Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Темы рефератов'
Степень окисления как характеристика полярности химической связи. Аллотропия металлов. Зонная плавка как способ очистки металлов....полностью>>
'Образовательная программа'
Организатор конкурса: Вологодское региональное отделение Общероссийской детской общественной организации «Общественная Малая академия наук «Интеллект ...полностью>>
'Документ'
Эти заметки писались для бумажного журнала и главами пе­чатались в нём в 2004 году - как авторские колонки. Как раз на пятой главе редакция журнала п...полностью>>
'Документ'
Черекский район, п....полностью>>

Затянувшийся уикенд роман Виктор Франчук

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Затянувшийся уикенд.

роман

Виктор Франчук

2011 г.

Приподнимите завесу и посмотрите, какой громадный бесконечно интересный мир за этой завесой, мир, который мы никогда не узнаем, но про который будем знать, что он существует…

Александра Толстая.

Часть 1-я.

Вселенский заговор

День первый.

Как здорово, что все мы

Собрались на моей ладони -

Солнце, букашка и я.

Кобаяси Исса, японский поэт

(1763-1828)

Прекрасное осеннее утро! Солнце играет бликами в желтой листве кленов и каштанов. Небо преисполнено глубины, свежего и прозрачного воздуха. Вдох. Весь наполняюсь бодрящим, волнующим осенним ароматом. Что-то из прошлого. Что-то хорошо знакомое, радостное и до замирания сердца тревожное, волнующее. Может быть из детства. Из поры, когда беззаботные летние каникулы болезненно переходят в осенние школьные субботники с тлением листвы собранной в желтовато грязные кучи. С торжественно опрятной, новенькой, школьной формой, - нарочито подчеркивающей окончание периода беспечных свобод и начала малоизвестного мира. Мира новых учителей, предметов, обязанностей, ответственностей и прочего, - чуждого свободному, разгулявшемуся сердцу ребенка. За то и люблю, наверное, осень. За волнение и тревогу.

Из-за поворота шумящей желтой листвой аллеи появились две знакомые фигуры с рюкзаками и сумками. Довольная улыбка на лице у слегка неуклюже шагающего Пашки. Немного озадаченная угловатостью тяжелого рюкзака физиономия Шурика. Родные лица друзей всегда согреют душу, добавят уверенности в себе и в окружающем мире.

- Я не опоздал.– Констатирует знакомый голос у меня за спиной. Оборачиваюсь – Андрей – друг из детства, худощавый кареглазый шатен, с жиденькой, уложенной на бок челкой. Съехавшая в сторону улыбка, немного сутулится - видно как сдерживает эмоции, но глаза то не лгут, рад…. Рад, хотя и не любит когда поднимают рано, тем более для того, чтобы тащиться куда-то в лес. Андрей, интеллигентно выделяется из общего круга моих знакомых. Внешне он выражает собою скромную сдержанность, но внутренне преисполнен интеллектуального превосходства,

- Не опоздал, не опоздал. – Жму ему руку

- Это я что-то раньше всех. – Объясняю я. - Обычно сплю как убитый. Но сегодня… Луна, зараза, наверное…

Рюкзаки с бряцаньем походной посуды сброшены на асфальт, объявляя о том, что Шурик с Пашей достигли места нашего сбора.

- Ну, привет! - Пашка загребает меня своими ручищами в крепкие объятия. Павел светловолосый и светлоглазый парень чуть выше среднего роста с атлетической фигурой, квадратным подбородком и широкой душой. В его медлительных немного виноватых движениях, вся его суть. В его чувственной, застенчивой и даже немного обидчивой натуре, бьется большое сердце доброго великана. Кроме всего прочего, это мой закадычный друг и я всегда рад видеть его цветущее лицо.

- Что, не спится? Привет! – Шурик в своей манере с заводным прерывистым смехом повторяет за Пашкой ритуал приветствия.

- А где наши дамы? Таня где? – недоумевает Павел.

