Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Семинар'
26-28 сентября в «Экспоцентре на Красной Пресне» состоялась VII Международная специализированная выставка «Передовые Технологии Автоматизации-2007». ...полностью>>
'Документ'
6. А я, як капітан команди, перед лицем своїх товариишів, урочисто обіцяю, що я, і вся команда будемо боротися за звання веселих і кмітливих. Якщо про...полностью>>
'Книга'
Классическая работа Homo ludens [Человек играющий] посвящена всеобъемлющей сущности феномена игры и универсальному значению ее в человеческой цивилиз...полностью>>
'Программа'
Образовательная программа школы – документ, который разработанный школой в соответствии с государственными образовательными стандартами и определяющи...полностью>>

А. Ф. Сметанин (председатель), И. Л. Жеребцов (зам председателя), О. В. Золотарев, А. Д. Напалков, В. А. Семенов, м в. Таскаев (отв секретарь), А. Н. Турубанов

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

М.Б.Рогачев

ОБЩЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ В УСТЬ-СЫСОЛЬСКЕ (XIX – НАЧАЛО ХХ ВВ.)

Статус города Усть-Сысольск получил в 1780 г. в связи с преобразованием его в центр новообразованного Усть-Сысольского уезда. Усть-Сысольск был типичным маленьким городом Российской империи. Население города выросло с 1753 человек в 1795 г. до 5260 жителей в 1910 г. [1]. Его отличительной чертой был национальный состав жителей – более 90% среди устьсысольцев составляли коми. Усть-Сысольск был единственным городом Коми края.

В Усть-Сысольске жили люди разных сословий. По переписи 1897 г. среди наличного населения духовенство составляло 3,8%, дворянство потомственное и личное, чиновники не из дворян - 6,9%, почетные граждане – 0,2%, купцы - 1,2%, мещане - 70,1%, крестьяне - 16,3%, прочие – 1,5% [2]. Но сословная принадлежность не в полной мере отражает социально-профессиональный состав городского общества. Подавляющее большинство мещанских и крестьянских семей жило сельскохозяйственным трудом, имея в собственности или арендуя у города земельные наделы. Промышленных предприятий, за исключением нескольких полукустарных производств, в Усть-Сысольске не было, соответственно отсутствовали и промышленные рабочие. Около 5% горожан из мещан и крестьян были «заняты в разных ремеслах». Невелика была и группа горожан, занятых в торговле (купцы, торгующие по свидетельствам, приказчики и т.д.), - около 3%. Относительно многочисленной, - около 10%, - была группа служащих государственных и земских учреждений (чиновники, полиция, учителя, врачи), что отражает статус Усть-Сысольска как административного и образовательного центра самого большого по территории уезда Вологодской губернии. К этой группе относилось почти все немногочисленное городское дворянство и разночинная интеллигенция, а также представители мещанского и духовного сословий (дети священноцерковнослужителей).

Сословные и социально-профессиональные группы городского населения очевидно различались по социальному статусу, уровню доходов, образу жизни. Различным было и их участие в общественной жизни. Эта сфера жизни в маленьких городах, «медвежьих углах», таких как Усть-Сысольск, вообще малоизученна. Между тем, без общественной деятельности, как самодеятельной, так и законодательно определенной, невозможно представить во всей полноте жизнь как маленьких российских городов, так и российского общества в целом.

Общественная жизнь горожан была достаточно многообразной. Она касалась городского и сословно-профессионального управления, культурно-просветительской и религиозно-церковной деятельности, городского благоустройства, благотворительности и т.д.

Жители Усть-Сысольска составляли городское сообществе («общество градское»). Как члены такового они были обязаны уплачивать налоги и сборы в городскую казну, участвовать в благоустройстве городской территории, исполнять распоряжение городских властей.

«Общество градское» могло собираться на собрания для решения касающихся всех горожан вопросов жизни Усть-Сысольска. К числу таковых, например, относился сбор средств на общегородские нужды. Созывать такие собрания могли органы городского самоуправления, которые избирались на избирательных собраниях.

С 1785 г. горожане, согласно «Грамоте на права и выгоды городам Российской Империи», раз в три года выбирала городского голову, двух гласных (по одному от купечества и мещан) Городской думы, двух бургомистров и четырех ратманов Городового магистрата и ежегодно - городского старосту и судей Словесного суда. Однако для подавляющего большинства устьсысольцев участие в выборах было недоступно. Присутствовать на избирательных собраниях и, соответственно, избирать и быть избранными, могли только мужчины старше 25 лет, имеющие капитал, «с которого проценты» выше 50 рублей. По причине высокого имущественного ценза общее число выборщиков редко превышало 100 человек.

