Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Знать: Основные вопросы антропологии; особенности социальной философии; теоретические основы аксиологии; главные проблемы философии истории; знать фа...полностью>>
'Монография'
008. ). ББК 87.3 В 58 c Издательский дом .Территория будущего., 010 В Ольга Феноменологическая психиатрия и экзистенциальный анализ: История, мыслите...полностью>>
'Документ'
Основною метою викладання курсу «Логістика» є формування у майбутніх спеціалістів системних знань і розуміння концептуальних основ логістики, теорії ...полностью>>
'Закон'
1. Реклама деятельности медиаторов по обеспечению проведения процедуры медиации, не прошедших соответствующего профессионального обучения и не имеющи...полностью>>

Стенограмма заседания «круглого стола» на тему

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

И на сегодня у нас есть структуры, созданы госкорпорации, которые занимаются как бы поддержкой, в частности капитального ремонта жилищного хозяйства, переселения граждан из ветхого жилья. Тем не менее они предполагают софинансирование из региональных и местных бюджетов. Часто эти бюджеты не в состоянии принять ту долю софинансирования, которая закладывается. И в результате мы можем опять прийти к той ситуации, когда основная часть таких источников софинансирования поддержки федерального бюджета будет сосредоточена в нескольких крупных богатых регионах, которые могут себе позволить эту долю софинансирования. А остальные опять остаются за этой чертой, и помогать мы им не будем. Это тоже проблема региональной политики, которую нужно выстраивать соответствующим образом. То есть здесь должны быть приняты какие-то меры, по крайней мере по дифференциации доли софинансирования для того, чтобы участвовать могли в этих программах все территории.

А я вам могу сказать, что это очень важно, потому что у нас на сегодня разница в уровне жизни населения в 18-20 раз (это официальные данные), когда в развитых странах 3-4 раза. То есть поле деятельности здесь огромное.

Конечно, здесь совершенно правильно говорилось о том, что в налоговой части нам нужно решать вопросы, что у нас даже региональные и местные налоги – имущественные и земельные – регулируются федеральным законодательством. Огромная часть предоставляется федеральных льгот, в том числе и частным компаниям теперь. Например, то, что с энергетикой связано. «Газпром» имеет очень большие льготы по имущественным и земельным налогам. И нам нужно эту систему выстраивать. Вот мы сейчас, внося изменения в бюджет 2008 года, по крайней мере предусмотрели плату земельного и имущественного налога по всем нашим правоохранительным органам и налоговой системе. То есть они раньше тоже освобождались от этого, и бюджеты регионов и местных органов власти не получали компенсации. Сегодня мы решили по мобилизационным мероприятиям такую компенсацию, по судебным и налоговым органам. Я думаю, что в этом плане нам нужно дальше продолжать двигаться. Если уж не отменять эти льготы, то уж во всяком случае компенсацию обязательно предусматривать.

Я вам хочу сказать, что у нас с вами предстоит большая работа по внесению изменений в Бюджетный кодекс. С 1 января 2009 года 131-й закон вступает в полном объеме в силу, заканчивается переходный период, в котором муниципальные образования могли работать в несколько другом режиме, не таком жестком, как предусматривает 131-й закон и Бюджетный кодекс. Поэтому нам нужно до конца этого года, в осеннюю сессию, рассмотреть все вопросы, которые касаются построения межбюджетных отношений, в том числе по местному самоуправлению для того, чтобы те нормы переходного периода, которые себя хорошо зарекомендовали, которые дают возможность муниципалитетам в более свободном режиме балансировать свои бюджеты, их перенести на постоянной основе в Бюджетный кодекс. Мы сейчас такой проект закона подготовили, пока он носит технический характер для того, чтобы его приняли в первом чтении, и не было возражений наших оппонентов. Но потом поправками ко второму чтению мы должны будем все эти вопросы дополнительно рассмотреть и принять те из них, которые помогут муниципалитетам формировать в нормальном режиме свои бюджеты, свою доходную базу.

Вот основное, о чем я хотела сказать. Спасибо. Так что я призываю всех принять участие в формировании вот этого бюджета.

Гальченко В.В. Спасибо, Надежда Сергеевна. У меня тут записался только Леонид Владимирович Горяинов, директор ЦСКП по креативу, заместитель главного редактора «Парламентской газеты».

Горяинов Л.В. Спасибо, Валерий Владимирович. Хочется, во-первых, продолжить то, с чего вы начали выступление. Мне тем более это приятно было слышать, потому что мне довелось еще несколько лет назад в этом зале, может быть, в довольно резкой форме отстаивать идею деления налогов. И я сейчас чувствую, что она приобретает все большее количество сторонников. Мне кажется, что если уж быть последовательными, то кроме НДФЛ, прибыли и транспортного налога не плохо было бы еще делить и налог на имущество, и отщипывать муниципалитетам кусочек НДС. Почему? Я сейчас остановлюсь на этом.

Но прежде хотелось бы сделать одно концептуальное замечание, что проблемы местного самоуправления вообще неотделимы от всей системной государственной политики, от всего комплекса вопросов государственной финансовой, налоговой политики, политики развития территорий. Дело в том, что, как ни странно, местное самоуправление не столько вопрос юридический, это вопрос именно денег. Это понимают, я думаю, все большее число людей. Потому что на сегодня, конечно, мы имеем крайние диспропорции именно в этом процессе, о чем Надежда Сергеевна говорила.

Теперь я попунктно перейду к тому, почему надо делить налоги.