- Как всегда, по магазинам с Альбиной, что-то докупают…

А что может быть прекраснее солнечного осеннего дня?! - Спросите вы.

Прекраснее может быть только солнечный осенний день, проведенный с добрыми друзьями, на лоне природы, где к пронзительному запаху осени примешан дым костра с ароматом булькающей в чугунке ухи. Шум листвы над головой, легкое дуновение уже далеко не теплого ветерка. Под рукой ощущаешь грубость и тепло коры бревна, на котором сидишь. Жесткая, пожухлая, но кое-где все еще зеленая трава, прячет спешащих завершить свои летние дела насекомых. И красный лист, ветром сорванный с ветки, раскачиваясь из стороны в сторону падает на твой потертый кроссовок.

Лесную дрему прерывает веселый гомон компании усаживающейся за настланный покрывалами на земле стол. Звон тарелок, шипение и брызги вскрытой бутылки с минералкой, кто-то опрокинул пластиковый стакан, и кровавое пятно томатного сока быстро ширится, причудливо огибая неровности. И никакие салфетки, заботливо прикладываемые расторопной девушкой в джинсах, уже не изменят впитавшегося рисунка. Он станет только приметнее, соединившись с жирным пятном пролитого масла из банки со шпротами. Роскошное пятно! Ты смотришь на это, на счастливые, умиротворенные лица друзей и тебя переполняет чувство глубокого удовлетворения, благодарности и даже гордости за все, что происходит сейчас, и за все то, что было прожито с этими замечательными людьми….

- Витек! На что ты там уставился? – Смеется Шурик.

- Это он на Таньку засматривается, видишь какая хозяйственная. – Поддерживает Альбина. – Она стаканы просто на лету ловит!

Все смеются, глядя на наши смущенные с Таней лица.

- Ну, мы и свиньи. – Парирует Таня. – Только что чистая скатерть была! А теперь ее уже не отстираешь!

- Витька дома отстирает. – Вставляет свое слово Ленка, улыбаясь жемчужной улыбкой и поправляя черный локон волос, прикрывший ее красивое восточное лицо. Просто удивляюсь ее точеному, стройному стану. Хорошие гены, наверное. Изящная девушка, добрая и чувственная, но палец в рот не клади. Как глянет своими черными глазами, прямо молнии сверкают. Очень хорошо ладит со всеми, но если что всерьез с ее взглядами на жизнь расходится, то тут уж не взыщи. Все важные ответы в крови прописаны. От предков по наследству передаются. Это ее естество и на компромисс с собой она вряд ли пойдет, разве что ради своего любимого Пашки… Красивая пара. Хотя и разные они, но тем друг друга и дополняют. Пашка - одаренный парень, но любитель жить в свое удовольствие. Хотя кто здесь в этой компании не любит жизнь?! В том числе и я. Гурманы мы. Не надо нам непокоренных вершин. Да и суеты этой человеческой мы не приемлем, разве что иногда, захлестывает. Раньше конечно, в чудеса взрослой жизни верили. Вот наступит время, самостоятельность, независимость…. Ну и конечно на поверку оказалось все не так. Ну, собственно, как обычно. С нами всегда все не так как мы себе того нафантазировали. Жизни колесо закрутило, завертело и у нас, у молодых ребят, ностальгические мысли появляться стали, мол, вот тогда-то и хорошо было, когда мечталось. То есть в юности. Ну что тут скажешь, человек с активной жизненной позицией назвал бы нас лодырями. Сказал бы, что нет у нас амбиций, что все слишком легко в жизни доставалось и все такое прочее…. Раньше я, конечно, парировал бы, разговор о смысле жизни завел бы и о конечной цене человеческих амбиций, а вот сейчас не стану ничего оспаривать. Просто гурманы мы, да-да, ленивые немножко, - гурманы. Наслаждаемся тем, что есть. Получаем удовольствие, в компании себе подобных. И что самое страшное, когда мы вместе, то удовольствие от нашего образа жизни только усиливается. И представьте себе – не тошнит! Не тошнит нас друг от друга. Наверное, потому что мы все равно, - разные…

