквиста. Сама теория Стоунквиста подверглась критике. Например, Д. Головенски считал понятие "маргинальный человек" "социологической фикцией". А. Грин утверждал, что маргинальный человек это всеобъемлющий термин (omnibus term), который, включая все, не исключает ничего, и поэтому должен употребляться осторожно и только после того, как его параметры определены15.

Тем не менее, анализ усложняющихся социальных процессов в современных обществах через понятие маргинальности, приводивший к интересным наблюдениям и результатам, становится одним из признанных социологических методов.

Расширяется круг описываемых случаев маргинальности, а в связи с этим разрабатываются новые подходы, новое видение этой проблемы. В американской социологии существует представление о различных школах, исследующих маргинальность. Однако, если рассматривать историю развития концепции шире, включая также европейскую интерпретацию, следует выделить несколько самых общих направлений, отдающих предпочтение тому или иному аспекту.

Американская "традиция" по-прежнему акцентирует внимание на культурном конфликте при переходе из одной социальной общности к другой как источнике формирования маргинального типа личности. Это одна из "золотоносных жил" американской социологической мысли. К примеру, традиции Парка и Стоунквиста, обозначивших направление исследования "культурной маргинальности", продолжили Антоновски, Гласс, Гордон, Вудс, Херрик, Харман и другие исследователи, сосредотачивающие внимание прежде всего на психосоциальном влиянии на личность двусмысленности статуса и роли, которые возникают при столкновении (конфликте) культур. В то же время формируются новые подходы. Так, Хьюз обратил внимание на трудности, с которыми сталкиваются женщины и негры в процессе овладения профессиями, традиционно ассоциирующимися с мужчинами и/или белым и (например, профессией врача). Он использовал свои наблюдения, чтобы показать — маргинальность следует рассматривать как продукт не только расовых и культурных смешений, но и социальной мобильности16. Он отмечает: "маргинальность... может иметь место везде, где происходит достаточное социальное изменение и обусловливает появление людей, которые находятся в позиции неопределенности социальной идентификации, с сопровождающими ее конфликтами лояльности и разочарования (фрустрации) личностных или групповых стремлений"17.

Развивая концепцию маргинальности, Хьюз отметил важность переходных фаз, часто отмечаемых ритуалами перехода, которые переводят нас "от одного образа жизни к другому... от одной культуры и субкультуры к другой"18 (жизнь в колледже — переходная фаза в подготовке к более взрослой жизни и т.д.). Хьюз расширил концепцию, включив фактически любую ситуацию, в которой личность хотя бы частично идентифицируется с двумя статусами или референтными группами, но нигде не принимается полностью (например, молодой человек, мастер). Феномен маргинальности, определенный в таком широком смысле, появляется, когда многие из нас участвуют в жизни высокомобильного и гетерогенного общества19. Хьюз, а затем Дивэй и Тирьякьян в американской социологии определили, что социальное изменение и восходящая мобильность имеют тенденцию быть причиной маргинальности для членов любой группы.

Другой взгляд на проблему маргинальности был приведен Вордвеллом20, сделавшим попытку описать профессиональную (или социальную) роль так называемых хиропрактиков, занимающих социальную позицию в медицине, которая маргинальна по отношению к четко определенной роли врача.

В свою очередь, Р.Мертон определял маргинальность как специфический случай теории референтной группы. Он отмечает, что маргинальность возникает в том случае, когда индивидуум через предварительную социализацию готовится к членству в позитивной референтной группе, которая не склонна его принять. Подобное состояние подразумевает множественность лояльностей и двойную идентификацию, незавершенную (неполную) социализацию и отсутствие социальной принадлежности21.

Эти же предпосылки определяют подход к исследованию маргинальности и, главным образом, маргинальной ситуации американского исследователя Дики-Кларка. Он считал, что понимание маргинальности только как продукта культурного конфликта является упрощением, т.к. "подчиненные группы" часто усваивают культурные стандарты "доминирующих групп". Основываясь на утверждении Мертона о наличии культурного и социального измерений в обществе, Дики-Кларк так формулирует свое понимание маргинальной ситуации: определенные группы или индивиды занимают определенные позиции в обществе, т.е. они включены в систему социальных отношений, с одной стороны, а с другой — принадлежат к определенной культурной страте. Между этими двумя позициями группы или индивида должно быть соответствие. Дики-Кларк отмечает, что фактически такое соответствие зачастую отсутствует, например, в случае этнических меньшинств, которые активно усваивают культурные ценности доминантной группы, но исключаются ею (или включаются не полностью) из системы социальных отношений. Это позволяет говорить о том, что индивид, группа находятся в маргинальной ситуации22. Таким образом, Дики-Кларк углубляет понимание структуры маргинального конфликта, разнообразия факторов, создающих маргинальную ситуацию, включая в нее различные уровни (измерения).

Важным теоретическим шагом в разработке проблем мар-гинальности можно считать определение маргинального статуса. А.С. Керкхофф и Т.С. Мак-Кормик отметили потребность в различении между позицией в социальной структуре и набором психологических черт, которые могут развиваться в индивидууме, занимающем такое положение, что, по их мнению, могло бы предоставить более объективный базис для будущей дискуссии о маргинальности23.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Современная многопартийность глава XXVII феномен многопартийности в современной россии

    Документ
    Феномен многопартийности современной России напоминает эффект прорвавшейся плотины: много грохота и шума, поднявшиеся вверх брызги переливаются всеми цветами политического и эмоционального спектра.
  2. Современная Россия в поиске культурной идентичности

    Документ
    В этой статье мы попытаемся очертить круг проблем, связанных с изменением социокультурной ситуации в России сегодня, обусловленным постепенным переходом к мультикультурности, полиэтничности и поликонфессиональности, соответствующих
  3. Современной России" Справочник "

    Справочник
    После многих десятилетий атеизма и бездуховности сегодня возродился большой интерес к проблемам духовной жизни. Духовность становится модой, каждый пытается рассуждать о вере.
  4. В современной россии (1)

    Закон
    С принятием Федерального закона от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ «О мировых судьях в Российской Федерации»1 и возобновлением функционирования этого института в России все вопросы, связанные с мировым судом (теория, практика, исторический
  5. В современной россии (2)

    Доклад
    По материалам одноименного доклада, сделанного автором 2 июня 2005 г в Музее и Общественном центре «Мир, прогресс и права человека» имени Андрея Сахарова.

Другие похожие документы..