Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Программа'
Статистика – одна из важнейших дисциплин в системе экономического образования. Основной формой изучения предмета является самостоятельная работа студ...полностью>>
'Документ'
1. Положение о формах и порядке проведения государственной (итоговой) аттестации выпускников 9 и 11 классов общеобразовательных учреждений Российской...полностью>>
'Программа'
Разработка методики исследования. Активные и пассивные эксперименты. Экспериментальные исследования. Автоматизация измерений, контроля и испытаний: И...полностью>>
'Документ'
Обсяг експорту товарів з міста за січень–липень 2011 року становив 52,5 млн.дол.США, імпорту їх в місто – 66,3 млн.дол.США. Порівняно з січнем–липнем...полностью>>

Есть хорошая фраза из детского прошлого ее любили повторять в молодости наши родители: Кем бы я был, если бы не лез в дела своих друзей

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

То есть, оборонный комплекс задан на поле стратегий, которое, в свою очередь, структурируется пространством возможных войн, порождаемым мировым проектным пространством.

Стороны ведения войны — воинский строй, командование и снабжение — связываются между собой аналогом геоэкономического баланса, предложенного В. Княгининым для анализа процесса развития регионов.

Изменение любого из компонент геоэкономического баланса с неизбежностью ведет к "сдвижке" остальных, причем по вполне определенной схеме. Например, если меняются организованности — по решению высших государственных органов осуществляется реформа армии, — то сначала меняется противолежащий "угол" диаграммы, то есть ресурсы. Изменение ресурсной составляющей отражается на системе деятельностей, с которой через некоторое время приходит в соответствие система потребления.

Вышесказанное верно для любых армий и любых войн — будь то эпоха неолита или XXVII столетие от P. X. Для того, чтобы ответить на вопросы, касающиеся конкретного периода начала XXI века, необходимо охарактеризовать это время и соответствующие ему войны.

Прежде всего, отметим, что современное постиндустриальное общество носит все черты переходной эпохи. Применительно к войне, армии, оборонному комплексу это означает, что Россия может столкнуться с войнами нескольких типов — "классическими индустриальными", подобными Второй мировой войне или Арабо-Израильским конфликтам 1967 и 1973 годов, "классическими постиндустриальными", в качестве примера которых можно рассматривать протекающую с переменным успехом войну "прогрессивной общественности" против "мирового терроризма", и принципиально новыми когнитивными войнами, зарница- ми которых были Беслан, "Норд-Ост", Всемирный Торговый Центр 11 сентября 2001 года.

Учтем теперь, что человечество прожило без крупных "горячих" войн самый большой период в своей новейшей истории. Это с неизбежностью приводит к высокому ожиданию войны государственными системами, бизнесом, населением. В такой ситуации будет удивительным, если мир не будет втянут в крупную войну или, что то же самое, в систему взаимообусловленных локальных войн уже во втором десятилетии XXI века. Эта война обязательно затронет жизненные интересы России.

Изменение ценности человеческой жизни и, в частности, утрата значительной части ее трансцендентной составляющей приведет к высокой эффективности террора. Следовательно, террористические формы борьбы будут применяться очень широко.

{lt+имллч* £м*л TJcfuM****

В этих условиях вероятно применение в ограниченных масштабах тактического и оперативного ядерных боеприпасов, причем в качестве оружия психологического действия.

По ряду демографических и социальных причин ведущую роль в войнах нового поколения будет играть молодежь, традиционно лишенная политических и экономических прав.

Оптимальное соотношение между расходами на закупку вооружений, на НИР/НИОКР, на боевую подготовку, на довольствие войск может быть определено только исходя из внешнеполитических целей страны, соответствующих им военных целей и вытекающей из военных целей стратегии.

Если считать, что Россия участвует в мировом конкурсе постиндустриальных государственных проектов наряду с Японией, США и Евросоюзом, то есть является мировой державой, озабоченной своим развитием, своей территориальной целостностью и своим цивилизационным содержанием, то РФ должна быть готова к "горячим" войнам на Дальнем Востоке и, вероятно, в Восточной Европе, а также к террористической и антитеррористической войне на всей своей территории. В этом случае необходимо совершенствование ядерного оружия, что подразумевает как закупку вооружений, прежде всего ПЛАРБ нового поколения, так и активные НИРы в этой области. Традиционные институты, в том числе военные, не могут вести такие НИРы достаточно быстро и дешево, поэтому необходим переход к системе военных Think tank'oe и других форм управления познанием в сфере ВПК.

