Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа дисциплины'
Цель: дать слушателям представление о способах связи языка и культуры в их взаимодействии с учетом особенностей отдельного этноса/в ситуации взаимоде...полностью>>
'Документ'
Актуальність дослідження. Глобалізація світогосподарських зв'язків є однією з головних тенденцій сучасності, яка не лише впливає на економічне життя,...полностью>>
'Документ'
И вновь анализируя свою работу, я в тысячный раз повторяю слова Василия Александровича Сухомлинского ставшие моим педагогическим кредо « В душе каждо...полностью>>
'Документ'
В истории отечественной культуры Саратовское Поволжье с давних пор выступает в качестве региона, обладающего высоким культурным потенциалом. Географи...полностью>>

1. Политика и религия Бхагван, премьер-министр Раджив Ганди собирается вынес­ти на народное обсуждение вопрос о необходимости отделе­ния политики от религии

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ОШО

СВЯЩЕННИКИ И ПОЛИТИКИ

1. Политика и религия

Бхагван, премьер-министр Раджив Ганди собирается вынес­ти на народное обсуждение вопрос о необходимости отделе­ния политики от религии. Мы хотели бы услышать ваш взгляд на этот вопрос.

Политика — дело мирское, политики являются слугами народа. Религия священна — это руководство к духовному росту народа. Конечно, из всех ценностей политика является самой низшей, а религия является высочайшей из всех ценностей. Они раздельны.

Раджив Ганди хочет, чтобы религия не вмешивалась в полити­ку: «Я хочу, чтобы религия не вмешивалась в политику. Высшее имеет все права вмешиваться, но низшее права на это не имеет».

Религия веками поднимала человеческое сознание. Всем чем является человек сейчас, каким немалым сознанием он обладает — все это заслуга религии. Политика была проклятием, бедствием, и все, что есть в человечестве уродливого — за все это несет ответственность политика.

Но проблема в том, что у политика есть власть: у религии есть только любовь, мир и опыт божественного. Политика легко может вмешиваться в религию, и она постоянно вмешивалась до такой степени, что истребила множество религиозных ценностей, абсо­лютно необходимых для выживания человечества и жизни на этой земле.

Религия не обладает земной силой, подобной ядерному оружию, атомным бомбам и военной технике: ее измерение совершенно иное. Религия не обращается к силе: религия есть поиск истины, Бога. И сам этот поиск делает религиозного человека смиренным, простодушным, невинным.

Политика владеет всем разрушительным оружием, религия со­вершенно уязвима. Политика не имеет сердца, религия есть чистое сердце. Она подобна прекрасному цветку розы: ее поэзия, ее танец делают жизнь достойной проживания, делают жизнь значительной и наполняют ее смыслом. Политика подобна камню, который мертв. Но камень может разрушить цветок, и цветок защититься не мо­жет. Политика агрессивна. Раджив Ганди переворачивает все с ног на голову. Он хочет, чтобы религия не вмешивалась в полити­ку. Политика будет обладать полной монополией на порабощение человечества, обращение людей в рабов, разрушение их свободы, разрушение их сознания, она сможет превратить их в роботов, чтобы политики смогли наслаждаться силой и властью.

Религия является для политиков единственной проблемой. Она находится вне пределов их досягаемости и понимания. Религия — единственная область, в которую политика никогда не вмеши­вается, поскольку религия является единственной надеждой.

Веками политика лишь убивала, разрушала народы; вся история политики — это история преступлений, убийств. За три тысячеле­тия политики совершили пять тысяч войн. Похоже, что варварс­кий инстинкт очень силен в политике, единственную радость ей доставляет разрушение, господство.

Религия для этого создает проблему, поскольку религия дала миру величайшие пики сознания — Гаутама Будду, Иисуса, Чжуан-цзы, Нанака, Кабира. Это самая соль земли. Что дала миру полити­ка? Чингисхана? Тамерлана? Надир Шаха? Наполеона? Иоанна Гроз­ного? Иосифа Сталина? Адольфа Гитлера? Бенито Муссолини? Мао Цзэ-дуна? Рональда Рейгана? Все это преступники. Они должны не стоять у власти, а находиться за решеткой, они бесчеловечны.