Однако и представители небольшой группы зажиточных горожан не очень охотно участвовали в выборах. Например, в выборах городского головы и гласных Городской думы 1813 г. приняли участие всего 76 человек, а в ежегодных выборах участвовало еще меньше избирателей - в 1821 г., например, 41, а в 1833 г. - только 25 человек [3].

Представители зажиточной верхушки неохотно занимали выборные должности, поскольку они были общественными и хлопотными, а, главное, давали мало реальной власти. Известны случаи, когда выбранные в Городовой магистрат просили переизбрать их на том основании, что они уже отбыли «ратманскую повинность». Исключение составляла должность Городского головы, считавшаяся почетной и укреплявшая общественный авторитет избранного. По традиции Городским головой избирали глав наиболее богатых купеческих семей. К примеру, в 1811-1816 и 1823-1826 гг. этот пост занимали представители самой известной купеческой фамилии Усть-Сысольска Степан Григорьевич и Алексей Иванович Сухановы [4].

Значительно большие возможности для проявления своей общественной активности горожане получили в результате реформ 1860-70-х гг. Одним из важнейших преобразований эпохи Великих реформ было введение местного самоуправления на уровне губерний и уездов. Жители уезда, в том числе и горожане, имеющие право голоса, каждые три года избирали земских гласных, составлявших уездное земское собрание. В Усть-Сысольском и Яренском уездах первые земские выборы прошли в конце 1866 - начале 1867 гг., а открылись уездные земские собрания осенью 1869 г.

Из-за высокого имущественного ценза в выборах по городской курии Усть-Сысольска могли участвовать очень немногие: в первых выборах - всего 24, а во вторых (1873 г.) - 33 человека. В последующие годы с ростом численности населения число выборщиков возросло - в 1882 г., например, в выборах могли участвовать уже 54 устьсысольца, что составляло немногим более 1% городского населения [5]. Всего избирались 14 гласных, в том числе двое от городской курии. Но горожан в Усть-Сысольском уездном земском собрании всегда было больше, поскольку из пяти гласных, избираемых по первой курии (землевладельцев), большинство, а иногда и все, относились к городскому дворянству и купечеству. Как правило, уездную земскую управу также возглавлял одни из представителей городского купечества.

Кардинальным образом было реорганизовано городское самоуправление. Органы городского самоуправления, в основном сохраняя прежние наименования, стали всесословными и получили больше прав и реальных возможностей для эффективного управления городом. Снижение имущественного ценза значительно увеличило число горожан, обладающих правом избирать и быть избранными. Например, в первых выборах по новому «Городовому положения», проведенных в 1873 г., могли принимать участие 499 городских обывателей, что составляло около 30% взрослого населения [6].

Однако большинство устьсысольцев совершенно равнодушно отнеслось к предоставленной им возможности реального участия в городском самоуправлении. В первых выборах приняли участие 35%, во вторых – 16% имевших право голоса. Причем активности не проявила и «городская верхушка». Выборы по первому и второму разрядам, куда входили наиболее зажиточные горожане, неоднократно переносились из-за неявки избирателей. Однако было бы неверным считать, что только устьсысольцы проявили подобное равнодушие к участию в выборах. Подобная ситуация была в подавляющем большинстве российских городов - редко где в выборах участвовало больше 20% избирателей (обычно являлись 10-15%) [7].

Контрреформы 1890-х гг. значительно повысили имущественный ценз, что привело к сокращению численности избирателей. В Усть-Сысольске в первых выборах по новому Положению, проведенных в конце 1893 - начале 1894 гг., могли участвовать только 125 человек. В дальнейшем число избирателей оставалось столь же небольшим, хотя, в связи с ростом численности населения, и несколько увеличилось. Во вторых выборах, проведенных в 1898 г., имело право участвовать 123, в третьих (1901 г.) - 164, а в четвертых (1905 г.) - 190 горожан. Число избирателей только к 1914 г. превысило 200 человек, но их удельный вес в городском населении остался неизменным - не более 5% взрослого населения [8].

Однако сокращение числа избирателей повысило их активность. Ведь от выборов в основном были «отсечены» граждане, которые и так не принимали участия в избирательных собраниях. В результате в первых и вторых выборах принимали участие соответственно 44 и 44,7%, в третьих - 34,1%, в четвертых - 38,4%, в пятых - 43,3% избирателей.