При любом "раскладе" изменение форм и методов ведения боевых действий приведет к быстрому росту стоимости "человеческого капитала" в армии. Капитализация военнослужащих немыслима без принципиального улучшения их боевой подготовки. Другой вопрос, что на это вовсе не нужно "многих" денег. Современная техника позволяет широко отрабатывать задачи на дешевых и безопасных тренажерах, а разработанные в последние годы формы стратегических и сценарных игр дают-возможность получения "мирным путем" вполне действенного боевого опыта.

ГИ/ШРTOB/T ПУСТЫНЯ

Все остальное (денежное довольствие, материальное обеспечение и т. п.) следует развивать только в той степени, в которой это обусловлено геоэкономическим балансом.

То есть, в рамках сделанных выше предположений о перспективной национальной стратегии, России следует свести к абсолютному минимуму затраты на военное потребление, до предела удешевить НИРы, сократить НИОКРы и ОКРы, виртуализировать боевую подготовку при резком увеличении ее объемов и качества и сосредоточить все финансовые ресурсы на возобновление стратегического потенциала страны. В денежном выражении эта формула выглядит примерно так:

80% средств — возобновление стратегического потенциала страны (ПЛАРБ, АЛЛ, авианесущие корабли, авиация, техника двойного подчинения) и соответствующие изменения в системе организованностей;

10% средств на виртуализацию боевой подготовки;

5% средств на реорганизацию НИР;

5% средств на все остальное.

Для повышения качества государственного управления ВПК нужна, прежде всего, политическая воля, то есть в первую очередь — необходимо, чтобы это управление было, и чтобы оно было государственным. Необходимо иметь в виду, что вооружения дорожали, дорожают и будут дорожать. Это связано, в частности, с одной из функций войны как высокотехнологического экономического деструктора. К процессу роста цен на рынке вооружений укрупнение предприятий ВПК никакого отношения не имеет. Следует учесть, что поскольку все вооружения создаются для армии, армия есть инструмент войны, а война есть предельная форма конкуренции, рынок вооружений всегда конкурентен. Он конкурентен "по определению".

Организовать монопольные центры по разработке и производству отдельных образцов военной техники было бы полезно, но в современных условиях разобщенности структуры армии это технически неосуществимо.

Интеграция — не результат, а процесс, подчиняющийся волновому закону. Если сегодня "все объединить", то завтра с неизбежностью придется "все разделить", а послезавтра —

Ct+nui Пе+ссмгин ЈM*A flt+имхьм.

объединять снова. Ни конца, ни смысла эта деятельность не имеет, хотя каждое конкретное решение ситуационно оправдано. Лучшее, что здесь можно сделать, — следовать наметившемуся тренду и менять его на противоположный чуть- чуть раньше, чем необходимость этого станет очевидной.

Величина необходимых страновых военных расходов всегда определяется в логике "проекты—цели—стратегия—ситуация". В СССР эти расходы всегда были завышены, а современная Россия их значительно занижает. Но вопрос их увеличения требует внятной и гласной политики реформы армии (это, в первом приближении, есть) и внятной и гласной политической стратегии (она, увы, пока отсутствует).

Часто приходится слышать, что российская военная техника слишком дорога, а качество ее не соответствует современному технологическому уровню. Но ведь очевидно, что высокая цена и низкое качество той или иной продукции делает ее неконкурентоспособной на любом рынке. Поэтому, если российский ВПК действительно выпускает плохую и дорогую продукцию, то он будет вытеснен со всех рынков, в том числе и с внутреннего. Но так ли это? Разве русское вооружение уступает по критерию "цена — качество" иностранному? Ни в зенитных ракетных комплексах, ни в системах залпового огня, ни в оперативно-тактическом ракетном оружии, ни в перспективных истребителях (здесь многоточие, поскольку перечислять можно долго) заметного отставания не видно. Соответственно, встает вопрос: в чьих коммерческих интересах высказываются "многие аналитики, в том числе западные"?

Понятно, что этот комментарий не означает, что мы превосходим Запад во всех компонентах военной машины и способны занять монопольное положение на мировом рынке вооружений. Не означает он и отсутствие серьезных проблем у российского ВПК и недостатков у поставляемой им продукции. Плохо обстоит дело с взаимозаменяемостью и ремонтопригодностью, отсутствует послепродажный сервис, низок потенциал модернизации.