У нас есть одна проблема в стране. Выражаясь марксистским языком, государство является орудием господствующих классов. Понятно, что у нас господствующий класс то, что Президент назвал надменной кастой, то есть бюрократия. Естественно, что бюрократия, владея всем, что не является частной собственностью, реально, де-факто владея всем, себя налогом обкладывать не хочет. Это одна из причин того, почему у нас такие низкие имущественные налоги. Во-первых, бюрократия не хочет обкладывать свою личную собственность, во-вторых, она не хочет обкладывать свою государственно-муниципальную собственность. К чему это приводит? Если бы у нас был налог на собственность как в Канаде, например, от 1,25% до 1,36% от рынка, то вопрос о том, что муниципальная бюрократия держится за какие-то земли, не стоял. Им бы в конце года надо было бы изыскивать огромные ресурсы для того, чтобы покрыть долги перед государством по имущественному налогу, то есть произошла бы уже нормализация по одному из важнейших фактов.

Далее. Что касается налога на добавленную стоимость. Налог на имущество и на добавленную стоимость является показателем работы на территории ее администрации. Если добавочная стоимость создается, имущество приращивается, значит, муниципальное начальство работает хорошо. Если сборы падают, чего в принципе не должно быть при нашей высокой инфляции, значит, работа идет из рук вон плохо. То есть критерий эффективности от этих налогов, конечно, и НДФЛ тоже, и транспортный налог, критерий эффективности лучше всего выражается именно в собираемых деньгах. При нынешнем развитии электроники ничего не стоит с каждой проводки, с каждого платежа в магазине сразу отчислять деньги одновременно и в федеральную, и в региональную, и в муниципальную казну, одной расщепляющейся проводкой. Таким образом, у муниципалов могли бы накапливаться реальные деньги. А чтобы они с этими деньгами не ездили в Пизу и на Тибр, как они любят делать, не будем этого скрывать, для этого вполне можно было бы сделать казначейское исполнение всех этих муниципальных бюджетов.

Максимова Н.С. Все через Казначейство идет.

Горяинов Л.В. Слава богу, значит, этот вопрос решен.

И, наконец, последнее, на чем бы хотел остановиться, что все-таки кадровый голод, о котором говорят муниципалы, мне представляется в значительной степени искусственной проблемой. В каждом самом захудалом районе есть хотя бы пять-шесть ловких бухгалтеров, таких дам среднего возраста, которые прекрасно разбираются во всех проводках, что там делается в районных администрациях, что делается в облфинуправлении. И на самом деле, как правило, одна-две из этих дам сидят в райфинуправлении. Так что, в принципе нормальное компетентное самоуправление в любом районе вполне может удерживаться на 10-12 людях. То есть это вопрос в принципе конкурентноспособных зарплат на рынке труда. Поэтому повторяю, у меня такое ощущение, что вопрос кадрового голода в значительной степени носит искусственный характер.

Спасибо большое.

Максимова Н.С. Я бы не согласилась с Леонидом Владимировичем по поводу кадрового голода. Я больше согласна с господином Третьяком, что этой темой надо заниматься. Потому что на сегодня для того, чтобы у нас было вот это исполнение бюджетов, составлялись бюджеты во всех муниципальных образованиях. И сегодня уровня профессионального недостаточно. Люди в районах привыкли работать по смете, а мы сейчас составляем бюджет. И мало того, что он один очередной, так еще на плановый период. Поэтому нужно обладать максимумом знаний для того, чтобы сформировать в нужном режиме в соответствии с Бюджетным кодексом и в соответствии со всеми требованиями, которые предъявляет сегодня бюджетное и налоговое законодательство. Кадры нужно растить и нужно готовить, абсолютную правду Третьяк говорит.

Гальченко В.В. Леонид Владимирович, я даже предлагаю съездить в Подмосковье, далеко не надо, в Сергиево-Посадский район, в Дмитриевский, в Клинский, в хорошо развивающиеся. На место главы найти человека невозможно.

Леонтьев Георгий Карпеевич, заместитель руководителя Уральского МКС по взаимодействию с местным самоуправлением, член рабочей группы.

Леонтьев Г.К. Добрый день, уважаемые коллеги. В одном из последних выступлений Президента (когда Путин был еще Президентом) я услышал такую фразу: началась реформа местного самоуправления. Я так долго думал, был ошарашен. Думаю, вроде Закон приняли уже пять лет назад, а Президент констатирует, что началась реформа местного самоуправления. Потом стал сам с собой разговаривать, анализировать и думать, так он ведь прав. А суть вот какова. Я остался единственным в Думе, кто являлся свидетелем всех этих переговоров при принятии 131-го Закона. Была большая дискуссия. Либо принимать 131-ый, дальше вносить изменения в Бюджетный и Налоговый кодексы, либо принимать все это пакетом. Президента убедили, и он склонил нас к тому, что давайте все-таки примем закон. Мотивировал это следующим, что не можем мы, Дума, вдруг не согласится с этим законом, давайте сначала полномочия поделим, а потом будем искать источники для того, чтобы эти полномочия можно было осуществить. Вроде как логика правильная. Единственное, в чем мы были против.. Сейчас уже по истечении времени я понимаю, что зря мы сломались, ведь закон прошел всего пятью голосами, президентский закон – пять плюс только было. Единственное, чем мы подстраховались, что убеждали Президента, Вы извините, мы передаем на муниципальный уровень конституционные обязательства, нет такой страны, где практически федеральные власти не несут обязательств за выполнение конституционных обязательств – здравоохранение, образование и т.д. Давайте здесь все-таки примем одновременно Закон «О минимальных социальных стандартах», который будет гарантировать выполнение этих конституционных обязательств. Что произошло на протяжении этих пяти лет? Практически и в момент принятия это был самый трудный закон, было 7 тысяч поправок, мы сидели полгода для того, чтобы найти компромисс между Правительством, Президентом, регионами и т.д. В конце концов, в каком-то полусыром виде мы все-таки приняли этот закон. Сегодня более 20 законов уже принято с поправками, при этом 40 полномочий уже перетасовали туда-сюда, плюс законодательство, которое идет помимо 131-го Закона, закон по обороне, который возлагает всяческие обязательства на местное самоуправление. И получается, что процедура, я почему согласился с тем, что у нас начался процесс реформы местного самоуправления, потому что первый момент закрепления полномочий продолжается до настоящего времени. Ко второму мы приступить еще не можем.