Все выборы проходили в определенные дни и часы в здании Городской думы, куда и должны были прибыть все избиратели. В конце XIX в., когда избирателей перестали делить на разряды и, соответственно, проводить одно, а не три собрания, избирательные кампании зачастую проходили очень напряженно. Этому способствовало повышение престижности общественных должностей, породившее появление соперничающих группировок, стремившихся заручиться поддержкой «нейтральных избирателей». Нередко приходилось проводить выборы в несколько этапов, поскольку сразу не удавалось выбрать нужное число гласных. Бывало, что выборы отменялись губернскими властями по жалобам «доброжелателей», усмотревших нарушения выборной процедуры.

В 1880 г. городским головой впервые были избран мещанин Е.А.Суханов. В конце XIX – начале ХХ вв. мещан среди первых лиц городского самоуправления было больше чем купцов. Но этот факт не является показателем демократизации городского самоуправление. Все мещане, занимавшие пост городского головы, были людьми небедными и по достатку не уступали городскому купечеству, среди которого крупных предпринимателей не было.

В Усть-Сысольской городской думе всегда преобладали мещане. Преимущественно мещанский состав органов городского самоуправления характерен для всех малых северных городов, поскольку численность купечества и дворянства в них была небольшой.

Отметим и такую особенность - небольшое число видных усть-сысольских семей постоянно делегировали своих представителей в Городскую думу и на другие выборные должности. В основном из их числа образовывались группы влиятельных, в силу происхождения, личного авторитета и материального достатка, горожан, регулярно избиравшихся в думу и оказывавших большое влияние на ее работу. К примеру, мещане Г.Е.Жижев и В.А.Тентюков с 1891 г. семь раз подряд избирались гласными. Шесть сроков подряд, с 1894 по 1918 г., был гласным влиятельный купец В.П.Комлин, а его брат И.П.Комлин, тоже крупный торговец, избирался в думу четыре раза, дважды был городским головой. Их отец тоже был гласным думы 1894-1897 гг. Мещанин А.Е.Суханов избирался в гласные пять раз, дважды состоял в должности городского головы (его отец в свое время был и гласным, и городским головой). По четыре раза избирались в гласные 4, по три – 9 человек [9].

Отметим также, что горожане, помимо органов городского самоуправления и земства, регулярно собирались на собрания по выбору своих представителей в различные учреждения - уездное по воинской повинности Присутствие, уездный училищный совет, городской общественный банк, словесный суд, мирских судей, и т.д.

Если участие горожан в городском и земском самоуправлении регламентировалось законом, то в религиозно-церковной деятельности оно в основном опиралось на веру и традицию. Православные горожане, а таковые составляли практически все постоянное население, были объединены в приход – церковный округ, имеющий храм с причтом. Усть-Сысольский Троицкий приход всегда был больше города, поскольку включал и пригородные деревни. В 1886 и 1894 гг. из его состава выделились Озелский Вознесенский и Слободской Никольский приходы, и с этого времени в городском приходе остались только деревни Кочпон и Чит. [10].

Центром прихода являлись построенные в XVIII – начале XIX вв. Покровский и Троицкий храмы, составлявшие городской Троицкий собор. Однако особенность состава городской территории – наличие относительно небольшого центра и нескольких «пригородов» (пригородных местечек), некоторые из которых находились на значительном расстоянии от центральных кварталов, а также включение в приход сельских поселений, - приводило к строительству в них приписных церквей и часовен, являвшихся «заместителями» городского собора. В 1850 г. в Троицком приходе, кроме соборных, был 1 приписной храм и 7 часовен, а в 1914 г. – 6 приписных церквей и 1 часовня (еще один храм – на подворье Ульяновского Троице-Стефановского монастыря, - не относился к городскому приходу) [11].

Православные приходы были самоуправляющимися общностями. Но в XVIII-XIX вв. государство постепенно ограничивало приходское самоуправление. Если в XVIII в. приходских священников избирали прихожане, а правящие архиереи только утверждали предложенные кандидатуры, то с начала XIX в. назначение священников и определение штатов духовенства стало исключительной компетенцией епархиальной власти. С 1874 г. Троицкому городскому приходу было положено иметь протоиерея, двух священников, диакона и трех псаломщиков. С 1912 г. штат прихода составляли протоиерей, три священника, диакон и четыре псаломщика. Кроме того, с конца XIX в. было разрешено иметь сверхштатного священника, в обязанности которого входило преподавании Закона Божьего в учебных заведениях [12].