Подчеркнем еще одно обстоятельство: не следует думать, что новые технологии сами по себе повышают боевые возможности войск. Во-первых, более сложная система является, обычно, и более уязвимой, она требует лучшего ухода (хрестоматийное сравнение АКМ и М16, МиГа-21 и "Фантома"). Во-вторых, в высокотехнологичных военных системах остро встает проблема взаимодействия техники и оператора, решаемая в индустриальной логике с очень большим трудом. В-третьих, высокотехнологичные системы дороги. Наконец, в-четвертых, для целого класса задач современные технические системы избыточны. Ну что делать "Раптору" в Афганистане или "Беркуту" в Чечне? Там гораздо больше пригодилось бы что-то вроде Ил-2 , Ю-87, ФВ-190А.

Что нужно России для повышения конкурентоспособности ее продукции на рынке вооружений? То же, что и всегда: победа российского оружия в войне. В любой войне".

Специальный выпуск журнала «Оборонный Заказ», посвященный выставке вооружений «Defendory 2006» (Афины, Греция, 3—7октября 2006года)

РУССКАЯ (ПАЯ

Мир завис на века, словно мученик в раме, И цунами пока — лишь на телеэкране, От таких мелодрам ни убытку, ни пользы, А потоп «где-то там» и «когда-нибудь после». ... А если вы внезапно вдруг увидите сияние Над крышами Помпеи или прямо над собою — Спите спокойно, дорогие помпеяне, Как говорится: в Помпее все спокойно.

К. Арбенин

Фотография на стене (1)

2002 год

Когда Первый стал начальником «японского» отдела, мать была еще жива, он заехал к ней, выпил коньяк, оставшийся от его же прежнего визита. Поговорили. «Умер Улыбающийся Принц», — нейтрально сказала она. «Я повесила фотографию, вон — над пианино, ты не заметил, рад назначению — я понимаю... Но это важно!» У матери появилась привычка развешивать вокруг портрета и нескольких рисунков Второго фотографии ушедших, словно она собирала его другу на том свете достойную компанию. Был ноябрь.

Наутро на работе он прочел: «Япония в трауре. В возрасте 47 лет скоропостижно скончался принц Такамадо — двоюродный брат императора Акихито. Он играл в сквош с канадским послом на территории диппредставительства в Токио. Внезапно у принца остановилось сердце. По дороге в больницу врачам удалось его реанимировать, но ненадолго. Помещенный в палату интенсивной терапии, Такамадо вскоре скончался».

Мать всегда вмешивалась в его дела, она была миссис Марпл, и ее следовало слушать внимательно. Первый считал, что он вырос из того возраста, когда с матерями спорят. Он подшил этот факт про принца-виолончелиста к электронной японской папке, которую не вынимал из головы никогда, словно ждал момента, пока она заполнит весь предоставленный мозгу объем. И вот тогда... Марина смеялась и говорила: «Да он всегда о них думает!» И все понимали — это про женщин. А они с Маринкой знали, что это — про японцев.

«Принцесса Хисако и три дочери принца в возрасте от 12 до 16лет сегодня получили соболезнования от императора Аки- хито и императрицы Митико, а также от премьер-министра Японии Дзюинтиро Коидзуми. Премьер отметил, что Такамадо хорошо знал иностранные языки и часто выполнял международные миссии доброй воли».

Да, Первый встречался с этим японцем, который не был похож на других. Как и вся эта узкоглазая братия, Такамадо был шпионом, но шпионом такой высокой пробы, что язык не поворачивался увернуться от его вопросов.«Принц Такамадо играл роль императорского"министра иностранных дел ", неся посреднические функции между двором и внешним миром. Он охотно принимал иностранных послов. В числе пришедших выразить соболезнования семье покойного был и посол России в Японии Алексей Панков». Первого передернуло. Он знал нескольких российских послов. Они не были шпионами. Они были никем... В Министерстве Иностранных Дел про Первого говорили, что ценят: его официально принимали, но не любили. Там не любили никого. Там была особая статья и особый лабиринт коммуникаций. Там пролегала граница между интересами, и шла она ровнехонько по индивидуальной совести людей. Но интересы оказывались государственными, а личное вкатывалось в них медленно и подспудно, — еще же, как водится, искушала местничковая власть. На поверхности лежал тот факт, что от посла ничего не зависело, он был только служакой от государства. Первый с детства усвоил диалектический анекдот-притчу: «Я не продамся! Я не продамся! Никогда и ни за какие!» — «А Вас покупали?» Потихоньку на каждого посла находился алтын. С послом для равновесия всегда посылали вице-консула по культуре или еще какого консула в уездный город. Заместитель, второе лицо государства, как правило, не щадя живота своего, по советской еще привычке болел за интересы