И они люди душевнобольные. Жажда власти и господства воз­никает только в больном уме. Она происходит от комплекса не­полноценности. Люди, не страдающие комплексом неполноценно­сти, о власти не беспокоятся; все их усилия направлены на мир, потому что значение жизни может быть познано лишь в мире. Власть — это не способ. Мир, безмолвие, благодарность, медитации — основные составные религии.

Нельзя позволить глупым политикам доминировать над рели­гией. Ситуация такова, как если бы больные люди пытались доми­нировать над докторами, указывая им, что делать следует и чего делать не следует. Допустим, больных людей большинство, но это не значит, что это большинство должно докторами управлять. Док­тор может исцелить раны, может излечить человечество от болез­ней. Религия — это доктор.

Политики причинили достаточно много боли, и они ведут все человечество к глобальному самоубийству. И Радживу Ганди еще хватает духа сказать, что «религия не должна вмешиваться, когда вся жизнь на этой планете в опасности! Не только человек, но невинные птицы и их песни, безмолвные деревья и их цветы — все живое».

Политики ухитрились создать достаточное количество разру­шительной силы, чтобы стереть жизнь с лица земли, и они продол­жают накапливать все больше и больше ядерного оружия. В са­мом деле, три года назад ядерного оружия было достаточно, чтобы истребить каждого человека семь раз, семь раз истребить всю эту землю или истребить семь земель. Человек умирает лишь однаж­ды, нет нужды скапливать такое множество разрушительной силы.

Вся политика зависит от лжи.

Как раз вчера — я не мог поверить, что здравомыслящий чело­век может сделать такое заявление — Рональд Рейган сделал за­явление. Он постоянно отрицал перед сенатом, что нескольким странам поставляется оружие. И теперь следствие показало, что он лгал, лгал на протяжении двух лет. Оружие разрушения постав­лялось в бедные страны, и причем в немалых количествах. Те­перь факты налицо, и Рональд Рейган вынужден сделать заявле­ние, и заявление, которое он сделал, меня рассмешило: так оно нелепо.

Он сказал: «В своей душе я все равно знаю, что все сказанное мною прежде было правдой. Но обнаружившиеся факты говорят, что это была ложь. Я все же верю, что я говорил правду». Он признает факты и все же одновременно говорит: «Я и сейчас верю в своей душе, что все сказанное мной было правдой, хотя факты доказывают неправоту».

Политик живет во лжи, политик живет обещаниями, но эти обе­щания никогда не выполняются. Они самые негодные в мире люди. Единственным их свойством является способность одурачивать бедные массы. В бедных странах они могут покупать их голоса. И наконец, придя к власти, они полностью забывают, что являются слугами народа, они ведут себя так, как если бы были народовладельцами.

Что знают они о внутреннем мире человека? Что знают они о блаженстве, божественности? И все же они хотят, чтобы религии не было дозволено вмешиваться в политику. А как насчет них самих? Следует ли им позволять вмешиваться в религию? Низшее собирается доминировать над высшим? Мирское собирается доми­нировать над священным? Это будет величайшим несчастьем для человечества.

Насколько мне видится, всем политикам следует быть медита­тивными, следует знать что-то о внутреннем мире, следует быть более сознательными, более сострадательными, следует познать вкус любви, следует испытать безмолвие Бытия, и красоту этой планеты, и дары существования. И им следует учиться быть смиренными и благодарными.

Религия должна быть учителем всех политиков. Пока полити­ки не обретут нечто от религиозности, для человечества нет буду­щего. Религия обязана вмешиваться в политиков. Без вмешатель­ства религии в политиков... они слепы, у них нет глаз, они глухи, они не обладают безмолвным разумом, чтобы вслушиваться в Истину.

Но почему Раджив Ганди беспокоится о том, чтобы разделить религию и политику? Политика — дело маленькое. Религия — это вся эволюция человека. Политика должна бы являться второсте­пенной частью бесконечного религиозного опыта. Нет нужды ни в каком разделении. Но политик, будучи у власти, становится столь эгоистичным, что не может и подумать о том, чтобы пойти к этим скромным, простым, но мудрым людям.

Проблемы все возрастают, политики оказались бессильны ре­шить их. Но они не пойдут к людям, которые могут их направить, кто может дать им совет, потому что они обладают ясностью.