Важной функцией приходского сообщества было избрание раз в три года церковных старост и их помощников. Однако в XIX в. выборность этой общественной должности была ограничена тем, что кандидатуру старосты утверждал правящий архиерей. Староста из полномочного представителя прихода постепенно превратился в помощника, доверенного лица приходского духовенства. Общественная должность церковного старосты была весьма хлопотной, но и почетной. Как правило ее занимали представители купечества. Среди церковных старост постоянно встречаются представители всех известных городских купеческих семей – Сухановых, Новоселовых, Латкиных, Комлиных, Оплесниных и других.

С ростом числа приписных церквей происходит усложнение структуры приходского сообщества. Каждый приписной храм имел своего старосту, избираемого жителями того местечка, где находилась церковь. Эти старосты отвечали за организацию работ по содержанию в порядке своего приписного храма и формально не подчинялись соборному старосте. И в то же время они, как и жители местечек, были прихожанами соборной церкви и участвовали в жизни всего прихода. Так внутри прихода вокруг приписных храмов и часовен складывались своеобразные минигруппы прихожан. Исключение составляла Богородицкая тюремная церковь (освящена в 1904 г.). Она была выстроена на средства общественного Усть-Сысольского уездного тюремного комитета, который по существу являлся «коллективным старостой» храма.

Во второй половине XIX в. для расширения участия прихожан в хозяйственной и благотворительной деятельности было разрешено создавать приходские попечительства. В Коми крае они начали создаваться в 1871-1873 гг. Однако прихожане заинтересованности в попечительствах не выказали. В начале ХХ в. попечительства были образованы в 73% приходов Коми края. Но при Усть-Сысольском Троицком соборе оно так и не было создано.

Приход сообща решал вопросы содержания клира и благоустройства приходских храмов. Условия договора о содержания клира вырабатывались приходским советом и священниками. В конце XVIII – первой половине XIX вв. городской причт «довольствовался сенными покосами, данными от общества», а в качестве компенсации за отсутствие пашенной земли собирал установленную ругу зерновым хлебом. С середины XIX века государство начинает выделять средства на содержание причтов, частично освобождая приходы от этой обязанности. Но городское духовенство штатных окладов не имело. На его содержание шел «кружечный доход» (денежные сборы с прихожан), в иные годы дополняемый «сборами зерновым хлебом». Кружечный сбор производился во всех храмах, в том числе и приписных. Кроме того, священники пользовались небольшой пашней (1 десятина) и сенокосами в 20 десятин, являвшимися собственностью церкви.

Пожертвования «на храм» (денежные и материальные) делались индивидуально. А строительство и ремонт храмов и часовен осуществлялись приходом. Для сбора и распоряжения средствами на строительство, руководства работами, заготовкой материалов и найма работников создавалась специальная комиссия, в которую обязательно входил и священник.

Такая комиссия, например, была создана в 1853 г. указом епископа Вологодского Евлампия для постройки Стефановской церкви. В нее вошли четыре представителя от «городского общества» (три купца и мещанин) и по одному - от городского управления и духовного правления. Комиссия действовала до окончательного обустройства церкви на первом этаже в 1882 г. (члены комиссии за это время, разумеется, неоднократно менялись). В 1893 г. была создана новая комиссия, которая должна была обустроить церковь на втором этаже. Она прекратила свою деятельность после освящения Стефановского храма в 1896 г. [13].

Такие большие церкви, как каменная Стефановская, строили наемные бригады каменщиков из других городов (в Усть-Сысольске своих специалистов не было). Небольшие деревянные церкви (Нижнеконская Кретовоздвиженская, Изкарская Вознесенская, Кочпонская Свято-Казанская), перестроенные из часовен, за несколько дней строились местными бригадами плотников, которых нанимал комитет по перестройке. В помощь им устраивались общественные работы, в которых участвовали жители местечек.

К сфере общественно-религиозного быта могут быть отнесены церковные службы, крестные ходы, обходы священниками домов прихожан и т.д.Службы в Троицком соборе проводились ежедневно. Там же совершались обряды крещения и венчания, а иногда – и отпевания. В приписных храмах службы проходили редко - в престольные праздники и еще несколько раз в году «по желанию прихожан». Исключение в силу своей специфики составляла Вознесенская кладбищенская церковь – за год в ней отпевали от 150 до 200 усопших. Приписные храмы и часовни были «закреплены» за определенными священниками. В часовнях священники служили только в установленные часовенные праздники (не более трех раз в году).