Ceftui Ценимы** Јm*A TJe+имл***

родной державы. Так соблюдалось равновесие. Первый был охранкой. Ему не доверяли ни первые лица — проходимцы от политики, ни вторые - романтики от нее. Он был «третьей силой» и считал эту силу управляющей. «Самые слабые должны управлять, — улыбаясь, говорил он Маринке, - если нет экономического чулка и политической харизмы, нужно стать в позицию несгибаемого масона и олицетворять "мировой заговор", иначе схарчат... ну, или эти двое перебьют друг друга, то есть не дадут работать вообще. Так, если сильны в стране научники и олигархи, то, не появись между ними особистов или менеджеров каких стремных, страна выкатится в "темные века" с огромной скоростью». «Я уважаю ученых, — ругалась Маринка, — а ты служишь какому-то Шиве шестирукому». Потом он ее обнимал. Так кончались споры.

Первый чувствовал, что, когда Друг умер, он, Первый, сознательно и направленно защитился Системой, и в щекотливых ситуациях выкатывал вперед свой воинский долг. Пока это спасало от своих и от чужих. Сколько еще можно будет на этом продержаться, Первый не знал.

«Теперь у них в прессе это называется "посреднические функции", — размышлял Первый. — О великий русский язык, ты оправдаешь все что угодно. Если бы у нас в стране хотя бы кто-нибудь умел так выполнять роли Посредников, как узкоглазые, то мы навязались бы к ним в союзники и поделили бы конверсию от новой азиатско-тихоокеанской общности Азиатско-Тихоокеанского региона. И в гости к нам съехались бы не только все флаги и все деньги, но и все цивилизационные приоритеты непобедимого Края шириною в полмира». Плавающая в океане смыслов нового Сре- диземья молодая геокультурная плита АТР набирала свои названия. Никто не отслеживал малышку, бормочет себе отрок: «Динары, пиаст...ррры, цунами, диктаторы, электронные демократии, ну и прочие игрушки. Желтые сборки...». Первый в детстве мечтал быть физиком, он хорошо знал про сборки топливные, тепловыделяющие... Что крылось в невинном термине «желтая сборка?» Правильно! Намек на то, что «всеобщая желтая сборка» не за горами, и девочка по имени АТР растет. У нее несколько матерей: Япония, Индонезия, Малайзия и папаша-спринтер в бегах — Китай с его чокнутой подружкой Россией, которые родили сыночка втихаря, и он тоже претендует... Зовут сынка Дальний Восток. На что в семье территорий может претендовать сын с именем Дальний? То-то же.

Поэтом из них двоих был Второй. Первый иногда просто рифмовал за него, вот и сейчас у него получались метафоры для бедных: вдруг кто-то еще в Системе видит территории как лица... Если посмотреть из Космоса на Землю, то среди старых человеческих плит, черепахами этносов лежащих на земле, можно, наверное, предсказать битву молодых гигантов и инкубатор новых детей. Но перед этим необходимо написать «группу крови на рукаве» и выступить в поход, а не стратегировать на бумаге. А как прекрасно сидеть на попе ровно и стратегировать на бумаге. Еще неплохо раскланяться с официальными лицами и с чувством наполовину выполненной миссии вернуться на родину к семье. Героем. А вторую половину засунуть сами знаете куда. Обратить в сарказм и обвинить систему, если задали неудобный вопрос на брифинге уважаемых людей. Почему-то не грело то, что все так делают. Во-первых, Первый не знал, делал ли так отец, и предполагал, что нет. Во-вторых, Первый чувствовал враждебный японский дух на расстоянии, и если у всех остальных чем-то забиты ноздри, то это не его вина.