Я — не политик. Я никогда в жизни не голосовал и не собира­юсь голосовать никогда, какой смысл выбирать между двумя шим­панзе лишь потому, что они держат разные флаги? Или потому, что имеют разные символы? Шимпанзе есть шимпанзе.

Они нуждаются в глубоком почитании веры религиозных лю­дей, поскольку ясно одно: религиозные люди не собираются сорев­новаться на выборах; ни один религиозный человек не станет со­бирать голоса. У него нет желания осуществить свое эго и скрыть свой комплекс неполноценности. В своем безмолвии, в своем покое, в своем блаженстве он познает высшее превосходство. Теперь больше этого ничего нет, нет ничего выше этого. Он стал храмом, его Бог находится внутри его существа. Политик живет войной, живет, создавая бунты, живет, создавая беспокойство — это его пища. Адольф Гитлер написал в своей автобиографии: «Пока у вас нет врагов, вы не можете стать великим лидером. Даже если у вас врагов нет, создайте фикцию, что ваша страна в опасности, поскольку, когда люди пребывают в страхе, они готовы следовать за политиками».

Хотя он и был человеком душевнобольным, порой он делал очень примечательные заявления. Он сказал: «Величайшие лидеры че­ловечества рождаются во время войны. Пока не случится великой войны, вы не можете быть великим лидером, просто для осуществ­ления желания быть великим лидером вам следует убить милли­оны людей».

И он прав, в мирное время людям не нужно ни за кем следо­вать, люди не делают из лидера бога, слово которого становится законом.

Политики любыми средствами пытаются держать страны в страхе. Китай собирает ядерное оружие на границе с Индией (ин­дийские политики утверждают, что это так). В Пакистане они ут­верждают, что Индия собирает армию на ее границе; в Китае утверждают, что Индия изготавливает ядерное оружие. Они говорят в парламентах: «Мы ничего не создаем». Но это абсолютная ложь. Китайский лидер держит в страхе китайцев. Индийский лидер держит в страхе индийский народ. Лидеры Пакистана держат в страхе пакистанский народ.

В вашем страхе — их сила и власть.

Чем больше они вас запугивают, тем более они могуществен­ны. За пределами страны они создают фикции, и внутри страны они делают то же самое. Индуисты и мусульмане бунтуют, проис­ходят столкновения между народностями, говорящими на хинди и не говорящими на нем. Они хотят, чтобы вы продолжали за что-нибудь бороться, за любой пустяк. Если вы заняты борьбой, они стоят у власти. Если вы перестаете бороться, их власть исчезает. Это безобразная игра.

Одной из обязанностей религиозных людей является то, что они держатся над политикой и направляют людей к созидательным ценностям, к большей человечности. В действительности, если ре­лигии поймут одну вещь: что все человечество едино и нет необходимости ни в каких нациях, то все эти пигмеи-политики исчез­нут.

Но самое странное то, что политики продолжают настаивать, чтобы религия и политика были раздельны. Почему? Почему исти­на должна быть отдельна от политики? И почему любовь должна быть отдельна от политики? Почему молитвенное сердце должно быть отдельно от политики?

Да, я понимаю, что оно должно быть отдельно в том смысле, что оно выше.

Политик нуждается в психологической заботе и духовной за­боте, и он должен идти к религиозным людям за советом. Так было в древней Индии. Было время, когда короли шли в лес, что­бы почтить нищих, у которых не было ничего, и спросить совета.

Цари касались ног людей, осуществивших себя, поскольку даже их благословение может преобразовать вас. Политика функцио­нальна, она утилитарна, но она не имеет способа преобразовать человека к Высшему Сознанию. И, упоминая, в частности, Индию, ситуация стала такой угрожающе опасной. Это обидно и больно.

Махатма Ганди любил говаривать еще до свободы, что первым президентом Индии станет женщина. И не просто женщина, она будет из касты шудр — из низших неприкасаемых.

Но когда пришла свобода, он забыл все обещания, о которых говорил так много, и игра власти снова началась по старому образ­цу: пандит Джавахарлал Неру — брамин, он не женщина, и он не шудр. Снова властью овладевает брамин. И в течение сорока лет одна семья браминов господствовала над Индией. Они почти что сделали это своей личной династией. Это уже больше не демокра­тия.

