Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Специфические особенности рассматриваемого периода в развитии Европы и ее культуры: становление техногенной ци­вилизации, буржуазных общественных отн...полностью>>
'Семинар'
Ольга Владимировна Соболева, канд. филолог. наук, доцент, зав. кафедрой немецкого языка ЯГПУ им. К.Д. Ушинского, преподаватель семинара по языкознани...полностью>>
'Закон'
{ Із змінами, внесеними згідно із Законами N 3091-III ( 3091-14 ) від 07.03.2002, ВВР, 2002, N 32, ст.220 N 2258-VI ( 2258-17 ) від 18.05.2010, ВВР, ...полностью>>
'Документ'
*Доплата за одноместное размещение: 180 евро.Скидка для ребенка до 12 лет с 2-мя родителями: 60 евро.Возможна доплата за отель (Дублин, кроме отелей в...полностью>>

Сравнительное богословие (3)

Главная > Книга
Сохрани ссылку в одной из сетей:

1

Смотреть полностью

глобальными и региональными процессами социального и экономического развития

ПРОГНОЗНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЦЕНТР

СРАВНИТЕЛЬНОЕ БОГОСЛОВИЕ

книга 4

учебное пособие

Вторая редакция

2010 г.

УДК 28, 141.82, 061.236.61, 351.752.16

ББК 86.2, 86.33

Сравнительное богословие. Книга 4. Учебное пособие. / Прогнозно-аналитический центр Академии Управления. — М.: НОУ «Академия Управления», 2010 г.

Настоящее издание представляет собой вторую редакцию четвёртой книги учебного пособия Прогнозно-аналитического центра Академии Управления, предназначенную для изучения курса «Сравнительное богословие».

В книгу вошло продолжение части III «Религиозные и идеологические системы», состоящее из разделов 3.3.3 Религиозная система исторического ислама и культура Корана» и 3.3.4 «Масонство и марксизм». Завершает четвёртую книгу отдельный раздел «Богословие Русской цивилизации».

Главой о религиозной системе исторического ислама заканчивается цикл рассмотрения трёх главных «мировых» религиозных систем (иудаизма, библейского христианства и исторического ислама), считающихся «авраамическими», и их взаимосвязей. Следующая глава «Масонство и марксизм» — продолжает тему библейской концепции с позиции целесообразности глобального сценария. И, наконец, последняя глава четвёртой книги представляет собой взгляд на некоторые основные аспекты Русского богословия.

Книга адресована всем, кто желает разобраться в вопросах религии и богословия.

Книга будет полезна учителям и преподавателям истории, психологии, основам безопасности жизнедеятельности и обществознания, а также специалистам всех видов и уровней государственной службы и интересующимся вопросами религиоведения, богословия, истории, психологии и проблемами общественной безопасности.

©  «Академия управления глобальными и региональными процессами социального и экономического развития», 2010 г.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть III (продолжение) Религиозные и идеологические системы 3

3.3 «Мировые» религиозные системы: ведически-знахарская культура (продолжение) 3

3.3.3 Религиозная система исторического ислама и культура Корана 7

Аравия и её ближайшие соседи во времена пророка 11

Религиозная обстановка в Аравии во времена пророка 12

Особенности рождения пророка и его возможности 14

Начало проповеди 25

Первые мусульманские общины 39

Начало «мусульманской эры» 43

Укрепление позиций ислама при жизни пророка 49

Ислам исторический: предназначение и кризис 76

Окончание проповеди 94

Первые халифы 98

Проблемы халифата и проблема канонизации откровений 107

Составление текста Корана 120

Относительность «чистоты» Корана 123

О необходимости «Священного писания» вообще 129

О некоторых несообразностях, вошедших в Коран 134

Коран о людях и душах 143

«Исламская» “теократия” 151

О некоторых сторонах вероучения 156

О главных «столпах» исторического ислама 159

Заключение 170

3.3.4 Масонство и марксизм 170

Предыстория масонства 172

Общая структура масонства 178

Первые рыцарские церковные ордена 187

Роль и средства орденских структур 194

Идейно-религиозная основа первых орденов 200

Краткий обзор некоторых известных орденов 202

Кризис библейского христианства и появление масонства 205

О роли США в глобальной политике 210

Масонство в период капитализации Европы 313

Схема управления масонством 316

Марксизм как идеология псевдосоциализма 318

Марксизм и проект «социализм» 327

Светская “социалистическая” мировая цивилизация 335

Сбой сценария “социалистической” глобализации 339

Роль масонов в современном мире и кризис библейской концепции 344

«Код да Винчи» 347

Заключение: кризис “духовности” светского масонства 353

Богословие Русской цивилизации 356

Русская региональная цивилизация 356

Культурные “памятники” русского богословия 359

Русское богословие и вопросы Истины 365

Русское богословие и вопросы посмертного воздаяния 367

Заключение 374

Часть III (продолжение)
Религиозные и идеологические системы

3.3 «Мировые» религиозные системы:
ведически-знахарская культура (продолжение)

В 4 книге мы продолжаем рассмотрение мировых религиозных систем. Следующая по хронологии за библейским христианством — религия исторически сложившегося ислама. Религиозная система исторического ислама1, также как и две предыдущих крупнейших религиозных системы (иудаизм и библейское христианство), образовалась вследствие появления так называемого «посланника-пророка» и является религией монотеизма-единобожия. Однако, существует множество серьёзных отличий, как в алгоритмике становления исторического ислама, так и в содержании ислама — от двух предыдущих (по хронологии) мировых религиозных систем.

Также как и его мировые предшественники2, ислам появился в момент острого кризиса предыдущей (по хронологии) религиозной системы библейского христианства. Как уже известно из предыдущей книги, следующая за империей Александра Македонского (356 – 323 гг. до н.э.) — Римская империя — распалась почти сразу после принятия на общегосударственном уровне библейско-псевдохристианского вероучения в конце IV — начале V вв. Если на Западе (в основном в Европе) библейский порядок в государствах-осколках Римской империи после её распада держался во многом на власти римских пап, то на Востоке (в Византии) библейский (православный) порядок продолжал поддерживаться покровительством императора. И то и другое — плохо. Как мы уже знаем, кризис общего библейского христианства выразился в постоянной борьбе за власть между иерархами Рима и Константинополя в период от начала V века до середины XV века (захват турками Константинополя и падение власти византийского императора; почти одновременно с этим и католическая церковь потеряла остатки власти над многими государствами Европы, а “христианство” продолжало делиться на разновидности).

Именно в тот момент, когда стала очевидной окончательная безвозвратная подмена для толпы учения Христа на учение Антихриста (библейское христианство) и принятие последнего всеми ветвями псевдохристианских церквей — появляется очередной «посланник» Свыше с очередными ясными знамениями3 (VII век). Также в это время уже завершилось становление основных канонов иудаизма (сформирован Талмуд) и произошло обширное рассеяние иудеев. То есть, перспектив самостоятельного (без помощи очередного «посланника» — самочинного пророка) возрождения очагов учения истиной веры Богу, которую несли людям все пророки (в первую очередь Моисей и Иисус) — на многликом Востоке не осталось к этому времени вовсе. Учение, обретённое через очередного пророка (Мухаммада), получившее название ислам — в первую очередь возвращает людей к вопросу о чистоте их веры с позиции Всевышнего, как сказано в Коране1.

Какими бы мощными не были древние цивилизации-империи, основанные на неправедной вере (религии), все они пали (распались) так, как сказано в Коране (цитаты из Корана приводим по переводу И.Ю. Крачковского с заменой слова «Аллах» на «Бог»; выделения жирным наши):

Коран 30 («Римляне»)

8 Разве они2 не размыслили о самих себе: не создавал Бог небес и земли и того, что между ними, иначе как во истине и на определенный срок. Но ведь много людей не веруют во встречу с их Господом!

9 Разве не ходили по земле и не видели, каков был конец тех, кто был до них? Они были мощнее их силой, и взрыли землю, и заселили ее больше, чем заселили они. Пришли к ним их посланники с ясными знамениями. Бог не был таков, чтобы их тиранить, но они сами себя тиранили!

Но участь распада не обошла и первую крупнейшую империю исторического ислама. Последнее сразу заставляет задуматься о чистоте (праведности) веры (религии) исторического ислама и, в первую очередь, соответствия этой веры учению Корана, в котором есть предупреждение о распаде крупнейших империй, основанных на неправедной вере.

В то же время, как всегда и бывало в истории современной цивилизации, всякий приход «посланника-пророка» (основателя религиозной системы)3 коренным образом изменял глобальную расстановку сил, вмешивался в планы «мировой закулисы» с помощью появления как бы на базе того, что говорил посланник — новой религиозной системы, которая искажалась, но всё же порождала очередную крупнейшую цивилизацию-империю. Это — историческое свидетельство того, что первый приоритет обобщённых средств управления (религиозно-мировоззренческий) являлся и является определяющим всё остальное в обществе. И поэтому от объективной чистоты (праведности) религиозной системы полностью зависит безопасность и судьба той или иной региональной цивилизации-империи. А распад неправедной цивилизации — дело времени, отпущенного ей Свыше в пределах Божиего попущения.

В результате прихода пророка Мухаммада в глобальной цивилизации появилась очередная крупнейшая империя, сформированная на базе исторического ислама. Эта империя (центр глобализации альтернативный библейскому) стала как бы немым упрёком для всей неправедной библейской цивилизации. Почему немым упрёком? — Потому что Коран содержит в себе вполне достаточно информации, чтобы не только подняться над библейской культурой, но и выйти на внеконфессиональную веру Богу — Творцу и Вседержителю — без посредников. Однако до сих пор даже в среде исторического ислама (а не то, что в библейской среде) эти возможности Корана не использованы.

И поэтому вся цивилизация исторического ислама к сегодняшнему дню оказалась вписана по умолчанию (вопреки учению Корана) в общебиблейскую культуру (иудаизм + “христианство”). И если “христиане” просто считали и считают ислам «религией иноверцев», отстаивая своё религиозное превосходство, то иудеи (особенно посвящённые иудеи и их хозяева) чуют беду для своей веры и своего дела, которая может наступить, если кто-то правильно и глубоко осмыслит даже некоторые важнейшие нравственно-мировоззренческие положения Корана.

Эту тоскливую опаску хозяев иудеев и одновременно констатацию того факта, что Коран существует, что его несёт на себе цивилизация исторического ислама, но сам Коран пока не понят мусульманами в той мере, чтобы подняться над библейской концепцией, выразил Давид Маркиш, один из “сионистов”, уехавших из СССР в Израиль1 (сноски наши):

Щербат и сер луны ущербный серп1.
Ещё что?2 Скажем мреть и мор на море…3
Мы дали Вам4 Христа — себе в ущерб,
Мы дали Маркса Вам — себе на горе5.

Последние строки как раз являются самопризнанием (бессознательным, скорее всего) того, что объективно ущербной является вся библейская культура. А узнать и осмыслить такую объективную ущербность (которую люди сами себе создают «на горе» и «в ущерб») как раз-то можно благодаря Корану (если говорить о существующих канонах): «Пришли к ним их посланники с ясными знамениями. Бог не был таков, чтобы их тиранить, но они сами себя тиранили(Сура 30:9, которую мы цитировали выше).

Но если всё, что создаётся в неком глобальном центре и подбрасывается «гоям», приносит в результате лишь «себе ущерб» (то есть, ущерб для глобализаторов) — значит «гои» живут гораздо ближе к Богу, чем предписывают им подбрасываемые со стороны религиозные системы6.

В четвёртой книге мы рассмотрим помимо религиозной системы исторического ислама ещё идеологию марксизма и масонскую систему. Последние две являются неотъемлемой частью библейского глобального проекта. А исторический ислам, к сожалению, оказался вписан в этот глобальный проект, хотя и несёт на себе потенциал Корана, который пока раскрывается только благодаря Русскому духу. После чего можно будет лишь обозначить основные положения Русского богословия, поскольку расписывать по этому поводу какое-либо «писание» (типа «Русских Вед», например) — значит пытаться догматизировать живую религию веры Богу исходя из опыта традиций ведически знахарской культуры. Но Русское богословие не имеет ничего общего с ведически знахарской культурой.

3.3.3 Религиозная система исторического ислама и культура Корана

Менее чем за одно столетие после смерти пророка Мухаммада1 цивилизация исторического ислама охватила больше земель, чем Римская империя времён её наибольшего расцвета. Держава обитателей Аравийской пустыни вытянулась на 4,5 тыс. миль через три континента — от границ с Китаем на востоке, до Испании и Южной Франции на западе. Завоевания исторического ислама объединили древние цивилизации Ближнего Востока, а также Северной Африки и Испании под единым управлением — впервые со времён Александра Македонского.

Так появилась ещё одна крупнейшая цивилизация Востока — цивилизация исторического ислама. Если Римская империя сумела охватить лишь небольшую часть восточных владений Александра Македонского, то империя исторического ислама в этом отношении — следующая за империей Александра Македонского, которая охватила гораздо больше территорий классического Востока, которые не вошли в Римскую империю и не подверглись “христианизации”. Так с приходом очередного посланника-пророка на евроазиатском континенте образовались уже три типа крупнейших цивилизаций — на базе трёх религиозных систем: библейского христианства, ведического Востока и исламского Востока. В состав первого Исламского государства вошли греки, берберы2, копты, армяне, арабы, персы, тюрки, согдийцы3, индийцы и китайцы. Исторический ислам распространился и поныне охватывает территории от Марокко до Индонезии.

После того, как в Багдаде в 830 г. был основан Дом мудрости (прообраз египетского Дома жизни или позднее — академического университета), греческий язык уступил место арабскому4 в цивилизации исторического ислама. Арабский язык был признан языком научных и философских изысканий на международном уровне. Помимо столицы первого государства исторического ислама, Багдада, многие провинциальные центры — такие, как Бухара, Самарканд, Шираз, Дамаск, Алеппо, Каир, Тунис, Фес, Кордова и другие — соревновались друг с другом в интеллектуальных познаниях. Естественно, что греческое влияние в это время было сильно в регионе исторического ислама, тем более что библейское христианство проникло сюда совсем не так широко и определяюще, как в европейские государства, образовавшиеся после распада западной части Римской империи и, конечно же, не так основательно, как в восточной Визаниии (со столицей в Византиуме-Константинополе — включала в себя «богатейшие цивилизованные провинции»: Грецию, Египет, Сирию, и Малую Азию и пышно расцветала после распада Римской империи в V веке).

Поскольку высшим достижением интеллектуальной и научной деятельности считалась греческая наука и философия, классические греческие работы были переведены на арабский язык. Мусульмане объясняли свою тягу к знаниям — следованием известному приказу пророка Мухаммада (преданию) «ищите знания, даже если придётся отправиться в Китай». По всей видимости, важнейшие знания, которые были плотно упакованы в самом Коране, представлялись в своей основной содержательной части недоступными большинству мусульман и они стали искать знания на стороне, сохранив тем самым многие культурные письменные источники времён античности.

Важно, что практически одновременно с погружением Европы в средневековый период духовно-интеллектуального застоя (так называемую «тёмную эпоху», когда наука замерла, а её место заняла выхолощенная апологетическая теология псевдохристианства), интеллектуальная и познавательная активность мусульманского мира росла. И когда в средневековой Европе начался период Возрождения, её учёные обратились на Восток, откуда они и получили сохранённую и переведённую на арабский язык большую часть эллинистического культурного письменного наследия1 — в форме арабских переводов и с комментариями арабских учёных. То есть, исламская цивилизация выполнила роль хранителя античной культуры в период «тёмной эпохи» европейского средневековья — и это говорит о том, что цивилизация исторического ислама не поднялась не только над библейской цивилизацией (она просто воевала с последней на уровне оружия шестого приоритета), но и над античной культурой древнего толпо-“элитаризма”. Именно поэтому сама цивилизация исторического ислама с самого начала стала толпо-“элитарной” вопреки многим положениям Корана. В то же время бурное интеллектуальное развитие в период Средних веков в цивилизации исторического ислама ещё раз свидетельствует в пользу концепции Корана: новая религия сняла многие библейские запреты на свободу познания.

Похоже, что увлечение первых учёных мусульман греческим научно-философским наследием не только не пугало «мировую закулису», но последняя даже помогала поиску знаний именно там — лишь бы не искали глубинных смыслов в Коране и в Жизни. К тому же антично-эллинистическое мировоззрение не могло не сказаться на становлении культуры исторического ислама, в котором до сих пор считается «нормальной» социальная иерархия2 (вопреки Корану)3. А за людьми признаётся социальное неравенство, обусловленное разными способностями людей от рождения4, что и является основой учения-“философии” Аристотеля и Платона5.

В результате возникших противоречий исторического ислама и учения Корана первая мусульманская цивилизация-государство просуществовала недолго. Ясно, что «мировая закулиса» не препятствовала влиянию античной культуры на ислам: ей было выгодно ослабление первого исламского государства, чтобы её эмиссары (древние духовные библейские ордена: про них речь пойдёт далее в главе про масонство) могли проникнуть в среду мусульман и оседлать государственные верхушки своей опекой. С другой стороны, в среде самого исламского мира не нашлось никого, кто смог бы успешно1 направить мусульманский поиск знаний и науку в русло коранической (а не античной) культуры.

Мусульманская наука развивалась параллельно религии исторического ислама, во многом на базе античного наследия. Религия же исторического ислама, конечно, была основана на многих положениях Корана — но только на тех, которые были доступны пониманию мусульман и в этом отношении Коран оказался сильнее античной культуры. Передача знаний античных учёных явилась важным предназначением мусульман для последующего «возрождения» Европы — с одной стороны.

С другой стороны гораздо большая польза (если можно вообще назвать пользой сохранение античного наследия: но оно является исторической данностью) была от творчества самих арабских учёных — они двигали науку в период библейского «мракобесия» в Европе. Многие работы арабских учёных, переведённые на латынь, служили настольными икнигами в Европе в течение столетий. Так, написанный Ибн Синой2 в 22 года аль-Канун («Канон по медицине») был основным пособием по медицине вплоть до конца XVI в., выдержав 16 изданий в XV веке, 20 изданий — в XVI веке и ещё больше в XVII веке. Философские труды знаменитого учёного мусульманина аль-Кинди больше издавались на латинском, чем на языке оригинала — арабском. Через труды аль-Хорезми Европа познакомилась с «арабскими» цифрами, включая нуль, и важными направлениями математики — алгеброй и алгоризмом (предшественником современной арифметики). Арабское слово аль-джабр, означающее «перенос, перестановку», в названии одной из книг аль-Хорезми стало алгеброй в латинской транслитерации, а его собственное имя было превращено в слово алгоритм.

Вследствие средневекового европейского «застоя», вызванного и поддерживаемого библейскими иерархами и властью католической церкви в первую очередь, в Европе произошла практически остановка развития “передовой” античной мысли и науки. В этот период (чуть менее тысячелетия) исламский Восток вырвался вперёд в научных и философских изысканиях, поскольку исторический ислам не препятствовал развитию ряда творческих направлений. Так у цивилизации исторического ислама оказалась реальная возможность не только на военное и духовное, но и на научное лидерство и не только в пределах её распространения, но и на территориях библейского христианства. Действительно, к середине второго тысячелетия цивилизация исторического ислама стала распространяться в пределы Византии с перспективой дальнейшего движения на Запад. А к XIII веку арабская цивилизация охватила половину мира и по общему уровню образованности превосходила цивилизацию средневекового Запада3. Но не все знания, необходимые для опережающего Запад технико-технологического развития, обрела цивилизация исторического ислама: далеко не все секреты древних наук могли стать доступными через античное наследие4 да и Бог не стал помогать очередной модификации толпо-“элитарной” цивилизации, но и не мешал её лидерству в науках перед библейским мракобесием средневековья.

С возникновением капиталистических отношений в Европе в период «Возрождения» и снятием запретов католицизма, европейский Запад стал быстро обгонять весь Восток в развитии наук и новых философий — вследствие действий ростовщиков-иудеев в среде европейских государств и высокой посвящённости кураторов общебиблейского проекта глобализации. Подгоняемый ростовщическим кнутом, европейский технико-технологический прогресс явился основной причиной последующего периода доминирования Запада над Востоком, в результате чего шествие цивилизации исторического ислама было приостановлено с помощью библейской технократии. С этого момента по технологической развитости стали судить о цивилизованности того или иного народа. В принципе философия и наука “антично-арабского” ислама, также как и философия и наука антично-европейского «возрождения» (а позднее идеология капиталистической технократии и власти денег) — оба этих направления развития можно считать тупиковыми и бесперспективными с позиции Промысла. Поэтому можно сказать, что одно тупиковое направление научной и религиозной мысли встретило сопротивление со стороны другого тупикового направления научной и технической мысли1.

Таким образом, к середине XX века установились практически те границы Запада и исламского Востока, которые мы имеем до сих пор.

Если бы арабскую научно-философскую мысль передовые люди цивилизации исторического ислама смогли бы основывать на глубинных смыслах мировоззрения Корана (данного людям с середины VII века), а не на философии античной Греции и «мудрости» народов ведического Востока2, то за почти тысячу лет цивилизация коранического (а не исторически сложившегося) ислама (при поддержке развитых как нигде математики и медицины) могла бы распространиться на гораздо большие территории, не позволив библейской культуре доминировать в мире во второй половине второго тысячелетия. Однако мусульманами из Корана было взято не мировоззрение, а лишь примитивная бытовая “социология” (наставления на жизнь и быт и догматизированные людьми религиозные обряды), что и определило отставание в лидерстве цивилизации исторического ислама от Запада — после середины второго тысячелетия3.

Конечно, исламский мир не являлся однородным. Уже в первое столетие существования первого Исламского государства в нём произошло множество расколов, которые во многом предопределили всю дальнейшую мусульманскую историю. В ней существовали периоды раздора и периоды мира и процветания, расколов и преобразований среди различных идеологических фракций и течений, войн с «неверными». Единство огромного мусульманского государства сохранялось до падения династии Омейядов в 750 г., после чего периферийные части первой державы начали отделяться от центра. Первыми реально независимыми стали Испания в 756 г. и Северная Африка (Ифрикия) в 800 г.

Несмотря на несомненное величие, ни одно из мусульманских государств не смогло когда-либо после X века обеспечить единство ислама. К тому времени процесс дробления стал уже безвозвратным, а мусульманское единство до настоящего времени — лишь мечта некоторых духовных лидеров исторического ислама. Также как и первым “христианам” — первым мусульманам было дано Свыше около трёх веков на осмысление наследия пророка. И в том и другом случае осмысление ушло в сторону от истинного учения пророков. И в том и другом случаях единства цивилизаций на базе учений пророка не получилось. Римская империя мирового масштаба распалась на отдельные государства, а вслед за ней распалась и первая империя мирового масштаба исторического ислама — тоже на отдельные государства и региональные империи, которые после продолжали возникать и распадаться (не без вмешательства «закулисы»)1, что происходит вплоть до нашего времени.

Аравия и её ближайшие соседи
во времена пророка

Пророк Мухаммад родился в 570 году2 в Мекке в роде Хашим3 (хашимиты), относящемся к племени курайш (курайшиты). Его матерью была Амина, дочь Вахба; его отец Абдуллах умер ещё до рождения сына. Мухаммад воспитывался под опекой деда Абдул-Мутталиба. В возрасте шести лет он потерял мать. После смерти деда, когда Мухаммаду было 8 лет, он был вверен на воспитание дяде, Абу Талибу, ставшему новым главой рода Хашим и рос в доме дяди.

В те времена Западно-Римская империя уже распалась, а восточная часть империи, Византия, (Греция, Египет, Сирия, Малая Азия) процветала. Другой великой державой в то время была Персия. Граница между Персией и Византией проходила от Кавказа до Верхнего Ефрата (примерно по линии отделяющей современные Турцию и Сирию от Ирана и Ирака). Обе империи граничили с Аравийским полуостровом по его северному периметру. Сам Аравийский полуостров состоит в основном из пустынных районов и является крупнейшим в мире. Столицей персидской империи (или Сасанидской — по имени правящей династии; или Зороастрийской — по названию основной религиозной системы4) был античный город Ктесифон (на арабском языке — Медаин), располагавшийся на реке Тигр, примерно в 30 км. К юго-востоку от Багдада, основанного в 762 году.

Византийская империя продолжала традиции римского права и администрации Рима, греческого языка5 и цивилизации греков, религии библейского христианства в форме православия.

В результате долгой и упорной борьбы за спорные территории между двумя могущественными конкурирующими империями — Византийской и Персидской — сухопутные торговые пути через Персию ослабли. Альтернативный путь, хоть и не самый главный, проходил через Аравию, соединяя между собой Восток и Средиземноморье. Часть этого пути проходила по морю до йеменского порта Аден, а часть — по суше до Дамаска и Газы, через Мекку, вдоль западного побережья полуострова. Здесь, по караванным путям, велась активная торговля между рынками Иемена, Сирии. При этом Мекка, занимая важную географическую позицию, стала процветающим коммерческим и деловым центром Аравии. Здесь сходились пути в Индию, Иран, Вавилонию, Эфиопию, Сирию, Палестину.

История противостояния двух неправедных толпо-“элитарных” цивилизаций-империй привела к возвеличиванию роли Мекки к моменту рождения пророка Мухаммада. К тому же в Мекке располагалась главная для того региона «святыня» многобожников — Кааба — простое кубическое здание, в один из углов которого вставлен «Чёрный камень»1. Огромное число паломников в те времена совершали ритуалы поклонения этому фетишу2. В нескольких шагах от Каабы располагался знаменитый источник Замзам. Составляя единый комплекс, эти «святыни» играли важную роль в экономической, торговой и деловой сферах Мекки, управляемой небольшой группой торговцев-“богатеев”. Таким образом, следующий за Христом пророк3 появился также в весьма значимом для огромного региона месте — там, где сходились интересы сразу нескольких мировых цивилизаций.

Географически Мекка расположена в узкой засушливой долине, окружённой обрывистыми голыми скалами. Провиант доставлялся туда с изобильных полей Таифа — небольшого города-оазиса в 60 километрах к юго-востоку. Вода была скудной, воздух — застойным и жарким из-за горного окружения. В этом основная причина широко распространённой там традиции отдавать новорождённых детей для вскармливания женщинам из соседних кочевых племён. Мухаммад также провёл своё раннее детство в чужом племени из окрестностей Мекки, после чего был возвращён своей матери, вскоре умершей4.

Мекка управлялась в основном членами племени курайш. Это племя состояло из нескольких кланов, главными из которых были Хашим (руководимый Абдул-Мутталибом, дедом пророка) и Умайя (или Омейя).

Роду (клану) Хашим было вверено в обязанности содержание Каабы и руководство паломниками, в то время как род Умайя традиционно лидерствовал в военных действиях. Два рода были главными соперниками друг другу, и это позднее привело к разделению в вопросе преемника (Мухаммада). Оба клана были заняты в торговле: Умайя успешнее, нежели Хашим. Однако, род Хашим лидерствовал духовно, будучи главным в содержании Каабы и это было важнее для облегчения дальнейшего пути пророка.

Религиозная обстановка в Аравии
во времена пророка

Большинство разрозненных племён Аравийского полуострова времён пророка являлись многобожниками-идолопоклонниками с большой долей фетишистских культов. В то же время, Аравия была также представлена разновидностями “христианства” и иудеями. После того, как библейское христианство стало официальной религией Римской империи (IV век), оно медленно и верно стало проникать и в Аравию — с явным вызовом арабскому многобожию. Эта опасность распространения библейского анти-христианства на новые территории после крушения Рима — была пресечена деятельностью пророка Мухаммада и дальнейшим распространением цивилизации исторического ислама.

Однако и само библейское христианство с центрами в Риме и Константинополе ещё до его государственного становления страдало раскольническими настроениями, как мы уже знаем. Так “христиане”-несториане1 были выдворены из Византии в середине V века и радушно приняты в Персии в качестве жертв главного врага империи. После чего несториане начали вести активную миссионерскую деятельность в районе Ефрата и северной части Персидского залива, где имели большой успех в обращении многих живущих там арабов. Даже последний правитель арабской династии лахмидов Нуман III (около 580-605 гг.), царствовавший на северо-востоке Аравии, принял несторианское псевдохристианство.

На северо-западной стороне Аравии другое арабское племя — гассаниды, жившие вдоль границ с Сирией, также приняли “христианство” в середине VI в., но они последовали монофизитской2 церкви, также преследуемой в качестве «еретической» как православной церковью, так и несторианами.

И Персидская и Византийская империи опекали своих сателлитов из числа арабов — лахм и гассан — главным образом для того, чтобы защитить свои открытые южные рубежи от атак бедуинов3. Лахмиды и гассаниды были признаны союзниками великих империй где-то между 300 и 500 годами. Эти племена служили не только буферами для своих “хозяев”, но и постоянно выясняли отношения между собой в бесконечной пустынной войне, совершая набеги друг на друга.

“Христианские” общины были основаны также в Йемене и Наджране. В Аравии уже давно существовали еврейские колонии — особенно в Йемене и Хайбаре — так что иудаизм тоже активно влиял на жизнь аравийцев наряду с псевдохристианством. Обе ветви библейской концепции закрепились в Аравии и наращивали своё влияние — в первую очередь на верхушки руководства племён и кланов.

Ислам появился в регионе, в котором присутствовали обе основных ветви порочной и неправедной библейской концепции. Поэтому образованные люди и знатные верхушки аравийских племён имели представление о религиозных системах “христиан” и иудеев — по меньшей мере. В то же время, вероятность принятия новой религии — ислама (от арабского покорность [Богу]) — была в этом регионе наиболее высокой, поскольку населявшие его племена не были «зомбированы» псевдохристианством (большинство из них было на стадии многобожия) и их верхушки не были сильно зависимы от иудейских диаспор, которые не столь широко, как в Средиземноморье и в Европе, распространили здесь своё влияние.

Хотя большинство племён полуострова всё ещё являлись многобожниками-идолопоклонниками, иудаизм и “христианство” уже основательно проникли в некоторые сообщества, в основном по периметру Аравийской пустыни. Помимо разновидностей “христианства” и иудаизма в аравийском регионе были распространены также зороастризм («маджусия» — религия магов-огнепоклонников — в Ираке и Бахрейне) и сабеизм (звёздно-астральный культ в Сирии, ныне исчезнувший и религия «последователей» Иоанна Крестителя, сохранившаяся до сих пор на юге Ирака).

Особенности рождения пророка
и его возможности

Сочетание основных мировых религиозных систем, представленных по периметру Аравийской пустыни, с относительной чистотой (не закомплексованностью ими) её обитателей, а также ослабление продолжительными войнами друг друга двух соседних с Аравией неправедных крупных империй — создало к началу VII века возможности для зарождения новой религии с целью очередного возвращения людей к вопросу о чистоте их веры для пресечения географического распространения неправедных религий.

Одной из достаточно редких особенностей того времени в Аравии было то, что среди арабов время от времени встречались люди, ведшие уединённый образ жизни вдали от поселений. Об этих людях говорили, что они последние, соблюдающие заповеди веры Авраама — считающегося праотцом (первопредком) арабов (также как и евреев). Этих людей называли ханифами (благочестивыми). Ханифы верили в единого Бога, но не примыкали ни к иудеям, ни к “христианам”, ожидая появления обещанного пророка. Их ожидания сбылись.

Можно предположить, что такая неканоническая, недогматическая, а неосмысленно направленная к поиску Бога альтернатива библейскому единобожию в среде некоторых арабов в VI веке могла эгрегориально активизировать поиск Истины усилиями некоторых ханифов. Этот призыв ханифов не мог не быть услышан и не получить некий отзыв в высших областях духовной иерархии Мироздания (в эгрегорах высшего порядка) — в том числе и у Бога — Творца и Вседержителя. А Бог, в свою очередь, мог открыть людям Истины (как Он посчитал нужным), о которых они бескорыстно Его вопрошали — в том числе и о прошлой истории становления веры Авраама и её искажениях.