Легкое сотрясение, помутнение рассудка, недоумение, затем негодование. Крепкий волейбольный мяч четко саданул меня прямо в лоб, от чего я потерял равновесие и чуть не упал с бревна, на котором сидел. Неприятно когда при этом еще и кто-то нагло хохочет. Вскакиваю с места, хватаю мяч и со злости бью его ногой в сторону обидчика. Пашка успевает повернуться, и мяч хлестко бьет его по спине. Громкие ругательства. Павел, притворно подгибая коленки, заламывает руку за спину, старается почесать ушибленное место, при этом айкая и делая обиженный вид. В следующую секунду он уже бросается на меня и сбивает с ног. Хруст, какой-то ветки под моей спиной. Сдавленная грудная клетка под тяжестью этого борова. Оба смеемся, как вдруг сверху наскакивает Шурик с криками – Мала куча, давай еще! Пашка ойкает и к нам с визгами восторга несутся девчонки. Первая на кучу заскакивает Альбина и тут уж, мы кричим все.

Я с трудом выползаю из-под Пашки, на которого уже запрыгивают остальные. Кроссовок застрял, не могу вывернуть ногу, падаю на колено, и тут же сверху, на мою голову, со смехом валится Таня. Кто-то стонет, кто-то пострадал. Внезапно и резко бьет по ушам странный глуховатый хлопок, и вдруг, на мгновение, у меня все плывет перед глазами. Слышу крики - Все, хватит! Слезайте! С трудом поднимаюсь и осматриваюсь. Вроде как все в порядке, просто придавили меня сильно. Ребята удивленно переглядываются между собой. Таня держится за голову. Я порываюсь спросить, что случилось, но она отмахивается и улыбается.

Таня моя девушка. Она невысокого роста, русоволосая, стройная, со слегка округлыми формами. У Тани открытая и светлая улыбка и бездонные, немного грустные, серо-голубые глаза. Они всегда немного грустные, даже когда Таня улыбается. И в этом вся ее прелесть. Я не знаю в чем причина: в форме глаз, или в душе, что в них отражается. Это для меня загадка. Таня добрая, отзывчивая и открытая, но с внутренним достоинством, поэтому обиду долго не прощает. В этом я не раз убеждался на собственном опыте.

Шурик закуривает. Пашка сидя на земле, тяжело дышит, я потираю потянутую стопу. Раскрасневшиеся девчонки смеются и оживленно комментируют спонтанное развлечение.

Вот и уха поспела. Разливаем ароматный, приправленный зеленью и от навара немного густой бульон в высокие пластиковые стаканы. Дым от костра стелется над ковром опавшей листвы. Солнце купается в насыщенных желто-красных кронах деревьев. Небо, неся в бездонном, голубом океане редкие белые облачка, упирается в горизонт черного вспаханного поля.

Горячий и мягкий бульон щедро поперченной ухи наполняет душу и тело, укутывая теплым ароматным пледом. Отчего-то клонит в сон. Полное умиротворение...

Андрей ковыряет ножом бревно, на котором сидит. Девчонки, позабыв о нашем существовании, о чем-то весело щебечут. Пашка закинув руки за голову и подставив свой мощный подбородок солнцу, мерно посапывает. Шурик, не выпуская из рук сигарету, пинает ногой кочки, переворачивает листву, словно ищет что-то. Шурик, - веселый малый. Этот темноволосый, невысокий парень, всегда умудряется быть у всех «на слуху». Его постоянно смеющиеся глаза-щелочки, умеют наивно округляться в неловком для него положении и, набычившись выпирать из орбит в моменты негодования. У друзей Шурик своим поведением вызывает противоречивые эмоции. Его природная расчетливость тому виной. Но как бы ни складывались обстоятельства, Шурика все любят, пусть и неоднозначной, но крепкой и всепрощающей любовью.