Посмотрите на факты: каково было влияние Махатмы Ганди на индийский народ? Он претендовал на религиозность, но не был ре­лигиозным человеком, притворялся индуистским святым, посколь­ку индуистов большинство, они собирались управлять страной. Поэтому он настаивал, чтобы Индия оставалась неделимой, посколь­ку в неразделенной Индии индуисты будут у власти, никто не может взять власть из их рук, потому что все остальные — в меньшинстве. Никто не смотрит на его политику с точки зрения того, что даже религию он использует для ужасных целей.

Доктор Амбедкар просил отдельного голоса для неприкасаемых, и я абсолютно с ним согласен по той простой причине, что в течение пяти тысячелетий этих людей угнетали, эксплуатировали. Все их человеческое достоинство было разрушено, а они составля­ют 1/4 часть населения хинди. И они совершают самую ужасную работу, их следует почитать, их следует уважать за это. Но, наобо­рот, даже если на вас упала тень неприкасаемого, вам немедленно следует принять ванну, чтобы очиститься.

Амбедкар был совершенно прав, требуя отдельного голоса для неприкасаемых так, чтобы они наверняка имели в Парламенте 1/4 членов. Иначе бы они никогда не могли быть в Парламенте, они никогда не могли бы изменить ужасные кастовые законы, установ­ленные Ману.

Есть великие преступники, но похоже, что Ману среди них гла­венствует. Адольф Гитлер очень почитал Ману, Фридрих Ницше очень почитал Ману, а не Гаутаму Будду. Ману был проклятием этой страны. Он отобрал у миллионов людей все человеческое, они живут как животные.

Амбедкар повел себя абсолютно логично и правильно, сказав, что им следует дать отдельный голос, но Ганди объявил голодовку до смерти, если Амбедкар не остановит своего движения, иначе он не будет есть, пока не умрет. Это уже совсем не логично. Потому что, убеждая народ своей голодовкой, он не доказывает своей пра­воты. Это шантаж, это угроза: «Я покончу жизнь самоубийством, если вы со мной не согласитесь».

И действительно, вся страна начала давить на Амбедкара: «От­мените свое движение, или смерть Ганди дорого обойдется вам и неприкасаемым. Они будут сожжены заживо. Будут сожжены их селения, потому что индуисты отомстят за то, что неприкасаемые убьют Ганди». Амбедкар старался сколько мог и, наконец, сдался, видя, что сам Ганди действительно умрет. Хотя это не аргумент.

Если бы я был на месте Амбедкара, я бы сказал Ганди: «Ты можешь умереть. Поскольку твоя смерть — это не аргумент. Это самая глупая история».

Очень безобразный человек хотел жениться на прекрасной де­вушке, но он годился по возрасту девушке в отцы. И он воспользо­вался методом Ганди: он принес свой матрац, лег напротив дома девушки и объявил смертельную голодовку до тех пор, пока ее отец не согласится отдать ему в жены свою дочь. Теперь все сочувствовали бедному человеку: «Он умрет, какой великий влюбленный. Мы слушали о таких влюбленных только в сказках, он настоящий Мадну, Фархад, Махивал».

Отец очень страдал, девушка была в великом страхе. Целый день толпа окружала дом и кричала: «Его смерть будет вам доро­го стоить. Этот человек не насильник; он человек религиозный, голодающий».

Кто-то посоветовал отцу девушки: «Сходи к какому-нибудь гандианцу, спроси, что делать?» Гандианец сказал: «Нет проблем. Есть одна безобразная проститутка, очень старая. Дай ей сто рупий, и она тоже возьмет матрац, ляжет с этим человеком и скажет: «Я тоже буду голодать до смерти, пока ты на мне не женишься».

Этой же ночью человек скрутил свой матрац и убежал.

Это не аргументы.

Амбедкара вынудили прекратить свое движение и пойти к Ган­ди со стаканом апельсинового сока, чтобы прекратить его голо­довку. Это и есть использование религии в целях политики: ни один религиозный человек этого сделать не может.

Идея того, чтобы Индия оставалась целой и неделимой, тоже была не чем иным, как политикой в пользу индуистов, так, чтобы мусульмане, христиане, джайны или сикхи никогда не могли оказаться у власти. Индуисты будут удерживать власть — их большинство.