Не признавая единобожия иудаизма и “христианства”, и, находясь в поиске ответов на многие вопросы религии (что было для них главным делом жизни) — как веры Богу — ханифы могли активизировать процесс поиска Истины. Они ожидали услышать Истину из уст ожидаемого ими пророка и были готовы её принять — и это произошло: пророк родился в 570 году и стал вещать людям от имени Бога в 610 году. Цель Бога (предоставить людям Истину — соответственно готовности людей её принять и осмыслить)1 и цели некоторых ханифов максимально совпали на территории Аравийского полуострова.

Не случайно в Коране многократно указывается на религию ханифов и Авраама, которая противопоставляется религии иудеев и “христиан”:

Коран 3

67 Авраам не был ни иудеем, ни христианином, а был он ханифом предавшимся и не был из многобожников.

Коран 6

161 Скажи: "Поистине, Господь вывел меня на прямой путь, как прямую веру, в общину Авраама, ханифа. И не был он из многобожников".

Самому пророку Мухаммаду по его вере было дано откровение и Бог поддерживал его согласно его вере пророка-ханифа и глобальной необходимости, полностью известной лишь самому Богу.

В то же время, Бог никогда насильно не внушает никому из людей даже Истину (внушение это магическое действие, направленное на кодирование психики без чёткого понимания смысла того, что внушается): Он не навязчиво предлагает следовать Правде-Истине так, чтобы человек смог осознать Его предложения и переосмыслить свои взгляды на жизнь.

Но вот о множестве поступков пророка в Коране сказано, что пророк буквально следовал в жизни «внушению»1 (выделено жирным нами):

Коран 16

123 Потом внушили мы тебе: "Следуй за общиной Авраама, ханифа, и не был он из числа многобожников.

124 Суббота назначена только для тех, которые разошлись о ней, и, поистине, твой Господь рассудит их в день воскресения, в чем они разногласили!

125 Зови к пути Господа с мудростью и хорошим увещанием и препирайся с ним тем, что лучше! Поистине, Господь твой - Он лучше знает тех, кто сбился с Его дороги, и Он лучше знает идущих прямо!

126 И если вы наказываете, то наказывайте подобным тому, чем вы были наказаны. А если терпите, то это - лучше для терпеливых.

127 Терпи же, ведь твое терпение - только с Богом, и не печалься за них и не будь в стеснении от того, что они ухищряются.

128 Поистине, Бог - с теми, которые боятся, и теми, которые делают добро!"

Многие источники свидетельствуют, что Мухаммад до начала проповеди (610 год) часто искал уединения, в котором ему легче думалось о жизни. То есть, он был одним из ханифов. Так одним из излюбленных мест его уединения была пещера Хира, находящаяся за пределами Мекки.

Мекка, как мы уже говорили, являлась крупнейшим торговым и религиозным центром Аравии. Потеряв мать в возрасте шести лет1, Мухаммад два года воспитывался у деда — хранителя Каабы2. В раннем возрасте мальчик и юноша был предоставлен самому себе (не было опеки родителей) и после двух лет воспитания у деда, опеку о нём взял на себя дядя Мухаммада, глава рода Абу Талиб. Ранняя смерть родителей и относительная свобода опеки деда и дяди явились, скорее всего, серьёзными предпосылками для максимально возможного (для того времени) высвобождения психики будущего пророка от влияния на неё духовного наследия ближайших предков3. Предки Мухамамада принадлежали к знатному, но обедневшему роду Хашим, духовное наследие которого было в общем и целом тождественно многобожию (раннему политеизму) жителей Аравии. Более того, являясь религиозным центром Аравии, Мекка и храм Каабы были как бы сосредоточением всех религиозных верований жителей Аравии — можно сказать — крупнейшим (скорее всего самым крупным) географическим культурным и эгрегориальным центром Аравийского полуострова.

Кроме того, во времена пророка происходило естественно-эволюционное активное разрушение традиционного племенного уклада жизни арабов. И в первую очередь это сказывалось на небывалой активизации религиозного поиска как многими думающими арабами, так и небывалой эгрегориальной перестройки-поиска. Прежний ранний политеизм с сильными пережитками родоплеменных культов себя уже давно изжил во многих региональных цивилизациях вокруг Аравийского полуострова. Это хорошо понимали религиозные лидеры региона, поскольку иудаизм, зороастризм, “христианство” и прочие религиозные системы, вырвавшиеся далеко вперёд (по сравнению с ранним аравийским политеизмом) активно “стучались” в религиозные “двери” Аравии.

Мухаммад с раннего детства попал в уникальную ситуацию:

  • С одной стороны он был в определённой мере избавлен от излишнего давления на психику духовного наследия предков по линиям родовых эгрегоров: что «само собой разумелось» у предков — у него могло подвергаться сомнениям.

  • С другой стороны, религиозный кризис, охвативший Аравию, явился для Мухаммада объективной предпосылкой к поиску Истины вне известных религиозных систем — как и для многих ханифов.

  • В то же время, нахождение в самом центре религиозных традиций и эгрегориальном центре Аравии, а также близость его деда ко всем главным святыням арабов — просто обязывали представителя следующего (за дедом и дядей) поколения «хранителей Каабы» быть в рядах первых религиозных реформаторов, живя в «ногу со временем». В противном случае Мекка могла потерять статус крупнейшего религиозного центра.

  • Кроме того, Мухаммад был ханифом, а ханифы считали себя наследниками веры Авраама и других известных пророков и, как многие Арабы, верили в своего первопредка Авраама. Поэтому у ханифов, и, конечно же, у Мухаммада — помимо духовного наследия «аравийского политеизма» было и другое духовное наследие — которое можно условно назвать «авраамическое». Но авраамическое духовное наследие не было доступно в “автоматическом режиме” большинству арабов также как примитивное и более близкое наследие аравийского политеизма. Авраамическое духовное наследие1 было потенциально доступно очень немногим — по их реальной нравственности. Это означает, что к «авраамическому» эгрегориальному наследию недостаточно было только получить “ключи” по родовому и родоплеменному (культурному) наследствам — надо было суметь этими “ключами” воспользоваться, поскольку эгрегор (эгрегоры) Авраама и предков находились на достаточно высоком (а может и очень высоком в духовной иерархии) уровне Мироздания.

  • Активизацию способности овладения “ключами” («паролями доступа») к «авраамическому» наследию у ищущих арабов конечно же вызывал интерес к религиозным системам иудаизма и “христианства”, которые были особо широко известны в Мекке и её окрестностях (в главном духовном центре Аравии не могли “по должности” не проявлять особый интерес к крупнейшим системам монотеизма). Но арабы, как и все люди — разные. Одни арабы из окружения деда и дяди Мухаммада проявляли интерес к религиозным системам иудаизма и “христианства” как бы “по должности”, а такие как Мухаммад (отдельные представители следующего поколения ханифов) интересовались религиозными вопросами с позиций поиска Истины, а “должность” их предков была лишь уникальным поводом (у других ханифов не было таких поводов для интереса и поиска, как у Мухаммада) для мыслей и разговоров о серьёзном. И при этом у таких как Мухаммад могло возникнуть множество вопросов о вере “христиан”, иудеев и персов — тем более, что ханифы принципиально не исповедовали ни иудаизм ни “христианство”, ни зороастризм, а следовали своим духовным путём2.

Никто из взрослых на вопросы, встававшие перед молодыми ханифами во времена крупнейших религиозных изменений в Аравии, ответить не мог. Но вопросы оставались, оставалось и желание найти Истину — вернувшись к чистоте понимания религии Авраама и пророков — таковы были устремления ханифов, какими мы их можем узнать из дошедших до нас источников.

Мухаммад рано начал трудовую деятельность, несмотря на то, что родился в знатном роде. Чуть повзрослев, он занялся традиционной для курайшитов профессией — караванной торговлей, в качестве приказчика своих имущих родственников. Важно, что за несколько лет этих занятий Мухаммад приобрёл репутацию добросовестного и кристально честного управляющего, но имущества себе он так и не нажил.

Последнее даёт веские основания судить о Мухаммаде как о высоконравственном ханифе, не стяжателе и не обманщике, хоть профессия приказчика и позволяла манипулировать товарами и деньгами — более чем многие другие профессии наёмных работников. Период трудовой деятельности Мухаммада был в некотором роде его проверкой на практическое благонравие, на благонадёжность в общении с другими людьми, которую будущий пророк прошёл с честью.

В то время общественно-политические процессы в Аравии и вокруг Мекки (в том числе) сопровождались социальным расслоением, характерным для периода перехода от ранних форм племенного политеизма к ранней государственности. Вокруг себя в родном городе будущий пророк видел проявления власти и имущественного “богатства” у одних и убогость и бедность — у других, хотя последние и не были в его понимании ущербнее в духовно-нравственном отношении, чем “богатые”, скорее — наоборот. Подобная ситуация порождала у людей с высокими духовными потребностями чувство неудовлетворённости, которое, объединяясь с видением (либо ощущением) религиозной альтернативы раннему политеизму, которая могла бы явиться источником наведения справедливости — заставляла этих людей (многие из которых были ханифами) искать причины неустройства и пути изменений в первую очередь в обращении к Богу3 и «авраамической» вере, поскольку из людей (и даже старейшин) на накопившиеся вопросы никто ответить не мог.

Это проявлялось особо у жителей Мекки, связанных с самого рождения с обслуживанием религиозных культов. Неудовлетворённость религиозным положением и социальным расслоением активизировала поиски Истины в уединении. Подобные поиски сопровождались, как правило, длительными постами, молитвами (с призывами к Богу Авраама и предков), добровольным аскетическим самоограничением.

Всё это телесное и духовное самоочищение в совокупности с адресацией просьб о помощи к «Богу Авраама и пророков», а также при условии высоконравственного потенциала личности — могло помочь ханифу обрести способность пользоваться “ключами” от «авраамического» духовного наследия1, в котором все ответы на интересующие ищущих людей вопросы имелись, поскольку Бог уже неоднократно давал пророкам по их вере и способности осмысления данной Им информации2 (задолго до Мухаммада: от Ноя и Авраама) многие ответы на жизненно важные вопросы.

Последнее нашло отражение в Коране, где говорится, что Бог всем пророкам давал одно и то же:

Коран 2

136 Скажите: "Мы уверовали в Бога и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано Аврааму, Исмаилу, Исааку, Иакову и коленам, и что было даровано Моисею и Иисусу, и что было даровано пророками от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему предаемся".

Ситуация в Мекке и её окрестностях в конце VI века была несколько схожа с тем, что творилось вокруг Иерусалима в I веке до н.э. — накануне прихода Иисуса Христа. Тот же религиозный и политический кризис, тот же поиск выхода из кризиса и множество разных религиозных течений. В Аравии, также как и перед приходом Христа, хватало разных “пророков”, вещавших от лица «единого Бога», воля которого им виделась в “откровениях”. Но выделился и победил лишь Мухаммад. Естественно, что Бог решил поддержать лишь самого праведного и не страдающего ущербностями психики. А уж способ поддержки, соответствующий мере понимания того времени, Бог выбрал Сам: во всяком случае, похоже, что Мухаммад получил, по меньшей мере, возможность пользоваться “ключами” к «авраамическому» наследию.

Мухаммад шёл путём ханифов до начала публичной проповеди. Однако его судьба, как человека с высоким благонравным потенциалом, была под особой опекой Свыше от самого рождения. Бог надеялся на Мухаммада и тот оправдал надежды Бога. Надежды Бога, связанные с судьбой Мухаммада, его жизнью совпали с интересами и чаяниями самого пророка: так его судьба свершилась наилучшим образом.

В истории Мекки есть один эпизод, который является общезначимым знамением о том, что жизнь Мухаммада особо опекалась Свыше. Абиссинский (эфиопский) правитель Йемена, Абраха (“христианин” по вероисповеданию) вёл войну с аравийскими арабами с мистически-религиозной целью разрушения Каабы. Естественно, что после этого Мекка могла оказаться в руках “христианских” хозяев, а судьба религиозной системы Аравии была бы предрешена в “пользу” библейского христианства…

В год рождения будущего пророка Мухаммада (570 г.) Абраха с 60 тысячами солдат вторгся в Хиджаз, однако вскоре ему пришлось в смятении бежать из места, находящегося всего в нескольких километрах от Мекки, напроч отказавшись от цели своего похода. Сам Абраха умер, когда возвращался домой в столицу Йемена Сану. Позднее, в 574 году абиссинцы (эфиопы) были выдворены из Йемена персами — после 52 лет оккупации этой страны, и Йемен перешёл под суверенитет Персии.

Кааба была спасена не войском, а чудом. Верующие мусульмане до сих пор рассматривают этот эпизод как ответ Свыше на молитвы деда пророка. Хранитель Каабы, Абдул-Мутталиб (дед Мухаммада) молился о защите «Божьего Святого Дома» (как называли храм Каабы). В действительности же Бог не нуждается в храмах и «Домах», названных Его именем1. Дело было в другом: вторжение в Каабу “христиан” и разрушение Каабы могло пресечь рождение и судьбу будущего пророка и становление ислама, поэтому Бог упреждающе отвратил это бедствие от Мекки: так был подан знак о том, что будущая религиозная система, которую представит пророк Мухаммад, будет лучше “христианства”.

Эпизод спасения Мекки от войск Абрахи вошёл в Коран:

Коран 105

1 [Сура 105. Слон] Во имя Бога милостивого, милосердного! Разве ты не видел, как поступил Господь твой с владельцами слона?

2 Разве Он не обратил их козни в заблуждение?2

3 И послал Он на них птиц стаями?

4 Бросали они в них камни из обожженной глины.

5 И сделал Он их точно нива со съеденными зернами.

Сура (глава) 105 Корана названа «Слон», поскольку в войске эфиопов было несколько боевых слонов. Арабы Хиджаза пришли в замешательство и испуг, поскольку никогда прежде не видели слонов. Достигнув предместий Мекки, самый огромный слон, по кличке Махмуд, на котором восседал Абраха, встал на колени и отказался идти дальше. В результате этих событий в некоторых арабских хрониках 570 год назван позднее «Годом Слона».

В возрасте 25 лет Мухаммад женился на 40-летней состоятельной вдове Хадидже, которая была его единственной супругой до её кончины в 619 году. Женитьба позволила Мухаммаду участвовать в торговле, при этом у него появилось больше времени для долгих периодов самоотстранения от активной коммерческой деятельности — для нахождения в уединении. Два сына Мухаммада умерли во младенчестве, а четыре дочери от Хадиджи (Зайнаб, Рукайя, Фатима и Умм-Кульсум), выйдя замуж оставили потомство пророка.

Начало проповеди

Большинство мусульманских и других исторических источников, повествующих о жизни Мухаммада, сходятся к одной широко известной версии о получении первого откровения Свыше Мухаммадом. Во время многократных уединённых размышлений (в некоторых источниках они названы медитациями3) о смысле жизни, о бренности людского бытия, о несправедливости и вере — в маленькой пещере Хира на горе ан-Нур в окрестностях Мекки Мухаммад странным образом получил первое откровение.

Как мы уже говорили, долгие посты и уединение, благие бескорыстные мысли о справедливости и смысле жизни, в совокупности с благонравием пророка — вполне могли обеспечить ему открытый доступ к «авраамическому» наследию (так мы понимаем эгрегор высшего порядка, в котором издревле записывались праведные и благонамеренные мысли пророков — в том числе и информация, даваемая им когда-то кому-то из них прямо Свыше).

Этот эгрегор (либо несколько взаимовложенных эгрегоров)1 не имеют практически ничего общего (и по содержанию, а тем более — ни по алгоритмике) с эгрегорами библейского христианства и других разновидностей “христианства”, основанных на “пророчестве” Исаии. Тем более этот эгрегор (эгрегоры) почти не имеют ничего общего с эгрегором иудаизма, хоть последний и претендует на истину от самого Авраама (как первопредка евреев) и Яхве.

В конце священного для арабов месяца Рамазан2, как принято в мусульманском предании, Мухаммад получил первое откровение от Бога через ангела Джибраила. В Библии Джибраилу соответствует архангел Гавриил.

Летающий «муж Гавриил» впервые упоминается в Библии в ветхозаветной книге Даниила (Даниил 8:16; 9:21), “пророчествующего” царю Валтасару о гибели Вавилона как возмездии за оскорбление иудеев и захват Иерусалима3. В Новом Завете (Лука1:19-32) ангел Гавриил приносит Марии весть от Бога о том, что у неё будет ребёнок Иисус.

Какие бы вести ни приносил дух, называющийся «Гавриилом», до коранического Джибраила, под именем «Гавриил» в Библии всегда имеется в виду добрый ангел. В то же время «Гавриил» у Даниила (который приносит весть о злобной мести за притеснение иудеев от имени Бога) и «Гавриил» у Луки (который приносит радостную весть о рождении пророка — тоже от имени Бога) — обозначают совсем разные эгрегоры в духовной иерархии Мироздания. Для иудеев разрушение Вавилона было «добром», а рождение Иисуса — «злом». Для христиан рождение Иисуса — добро.

В общем, под именем Гавриил-Джибраил с древних библейских времён было принято обозначать явление доброго ангела, приносящего вести от Бога людям, но в большинстве случаев — не просто людям, а пророкам. Однако, это имя (Гавриил) употребляли в писаниях по-разному. Его именем часто прикрывали совсем не божеские дела — как это имело место в случае с “пророком” Даниилом. Ведь у «мировой закулисы» уже был большой опыт по подмене содержания учения пророков и искажению этих учений. А затем, попав в каноны, ветхозаветный Гавриил, например, обрастал эгрегориальным наследием — верой тех людей, которые внимали написанному в канонах. К какому Гавриилу-Джибраилу обращаться верующим, если их несколько в библейской культуре? И какой эгрегор «Гавриил-Джибраил» откликнется при очередном обращении ханифа, например?

Во всяком случае имя Гавриила-Джибраила было известно и до Мухаммада в библейской культуре: он существовал и многие «пророки» обращались к его авторитету во время своих проповедей.

По всему видно, что пророк Мухаммад получил Откровение от настоящего доброго ангела Джибраила (а не от его дублёра-имитатора, которого мы увидели в книге Даниила). Про это сказано в Коране (выделено нами):

Коран 2

97 Скажи: "Кто был врагом Джибраилу..." - ведь он низвел его на твое сердце с соизволения Бога для подтверждения истинности того, что было ниспослано до него, как прямой путь и радостная весть верующим.

98 Кто бывает врагом Бога, и Его ангелов, и Его посланников, и Джибрила, и Микала1... то ведь и Бог - враг неверным!

99 Мы уже ниспослали тебе ясные знамения, и не веруют в них только распутные.

100 И ведь каждый раз, как они заключают договор, часть из них отбрасывает его. Да, большинство их не верует!

Сам Коран ясно указывает верующим на источник получения Откровения: «он (ангел Джибраил — по контексту: наше пояснение) низвел его (Откровение: наше пояснение) на твоё сердце с соизволения Бога для подтверждения истинности того, что было ниспослано до него, как прямой путь и радостная весть верующим».

Ещё один раз в Коране упоминается ангел Джибраил в суре 66 «Запрещение» (выделено нами):

Коран 66

3 И вот Пророк сообщил втайне какой-то из своих жен новость. А когда она передала это и Бог ему открыл, то часть он сообщил, а от части уклонился. А когда он сообщил ей про это, она сказала: "Кто сообщил тебе это?" Он сказал: "Сообщил мне знающий, ведающий".

4 Если вы обе обратитесь к Богу... , ведь склонились ваши сердца. А если открыто будете противиться ему... , то ведь Бог - его защитник, и Джибраил, и праведный из верующих, и ангелы после этого - помощники.

Сказано: Бог — защитник верующих. И для верующих Джибраил и ангелыпомощники в богоугодном деле. Но помимо Джибраила (доброго ангела) в Коране упоминаются и другие ангелы, добрые и не совсем добрые, но нужные для проверок людей на праведность. И эти ангелы для праведников — в помощь, а для не верующих и уклонившихся — им же во вред (выделено нами):

Коран 2

101 И когда приходил к ним посланник от Бога, подтверждая истинность того, что с ними, часть из тех, кому даровано было писание, отбрасывали писание Бога за свои спины, как будто бы они не знают,

102 и они последовали за тем, что читали шайтаны, в царство Соломона. Соломон не был неверным1, но шайтаны были неверными, обучая людей колдовству и тому, что было ниспослано обоим ангелам в Вавилоне, Харуту и Маруту. Но они оба не обучали никого, пока не говорили: "Мы - искушение, не будь же неверным!" И те научались от них, чем разлучать мужа от жены, - но они не вредили этим никому иначе, как с дозволения Бога. И обучались они тому, что им вредило и не приносило пользы, и они знали, что тот, кто приобретал это, - нет ему доли в будущей жизни. Плохо то, что они покупали за свои души, - если бы они это знали!

103 А если бы они уверовали и были богобоязненны, то награда от Бога лучше, - если бы они знали!

В общем, ангелы (эгрегоры), представленные в Коране, имеют разные предназначения, не говоря уже об отличиях ангелов от джиннов. Кроме того, вокруг каждого библейского имени — будь то Гавриил либо Иоанн Креститель — создаётся свой «подэгрегор»2, который реагирует на свой имя-пароль. Это имя-пароль даёт возможность входа в «подэгрегор», где записаны все мысли верующих относительно деятельности того библейского имени. Но таких «подэгрегоров» может быть несколько: поскольку каждая общность людей думает о персонаже по-своему. Поэтому одно и то же имя может “откликнуться” в духовной иерархии в разных её фрагментах в диапазоне от доброго ангела до джинна-имитатора…всё зависит от мировоззрения запрашивающего.

Но прежде чем начать разговор о джиннах, приведём большую цитату из Корана (Сура 6 «Скот»), в которой говорится о ниспослании Откровения пророкам до Мухаммада, о безопасности для людей и о сотворении (выделено жирным — нами):

Коран 6

82 Те, которые уверовали и не облекли свои веры в несправедливость, для них - безопасность, и они - на верной дороге.

83 Это - Наш довод, которые Мы даровали Аврааму против его народа3. Мы возвышаем степенями тех, кого желаем. Поистине, Господь твой - мудрый, знающий!

84 И даровали Мы ему Исаака и Иакова; всех Мы вели прямым путем; И Ноя вели раньше, а из его потомства - Давида, Соломона, и Йова, и Иосифа, и Моисея, и Аарона. Так воздаем Мы делающим добро!

85 И Захарию, и Йоанна, и Иисуса, и Илию, - они все из праведных.

86 И Исмаила, и Елисея, и Иону, и Лота - и всех Мы превознесли над мирами.

87 И из отцов их, и потомков их, и братьев их, - Мы избрали их и вели их на прямой путь.

88 Это - путь Бога, которым Он ведет, кого желает, из Своих рабов. А если бы они придали бы Ему сотоварищей, то тщетным для них оказалось бы то, что они делали!

89 Это - те, кому Мы даровали книгу, и мудрость, и пророчество; если не уверуют в них эти, то Мы поручили это людям, которые в это будут веровать.

90 Это - те, которых вел Бог, и их прямому пути следуй! Скажи: "Я не прошу у вас за это платы. Это - только напоминание для миров".

91 Не ценили они Бога должной ценой, когда говорили: "Ничего не низводил Бог человеку". Скажи: "Кто низвел книгу, с которой пришел Моисей, как со светом и руководительством для людей, которую вы помещаете на хартиях, открывая ее и скрывая многое? Ведь вы научены тому, чего не знали ни вы, ни ваши отцы". Скажи: "Бог!" Потом оставь их забавляться в их пустых разговорах.

92 И это - книга, которую Мы ниспослали тебе1, благословенная, подтверждающая истинность того, что было ниспослано до нее, и чтобы ты увещал мать городов и тех, кто кругом ее; и тех, которые веруют в последнюю жизнь, веруют в Него, и они соблюдают свою молитву.

93 Кто же несправедливее того, кто измыслил на Бога ложь или говорил: "Ниспослано мне", но не было ему ниспослано ничего; или того, кто говорил: "Я низведу подобное тому, что низвел Бог"? Если бы ты видел, как неправедные пребывают в пучинах смерти, а ангелы простирают руки: "Изведите ваши души сегодня будет вам воздано наказанием унижения за то, что вы говорили на Бога не истину и превозносились над его знамениями!"

94 Вы пришли к нам одинокими, как Мы сотворили вас в первый раз, и оставили то, чем Мы вас наделили, за вашими спинами, и Мы не видим с вами ваших заступников, о которых вы утверждали, что они для вас - товарищи. Уже разорвано между вами и скрылось от вас то, что вы утверждали.

95 Поистине, Бог - дающий путь зерну и косточке; изводит живое из мертвого и выводит мертвое из живого! Это вам - Бог. До чего же вы обольщены!

96 Он выводит утреннюю зарю и ночь делает покоем, а солнце и луну - расчислением. Это - установление великого, мудрого!

97 Он - тот, который устроил для вас звезды, чтобы вы находили по ним путь во мраке суши и моря. Мы распределили знамения для людей, которые знают!

98 Он - тот, который вырастил вас из одной души, а затем - место пребывания и место хранения. Мы распределяем знамения для людей, которые понимают!

99 Он - тот, который низвел с неба воду, и Мы произвели благодаря ей рост всякой вещи; Мы вывели из нее зелень, из которой выведем зерна, сидящие в ряд; и из пальмы, из ее завязей, бывают гроздья, близко спускающиеся; выводим и сады из винограда, и маслину, и гранаты, похожие и не похожие. Посмотрите на плоды этого, когда они приносят плоды и на созревание их! Поистине, в этом - знамение для людей, которые веруют!1

После такого подробного увещевания людям о предыдущих Мухаммаду пророках и сотворении, в этой же суре Корана сказано о джиннах и о Боге (выделено нами):

Коран 6

100 И устроили они Богу сотоварищей из джиннов2, в то время как Он их создал, и бессмысленно приписали Ему сынов и дочерей3 без всякого знания. Хвала Ему, и превыше Он того, что они Ему приписывают!

101 Создатель внове небес и земли! Как будет у Него ребенок4, раз не было у Него подруги и когда создал Он всякую вещь и о всякой вещи Он сведущ!

102 Это для вас - Бог, ваш Господь, - нет божества, кроме Него, - творец всякой вещи. Поклоняйтесь же Ему! Поистине, Он - поручитель над каждой вещью!

103 Не постигают Его взоры, а Он постигает взоры5; Он - проницателен, сведущ!

104 Пришли к вам наглядные знамения от вашего Господа. Кто узрел, - то для самого себя; а кто слеп, - во вред самому себе. Я для вас - не хранитель!

В Коране ясно сказано, что люди сами устроили Богу сотоварищей из джиннов. Мы многократно обращались как к теории эгрегоров, так и к рассмотрению явлений многочисленных богов в политеизме и в эгрегориальных религиях монотеизма, таких как иудаизм и библейское христианство. Поэтому нетрудно догадаться, что сотоварищи6 из джиннов, устроенные людьми это — эгрегоры, управляемые людьми-демонами (людьми с демоническим типом строя психики). Коран прямо и неоднократно указывает на людское происхождение эгрегоров-богов, эгрегоров-демонов (джиннов, которыми руководят шайтаны — люди-демоны и откровенные сатанисты)7.

Люди-демоны либо сами создают (под свои корпоративные потребности) эгрегоры-джинны, либо употребляют уже созданными до них людьми эгрегоры (джинны) и прибегают к их помощи, желая возвыситься над другими людьми в одной из земных иерархий. В Коране есть сура «Джинны»8, в которой прямо говорится про таких людей-демонов и про тех толпарей, которые существуют под управлением эгрегоров-джиннов (выделено нами):

Коран 72

5 Мы думали, что никогда не будут говорить люди и джинны на Бога ложь.

6 Мужи среди людей прибегали к мужам среди джиннов, и они прибавили им безумия.

Но и ангелы типа Джибраила в Коране — тоже эгрегоры, но в них вход открыт лишь для праведников и закрыт для людей-демонов (и шайтанов-сатанистов). Коранический Джибраил — один из ангелов-эгрегоров, хранитель «авраамического» духовного наследия.

Коран 2

97 Скажи: "Кто был врагом Джибраилу..." - ведь он (Джибраил: наше пояснение) низвел его (Коран: наше пояснение) на твое сердце с соизволения Бога для подтверждения истинности того, что было ниспослано до него, как прямой путь и радостная весть верующим.

Коран — Откровение пророку, полученное в основном через ангел-эгрегор. Вход был открыт с соизволения Бога Мухамамаду в этот ангел-эгрегор. Нахождение в духовной иерархии ангела-эгрегора «Джибраил» — тогда было выше любого из других людских эгрегоров, в том числе и любых демонических эгрегоров высшего порядка (где хранится доступная немногим демонам управленческая информация). Естественно, что Бог, владея всей картиной всех людских эгрегоров, участвует в управлении людьми таким образом, что самая сокровенная информация, доступная лишь Богу, становится достоянием лишь праведников. А людям-толпарям и демонам приходится довольствоваться лишь тем, что они сами себе придумали в течении существования настоящей цивилизации — информацией демонических эгрегоров-джиннов, добавляющих людям безумие, поскольку большинство толпарей, попав под опеку этих джиннов, перестают развиваться как предполагает Бог для людей, и остаются без собственного ума: ум им заменяет эгрегориальное водительство. Об этом сказано в Коране в суре 17 «Перенёс ночью»1 (выделено нами):

Коран 17

85 Они спрашивают тебя о духе. Скажи: "Дух от повеления1 Господа моего. Даровано вам знания только немного".

86 Если бы Мы пожелали, Мы, конечно, унесли бы то, что открыли тебе2, а потом ты бы не нашел для себя в этом против Нас покровителя,

87 кроме милости от твоего Господа. Благодеяния Его для тебя велики!

88 Скажи: "Если бы собрались люди и джинны, чтобы сделать подобное этому Корану, они бы не создали подобного, хотя бы одни из них были другим помощниками"3.

В Коране уделено огромное внимание проблеме эгрегориального водительства людей со стороны джиннов (эгрегоров, управляемых демонами)в терминологии Корана. Мы вернёмся позже к этому важнейшему вопросу. Неправедное эгрегориальное сопровождение людей — одна из серьёзнейших управленческих проблем современной цивилизации, которая к настоящему времени не только не разрешается людьми, но во многом усугубляется атеизмом большинства людей.

Здесь же скажем ещё по поводу получения информации от эгрегоров-джиннов: даже самая засекреченная информация, хранящаяся в этих эгрегорах, а также и мысли хозяев-менеджеров этих джиннов при необходимости становятся достоянием праведников — особенно когда последним угрожает опасность, либо по другой высшей надобности. Ведь чем выше эгрегор в духовной иерархии Мироздания, в который входит человек, тем больше информации из нижестоящих эгрегоров ему становится потенциально доступно. Праведнику разрешено Свыше пользоваться информацией эгрегоров-ангелов, которые выше любых демонических эгрегоров-джиннов. Праведник, получая информацию от джиннов (если надо), оказывается в ситуации, когда джинны тоже работают на праведника (а вместе с джиннами и люди, которых джинны опекают). А у других людей (неправедников) таких возможностей не имеется. Но в то же время, имея дело с эгрегорами джиннами — праведник должен уметь не попадать под их влияние: для этого в его психике не должно быть соответствующих изъянов, что, как показывает анализ Корана, не всегда удавалось даже Мухаммаду (но об этом позже).