Разговаривать совсем не хочется, да и не о чем. Все и так понимают друг друга без слов. Отдых есть отдых. О делах потом, вне этого рая…. Чтобы не испортить момент…. Иначе к чему все усилия? Так размышляю я, глядя туда, где небо уходит в горизонт, соединяясь с черной пашней поля. Люблю смотреть на белое сверкающее острие ползущего по небу самолета. Вот и сейчас эта точка с белым хвостом, отдаленно гудя, карабкается по небосклону наискось, в нашем направлении. Интересно, что видят его пассажиры – размышляю я, стараясь представить, как за круглым иллюминатором распростерлись черные и желтые квадраты полей, разграниченные шоссейными дорогами, и приукрашенные кое-где цветастыми островками осеннего леса.

Сверкающая металлом точка приближающегося самолета, словно зависнув над землей, продолжает увеличиваться. Теперь складывается такое впечатление, что летит она прямо к нам. Обычно ведь, пролетающий над тобой самолет чертит полосу, словно по плоскости уходящую вдаль, в перспективу. Занятная картина - думаю я, наблюдая, как он медленно приближаясь, все ниже повисает над горизонтом.

- Андрей! Смотри! – окриком зову Андрея, но он и сам, с удивлением, следит за непонятным поведением воздушного судна. Теперь уже слышен натуженный гул двигателей. Ребята вскакивают с мест, что бы посмотреть, что там такого происходит. Силуэт самолета отчетливо виден. Это реактивный лайнер местных авиалиний. Ощущение такое, что он идет на посадку.

- Куда он садится?! – недоуменно восклицает Павел - Здесь же нет аэродрома!

И тут, на глазах у всех этот странный самолет, качнув крылом, заваливается на бок.

Рев двигателей сотрясает воздух. Вскрик девчонок. Испуг в глазах парней. Словно в замедленных кадрах блокбастера - огромная неуклюжая белая птица уходит в пике к черной пашне. Рев турбин просто ужасающе давит на барабанные перепонки оцепеневшей компании. Сделав не полный оборот, он врезается в землю, выбрасывая в воздух тонны почвы. Страшный удар сотрясает все под ногами. Звенит посуда на столе-покрывале, где-то неподалёку взвывает автомобильная сигнализация.

Пропахав со скрежетом и грохотом не одну сотню метров, фюзеляж останавливается. Теперь уж совсем ничего не видно. Над полем стоит облако пыли.

- Ну что там, Маринка?! – надув губы возмущенно потянул Сергей, раскинувшись на диване перед телевизором. – Ну, сколько можно тебя ждать!

- Иду, иду! – послышался девичий голос из ванной.

Сергей, - парень крепкого телосложения, невысокого роста с шустрыми глазами и такими же реакциями на все что вокруг него происходит. Он относится к числу тех людей, которые знают, как и чего добиваться в этой жизни. На работе и среди чужих, он активный и предприимчивый делец и только с друзьями и близкими может расслабиться, оголив свою тщательно скрываемую, - добрую и сентиментальную натуру.

Сергей, с нетерпением постукивал ключами по рельефной обшивке дивана. И хотя взгляд его был устремлен в телевизор, думал он о другом. Все дело в том, что планы на сегодняшний выходной день были сорваны работой. И теперь, вместо того чтобы нежиться где-то под солнышком на природе, он сидел дома и ждал Марину, которая не соизволила быть готова к выезду до сих пор! Понятное дело ей хотелось выспаться…. Но кому же не хотелось! – Размышлял Сергей, все сильнее звякая ключами. – Ведь он, сегодня, в выходной день, встал «ни свет, ни заря» и отправился на работу, чтобы утрясти там кое-какие не решенные вопросы. Вопросов в итоге оказалось больше, отчего пришлось задержаться и никак не получалось выехать на природу вместе со всеми. Это-то и было самым неприятным. Пока соберешься, выедешь на место, а там все уже насытились, догоняй их потом. Конечно, можно было бы уже и не ехать, но какая погода стояла за окном! Да и настроение на отдых Сергей строил с самого утра, с того самого момента, когда, приоткрыв правый полусонный глаз, повернулся не в сторону надрывающегося будильника, а в сторону посветлевшего от восхода неба за окном его квартиры. И после того как, потянувшись, он увидел чистое безоблачное небо над медленно просыпающимся городом, его проняла сладкая дрожь. Это была дрожь предвкушения чего-то приятного, а именно тех планов отдыха, которые зародились еще в четверг. Позвонила Таня, двоюродная сестра Сергея, и пригласила Его и Марину присоединится к их компании отправляющейся в лес на пикник. Предложение было, как нельзя, - кстати, и они, долго не раздумывая, согласились.