Так вот сейчас сложилась, на мой взгляд, идеальная ситуация. Я не хочу дифирамбы петь, но все равно, я сам являюсь членом бюро, создали мы, в конце концов, единую организацию – Всероссийский совет местного самоуправления, поскольку их раньше было больше 50-ти, территориальные, отраслевые, все шлют свои приветы и свои предложения, мы в комитете не знали, кто прав, кто виноват, они зачастую были взаимоисключающие. Сейчас сказали, вот хотите, есть Всероссийский совет. Договорились, право предоставлено любому гражданину, любой партии, кто болеет за это дело, пожалуйста, приходите, есть площадка, где можно вести свободную дискуссию. Согласно закону есть вторая организация, она называется Конгресс муниципальных образований, ее тоже сформировали. Плюс возобновили работу Совета при Президента и Совета при Председателе Государственной Думы. То есть, есть институты, которые способны сегодня выдать на гора конечный результат, который надо принимать. А поскольку они так или иначе патронируются «Единой Россией», то «Единая Россия» может, имея конституционное большинство в Думе, воплотить их в виде правил.

Мое мнение таково, я буду предлагать, в том числе и письменно, что надо начать реформу сначала. К сожалению, надо согласиться, что третий заход реформы местного самоуправления не удался. В таком варианте ее никогда не завершить, это бесконечный вариант. И вот то, что сегодня идет дискуссия о том, куда НДФЛ, куда транспортный налог? Не договоримся мы никогда, потому что есть одна большая беда, о которой все знают. Вот последняя встреча фракции «Единая Россия» с Президентом, мы с ним договаривались, что, Владимир Владимирович, Вы согласны, что в этой публичной власти, которая непосредственно решает основные жизненно важные проблемы населения – образование, здравоохранение, дороги, жилье и т.д. – это все, чем пользуется человек от государства, у этой власти должно быть ровно столько обязательств, сколько доходов. Сколько денег, столько песен. Да, все высшие органы власти согласны. То есть должен быть знак равенства между доходными обязательствами и расходными. Если доходные обязательства мы хоть как-то считаем – 30% подоходного налога, налог на имущество, получаем цифру 100, то расходы-то мы не считаем. Поэтому этого никогда не достичь. Все эти разговоры о том, что профицитный, дефицитный – все это некорректно. Никто не знает, сколько стоит то или иное обязательство, которое мы возложили на муниципалитет. В конечном итоге, в каком объеме он его должен предоставлять и с каким качеством? Что такое «бесплатное здравоохранение»? Опишете, дайте я где-нибудь прочитаю. Объясните, почему один ребенок имеет детский сад, другой нет? Мало того, что еще тот, который имеет, мы его родителям доплачиваем плату в детский садик, а тот ребенок, которому мы не можем предоставить, он родился, и против него сразу нарушение конституционных прав. Они равные права имеют.

В этом плане, я считаю, что это ключевая проблема межбюджетных отношений, мы никогда не договоримся, сколько им надо. Тем более сейчас складывается такая ситуация. Действительно планируется согласно бюджетному кодексу, они под доходы свои планируют и расходы. Потом по итогам года докладывают, есть статистика, и Минфин докладывает, у всех муниципалитетов с огромнейшим перевыполнением доходная часть. Да, действительно так. Докладывают это Президенту, какие проблемы у муниципалитетов, у них перевыполнение доходной части бюджета. А при этом какой процент они закрывают необходимых их расходных обязательств, никто не скажет, никто не считает, и все не хотят считать.

У нас есть с вами решение съезда партии о принятии Закона «О минимальных социальных стандартах». К сожалению, два года мы его не выполняем. И вот моя позиция такова, я ее отстаиваю давно, что эти споры не закончатся, эта реформа в таком варианте не будет завершена в ближайшее десятилетие. Что «Единой России» надо взяться, заново все проанализировать. Сегодня созданы пять или шесть рабочих групп по направлениям, надо разбираться снова с территориальным устройством – то мы там шаговую доступность, то теперь, как правило, она вообще ушла. Никакого научного подхода. Если мы берем местное самоуправление как хозяйствующий субъект, который способен саморазвиваться, то и власть должна иметь полномочия, чтобы воздействовать на развитие, у них должен быть стимул к развитию. Должна какая-то подоплека научная быть. Надо посмотреть заново. Группа по территориальному устройству пусть посмотрит, в том числе с регионами, благо есть эти структуры, с которыми можно посоветоваться либо от них получить какие-то замечания.

То, что касается разделения полномочий, межбюджетных отношений, все, что касается передачи госполномочий. Они примерно так эти группы и сформированы. И сформулировать свою позицию – позицию «Единой России» – по корректировке не просто, допустим, внесения изменений, они готовятся, закон на подходе сейчас, снова его Минрегион готовит, еще примерно 15-20 предложений по внесению изменений, а кардинально надо изменить подход. И надо формировать заново. Нет у нас местного самоуправления, это мое мнение. Мы иллюзию построили для Европы, поскольку мы Европейскую хартию ратифицировали, что у нас есть местное самоуправление. А то, что в этой хартии записано, ничего не выполняется. И выйти с позицией. В противном случае нам очень сложно будет.