Примерно такая же ситуация создаётся при общении праведника с демоническими личностями: праведнику даётся вся необходимая информация (либо от эгрегора, который представляет демон, либо в Различении от Бога) о демонах и просто злых людях в целях безопасности дела и жизни праведника. Последнее заметил ещё Соломон (который во многих местах Корана упоминается в числе праведников-пророков). Выделено жирным нами:

Премудрость Соломона 2

12 Устроим ковы праведнику, ибо он в тягость нам и противится делам нашим, укоряет нас в грехах против закона и поносит нас за грехи нашего воспитания;

13 объявляет себя имеющим познание о Боге и называет себя сыном Господа;

14 он пред нами — обличение помыслов наших.

15 Тяжело нам и смотреть на него, ибо жизнь его не похожа на жизнь других, и отличны пути его:

16 он считает нас мерзостью и удаляется от путей наших, как от нечистот, ублажает кончину праведных и тщеславно называет отцом своим Бога.

Пророк Мухаммад получил своё первое Откровение от ангела Джибраила (как сказано в Коране). Но это вовсе не значит, что последующие Откровения он получал только лишь с эгрегора-ангела «Джибраил»1: он имел возможность пользоваться информацией «сопряжённых» с этим ангелом-эгрегором других ангелов (эгрегоров — духовного наследия пророков); от Бога непосредственно (в обход всяческих эгрегоров); либо даже информацией от джиннов, которая была необходима для продолжения проповеди2: например историческую информацию “знали” не только Бог и ангелы, но и многие джинны (история «пишется» в духовном мире людей во всех подробностях и мелочах, а на вещественных носителях — фиксируется лишь малая часть истории).

Кстати, предыдущий пророк Иисус также как и Мухаммад не знал при жизни своего отца, во всяком случае в версии М.Булгакова, которая нам представляется наиболее правильной. Отец и мать Мухаммада известны как простые люди. В нашей неправедной толпо-“элитарной” цивилизации с древнейших времён практически все люди развивались и развиваются с определённым ущербом (по отношению к Божиему идеалу Человека) для своей психики: сказывается неправедное эгрегориальное наследие и генетика предков3. Не исключением был и Мухаммад. Поэтому прежде чем стать пророком, Мухаммад должен был немало потрудиться над своей психикой, дабы максимально очистить её от влияния неправедного духовного наследия. Будучи благонравным и искренне честным человеком, он стремился к этому и Бог на определённом этапе помог Мухаммаду.

Многие исследователи-атеисты разного толка, особенно европейцы, представляют Мухаммада чуть ли не психически больным, поскольку считают начало его пророческой деятельности совпадающим с обострением психических расстройств у склонного к уединению человека. Но это всё лишь удобные объяснения внешне видимой стороны дела, сопровождавшего начало пророчества.

В этот момент пророк болезненно для его психики выходил на высшие уровни эгрегориального сопровождения его будущей жизни — на уровни «ангела Джибраила»4 — где предположительно находится то, что давалось пророкам до него. Естественно, что многое из прежнего духовного обеспечения пророка должно было стать второстепенным для его психики, как мешающее его дальнейшей деятельности, и как прошлые наваждения. В такие моменты серьёзнейшей эгрегориальной перестройки психики с одного духовного наследия на другое (да ещё и высочайшего уровня) у человека может происходить буквально «ломка», схожая с «шаманской болезнью». И здесь нет ничего удивительного: мы уже знаем, что при инициации шамана происходило тоже подключение к одним эгрегорам и отстройка от всего «ненужного» для дальнейшей миссии шамана.

Только в случае шамана его инициацию контролировал старший шаман-учитель, а в случае пророка очищение от «ненужного» духовного наследия происходило с Божией помощью, Божией милостью. Но механизмы и внешняя сторона процесса психической перестройки, которую наблюдали окружающие будущего пророка люди — схожи, что у инициируемого шамана, что в случае начала пророчества у Мухаммада.

Уровни же духовной иерархии, с которых происходила «инициация» — разные — разное и предназначение. Однако, у некоторых “исследователей” жизни Мухаммада это вызывает повод для осмеяния пророка как душевно больного человека. Но душевно больными на поверку оказываются сами “исследователи”: такое серьёзное Откровение (Коран) душевно больным не давалось и не будет дано впредь. Но вот подлечить свою психику с помощью глубокого и осмысленного чтения Корана и просьб о помощи к Богу — можно.

Первые мусульманские общины

Итак, пророк Мухаммад (буквально «Прославленный») — Мухаммад Ахмад б. Абд Аллах — узнал от своего «ангела-покровителя» Джибраила о том, что Бог его избрал для пророчества людям с целью призыва к «старой новой» вереисламувере Авраама и пророков «от Адама до Иисуса». Многие исследователи склоняются к мысли, что пророк, будучи кротким и скромным человеком, вначале даже слегка смутился и даже испугался такого расположения к нему, которое он чётко услышал с высокого уровня духовной иерархи Мироздания при первом Откровении.

Большинство учёных считают первой суру 96 Корана («Сгусток»)1, в которой Мухаммаду было повелено (даже приказано) читать людям Откровение:

Коран 96

1 [Сура 96. Сгусток] Во имя Бога милостивого, милосердного! Читай!2 Во имя Господа твоего, который сотворил -

2 сотворил человека из сгустка.

3 Читай! И Господь твой щедрейший,

4 который научил каламом3,

5 научил человека тому, чего он не знал.

Имя «ангела-покровителя» Мухаммада, приносящего вести от Бога (по преданию) — Джибраила (на арабском ан-Намус) — означает буквально «Совесть». То есть, Мухаммад к сорока годам обрёл можно сказать совершенное водительство своей совестью — если растолковывать буквально то, что с ним произошло.

Как мы уже знаем, совесть это — чувство Божиего Промысла как таковое, неразрывно сопряжённое с той составной частью личностной нравственности, которая совпадает с праведностью. Праведность — нравственный закон, который Бог избрал для Себя сам, и предлагает людям. В общем, грубо говоря, реальному уровню праведности-совести Мухаммада соответствовал эгрегориальный уровень под совокупным названием «Джибраил» — со всеми его нравственно-религиозными постулатами, в том числе и ошибками понимания Божиего Промысла, допущенными теми, кто являлся причастным к созданию этого эгрегора из предыдущих пророков и их единомышленников. Также кроме «Джибраила» нельзя не учитывать и наваждения, которые могут попасть в психику любого из людей с других эгрегоров, согласно его психическим изъянам.

В общем, имя Джибраила, также как и Коран, указывает на особый уровень благонравия Мухаммада, благодаря которому он выделился от других людей и получил возможность овладеть духовным наследием пророков (и развить это наследие), которые были до него: «от Адама до Иисуса», как сказано в Коране. Именно в этом наследии достаточно чётко отражена цель Божиего Промысла в отношении нашего мира: построение на Земле царства, законы которого соответствовали бы нравственному закону, который Бог избрал для Себя и для людей.

Коран опровергает имеющееся в среде “научных” атеистов мнение, что Мухаммад якобы был напуган и подавлен духом «Джибраилом» и после этого лишь транслировал прогнозы и наставления1, являясь по сути «зомби» (безвольным исполнителем) этого духа-эгрегора. Как мы уже говорили, в этом отношении “учёные” сравнивают пророка с шаманом, намекая на то, что его инициация всего лишь пережитки первобытных форм религий в отсталой Аравии.

В действительности же Мухаммад добровольно принял на себя миссию нести людям Откровение2, готовился к этому всю свою жизнь (о чём мы рассуждали выше) и был вознаграждён Свыше этим нужным людям трудом. А его кажущееся безволие — всего лишь искажённое отображение в психике некоторых людей из окружения его особой скромности и кротости перед Богом, что вовсе не является признаком «зомбированности». В то же время Мухаммад мог быть несколько подавлен вторжением в его психику, не до конца готовую принять Откровение, эгрегора-ангела и выглядел напуганным этим вторжением, пока психика не свыклась с новым информационным обеспечением.

Следующей сурой, по преданию, Мухаммаду была дана сура 74, которая тоже начинается призывом к проповеди:

Коран 74

1 [Сура 74. Завернувшийся] Во имя Бога милостивого, милосердного! О завернувшийся!

2 Встань и увещевай!

3 И Господа твоего возвеличивай!

4 И одежды твои очисть!

5 И скверны беги!

6 И не оказывай милость, стремясь к большему!

7 И ради Господа твоего терпи!

Конечно, Бог помог психически ещё слабому пророку в непростом деле его становления как верующему Богу человеку, укрепив его веру, о чём сказано в Коране (выделено нами):

Коран 17 («Перенёс ночью»)

73 И близки они были к тому, чтобы соблазнить тебя от того, что Мы внушили тебе, чтобы ты измыслил на Нас другое. А тогда они3 взяли бы тебя своим другом.

74 И если бы Мы тебя не подкрепили, - ты был близок склониться к ним хотя бы немного4.

75 Тогда Мы дали бы тебе вкусить вдвойне и в жизни и в смерти. Потом ты не найдешь против Нас помощника!

Подобные укрепления Свыше в вере могут быть лишь при сильном желании самого человека следовать этой вере. Слабости и сомнения, вызванные проблемами воспитания и побочным эгрегориальным давлением всегда могут быть, но целеустремлённость и честность перед Богом и людьми помогают человеку обрести помощь Свыше, после чего сомнения и слабости рассеиваются.

Но многие люди, наблюдавшие за пророком в первые годы после начала пророчества судили по себе: «раз пророк не проявляет волю и не показывает свою силу, а ведёт себя подобно инициированному в чужую веру шаману, то значит он «зомбирован» или психически нездоров».

Дальнейший процесс становления ислама показал, что такие люди оказались неправы а многие из них даже закончили свою земную жизнь раньше, чем могли бы. Коран прямо опровергает одержимость-«зомбированность» пророка1, показывая тем самым, что Мухаммад действовал по собственной воле в строгом соответствии со своей судьбой (выделено нами):

Коран 7 («Преграды»)

182 А тех, которые считали ложью Наши знамения, Мы низведем так, что они не узнают.

183 И Я даю им отсрочку: ведь Моя хитрость - прочна.

184 Неужели они не размыслили, что у их сотоварища нет одержимости? Он ведь - только ясный увещатель2.

Коран неоднократно указывает на то, что многие окружающие люди пророка называли одержимым («зомби»), пытаясь проверить его на способность творить чудеса с помощью ангелов (видимо привыкли к эгрегориальной магии ведически-знахарской культуры под управлением демонов)3. Но кораническая культура как раз против такого рода эгрегориальных чудес, перед которыми преклоняются толпы людей.

Бог через пророка ответил, что ангелы через пророка несут Истину, а показывать чудеса, доказывая эту Истину, пророк не должен: он должен предлагать людям праведность и пробуждать у людей способность к осмысленной религии веры Богу, а не слепого преклонения перед чудесами (выделено нами):

Коран 15

1 [Сура 15. Ал-Хиджр] Во имя Бога милостивого, милосердного! Алиф лам ра. Это - знамения книги и ясного Корана.

2 Может быть, пожелают те, которые неверны, стать мусульманами.

3 Оставь их, пусть они едят, наслаждаются, и надежда их отвлекает. Потом они узнают.

4 Мы не губили селения без того, чтобы ему не было известного начертания.

5 Ни один народ не опередит своего предела, и не отсрочат они.

6 Сказали они: "О ты, которому ниспослано напоминание! Ты ведь - одержимый!

7 Почему ты не придешь к нам с ангелами, если ты из праведных?"

8 Мы не посылаем ангелов, иначе как с истиной, и тогда не будут они из тех, кому отсрочивается.

9 Ведь Мы - Мы ниспослали напоминание, и ведь Мы его охраняем.

Охрана пророка и его дела прослеживается в отношении Мухаммада от самого его рождения, о чём мы уже упоминали выше. В Суре 52 «Гора» и в Суре 68 «Письменная трость» ещё раз указывается на то, что Мухаммад не одержимый (выделено нами):

Коран 52

29 Напоминай же! Ведь ты по милости твоего Господа не прорицатель4 и не одержимый.

Коран 68

1 [Сура 68. Письменная трость] Во имя Бога милостивого, милосердного! Нун. Клянусь письменной тростью и тем, что пишут!

2 Ты по милости Господа твоего не одержимый,

3 и, поистине, для тебя - награда неистощимая,

4 и, поистине, ты - великого нрава.

5 И вот ты увидишь, и они увидят,

6 в ком из вас испытание.

7 Поистине, Господь твой лучше знает тех, кто сбился с Его пути, и Он лучше знает идущих прямо!

8 Не повинуйся же обвиняющим во лжи!

Но таких людей великого нрава, конечно же, в Мекке было немного. Мухаммад с самого начала проповеди столкнулся с теми же проблемами, с которыми сталкивались до него практически все пророки1. Люди смеялись над ним и не верили ему. Более того, дядя Хадиджи (жены Мухаммада) предупредил Мухаммада о предстоящем изгнании его из родного города, добавив при этом «Не было ещё ни одного человека, с которым не враждовали бы, когда он приходил с тем, с чем пришёл ты».

Мухаммад пришёл со «старой новой» верой, суть которой всё та же, что и смысл учений всех самочинных пророков (посланников), поддерживаемых Богом, и их последователей — призыв к единобожию. «Новой» эта вера считалась лишь потому, что учения предыдущих пророков были искажены людьми, либо забыты вовсе а Книга (Коран2), ниспосланный Мухаммаду, был оригинальным и уникальным напоминанием (которое назвали Откровением) об истинной вере. В самом начале проповеди немногие люди поверили пророку:

Коран 37

35 Ведь они, когда им говорили: "Нет божества, кроме Бога!" - возносились

36 и говорили: "Разве мы в самом деле оставим богов наших из-за поэта одержимого?"

37 Нет, он пришел с истиной и оправдал посланников.

Первыми людьми, поверившими проповеди Мухаммада и принявшими ислам (покорность Богу), то есть, ставшими мусульманами (от арабского муслимпредавшийся Богу) были его жена Хадиджа, его 10-летний двоюродный брат Али ибн Аби Талиб, его вольноотпущенник и приёмный сын Зайд ибн Харриса и его друг Абу Бакр. Первые три года призыв к единобожию осуществлялся почти тайно (число первых мусульман было — около 40 человек).

Проповедь Мухаммада вначале была встречена в Мекке с насмешкой. Впоследствие новая вера вызвала интенсивные враждебные действия со стороны местного общества — идолопоклонников, особенно со стороны мекканской верхушки. В принципе в идее единого Бога для мекканцев не было ничего необыкновенного. Многие жители этого религиозного центра Аравии были готовы согласиться, что среди множества богов есть некое «высшее существо». Но ислам они не хотели принимать по другим причинам:

  • Признание Мухаммада в качестве пророка означало бы потерю монополии на Каабу, приносящую политическую выгоду региону. Тем более что пророк был хоть и из знатного рода, но недостаточно имущего и влиятельного, а по принятии ислама он стал бы главным лицом Мекки (как минимум) — остальные же более влиятельные роды опустились бы в своей иерархической значимости.

  • Монополия на Каабу приносила немалые прибыли мекканцам (особенно верхушке), поэтому, пропагандируемая в Коране потенциальная равноприближённость всех людей к Богу — по их вере (а не по монополии на религиозные реликвии, крупнейшей из которых была Кааба) — лишала Мекку и хранителей реликвии лёгкого дохода от паломников.

  • Многих имущих и властных не устраивала и мораль новой веры, согласно которой они должны делиться с неимущими как с людьми одной большой общины.

В общем аравийская разновидность толпо-“элитаризма” устраивала мекканскую “элиту” и последняя не хотела сдавать позиции из-за появления какого-то “одержимого”.

Постепенно вокруг Мухаммада сложилась группа сподвижников (сахабов или асхабов), частью из знатных родов, частью — из низов мекканского общества. Весь первоначальный период проповеди, вплоть до хиджрыпереселения в Медину, мусульмане подвергались преследованиям и гонениям со стороны мекканского большинства. Продолжительное время узы кровного родства с родом Абу Талиба защищали Мухаммада от преследований со стороны городской верхушки — что, естественно, являлось одним из контуров его защиты Свыше. В 1616 году один из лидеров Мекки и главных оппонентов Мухаммада — Умар ибн аль-Хаттаб — принял ислам1. А на три дня раньше ислам принял дядя пророка — Хамза, что тоже сыграло немаловажную роль в становлении ислама и решении Умара.

В 619 году умерла первая жена (до этого момента других жён у пророка не было) Мухаммада — Хадиджа. В течение 25 лет Мухаммад был женат только на своей первой жене Хадидже. Все его последующие браки имели место только после смерти Хадиджи, когда ему было уже за пятьдесят. Все его следующие жёны были вдовами, и в большинстве своём эти браки носили политический характер.

В этот же год умер и дядя пророка — Абу Талиб. Хоть Абу Талиб и не принял ислам, но он выступал защитником пророка, как глава рода Хашим. Другой дядя пророка, Абу Ляхаб, стал главой клана Хашим, но он отказал Мухаммаду в защите. По смерти Абу Талиба Мухаммад был исключён из рода и с многими своими последователями тайно переселился в оазис Ясриб (350 км. севернее Мекки), позднее названный «Городом пророка» — Мединой.

Начало «мусульманской эры»

В возрасте 52 лет (после 12 лет проповеди) в сентябре 622 года Мухаммад переехал в Ясриб. За два года до этого группа жителей Ясриба (около 70 человек), прибывшая на хаджж (паломничество) в Мекку, тайно приняла ислам. Они пригласили Мухаммада в качестве третейского судьи. Переселение мусульман в Ярсиб происходило постепенно. Через какое-то время выехал и Мухаммад в сопровождении своего друга Абу Бакра (дочь которого была второй женой Мухаммада) — переезд пророка и его друга в Ярсиб и называется хиджра. Их преследовали мекканцы и в течение нескольких дней они прятались в пещере на горе Саур (Тавр), расположенной вдоль дороги на Йемен.

Во время нахождения в пещере Мухаммад и его друг много думали о помощи Бога. По преданию накануне предстоящего становления веры из нового центра (Ярсиб) Мухаммад успокаивал своего друга словами: «Что ты думаешь о двоих, где третий — Бог? Не печалься, ибо Бог с нами». Предание гласит, что это событие описано в Коране в суре 40 («Верующий»). В частности в суре «Верующий», помимо многого другого, даётся множество полезных укреплений для людей в вере Богу (выделено нами):

Коран 40

14 Призывайте же Бога, очищая пред Ним веру, хотя бы и ненавидели это неверные!

20 Бог решает во истине, а те, которых они призывают вместо Него, не решают ничего. Поистине, Бог - слушающий, видящий!

51 Мы поможем Нашим посланникам и тем, которые уверовали, в здешней жизни и в тот день, когда предстанут свидетели, -

52 в тот день, когда не поможет несправедливым их извинение - им проклятие, и для них - злое обиталище!

65 Он - живой, нет боженства, кроме Него; взывайте же к Нему, очищая пред Ним веру! Хвала Богу, Господу миров!

67 Он - тот, который сотворил вас из праха, потом из капли, потом из сгустка, потом вывел вас младенцем2, потом - чтобы вы достигли крепости, потом - чтобы вы были стариками. Среди вас есть тот, кто упокоивается раньше, и чтобы вы достигли названного предела, - может быть, вы уразумеете!

68 Он - тот, который оживляет и умерщвляет, а когда решит какое-нибудь дело, то только скажет ему: "Будь!" - и оно бывает.

В Медине мусульмане из Мекки (мухаджиры — переселенцы) были тепло встречены местными мусульманами (мединскими племенами аус и хазрадж), которых пророк назвал ансарами — помощниками. Третьей (небольшой) частью населения Медины были евреи, с которыми пророк Мухаммад заключил договор о ненападении.

Считается, что в Медине закладывались основы исторического ислама. Здесь были сформулированы законы шариатанадлежащий путь» — свод нормативов ислама). Здесь пророк построил свой дом и заложил рядом с ними мечеть — Мечеть Пророка в Медине — вторая «святыня» исторического ислама (после Запретной мечети в Мекке).

Первые мусульмане, переселившиеся в Медину, ради веры оставили в Мекке всё своё имущество — дома, деньги, верблюдов, товары и прочее. Всем этим завладели курайшиты. Поскольку мирная проповедь ислама в течение более 10 лет не привела к вразумлению многобожников, к тому же первым мусульманским общинам нужны были средства для развития — Мухаммад принял решение на военные столкновения с «неверными» людьми, не внимающими мирным словам проповеди.

С командой численностью около 300 мусульман пророк выступил в середине марта 624 года в поход, целью которого было атаковать караван мекканцев, возглавляемый главой рода Умайя Абу Суфьяном в местечке Бадр (150 км. к юго-западу от Медины). Состоялась битва, закончившаяся полной победой мусульман, вступивших в бой с противником, преобладающим численностью почти в три раза и гораздо более оснащённым вооружением и экипировкой.

Новая вера и помощь Свыше оказались сильнее численного превосходства и первая военная победа стала одним из значительнейших событий в истории раннего ислама. Молодая мусульманская община стала ощущать свою боевую мощь, подкреплённую сформировавшимся к тому времени победоносным духом-эгрегором — предвестником эгрегора исторического ислама. Эта духовно-боевая мощь разрослась в непрекращающуюся лавину побед мусульман в течение нескольких лет. Естественно, что и на психику Мухаммада уверенность от побед оказала определённое влияние. Не могло это ни сказаться и на качестве сур, вошедших позднее в Коран, которые прочитаны в мединский период. Одним из последствий битвы при Бадре стало появление большого числа новообращённых в ислам и поднятие престижа мусульман.

Следует заметить, что распространение исторического ислама на начальном этапе происходило в качестве оппозиционной властям политической борьбы с применением грабежей караванов. Мусульмане были «вне закона» («преступниками») — также как и сторонники Иисуса во времена Римской империи, также как и сторонники Моисея в Египте, представшие перед властью фараона1. Учитывая печальный опыт распространения “христианства” после Христа, Мухаммаду было дано около 10 лет мирной проповеди — после чего ему было разрешено Свыше возглавить вооружённую оппозиционную борьбу со всеми, кто встал на пути ислама: не деля при этом людей на родственников2 и иноплеменников. Люди делились на мусульман и противников новой веры. Необходимость такого вооружённого захвата власти была вполне обоснована. Деградация библейского христианства и крайняя порочность иудаизма (как двух главных религиозных систем, представляющих себя верами Моисея и Христа) требовала очищения веры (сура 112 Корана так и называется «Очищение веры») — в противном случае люди в первую очередь западной цивилизации (иудаизм+“христианство”) могли бы совсем безнадёжно деградировать. В общем, ко времени Мухаммада стало ясно, что люди мирно ислам (покорность Богу) не примут и Бог в тех исторических условиях разрешил через пророка войну с неверными за становление ислама.

Главное: такая необходимость распространения «новой веры» к началу VII столетия — не изнутри западной цивилизации (где сложилось уже своё представление о единобожии и система эгрегоров-имитаторов Бога), а с территории Аравии (где был кризис многобожия и множество эгрегоров-богов не были такими мощными как в “христианстве” и иудаизме) могла как бы оправдывать жёсткость некоторых формулировок проповеди, вошедших позднее в Коран, касающихся последствий выбора людей «или — или». Или с мусульманами и их верой — или клеймо «враг Богу» со всеми вытекающими последствиями в «следующей жизни».

Если бы до Мухаммада не было многочисленных мирных попыток становления единобожия3, такая мера — как действия в отношении неверных, так и морально-идеологические запугивания в проповедях пророка — была бы не оправдана на тот период развития. Но, учитывая, что к VII веку вопрос о дальнейшей судьбе всей цивилизации Земли стоял особо остро4 — мера воздействия ислама на весь мир была оправдана.

В то же время, Коран составлен таким образом, что люди с различными типами психики (животный, зомби, демонический, человечный) находят там разные смыслы — в одних и тех же частях проповеди (о чём мы подробнее поговорим позже). Во времена пророка Мухаммада преобладал тип психики «животный»: это историческая данность. Активизировать людей с «животным» типом психики на борьбу за новую веру совсем без “животных” стимулов («кнут и пряник») было бы, видимо, весьма затруднительно. Поэтому, вполне возможно, что эгрегориальная трансляция проповедей от «Джибраила» и других «ангелов» могла ещё и искажаться «обстоятельствами» через психику пророка — соответственно «велению времени» и состоянию психик большинства людей Аравийского полуострова1. Однако, находясь в человечном типе психики, можно разделить в проповедях то, что было сказано как «дань времени» и то, что сказано как неустаревающая Истина от Бога — не вникая в механизм получения пророком смешанной (по назначению) информации.

В самом же Коране многократно говорится о разной мере его (Корана) понимания разными людьми, что может означать лишь многоцелевую, многоуровневую функцию коранических откровений. В частности о мере понимания сказано в 17 главе (выделено нами):

Коран 17

82 И Мы низводим из Корана то, что бывает исцелением и милостью для верующих. А для неправедных только увеличивает потерю.

Бог милостив и не желает для людей потерь, поэтому Он «низводит из Корана» милость людям, которую последние могут там увидеть, отбросив все запугивания от имени Бога. Последние являются данью той эпохе и, возможно, попали в Коран от примитивности мышления людей и нисхождения к их уровню понимания пророка. Но тем, кто не может изменить свою психику даже в течение жизни — и им не закрыт доступ в новую веру:

Коран 73

20 Поистине, Господь твой знает, что ты простаиваешь меньше, чем две трети ночи, и половину ее и треть; и люди из тех, что с тобою. И Бог размеряет ночь и день. Знает Он, что вы не учтете этого, и обратился Он к вам. Читайте же, что легко вам из Корана. Знает Он, что будут из вас больные и другие, которые ударяют землю, выискивая милости Бога, и другие, которые сражаются на пути Бога. Читайте же, что легко вам из него, и простаивайте молитву, и приносите очистительную подать, и одолжайте Богу хороший заем. Что вы уготоваете вперед из добра для самих себя, найдете это у Бога лучшим и большим по награде, и просите прощения у Бога. Поистине, Бог - прощающ, милостив!

Снисхождение до меры понимания большинства людей в каждую эпоху развития человечества — тоже великая милость Божия. И эта милость могла выразиться в эпоху Мухаммада как отражение в проповеди Корана примитивных “животных” стимулов к вере ислама (помимо всего прочего).

Но горе тем, кто понимает из Корана больше, чем выполняет в жизни по своему пониманию. А тем более горе вдвойне тем, кто, понимая из Корана больше других — употребляет непонимание “животного” большинства ради стяжательства и власти в земных иерархиях. Об этом тоже есть предупреждения Корана:

Коран 10

61 В каком бы ты ни был состоянии и что бы ты ни читал из Корана, и какое дело вы ни будете делать, Мы будем свидетелями при вас, когда вы погружаетесь в это. Не укроется от Господа твоего вес пылинки ни на земле, ни в небе, и ни то, что меньше этого, и ни то, что больше, иначе как (это -) в книге ясной.

Но есть в Коране и прямое указание на добровольность веры, в котором предлагается мусульманам не считать всех не принявших ислам «врагами Бога», оказывая милость не только мусульманам:

Коран 2

256 Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения1. Кто не верует в идолопоклонство и верует в Бога, тот ухватился за надежную опору, для которой нет сокрушения. Поистине, Бог - слышащий, знающий!

Поэтому вооружённое наступление первых мусульман это прежде всего их оправданное и поддержанное Свыше решение, это — средство зашиты и становления новой веры (которое было супер передовым для той эпохи), а уже затем её массовое распространение благодаря тому, что множество людей без принуждения стали принимать ислам. Но этому добровольному принятию способствовала именно такая проповедь, которую осуществлял Мухаммад — иначе желающих добровольно принять ислам было бы гораздо меньше: необходимо было укрепление веры в психике людей ценой первых побед над идолопоклонниками.

Поэтому Мухаммад в мединский период предупредил всех верующих о предпочтении активного наступления во имя ислама, а не пассивной веры — без действий (выделено нами):

Коран 57

10 Почему бы вам не расходовать на пути Бога2, когда у Бога - наследство небес и земли? Не равны среди вас те, кто расходовал до победы и сражался... эти - больше степенью, чем те, которые расходовали после и сражались. Всем Бог обещал благо, и Бог сведущ в том, что вы делаете.

Мы ещё вернёмся к вопросу особенностей коранической морали и этики. Здесь же скажем, что Мухаммаду пришлось возглавить ещё много боевых столкновений с противниками становления ислама.

Укрепление позиций ислама
при жизни пророка

В 625 году мекканцы, движимые желанием отомстить за унижение, нанесённое год назад при Бадре и сделать для себя свои торговые пути безопасными от нападений мусульман, мобилизовали около трёх тысяч человек (в том числе 200 всадников и 800 воинов в кольчугах), и в марте выдвинулись в оазис около Медины. В ответ на это Мухаммад смог собрать только около 700 пеших воинов (из которых только 100 имели кольчуги), расположившихся лагерем около горы Ухуд, что в 5 километрах к северу от Медины.

Во время одной из битв пророк Мухаммад был ранен, что внесло замешательство в ряды мусульман, которые и так не побеждали. Мекканцы, возглавляемые Абу Суфьяном, не стали преследовать мусульман и возвратились в Мекку. Возможно, что они хотели доказать свою мощь и проучить мусульман. В то же время, мусульманское войско не было разгромлено и оставалось боеспособным. Битва не принесла ясной победы ни одной из сторон. Но по числу погибших (у мусульман 70 чел., у мекканцев 19 чел.) военные преимущества оказались на стороне мекканцев. Хотя одной из целей похода мекканцев было убийство пророка — этой цели они не достигли: Мухаммад остался жив благодаря помощи Свыше.

Более всего информации о причинах неполного, но всё же поражения мусульман сказано в Коране в суре 3 «Семейство Имрана» 152 — 175 (выделено нами):

Коран 3

152 Бог оправдал пред вами Свое обещание, когда вы перебили их по Его дозволению1. А когда вы оробели и стали препираться о деле и ослушались, после того как Он показал вам то, что вы любите, среди вас оказались желающие ближнего мира и среди вас были желающие последнего. Потом Он отвернул вас от них, чтобы испытать вас; и Он простил вас, - ведь Бог - обладатель милости к верующим!

Скорее всего, после головокружительной победы мусульман во главе с пророком Мухаммадом при Бадре (год назад) многие мусульмане, формально приняв ислам — не соответствовали вере-исламу (который проповедовал пророк) по своему нравственно-психологическому складу. Многие из новообращённых после битвы при Бадре мусульман поверили пророку лишь из-за победы по принципу «победителей не судят» и примкнули, ища для себя покровительства у пророка для своих «ближних дел»: кто-то хотел “приподняться” из «бедняков», кто-то хотел отомстить обидчикам, кто-то хотел самоутвердиться, “прислонясь” к пророку-победоносцу, кто хотел вернуть себе имущество и так далее.

Про таких людей и говорится в суре 3:152 — они «желали ближнего мира». Но были и истинно верующие, которые воевали за ислам, за установление в мире веры единобожия, веры всех пророков до Мухаммада. Про таких сказано: «среди вас были желающие последнего» (Божиего мира).

Мы уже высказывали свой взгляд, что Коран («Чтение») хорош тем, что он — универсален. Люди практически всего спектра типов строя психики (и их сочетаний), от животного до человечного, могут найти в Коране для себя очень многое, но понимание смыслов стихов Корана у них — разное. Одни увидят в фразе «среди вас оказались желающие ближнего мира и среди вас были желающие последнего» разделение на «этот мир» (ближний) и «тот мир» (после смерти — последний). И это разделение ничем не лучше библейского понимания рая и ада.