В начале XX века в будние дни молящихся в соборе было немного, но в воскресные и праздничные службы церковь была полна. В дни праздничных служб соблюдалась определенная субординация, отражавшая социальную стратификацию городского общества. Представители городских властей, дворянства, купечества всегда занимали первые ряды. По традиции мужчины и женщины стояли отдельно – одни по правую, другие – по левую сторону от алтаря. Надо отметить, что такие массовые праздничные службы имели не только религиозную, но и светскую окраску. Они рассматривались как повод для общения, демонстрации своего социального статуса и достатка (на праздничную службу всегда одевался парадный костюм), служили местом смотрин потенциальных женихов и невест.

Некоторые православные праздники включали внецерковные общественные формы проведения. К ним, к примеру, относится ритуальный обход детьми домов («хождение со славою») на Рождество и Васильев день (Новый год). В начале XIX ходили еще и колядовать, но уже в середине столетия этот обычай сохранился только «в народной памяти у некоторых русских горожан». На Ильин день (20 июля)* в городских пригородах соблюдался обычай, известный на всем Русском Севере» под названием «мольба», «жертва», «братчина». Горожане приводили к церкви корову или быка на заклание по обету или специально купленных вскладчину. Мясо варили в большом котле и устраивали общественную трапезу [14].

Внецерковной формой проведения праздников были народные гуляния. На Масленицу было принято кататься на тройках, устраивать катания на санях с обрывистого берега Сысолы. Гуляния на Пасху и Троицу были в основном молодежными и включали хороводы, которые водились на берегу реки. Гуляниями сопровождались и престольные праздники.

Особое место в религиозной общественной жизни занимали крестные ходы, в которых участвовало большое количество горожан. В самом городе ежегодных установленных в определенные праздники крестных ходов не было, кроме общеустановленного крестного хода вокруг соборного храма в Пасху, но крестные ходы совершались к часовням и приписным храмам. Особенно многолюдным был крестный ход от Троицкого собора к Крестовоздвиженской часовне в Нижнем Конце в праздник Сретения Чудотворного Образа Божией Матери Владимирской (23 июня). В день Преображения Господня (6 августа) совершался многолюдный крестный ход от Вознесенской кладбищенской церкви к Преображенской часовне в Кируле, где хранилась особо чтимая икона Преображения Господня. До образования Озелского Вознесенского прихода совершался крестный ход от Троицкого собора «в позареке Сысоле 20 июля в день Пророка Илии» [15]. Проводились крестные ходы в ознаменование значительных исторических событий, а также связанные с чрезвычайными обстоятельствами (моление о дожде во время засухи, о прекращении падежа скота, и т.д.).

В Усть-Сысольске, как и в любом городе Российской империи, создавались и действовали различные общественные объединения. Понятие «общественное объединение» можно трактовать достаточно широко, поэтому оговоримся, что под таковым в данном случае имеется в виду добровольное объединение лиц, имеющее организационную основу (оргкомитет или нормативный документ) и не преследующее извлечение коммерческой выгоды, в том числе и получение заработной платы, от участия в деятельности объединения. Формы общественных объединений были самыми разными: кружок, общество, собрание, братство, попечительство и т.д. В деятельности общественных объединений условно можно выделить такие направления как хозяйственное, благотворительное, духовно-нравственное воспитание, культурно-просветительское, досугово-развлекательное. Общественные объединения чаще всего совмещали в своей деятельности несколько направлений.

Достаточно часто инициатива по созданию общественных объединений исходила от государственных структур, органов городского самоуправления, церкви, заинтересованных в привлечении горожан к решению различных вопросов хозяйственной и культурной жизни, социальных проблем. Однако горожане нередко действовали и по собственной инициативе.

Примером хозяйственных объединений являются уже упоминавшиеся комитеты по постройке и ремонту церквей и часовен. Подобные комитеты или комиссии создавались и при строительстве больших общественных зданий – духовного училища, женской гимназии, пожарной каланчи. В них включались гласные Городской думы, представители духовенства и купечества, чиновники соответствующего ведомства. Основной задачей таких комиссий был сбор средств, поскольку полностью профинансировать такие дорогостоящие для маленького города постройки за счет городского и земского бюджетов было невозможно.

Городская администрация постоянно пыталась заставить горожан выполнять общественные работы по ремонту и строительству мостов через ручьи, обустройству дорог, но устьсысольцы от «общественной нагрузки» упорно отлынивали. Городская дума была вынуждена для исполнения таких работ нанимать рабочих и оплачивать их труд из городской казны. Однако были и положительные примеры. В начале ХХ в. в Усть-Сысольске несколько раз проводились дни древонасаждения, в которых участвовали ученики городских школ.