Да, я отвечаю за Уральский округ, за муниципальные выборы, но, к сожалению, людям сегодня говорить о том, какие достижения есть у «Единой России» в части совершенствования этого института публичной власти, их можно на пальцах перечесть. И нам пойти на выборы пустыми будет очень сложно. Нужна новая позиция партии относительно местного самоуправления, чтобы действительно этот институт был способен и имел доверие граждан. Тогда мы выйдем на более низовой уровень, поскольку я считаю его прежде всего институтом гражданского общества. Поэтому, Валерий Владимирович, наверное, к Вам как к куратору от партии «Единая Россия» я обращаюсь с просьбой, я это напишу Грызлову публично. То есть я считаю, что настала пора, и ситуация сегодня этому способствует, проанализировать и честно и откровенно сказать, что, ребята, сделали мы ошибку, да, надо было рассматривать в пакете. А в этом варианте окончания реформы местного самоуправления не будет.

Яровая И.А. Уважаемые коллеги, совершенно очевидно, что сегодня восприятие органов местного самоуправления происходит по принципу, что это тоже власть. Граждане в регионах совершенно не дифференцируют – региональная, муниципальная власть. В их понимании есть обязанности, которые возложены на всю эту власть по обеспечению жизнедеятельности, и эта власть обязана их решать. И вот то, о чем говорил Георгий Карпеевич, это на самом деле свидетельство тех системных проблем, которые существуют в обеспечении деятельности в целом органов государственной власти даже, а не только органов местного самоуправления. Потому что когда мы говорим вообще о региональной политике и о местном самоуправлении, мы понимаем, что эти проблемы пересекаются. И то, что сегодня не даны очень важные ответы на серьезные вопросы с точки зрения того, что есть региональная политика, какие отличительные признаки региона, какова их дифференциация, и как должны выстраиваться экономические отношения между регионами и федеральным центром, это проецируется соответственно и на муниципальный уровень.

Я бы не согласилась с тем, что ситуация носит безысходный провальный характер. Объективности ради нужно сказать, что в разных регионах, в зависимости от профессионализма управленческого и от способности принимать современные решения, выстраивать новые технологии, разнится и ситуация. И это действительно так. Хотя в целом нужно признать, что в силу низкого профессионального уровня управленческого на уровне муниципалитетов существует общая проблема и реализации 131-го Закона, и понимания его перспектив. Сейчас уже никто даже не помнит, что был 154-ый Закон «О местном самоуправлении». Это был нормальный закон, главный недостаток его был тот же самый, что и 131-го – это нерешение вопросов межбюджетных отношений, это недостаточная финансовая обеспеченность полномочий, которые возложены на органы местного самоуправления. Собственно говоря, то, что и остается сегодня. Я полагаю, что те предложения, которые сформулировал Михаил Владимирович в части того, как нужно использовать современные формы и методика поиска кадров – это то, что сегодня должно быть востребовано. И на самом деле все мы знаем, что меняется глава муниципального образования и начинается резкая реорганизация. Начинается сокращение, ликвидации, тратятся огромные бюджетные деньги, вслед за одними некомпетентными людьми приходят другие некомпетентные люди. И в этом смысле я как раз вижу нашу задачу как партии с точки зрения выдвижения нами же кандидатов в депутаты и главы муниципальных образований людей профессиональных. Здесь нужно понимать нашу общую ответственность в принятии именно таких решений.

Более того, я полагаю, что сегодня нужно всерьез говорить о том, что есть политические должности – главы, а должны быть менеджеры, должны быть профессиональные менеджеры, которые принимаются по контракту, которые работают по найму и решают те самые вопросы жизнедеятельности территорий. И примеры есть тому очень успешные. Когда происходит это разделение, то тогда используются современные технологии управления. Поэтому вопрос кадровой политики – это вопрос еще и того, что молодые специалисты, которые у нас заканчивают высшие учебные заведения по специальности «Муниципальное управление», вы посмотрите, этих ребят очень много, но кто их берет на работу? Они не могут трудоустроиться, потому что есть элементарное ограничение, что два года стаж, их даже специалистами не берут. В состоянии мы решить этот вопрос? В состоянии. Давайте снимем это ограничение, это совершенно элементарно.

С точки зрения участия населения. Сегодня вы обозначили очень хорошие примеры, что есть очень яркие активные личности, но к ним отношение такое, что не вполне адекватные, я прошу прощения. Поэтому сегодня нужно заниматься еще и просветительской работой, которой никто не занимается, чтобы граждане понимали, что местное самоуправление – это и есть они. Почему сегодня в рамках гражданского контроля, мы проанализировали и столкнулись с такой ситуацией, что очень много публикаций на региональном уровне, когда население возмущено распределением земель, принятием решений местной власти, но это крик вопиющего в пустыне. Никто не реагирует. Следовательно нам нужно посмотреть, насколько сегодня выстроен законодательный механизм с точки зрения принятия обществом на уровне муниципалитета решения, которое бы противодействовало вот таким вот решениям главы муниципального образования. У нас происходит серьезный разрыв между возможностями граждан, которые делегировали полномочия этим людям, и между возможностями этих чиновников в статусе глав, которые совершенно не реагируют на запросы и на мнение населения даже на уровне самого маленького поселка. Вот этот дисбаланс, который возник, естественно, у населения, даже на уровне деревень, формирует общее недоверие к власти и понимание того, что от них ничего не зависит, хотя именно они и формируют эту власть. Это парадокс, но это так.