Другие иначе поймут такое разделение: ближний мир — это все желания людей, связанные с доминированием нечеловечных типов психики (существующая культура); а мир последний — царство человека на Земле (культура Богодержавия), за что и надо бороться. Ведь действительно: зачем Бог помогал пророку распространять ислам в земном мире, если не для того, чтобы этот земной мир приближался к последнему миру — к идеалу общественного устройства, описанного позднее в Коране.

Победы сплачивают людей, делают всех как бы друзьями. А поражения, неудачи — выявляют колеблющихся, трусов и проходимцев. Указав на это, Бог помог праведникам-мусульманам и пророку лучше разобраться в своём воинстве, чтобы в будущем истинные мусульмане надеялись не только на Бога, а, прежде всего — на самих себя, совершенствуясь с помощью данной пророком информации и Языка Жизни.

Ведь если Бог будет делать за людей всю работу, предназначенную для них (чтобы приблизить последний мир), то от человека, от данной ему свободы выбора и воли — ничего не останется, и люди превратятся в безрассудных «рабов Бога» (что неверно: но в Коране во многих местах выбрано именно такое понимание, либо это особенности перевода на русский). Сам же Коран, одновременно с этим, опровергает путь слепой роботизации верой даже в угоду Богу, утверждая принцип свободного выбора даже религии: нет принуждения в религии. Об этом же говорится в суре 6 «Скот» (выделено нами):

Коран 6

107 Если бы захотел Бог, они не придавали бы Ему сотоварищей. Мы не делали тебя1 хранителем их. И ты над ними не надсмотрщик2.

Коран 6

35 А если тягостно для тебя их отвращение3, то если бы ты мог отыскать расселину или лестницу на небо и пришел бы к ним со знамением!4 Если бы пожелал Бог, то Он собрал бы их на прямом пути; не будь же невеждой!

36 Поистине, отвечает Он тем, которые слушают, и мертвых воскресит Бог, потом к Нему они будут возвращены.

Примерно то же от имени Бога провозглашено в Суре 10 «Иона» (выделено нами):

Коран 10

99 А если бы пожелал твой Господь, тогда уверовали бы все, кто на земле, целиком. Разве ж ты вынудишь людей к тому, что они станут верующими?

Испытания неправедного общества трудностями — обычное дело. Такие испытания выпали на долю первых мусульман в 625 году. Бог показал людей друг другу, их сущность без показных “декораций” — в ходе битвы при Ухуде. В результате этого люди должны были помочь друг другу преодолеть свои недостатки, ну а уж от злобных предателей и отпетых трусов — избавиться ради успеха дальнейшего становления новой веры (чтоб не мешали: но при этом и таким должна была предоставлена свобода выбора, как милость к ним). После такого Урока Жизни и праведникам и негодяям — Бог всех простил: «Потом Он отвернул вас от них, чтобы испытать вас; и Он простил вас, - ведь Бог - обладатель милости к верующим!» (Коран 3:152). Но каждый (и пророк и праведник и негодяй) продолжили свою жизнь в соответствие с тем, что каждый из них понял из Урока Жизни. И только Бог полностью простил всех (выделено нами):

Коран 3

155 Поистине, те из вас, которые отвернулись, в тот день, когда встретились два отряда1, - их заставил споткнуться сатана чем-то, что они приобрели. Бог уже простил их, - ведь Бог - прощающий, кроткий!

Сатанизм отличается от демонизма тем, что сатанисты противостоят праведности в большинстве случаев осознанно — по своей воле — зная, что идут против Божией Воли. В то время, когда демонические личности действуют в первую очередь в своих корпоративных интересах. А сатанизм в действиях и мыслях демонов присутствует как сопутствующая их корпоративной деятельности неправедная составляющая противодействия Божией Воле. То есть, сатанизм всегда осознанно направлен против Божией Воли, а демонизм — не обязательно.

Именно по этим критериям можно различать эгрегоры-«демоны» (или джинны) и эгрегоры «от сатаны», которыми руководят шайтаны (люди-сатанисты и их эгрегоры). Последние эгрегоры управляются тоже людьми-демонами, но целенаправленно противостоящими Божией Воле. Такие эгрегоры могли целенаправленно создаваться при принятии решений со стороны каких-либо властных иерархий государств (или цивилизаций) под контролем “жреческих” структур с целью искажения наследия пророков — после того, как пророки приходили с ясными знамениями. Так, например, в древнем Египте во времена Моисея было положено начало сатанинского эгрегора современного иудаизма, в котором от имени Бога поддерживается дух ненависти иудеев ко всем людям иного религиозного происхождения.

Но существует версия, что египетское жречество исповедовало для себя единобожие задолго до египетского плена евреев, с которого и началась библейская история первого в мире глобального сатанизма. Вот что пишет по этому поводу уже известный нам Дуглас Рид в книге «Спор о Сионе»:

«Иудаизм был отсталым явлением даже в 458 году до Р.Х., ибо уже тогда люди начали отворачиваться от идолов и племенных богов, в поисках единого общего Бога, Бога справедливости и любви. Конфуций и Будда в своё время указали путь в этом направлении, и идея единого Бога была знакома также и соседним с Иудеей народам. В наше время часто утверждается, что христиане, магометане и все прочие верующие должны быть благодарны иудаизму, независимо от его ошибок, на том основании, что он якобы был первой универсальной религией, а все прочие универсальные религии как бы произошли от него. Этому учат каждого еврейского ребёнка. На самом же деле, идея единого Бога была известна задолго до появления на земле иудейского племени, а иудаизм явился в действительности не творцом, а отрицателем этой идеи. В египетской Книге Мёртвых, списки которой были найдены в гробницах фараонов, живших 2600 лет до Р.Х., т.е. за две тысячи лет до иудейского «Закона», мы находим следующие строки: «Ты един еси, Господи, от начала времён, наследник бессмертия, Несотворённый, Саморожденный; Ты создал Землю и сотворил людей»1. Писания же левитов в Иудее, наоборот, спрашивают: «Кто равен Тебе, среди богов?» (Исход).

Секта, подчинившая себе иудейское племя, внешне приняла концепцию единого и всеобщего Бога, внеся её в Писание только для того, чтобы уничтожить её, провозгласив новую веру, основанную на её отрицании. Хотя это делается осторожно, но это отрицание полно презрения2. Для учения о господствующей расе такое отрицание было необходимо и неизбежно: раз существует господствующая раса, то она сама — Бог».

Коран многократно уведомляет о том, что пророку и всем, вставшим на прямой путь3, будут противостоять в первую очередь шайтаны-люди и джинны (джинны — эгрегоры, управляемые людьми-шайтанами):

Коран 6

112 И так Мы всякому пророку устроили врагов4 - шайтанов из людей и джиннов; одни из них не внушают другим прелесть слов для обольщения. А если бы пожелал Господь твой, они бы этого не делали. Оставь же их и то, что они измышляют!

Ведь духовное наследие во времена пророка было уже достаточно обширным и эгрегоров, которыми управляли сатанисты (шайтаны) и люди-демоны (гении)5, было предостаточно. В это духовное наследие была включена психика многих новообращённых мусульман — только вследствие того, что все они воспитывались в прошлой культуре (в Аравии это было в основном многобожие и идолопоклонничество, хотя влияние “христианства” иудаизма, зороастризма и пр., конечно, тоже нельзя отбрасывать). Именно о таком влияние сатанизма и демонизма на некоторых людей и предупреждает Коран: «их заставил споткнуться сатана чем-то, что они приобрели <в процессе своей жизни до того, как столкнулись с исламом >» (Коран 3:155; в угловых скобках наше пояснение).

После подведения итогов битвы при горе Ухуд Бог успокоил пророка и учил его быть милосердным и прощать людям их пороки: в противном случае, как предупреждает Коран, вера ислама вряд-ли может охватить многих. К людям надо относиться по-Божески, по-человечески, снисходить до их трудностей и проблем и уметь прощать, а не мстить (выделено нами):

Коран 3

159 По милосердию от Бога ты смягчился к ним; а если бы ты был грубым, с жестоким сердцем, то они бы рассеялись от тебя. Извини же их и попроси им прощения и советуйся с ними о деле. А когда ты разрешился, то положись на Бога, - поистине, Бог любит полагающихся!

Бог это в первую очередь Любовь к своим тварям. И человеку через пророка Бог прелагает Любовь к другим людям — как необходимое условие успеха для руководителя любого богоугодного дела. Люди ощущают Любовь и милосердие и следуют за пророком.

В той же суре «Семейство Имрана» в рассуждениях по поводу исхода битвы при горе Ухуд Бог говорит людям, что Его посланник и пророчество — милость, а бедствия — всегда от самих людей, от их неверия, исходящего от психологических и эгрегориальных проблем. Бог помогает через посланника решать эти психологические и эгрегориальные проблемы людям (очищаться). Но и люди должны верить, иначе они не помогут очиститься самим себе (выделено нами):

Коран 3

164 Оказал Бог милость верующим, когда воздвиг среди них посланника из них самих; он читает им Его знамения, очищает их и учит их писанию и мудрости, хотя они и были раньше в явном заблуждении.

165 Разве же после того, как вас постигло бедствие, - а вы причинили двойное, - вы сказали: "Откуда это? Скажи: "Это от вас самих", - поистине, Бог над всякой вещью мощен!

Так Бог преподал один из первых уроков боевым столкновением двух отрядов первым мусульманам и пророку. По всей видимости, и пророк вёл себя не совсем праведно, о чём Бог ему намекнул в той же суре (выделено нами):

Коран 3

161 Не годится пророку обманывать. А кто обманет - придет с тем, чем обманул, в день воскресения. Потом всякой душе будет воздано сполна, что она приобрела, и они не будут обижены.

О том обманул ли кого пророк или это просто упреждающее пророчество — почти ничего неизвестно. Ясно, что Мухаммад мог обмануть лишь «во имя победы ислама». Но Свыше сказано и про это: ложь даже во имя праведного дела — недопустима. То есть, ложь недопустима никогда. Бог следил не только за обоими сражающимися отрядами, проверяя каждого в первую очередь мусульманина, но и за поведением пророка в критической обстановке. Возможно, ранение пророка связано с тем, что он солгал, автоматически выйдя тем самым из системы безопасности, обеспеченной ему Богом.

Известно, что во время битвы мусульмане, чтобы подавить превосходящего противника, применяли в его отношении различные способы дезинформации. Возможно, это явилось одной из причин, что войско Абу Суфьяна не стало преследовать отступающих мусульман и отошло в Мекку. Дезинформация, конечно, могла сыграть решающую роль в исходе столкновения двух отрядов. Но помощь Свыше мусульманам и пророку1 после применения дезинформации (возможно — с ведома пророка) — была уже не того характера, как в предыдущей битве (полная победа над превосходившим противником) при Бадре годом раньше. Пророк был ранен, а его дядя Хамза был убит наёмником: последний тоже действовал ложью и хитростью. В общем, люди проверяются на трудностях друг перед другом, и Бог после проверки тоже лучше узнаёт людей для их будущих дел:

Коран 3

166 И то, что вас постигло, когда встретились два сборища1, по дозволению Бога и для того, чтобы Он узнал верующих.

В 627 году Медина была осажена мекканской армией в 10 тысяч воинов — по-видимому, крупнейшей из всех виденных в Аравии. Противостояние Мекки и Медины, вызванное религиозными проповедями Мухаммада и распространением ислама из Медины нарастало. Командовал армией мекканцев Абу Суфьян. Собственно курайшитов в этой армии было около 4 тыс. чел., а остальная часть войска состояла из обитавших вблизи Мекки и Медины бедуинских племён. Многобожники-арабы заключили тайный союз с населявшим Медину еврейским племенем курайза, которое взяло на себя миссию удара по мусульманам с тыла. По совету одного из ближайших сподвижников Мухаммада — Салмана аль-Фариси2 — мусульмане спешно вырыли оборонительный ров вокруг Медины. После нескольких безуспешных попыток штурма города, в условиях чрезвычайно плохой погоды — курайшиты вынуждены были отступить. Колоссальные ресурсы, вложенные в их армию, были потеряны. Мусульмане не преследовали курайшитов, но наказали отступников-евреев. Так была окончательно одержана победа в битве у рва.

Хотя физического сражения не произошло, курайшиты почувствовали своё моральное поражение от мусульман, ощутили сверхъестественную помощь, которая всякий раз была на стороне войска Мухаммада. Чувство внутреннего сомнения и дискомфорта в отношении своей политики и религии, неуверенность, стали доминировать в Мекке и в последующем это сыграло решающую роль в проигрыше многобожников.

Моральная подавленность курайшитов — противников ислама — явилась серьёзной предпосылкой для ослабления (в первую очередь энергетического обеднения) эгрегоров многобожников, которые доминировали в Мекке — религиозном центре Каабы. Так что Бог помог Мухаммаду и сторонникам ислама “обезвредить” множество джиннов-эгрегоров, которые крепко владели психикой многобожников до нескольких крупных поражений курайшитов. Это было необходимо как помощь Свыше — чтобы снять некоторые серьёзные преграды психического плана с людей (очистить людей — в коранической терминологии) и подготовить их к принятию новой веры.

Тема очищения людей от ложных религиозных представлений многократно поднимается в Коране, в частности (выделено нами):

Коран 4 («Женщины»)

48 Поистине, Бог не прощает, чтобы Ему придавали сотоварищей3, но прощает то, что меньше этого, кому пожелает. А кто придает Богу сотоварищей, тот измыслил великий грех.

49 Разве ты не видел тех, которые очищают самих себя? Нет, Бог очищает, кого пожелает, и они не будут обижены, и на финиковую плеву!

Коран в суре 33 «Сонмы» комментирует битву у рва в аятах 9-25. В частности о помощи Бога, участвующего в победе мусульман, говорится (выделено нами):

Коран 33

9 О вы, которые уверовали! Вспоминайте милость Бога вам, когда пришли к вам войска, и Мы послали на них ветер и войска, которых вы не видели4. Бог видит то, что вы делаете!

10 Вот пришли они к вам и сверху и снизу вас, и вот взоры ваши смутились, и сердца дошли до гортани, и стали вы думать об Боге разные мысли.

11 Там испытаны были верующие и потрясены сильным потрясением!

Но одновременно с помощью, Бог продолжал помогать людям проводить испытание верующих битвами с неверными, о чём тоже сказано в 10 и 11 стихах 33 суры.

В феврале 628 года пророк повёл группу мусульман (около 1600 чел.) на паломничество (хадж) в Мекку. Но ему помешали курайшиты. После переговоров был заключён пакт (перемирие сроком на 10 лет) между мусульманами и курайшитами, согласно которому мусульмане могли три дня в году совершать хадж, а взамен мусульмане обещали не нападать на караваны. Этот пакт знаменателен тем, что официальные власти признали мусульманскую общину. То есть, мусульманская община в 628 году (через 18 лет после начала проповеди) была признана «юридически» — говоря современным языком.

Понятно, что паломничество к остающейся «святыней» Каабе необходимо было пророку и мусульманам для продолжения постепенного перехвата духовной власти в Аравии — для того, чтобы эффективнее распространять ислам не только в её пределах, но и дальше. А «юридическое» признание мусульманской общины с 628 года ставило ислам в один ряд с другими религиозными системами — что облегчало людям возможность добровольного выбора ислама, не опасаясь гонений официальных властей на местах. В дальнейшем пророк не заставил себя ждать и воспользовался такой возможностью, начав переговоры с главами других государств о принятии ислама.

Именно этим можно объяснить терпимость Бога к стремлению первых мусульман — поклоняться главному «фетишу» Аравии, Каабе. Ведь поклонение фетишу — разновидность идолопоклонничества. Но как ещё в тех условиях осуществить перехват духовной власти у идолопоклонников? — Захватить духовный центр Аравии было наиболее эффективным ходом.

Мекканский храм мусульмане назвали «Домом Бога», а Кааба так и осталась главным фетишем — теперь уже не только у многобожников, но и у мусульман. Естественно, что Бог надеялся, что мусульмане с помощью проповедей Корана в будущем преодолеют эти пороки идолопоклонничества, вникая в существо Корана и меняя свою психику. Но этого, к сожалению, не произошло. И в наше время, как и во времена пророка толпы людей, называющихся мусульманами, каждый год стремятся поклониться главному фетишу исторического ислама, несмотря на то, что в Коране многократно повторено, что не только поклонение идолам, но даже посещение главных мусульманских храмов и вера Богу — не одно и то же (выделено нами):

Коран 9

19 Неужели же поение паломника и оживление священной мечети1 вы считаете таким же, как если кто уверовал в Бога и в последний день и боролся на пути Бога? Не равны они пред Богом: Бог не ведет людей несправедливых!

Помимо этого в Коране сказано прямо, что те, которые буквально соблюдают все основные ритуалы ислама — большинство из них «ударяют землю2, выискивая милости Бога» но есть и «другие, которые сражаются на пути Бога» (сура 73:20). И вторые не равны первым. Напомним ещё раз её содержание:

Коран 73

20 Поистине, Господь твой знает, что ты простаиваешь меньше, чем две трети ночи, и половину ее и треть; и люди из тех, что с тобою. И Бог размеряет ночь и день. Знает Он, что вы не учтёте этого, и обратился Он к вам. Читайте же, что легко вам из Корана. Знает Он, что будут из вас больные и другие, которые ударяют землю, выискивая милости Бога, и другие, которые сражаются на пути Бога. Читайте же, что легко вам из него, и простаивайте молитву, и приносите очистительную подать, и одолжайте Богу хороший заем. Что вы уготоваете вперед из добра для самих себя, найдете это у Бога лучшим и большим по награде, и просите прощения у Бога. Поистине, Бог - прощающ, милостив!

По поводу «юридической» победы по возвращении домой, по преданию, Мухаммад получил суру 48 «Победа», в которой указывается, что у пророка были и ошибки3, но Бог их простил:

Коран 48

1 [Сура 48. Победа] Во имя Бога милостивого, милосердного! Мы даровали тебе явную победу,

2 чтобы Бог простил тебе то, что предшествовало из твоих грехов и что было позже, и чтобы завершил Свою милость тебе и повел тебя прямым путем,

3 и чтобы помог тебе Бог великой помощью.

Милость Божия, о которой напоминается практически в каждой суре (Во имя Бога милостивого, милосердного), относится не только к пророку: она одинаково распространяется на всех людей. Именно поэтому в суре «Победа» упомянуты грехи пророка, как одного из наилучших людей того времени. Грехи прощаются: было бы желание человека и вера Богу. После чего Бог ведёт таких людей прямым и безопасным путём. Кстати сказать, пророку Мухаммаду трудно приписать «божественное происхождение» — как это приписали Иисусу.

Сделав из Иисуса бога, кураторы от «мировой закулисы» буквально «опустили» всех людей по отношению к Иисусу, внушив людям их недосягаемость такой же праведности, как у пророка в этой жизни (и добавили доктрину искупления грехов Иисусом). В отношении Мухаммада такого проделать никому не удалось. Признавая его посланником и человеком, многие мусульмане стремятся достичь его духовного совершенства в этой жизни. Но неполное понимание Корана и традиции исторического ислама являются преградами на таком правильном пути.

Одним из известных признаков веры ислама Коран в суре «Победа» называет внутреннюю умироворённость и внутреннее спокойствие верующих (снятие груза прошлых психологических проблем — когда человек искренне встаёт на путь Бога и старается с него не свернуть) — что и в наше время является одним из главных условий-признаков реального (а не декларативного) становления человека на путь Бога, на прямой путь (в терминологии Корана):

Коран 48

4 Он - тот, который низвел сакину в сердца верующих1, чтобы они увеличили веру с их верой; Богу принадлежат воинства небес и земли; Бог знающ, мудр! –

Те же люди, которые лишь внешне-формально приняли ислам — они не получают умиротворённость (психическое спокойствие), они зачастую внутренне трусливы, суетливы и противоречивы в целеустремлениях. Таким людям Бог не помогает, пока они сами не захотят избавиться от своего лицемерия (выделено нами):

Коран 48

11 Скажут тебе оставшиеся позади из арабов2: "Отвлекло нас наше достояние и наши семьи. Проси же прощения для нас!" Говорят они своими языками то, чего нет в их сердцах. Скажи: "А кто властвует для вас чем-нибудь у Бога, если Он захочет вам повредить или захочет вам полезного?" Да, Бог сведущ в том, что вы делаете!

Но настоящих мусульман Бог отметил и поощрил не только спокойствием, но и материально:

Коран 48

18 Был доволен Бог верующими, когда они присягали тебе под деревом; и Он узнал, что у них в сердцах, и низвел на них Свою сакину и дал им в награду близкую победу

19 и обильную добычу, которую они возьмут. Бог - великий, мудрый!

Коран 48

24 Он - тот, который удержал руки их от вас и ваши руки от них3 в долине Мекки4, после того как дал вам победу над ними. Бог видит то, что вы делаете!

Одним из показателей быстрорастущего в это время престижа вероучения Мухаммада стало обращение в ислам двух крупнейших (в будущем) военачальников Халида ибн аль-Валида и Амра ибн аль-Аса. Они внесли огромный вклад в становление и расширение первого исламского государства. В то же самое время наследственный хранитель ключей от Каабы тоже стал мусульманином, что ещё больше укрепило политическую мощь новой веры.

После заключения пакта мусульманская община окрепла как никогда. Хоть в самой Аравии ислам лишь только «вставал на ноги», пророк решил направить послания владыкам соседских государств к правителям Эфиопии, Бахрейна, Персии, Византии, Египта, Омана, Йемамы и Сирии, с призывом принять ислам. Некоторые из правителей вежливо ответили Мухаммаду, другие — разорвали послания. Один из послов пророка был убит в Сирии. Правители Бахрейна и Омана приняли ислам. За два последующих года ислам приняли больше людей, чем за весь период от дня начала проповеди.

В марте 628 года византийский император Ираклий триумфально вошёл в Константинополь. После 26-летней опустошительной войны между Персией и Византией (основных соседей Аравии)5 был заключён мир. Две державы вернулись к своим прежним границам — не завоевав в итоге новых владений в этом долгом и дорогостоящем конфликте.

Бог и в этом отношении всё предусмотрел. Он не препятствовал длительному выяснению отношений между могущественными соседями Аравии, правители и народы которых исповедовали неправедные вероучения и жили неправедно. Как только ислам трудами пророка, его сподвижников и с Божией помощью стал распространяться на соседние государства — их война была прекращена миром. Мало того, не завоевав в 26-летней войне ничего для себя, каждая сторона находилась в серьёзном военном и финансовом опустошении, которое тяжким бременем легло на население обеих империй-государств. Последнее коренным образом изменило прежнее лояльное отношение населения к своим деспотичным чужеродным правителям. Возмущение населения, вызванное бедствиями войны, чуть позже помогло арабам в их завоеваниях — несмотря на необученность и плохую экипировку (по сравнению с местными армиями) они были полны решимости и побеждали. В 628 году ислам вышел за пределы Аравии и по сути превратился в мировую религию.

В 629 году Мухаммад совершил умру (малое паломничество), о которой договаривались в пакте. В 630 году три тысячи воинов-мусульман были посланы Мухаммадом на север Аравии к границам с Сирией — для наказания убийц посла пророка. Против мусульман было послано 150-тысячное войско византийцев. В местечке Мута (в 10 км. к юго-западу от Мёртвого моря) произошло сражение, в котором многие мусульмане погибли. Войску мусульман пришлось отступить. Но первая проба сил состоялась. Убитые в этом сражении мусульмане — знаменосец пророка Зайд ибн Харрис и многие другие в проповеди Корана были приравнены к живущим.

Тему жизни и смерти, как она представлена в Коране, мы коротко рассмотрим позже. Скажем только, в Коране многократно говорится о людях, которые погибли, защищая веру, что они живые:

Коран 2

154 Не говорите о тех, которых убивают на пути Бога: "Мертвые!" Нет, живые! Но вы не чувствуете.

Коран 3

169 И никак не считай тех, которые убиты на пути Бога, мертвыми. Нет, живые! Они у своего Господа получают удел,

170 радуясь тому, что даровал им Бог из Своей милости, и ликуют они о тех, которые еще не присоединились к ним, следуя за ними, что над ними нет страха и не будут они опечалены!

Во времена распространения ислама, как мировой религиозной системы, с великой целью, вызванной высшей необходимостью спасения людской цивилизации от гнусности и пагубности библейской концепции (в двух иерархически организованных её частях — иудаизме и “христианстве”), а также для преодоления многобожия в среде многочисленных так называемых “языческих” племён — необходимо было морально снять страх первых отрядов мусульман перед противостоящими им противниками веры, армии которых были зачастую многочисленнее и лучше экипированы. Пророк обратился к людям с проповедью Свыше после предупреждения о том, что погибшие на пути Бога — живые (Коран 3: 169), разъясняя, что бояться противника не следует, Бог устроит всё наилучшим образом:

Коран 3

173 Тем, которым говорили люди: "Вот, люди собрались против вас, бойтесь их!" - но это только увеличило веру в них, и они говорили: "Достаточно нам Бога, Он - прекрасный доверенный!"

174 И они вернулись с милостью от Бога и щедростью, не коснулось их дурное, и последовали они за благоволением Бога. Поистине, Бог - обладатель великой милости!

175 Это только сатана, который делает страшными своих близких. Но не бойтесь их, а бойтесь Меня, если вы верующие!

Коран призывает не бояться «страшных» людей, а верить Милосердному. Возможно, что особенности проповеди и некоторые неточности перевода выразились в наставлении Корана, что нужно мол бояться Бога: «не бойтесь их <людей — наше пояснение>, а бойтесь Меня, если вы верующие!».

В то же время в общем контексте всего Корана, почти все суры которого начинаются с благословления Милосердного — Бог предстаёт не садистом, подчиняющим всех лишь Себе, а Прощающим и Понимающим проблемы людей и не принуждающим даже к религии веры Себе (Коран 2:256). Поэтому высказывание «не бойтесь людей, а бойтесь Меня» — во-первых, дань времени (доминирование животного типа строя психики, в котором понимание людей весьма ограничено и специфично) и, во-вторых, сам оборот фразы (повторяющейся в Коране во многих местах по разными поводам и в нескольких разных вариантах) можно понимать: «если уж вы, обретя веру ислама, продолжаете бояться людей, то уж лучше бойтесь Меня, а людей перестаньте бояться — иначе ислам не распространиться и не станет мировой религией: как ещё вам об этом сказать?».

Но всё же многочисленные коранические призывы бояться Бога — не правильны. А постоянные обращения к Богу как к Милосердному и Любящему несколько противоречат призывам Его бояться. Подробнее этот вопрос мы освятим в главе про Русское богословие.

Задача силового распространения ислама была поставлена Свыше: в этом нет сомнений. Ислам — первая мировая религиозная система, в деле распространения которой пророк, благословленный Свыше, начал войну за установление веры — после 12 лет мирной проповеди. Но решение проблемы распространения ислама требовало самоотверженности верующих и, главное — смелости, убеждённости в своей правоте. Распространение и защита веры предусматривала в первую очередь не религиозные ритуалы, она предполагала понимание миссии и определённые военные действия (выделено нами):

Коран 4

77 Разве ты не видел тех, которым сказали: "Удержите ваши руки и простаивайте молитву и давайте очищение". - а когда предписано было им сражение, то вот - часть их страшится людей так же, как страшится Бога или еще большим страхом? И сказали они: "Господи наш! Почему предписал Ты нам сражение? Если бы Ты отложил нам до близкого срока?" Скажи: "Пользование здешней жизнью - недолго, а последняя жизнь1 - лучше для того, кто боялся, и не будете вы обижены2 ни на финиковую плеву".

К 630 году Мекка была фактически в упадке, без компетентных руководителей. После унизительного поражения в попытке осады Медины три года назад, курайшиты окончательно потеряли волю и силы для продолжения борьбы.

Покинув 8 лет назад свой родной город, Мухаммад проделал огромный духовный и военный путь, приближая людей к вере, приближая победу ислама. Наблюдая за достижениями пророка, люди, не принявшие ислам, теряли веру в своих богов, их эгрегоры беднели и энергетически и информационно. Эгрегор исторически складывающегося при жизни пророка ислама укреплялся и наполнялся не только духовным содержанием от проповедей, но и навыками военных сражений, основанных на крепкой вере и бесстрашии. Всего же от начала проповеди прошло 20 лет (сменилось целое поколение людей) — этот период становления ислама проходил при личном сопровождении пророка, что было гарантом чистоты веры: пророк был эгрегориальным управленцем и лидером одновременно. Те, кто пожизненно отказывался принимать новую веру — умерли и больше уже не являлись «удерживающими» (особенно в смысле эгрегориального лидерства, а не силового противостояния пророку), которые духовно препятствовали становлению ислама через общие для многобожников старые ослабевающие эгрегоры, удерживающие людей в повиновении себе. Новые поколения родились уже не только под старыми эгрегорами-демонами многобожников (а также и сатанинскими эгрегорами “христианства” и иудаизма), но прежде всего — под молодым эгрегором исторически складывающегося при жизни пророка ислама — который образовался на базе проповедей Корана и деятельности пророка при поддержке последнего Свыше. А эгрегор исторически складывающегося при жизни пророка ислама1 выше (ближе к Богу) всех остальных эгрегоров, доминировавших в Аравии. Поскольку молодым потенциал Свыше обычно дан больше, чем предыдущим поколениям — ислам для них становился нормальной религией будущего. Кроме того, молодые рождались уже в условиях существующей веры ислама. Они предпочли ислам отжившим религиозным системам древности.

Во время столкновений между двумя бедуинскими племенами, заключившими союзные договора соответственно с курайшитами и мусульманами, мекканцы открыто поддержали своих союзников, вынудив мусульман заступиться за своих. Мухаммад с войском около 10 тысяч человек совершил поход на Мекку. Город, где он родился и вырос и откуда был вынужден эмигрировать, сдался почти без сопротивления.

Вместо кровавого отмщения своим прежним противникам, Мухаммад, следуя коранической логике Всевышнего, который Милостивый и Милосердный, приказал простить всех воевавших против мусульман и травивших его самого.

Такая духовность пророка, основанная на всепрощении (прежде всего заблуждавшихся бывших противников и просто слабых духом людей) — но лишь после победы (а не в процессе борьбы за веру, когда в прямом столкновении противник может нанести урон делу, что самое главное) — свойственна и Русской культуре, Русскому духу. Духовность всепрощения после победы (но беспощадности к врагам веры во время боя) известна из Русского эпоса и Русской истории.

В Коране многократно показана Милость Всевышнего к заблудшим и бывшим противникам и одновременно непреклонность, которой учит Всевышний людей в борьбе с упорствующими в становлении веры — после того, как им были показаны преимущества ислама (выделено нами):

Коран 2

190 И сражайтесь на пути Бога с теми, кто сражается с вами, но не преступайте2, - поистине, Бог не любит преступающих!

191 И убивайте их, где встретите, и изгоняйте их оттуда, откуда они изгнали вас: ведь соблазн - хуже, чем убиение!3 И не сражайтесь с ними у запретной мечети, пока они не станут сражаться там с вами. Если же они будут сражаться с вами, то убивайте их: таково воздаяние неверных!

192 Если же они удержатся, то ... ведь Бог - прощающий, милосердный!

193 И сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения1, а (вся) религия будет принадлежать Богу2. А если они удержатся, то нет вражды, кроме как к неправедным!

Последнее можно считать рекомендацией: сражаться с неверными, если последние препятствуют распространению ислама (то есть, одержимы сатанизмом) до полной победы, когда «(вся) религия будет принадлежать Богу». При жизни пророка в общем-то так и происходило. Но для победы нужно одно условие, которое содержится в приведённой фразе: если «(вся) религия будет принадлежать Богу». То есть, названию «ислам» должна соответствовать «религия, принадлежащая Богу», а не её вторичное понимание.