Японцы далеко, и смешно быть начеку за десять часов лету. Нет сейчас такой «чеки» и таких «чеков». Будущее всегда право, и это право оно получает вне зависимости от нашей воли и сознания. Это-то и раздражает его Шефа. Он хотел держать руку на пульсе и не заметил, как ему подсунули труп с моторчиком...

Смерть Друга сыграла для Первого очень важную роль: он перестал бояться. Вообще. Даже за своих. Это отсутствие страха должно было создать у маленького Мальчика «ядерный щит», которого ни у кого во дворе и в садике не было. На всякий случай. Дворы теперь закрывались на решетчатые ворота с ключами. Кастовость начиналась с дворов. Сделать новую социологию у Первого с его отделом еще как- то недошли руки. Поэтому делили по старинке на «бедных» и «богатых», отдельно фиксируя интеллигентов, чиновни-

Ctfaui (7tfUM>u*4* ЈM*A Tfe+имлм**

ков и предпринимателей. Получалось шесть слоев населения: бедные интеллигенты — маргиналы, богатые интеллигенты — эксперты, бедные чиновники — служащие, богатые чиновники — ЛПРы, бедные предприниматели — бандиты, богатые предприниматели — олигархи. Между группами шла миграция вверх—вниз и редко — горизонтально... В историях о перестройке экономики страны бывало всякое: и бандиты становились олигархами, и маргиналы — экспертами, и ЛПРы сливались с олигархами, что называлось сращивание бизнеса с властью — по Марксу олигархия и есть. Обывателей, то есть само рабочее тело «игры в Россию», Первый не рассматривал. Сам он считал себя выездным экспертом, неплотно сидевшим над отделом маргиналов. Служба пока терпела их, значит, горизонтальные связи не переродились еще в России. Шел 2002 год. Новости о Японии всегда писал кто-то из причастных к событиям. Первый много поездил, прежде чем понял, что начальников посольств и консульств цивилизационные приоритеты страны Россия не интересуют напрочь. Это были местно-княжеские отношения при границах и таможнях. Интересы государства там отошли куда-то на периферию и не спешили оттуда возвращаться, процветала челночная дипломатия: «ты — мне, я — тебе, а государства сами разберутся со своими благами и границами».

Времена русских Ямамото, играющих в стратегию с огнем, канули в вечность... Его друг Второй виртуально погиб при Мидуэе, а потом он еще некоторое время тянулся за жизнью, но так и не сдюжил... до посадочных огней. Книга была издана, споры о ней умолкли, в трех японских консульствах она валялась в библиотеках, пугая русскоязычных японцев мелким шрифтом и обилием технических характеристик самолетов и кораблей. Понимание этих характеристик не входило в компетенции работников культуры. Да и зачем? Японский издатель, возомнивший было познакомить с этим творением японского читателя, вдруг умер, днем ранее получив от дружественных русских макет текста с картинками, таблицами и картами. Сотрудники и новое начальство сочли это дурным знаком и отложили издание навсегда.

гильш>ЮВА ПУСТЫНЯ

«На этом погиб стратег, невольник чести, — подумал Первый уже в дороге на работу, — а на его место на фоне Восходящего Солнца вылезла кудлатая голова сумасшедшего Шляпника». Японского фашизма Первый опасался куда сильнее немецкого, хотя бы и потому, что один был в прошлом, а другой ухмылялся из Будущего.

К статье он вернулся только к вечеру после утреннего вливания по поводу приезда очередного андалузского бизнесмена: «Интересно, на кой черт это японскому аналитическому отделу или мы теперь по совместительству парадные части, регулярно встречающие...».

«Не одолели бы нас жаббервоги», — ухмыльнулся подполковник и вышел на балкон у себя в кабинете. Захотелось курить. Демократизация коснулась и офисных зданий питерской охранки, они открылись миру, и мир равнодушно махнул им - давайте... Нева булькала, серые волны гонялись друг за другом под мостом. Японская папка опять начинала пухнуть в голове. Как здорово подражать Стругацким «даже в том, добром будущем вашем...». Пока в головах у российских феэсбешников лежат синие тетради минувших надежд, Россия отобьется. «Хотелось бы только знать, у скольких они остались... надежды-то... твои», — говорил Шеф, если был в подпитии. Нетрезвый, он был добрый вояка и хороший человек. Немного слабый. Этого хватало на то, чтобы раскатывать его самого, но не докатывать до сотрудников. Ему было далеко за пятьдесят, и он недавно потерял жену. Философские настроения с тех пор разбавлял коньяком и аналитическими байками прошлых времен. Название СВР не любил. Говорил: «мы — грушники старые — не чета вам».