Правда добираться теперь придется самим. И искать их в лесу тоже придется – раздражался Сергей. Но вот, щелкнула, наконец, защелка ванной и на пороге комнаты появилась светящаяся Марина.

- Котик, я готова! – Пропела она, озаряя его светлой улыбкой, приправленной игривым изумрудным взглядом, из под длинных, очерненных тушью ресниц.

Марина, - стройная русоволосая девушка, обладала набором редких, характеризующих ее качеств. Врожденная красота русской женщины дополнялась в ней безупречной фигурой и зеленоватыми, покоряющими мужские сердца, глазами. Веселые, отчасти проглядывающие на ее загорелой коже веснушки, придавали красивому и открытому лицу легкую беззаботность. Непринужденная и игривая манера общения Марины обезоруживала даже самых чопорных представителей человечества. Ее веселый нрав и очарование, позволяли украсить и воодушевить самую скучную компанию. Про таких людей говорят, что они со всеми могут найти общий язык. За всей этой красотой и легкостью скрывался пытливый ум и требующая полноты жизни душа.

Сергей на минуту залюбовавшийся Мариной, забыл о своих амбициях, но уже через мгновение вернувшийся к нему самоконтроль напомнил о причине недавнего раздражения.

Все! Идем! – вскочил с готовностью Сергей, не без удовлетворения бросив связку надоевших ключей в карман.

Стрелка часов приближалась к одиннадцати. Вяло пробуждающийся город накрыло пригревающее осеннее солнце. По улицам неспешно катили автомобили, изредка замирая у также лениво меняющих цвет светофоров.

Суббота! - Сладостное слово для каждого трудящегося. Оно звучит как награда, как название вершины, к которой совершает свое пятидневное восхождение работающий человек. Начиная с острых уступов понедельника, он, преодолевая каменистый вторник и среду, борется с ленью и усталостью на глинистом склоне четверга, карабкается из последних сил на валуны многообещающей пятницы. Но вот, наконец, вершина покорена и словно в награду за старания пред ним расстилается ровное, устланное мягкими и душистыми травами, плато субботы. Здесь, на этом райском пятачке, можно отдохнуть, выспаться, отдаться всем тем приятным моментам, что недоступны в будничные дни. Даже в самом слове «суббота» есть что-то заветное, радостное, спокойно-убаюкивающее, оставляющее все тревоги и волнения новой рабочей недели «на потом», на послезавтра…

Расслабленно откинувшись в кресле водителя, Сергей наблюдал за окном своего авто «субботу». На его губах замерла улыбка умиротворения. Машина неспешно катила по ровному асфальту, шелестя резиной покрышек. Марина, сидевшая рядом, глядя в зеркало, докрашивала правый глаз.

- Красота-то, какая! – произнес вслух Сергей, глядя на роскошные кроны осенних деревьев нависших над черным от утренней влаги, покрытием загородной трассы.

После третьей попытки Сергею удалось найти более или менее проездную дорогу к месту пикника. Но и здесь в разъезженной колее стояла вода, и колесо, то и дело пыталось соскользнуть по глине в глубокую продавленную тяжелым грузовым транспортом яму.