Как показал дальнейший исторический опыт, называющие себя мусульманами, стали отклоняться от коранического ислама и зачастую поступали крайне несправедливо с людьми-иноверцами, теми, кто не представлял никакой опасности для становления веры. Да и вера-ислам (как «(вся) религия принадлежащая Богу» — то есть Божий ислам) трансформировалась со временем в ислам исторически сложившийся, а отсюда и последующая приостановка его распространения и раскол в самом исторически сложившимся исламе. К тому же сказано: «сражайтесь с ними, пока не будет больше искушения», но извращении коранического ислама, основанного на проповеди пророка — самое крупное извращение по отношению к религии принадлежащей Богу. Поэтому-то с древних времён и до настоящего времени называющие себя мусульманами воюют друг с другом (хотя бы сунниты с шиитами), впав в искушение, о котором предупреждал Бог. Искушаются же они, как правило, именем Бога, авторитетом пророка и земными “богатствами”, приписывая Богу и пророку благословение своих же искушений. А поскольку искушение хуже смерти — жертвы в среде враждующих мусульман весьма большие (взять хотя бы пример современного Ирака).

Пророк в 630 году одержал огромную моральную победу над многобожниками-мекканцами. Закончился период изгнания. Он проявил великодушие в день триумфа ислама даже в отношении самых лютых своих врагов (что так несвойственно многим современным мусульманам, родовым кланам и диаспорам, исповедующим исторически сложившийся ислам).

Многие исследователи ислама считают, что с момента завоевания Мекки миссия Мухаммада в пределах Аравии была завершена. Действительно, самый крупный религиозный, политический, торговый и информационный центр оказался под верой ислама. Чего ещё было желать в пределах Аравии? По этому поводу дана сура 110 «Помощь» (выделено нами):

Коран 110

1 [Сура 110. Помощь] Во имя Бога милостивого, милосердного! Когда пришла помощь Бога и победа,

2 и ты увидел, как люди входят в религию Бога толпами3,

3 то восславь хвалой Господа своего и проси у Него прощения! Поистине, Он - обращающийся!

Вслед за взятием Мекки большее число мекканцев приняли ислам. Мухаммад в сопровождении Абу Бакра совершил семикратное обхождение вокруг Каабы. Этот ритуал, оставшийся от времён аравийского многобожия, так и остался достоянием культуры — но уже исторически сложившегося ислама. И мусульмане всех стран, совершая паломничество в Мекку, его одержимо соблюдают из века в век, как одну из основных традиций поддержки ислама.

Мухаммад под своим личным контролем приказал разрушить всех идолов, находящихся в Каабе (их число, по некоторым оценкам, достигало 360). Но остались некоторые традиции (в их числе хадж, умра, семикратное обхождение Каабы, сама Кааба, как мусульманская святыня, и прочие). Многие традиции доисламской культуры Аравии остались и перешли в культуру исторически сложившегося ислама. Основная задача Мухаммада, его сподвижников была — обращение людей в веру единобожия, в ислам. Методы соответствовали историческому времени и мере понимания людей. К тому же религиозные стереотипы многобожников невозможно было вычистить из культуры и психики людей за одно поколение. Эти стереотипы требовали поклонения разнообразным символам веры, которыми в Аравии были в основном фетиши, главный из которых — Кааба. Бог, снисходя к степени духовного развития аравийцев-арабов, разрешил пророку в попущении на некоторый срок внести в Каабу иное содержание и сделать его «символом могущества Бога», «Божиим Домом»1. В то время как раньше Кааба была “языческим” святилищем. После взятия Мекки ислам стали принимать «толпами» (Коран 110:2), коему устремлению людей ни Бог ни пророк, естественно, не препятствовали. Принуждения не было, но не было и “партмаксимума” (проверки на пригодность вере)2. Поэтому для верующих толп, чтобы поддерживать у них единство веры на начальных этапах, было многое разрешено из пережитков прошлого.

Но ведь в самом Коране сказано (выделено нами):

Коран 29

6 А кто усердствует, тот усердствует для самого себя1. Поистине, Бог не нуждается в мирах!

Тем более Бог не нуждается в Домах, названных Его именем. В этом нуждались люди и Бог снизошёл до их степени развития, попустив людям. Поэтому пророку было позволено разрешить хадж (выделено нами):

Коран 3

95 Скажи: "Правду говорит Бог! Следуйте же за религией Авраама, <ханифа>, - ведь он не был многобожником!

96 Поистине, первый дом, который установлен для людей2, - тот, который в Бекке, - и в руководство для миров!

97 Там - ясные знамения для людей - место Авраама, и тот, кто вошел в него, безопасен. А у Бога - на людях обязательство хаджа к дому, - для тех, кто в состоянии совершить путь к нему. А кто не верует... то ведь Бог - богат, превыше миров!"

Последняя выделенная фраза пророчества (3:97) — основание для ежегодного хаджа в Мекку. Хадж — ежегодный религиозный праздник, который во времена пророка и позже предназначался для ежегодного единения всех мусульман в вере (другие праздники и обряды — менее значимы).

Если предположить, что в VII веке не осталось бы «святынь», вокруг которых арабы-мусульмане могли бы ежегодно собираться, обсуждать насущные духовные и другие вопросы, делиться впечатлениями от успехов и неудач и прочее — как можно было бы иначе устроить самоуправление в исламе?

Подавляющая часть населения была неграмотна. Институтов назначаемого «священства» и иерархически организованной религиозной сети (как в “христианстве”) у мусульман изначально не положено. Поэтому ежегодный хадж был чем-то вроде стихийных съездов-сборов-соборов (какими они известны из партийных мероприятий), в которых участвовали не выборные люди, а те, кто смог приехать — и в общем-то плохое материальное положение приехавших не сильно отражалось на возможности посетить Каабу. Поэтому состав верующих, которые ежегодно собираются в Мекку — изначально и до наших дней наиболее демократичен и свободен от выборных процедур.

В то же время, Бог, скорее всего, ожидал от людей, что ежегодный хадж в лучшем случае станет чем-то вроде большого совещания-собора (равноправного собрания представителей мировой общины) с целью передачи друг другу наилучшего опыта по становлению истинного ислама (единения в вере, процесса познания веры и Корана) — религии принадлежащей Богу — в этом должна быть цель такого рода съездов. Но верующие с первых же лет мусульманского хаджа замкнулись на религиозные ритуалы, мало чем отличающиеся от идолопоклонничества, которые почти не менялись вплоть до наших дней и нашли в этом эгрегориально-одержимое единение.

Духовный потенциал познания «прямого пути» Бога с годами был практически остановлен: вера замкнулась на новые ритуалы, однако при всеобщем формальном провозглашении единобожия и буквальном (как поняли) соблюдении многих рекомендаций Корана и Сунны. Этим объясняется и раскол в историческом исламе по принципу «наследия власти пророка» и кризис цивилизации исторического ислама к XVIII веку — одновременно с кризисом библейского христианства. Лишь с середины XX века исламу было придано “второе дыхание” — но это было связано, скорее всего, не с распространением исторического ислама (которое тоже восстановилось после кризиса) а с необходимостью переосмыслением вероучения Корана, которое стало возможно благодаря всеобщей грамотности3.

Многие люди из вступающих в ислам толп, приобщившись к красивой и современной вере единобожия — оставались толпарями с животным типом психики и старыми стереотипами взаимоотношений. Некоторые, кто похитрее, жаждали власти, стремясь стать духовными лидерами в своих племенах для чего знакомство с пророком было им важно. С момента массового принятия, ислам стал для многих соблазнителен и искусителен — вопреки учению Корана.

Сура 22 Корана называется «Хадж». В ней говорится о людях, которые лишь формально приняли ислам. В этой суре пророк предупреждает людей о всевозможных искушениях и отклонении от верыпоказывая пример обсуждений, которые и должны были происходить при ежегодных хаджах (съездах), вместо первоприоритетного бессмысленного поклонения главному мусульманскому идолу (выделено нами):

Коран 22

8 И среди людей есть такой, кто препирается о Боге без знания, и без руководства, и освещающей книги,

11 Среди людей есть такой, кто поклоняется Богу на острие1: если его постигает добро, он успокаивается в этом; а если его постигает искушение, он поворачивается своим лицом2, утратив и ближайшую жизнь и последнюю. Это - явная потеря!

12 Вместо Бога он призывает то, что ему не приносит ни вреда, ни пользы3, это - далекое заблуждение!

13 Он призывает того, от которого вред ближе пользы. Плох господин, и плох сотоварищ!

В этой же суре прямо сказано о главном назначении хаджа, которое мы выделили жирным:

Коран 22

27 И возвести среди людей о хадже: они придут к тебе пешком и на всяких тощих, которые приходят из всякой глубокой расщелины,

28 чтобы свидетельствовать о полезном им и поминать имя Бога в определенные дни над дарованными им животными из скота: ешьте их и накормите несчастного бедняка!

29 Потом1 пусть они покончат со своею неопрятностью и полностью выполнят свои обеты и пусть обойдут кругом древнего дома2.

Становление исторически сложившегося ислама после смерти пророка основывалось на главных рекомендациях проповедей Мухаммада, большинство из которых вошли в Коран. Как мы уже говорили, одним из неотъемлемых и главных предписаний исторически сложившегося ислама является ежегодный хадж в Мекку. Считается, что каждый мусульманин должен хоть один раз в жизни совершить паломничество в Каабу к «символу могущества Бога» — «Чёрному Камню»3.

Ислам исторический: предназначение и кризис

Коран — собрание высказываний пророка Мухаммада — представляет собой многослойную (по смыслам) проповедь. Поэтому развитие ислама, как культуры единобожия и покорности Богу, предполагалось Свыше как процесс творческого познания всех смыслов проповеди (а не только того, что вошло в Коран), освоение Языка Жизни — а не только как следование самым примитивным рекомендациям, которые были просто необходимы для первых мусульман и для становления исламской цивилизации. Как новорождённому необходимо молоко матери, поскольку он сам не может себя обслуживать — так и первым мусульманам и даже первым исламским государствам необходим был в первую очередь свод простейших рекомендаций.

Но когда ребёнок вырастает, развивается человек, от него требуется творческий подход к жизни (человеку дан интеллект, интуиция, свобода воли) — на основе веры Богу (о которой и говорится в Коране). Этому могут помочь коранические откровения, из которых человек должен извлекать смыслы, соответствующие этапу его развития. Также и развитие ислама — должно было проходить по прямому, творческому пути, который ни в коем случае не должен быть основан на догматизации коранических откровений и прочих рассказов о жизни пророка (сунн). Последнее лишь подавляет творческий интеллект и собственную волю, замыкая психику верующих на порой весьма устаревшие канонические догматы.

Проведём несколько показательных параллелей между развитием ребёнка и развитием ислама. По наблюдениям специалистов известно, что психика ребёнка естественным образом должна развиваться от животного типа психики к человечному.

  • В своём развитии ребёнок от рождения и примерно до трёх лет пребывает в животном типе психики (этот тип психики доминирует у ребёнка на первом этапе его развития). В этот период алгоритмтика психики новорожденного обслуживает примитивные животные инстинкты с целью самосохранения и выживания.

  • В дальнейшем примерно от трёх до семи лет ребёнок начинает впитывать в себя традиции культуры, изучать окружающий мир. В это время родители и окружение могут заметить, что ребёнок начинает подражать им, другим людям, задаёт множество вопросов, учится приспосабливаться к окружающей среде. Примерно в возрасте от трёх до семи лет можно определить доминирование типа психики «зомби» — ребёнок пытается пропустить через себя окружающую его среду-культуру, подражая людям и её стереотипам1.

  • Но, как мы уже знаем, каждому новому поколению Свыше даётся больший (по сравнению с предыдущими поколениями) потенциал развития — нравственного, творческого, интеллектуального, сверхъестественного… Поэтому у большинства подростков тяга к преодолению стереотипов доминирующей культуры сильнее, чем «зомбирующая» составляющая этой культуры (во всяком случае так должно быть). После 7-10 лет ребёнок-подросток начинает осваивать окружающую его среду, без оглядки на стереотипы доминирующей культуры (во всяком случае он должен это делать: так заложено Свыше в нормальную природу развития человека). В этот период родители замечают у своего чада симптомы непослушания, своеволие, и даже агрессивность, которые могут переходить в длительную потерю контакта между поколениями. В доминирующей библейской культуре (западной культуре: “христианство”+иудаизм) издревле и по сей день (в некоторых патриархальных семьях)2 принято жёстко наказывать детей за непослушание и отступничество от культурно-семейных традиций, от традиций доминирующей культуры и религии.

В то же время, стремление подрастающего ребёнка вырваться из пут неправедной доминирующей культуры — в той или иной мере (имеется в виду продолжительность такого сопротивления и его эффективность) — характеризуется активизацией в его психике в процессе нормального (для человека) развития в этом возрасте (от 7 до 12-14 лет) «демонической» составляющей. Ребёнок показывает родителям и окружению свою волю, целеустремлённость (в основном бессознательную), которые во многом не совпадают с традициями и устоями доминирующей культуры. В то же время, предыдущие поколения, как правило, всячески пытаются задавить волю ребёнка, настояв на своём (что надо жить как жили они) и не задумываясь над тем, что через ребёнка им указывается на неправедность их жизни и на неправедность доминирующей культуры.

Ломая своих детей своим же упорством, родители и другое окружение как правило останавливали развитие ребёнка на стадии «зомби». Его демонические устремления “канализировались” усилиями родителей и окружения. В случаях, когда ребёнок не ломался окончательно (не “ложился” под неправедную культуру) — он в большинстве случаев становился изгоем общества (уходил в преступный мир либо спивался)3.

  • В идеале к 12-14 годам ребёнок-подросток должен уметь входить в человечный тип психики, обретая в дальнейшем развитии всё больше человечных качеств. Мы уже знаем, что лишь человечный тип психики сопричастен Вечности (отсюда и русское слово чело-вечность) и лишь в нём возможна безошибочность принятия решений и совершенная религия (связь с Богом). К тому же, к моменту полового созревания (12-14 лет) подросток должен уметь владеть с уровня сознания своими инстинктами в совершенстве — что избавит его от проблем водительства инстинктивными программами (в первую очередь половыми) вместо того, чтобы следовать своему разуму, интуиции (в лучшем её выражении — как связи с Богом) и свободной от инстинктов и культурных традиций воле. Но такого идеала (выхода в человечный тип психики к 12 гдам) достигнуть в доминирующей повсеместно толпо-“элитарной культуре не может пока никто из людей. Не было абсолютной человечности в этом возрасте и в психике пророка Мухаммада — как можно понять из лписаний его жизни. И это было нормально для того времени развития.

Естественно, что Бог через пророка, исповедавшего ислам, желал от людей примерно такой же алгоритмики нормального развития ислама, которую можно понять на базе приведённых выше параллелей — наблюдений специалистов за стадиями развития ребёнка-подростка.

  • Ислам времён пророка и становления первого исламского государства — халифата — можно условно приравнять к раннему детству ислама. Для этого людям-мусульманам, которые принимали ислам целыми «толпами» (Коран 110:2) необходимо было примитивное единение в вере на уровне прямых и однозначных рекомендаций: «как жить, что делать» — которые они получили от пророка, и которые вошли в Коран. Большинство исследователей Корана понимают эти рекомендации однозначно. Они касаются устройства быта, питания, гигиены, ведения хозяйства, женитьбы, взаимоотношений между людьми и прочее. На базе этой примитивной информации создавались первые мусульманские общины (уммы) и государства (в условиях доминирования животного типа психики), большинство из которых были и остаются теократические.

  • Теократические (в буквальном переводе «Божья власть») государства, которые образовались в результате «триумфального шествия» ислама при жизни пророка и после его смерти основывались и основываются на законах шариатакомплексе юридических норм и принципов, регулирующих все сферы жизни мусульманина, которые включают также и некоторые элементы обычного права. Естественно, что законы шариата и другие религиозные законы для мусульман были составлены в древности на базе проповедей Корана и Сунн. Традиции первичной исторически сложившейся культуры вошли в жизнь большинства мусульман в VII веке, после чего так и остались, не пересмотренными. Традиционная обрядность всего жизненного цикла — ритуалы, связанные с рождением, взрослением, браком и смертью — приобрели устойчивый характер.

Большинство мусульман, следуя культуре на основе шариата, уверовали, что если они будут соблюдать все нормы исторически сложившегося ислама, то они — праведники и попадут в рай. Такой замкнутый круг, сложившийся в культуре исторического ислама разорвать до сих пор не удалось никому. Люди рождаются, взрослеют и умирают следуя законам шариата — но не становятся человеками. В культуре традиционного ислама доминирует тип психики «зомби», на котором, к сожалению, останавливается нравственное, интеллектуальное и религиозное развитие большинства мусульман.

  • Остановка в развитии на типе психики «зомби» обусловлена теми самыми однозначными и жёсткими предписаниями шариата — как их поняли первые мусульмане после ухода пророка в мир иной и оставили для себя как закон. В теократических государствах нарушение законов шариата карается зачастую даже смертью. А старшие поколения учат детей, что культура исторического ислама — единственно верная. Поэтому все, кто в детстве (от 7 лет и более) старается, следуя естественной программе развития человека, вознестись в «демонический» тип психики — немедленно подавляются культурой с двух сторон: предки (кланы и роды) и институты теократического государства. При этом такое подавление свободного (от законов шариата) мышления обосновывается устрашением отступничества от «единственно истинной веры», которая изложена в «Священном Коране».

  • Обожествление Корана, возведение в ранг «единственно верной» религиозной системы исторически сложившегося ислама — не позволяет людям-мусульманам проявлять своеволие и свободно мыслить о Боге вопреки устоявшимся нормам сложившихся стереотипов веры1. Несмотря на то, что в Коране имеется много “ключей” к выходу в человечность — поскольку Коран многослойное писание (это признают и мусульмане), обращённое сразу к людям, которым свойственны все типы строя психики — цивилизация исторически сложившегося ислама давно остановилась на воспроизводстве типа психики «зомби». И лишь некоторым людям в ней удаётся выйти в демонический тип психики — многие из которых становятся негласными пастухами «зомбированной» толпы. Некоторые же единицы могут ощутить на себе человечность. Но ни «демоны» ни те, кто видит в Коране больший потенциал, чем тот, который был востребован для жизни мусульманских государств — до сих пор не смеют высказываться против существующих в историческом исламе норм жизни.

Именно про таких людей и сказано в Коране:

Коран 4

77 Разве ты не видел тех, которым сказали: "Удержите ваши руки и простаивайте молитву и давайте очищение". - а когда предписано было им сражение, то вот - часть их страшится людей так же, как страшится Бога или еще большим страхом? И сказали они: "Господи наш! Почему предписал Ты нам сражение? Если бы Ты отложил нам до близкого срока?" Скажи: "Пользование здешней жизнью - недолго, а последняя жизнь - лучше для того, кто боялся, и не будете вы обижены ни на финиковую плеву".

Нет никаких сомнений, что Коран представляет собой фрагменты Откровения, записанные после ухода пророка в мир иной. В отличие от Библии (в обоих её частях) Коран не смогли исказить так, что он перестал бы быть прямым указанием Свыше на прямой путь для людей. То есть, в Коране много Истины — её гораздо (несравнимо) больше, чем в Библии. Но, как сказано в самом Коране — это только Чтение — после такого чтения Бог ожидает от людей понимания, и обретения ими Различения. Мусульмане же обожествили Коран, не обретя не только Различения, но они до сих пор недопонимают многие его положения.

Даже если предположить, что Коран весь от начала и до конца — Истина, то:

  • Во-первых, Истина, также как и Бог — бесконечны — поэтому невозможно всю жизнь черпать Истину из ограниченной по объёму книги, даже если это и «Священный Коран». Верующие должны это знать, поскольку про бесконечность Истины от Бога сказано в Коране:

Коран 18

109 Скажи: "Если бы море было чернилами для слов Господа моего, то иссякло бы море раньше, чем иссякли слова Господа моего, даже если бы Мы добавили еще подобное этому".

  • Во-вторых, пребывая в нечеловечных типах психики (что показано чуть выше), мусульмане — все от первых халифов2 и до современных имамов3 — никак не могли и не могут взять из Корана всю заложенную туда Истину, даже ту, которая была особо ценная в прошлом, и хотя бы только поэтому4 в религии исторического ислама неизбежны ошибки. Единственный выход — стремится к человечному типу психики, который только и может позволить черпать Истину из Корана и Жизни неограниченно благодаря мировоззрению Человека.

  • В-третьих, Истина всегда исторически конкретна, поскольку Бог разговаривает со всеми людьми (и с пророками — тоже) на языке Жизни, и это нашло своё отражение в Коране: многие положения Корана (который ниспосылался через пророка как правило всвязи с конкретными событиями в Аравии), относящиеся к необходимостям того времени — устарели и требуют творческого переосмысления (по меньшей мере). Но многие фрагменты сур Корана — не только не потеряли свою актуальность, но и они просто не переосмыслены мусульманами правильно до нашего времени (мешают традиции культуры исторического ислама), несмотря на то, что именно там скрыта часть Истины, без которой ислам крайне уязвим. Так, например, понятие «фуркан», которое переведено И.Ю.Крачковским как Различение, понимается многими мусульманами как Коран. Но ограниченная книга Коран и Различение, которое даётся от Бога в неограниченном ничем кроме Его Воли количестве, согласно религиозности и нравственности человека — разные явления.

О различие понятий «писание» и «различение» неоднократно сказано в самом Коране. В частности, сура 25, которая называется «Различение», содержит в себе информацию, что пророк Мухаммад получил Откровение (Истину) через открытое ему Свыше Различение (выделено нами):

Коран 25

1 [Сура 25. Различение] Во имя Бога милостивого, милосердного! Благословен тот, который ниспослал различение Своему рабу, чтобы он стал для миров проповедником,

В суре 3 Корана даётся информация о том, что раньше писания даётся Различение (выделено нами):

Коран 3

2 Бог- нет божества, кроме Него, - живой, сущий!

3 Ниспослал Он тебе в истине, подтверждая истинность того, что ниспослано до него. И ниспослал Он Тору и Евангелие.

4 раньше в руководство для людей и ниспослал Различение. Поистине, те, которые не веруют в знамения Бога, - для них сильное наказание. Поистине, Бог велик, обладатель мщения!

Но Различение это награда Свыше не только пророкам. Мусульмане должны это знать из Корана (выделено нами):

Коран 8

29 О те, которые уверовали! Если вы будете бояться1 Бога, Он даст вам различение и очистит вас от ваших злых деяний и простит вам. Поистине, Бог - обладатель великой милости!

Последняя фраза, неоднократно повторяемая в Коране «Бог — обладатель великой милости», и одновременные запугивания верующих муками ада — несовместимости, которые, возможно, были обоснованы во времена пророка — как стимулы «кнута и пряника» для толпы верующих. Но эти стимулы стали недопустимы позже — они мешали и мешают обретению Различения верующими.

Большинство мусульман, получив писание, книгу (Коран), и законы — на этом и успокоились. Действительно, многие законы исторического ислама, которые основаны на чтении Корана — удерживают людей от неправедных поступков на уровне прямых предписаний «когда и как себя вести» и, исходя из страха перед Богом и муками ада, указания на которые обильно рассыпаны в пугающих местах по всему Корану. Но это и есть основные мотивы культурного “мягкого” «принуждения в религии» (от чего предостерегает Коран)1, а не добровольной покорности Богу. «Зомбирование» верой большинства мусульман с детства — отнимает у них возможность свободного принятия истинного ислама — того, который не основан на боязни ада и Бога. А поскольку у «зомби» с детства закрыты многие возможности к нравственному совершенствованию, то и Различения для большинства мусульман не существует: оно для них эквивалентно писанию, которое обожествляется почти наравне с Богом2.

Есть такая философская поговорка: «Истина, став безрассудной верой — начинает лгать». К сожалению, исторический ислам, воспроизводя тип психики «людей писания» (а не Различения), остановился в развитии на этапе «людей писания», воспроизводя очередную религию «людей Книги». Но истории до появления ислама были уже известны две самые большие религиозные системы, воспроизводящие «людей книги»: иудаизм, который штамповал и штампует людей-«зомби» и библейское христианство, основанное на Новом Завете — как «истине от Бога». В этом отношении исторический ислам лучше лишь тем, что в Коране несомненно больше Истины, чем в Библии.

Но и сам Коран может не являться Истиной (конечно, ограниченной объёмом информации, данной в нём людям) весь от начала и до конца, поскольку психика самого Мухаммада не была идеальной, и он сам ничего не писал, поскольку был неграмотным.

В то же время, из всех «Священных Писаний» Коран до сих пор является самым приближённым к Истине и самым совершенным кладезем богословских знаний, зафиксированных в вещественной культуре и исходящих от близкой к Богу иерархии. И на основе мировоззрения Корана можно обрести Различениея, если ещё и руководствоваться Языком Жизни и вести праведный образ жизни — о чём и сказано в самом Коране3.

Высшее предназначение ислама, несомненно, сформулировано с помощью пророка и отражено в Коране: оказать людям помощь выйти в человечный тип психики, обретя различение с Божией помощью. Но это предназначение не было востребовано мусульманами в рамках культуры исторически сложившегося ислама. Помимо высшего предназначения, появление цивилизации исторически сложившегося ислама (со всеми его позитивными запретами и сдерживающими факторами)4 было лучшей альтернативой (фактором противостояния) в условиях доминирования библейского «единобожия». Если рассматривать необходимость исторического ислама с этих позиций, то он свою роль выполнил, оттеснив библейскую цивилизацию — тем что лучше1 — что происходило до XVIII века2.

Получилась глобальная целесообразность (можно сказать, по «программе-минимум»), согласованная с Богом — с целью предупреждения скатывания глобальной цивилизации в библейскую мировую монополию. Люди новейшей книги (Корана), в которой очень много Истины от Бога — потеснили людей «Ветхой» и «Новой» книг (библейских апологетов) — и не дали распространиться библейской заразе в период средневековья. После чего в самом исламе наступил кризис по описанным нами выше причинам. Коран так и остался не востребованным в его глубинных сутях, а библейский европейский мир подошёл к черте капитализации, постепенно избавляясь от оков западного “христианства”. Как только технический прогресс был выпущен на “свободу” (он сдерживался католической церковью), библейская цивилизация в её светском исполнении стала опережать в научно-техническом развитии цивилизацию исторического ислама. Так продолжалось вплоть до середины XX века. Но демографический фактор вывел мусульман вновь на некоторые доминирующие позиции…

С этого момента только Русская цивилизация могла потенциально эффективно противостоять библейской цивилизации в её новейшем марксистском исполнении. Марксизм был предназначен не только для Запада и России: он был предназначен и для исконно исламских государств — о чём свидетельствует история XX века. Многие страны исторического ислама принимали “социализм”, после чего оказывались вписаны в новейшую модификацию библейской концепции. К этому их подвигал и западный технико-технологический прогресс: лидеры стран исторического ислама видели, что их могут победить с помощью техники; и вследствие этого перед ними стоял дуалистический выбор: с библейским Западом либо с марксистским СССР?

Марксизм с его коммунистическими лозунгами казался ближе исламу — тем более что библейцы всегда были врагами мусульман, а Русская цивилизация, первой принявшая марксизм и отвергнувшая власть попов, охватывала своими границами и исконно исламские территории, чем показывала свою дружелюбность исламу.

«Второе дыхание» многим государствам ислама дал И.В.Сталин, который, во-первых, не позволил вписать цивилизацию исторического ислама в светскую модификацию библейской концепции (марксизм), проводя свой творческий “марксизм”; и, во-вторых, остановил эксперимент «мировой революции», после чего исторически сложившийся ислам смог обрести “второе дыхание”.

Подъём исторического ислама второй половины XX века — следствие двух факторов:

  • Кризиса распространения социализма (как сталинского, вызванного смертью И.В.Сталина, так и марксистско-масонского, который И.В.Сталин остановить успел).

  • Наступления технократии на страны исторического ислама, которая стала активно размывать веками устоявшиеся догматы и законы шариата — что постепенно стало открывать дорогу людям для свободного творчества и переосмысления Корана, что раньше было лишь уделом избранных.

В общем, можно сказать, что И.В.Сталин спас цивилизацию ислама от новейшего сценария «мировой закулисы», после чего мусульманам была предоставлена возможность сбросить устаревшие догматы веры и прейти к творческому исламу — переосмысливая многие положения Корана, обретая Различение по вере и нраву.

Но, к сожалению, большинство мусульман так и остались «людьми книги». В то время как некоторая их часть под напором библейской цивилизации и технократии поддалась её соблазнам, перестав соблюдать законы шариата. И то и другое — плохо.

Мало того, изощрённые демонические умы представителей «мировой закулисы» решили в конце XX века подправить своё положение, употребив потенциал «зомби», взращенных в культуре исторического ислама для своих целей. Из этих «зомби» стали в спешном порядке лепить новую волну «революционеров» (так называемый «исламский экстремизм») и направлять их потенциал стремления к справедливости (коей немало в Коране) на закулисно-разрушительные и революционные цели. В общем, основным «пушечным мясом» второй попытки “социализации” мира по-троцкому (первую предотвратил И.В.Сталин) — сделали исламских «зомби». А это — совсем плохо. Вот к чему привела догматизация ислама к настоящему времени.

Разговор о догматизации ислама после пророка мы начали с хаджа — самого крупного ежегодного праздника мусульман — высказав мысль, что поклонение Каабе ничем не отличается от идолопоклонничества, которое порицается в Коране. Но при этом мы сказали, что хадж был разрешён в попущении Свыше в надежде на последующее переосмысление Корана и развитие ислама от ритуально-догматического к творчески-богоугодному. Но, к сожалению, этого не произошло до сих пор, хотя с середины XX века ничто не мешало мусульманам обретать всеобщую грамотность и самостоятельно изучать Коран — кроме норм шариата и нежелания “элит” давать людям образование, позволяющее понимать Коран иначе, чем это традиционно обусловлено.

В то же время толпы мусульман устремляются каждый год в назначенное время в Мекку, давя друг друга, чтобы бессмысленно обойти вокруг Каабы, покидать камни «в сатану» и поучаствовать в прочих ритуалах, которые должны были быть давно уже переосмыслены людьми.

Доминирование типа психики «зомби» в общей картине современной цивилизации исторического ислама в совокупности с вписанностью её в новейший проект «мировой закулисы» создаёт объективную опасность для будущего глобальной цивилизации, которую граждане внешне могут увидеть в так называемом «исламском терроризме», появившимся на смену революционного террора начала XX века — который шёл с Запада, из Европы, обильно финансируемый мировыми еврейскими кланами. Сейчас (в конце XX – начале XXI вв.) терроризм финансируется оттуда же, но только — “исламский”.

Если в начале XX века объективная опасность исходила от западной цивилизации, то теперь она исходит также и от цивилизации исторического ислама, не желающей переосмыслять Коран, который она несёт через века, как «святую реликвию», плодя при этом в настоящее время «пушечное мясо» для западной «мировой закулисы».

Но вот в начале 2006 года было крупное знамение во время хаджа (уже не первое, но крупнейшее в истории) для всех мусульман, данное на Языке Жизни. По возвращении с очередного годичного хаджа 3 февраля 2006 года около 1000 паломников затонули в Красном море. Катастрофа, случившаяся с паромом «Салам-98» многими оценена как трагедия, соизмеримая катастрофе знаменитого западного «Титаника». Одно из сообщений СМИ сразу после трагедии так и называется:

"Титаник" в Красном море

«3 февраля 2006 г. в Красном море затонул паром «Салам-98» (Al Salam 981), следовавший из саудовского порта Дуба в египетский город Сафага. На борту парома находились более 1 тысячи 400 пассажиров и членов команды. Большинство пассажиров — египетские паломники2, возвращавшиеся с хаджа. Спасены были только 387 человек. В истории Египта эта самая крупная морская катастрофа.