Я, безусловно, согласна с тем, что минимальные социальные стандарты – это тот критерий, который сегодня позволит дать ответ на очень серьезный вопрос: сколь равны права граждан в зависимости от того, на территории какого субъекта они проживают и в каком муниципальном образовании. Поскольку я представляю Дальний Восток, безусловно, сегодня нужно признать, что особенности Дальнего Востока не учтены в межбюджетных отношениях в той достаточной степени, которые бы позволяли говорить о том, что на Дальнем Востоке живут такие же граждане Российской Федерации, которые имеют те же самые права и возможности. Объективно ситуация складывается по-другому. И это действительно общая проблема, потому что дороги, коммуналка, энергетика – это те составляющие, которые сегодня органы местного самоуправления не поднимут сами никогда. И мы не должны себя в этом обманывать. И если мы не выработаем решения, которые позволяют по отношению к регионам и к муниципалитетам вырабатывать индивидуальные подходы, понимая, что разные условия и климатические, и экономические, и транспортная доступность разная, и источники электроэнергии разные. Если мы не определим вот этот инструментарий, мы бесконечно будем топтаться на месте. Поэтому местное самоуправление, региональная политика и в целом государственная экономическая политика – это все вытекающее одно из другого.

Поэтому я полагаю, что наши предложения в части того, чтобы начинать новую реформу, ни в коей мере это даже звучать не должно. Это даже не страх в том, чтобы признать какие-то свои ошибки. Это бесперспективно, потому что мы и так уже сделали достаточно много серьезных шагов, которые изменили ситуацию. И отказаться от этих малых успехов в пользу неизвестно чего было бы неправильно. Другое дело, что нужно сегодня с Минрегионом, нашим профильным комитетом найти взаимопонимание и выстроить диалог. Все-таки диалог пока что строится. Вот есть министерства, есть комитеты, и нет четкого взаимодействия. Я думаю, что в наших силах сегодня обеспечить, чтобы было рабочее взаимодействие не на уровне ожидания, что придут какие-то предложения из Правительства, а на уровне совместной выработки этих решений.

Гальченко В.В. Спасибо, Ирина Анатольевна.

Я хочу обратить внимание на то, что слова, которые Георгий Карпеевич вначале говорил, тут проблема не во взаимоотношениях министерства и комитета. Когда Георгий Карпеевич говорил, он говорил, что 131-ый Закон шел, и сложно было согласовать позиции Президента, Правительства и субъектов, даже Георгий Карпеевич, бывший глава, всю жизнь положивший на дело борьбы за дело муниципалов, не упомянул в этом контексте интересов местного самоуправления. Местное самоуправление как субъект в переговорном процессе полностью отсутствует. Вообще ситуация дебильная абсолютно, извиняюсь за грубость, но, тем не менее. Решение все время: без меня меня женят все время. у нас три уровня бюджета: федеральный, региональный и местный. У нас трехсторонняя комиссия, которая в 90-е годы создавалась. Но из кого она состоит? Она состоит из федерального Правительства, федеральных органов. Государственная Дума в каком-то смысле тоже федеральный орган. И как следствие ситуация следующая. Вносится Бюджетный кодекс, который регулирует правила игры для всей бюджетной системы, а министр финансов, который формулирует этот кодекс, отвечает только за федеральный бюджет. Отсюда здесь пузырь, здесь пусто, нет переговорной позиции. Муниципалы не включены в процесс, интересы Минфина только вверху и т.д.

Я хочу предоставить слово Мединскому Владимиру Ростиславовичу, члену Комитета по экономической политики и предпринимательству. В данном случае, я так понимаю, Вы представляете наш Либерально-консервативный клуб «4 ноября».

Мединский В.Р. Немного философское замечание после всей этой конкретики, которая звучала абсолютно по существу. Я вот о чем вспомнил. Мы всегда, когда говорим о развитии местного самоуправления, говорим о том, что план Козака, закон один, закон второй, надо стремиться к евростандартам, соответствовать требованиям хартии и прочее. И возникает такой подтекст, как будто мы действительно с вами создаем что-то новое и для нашей страны совершенно невиданное. Раньше у нас был царизм, потом большевики, квази-демократия социалистическая, и вот теперь мы с вами наконец-то начали создавать местное самоуправление. Это ведь совершеннейшая неправда. Ведь веками Россия стояла только на том, что была сверхразвитая образцовая система местного самоуправления. Царь ничего дальше Петербурга вообще не решал. Губернатор сидел у себя в губернском городе. А мы думаем, что местное самоуправление в России до 17-го года – это Киса Воробьянинов, предводитель уездного дворянства. Вот единственное, что мы знаем о местном самоуправлении. Понимаете, вся страна держалась только на этом, на всех этих казачьих кругах, губных целовальниках, старостах, земствах, неважно, как они назывались, но они решали всю ситуацию в стране.

И, развивая местное самоуправление сегодня, давайте поменяем идеологический акцент. Мы не стремимся к евростандарту, а мы возвращаем нашу историческую память, то, что наши прадеды умели делать в тысячу раз лучше, надо признаться, чем мы сейчас. Мы уже такое количество полномочий загнали на федеральный уровень. Я недавно пытался понять ситуацию с парковками. Так у нас штраф за неправильную парковку федеральный закон устанавливает. Можно подумать, что на Камчатке и в Москве одинаковая ситуация с парковками. Поэтому и не может Москва повысить штраф за парковку, за брошенный автомобиль. Довели ситуацию до абсолютнейшего абсурда, надо менять закон федеральный. Поэтому предложение очень простое. Вспомнить о том, что мы умели построить правильно систему местного самоуправления, и к этому нам надо сейчас стремиться и брать то лучшее, что у нас в этом отношении было. А вертикаль власти – это всегда временная мера. Вертикаль власти абсолютная, она никогда в абсолюте не работала.

Гальченко В.В. Спасибо, Владимир Ростиславович. Оно как бы так, как Вы говорите, но и не совсем так. 70 лет советской власти сильно разорвали в головах у людей причинно-следственную связь. И вот Ирина Анатольевна говорила о том, что приходят непрофессиональный руководитель, а на смену ему приходит еще более непрофессиональный руководитель. Но проблема в том, что, на самом деле, кто бы ни пришел – абсолютно безответственный, чаще всего, потому что граждане, с кем ни поговоришь, все говорят: я не выбирал этого мэра, я не ходил на выборы! Кто же его избрал? Непонятно. Причинно-следственная связь отсутствует, и, как следствие, безответственная местная власть, а как следствие все те проблемы, которые возникают.