Не доехав до обусловленного места, каких-то пару сотен метров, Сергею все же пришлось остановиться. Дорога была перекрыта стволом упавшего дерева.

- Все, дальше только пешком… – заключил Он.

- А машину, мы что, здесь оставим? – забеспокоилась Марина.

- Ну а где? – Парировал Сергей. – Если я правильно понял, место сбора где-то здесь, неподалеку.

Достав вещи из багажника, ребята огляделись по сторонам, стараясь определить, куда им двигаться дальше. От легкого ветерка листва оживленно зашевелилась, донося запах лесного костра.

- О! Слышишь?! – обрадовалась Марина, почуяв его первой.

- Слышу… - Озадаченно ответил Сергей, повернув голову в сторону, где за стволами лесных деревьев проблескивало небо. – Поле там. – Показал он направление рукой Марине, - Значит нам чуть правее.

Взяв сумки, они пошли напрямик. Над головой, проблескивая сквозь листву, светило солнце. Листва, послушная рукам ветра-дирижера то, роняя листочки, - раскатисто шумела то, вновь затихала, замирая в безветрии. Где-то в глубине звонкого неба задавая общий басистый тон лесной симфонии, гудел самолет.

Облако пыли стояло над полем, не желая подчиняться ни ветру, ни земному притяжению. Дикое состояние тревоги и ужаса накрыло всех очевидцев произошедшей катастрофы. Ни самые впечатляющие спецэффекты голливудских фильмов, ни зрелищное, внезапное развертывание компьютерных экшнов, не могут передать такого жуткого реализма. В такие моменты рвется, что-то внутри. Это что-то – стальной канат уверенности в основательности и прочности мира, в котором мы привыкли спокойно и радостно жить, иногда сетуя на мелкие несговорчивые события, нарушившие стройное течение наших планов. Такие события, мы именуем не иначе как «неприятности». Раздражаемся от их появления, злимся. Выказываем недовольство жизнью и ее несовершенством. И вдруг – бабах! Как кувалдой по голове, да так, что земля из-под ног уходит. Все что мы привыкли видеть, как-то разом скомкалось и посыпалось, освобождая задний план для совершенно другой, пугающей, неизвестной нам ранее реальности. И все те мелкие неприятности, которые еще недавно задавали тон нашему настроению, тают на этом фоне, превращаясь в порошок, добавляемый в блюдо с названием «жизнь», лишь для пикантности его вкуса.

Первое время все замерли, наблюдая с застывшими от ужаса лицами за гигантским поднимающимся с поля, черным облаком. Облако скрыло, словно поглотило в своих темных недрах, зазевавшуюся стальную птицу. Зловеще ощетинившись, оно сомкнуло свои объятья над погребенным заживо самолетом, а затем вновь пришло в движение. В этот момент, мне показалось, что оно оглянулось, повернув к нам свою уродливую косматую голову.

Внутри похолодело. Шурик вздрогнул, и мотнул головой, освобождаясь от наваждения. Он и не заметил, что, пригнувшись, обнимает прижавшуюся к нему Альбину. Судорожно выдохнув, он, борясь с сильным волнением, попытался взять себя в руки. Одного взгляда на притихшую компанию было достаточно, чтобы понять какие чувства ее переполняют. Замершие поначалу ребята теперь понемногу выходили из оцепенения.

- Что будем делать? – спросил Шурик, удивившись тому, как тихо звучит его голос. Прокашлявшись, он обратился к Паше, стоявшему к нему ближе всех остальных. – Может, стоит подойти ближе? Может кто живой?

- А если рванет… - Парировал я. – Взрыва-то не было.

- Запаха керосина пока не слышно. – Вмешался Паша.

Тут из леса показались две фигуры. Это были запоздавшие Марина и Сергей. Пригнувшись, гуськом, не сводя глаз с облака, которое расширившись в стороны начало светлеть, они пробирались к нам, цепляясь за колючий кустарник обрамлявший край поля. У меня на душе прояснилось.… С друзьями всегда легче делить тяжелые минуты, особенно когда в голову закрадываются мысли о правдивости происходящего. Уж больно необычным было то, что произошло.