Как показало расследование, причиной крушения судна стал пожар в гараже3, для тушения которого использовалось забортная вода в количестве, примерно, одной тысячи тонн в час, что привело к крену судна, его опрокидыванию и затоплению4. Паром накренился на 25 градусов, а затем ушёл под воду на глубину свыше 750 метров в 88 километрах от египетского побережья.

Было установлено, что у парома был поддельный сертификат безопасности, отсутствовали исправные спасательные плоты и огнетушители.

«Паром смерти был обречен», — заявил неназванный эксперт по судостроению египетской газете «Аль-Мысри аль-Йяум». «Судовладельцы надстроили на судне две пассажирские палубы и сделали дополнительный багажный трюм и стоянку для автомобилей, что ухудшило ходовые качества парома и его устойчивость», — сообщил эксперт».

Напомним, что гибели знаменитого «Титаника» предшествовала мистика романа М.Робертсона «Тщета» (1898 год), в котором подробнейшем образом была описана гибель прообраза Титаника. Реально это событие произошло в 1912 году — через 14 лет после предупреждения Робертсона. «Титаник» у многих ассоциировался как символ Западной цивилизации — библейской цивилизации «людей книги». Если западные “элиты”, заботясь лишь о своём земном материальном благополучии, создали грандиозный «Титаник» в самоуверенности, что «Этот корабль не смог бы утопить сам Господь Бог»5, то в историческом исламе забота благоустройстве Земли отодвинута на …дцатый план после спасения души. В общем, и западная цивилизация не заботится о Земле и будущем людей: загаживает её для своего материального обогащения и исламская — тоже не заботится о Земле, находясь под прессом религиозных догм спасения своих душ для будущей жизни.

И в том и в другом случаях знамения говорят об одном и том же: западная цивилизация и цивилизация исторического ислама — лишены Различения (дар Бога): первая к началу XX века (самое позднее); вторая — к началу XXI века (тоже, самое позднее).

  • В первом случае (в случае с гибелью «Титаника») смотрящий был лишён Свыше Различения и не увидел прямо по курсу айсберг.

  • В случае с паромом «Салам-98» паломники не заметили, что садятся на паром, который «смерти был обречён» — тем самым тоже были лишены Различения Свыше.

Спрашивается «за что»? — За длительную поддержку догматизации ислама, которая стала смертельно опасна не только для самой цивилизации исторического ислама, но и для других стран мира1. Но Бог лишает Различения после того, как люди сами отказываются от добронравия. Это и сказано в Коране. Если же такой Язык Жизни не руководство для переосмысления многого мусульманам, то грядут и другие знамения.

Так, роман Робертсона вышел в 1889 году и после него у западного читателя было 14 лет подумать о будущем. Кстати пророк Мухаммад 12 лет мирно проповедовал в среде арабов — прежде чем пойти войной на противников с благословения Бога.

У парома интересное название «Салам-98» — “Приветствие”-98. Роман М.Робертсона вышедший в 89 году — тоже был “приветствием”2, которому не прислушались. До крушения «Титаника» оставалось 14 лет. Бог, конечно, не повторяется в знамениях. Но «Салам-98» — символ цивилизации исторически сложившегося ислама: мусульманам в писании гораздо больше дано Свыше, чем “христианам” и иудеям и спрос с мусульман в этом отношении — тоже больше.

До тех пор, пока в глобальной цивилизации не нашлось людей, начавших переосмыслять Коран и культуру исторического ислама в направлении, которое задано Богом — исторический ислам, взявший Коран на знамя, был объективно выше библейской культуры (по иерархии эгрегоров, а не по технократическому развитию). Так, скорее всего, продолжалось до конца XX века. Именно поэтому страны исторического ислама и приподнялись после середины XX века над библейской цивилизацией, в которой был кризис. Но теперь обе неправедные цивилизации (исторического ислама и библейско-западная) прочно встали на один уровень «людей книги» и конфликт между ними на взаимное уничтожение уже начался. В этот конфликт не будет втянут лишь тот, кто преодолеет большинство неправедных стереотипов обеих культур. Кораническая информация может в этом объективно помочь.

Окончание проповеди

После взятия Мекки в 630 году самый непримиримый противник Мухаммада и ислама, Абу Суфьян, заключил мир с Мухаммадом и принял ислам. После этого Мухаммад вернулся в Медину, где провёл остаток своей жизни.

Одно из последних сражений под руководством Мухаммада было в 630 году. В ответ на решение племени хавазин идти войной на Мекку, пророк снарядил войско из 12 тысяч воинов и в Хунайне, одержал победу. Часть побеждённых противников укрылись в Таифе, вожди которого из племени сакиф ещё со времён посещения этого города пророком — ненавидели ислам. Таиф был осаждён, но вскоре пророк приказал отступить.

Особенности победы при Хунайне отмечены Кораном в суре 9 «Покаяние». Аяты 25-29 этой суры многослойные по смыслам. Это — помощь Бога в сражении при Хунайне и наставления Свыше (пророчества) верующим на будущее. Наставления интересные: их можно понимать и как прямой итог военного столкновения (аят 25) и как предупреждение и пророчество о будущем, которое грядёт после того, как «низвёл Бог Свой покой на Своего посланника и на верующих…» аяты 25-29, мораль которых начинается с предупреждения, что победа при Хунайне (и «во многих местах» до Хунайна) «ни от чего вас <верующих — наше замечание> не избавила» — победы верующих не избавляют от ответственности1 перед Богом: после военных побед («когда вас восхитила ваша многочисленность»)2 нужно ещё много трудиться над собой, вникая во все смыслы Откровения, ощущая Язык Жизни и соответсвтовать названию «мусульманин» (предавшийся Богу — послушный Богу), сохраняя чистоту именно такой веры, а не ритуальной её стороны:

Коран 9

25 Бог помог вам уже во многих местах и в день Хунайна, когда вас восхитила ваша многочисленность. Но она ни от чего вас не избавила, и стеснилась для вас земля там, где была широка. Потом вы повернулись, обратив тыл.

26 Потом низвел Бог Свой покой на Своего посланника и на верующих, и низвел войска, которых вы не видели, и наказал тех, которые не веровали; это - воздаяние неверным.

27 Потом обратится Бог после этого к тем, к кому пожелает: ведь Бог - прощающий, милостивый!

28 О вы, которые уверовали! Ведь многобожники - нечистота. Пусть же они не приближаются к мечети священной после этого года! А если вы боитесь недостатка, то обогатит вас Бог от Своей щедрости, если пожелает. Поистине, Бог - знающий, мудрый!

29 Сражайтесь с теми, кто не верует в Бога и в последний день, не запрещает того, что запретил Бог и Его посланник, и не подчиняется религии истинной - из тех, которым ниспослано писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными.

Последнее предложение верующим остаётся актуальным и в наше время, как и все предыдущие — в первую очередь по отношению к самим мусульманам и главное, к их “элитам”.

Последний поход пророка состоялся в Табук, в 500 км. к северо-западу от Медины, после получения известия о готовности Византии начать вторжение в Аравию. Из Медины выступило огромное войско численностью в 30 тыс. человек. По дороге мусульмане заключили ряд договоров с местными “христианскими” и иудейскими племенами. Сражение не состоялось и в Табуке они узнали, что византийцы отошли в глубь Сирии. Пророк вернулся в Медину.

К 632 году пророк Мухаммад смог объединить большую часть Аравии, чего никто до него не сделал. Культ идолопоклонничества отмирал, а число приверженцев ислама росло повседневно и устойчиво. Процесс распространения ислама к 632 году вошёл в свою необратимую стадию — с помощью Бога. Земная миссия Мухаммада была выполнена. А судьба его — исчерпана согласно наилучшему, прямому пути.

В марте 632 года Мухаммад совершил хадж, названный впоследствии «Прощальным паломничеством», во время которого его сопровождало более 90 тысяч верующих. На горе Арафат пророк прочитал свою знаменитую проповедь, по преданию вошедшую в суру 5 Корана «Трапеза»:

Коран 5

3 Сегодня отчаялись те, которые не веровали, в вашей религии; не бойтесь же их, а бойтесь Меня. Сегодня Я завершил для вас вашу религию, и закончил для вас Мою милость, и удовлетворился для вас исламом как религией. Кто же вынужден в голоде, не склоняясь в греху, - то ведь Бог - прощающий, милостивый!

Через три месяца после возвращения с хаджа в Медину пророк заболел и 8 июня 632 года скончался. Его тело было погребено в комнате его жены Айши, а чуть позже это помещение стало частью Мечети пророка.

До наших дней в предании сохранилась прощальная проповедь, произнесённая им в святилище Каабы1, в которой есть такие слова (нами выделены особо интересные места):

«Имя моё Мухаммад ибн Абдаллах ибн Абд ал-Муталлиб ибн Хашим. Я араб, родился в Мекке. После меня никакого пророка больше никогда не будет2. О, люди! Знайте! Поистине, мне стало известно о приближении моей смерти. Скоро я расстанусь с этим миром и желаю возвращения к Богу.

Расставаться со своей общиной мне тяжело и печально, после меня вы будете сталкиваться с непростыми делами. О, Бог! Защити мою общину во всех делах настоящей и будущей жизни, защити их от всех видимых и невидимых бед.

О люди! Внимательно слушайте это моё завещание и запомните, что я скажу! Пусть присутствующие передадут мои слова отсутствующим. О, люди! Поистине ниспослано Священное Писание Бога! В этом Коране ясно передано всё дозволенное и запретное, а также то, что возложено на вас к безоговорочному исполнению. Хорошо усвойте и знайте: то, что Бог дозволил, это вам дозволено, а то, что запретил, — то строго вам запрещено. Будьте далеки от запретного! Те аяты Священного Корана, которые неясны вам и содержание которых скрыто от вас — знайте, что они от Бога и не тратьте впустую время для их толкования. Пользуйтесь теми аятами, которые понятны и доступны вам, в которых ясно различимо дозволенное и запретное».

Последний выделенный нами текст требует комментария. Действительно, большинство современных мусульман и даже их духовных лидеров — до сих пор руководствуются, можно сказать, духом этого фрагмента «завещания Мухаммада», суть которого: знайте, что они от Бога и не тратьте впустую время для их толкования.

Они забывают, что пророк говорил это членам своей общины в VII веке. И, скорее всего, призывая не тратить время на толкование (понимание) неясных аятов, пророк имел в виду степень развития людей, если это вообще его завещание, а не приписано позже, поскольку пророк не руководил записями и составлением Корана: последний составлен гораздо позже. Пророк ощущал, что записанные фрагменты его проповеди многослойны по смыслам и их информация направлена в том числе и в далёкое будущее, а не только в настоящее и близкие времена. Сам пророк, скорее всего, не все смыслы понимал из своего пророчества — понимал то, что необходимо было ему самому.

Всем же его последователям-мусульманам он, возможно, завещал — понимать из Корана то, что необходимо в то время, в которое они живут. Но как поняли это мусульмане? Разве это не призыв пророка совершенствоваться и нравственно и интеллектуально, чтобы в идеале — все смыслы Корана стали доступны людям? Разве может быть информация от Бога (как она названа в завещании) не быть востребована людьми?

Такая информация, названная в завещании «от Бога», на которую якобы не надо «тратить впустую время» сохранилась в Коране для многих мусульман как непонятная, но «святая». Это дало повод для последующего беспричинного обожествления непонятой информации из Корана с приданием ей статуса «божества». А как раз последнее и есть основной элемент идолопоклонничества, которое многократно порицается пророком в текстах Корана. Такой повод обожествления многих аятов Корана привёл к обожествлению и самого Корана как книги — с привычными для этого дела (обожествления) запретами на толкование Корана мусульманами, не допущенными к этому делу. В действительности же просто исторически сложившийся ислам (во многих его разновидностях) за время от смерти пророка до наших дней настолько разошёлся со многими рекомендациями Корана (которые мусульмане и их духовные лидеры не удосужились понять), что из Корана в результате сделали «идол» главного мусульманского “фетиша”. А Бога вспоминают при молитвах, в которые вложены смыслы, доступные людям, жившим в VII веке. Мало того, большинство верующих бессмысленно повторяют слова «священных» аятов как заклинания стихии, надеясь, что Бог их услышит. Не этого Бог ждал и ждёт от мусульман1.

Но есть и другая крайность, от которой сразу же шарахнулись в первую (описанную выше) крайность практически все мусульмане, обожествив Коран и из боязни Бога, о которой многократно сказано в писании. Другая крайность в подходе к текстам Корана это — излишнее фантазёрство либо даже извлечение из Корана «удобных» смыслов в угоду своим корыстным интересам. Надо отдать должное культуре исторически сложившегося ислама: в эту крайность мусульмане в общем и целом не ударились. Поэтому к настоящему времени Коран является, можно сказать в большей мере — непрочитанной книгой — откровением, которое так до конца и не понято людьми. Так мусульмане сами мало что взяли из Корана (взяли то, что соответствует степени развития общества уровня средних веков) но и другим не дали исказить Коран. Вот и лежит эта Книга не познанной перед верующими людьми. В самом же Коране про излишнее фантазёрство и злой умысел сказано (выделено нами):

Коран 3

7 Он - тот, кто ниспослал тебе писание; в нем есть стихи, расположенные в порядке, которые - мать книги; и другие - сходные по смыслу2. Те же, в сердцах которых уклонение, - они следуют за тем, что в нем сходно, домогаясь смятения и домогаясь толкования этого. Не знает его толкования никто, кроме Бога. И твердые в знаниях говорят: "Мы уверовали в него; все - от нашего Господа". Вспоминают только обладатели разума!

«Сходными по смыслу» могут быть аяты Корана, в которых говорится об одном и том же, но несколько иначе3 — хронологически высказано в другое время и по другому поводу. Действительно, в этом есть доля иносказания (буквально «сказать о чём-то но — иначе — иначе-сказать»), но если совместить все места в Коране, где сказано об одном и том же, но по-разному, то можно увидеть много граней смыслов рассматриваемого явления и, объединив их в своей психике — получить достаточно полную картину явления, которое предстанет совсем иначе, как минимум более полно, чем представлялась до этого.

Так вот эта полная картина явления и будет Откровением Свыше читающему с помощью книги Корана, которое он получил спустя много столетий после проповеди Мухаммада.

А если человеку не совсем удаётся создать новый образ в своей психике на базе анализа множества мест повествования Корана по одному и тому же вопросу, то Бог может Своей Волей предоставить такому человеку информацию в Различении по этому вопросу. Но, как известно, Различение даётся верующим по нравственности и стремлению к познанию Истины. А соблюдение ежедневных ритуалов зачастую мало отличается от идолопоклонничества…

Как раз Различения и свободного подхода к «священным текстам» (при обязательном осознаваемом контроле за своей психикой: чтобы не было фантазёрства, вызванного одержимостью, либо другими психическими пороками — следствием нечеловечных типов психики) не хватает большинству мусульман, исповедующих исторически сложившийся ислам.

Во второй части приведённого выше аята даётся предупреждение об опасности предвзятого (возможно с одержимостью) подхода к текстам Корана: «Те же, в сердцах которых уклонение, - они следуют за тем, что в нем сходно, домогаясь смятения и домогаясь толкования этого. Не знает его толкования никто, кроме Бога». Уклонившиеся от Божиего пути (по контексту: психологически не соответствующие исламу) толкуют для себя из Корана то, что для них «в нем сходно» — то есть подходит, по их старым жизненным стереотипам и сложившемуся мировоззрению1. Такие притягивают, как говорится «за уши», смыслы аятов Корана, которых там никогда не было и нет «домогаясь смятения и домогаясь толкования этого». Поэтому все люди предупреждены: «Не знает его толкования никто, кроме Бога», что должно означать: подтверждение правильности вашего понимания Корана можно получить лишь от Бога — будучи в человечном типе психики через Различение и Язык Жизни.

Но фраза «Не знает его толкования никто, кроме Бога» — ни в коем случае не означает: «Всё равно не узнаете что Бог этим хотел сказать» (такую “удобную” позицию заняли мусульмане исторически сложившегося ислама). Эта фраза означает одно: нужно стремиться к человечному строю психики, помогая при этом Богу строить на Земле Его царство (бороться на пути Бога, как сказано в Коране) — лишь тогда всё поймёте в назначенное Свыше время. Время обязательного осознанного подхода к информации Корана настало после того, как изменилось соотношение эталонных частот биологического и социального времени (со второй половины XX века) — в это же время цивилизация мусульман получила “второе дыхание”, как намёк-указание Свыше на то, что Коран ещё никем не прочитан как надо.

Первые халифы

Уход пророка в мир иной создал в среде мусульман настроение неуверенности и они в некотором роде потеряли религиозную и организационную ориентацию. Пророк учил, что Бога достаточно как наставника на Истину. Но и сам пророк своим авторитетом и организационными способностями помогал незрелой ещё мусульманской толпе.

Скорее всего, Бог не желал давать повод для создания после пророка равнозначных (либо близких) пророку авторитетов (пророк всё же стал для мусульман авторитетом помимо воли Бога) в мусульманской среде. Преемника Мухаммад не оставил — прямых потомков по мужской линии у него не было (последний сын умер в младенчестве незадолго до смерти самого пророка)1. Кроме того, нет прямых свидетелств, что Мухаммад предлагал последователям формировать «Священную Книгу» из записей его откровений и поклоняться ей. Мусульмане сами насоздавали себе после пророка авторитетов из людей (о чём их предупреждал Мухаммад) и “фетишей”, что и явилось формальным поводом для первых расколов уммы (общины) и впоследствие — разделения веры.

«Осиротевшей общине Мухаммад оставил три вещи: организацию, созданную на основе универсальных принципов, поддержанных авторитетом Бога; множество откровений (хотя и не собранных воедино), которые служили руководством во всех сферах жизни и язык которых вызывал эстетическое наслаждение, что не могло не усиливать их воздействие; наконец, память о личности, подобные которой ни раньше, ни позже не появлялись в Аравии; о мыслителе и судье, военном руководителе и администраторе, посланнике Бога и учителе, понятном народу своими достоинствами и слабостями, показавшем арабскому миру путь к религиозно-политическому единству, создавшем его внутренним силам простор для развития»2.

Всё необходимое для самостоятельного развития общины (уммы) и ислама было дано верующим к моменту смерти пророка. Коранические рекомендации имеют такой широкий охват, что и на этот счёт в нём имеется указание:

Коран 3

144 И Мухаммад - только посланник, до которого были посланники. Разве ж если он умрет или будет убит, вы обратитесь вспять? Кто обращается вспять, тот ни в чем не повредит Богу, и Бог воздаст благодарным.

Первым халифом (с арабского — «заместитель, наместник») был избран Абу Бакр — ближайший сподвижник и друг пророка, отец Айши, жены пророка, он ещё при жизни Мухаммада был назначен им для руководства коллективной молитвой. Халифат, как и всякий исламский режим, был теократическим государством. Халиф не был назначен носителем «Божественного Откровения», но выступал как «хранитель веры», выполняя одновременно функции государственного правителя. В теократическом государстве действуют законы шариата (от арабского «шариа», буквально «надлежащий путь») — свод мусульманских правовых и богословских нормативов, провозглашённых исламом «вечным и неизменным плодом божественных установлений»3.

Считается, что Абу Бакр был очень скромным и не властолюбивым халифом. Предания приписывают ему следующие слова (выделено нами):

«О люди, клянусь Богом, я никогда не домогался этой власти, ни днём, ни ночью, и не имел к ней ни малейшей склонности. Вы возложили на мои плечи огромную тяжесть, которую мне не снести, если только Всемогущий Бог не придёт мне на помощь. Я сделан вашим правителем, хотя вовсе не лучший среди вас. Помогайте же мне, когда я буду поступать правильно; поправляйте меня, когда я ошибусь. Самые слабые среди вас обретут силу во мне, пока не добьются справедливости. Самые сильные среди вас обретут слабость во мне, пока я добьюсь от них того, что справедливо. Повинуйтесь мне, как я повинуюсь Богу и Его посланнику. Если же я перестану повиноваться Богу и Его посланнику, перестаньте и вы повиноваться мне».

Абу Бакр считается первым праведным халифом1 — помощником до и после смерти Мухаммада2 в его деле. Также из преданий известно, что далеко не все последующие халифы были близки по нраву Абу Бакру. На его долю выпала нелёгкая задача борьбы с первыми отступниками от веры — лжепророками — людьми, пытавшимися узурпировать власть, употребляя религиозный авторитет, который остался после Мухаммада. После смерти Мухаммада началось движение отступников, возглавляемое лжепророками, под названием ар-Риддаотступничество»).

С задачей нейтрализации лжепророков Абу Бакр справился. Вопрос борьбы с отступничеством был решён путём организации ряда военных экспедиций под руководством Абу Бакра против племён, возглавляемых лжепророками. Про отступничество от веры в Коране есть предсказание, которое, в общем-то «универсально»: оно касается не только эпизода в истории первого халифата (связанного с отступничеством ряда племён, возглавляемым лжепророками) — оно подходит ко всем временам, когда люди уклонялись от веры основателя религиозной системы и, главное — веры Богу (выделено нами):

Коран 5

54 О вы, которые уверовали! Если кто из вас отпадет от своей религии, то... Бог приведет людей, которых Он любит и которые любят Его, смиренных перед верующими, великих над неверными, которые борются на пути Бога и не боятся порицающих. Это - щедрость Бога: дарует Он ее, кому пожелает, - ведь Бог - объемлющий, знающий!

Покончив с отступничеством, Абу Бакр двинул свою армию под руководством опытных полководцев к Ефрату, разгромив армию иранского шаха, занял Хиру — столицу арабского “христианского” княжества Лахмидов. А в Палестине полководец Абу Бакра Халид ибн Валид разгромил византийскую армию при Аджнадайне. Победа в этом сражении открыла мусульманам путь в Сирию. Абу Бакр получил прозвище Покоритель Сирии.

Абу Бакр умер, как и Мухаммад, в 63 года незадолго до победы при Аджнадайне. Накануне смерти Абу Бакр успел назначить преемника — Омара (Умара) ибн Хаттаба. Первым мусульманским общинам халифата повезло. Халифы одерживали победы. За десять лет правления Омара к «землям ислама» были присоединены византийская Палестина, Сирия, Египет и Сасанидский Иран. В 638 году был взят Иерусалим. Халиф Омар собственноручно расчистил на горе Мориа место для закладки мечети ал-Масиджид ал-Акса — в память о Мирадже, ночном путешествии Мухаммада, о котором существует устойчивое предание.

Это были крупнейшие победы не только географического значения, но и духовного распространения исторически складывающегося ислама. В «область власти мусульман» (дар ал-ислам) вошли территории, с которых начинали предшественники Мухаммада (Моисей и Иисус). Именно эти земли известны как историко-географические точки, откуда начинались обе древнейших религиозных системы единобожия — искажённые людьми и «мировой закулисой». Мысли верующих обеих неправедных религиозных систем (иудаизма и библейского христианства) естественно были “привязаны” к «святым местам», откуда начинались их религиозные системы — крупнейшие эгрегоры иудаизма и библейского христианства как бы географически духовно «закреплены» за этими «святыми» землями. Поэтому захват мусульманами «святых» земель неправедных религиозных систем значительно ослабил поддержку эгрегорами верующих этих систем, поскольку миллионы верующих потеряли уверенность в «святости» этих земель, либо хотя бы у них зародилось сомнение (на бессознательных уровнях психики: что нашло своё отражение в эгрегориальной алгоритмике главных конфессиональных эгрегоров неправедных религий), которое обязательно должно было сказаться на устойчивости функционирования религиозных систем. Кроме того, чисто земная вера в незыблемость двух крупнейших систем единобожия пошатнулась — после того, как «святые места» занял исторически складывающийся ислам.

Это же касается и изменений иерархии эгрегоров, находящихся в активном взаимодействии. Эгрегор исторически сложившегося ислама (не говоря уже об эгрегоре, который остался после Мухаммада) занял более высокое место по отношению к эгрегорам иудаизма и библейского христианства. Естественно, что пока такая иерархия сохранялась — мусульманам были обеспечены победы над иноверцами, поскольку исход войны решается прежде всего на уровне идей в духовном мире. Как только одни идеи побеждают другие (своей большей праведностью) на уровне эгрегоров — военное противостояние в обычных сражениях становится предопределено на эгрегориально-матричном уровне, согласно победе на духовном фронте. Это и было передано Свыше двум друзьям (Мухаммаду и будущему первому халифу Абу Бакру) в пещере во время перехода из Мекки в Медину — как успокоение первых верующих Богу арабов, что победа достигается на уровне идей: все остальные победы — обязательно приложатся позже (выделено нами):

Коран 9

40 Если вы не поможете ему, то ведь помог ему Бог. Вот изгнали его те, которые не веровали, когда он был вторым из двух. Вот оба они были в пещере, вот говорит он своему спутнику: "Не печалься, ведь Бог - с нами!" И низвел Бог Свой покой на него и подкрепил его войсками, которых вы не видели, и сделал слово тех, которые не веровали, низшим, в то время как слово Бога - высшее: поистине, Бог - могучий, мудрый!

Последняя выделенная нами фраза о том, что Бог изначально в Своём Предопределении настроил управление иерархией эгрегоров (сборкой людских мыслей и слов) по справедливости. После того как Бог убедился в твёрдости веры Мухаммада — после слов «Не печалься, ведь Бог – с нами!», подкреплённых такими же мыслями-образами (слова совпадали с мыслями) — Бог согласно настройки иерархии эгрегоров способствовал перестановке в иерархии эгрегоров, таким образом, что зарождающийся ислам (слова, мысли и вера) мусульман стал выше по иерархии, чем эгрегоры иноверцев (сделал слово тех, которые не веровали, низшим).

Последнее же слово всегда остаётся за Богом: «в то время как слово Бога - высшее: поистине, Бог - могучий, мудрый!» — то есть, за собой Бог изначально оставил право поддерживать духовную иерархию в соответствие с качеством веры людей Ему Самому.

Бог сдержал своё обещание Мухаммаду и его спутнику, данное в пещере: «войска, которых они не видели» — идеи ислама (слова и мысли Мухаммада, полученные под Божиим водительством и распространённые для людей) ещё долго обеспечивали на духовном уровне вполне земные победы. Но так не было вечно.

Во всяком случае, во времена халифа Омара исторически сложившийся ислам ещё был намного более справедливее и перспективнее1, чем окружающие халифат религиозные системы2, под прикрытием которых творилось беззаконие и несправедливость. Наглядным примером такого сравнения можно считать переписку халифа Омара с персидским (иранским) шахом Йездигердом III.

По преданию, шах сообщал халифу, что «во всём мире нет двора более многолюдного, чем Наш двор, нет казнохранилища более благоустроенного, чем Наше казнохранилище, нет войска более отважного, чем Наше войско, никто не имеет столько людей и снаряжения, сколько находится у Нас».

На это Омар ответил: «Да, двор ваш многлюден, но жалобщиками, ваше казнохранилище благоустроено, но неправильными налогами, ваше войско отважно, но непослушливо. Когда уходит державность, не приносит пользы снаряжение и многолюдство. И в том доказательство вашей бездержавности1. От вашего упадка спасение в том, чтобы ваш султан самолично творил справедливость, чтобы все стали справедливыми и чтобы никто не питал вожделения к недозволенному».

Йездигерд III стал последним правителем династии Сасанидов2. В 636 году мусульмане заняли столицу Сасанидского Ирана — Ктесифон. Окончательное поражение иранцы получили в 642 году3.

Проблемы халифата
и проблема канонизации откровений

Мусульмане, вдохновлённые победами при первых халифах, не замечали несправедливости, которую их духовные руководители сами начали творить на Земле — будучи изначально более справедливыми, чем правители занимаемых ими земель. Декларация справедливости и истинная справедливость — разные вещи. Выше мы сделали вывод:

Многие люди из вступающих в ислам толп, приобщившись к красивой и современной вере единобожия — оставались толпарями с животным типом психики и старыми стереотипами взаимоотношений. Некоторые, кто похитрее, жаждали власти, стремясь стать духовными лидерами в своих племенах для чего знакомство с пророком было им важно. С момента массового принятия ислам стал для многих соблазнителен — вопреки учению Мухаммада, ханифа, коим он и оставался всю жизнь.

Уже во времена пророка Мухамммада, его “благословлением” зачастую творилась явная несправедливость, обусловленная, впрочем, как минимум двумя объективными факторами:

  • Конкретной исторической необходимостью быстрого укрепления общины.

  • Принятыми в среде арабских племён житейскими и военными традициями, оставшимися во времена пророка, многие из которых противоречили учению, записанному в Коране.

Так, например, во времена пророка Мухаммада было принято делить военную добычу, чем распоряжался сам глава первой мусульманской общины. Например, в 630 году после победы при Хунайне (о чём мы говорили выше) пророк щедро наградил несколько своих бывших самых непримиримых противников (только что принявших ислам под давлением обстоятельств), от рук которых ранее погибло много первых мусульман. Абу Суфьян и его сыновья получили огромную военную добычу (по 100 верблюдов и 40 унций серебра каждому). Мединские мусульмане (ансары) негодовали по поводу этого поступка, но Мухаммад объяснил такую несправедливость необходимостью материального стимулирования для укрепления позиций ислама и его географического распространения.

Кроме того, приближённые Мухаммада, как правило, были его родственниками (у Мухаммада в общей сложности было 11 жён) либо близкими друзьями. Аравия управлялась семейными кланами и это была норма для тех лет. Первые халифы — тоже были друзьями и родственниками Мухаммада, что в воображении подавляющего большинства из мусульманской толпы (но далеко не всех первых мусульман) возвышало их над «простыми» (даже материально имущими) мусульманами.

А для халифов и их приближённых это доверие пророка в большинстве случаев было искушением, которому они поддавались, следуя прошлым традициям кланово-родового строя в условиях становления первой исламской государственности. К тому же проблемы управления разрастающимся халифатом вынуждали его правителей вносить субъективизм в религиозную систему ценностей, оставшуюся после Мухаммада — в сторону догматизации и единообразия веры — что тоже являлось отражением пережитков религиозной и социальной систем Аравии.

Единообразную и догматизированную веру, как казалось первым халифам, проще внедрять в мусульманскую толпу и расширять границы государства. В общем, ни халифы, ни толпа психически не доросли до уровня истинного ислама, который олицетворял Мухаммад при жизни, сам управляя общиной. Первый халиф, Абу Бакр, хоть и был «честным и справедливым» (по преданию) и не был властолюбцем, но без своего друга Мухаммада он управлял общиной как мог в тех реальных условия жизни многочисленных аравийских племён. Во времена второго халифа Омана остро встала проблема управления новыми территориями.