Леонтьев Г.К. Я вот по поводу выступления Яровой Ирины Анатольевны. Никто не взывает к новой реформе. Меня вообще лихорадит это слово. Я говорю, что нужно полностью экспертизу сделать, что хорошего, что плохого. Хорошее оставить. Я мотивировал это тем, что ситуация изменилась. Правильно говорят, сегодня мы имеем каналы, по которым мы можем советоваться с самим гражданским обществом и с местным самоуправлением, вот те институты, которые создали. Ситуация поменялась. Но в том виде, в котором есть, я еще раз говорю, это тупиковая ситуация. Я не драматизирую, но как специалист заявляю это.

Самойлов Е.А. Я о кадрах опять. Вот тут говорили разные точки зрения, то есть у нас подготовленные, то их нет. Нет, на самом деле, и не появятся, пока мы централизованно не будем решать этот вопрос. А зачем? Не заинтересованы регионы в том, чтобы у них в районах и поселениях сидели грамотные, обученные, знающие свои права и возможности люди. Поэтому вместо этого предлагаются законы, сегодня идут из регионов, о перераспределении бюджетных полномочий, о продлении этой системы, когда регион составляет и исполняет бюджет за муниципальные районы и поселения. Поэтому, если мы не соберем хотя бы глав и главных финансистов районов, может быть, какой-то курс лекций проведем, какой-то университет обучающий не создадим, вот не будет этой системы. И, конечно же, регионы это сами делать не будут. Такая моя позиция. Республика, которую я представляю, очень разная, очень разноразвитая, и, к сожалению, это чувствуется. Ну а потом уже собственные доходные источники, без этого никуда. Но только уже грамотным и обученным людям.

Гальченко В.В. Спасибо.

Песковская Юлия Анатольевна, заместитель руководителя Дальневосточного МКС, отвечает за местное самоуправление.

Песковская Ю.А. Я хочу не согласиться с Евгением Александровичем, я Вас приглашаю в Саха (Якутия), чтобы Вы посмотрели, как работает Институт подготовки кадров и непосредственно муниципальных образований, на всех уровнях, буквально всех специалистов. Потому что без этого в регионах просто вообще сдвинуться с места нельзя. Да, слабые кадры, да, действительно, на выборные должности идут буквально люди даже со средним образованием. Голод кадровый сегодня есть, особенно там, где плотность населения очень низка. Там выбрать просто не из кого. Есть такая проблема. Ее нужно регулировать, ее нужно растить, и более совершенствовать даже ту систему, которая сегодня есть. Ставить ее в такую плоскость, чтобы это было понятно и системно.

Я хочу согласиться во многом с Георгием Карпеевичем, поскольку я недавно, работая в регионе министром, сталкивалась с очень серьезными проблемами. Приведу один пример, который вынуждена была предпринять и убедить президента Республики выстроить вертикаль в социальной службе. Невозможно было работать, потому что приходит новый глава, он увольняет всех, независимо от того он набирает новых. При том социальная служба – это, кажется, любой и каждый готов сегодня там работать. Выстроили вертикаль – служба состоялась. Без тех квалификационных требований, чтобы люди понимали, куда они идут, и что с них будут требовать, и как они будут ответственны, мы тоже ничего не сделаем.

Сегодня вопрос стоит по дошкольным учреждениям. Да, это конституционное обязательство наше. И вот я буквально с региональной недели вернулась неделю назад, сейчас тепло в Якутии, я объехала непосредственно близлежащие районы. И везде стоял вопрос ко мне как к председателю подкомитета по демографии: Юлия Анатольевна, вот Вы столько сегодня принимаете законов, стимулирующих рождаемость, а сегодня по некоторым поселкам и муниципальным образованиям в дошкольные учреждения ходит 30% детей, 70% сидят дома. И стоит вопрос строительства дошкольных учреждений. Республика говорит, все службы, Минэкономразвития говорят, что это полномочия муниципального образования. А муниципальное образование уже сейчас недофинансирует, вообще не финансирует статью «мягкий инвентарь», куда входят мягкие игрушки. О каком строительстве дошкольных учреждений вообще может идти речь? Вопрос, кто же будет строить эти дошкольные учреждения? Отвечают на него? Сегодня – нет. Поэтому без существенных изменений в системе финансовых взаимоотношений межбюджетных мы, конечно, не изменим эту ситуацию. Муниципалитеты сегодня беспомощны, они постоянно с протянутой рукой. Вот сколько они будут беспомощны, столько они и не будут у нас являться в наших субъектах движущей силой, которая вот эту Концепцию социально-экономического развития 2020 сможет продвигать.

Да, вы знаете, им далеко до этого. Приходишь в учительский коллектив, они говорят: сегодня не выполняется одна из статей закона «О гарантиях компенсации для лиц, проживающих в условиях Крайнего Севера» – это проезд в отпуск. А просто 20% сегодня финансируется. Нет средств. И с кого спрашивать? Чьи обязательства сегодня есть? И вот таких примеров можно сегодня уйму приводить. Поэтому мы не можем даже с муниципалитетов спросить в полном объеме за исполнение их обязательств, потому что у них на это есть сегодня один аргумент: а средств сегодня у нас нет. Это, я считаю, самая главная задача, которая должна быть как можно скорее отрегулирована так, чтобы наши муниципалитеты были заинтересованы в зарабатывании этих средств. Пока не будет у них интереса, так они и будут у нас беспомощными, так они и будут с просящей рукой, лишь бы залатать какую-то дыру. О каком развитии может идти речь?