Джиннах — человек, создавший Пакистан. Он вовсе не был религиозным человеком, но он тоже использовал религию. Он организовал движение мусульман, чтобы создать отдельное государство, иначе бы они не могли быть у власти никогда. Вдруг он стал великим мусульманином, великим религиозным человеком. Все это была политика — ни Махатма Ганди не был религиозным человеком, ни Мухаммадали Джиннах не был религиозным. Но оба жаждали власти.

С тех пор прошло сорок лет — что сделали политики для этой страны? Когда она стала независимой, население составляло толь­ко 400 миллионов. Они даже оказались не в состоянии предотв­ратить взрыв увеличения населения, который убивает страну безо всякого ядерного взрыва. Сейчас население более чем удвоилось: 900 миллионов человек! И к концу этого века в Индии будет самая большая численность населения. До сих пор первенство было за Китаем, но Китай ведет себя более научно и пытается сократить численность населения. К концу этого века каждый четвертый человек будет индийцем.

И что делают политики? Они боятся сказать людям что-нибудь о пользе контроля за рождаемостью, о пользе абортов, поскольку все их интересы не о том, выживет ли эта страна или погибнет, все их интересы в том, чтобы никто не был обижен. У народа есть свои предубеждения, политики не хотят касаться этих предубеж­дений, потому что они нуждаются в голосах. Если они заденут их предрассудки, то эти люди не подадут за них своего голоса.

Только религиозный человек с ясным видением, который не нуждается в голосах народа, может сказать истину — политики могут говорить лишь красивую ложь, утешительную ложь, чтобы получить ваши голоса, потому что религиозному человеку полу­чать от вас нечего.

Наоборот, говорить правду может быть опасно для его жизни, так было всегда. Когда бы не говорилась истина, человек, сказав­ший ее, был распят. Политики хотят власти, но не распятия.

Миру нужно больше религиозных людей, готовых сказать прав­ду, даже если это будет означать для них распятие. Религиозный человек не боится быть распятым по той простой причине, что он знает — смерти нет. Самое большее, они могут разрушить его тело, но его сознание, его душа, его бог внутри будут жить.

Религия должна занимать самое высокое положение, и религи­озных людей следует слушать. Парламенту следует постоянно приглашать религиозных людей, чтобы они могли посоветовать, как разрешить проблемы страны, потому что похоже, сами они совершенно бессильны что-либо разрешить. Проблемы растут, но эго политика хочет, чтобы никто не был выше его. Но, хотите вы этого или нет, религиозный человек выше, нежели вы. Вы не може­те внести преобразование в сознание людей, а он может.

Действительно, религия не должна снисходить в своей святос­ти в тривиальные дела политики. Я согласен с этим пунктом: религия и политика должны остаться раздельными. Дистанция велика. Религия — это звезда в небе, а политика — это копошащи­еся на земле создания.

Они отдельны. Нет вопроса о том, что они должны быть разде­лены. Но политикам следует помнить, что они действуют в мирс­ких вопросах. И это не является истинной целью человечества.

Религиозные люди прикладывают усилия, чтобы возвысить че­ловечество, его сознание, его любовь, его сострадание до того уров­ня, где войны становятся невозможными, где политики не могут обманывать людей, где их ложь и их обещания могут быть разоблачены. Это не вмешательство в политику, это просто охранение людей от эксплуатации политиками. Разделение уже есть. Кто сказал Радживу Ганди, что религия и политика не разделены?

Политика есть нечто принадлежащее водосточным канавам. Религия принадлежит открытому, ясному небу, как птица, опираю­щаяся на крыло, летящая сквозь солнце, чтобы достичь самого цен­тра Бытия.

Конечно, религиозные люди не могут быть участниками полити­ки, но политикам следует учиться быть смиренными, их власть не должна ослеплять их. Власть развращает, и абсолютная власть развращает абсолютно, и все политики развращены своей влас­тью.

И какой они обладают властью? Потому что они могут убить вас. Их власть — это власть палача. Ничего примечательного, по­рядочного.

Религиозный человек обладает совершенно иным качеством власти: она — в его присутствии, она — в его огромной любви и почитании жизни, она — в его благодарности Бытию.