«По словам дипломата, — читал Первый, вернувшись с холодного ветра, — принц был частым гостем в российском посольстве. Он очень любил устраиваемые там камерные музыкальные вечера. Также он являлся поклонником японского вокального квартета "Royal Nights", который известен исполнением русских и советских песен».

«Музыкальные вечера — отличная ширма для переговоров, мы обладаем тонким слухом не только для того, чтобы воспринимать музыку, но и чтоб слушать комментарии нашего собеседника, которые так музыкально вплетаются в

Oifub. TJefttMu* £мн* flt+ccM.u»n*.

исполняемое произведение, что никто, кроме вас, этого не слышит. Игра. Японцы давно уже играют, а мы все тужимся...», — говорил Шеф. Первому тоже очень не понравилась эта игра в сердечный приступ, и еще не нравился ему премьер Коидзуми, который, словно «Джек из Тени», выбирался на свет лишь тогда, когда позволяла традиция, и ни на йоту раньше. При этом сам премьер устойчиво носил неяпонскую шевелюру и собирал шляпы, балансируя на грани любимца публики и почтительного слуги императора. И ему чем-то мешал Такамадо... Интернет сообщал, что «Принц сам охотно играл в футбол, а также катался на горных лыжах». «И тут кто-то возьми, да и разбей ему сердце...»

Придется унять паранойю и попросить мать собрать очередное досье на японского Гитлера. Она вечно вычитает на французских сайтах что-нибудь совершенно левое дня французов, но весьма уместное для Первого. Мать была сделана в СССР. Там была другая история и другой способ ее анализировать. Первый владел им лишь отчасти.

«За пятьдесят лет изменилось немногое» — словно в отместку своим мыслям прочитал Первый в директории «Эксе- ленц» под ссылкой со звоночком и усмехнулся: «Почему же немногое? Я родился и выжил, родил сына и нарастил брюшко. А чокнутый Ямамото умер и утащил с собой Второго, романтика, оставив мне его книги и женщин, чтоб я тут на Земле не скучал. И с этого времени прошло меньше пяти лет».

Статья как статья. Зачем Машка ее отметила как обязательную и всенепременную? Ну что ж, понадеемся на ее интуицию. Вечер, время читать про разное. Раздумчивая статья, будто у нас впереди сто лет полеживания и почитыва- ния, а за спиной миллионы годков технического прогресса. Автор явно не торопился донести до Первого короткие и исчерпывающие выводы. Он просто перечислял события, как желязновский Доннерджек. Уверенно и бесстрастно. Как говорят в кабинетах — с пониманием. Есть такие люди, которые из своего кресла за письменным столом предвидят рождение кораблей и королей, но, Боже упаси, если вам приходится встречать таких пророков на вокзале. Они не знают, как сделать что-то совсем обыкновенное, зато придумывают сто предложений, почему этого делать не надо.

Их можно утилизировать с сомнительной пользой, и встречаться с ними нужно исключительно в Интернете. Первый выделял их по стилю докладов, заметок, статей и книг. Автор был из таких. Но писал про важное:

«Тихий океан являлся для советского и американского командования гигантским пустым пространством, предназначенным для развертывания подводных крейсеров-ракетоносцев, основного компонента "стратегической ядерной триады" и "непременного условия" жизнеспособности доктрин "взаимного гарантированного уничтожения", "массированного возмездия" и иже с ними. Задачи надводных кораблей сводились, в сущности, к прикрытию своих ПЛАРБ, поиску и уничтожению неприятельских. Конечно, американцы, имеющие неоспоримое превосходство в малопригодных для противолодочной обороны тяжелых атомных авианосцах, ставили перед своим 7-м флотом решительные цели, вытекающие из древней геополитической доктрины господства на море: проводка конвоев, обеспечение десантных операций, удары по побережью неприятеля. К началу 1970-х годов был достигнут так называемый "стратегический паритет ", и все расчеты на "правильную войну" в духе 1940-х годов потеряли смысл. Стало очевидно, что после массированного обмена ядерными ударами будет некуда вести конвои и незачем высаживать десанты. Авианосцы, впрочем, продолжали строить — видимо, по традиции».