Максимова Н.С. Можно отреагировать? Вот Юлия Анатольевна натолкнула еще на одну мысль, которая витает в воздухе, о том, что у нас сейчас нет нормальной аналитики. Ни одно из министерств не ведет нормальную аналитику расходных полномочий и возможностей исполнения бюджетом этих полномочий. Потому что Министерство финансов нам дало информацию о том, что по итогам за пять месяцев 65% муниципальных образований бюджеты сформированы с профицитом, исполнены с профицитом, 36% – с дефицитом, и 5% сбалансированы полностью. Прекрасно понимаем, что это не так. Потому что исполняются, либо полномочия передают на уровень районов для исполнения, и даже субъектов для исполнения. Деньги поступают, предположим, в конце месяца – их невозможно просто освоить в этом месяце, поэтому они в остатках повисают. То есть это видимый дутый профицит. Но на самом деле нам все время говорят, что эти цифры есть. Поэтому нам необходимо, чтобы то же Министерство регионального развития, наверное, наши какие-то комитеты и комиссии взяли на себя эти функции – проанализировать, а что, на конкретные ресурсы, которые имеются в бюджете муниципального образования, может быть, взять отдельно взятый регион и по каждому муниципальному образованию пройтись, какие функции они на эти деньги могут исполнить, и почему у них образуется видимый профицит. Это первое.

Второе. Эта проблема упирается в том числе в проблему муниципальной статистики. Мы уже говорили не раз, но пока мы не будем иметь вот этой информации, к тем же стандартам перейти в принципе будет невозможно, потому что мы не имеем данных о том, какая ситуация сегодня с инфраструктурой, со школами, больницами, поликлиниками в разных муниципальных образованиях. Муниципальная статистика на сегодня одна из важнейших проблем, с которой нужно принимать конкретные меры.

Гальченко В.В. Тема совершенно бесконечная. Я могу открыть вам еще одну тайну про бюджеты муниципальных образований. Вот сейчас сказано было «профицитные бюджеты». Это же полный бред, потому что это бухгалтерская отчетность. Вы понимаете, о каком профиците речь идет? Местный совет принимает решение о формировании бюджета и, конечно, концы с концами должны сходиться. По году какая-то копейка выскакивает, вот ее считают профицитом. А то, что за пределами утвержденного бюджета осталась вообще большая часть полномочий, никто не вспоминает. Но я еще одну страшную тайну вам открою, что реально на самом деле их еще больше сейчас будет оставаться. Знаете, почему? Потому что в последнее время дефицит бюджетов закрывался за счет принудительной распродажи собственности муниципальных образований. Мы нашим 131-ым Законом заставили ее распродавать. Они распродают, получают временные доходы, покрывают временно. Так хоть был постоянный источник в виде аренды, мы заставили избавиться их от этого.

Тем не менее, самая большая проблема, я еще раз хочу обратить на это внимание. Вот сидит у нас Виктор Владиславович Зубарев, давний мой товарищ из «Деловой России», предприниматель, депутат Госдумы. Вот бизнес в течение 15-18 лет стал субъектом во взаимоотношениях с государством, 4 организации серьезные, крепкие, представительные реально влияют на принимаемые в государстве решения. Трехсторонняя комиссия при Правительстве. Для меня самая яркая встреча Президента Путина год назад с Шохиным, РСПП. Сидят, обсуждают. Путин говорит: пора слезать с иглы нефтяной, надо вкладываться, надо за рубеж идти со своими деньгами, с инвестициями. А Шохин говорит: знаете, все хорошо, мы готовы идти, деньги накопили, но как только мы с нефтью идем на Запад – с руками, как только с колбасой идем – барьеры заградительные, пошлины и т.д. Услышал, понял. Проходит буквально три недели, очередная реорганизация Правительства и появляется пост вице-премьера, когда Нарышкин стал, по внешнеэкономической деятельности в том числе. Итак, у бизнеса есть инструменты, которые обеспечивают субъектность бизнеса во взаимоотношениях с государством. У общества, у среднего сектора, появилась Общественная палата, худо-бедно разговаривает с государством. Местное самоуправление, которое в любой стране является единым субъектом во взаимоотношениях с властью, у нас отсутствует, у нас нет этого субъекта. Потому что признать субъектом, например, КМО(?), вот этот конгресс, невозможно. Объясняю, почему. Конгресс является образованием юрлиц, а юрлица в этом конгрессе представляют главы. А главы – это самая подневольная часть нашей власти, потому что как только глава что-то сказал, в минфине региональном дотацию не дадут, и он молчит, он не может ничего сделать.

Так вот проблема субъектности во взаимоотношениях с государством самая главная. Потому что, я хочу сказать, у нас сегодня даже дискуссии не получилось. Почему? Проблем такое количество, что каждый говорит об отдельной проблеме. Казалось бы, всё на поверхности, всё очевидно, а решения принимаются совершенно не те, которые надо бы, чтобы принимались. Отсутствие субъектности.

Хочу вас поставить в известность, что 3 июля состоится очередное второй заседание в этом году Совета при Председателе Государственной Думы по местному самоуправлению. Очень важный инструмент, который благодаря партии «Единая Россия» в свое время и Всероссийскому совету был создан. Это одно из тех мест, где идет некоторое обсуждение проблем местного самоуправления, но пока под сильным воздействием субъектов, к сожалению. А надо бы, чтобы местное самоуправление говорило напрямую с органами власти. Приглашаю всех принять участие в этих дискуссиях. А сегодняшний разговор будет использован в том числе для формирования нашей позиции на будущем мероприятии.

Что касается предложения по методике, связанной с обучением, подготовкой кадров, я думаю, что в процессе нашей партийной работы в конечном итоге мы, безусловно, будем использовать эти материалы.