Более успешными были усилия городских властей в объединении устьсысольцев для тушения пожаров. Надо иметь в виду, что государство и городские власти обязывали горожан сообща бороться с огнем. В Усть-Сысольске составлялись списки домовладельцев с указанием инвентаря (топоры, багры, ведра), с которым горожане должны были являться на пожар. В 1848 г. Министерство внутренних дел распорядилось создать в городах «обывательские караулы» для стережения от пожаров, в которых по очереди должны были участвовать все жители (за неявку штрафовали). Следить за добросовестным исполнением караульных обязанностей должен был специальный пожарный староста [16]. И пожары действительно тушили «всем миром». Сознательность устьсысольцев объясняется просто: городская пожарная служба была маломощной, а пожары представляли для деревянного города огромную опасность.

В 1900 г. по указанию губернских властей в Усть-Сысольске началась работа по организации добровольной (вольной) пожарной дружины. Горожане не очень охотно записывались в «добровольные пожарники», поскольку полагали, что созданием добровольных дружин государство хочет переложить часть расходов по борьбе с пожарами на плечи горожан. Тем не менее, в 1907 г. был утвержден «Устав Устьсысольского городского пожарного общества». Члены общества делились на членов-охотников, действительных членов, членов-жертвователей и почетных членов. Общество управлялось общим собранием и правлением, а пожарная команда, состоящая из членов-охотников и некоторых действительных членов, - начальником (он же – член правления). Средства общества складывались из членских взносов, пожертвований и доходов от уставной деятельности. В 1913 г. в обществе состояли 85, а в 1916 г. – 91 человек, в том числе 41 действительный член, 36 членов-жертвователей и 14 охотников [17]. Деятельность общества не отличалась активностью, но определенную роль в «бережении города от огня» оно сыграло.

Общественные объединения, имеющие целью духовно-нравственное воспитание населения, создавались по инициативе церкви. В 1896 г. для борьбы с расколом было образовано Стефано-Прокопьевское братство, отделение которого было и в Усть-Сысольске. В конце XIX в. в Усть-Сысольске было открыто отделение общества трезвости, которое, впрочем, в конкретной работе ничем особенным себя не проявило.

Но одна инициатива, связанная с трезвенническим движением, должна быть отмечена. В конце XIX в. в Усть-Сысольске был построен Народный дом общества трезвости. Одноэтажное деревянное здание, с двумя залами и несколькими комнатами, одна из которых предназначалась для ресторана с буфетом*, стояло на базарной площади. Это был единственный в Усть-Сысольске общественный центр проведения досуга, доступный для всех слоев горожан. В Народном доме устраивались танцевальные вечера, проводились лекции, беседы, театральные спектакли, концерты, организованные школами, учреждениями и просто «кружками любителей». В 1905 г. в нем состоялся первый в Усть-Сысольске киносеанс. Штатных сотрудников у Народного дома не было, а право на проведение мероприятий надо было получать в Городской управе и полиции. Содержалось здание на средства городского и земского бюджетов.

Совместное проведение досуга было характерно для всех социальных слоев горожан. Летом группы молодежи собирались у реки, жгли костры, пели песни, водили хороводы. Зимой молодые люди собирались на вечеринки, посиделки с играми и танцами, куда мог придти любой желающий. Разновидностью посиделок можно считать «братчину», проводившуюся в начале ноября. От обычных посиделок она отличалась тем, организовывалась несколькими девицами, нанимавшими дом и устраивавшими складчину продуктами для приготовления угощения (отсюда и название) [18]. Было принято в праздники посещать родственников, а среди городских чиновников – наносить визиты. Совместно отмечали и семейный праздники. Однако такие «праздничные и досуговые группы» нельзя считать общественными объединениями.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. «нбрк»

    Библиографический указатель
    Л 64 Литература о Республике Коми за 2004 год: библиогр. указ. / Нац. б-ка РК; сост.: И.И. Табаленкова; Е.П. Ваховская. – Сыктывкар, 2008 (тип. ГУ «НБРК»).
  2. Библиографический указатель изданий Коми научного центра Уро ран 2001-2005 гг

    Библиографический указатель
    Библиографический указатель изданий Коми научного центра УрО Российской академии наук: 2001-2005 гг. (в 2-х частях) / Научная библиотека Коми научного центра УрО РАН.

Другие похожие документы..