Первый зевнул, он был согласен с традицией.

«В 1960-1980-е годы особое значение приобрела такая характеристика баллистических ракет подводного базирования, как предельная дальность. При радиусе действия в 3—4 тысячи километров ядерные субмарины приходилось развертывать вблизи неприятельских баз, там, где противолодочная оборона была наиболее сильной, а прикрытие со стороны своих надводных кораблей отсутствовало. По мере повышения боевой дальности ракет, зоны патрулирования американских ПЛАРБ смещались на восток, к Гавайям, и далее к обустроенному в военном отношении калифорнийскому побережью, а советских — в окраинные моря западного сектора Тихого океана, в то время надежно прикрытые краснозвездной базовой авиацией.

Позиционная "холодная война"на Тихоокеанском ТВДс самого начала складывалась для советской стороны трудно.

Oifiui TftfuMib* EMM. TJe+илшФА

Во-первых, советский Дальний Восток был значительно хуже подготовлен в экономическом и инфраструктурном отношении, нежели Запад США. Во-вторых, скрытое проникновение подводных лодок через островные барьеры, отделяющие западный сектор Лссого океана от центральной котловины, стало проблематичным уже к началу 1950-х годов. Это ограничивало реальное пространство базирования советских подводных ракетоносцев Петропавловском-на-Камчатке. Точнее, поселком Вилючинск вблизи Петропавловска. Еще одна база АЛЛ была сооружена в Тихоокеанске на побережье Японского моря. По уровню развития обслуживающей инфраструктуры, по своим ремонтным возможностям, даже по обеспеченности жильем Тихоокеанск значительно превосходил Вилючинск, но прорыв подводных лодок из Японского моря в открытый океан был труднейшей операцией, едва ли имеющей шансы на успех в случае настоящей войны».

Первый читал уже про это, сам видел эти базы, и пьяные слезы старого командующего однажды вызвали у него, молодого офицера разведки, стыд. Первый так и не сказал Второму, что надевает погоны и что без них никак. А тот взял да и умер. Раньше, когда Первый был маленьким, он грозил небу кулаком, если был недоволен. Мама ругалась. Когда его трехлетний сын погрозил кулачком воображаемому небу, Первый смеялся до слез.

Дениска повторял его не во.всем... Например, он точно не станет военным из-за ноги. Уйдет в романтики. Он не полетит на маленьком самолетике-разведчике вкруг Итурупа, не обнаружит японский флот за полчаса до весны 2017-го года. Но он, конечно, примет участие в разгроме демократии здесь в Питере и войдет в список самых опасных «молодых взрослых», которые наспех сформируют флеш-армию и пойдут воевать за то, чтобы ленинградское белесое небо не опрокинулось и под ним не оказалось бы вдруг японского, немецкого или американского неба. Печальный прогноз. Как это противно, что будущее не зависит от нас, а прошлое нами безжалостно управляет.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Из тьмы веков

    Документ
    Заходящее солнце добела высветило скалы Цей-Лома*, которые стеной окружают крохотные терраски пахотной земли. Посреди этих земель возвышается каменная глыба.
  2. Наша главная песня

    Документ
    Цю книгу я присвячую одному з її героїв — моєму рідному і коханому Місту з побажанням швидшого ознайомлення з нею з метою скорішого відродження з ІМ'ЯМ Запорожжя.
  3. Книга для заботливых ищущих родителей, психологов, педагогов, дефектологов и методистов (1)

    Книга
    Рецензент: к.мед.н.,доцент И.В.Добряков (факультет психологии Санкт-Петербургского государственного университета, Институт специальной педагогики и психологии Международного университета семьи и ребенка им.
  4. Книга для заботливых ищущих родителей, психологов, педагогов, дефектологов и методистов (2)

    Книга
    Рецензент: к.мед.н.,доцент И.В.Добряков (факультет психологии Санкт-Петербургского государственного университета, Институт специальной педагогики и психологии Международного университета семьи и ребенка им.
  5. I. Удвоение Не знаю, что делать. Имей я хотя бы возможность сказать "плохо мое дело", это бы еще полбеды. Сказать "плохи наши дела" я не могу тоже

    Документ
    Он был так назван для маскировки моей тайной миссии. Сам черт меня впутал в эту миссию. Возвратившись из созвездия Тельца, я никуда не собирался лететь по крайней мере год.

Другие похожие документы..