Мы не должны забывать, что низшее должно оставаться в сво­их пределах, и мудрых людей в стране следует просить, как только можно чаще обращаться к Парламенту по поводу вопросов, кото­рые там не могут разрешить; у них даже мозгов не хватает на то, чтобы их разрешить.

Но намерения Раджива Ганди совершенно иные. Он хочет, что­бы политика была единственной властью, возвышающейся над всем, включая и религию, и чтобы религия следовала указаниям полити­ков.

Я осуждаю эту идею абсолютно. Религия не может следовать указаниям политиков. Политики должны научиться прислушивать­ся к советам религиозных людей. Проблемы так малы, что любой человек разума и доброй воли может легко их разрешить. Но по­литик их разрешить не хочет, он только говорит об их разрешении, потому что его власть зависит от того; сколько у вас проблем. Чем больше у вас проблем, чем более вы несчастны, тем они могущественней.

Для религиозного сознания чем вы радостнее, чем веселее, тем более любящи. Оно хочет, чтобы ваша жизнь была песней и танцем. Потому что единственный способ поклонения Источнику Живого — наша радость, наши песни и наши танцы.

2. Когда религия превращается в церковь

Бхагаван, что такое религия? Каково ваше мнение об орга­низованной религии?

Религия — это высочайший полет человеческого сознания, это индивидуальный поиск истины.

Внутренняя истина не может быть сделана предметом обще­ственного знания. Каждый должен идти внутрь себя, каждый раз это — новое открытие. Не имеет значения, сколько людей достиг­ли пробуждения, реализации. В момент, когда этого достигаете вы, ощущение будет совершенно свежим, поскольку оно не может быть заимствовано.

Поиск, по существу, состоит в познании своего внутреннего. Вы имеете внешнее, и никакое внешнее не может существовать без внутреннего: само наличие внешнего является доказательством наличия внутреннего мира.

Внутренний мир состоит из трех слоев: самый поверхностный — это мысли, глубже — чувства, а затем идет сущность, которая есть ваша божественность. Познать свою собственную вечность — это основной поиск религии. Все ваши чувства уводят вас на­ружу: глаза открываются, чтобы смотреть, ваши руки могут ка­саться всего, что вас окружает снаружи. Чувства являются дверью, выводящей наружу; всегда помните, что дверь может также приве­сти вас внутрь. Вы выходите из своего дома и входите в него назад через одну и ту же дверь. Меняется лишь направление, чтобы выйти наружу вам нужны открытые глаза, чтобы войти внутрь вам нужны глаза закрытые — все ваши чувства успокое­ны.

Первой будет встреча с умом, но это не ваша реальность. Хотя он и находится внутри вашего черепа, но это не вы сами — это отражение внешнего.

Все ваши мысли есть отражение внешнего.

К примеру, слепой человек не может мыслить о цветах, посколь­ку он не видел цвета, поэтому отражение невозможно. Слепой даже темноты не может видеть, потому что он никогда не видит свет или темноту. У него нет возможности никакого отражения. Слепой не знает ни темноты, ни света — оба слова лишены смыс­ла. И если вы проанализируете свои мысли, то обнаружите, что они привлечены внутрь вас внешней реальностью, так что, по су­ществу, они — о внешнем, отраженном в вашем внутреннем озе­ре сознания.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. От переводчика

    Документ
    Я не могу оставаться равнодушной к мусульманам, убивающим режиссеров и переводчиков, и к «Идущим вместе», топящим «неправильные» книги в символическом унитазе.
  2. Ошо Раджниш. Мессия. Том I

    Документ
    Бхагван Шри Раджниш. Ошо. Это имя давно уже не нуждается в оценке, признании, рекламе. Скорее, это наш читатель нуждается в серьезном знакомстве с Ошо.
  3. The messiah commentaries by Bhagwan Shree Rajneesh

    Документ
    Бхагван Шри Раджниш. Ошо. Это имя давно уже не нуждается в оценке, признании, рекламе. Скорее, это наш читатель нуждается в серьезном знакомстве с Ошо.
  4. Современной России" Справочник "

    Справочник
    После многих десятилетий атеизма и бездуховности сегодня возродился большой интерес к проблемам духовной жизни. Духовность становится модой, каждый пытается рассуждать о вере.

Другие похожие документы..