- Что случилось?! Что это такое взорвалось?! – Почти хором спросили подошедшие ребята, недоуменно глядя на наши испуганные лица.

- Самолет, какой-то. Упал… - Неуверенно начал Шурик.

- Самолет?! – Глаза у Марины поползли на лоб.

- Он взорвался? – Чуть помедлив, осведомился Сергей.

- Да вроде нет. – Ответил я, хватая за рукав Пашку, который двинулся навстречу расходящейся туче.

- Давайте решим, стоит ли нам туда идти! А вдруг рванет?!

Лену, Пашину девушку, мое предположение вывело из шокового состояния и она, быстро схватив Пашу за руку начала его отговаривать.

После недолгих споров мы решили, что пойти и посмотреть, что случилось – стоит, но после того как рассеется дым и станет достоверно известно, есть на борту упавшего самолета пожар или нет. Попытки связаться по телефону с милицией, пожарными, скорой помощью, а так же с другими известными нам службами не принесли никакого успеха. Попытки вызвать спасателей не принесли успеха. Ребята принялись дозваниваться к друзьям, близким и знакомым, но, к всеобщему удивлению, результат был тот же. Более всего, удивляло то, что зона покрытия сетей мобильной связи, присутствовала, вызов шел, но никто, ни один из абонентов к которым пытались дозвониться, не брал трубку. В итоге это занятие всем надоело и тогда решили отправить «инициативную» группу на трассу, чтобы сообщить о случившемся проезжавшим по трассе водителям, а там глядишь, получится либо дозвониться до соответствующих служб, либо.… В общем, решили, и на трассу отправились Шурик с Альбиной и Андрей. Остальные же, вернувшись к месту привала, принялись собирать вещи.

Искореженный, рваный металл, смялся от чудовищного удара о землю. Носовая часть окопалась на половину своей высоты в черную, кое-где вывернутую наружу коричневыми глыбами глины, пашню. Хвостовая часть лежала в стороне, развернувшись под тридцать градусов к основной части и накренившись, опиралась на хвостовое оперение. Далеко позади, зияя черным соплом турбины, окопалось оторванное при падении левое крыло. Ни что не дымило и не тлело, не выказывая признаков возгорания, но запах авиационного керосина все-таки присутствовал. Его доносило порывами ветра со стороны отвалившегося крыла.

Осторожно приблизившись к многотонной махине корпуса, Павел заглянул внутрь. Вывернутые от удара кресла в основном засыпанные пылью и землей, кое-где рябили бело-красной расцветкой. Под слоем засыпавшей салон земли, угадывались какие-то сумки и части верхней одежды. Ни пассажиров самолета, ни их тел, нигде не было видно. Лохмотья разодранной внутренней обшивки, свисавшие с потолка, перекрывали дальнейший обзор.

- Ну что здесь? – Навалился на Пашу сзади Сергей, пытаясь через плечо заглянуть в салон.

- Да полный… Кошмар, в общем… - Махнул рукой Павел, отходя в сторону.

- Выжившие есть? – Словно обращаясь к кому-то невидимому в салоне самолета, спросил Сергей, пытаясь заглянуть в ту его часть, которой не было видно.

- Не видать никого. – Повернувшись в сторону, задумчиво произнес Павел.

Они вышли наружу и направились ко мне. Я тем временем сидел на корточках на земляном валу, который хвостовая часть, по-видимому, нагребла по мере того, как, окончательно оторвавшись от фюзеляжа, стала зарываться в землю. Ребята, вскарабкавшись на вал, присели рядом.

- Ну, что тут у тебя? – деловито спросил Сергей.