Леонтьев Г.К. В продолжение своей просьбы, усугубляя проблему. Мы о местном самоуправлении говорим только о возможности решения ими тех проблем, которые на них сегодня впрямую возложены – образование, здравоохранение и т.д. Я вижу этот вопрос значительно глубже. Когда мы говорим о большой революции в нашей экономике, о переводе ее на инновационный путь, невозможно.. Главный хозяйствующий субъект, где будет решаться эта проблема, это местное самоуправление. Они, создавая новые институты, формируя и поддерживая местное самоуправление и т.д., там будет все решаться. Вот назвали Салду, характерный яркий пример. Разобщение, смотрите. Суперпредприятие, которое вот так вот развивается, и умирающая территория. Так чего мы хотим-то? Там роддома нет, там за 60 км. возят в роддом, там разбежалась вся молодежь, заросшие дома. Американцы приезжают и говорят: и здесь живут рабочие, которые производят нам продукцию?! Мы не продумали систему развития экономики, бизнеса, малого бизнеса и как будет развиваться территория. Все нацпроекты погорят. Вот сейчас занимаемся проектом «Жилище». По-го-рят! Потому что местное самоуправление не справляется со своими задачами в виду отсутствия финансов. Это очень глубокая проблема, она базовая. Если мы ее не решим, все остальные проблемы останутся на бумаге и на словах.

Зубарев В.В. Тем не менее, есть позитивные примеры, даже при тех плохих начинаниях, которые сейчас озвучивали, проблемные вещи, но есть, когда идет взаимодействие местного самоуправления, нормального руководителя с органами субъектов Российской Федерации, когда определяется стратегия развития, выделяются некоторые приоритеты, когда инфраструктура финансируется, по крайней мере, в том регионе, откуда я пришел, есть такие примеры.

Я послушал проблемы. Я думаю, что для следующих дискуссий их тоже нужно приводить. Так тоже идет и самообучение, и подбор кадров. Но, тем не менее, ряд руководителей местного самоуправления, которые шли по этому пути, не все получили поддержку на выборах очередных. Это тоже проблема, она не поддержана. Мы несколько таких проиграли территорий. Здесь комплексные проблемы. Но позитив тоже есть.

Гальченко В.В. Безусловно, но мы здесь собирались решать проблемы. Тот же самый Российский совет местного самоуправления одну из основных задач для себя видит в обмене опытом.

Степанова З.М. С одной стороны, все органы государственной власти, в том числе депутаты, радеют за местное самоуправление, очень много выступаем и о них говорим, но посмотрите, с каких позиций. Сегодня власть муниципалитетам объявила войну. Мы проверяем бюджетные средства в тех муниципальных образованиях, где какие-то копейки, люди пытаются заниматься новациями и всеми другими вопросами, а мы травим со всех сторон. Если мы поддерживаем муниципальные образования, мы прежде всего должны поддержать кадры, которые там работают, и на федеральном уровне, и в депутатском корпусе, и везде. Потому что те мэры и главы муниципальных образований, Виктор Владимирович, Вы говорите, вот эти новации, которые внедряются, начинается сотрудничество с малым бизнесом, еще какие-то формы идут, то за это, в общем-то, сегодня фискальные органы у нас бьют по рукам. И у нас правоохранительные органы и все структуры проверяющие ищут воров. И мы в этом зале сколько ни говорили, мы не сказали ни про одного чиновника сегодня на уровне Правительства, потому что принимаются решения, сегодня федеральные программы до муниципалитетов не доходят. Сегодня Президент об этом говорит. Из 47 программ только 27 у нас сегодня профинансированы чуть-чуть, это значит идет нестыковка с федерального центра на уровень субъектов Федерации. И сегодня мы должны говорить прежде всего о финансах, и второе – о политической поддержке тех людей, которые работают в воротах власти нашей. И сегодня мы должны сказать так. А мы сколько здесь ни говорим – этот вор, этот глава администрации, туда-сюда и все. Мы все бюджетные средства проверяем там. А сегодня мы должны сказать, что да, кадровая политика, мы должны поддерживать и в финансовом плане и в политическом наш 131-ый Закон и нашу реформу в местном самоуправлении.

Гальченко В.В. Спасибо, Зоя Михайловна.

На этом заканчиваем наше сегодняшнее обсуждение. До новых встреч!



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Стенограмма заседания «круглого стола»

    Документ
    24 февраля 2010 года в Институте актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД России состоялось заседание «круглого стола» на тему «Итоги копенгагенской конференции ООН по изменению климата: перспективы России», организованное
  2. Стенограмм а "круглого стола" на тему

    Закон
    Сегодня мы проводим слушания на тему: "Законодательное обеспечение безопасности при строительстве и эксплуатации зданий, строений и сооружений".
  3. Комитет Государственной Думы по охране здоровья стенограмм а "круглого стола" на тему: "закон

    Закон
    Тема стандартная - "Законодательное обеспечение развития информационных технологий в медицине. Настоящее и будущее". И вместе с тем, тема очень важна, так как она отражает суть проблем, которые накопились в данном разделе здравоохранения.
  4. Ции научно-исследовательский институт актуальные проблемы ювенального права и прокурорского надзора по делам несовершеннолетних Материалы «круглого стола» Москва ● 2010

    Документ
    Ответственный редактор О.В. Пристанская, заведующая отделом проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере охраны прав несовершеннолетних НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.
  5. Круглый стол «к вопросу о признании геноцида русского народа» государственная дума рф, 10 июня 2010 г

    Документ
    Представитель фракции ЛДПР: Рад приветствовать вас на Круглом столе, который для меня, и здесь присутствующих, тематика его, настолько важна, что я не могу даже представить, какая это может быть другая историко-политическая тема,

Другие похожие документы..