Как известно, управление ведётся согласно шести приоритетам обобщённых средств управления1. Мухаммад своей жизнью показал пример управления первой общиной с уровня первого (мировоззренческого) приоритета обобщённых средств, успехам на котором следовали успехи на всех остальных приоритетах (хронологическом, религиозно-идеологическом, экономическом, геноцидном, военном). Принцип управления Мухаммада с опорой на концептуально-мировоззренческий (первый) приоритет следующий: Бог помогает всем праведным начинаниям и замыслам человека (людей) — а остальное (победы на низших приоритетах) прилагаются с Божией помощью (что нашло отражение в Коране). Конечно, не вся жизнь Мухаммада — сплошной пример такого рода. Но множество её фрагментов (часть из которых зафиксирована в Коране)2 является примерами-эпизодами такого управления: когда замысел прежде всего согласуется с Богом, получается «Добро» Свыше в Различении (даже если первоначалтьный замысел плод фантазий или “диалога” с каким-нибудь ангелом), а затем начинаются действия на низших приоритетах — либо инициативой согласующего, либо складывается «стечение обстоятельств», когда всё задуманное получается и даже лучше, чем хотелось изначально. Наследовавшие как бы подобную власть после Мухаммада халифы опустились на третий приоритет управления, превратив для себя и толпы концептуальную власть, которой обладал лишь Мухаммад — во власть религиозно-идеологическую — авторитетом пророка и Бога. Однако концептуальная власть всё равно реализовывалась — помимо их воли — поскольку после Мухаммада остались, во-первых, эгрегор истинного ислама (своеобразный управленческий “автомат”, вместо концептуальной властности лидера), и, во-вторых, оставленными фрагментами откровений, в которых многое ещё предстояло переосмыслить, что концептуально обязывало к постоянному очищению веры.

Мухаммад полностью выполнил свою миссию. Его проповеди и деятельность дали мощнейший толчок распространению ислама (как его поняли люди), последствия которого ещё не исчерпаны до нашего времени. Миссия Мухаммада состояла в уведомлении, указании на истину, но ни в коем случае не в призывах догматизации его наследия, и узурпации власти с помощью его авторитета и авторитета Корана. На миссию Мухамамада многократно указано в Коране (выделено нами):

Коран 2

272 Не на тебе лежит руководство ими3, но Бог ведет прямым путем, кого хочет4.

Коран 3

20 А если они станут препираться с тобой, то скажи: "Я предал свое лицо Богу и те, кто за мной последовали". И скажи тем, кому даровано писание, и простецам: "Предались ли вы?" И если они предались, то пошли по прямому пути; а если они отвернулись, то на тебе - только передача, а Бог видит Своих рабов.

При жизни Мухаммад и его сподвижники увидели наяву лишь небольшую часть обещаний Свыше, услышанных пророком. Остальное они должны были сделать своими руками, следуя жизненному примеру Мухаммада (но не слепо копируя его поведение и обожествляя его слова). После передачи людям уведомлений о вере Богу — люди сами решали для себя как жить, а расчёт их дальнейшей судьбы (как и судьбы цивилизации ислама) зависел от их самих и от Божиего Промысла, но никак не зависел уже от Мухаммада, от родственных связей с ним, от прошлой дружбы.

Коран 13

40 Или Мы покажем тебе часть того, что обещаем им, или упокоим тебя. На тебе - только передачи, а на Нас - расчет!

Обожествив слова пророка, которые вошли в Коран и Сунны, многие мусульмане и их руководители формально приобщились к пророку (желали они этого или нет), посчитав себя более других праведными, поскольку они мусульмане — выполняя, однако при этом самые примитивные рекомендации сохранившихся фрагментов откровений. Этим люди, считающие себя мусульманами — лишь соблазнились исламом пророка, сами при этом не трудясь жить в ладу с Богом, как это делал пророк при жизни. Так и стал развиваться после пророка исторически сложившийся исламна базе многочисленного соблазна о жизни пророка и понятой части его высказываний, вошедших в Коран и Сунны:

Коран 16

82 А если они отвратятся, то на тебе - только открытая передача.

83 Они узнают милость Бога, а потом отрицают ее, ведь большая часть их - неверующие.

Последнее, к сожалению, относится к большинству мусульман, потому что их мировоззрение формировалось на базе культуры исторически сложившегося ислама, в которой концептуальная властность и вера Богу (что имел в виду Мухаммад, как ислам) была заменена после пророка на ритуальную (и эгрегориальную) религию «людей книги» (по сути — идолопоклонничество). Такие люди — ритуально-верующие, но большая часть их - неверующие Богу, поскольку они сами не различают конкретные ложь и истину и не следуют объективной справедливости:

Коран 42

48 Если они отвратятся, то Мы ведь не послали тебя над ними хранителем1. На тебе только передача. А когда Мы даем человеку вкусить Нашу милость, он радуется ей, а если его постигнет зло за то, что раньше уготовали его руки, то ведь человек неблагодарен.

Эту особенность психики большинства людей исторически сложившегося ислама заметил средневековый поэт Омар Хаям2:

Душой ты безбожник с Писаньем в руке1,

Хоть вызубрил буковки в каждой строке.

Без толку ты оземь башкой ударяешь,

Ударь лучше оземь всем тем, что в башке!

В общем, и Коран — собрание отцензурированных и отобранных фрагментов откровения данного Мухаммаду — и, тем более, культура исторически сложившегося ислама не являются концепцией, которую проводил Мухаммад лично при жизни. Но эта концепция (истинного ислама) всё равно присутствует до сих пор как упрёк всем мусульманам и их правителям. Мало того, концепция Мухаммада сработала как минимум, потеснив другие концепции (прежде всего библейскую) и географически и во времени и духовно, а халифы и другие правители исторического ислама в этом отношении проводили лишь некоторую часть концепции Мухаммада в жизнь глобальной земной цивилизации, руководствуясь своими соображениями и методами управления.

Интенсивное завоевание земель первыми халифами стало новым делом для мусульман и поставило перед вторым халифом Омаром важные вопросы управления новыми территориями. То, как ему пришлось решать многие фундаментальные задачи — определило впоследствии методы и средства управления его преемниками. Под руководством Омара «нецивилизованные» арабские племена завладели землями двух крупнейших и мощнейших держав того времени: Персии — на востоке и Византии — на западе. Первая была полностью побеждена, в то время как последняя испытывала сокрушительные поражения от арабов, теряя многие свои территории.

Омар основал высокоразвитую административно-финансовую систему, в которой государственная казна пополнялась путём взимания различных налогов, включая личные и земельные, завёл реестры лиц (диваны), имевших право на государственную пенсию1. Справедливость понималась в администрации Омара в стереотипах кланово-родовой системы. Первыми государственными пенсионерами стали родственники пророка Мухаммада, которые «работали на дело ислама» и солдаты с их жёнами и детьми, воевавшие за ислам2.

Завоёванные территории были сгруппированы в компактные провинции, так что их ресурсы могли развиваться отдельно друг от друга под управлением их наместников, назначавшихся халифом. Старые политические границы сохранялись, превратившись в административные внутри одного государства, сохранялись местные валюты и гражданская администрация. Мусульманский закон отныне превалировал повсеместно, но действовал лишь в отношении мусульман. Мусульмане были вольны следовать их собственным законам и подчиняться своим религиозным лидерам, нёсшим ответственность за выплату налогов правительству мусульман3. Греческий, коптский, персидский и арамейско-сирийский языки были сохранены в качестве административных в различных провинциях. Мусульманская армия практически превратилась в профессиональную.

В результате таких успехов, властвующий около 10 лет второй халиф Омар в среде мусульман получил прозвище «Повелитель правоверных», хотя называть «повелителем» (господином) кого-либо из людей неверно:

Коран 22

12 Вместо Бога он призывает то, что ему не приносит ни вреда, ни пользы, это - далекое заблуждение!

13 Он призывает того, от которого вред ближе пользы. Плох господин, и плох сотоварищ!

Но халифам, видимо, нравилось преклонение толпы перед их властью. Тем более что с помощью авторитета «повелителя» проще управлять, как им казалось. Первых четырёх халифов в мусульманском мире называют «праведными». Омар — второй из них. Этим традиционно признаётся, что последующие халифы были не так уж праведны…

Но ведь государственность и законы исторически сложившегося ислама оформлялись именно при «праведных» халифах. Значит последние создали такой «ислам», с помощью которого их последователи могли творить несправедливость. А титул «повелителя» не позволял простым мусульманам свободно указывать на ошибки халифа: какая же это община? Да и много ли было мусульман, способных оценить деятельность первых халифов с позиций ислама, который олицетворял пророк Мухаммад?

Халиф Омар был убит по возвращении из паломничества в Мекку, которое он совершал каждый год. После паломничества, 3 ноября, 644 года он был смертельно ранен рабом-иранцем в Мединской мечети. Так убийством в пределах попущения Бога закончилась жизнь второго «правоверного халифа», «Повелителя правоверных», укрепившего первый халифат, но своим примером укрепляющего не только государство, но и ритуально-книжный ислам (вместо покорности Богу, веры Богу). Он умер после паломничества в Мекку — самого крупного мусульманского праздника, проводившегося в рамках ритуально-книжного ислама. Кроме того, именно при Омаре было принято решение свести известные высказывания Мухаммада в каноны, получившие название Коран. Работа над канонизацией проповедей Мухаммада была прервана убийством второго «праведного» халифа — рабом. А ведь в Коране рабство порицается1. Может быть раб был чем-то лучше халифа?2

При третьем «праведном» халифе, Усмане (644 по 656 гг.), которому успел передать власть Омар (собрав Совет шуру на смертном одре), был составлен и распространён канонический текст Корана. Усман ибн Аффан прозывался как «обладатель двух светочей», поскольку был женат на двух дочерях пророка. Он был изначально из “богатого” и знатного рода, являлся с первых дней пророчества сподвижником и меценатом «на пути ислама». Но, так бывает, что будучи рядом с пророком, люди не познают замысел, который несёт пророк.

Первая часть его 12-летнего правления продолжала политику завоеваний новых территорий, начатых при Омаре. Это был, по преданию, «период процветания и всеобщего благополучия». Однако к концу правления третьего халифа появились признаки растущего недовольства мусульман, вызванные прежде всего социальным неравенством. Появилось отчуждение от низов общества многих мусульманских деятелей, приобретших во время войн огромные “богатства”, и живших в несоразмерной роскоши. Многие мусульмане совершенно справедливо посчитали это нарушением ценностей ислама.

Как можно понять, дух (эгрегор) и память в низах общества ислама Мухаммада (истинного ислама) оставались и проявляли себя. Наиболее серьёзными обвинениями в адрес Усмана к концу его правления были семейственность и фаворитизм. Большинство руководящих и доходных постов заняли представители клана Умайя (из которого происходил Усман). Среди обвинителей Усмана были некоторые, кто так считал не из завистиоставаясь в душе ханифами. В среде таких ханифов были люди, кто не приветствовал канонизацию откровений Мухаммада. Усман был убит в 656 году группой недовольных мятежников в преклонном возрасте (около 80 лет). Кровь убитого Усмана оросила лежащий рядом Коран1, выборочное собрание текстов, записанных после Мухаммада, которые были канонизированы и распространены как «Священное Писание» при Усмане в 652-653 гг.

Четвёртый «праведный» халиф был избран мусульманской шурой в 656 году. Сразу по избрании, Али ибн Абу Талиба (двоюродного брата Мухаммада и первого после Хадиджи мусульманина)2 четвёртым халифом произошёл серьёзный религиозно-политический раскол. Халифат к тому времени был очень “богатым” в материальном плане. В казну стекались средства из всех завоёванных провинций: в своей организации халифат ничем не уступал крупнейшим империям, которые были до него (империи Александра Македонского, Римской империи, империи Сасанидов). Как мы уже говорили, организация управления халифатом основывалась на единоначалии и религиозной терпимости в провинциях, плативших налоги в центральную казну. Естественно, соблазн властью был тем больше, чем более материально “богатой” становилась «исламская» империя.

Поэтому с каждым следующим «праведным» халифом (наследующим власть, как «повелитель», по родственной линии, а не по качествам истинного мусульманина, которые прописаны в Коране)3 халифат всё больше превращался в обычную крупную толпо-“элитарную” империю, каких было немало и до него — лишь с той разницей, что основан он был самим пророком, и после ухода которого мусульмане несли на себе Коран (сборник записей откровений Мухаммаду), который ими так и не понят до сих пор и по которому они не живут. От ислама пророка Мухаммада за первые же 10-20 лет мало чего осталось — а в последующие годы и столетия халифат сперва лихорадило от междоусобиц (рвущиеся к власти родственники и наследники Мухаммада и не могли поделить её) а затем именем «ислама» и Кораном просто «пользовались»4 многие великие полководцы, халифы, чтобы организовывать свои большие и малые империи. Им это удавалось, покуда исторический ислам, который они олицетворяли, был лучше всех остальных религиозных систем — в сравнении и проверке Божиим Промыслом. Выпавшую на долю арабских лидеров милость Всевышнего, данную через Мухаммада, превратили в источник земной власти, извратив веру, предложенную Свыше через пророка — из веры Богу (пусть даже с некоторыми “перегибами”) в обыкновенную ритуальщину, разновидность идеалистического атеизма. Поэтому можно сказать, что и наследие Мухаммада (не писанное, а духовное) — было извращено в психике людей1 — также как и наследия его предшественников. В то же время писание (собрание откровений Корана) не смогли извратить в той же мере, в какой были извращены библейские рассказы.

Толпо-“элитраный” характер исторически сложившегося ислама, вопреки кораническим уазаниям на справедливость Милостивого и Милосердного, жёстко отметил в своих стихах средневековый по это Омар Хаям. Он прямо указал, что мусульмане выбрали не того «творца» для поклонения:

Если мельницу, баню, роскошный дворец

Получает в подарок дурак и подлец,

А достойный идёт в кабалу из-за хлеба –

Мне плевать на твою справедливость, творец!

Сразу после избрания «праведный» халиф Али сместил ставленников своего предшественника (тоже «праведного» халифа) Усмана с ключевых постов в халифате. Сразу возникает вопрос: если оба халифа были «праведными», то кто же из них ошибался?

Устранение с ключевых постов людей Усмана ещё больше обострило отношения нового халифа с влиятельным родом Омейи, из которого происходил убитый Усман. В Сирию, к претенденту на халифы Муавийи, начали стягиваться обиженные Али и их союзники. Сторонники другого претендента на пост халифа Талхи и аз-Зубайра тоже собрали своих сторонников и двинулись на Басру. На исходе 656 года Али разгромил войско мухаджиров Талхи и аз-Зубайра в «Битве верблюдов» (название связано с тем, что вдова пророка Аиша, союзница мухаджиров, всюду появлялась верхом на верблюде)2, Аиша провела остаток жизни в затворничестве.

Битва с войсками Муавийи была более интересной с точки зрения морали. Её исход после третьего дня битвы был ничейным. На третий день Али, на стороне которого сражались семьдесят участников битвы при Бадре, перешёл в решительную атаку, но наместник Египта Амр ибн ал-Ас, воевавший на стороне Муравийи, пошёл на хитрость: зная набожность халифа Али, он приказал своим воинам прикрепить к копьям свитки Корана и призвал Бога в знак того, что готов на справедливый суд.

Хитрость оказалась слишком серьёзной. Халиф Али остановил сражение и согласился на переговоры. Таким образом, ещё в 657 году у руководства халифата была возможность начать решать вопросы власти не методом бессмысленной борьбы «родственных Мухамаду» кланов, а по справедливости, обратясь к текстам Корана — а ещё лучше ко всему сохранившемуся к тому времени наследию Мухаммада, остановив войну кланов для переосмысления этого наследия в пример своим подчинённым. Ведь за 25 лет после смерти пророка «уже ясно отличился прямой путь от заблуждения»3: вместо ислама пророка и веры Богу халифы и прочие родственники пророка начали сеять вражду, поклоняясь вполне земным идолам: “богатству”, власти над людьми, рукотворным «исламским» “фетишам”. В первое время можно было создать хотя бы управленческий совет-общину, в которую вошли бы все «достойные» и рвущиеся во власть представители кланов, а халифа сделать не пожизненного, а чередовать представителей разных кланов в качестве халифов хотя бы через год. Это остановило бы распад империи и бессмысленную войны под вывеской «ислама».

Во всяком случае, многие мусульмане из войска халифа посчитали, что суд Божий (знамение Свыше в отношении исхода военного противостояния) свершился и людям не пристало его оспаривать. Эти люди-воины (12 тыс. чел.) растолковали для себя хитрость Амр ибн ал-Аса, как знак покинуть халифа Али и не участвовать в переговорах. Они получили прозвище хариджитов — «ушедших». Более правильное решение, на наш взгляд, было им присоединиться к переговорам и оказать активное влияние на развитие событий, приняв участие в поиске истины, а не удалиться от ответственности. Поскольку, как можно понять, это было более широкое знамение, нежели — лишь в отношении исхода военного противостояния. Однако, не подчинившись впоследствии Али, хариджиты поступили правильно, не поддержав, похоже, самого упрямого лидера из враждующих кланов.

На переговорах третейские судьи никак не могли прийти к единодушному решению. Наконец они постановили, что ни Муавийя, ни Али недостойны быть халифами, поэтому присутствующие должны избрать нового правителя. В общем-то это решение — более мудрое в такой обстановке, нежели если бы судьи отдали предпочтение одному из руководителей враждующих сторон. Но Али не смог пожертвовать своим властным постом и не подчинился решению суда. Он снова двинулся войной на Сирию и призвал хариджитов помочь ему «восстановить справедливость». Хариджиты отказали, поступив более справедливо, чем если бы они встали на сторону Али. При этом они выбрали своего халифа — простого война Абдаллаха ибн Вахба и усиленно вербовали сторонников. Халиф Али начал войну и с ними.

В то же время Муавийя управлял подвластными ему территориями халифата не как наместник, а как полноправный владыка и в 660 году провозгласил себя халифом и принял присягу от сирийцев и египтян. С этого момента начинается закат первого «праведного» халифата. Родственников пророка было много и это явилось поводом для продолжения раскола, длящегося до сих пор, в первую очередь — раскола на шиитов (сторонников последнего халифа Али) и суннитов (они считают всех четырёх халифов «праведными» и основывают свою веру не только на Коране, но и на Суннах).

В начале 661 года Али, выходя из мечети в Куфе, был смертельно ранен лазутчиком-хариджитом. На этом многие исследователи завершают второй рубеж классического ислама. Концом первого рубежа считается смерть Мухаммада.

Родственники пророка, видимо, настолько возгордились своим положением, что никто не пожелал отдавать власть в пользу укрепления единого государства, и главное — очищения ислама от новейшего идолопоклонничества. Воистину свершилось пророчество Корана (Коран 2:256) над головами неправедных халифов и других родственников Мухамамада, которым было по сути плевать на подчинённых и на ислам пророка: земная власть для них была превыше государственного лада и мира во имя ислама, во имя Бога.

Не разобравшись «теоретически» и богословски: что же их всё-таки разделяет1, ведь они вроде бы одной веры? — они своим поведением подтвердили кораническое пророчество (не случайно свитки Корана несли на копьях противники четвёртого «праведного» халифа Али):

Коран 2

256 Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения. Кто не верует в идолопоклонство и верует в Бога, тот ухватился за надежную опору, для которой нет сокрушения. Поистине, Бог - слышащий, знающий!

Это была проверка на знание Корана и понимание Корана и проверка Жизнью не только для Али (но для него — в первую очередь, как для главы халифата), но и для всех когда-то приближённых Мухаммаду. Бог дал знамение Жизнью и указал на Коран через воинов Муавийи, но ни до ни после этого Бог не принуждал людей ни к чему: они сами выбрали непрямой путь и стали друг друга тиранить именем новейших идолов, главными из которых стали «Священный Коран», имя «ислама» и имя Мухаммада.

Свершилось сказанное в Коране: Нет принуждения в религии. Все ответственные действующие лица конфликта (в первую очередь — «праведный» халиф — кумир шиитов) выбрали путь вражды за власть между собой1: никто не пожелал отказаться от власти и вразумить других на иной, прямой, путь. С этого момента цивилизация исторически сложившегося ислама (сложившаяся не без активного влияния первых «праведных» халифов и многочисленных родственников пророка) стала мало чем отличаться от цивилизации римлян-византийцев. Поэтому и про руководителей мусульман после пророка и про водимые эгрегором исторически сложившегося ислама (а не Богом) толпы мусульман можно сказать словами Корана ( и это подтвердила последующая история «исламской» цивилизации):

Коран 30

9 Разве они не ходили по земле и не видели, каков был конец тех, кто был до них? Они были мощнее их силой, и взрыли землю, и заселили ее больше, чем заселили они. Пришли к ним их посланники с ясными знамениями. Бог не был таков, чтобы их тиранить, но они сами себя тиранили!

Есть в Коране и многочисленные намёки на источник поведения зазнавшихся людей, которые дорвались до власти. Этот же источник (демонизм и сатанизм, живущий в самих людях, в их психике) заставил извратить ислам пророка в течение первых десятков лет после смерти Мухаммада. Это так, поскольку лишь людской сатанизм (как разновидность демонизма) мог привести к тому, что от имени «ислама», пророка, Бога, Корана и всех мусульман до сих пор проводится явная антиисламская политика (выделенные жирным рекомендации Корана и многие другие — нарушаются почти всеми мусульманами исторически сложившегося ислама):

Коран 4

36 И поклоняйтесь Богу и не придавайте Ему ничего в сотоварищи, - а родителям - делание добра, и близким, и сиротам, и беднякам, и соседу близкому по родству, и соседу чужому, и другу по соседству, и путнику, и тому, чем овладели десницы ваши. Поистине, Бог не любит тех, кто горделиво хвастлив1, -

37 которые скупятся, и приказывают людям скупость, и скрывают то, что даровал им Бог от Своей щедрости! И приготовили Мы для неверных наказание мучительное,

38 и тех, которые тратят свое имущество из лицемерия пред людьми и не веруют ни в Бога, ни в последний день, и тех, у кого сатана товарищем2. И плох он как товарищ!

После этого остаётся лишь сделать вывод, что в культуре исторически сложившегося ислама сатанизма (такого, как он описан в Коране) — предостаточно. А значит, сатанизма не меньше — в эгрегоре исторически сложившегося ислама, который принято называть именем Бога — чему, к сожалению, и поклоняются, молясь в культуре исторически сложившегося ислама и живут согласно этой культуре: есть “богатые” шейхи, а есть многочисленная беднота — неграмотная, голодная и одержимая эгрегором исторически сложившегося ислама, через который ею управляют и главы современных «исламских» государств и «мировая закулиса», которой на данном этапе не хватает революционного «пушечного мяса» в мировом масштабе. Если говорить в терминологии Корана, то это «пушечное мясо» зачастую становится уже в земном мире «дровами для геенны»1 (таковы, например, все шахиды-самоубийцы, взрывающие себя в толпе «неверных» с криками «во имя Бога») — в интересах глобальной политики по-библейски:

Коран 21

98 Поистине, вы и то, чему вы поклоняетесь помимо Бога, это - дрова для геенны, вы в нее войдете!2

Составление текста Корана

Третьего «праведного» халифа Усмана мусульмане помнят прежде всего за утверждение единого текста Корана. Мухаммад проповедовал устно. Откровения за ним записывали разные люди, в первую очередь — личные писцы пророка Зайд ибн Сабит и Убайй ибн Кааб, Абу Бакр и Али ибн Абу Талиб, наместник Басры и Куфы Абу Мусса ал-Ашари, жёны Мухаммада Аиша и Умм Салама и многие другие.

Практически все исследователи признают, что при этом неизбежно накапливались не только разночтения, но в текстах встречались и прямые противоречия. Именно Усман приказал составить единый список. Но не только Усману принадлежит идея составления письменного сводного текста «Священного писания». При первом халифе, Абу Бакре, когда многие сахабы (сподвижники Мухаммада), знавшие высказывания Мухаммада практически наизусть, погибали на полях сражений, была начата работа по составлению письменного сводного текста будущих канонов. Некоторое время эту работу возглавляла одна из жён пророка, дочь халифа Омара — Хафса. Но ключевую роль в этой работе играл Зайд ибн Сабит — «знаток Корана», как его называли.

Ему было поручено возглавить специальную комиссию по записям Корана при Усмане Зайд стал по должности — главным (но не единственным) цензором всех попадавших в его распоряжение записей устных речей Мухаммада. Актуальность такой редакторско-цензорской работы объясняли быстрым расширением халифата, включением в его состав новых земель, нуждавшихся в пропаганде учения Мухаммада.

Действительно, с этого момента исторический ислам, как вторичное понимание людьми ислама Мухаммада, стал пропагандироваться как новейшая передовая религиозная система, в первую очередь альтернативная иудаизму, “христианству” и зороастризму. У существовавших до ислама религиозных систем обязательно были свои «Священные писания», с помощью которых велось управление толпами верующих. Не желая отставать от своих предшественников, первые руководители разросшейся до размера империи мусульманской общины решили создать своё «Священное писание» — тем самым поставили исторический ислам в примерно равное положение с его крупнейшими предшественниками.

Это так, поскольку в ведически знахарской культуре, которую представляют библейское христианство и иудаизм со всем их «Священным» наследием — принято искать истину в «Священном писании» (прежде всего) а затем уже у пастырей в преданиях. Убери «Священное писание», институт пастырства и авторитет преданий и любая крупнейшая вера (которая к тому же защищает себя разнообразными инквизициями…) развалится, поскольку она больше ни на чём не держится, кроме эгрегора-“Бога”, которому нужна вера в “Него” бессмысленно преданной толпы. А поэтому без веры толпы и эгрегор-“Бог” начнёт чахнуть. Как только работа над исламским «Священным писанием» была завершена (а может быть и чуть раньше: особого значения это не имеет) — ислам Мухаммада (вера Богу, обоюдосторонняя связь с Богом, получение Истины Свыше в том числе и с помощью Различения, данного Мухаммаду по нравственности) превратился в следующую по хронологии развития глобальной цивилизации разновидность религии идеалистического атеизма ведически-знахарской культуры. Истину стали искать в «Священном писании», предав забвению многие навыки жизни, которыми владел Мухаммад с Божией помощью и пытался научить им людей (прежде всего своих близких и друзей), часть из которых стали халифами. Жизнь же свою те, кто назвали себя мусульманами, стали строить согласно ритуально-обрядовой стороне религии1 — с опорой на основные понятые ими (так как они поняли) положения, записанные в «Священном писании». Но то же самое делают и иудеи и “христиане” на базе своих писаний. Всё это — разновидности ведически-знахарской культуры, которая отлична не только от культуры пророка Мухаммада, но и от коранической культуры, поскольку последняя (если правильно понять даже прошедшие цензуру записи Корана) не является разновидностью ведически-знахарской культуры.

Коран не следовало “обрезать” и “облагораживать” цензурой. Нужно было собрать все записи и назвать их «культурное наследие пророка Мухаммада», а не «Священный Коран»2. Мухаммад, будучи проводником истинного ислама3 (религии предавшихся Богу ханифов)4, никак не мог завещать людям обожествление своих слов. Тем более он не мог рекомендовать черпать Истину лишь из Корана. Религию предавшихся Богу ханифов Мухаммад не сумел передать своим последователям. Скорее всего, психика всех людей, допущенных к канонизации Корана, была замкнута на стереотипы ведически-знахарской культуры (в данном случае стереотипов культур племён Аравийского полуострова). К тому же, столкнувшись с проблемами управления огромным халифатом, они, во-первых, внутренне испугались менять стереотипы взаимоотношений людей (как сказано в Коране: жить общиной равных): управлять по-старому было удобнее. Поэтому-то «власть имущие», возможно, и вошли в негласный сговор, поняв друг друга. И, во-вторых, их реальная нравственность, скорее всего, сильно отличалась от реальной нравственности Мухаммада — в сторону злонравия. Поэтому, даже пребывая с пророком (когда он был жив), многие из них уже тогда соблазнились лёгкой победой над противниками и властью, которую они получили благодаря близости к Мухаммаду, которому помогал Бог. Но, даже будучи около него, а тем более потом, они понимали его слова и думали свои мысли отлично от того, как это понимал сам пророк. Поэтому ещё при жизни пророка сложился эгрегор исторического ислама — параллельно эгрегору ислама Мухаммада. А последователи Мухаммада почти все решили, что сохранить свою власть им будет гораздо легче с помощью управления халифатом по стереотипам ведически-знахарской культуры. Прежде всего в «исламе» появилось своё «Священное писание», потом началась «борьба с неверными» — даже в пределах самого ислама на основе раскола (чем не инквизиция?), а за сомнения в богооткровенности всего Корана просто убивали как «неверных». Потом появились и государственные религиозные институты, правда с неярко выраженной, но реально существующей системой «священнослужителей» и толкователей1 (как это имеет место в “христианстве” и иудаизме).

Даже на базе таких знаний можно сделать вывод, что Коран, во-первых, не является полным собранием «культурного наследия Мухаммада», что плохо и, во-вторых, записи слов Мухаммада разных людей в разные времена могли содержать в себе неточности, связанные с проблемами личностного понимания слов Мухаммада этими людьми. Некоторый анализ содержания Корана мы сделаем чуть позже. Вернёмся ко времени его составления.

Интересно, что основной цензор Корана, личный секретарь пророка, Зайд, будучи коренным мединцем, ещё при жизни пророка записывал аяты. Однако, он также известен тем, что по приказу пророка выучил сирийский (арамейский) язык для того, чтобы общаться с иудеями и “христианами” — носителями этого языка.

Но иудеи и “христиане” были не только носителями языка: они были и носителями культуры (концепции) — вещественной и духовной — в первую очередь духа библейской культуры. Поэтому они не могли не оказывать «ответного» влияния на Зайда при его личном общении с ними2. Сам же Мухаммад арамейского не знал, но общался с библейцами через своего личного секретаря. Влияние духа библейской культуры на тексты некоторых аятов Корана по вполне определённым темам, а также на алгоримтику его составления (что оставить, а что убрать, и как расположить) чётко ощущается.

Работа по сведению текстов Корана в каноны (свод положений, имеющих догматический характер и считающихся «Священными») была завершена между 650 и 652 гг. (через 20 лет после смерти пророка). Копии сводного текста были разосланы в различные центры халифата.

Мусульмане традиционно считают Коран «несотворённым словом Бога, копией предвечной Скрижали, хранящейся на небесах, записанной до сотворения мира, и, следовательно, непреложной ни в своей форме, ни в содержании». Такому догматизированию и возведению в степень святости противоречит хотя бы цензура зайдовско-усмановской администрации, после чего текст канонического Корана никак не мог быть «копией предвечной Скрижали…».

К 651 году главный цензор наследия Мухаммада, Зайд, приказал составить единый список имеющихся текстов. Все имеющиеся рукописи были собраны в Медине и сверены с записями Зайда, после чего на основе этой сверки составили единый текст Корана. Прочие же тексты сожгли3, под предлогом, «чтобы не возникало оснований для разночтений и споров». Но, как мы уже знаем, если люди по своему психологическому строю тяготеют к спорам и вражде, то основания всегда найдутся: так зайдовско-османовское «единство» Корана не спасло мусульман от последующих разногласий и вражды — ведь они имели один Коран на всех как «Священное писание».

Сожжение всех коранических списков, кроме мединского, вызвало справедливое недовольство таким самоуправством части мусульман: мешали усмановской администрации многие уничтоженные высказывания пророка и люди это чувствовали. Они считали, что Усман совершил самоуправство недостойное преемника пророка. И были правы в этом. Кроме того, халиф зачем-то изменил молитвенный ритуал так, что часть общины расценила это как «возврат к джахилийе» (буквально — языческому невежеству). Хоть ритуалы и не имеют такого значения как тексты Корана, но возникает вопрос: зачем было Усману (в других переводах — Осману) лезть на рожон и менять ритуал? Кто его к этому подталкивал и зачем?

Рядовые мусульмане чувствовали неладное, видимо бессознательно соотнося в своей психике духовное наследие Мухаммада, которому они успели приобщиться, и деяния третьего «праведного» халифа. В апреле 656 года недовольные мусульмане из Куфы, Басры и Египта численностью около 500 человек расположились лагерем протеста у ворот Медины. Усман пошёл на некоторые кадровые уступки, одновременно лицемеря, изображая «первого из равных» (так называли халифов, обязанных поддерживать общину).