- Да ничего, видишь все землей засыпано, одни верхушки сидений торчат. – Ответил я озадаченно. Я понимал, что вполне возможно, под этим слоем насыпавшейся земли лежат тела погибших при катастрофе людей. Сомнений в том, что они погибли, практически не было, все указывало на жуткую катастрофу, с вероятностью выживания в ней в ноль процентов. Но ведь были же случаи, когда просто каким-то чудом люди оставались живы. Причем в данном случае корпус пусть частично, но все-таки уцелел. Все благодаря тому, что не было ни возгорания, ни взрыва. Хотя резонно возникал вопрос, отчего же тогда самолет упал? И почему не было возгорания? При таком-то ударе?! Поделившись своими соображениями, мы пришли к следующему мало-мальски правдоподобному выводу: самолет упал, оттого что в баках закончилось горючее. Шел на аварийную посадку в поле и не дотянул. Учитывая то, что мы не имели никакого отношения к авиации, данное предположение показалось нам наиболее верным. Но главный вопрос оставался открытым. Мы оказались здесь на месте катастрофы, раньше всех служб и спасателей, и теперь на нас лежала моральная ответственность за спасение выживших. После осмотра основной части салона самолета никого найти не удалось, а здесь, в хвостовой части, ряды пассажирских сидений наполовину погребены насыпавшейся землей. Я предположил, что пассажиров перевели в хвостовую часть самолета, чтобы избежать сильных травм при аварийной посадке. Были бы у нас лопаты, мы могли бы быстро это проверить. А так, голыми руками, не стоило и начинать. Да и лезть туда особо не хотелось, потому как оставалась вероятность возгорания и взрыва. Так, погрузившись в обсуждение, мы не заметили, как к нам приблизились наши девчата. Им надоело стоять и издали наблюдать за происходящим. Девчонки проигнорировали строгий запрет и теперь, оживленно разговаривая о чем-то между собой, беспечно и неспешно шли в нашу сторону.

- Куда вы идете?! – Прокричал Сергей, взмахнув руками.

Но девушки, видимо не услышав его, продолжали идти.

- Тут уж мы заорали хором, отчего привели наших подруг в изумление. Они остановились и, замолчав, смотрели на нас округленными глазами. Сергей, спускаясь с земляной насыпи, глянул куда-то влево и, споткнувшись, кувыркнулся через голову.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Александр Федоров (1)

    Документ
    Первый вариант этой книги был написан в 1991 году по заказу одного из российских издательств. Никакого Интернета в нашей стране тогда практически не было.
  2. Происшествия из жизни нашего современника Николаса Фандорина, как и в предыдущих романах («Алтын-Толобас», «Внеклассное чтение», «Ф. М.»), переплетаются с историческим авантюрным повествованием

    Документ
    Происшествия из жизни нашего современника Николаса Фандорина, как и в предыдущих романах («Алтын-Толобас», «Внеклассное чтение», «Ф.М.»), переплетаются с историческим авантюрным повествованием.
  3.  у времени в плену

    Документ
     Масаки Кобаяси  Вуди Аллен  Терри Гиллиам  Горан Маркович  Захариас Кунук  Бруно Маттеи  Роман Качанов  Гас Ван Сэнт  Уильям Брент Белл  Андерс Банки  Роб Шмидт  Тарас Ткаченко  Янг-Джан Ким  Лоуренс Данмор  Александр
  4. Внутри: только для ваших глаз (2)

    Документ
    Наработка на копию считается исходя из данных кассы уикенда. Данные о кассовых сборах предоставлены дистрибьюторами и нашим информационным партнером – статистическим сайтом www.
  5. Им способ ускорить эволюцию, поднять человечество на более высокий уровень развития и снова восстать против богов, что всегда являлось тайной целью всех религий

    Документ
    Задумайтесь на мгновение и представьте себе двадцатое столетие как симфонию, гармоническое сочетание фуги крещендо, сплетение мелодий, одна из которых с неясно слышным, но навязчивым припевом, звучит так: мы обречены, если не обнаружим

Другие похожие документы..