Однако, в руки египтян «случайно»1 попало письмо халифа, в котором он приказывал египетскому наместнику казнить смутьянов по их возвращении (такие вот двойные стандарты). Начался бунт, в ходе которого дом халифа Усмана был окружён и он был убит. Кровь пролилась на составленный им Коран — указывая людям основную причину такого насильственного пресечения его жизни.

Ещё много крови прольётся после этих событий вследствие усмановско-зейдовского подхода к наследию Мухаммада: они породили ещё один мировой идол — идол «Священного писания», обращаясь к которому мусульмане, их руководители и подстрекатели пролили реки крови. В то время как руководители других конфессий, в свою очередь, пролили реки крови, обращаясь к своим идолам. Но обладатели Корана виновны более других. Коран, несмотря на искажения и цензуру, содержит достаточно информации от Бога, чтобы остановить бессмысленную мировую резню, нужно только внимательно читать, без одержимости эгрегором исторически сложившегося ислама:

Коран 3

64 Скажи: "О обладатели писания! Приходите к слову, равному для нас и для вас2, чтобы нам не поклоняться никому, кроме Бога, и ничего не придавать Ему в сотоварищи, и чтобы одним из нас не обращать других в господ, помимо Бога3. Если же они отвернутся, то скажите: "Засвидетельствуйте, что мы - предавшиеся".

Относительность «чистоты» Корана

Записи всего того, что изрёк Мухаммад, и что он посчитал «ниспосланным ему Свыше» для передачи другим людям, осуществлялись при его жизни разными людьми, и их новые экземпляры воспроизводились в инициативном порядке. При этом неизбежно возникали искажения как вследствие ошибок памяти слушателей и ошибок переписчиков, так и вследствие различия разных людей в отдании предпочтения темам, освещение которых в Откровении они хотели зафиксировать для себя.

Чуть выше мы сделали вывод, что текст канонического Корана никак не может быть признан «несотворённым словом Бога, копией предвечной Скрижали, хранящейся на небесах, записанной до сотворения мира, и, следовательно, непреложной ни в своей форме, ни в содержании» — как его принято считать в среде последователей культуры исторически сложившегося ислама.

То есть, в системе понятий сравнительного богословия Коран не является Откровением Бога, данным пророку Мухаммаду, свободным от наваждений, попавших в него через психику самого Мухаммада и тех, кто записывал после него аяты и искажений цензоров, возможно, под некоторым контролем периферии «мировой закулисы». Коран является сборником высказываний пророка Мухаммада, отобранных цензурой и частично отредактированных цензорами и переводчиками (если речь идёт не об арабском варианте). Но происхождение большинства этих высказываний несомненно имеет источник, находящийся близко к вершине духовного наследия, а получение информации оттуда пророком, несомненно, контролировалось и поддерживалось Свыше — также как и вся деятельность Мухаммада по распространению ислама. При этом часть информации из той, что попала в Коран и считается Откровением, и что действительно говорил Мухаммад — он получил Свыше в попущении Божиим. Другая часть информации, что попала в Коран и считается Откровением — получена Мухаммадом, можно сказать «в чистоте», то есть — не в попущении.

Напомним, что общество людей в современной цивилизации движется согласно Божиему Промыслу (Божией Мhры развития)4 по пути исчерпания Божиего попущения. Движение общества по Божией Мhре развития выбранными самими людьми не всегда праведными средствами (не прямым путём — в терминологии Корана) но всегда к заданной Свыше цели (ближайшая из которых — построение на Земле царства Божиего всеобщей справедливости и благополучия) сопровождается тем, что названная нами часть Божиего Промысла, Божие попущение становится меньше и меньше по мере прохождения этапов исторического развития.

Попущение Божие — часть Божиего Промысла (Божией Мhры развития). Попущение Божие — это когда Богом открыта возможность одним субъектам оказать непосредственное или опосредованное воздействие, не укладывающееся в нормы праведных вза­и­мо­отношений, на других субъектов, которые сами уклонились от объективной праведности.

К середине VII века цивилизация в религиозном и социальном плане была готова к появлению ислама (покорности Богу), прямого пути, но только как лучшей альтернативы библейскому пути. Единственный из халифов Аравии, кто раньше других вышел на своеобразное (присущее ему лично) понимание этого прямого пути, правильно названного исламом — был пророк Мухаммад. Ему и помог Бог отразить в проповедях его (Мухаммада) ощущение прямого пути (получившего название ислам), вмешиваясь в содержание проповеди в том числе и по «принципу попущения».

Последнее требует пояснения. Понятие «принцип попущения» введён нами для наилучшей передачи нашего понимания — почему Коран содержит в себе наваждения самого Мухаммада. Как мы уже говорили, в Коран вошла богословская информация, которая никак не может быть признана Откровением Свыше — в системе богословских «координат» сравнительного богословия. Но Бог помогал Мухаммаду и в Коране есть много информации, которую можно признать Откровением Свыше. Причём такого количества богословской информации, которую можно отнести к Откровению — нет ни в одном «Священном писании», составленном до Корана.

Поэтому правильно бвло бы считать, что часть информации, вошедшая в Коран, которая была записана со слов Мухаммада — последний (то есть пророк Мухаммад) получил в попущении Божием. То есть, Бог, задавая Мhру-Предопределение развития цивилизации, как бы постановил: «пусть пророческая проповедь в 7 веке будет именно такой, как её сможет декларировать Мухаммад, до большего люди ещё нравственно не доросли, но Мы заложим в проповедь и то, что даст людям возможность развиваться по прямому пути — если люди смогут извлечь из проповеди эти зёрна Истины — а если не извлекут, то ислам станет лишь красивой вывеской на очередной системе идеалистического атеизма1, которая выполнит свою миссию по “программе-минимум”(станет на долгие века альтернативой библейскому беспределу, не дав последнему захватить весь мир)».

В этом — тоже состоит Милость Божия: внимательно снисходить к мере развития и понимания людей в каждый исторический период, чтобы периодически разговаривать с людьми на понятном им языке пророчеств2, напоминая о Своей Милости и об обязанностях людей. «Богу принадлежит то, что в небесах, и то, что на земле. Он прощает, кому захочет, и наказывает, кого захочет3. Бог - прощающий, милостивый!» (Коран 3:129).

В результате такого решения Свыше Мухаммад в 610 году «встретился» с Джибраилом — ангелом Божиим, но не с Богом (последнее признано всеми мусульманами совершенно справедливо).

Называя Коран «копией предвечной Скрижали, хранящейся на небесах», мусульмане, скорее всего, правы лишь в одном: Мухаммад в своей проповеди действительно руководствовался информацией, хранящейся в эгрегоре, названном «копией предвечной Скрижали, хранящейся на небесах» — а “записи” в этой «Скрижали»-эгрегора соответствуют мере понимания праведников, бывших до Мухаммада одной и той же информации от Бога, которая была когда-то (в начале этой цивилизации либо раньше4 — особого значения не имеет) предопределена Промыслом Божиим всем людям для Жизни согласно прямому пути.

То есть, на основе мыследеятельности всех, кто и перечислен в Коране как предшествующие ханифы, сложился общий эгрегор (а может быть и несколько взимиовложенных и взаимодополняющих друг друга), доступ в который был открыт лишь праведникам типа Мухаммада и его предшественников — для периодического напоминания людям о Боге и прямом пути пока цивилизация находилась в “младенческом” возрасте:

Коран 2

136 Скажите: "Мы уверовали в Бога и в то, что ниспослано нам, и что ниспослано Аврааму, Исмаилу, Исааку, Иакову и коленам, и что было даровано Моисею и Иисусу, и что было даровано пророками от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему предаемся".

Но ведь «то, что ниспослано нам, и что ниспослано Аврааму, Исмаилу, Исааку, Иакову и коленам, и что было даровано Моисею и Иисусу, и что было даровано пророками от Господа их» — источник этого не сам Бог непосредственно, а информация, к которой допускаются пророки. Но одна и та же информация, проходя через психику каждого последующего пророка, да ещё в конкретное историческое время — преломлялась через психику пророков таким образом, чтобы она была наиболее понятна и востребована людьми в конкретных ситуациях, когда она излагалась: давать общую теорию «абсолютного богословия» было бесполезно в неграмотные массы людей с нечеловечными типами психики1.

Именно поэтому Бог Своим прямым вмешательством всячески поддерживал и направлял деятельность праведных пророков (возможно не вмешиваясь, либо не сильно вмешиваясь в излагаемую ими трансляцию эгрегориальной информации, доступ в которую Он обеспечил) даже если у них и были некоторые психологические отклонения — вполне соответствующие периоду развития общества, мере понимания людей, стереотипам восприятия богословских вопросов в регионах, где появлялся пророк.

Поэтому в Коране множество информации о Боге типа:

Коран 2

137 А если они уверовали в подобное тому, во что вы веровали, то они уже нашли прямой путь; если же они отвратились, то они ведь в расколе, и Бог избавит тебя от них: Он ведь - слышащий, знающий.

Но вся информация о Боге не обязательно ниспослана «прямо сейчас (в момент проповеди) напрямую от Бога»: Как известно (Коран 25:2) Бог всё предусмотрел заранее в Своём Промысле-Предопределении и Он через Промысел отзывается незамедлительно на мысли и молитвы людей, и это Он тоже предусмотрел в Промысле: Он ведь - слышащий, знающий.

Поэтому приписывать Богу все несообразности информации Корана Мирозданию2 (на некоторые из которых мы укажем чуть позже), которые попали в него как от праведного пророчества Мухаммада, так и от других людей — не следует. Бог попустил эти несообразности, но не Он их источник.

Первый источник несообразностей, попавших в Коран от имени Бога — «чистота» информации самого эгрегора, условно названного «Джибраил» — то, как поняли и мыслили предшественники Мухаммада, все праведники до него имеющие возможность доступа к одной и той же информации от Бога, которая была когда-то (в начале этой цивилизации либо раньше — особого значения не имеет) предопределена Промыслом Божиим всем людям для Жизни согласно прямому пути.

Второй источник несообразностей Корана, которые поданы от имени Бога — психические изъяны самого Мухаммада (издержки правильного восприятия информации из эгрегора «Джибраила» и, возможно, от Бога непосредственно). О такого рода попущении Бога ошибкам добрых и благонамеренных людей (к числу которых принадлежал пророк) говорится в Коране:

Коран 42

24 Или они скажут: "Измыслил он на Бога ложь!" Поистине, если бы пожелал Бог, Он наложил бы печать на твое сердце, и стер бы Бог ложь и утвердил бы истину Своими словесами3; ведь Он знает про то, что в груди!

25 Он - тот, кто принимает покаяние Своих рабов, прощает злые деяния и знает то, что вы творите.

26 Он отвечает тем, которые уверовали и творили благое, и умножает им Свою милость. А неверные - для них жестокое наказание!

Но в Коран, естественно, попали несообразности не только от Мухаммада. Мухаммад сам ничего не писал.

Третий источник несообразностей (наветов на Бога и Мухаммада) — преломление информации, услышанной людьми из пророчеств Мухаммада через их психику, после чего они записывали уже свои редакции «пророчества»: то, как они поняли Мухаммада. Могут быть возражения, что несколько людей записали за пророком одно и то же. На это можно ответить: почти все, кто записывал за Мухаммадом по своей праведности ему, скорее всего, уступали. Кроме того, благонамеренные последователи Мухаммада могли находиться примерно на одной степени духовно-нравственного развития (а многие из них просто соблазнились близостью к пророку) и поэтому понимать сказанное пророком могли вполне единообразно. Всё не единообразно понятое (то есть отличное от множества одинаковых записей аятов и даже сур) — могли уничтожить цензоры, как сомнительное, поскольку оно не было растиражировано большинством записчиков. Но как раз-то единичные записи проповедей Мухаммада, отличные от много раз повторяемых разными псицами — могли содержать в себе большее приближение к тем смыслам, которые имел в виду Мухаммад (но могли быть и более ошибочными). Это так, потому что отдельные писцы могли выделяться из общего числа последователей своей более высокой мерой соответствия понимания сказанного и того, что имел в виду Мухаммад (но и в другую сторону они тоже могли выделяться).

Поэтому четвёртый источник несообразностей (наветов на Бога и самого Мухаммада) это, конечно же, цензоры. Выше мы пришли к такому мнению, о Коране, указав на цензуру усмановско-зайдовской редакции. К цензором, которые преследовали свои корыстные цели, искажая и обрезая наследие Мухаммада относятся слова, вошедшие в Коран:

Коран 2

79 Горе же тем, которые пишут писание своими руками, а потом говорят: "Это от Бога", - чтобы купить за это небольшую цену! Горе же им за то, что написали их руки, и горе им за то, что они приобретают!1

80 Они говорят: "Нас не коснется огонь, разве только на немного дней". Скажи: "Разве вы взяли с Бога договор и Бог никогда не изменит Своего договора? Или вы говорите на Бога то, чего не знаете?"

Но всё же, как мы уже знаем, нашлось немало недовольных после того, как Зайд с Усманом уничтожили все неугодные им рукописи Корана. Зачем это было сделано, и какой вклад в искажение пророчеств Мухаммада внес Зайд, возможно общавшийся с представителями «мировой закулисы» через иудеев и “христиан”, об этом сейчас трудно судить. Но простые мусульмане учуяли неладное, после чего, как мы уже знаем, начался бунт и Усман был убит.

Вот как описывает процесс составления текстов Корана И.Л.Климович в своей монографии «Книга о Коране, его происхождении и мифологии»2:

«Выполняя поручение халифа, Зейд, судя по преданию, собрал и сличил разрозненные записи, делавшиеся им и другими лицами на плоских костях, камнях, коже, пальмовых листьях, на всём, что использовалось тогда для письма. Кроме того, он стал записывать рассказы современников Мухаммеда, тех, кто помнил, сохранил в своей памяти «откровения Аллаха». Всё это, заново просмотренное Зейдом и переписанное на отдельных листах — ас‑сухуф, составило первую редакцию Корана, которая поступила в распоряжение руководства Халифата при халифах Абу Бекре и Омаре, но не переписывалась, не размножалась.

В условиях проходившей в Халифате политической борьбы слух о составлении Зейдом по поручению халифа Абу-Бекра некоего «чтения», Корана, в основу которых кладутся записи «откро­ве­ний Аллаха», вызвал, очевидно, появление и других подобных записей и списков. Однако тексты этих записей, как оказалось, не всегда совпадали. Они расходились между собой и с собранными Зейдом как по составу, числу и последовательности глав, так и по существу, по смыслу и полноте входящих в них сообщений. Поскольку распространение среди мусульман, живших на обширной территории, разноречивых списков — «чтений», которым придавалось религиозное и законодательное значение, могло быть чревато не малыми неприятностями, в политических интересах Халифата решено было заменить их одним списком, устраивавшим господствующие круги.

Ему и работавшим под его началом помощникам из числа бывших сохабов — соратников пророка Мухаммеда — было поручено подготовить требовавшийся единый текст. Для этого прежде всего были отобраны все записи «откровений Аллаха», имевшиеся у отдельных лиц. Сличив конфискованные тексты с первой редакцией Корана, подготовленной Зейдом, и приняв или отвергнув ту или другую вновь полученную запись, составители Корана по приказу халифа уничтожили все оригиналы насильно или добровольно собранных текстов.

Полученная в результате этого новая редакция теперь уже зейдовско-османовского текста Корана, переписанная в четырёх экземплярах, была разослана в важнейшие центры Халифата — Мекку, Дамаск, Куфу и Басру. Этот текст стал считаться каноническим.

Зейд ибн Сабит был отмечен ими (Османом и его родственниками, возглавлявшими государственность) весьма щедрым подарком: получил из казны Халифата 100000 дирхемов.

Вскоре, однако, обнаружилось, что утверждённый халифом Османом текст Корана принимался верующими за подлинный текст далеко не везде, не сразу и отнюдь не всеми. Сожжение же по приказу халифа записей также не нашло общей поддержки. Напротив, немалую огласку получили тексты, которые, как оказалось, удалось сохранить нескольким бывшим соратникам пророка. Теперь, после сожжения собранных, многие стали проявлять повышенный интерес к этим текстам. Характерно при этом, что критика разосланной зейдовско-османовской версии шла, если прибегнуть к современной терминологии, снизу, из демократических слоёв.

Заметной фигурой среди подготовивших свой текст Корана и критиковавших зейдовско-османовский список был Абдаллах ибн Мас’уд (ум. ок. 653), человек незаурядной судьбы и несгибаемой воли. В юные годы он был рабом, пасшим стадо курейшитов, затем стал мухаджиром и в битве при Бедре снес саблей голову одному из наиболее ярых противников Мухаммеда — курейшиту Абу Джахлю. Он же ценился как тонкий знаток «откровений Аллаха» и умелый передатчик хадисов1, от которого пошло 848 преданий. И не случайно, что этот человек оказался неугодным в Медине, впрочем так же как и его современник, тоже сподвижник пророка, Абу Зарр аль-Гифари, высланный из Сирии, а затем и из Медины за открытое возмущение произволом халифа Османа и его наместника, присвоением ими податей и военной добычи, ростовщичеством2, приобретением богатых домов и доходных садов и стад, раздариванием казны Халифата своим родственникам. Обвиняя приспешников халифа, Абу Зарр, ссылаясь на «откровения Аллаха», обещал им как и их господам, вечное пребывание в адском пламени.

Характерно, что не только тексты, расходившиеся с официальной зейдовско-османовской редакцией Корана, сохранялись века, но и потомки тех, кто сделал эти записи, даже спустя столетия приоткрывали социальные язвы, разъедавшие Халифат в первые десятилетия его существования. Так потомок Ибн Мас’уда, арабский историк Абу-ль-Хасан Али аль-Мас’уди (конец IX в. — 956 или 957), которого называют «Геродотом арабов», писал, что в день убийства халифа Османа (656 г.) только в его личной казне насчитали 150 тысяч динаров и миллион дирхемов. И это как мы уже отмечали, при нищете большинства населения столицы, города пророка!».

О необходимости «Священного писания» вообще

Конечно те, кто поддерживает мусульманскую традицию вероучения, снимают все такого рода упрёки в адрес Зайда и первых халифов, по Усмана включительно, под руководством которых был создан канонический текст Корана. Тем не менее есть одно обстоятельство, которое не находит освещения в мусульманской традиции, и которое позволяет взглянуть с точки зрения, не свойственной мусульманской традиции, на канонический текст Корана в его исторически сложившемся виде:

Сам Мухаммад, искренне убеждённый в том, что он — посланник Всевышнего Бога ко всем людям, проповедовал среди своих соотечественников с 610 по 632 г. Он знал, что то, что он проповедует и характеризует как Откровение, ниспосланное ему от Бога, фиксируется письменно другими людьми, среди которых могут быть как его искренние сподвижники, так и затаившиеся противники нового вероучения. Он знал из ниспосылаемого ему, что прежние Откровения единобожия были изолганы людьми, как вследствие недопонимания их смысла, так и по злому умыслу (Коран многократно настаивает на том, что были изолганы вероучения, унаследованные и от Моисея, и от Христа). Он знал, что настанет день, когда он покинет этот мир, вследствие чего не сможет лично изъяснять людям по Правде-Истине смысл обретённого им Откровения.

Однако за 22 года проповеди Мухаммад сам не предпринял никаких действий к тому, чтобы создать хотя бы один эталонный экземпляр Корана, который бы он перед уходом в мир иной вручил бы людям, чтобы после него этот экземпляр послужил бы неоспоримо авторитетной основой для тиражирования «свя­щенного писания» мусульманской цивилизации.

Изначально, будучи не обученным письму и чтению, он не предпринял усилий к тому, чтобы лично записать ниспосланное ему Откровение, хотя срок в 22 года вполне позволял это сделать.

Мухаммад, как явствует из всего, что о нём известно, был добрым и умным человеком, что исключает мнение о том, что он сам не мог догадаться о якобы имеющейся необходимости создания эталонного экземпляра «Священного писания». Но даже если и предположить, что Мухаммад всё же сам не догадался, то Ниспославший откровение Мухаммаду, лёгшее в основу Корана, также не посчитал необходимым надоумить “недогадливого” своего посланника к тому, чтобы тот озаботился созданием неоспоримо авторитетных эталонных экземпляров «Священного писания».

Более того, слушавшие проповеди Мухаммада домогались, чтобы хартия, содержащая Откровение, была ниспослана с Небес в готовом виде. Удовлетворение их просьбы, казалось бы обеспечивало неоспоримую аутентичность эталонного экземпляра писания, но им в этом было отказано, с объяснением, что и в этом случае они всё равно не уверуют, но объявят «материа­ли­зацию» книги колдовством1.

Всё это говорит о том, что не в «Священном писании» суть религии как обоюдосторонне направленного осмысленного диалога живого человека и Бога живого.

Если же посмотреть, чем был озабочен Мухаммад при жизни, так это тем, чтобы все люди были в искреннем ладу с Богом по совести, что обеспечило бы и лад между всеми ними в обществе. Он был обеспокоен тем, чтобы каждый поддерживал в себе самом осознанную сокровенную обоюдосторонне направленную связь, диалог с Богом. Он учил своих современников этому так, как это имело место в его собственной жизни.

И поскольку все мы посланники Божии друг к другу, поэтому Вероучение из уст Мухаммададействительно Откровение, о ниспослании которого он молил Бога прежде, чем начал свою проповедническую миссию. Но оно настолько свободно от наваждений и искажений — насколько свободна была от них нравственно обусловленная психическая деятельность самого Мухаммада, искренне стремившегося быть в ладу с Богом и привести в лад с Богом остальных людей, но остававшегося при этом сыном своей эпохи, и потому бывшего в чём-то ограниченным её спецификой.

И Бог отвечал Мухаммаду в соответствии со смыслом его молитв, как и всякому, кто обращается к Богу. И он был водительствуем Богом сообразно его реальной нравственности и подчинённости помыслов и поведения его совести. Но в свою эпоху, в своём народе Мухаммад оказался единственным, кто смог принять и осуществить миссию наместничества Божиего на Земле и посланничества Божиего ко всем другими людям, дав тем самым начало развитию одной из региональных цивилизаций Земли. И это — сокровенное между Богом и Мухаммадом точно так же, как оно сокровенно между Богом и каждым человеком.

Но эта же возможность к осмысленному диалогу по совести и жизни с Богом открыта перед всеми без исключения людьми: об этом сообщает Коран каждому, кто читает его как послание, обращённое лично к нему.

Однако не все мы готовимся к тому, чтобы быть способными сказать окружающим что-либо полезное для них самих и их потомков: большинству — вследствие того образа жизни, которому они подчинились — сказать нечего; то же, что изрёк Мухаммад, дало начало и определяет судьбу одной из региональных цивилизаций планеты уже более 1300 лет, и если в унаследованном через него есть ошибки, обусловленные тем, что Мухаммад был не свободен от духа его эпохи, то вина за тиражирование и воспроизведение этих ошибок во многих поколениях, лежит на тех, кто почитает себя мусульманами. Мухаммад сделал всё, что было в пределах его возможностей для того, чтоб люди стали человеками.

И если все мы по предопределению Свыше — посланники Божии одни к другими, то человечество не имеет необходимости в «Священных Писаниях», но имеет необходимость в безбоязненной жизни по совести с доверием и верой Богу.

Соответственно этому о «Священных Писаниях» религиозных культов в Коране сообщается: «Для всякого предела — своё Писание. Стирает Бог, что желает, и утверждает; у Него — мать книги»1 (Коран, 13:38, 39). И сам Коран неоднократно характеризуется как напоминание (в частности, суры 15:9; 38:1; 43:4; 73:19; 74:34, 50, 54; 80:11).

Из чего можно понять, что «Священные Писания», на которых основаны исторически реальные религиозные культы, в истории человечества подобны записной книжке с адресами и телефонами в кармане человека, к которой человек обращается только тогда, когда ему следует вспомнить то, что он забыл. Если его память легкодоступна, то он вполне может обойтись без записной книжки, не превращая её в предмет своей особой заботы. Но для многих потерять записную книжку — значит потерять себя в этом мире, поскольку с её потерей оборвутся многие связи с другими людьми, и многие связи оборвутся необратимо.

Так же и в культуре всякого национального общества и многонационального человечества: живая религия — двустороннее осмысленное общение живых людей и Бога живого по совести. «Священное писание» в этом общении людей и Бога — далеко не главное, ибо оно, прежде всего, — напоминание о необходимости пребывать в живой религии для тех, кто не вошёл в неё по каким-то их личностным причинам. Но если писания, возведённые в ранг священных, изолганы, как об этом предупреждает Коран многократно, то, приняв и придерживаясь их в качестве неусомнительной основы вероучения, заглушая голос совести в угоду записанному в них, невозможно обрести религию — общение с Богом живым в единстве эмоционального и смыслового строя души человека.

Возглавившие Халифат воспреемники наследия Мухаммада не поняли этого смысла веры и религии, вследствие чего и были обеспокоены созданием эталонного экземпляра «Священного писания», на основе которого они сами, а потом и их преемники могли бы программировать психику подданных2. Им было чуждо и противно дело распространения живой веры людей Богу живому по совести, в которой все люди без исключения — посланники Божии один к другим, а слова каждого к другим должны быть сообразны миропониманию этих «других» и сообразны обстоятельствам.

К тому же создание «эталонного экземпляра» писания, возведённого в ранг священного, не разрешает проблемы единообразного понимания смысла жизни людьми и обществами в целом, поскольку одни и те же слова даже в одно и то же время разные люди понимают по-разному, что обусловлено их нравственностью, знаниями и навыками, личностной культурой психической деятельности (прежде всего, культурой чувств и культурой интеллектуально-рассудочной деятельности); и соответственно один и тот же человек, по мере своего развития (а также и деградации, если он идёт по этому пути) уходит от прежнего своего понимания одних и тех же слов.

И об одном и том же один и тот же человек разным людям говорит несколько по-разному, соотносясь с их миропониманием и настроением, и свои мысли для себя самого в разные периоды своей жизни он выражает по-разному, исходя из своей реально меняющихся с течением жизни нравственности, освоенных им знаний и неформализованных навыков. Соответственно этим особенностям выражения смысла в членораздельной речи и извлечения смысла из неё, хадис, гласящий: «Для того чтобы стать лжецом, человеку достаточно только передать дальше всё то, что он услышит», — обладает более широким и глубоким смыслом, нежели смысл того контекста, в котором он приведён в цитированном источнике3.

И если по существу, то создатели канонического текста Корана стали первыми извратителями той веры и религии, которым учил богослов-Мухаммад делами своей жизни искренне, возможно в чём-то и ошибаясь1. Это так, даже в том случае, если бы воспроизведённая ими редакция представляла бы собой исключительно полное собрание стенограмм всего того, что было произнесено Мухаммадом и охарактеризовано им как Откровение, без каких-либо изъятий и посторонних добавлений, обусловленных желанием удовлетворить политическим потребностям нарождающейся “элиты” мусульманской цивилизации.

Но в одном аспекте обвинения, выдвигаемые против создателей зайдовско-османов­ской редакции Корана неоспоримы: суры-главы Корана приведены ими не в той последовательности, в которой они открывались Мухаммаду. Возьмите любую книгу и переставьте местами её главы: вы получите повествование либо с совершенно иным смыслом, либо затрудните читателю, который не знает истинной последо­ва­тельности глав, постижение её смысла.

Мы считаем необходимым сопроводить сказанное словами Имама Хомейни. Вот, что пишет Хомейни в предисловии к своему завещанию, подводя в истории человечества итог эпохе веры, обусловленной текстуально, а не совестью всех и каждого:

«Себялюбцы и деспотические правители использовали священную книгу (Коран) для антикоранических целей. Под разными предлогами и путём заранее спланированных заговоров они убрали истинных толкователей Корана, тех, кто познакомился с истиной, почерпнутой в Коране от Пророка… (…) Они заложили основы для искажения Книги, Божественной Сунны и религии2. И дело дошло до того, что становится стыдно от одного упоминания всего этого. И чем больше ширились эти основы, тем больше становилось всяких извращений и искажений, пока Священный Коран, который был ниспослан Господом Богом Мухаммеду в его полном прозрении для улучшения человечества и объединения не только мусульман, но и всей людской семьи, с тем, чтобы привести человечество в состояние, которое оно должно достичь, спасти этого носителя божественных качеств от сатаны и деспотичных правителей, установить справедливость в мире и передать власть в руки безгрешных духовных правителей, чтобы те передали её достойным людям; был вытеснен из жизни, как будто он и не имел предназначения Наставления.

Дело дошло до того, что в руках продажных властей и порочных ахундов, которые были хуже деспотичных правителей, Священный Коран использовался как инструмент для насаждения насилия, жестокости и коррупции и оправдания угнетателей и врагов Господа.

К сожалению, в руках врагов, готовящих заговоры, и в руках неискушенных друзей, Коран, книга, призванная определять судьбы, не использовалась и не используется нигде, кроме как на кладбищах и поминках. То, что призвано быть средством объединения мусульман и всего человечества и должно стать Книгой нашей жизни, превратилось в орудие раскола или вообще ушло из повседневной жизни3». (Завещание. Предисловие, стр. 4, 5. По тексту издания Независимого Информационного Центра «Тавхид», Москва, без года издания.)

Это свидетельство одного из наиболее чистосердечных руководителей мусульман о том, что мусульманская цивилизации более чем за 1300 лет не осуществила и того минимума благодетельности, что зафиксирован в каноническом тексте Корана.

Но сверх того, это и признание факта, что под руководством Хомейни в течение срока отпущенной ему жизни мусульманская культура в Иране не смогла сойти с пути деградации и выйти из тупика на путь бескризисного развития в Богодержавии.

И как показало течение событий в жизни Ирана после смерти Хомейни, этот кризис не может быть преодолён на основе попытки утверждения какой-либо одной традиции толкования писания, признаваемого священным, и споров о том, какие его толкователи и толкования являются истинными, а какие ложными.

Дело в том, что в писании более или менее достоверно выражено богословие по совести давней эпохи, с её проблемами и задачами, разрешение которых было начато под руководством Мухаммада на основе беззаветной веры по совести его самого и его ближайших сподвижников. С уходом же Мухаммада в мир иной беззаветную веру Богу утратила сначала правящая верхушка, вследствие чего у неё возникла потребность в «священном тексте», и они породили зайдовско-османовскую редакцию Корана. Потом веру по совести Богу постепенно, по мере того как в ней возобладала вера в писание и ритуал, утратила и мусульманская цивилизация в целом, за исключением немногих личностей.

В завещании Хомейни есть обеспокоенность будущим и надежда на то, что потомки смогут последовать Правде-Истине и преодолеют кризис. И хотя в конце своего завещания Хомейни — один из наиболее достойных доброй памяти людей ХХ века — пишет: «Мой завет всем: помня о Боге, встаньте на путь самопознания, самообеспеченности и независимости во всём» — но нет у него понимания того, что:

  • затяжной многовековой кризис мусульманской региональной цивилизации (частично взаимно вложенной в Русскую региональную цивилизацию) обусловлен принятием в 652 году канонического текста Корана, культ которого более 1300 лет подменяет собой живую веру Богу в осмысленном обоюдосторонне направленном диалоге верующего человека и Бога, которую Мухаммад нёс в себе и которой учил при жизни своих современников;

  • что завет самого Хомейни: «помня о Боге, встать на путь самопознания» — означает предложение всем и каждому:

  • во-первых, обратиться к Богу по совести;

  • во-вторых, перестать отгораживаться от Бога 114‑тью сурами суннитской (зейдовско-османов­ской) редакции Корана, а равно и 115‑тью сурами шиитской редакции;

  • в-третьих, не делать из Корана своего рода «танк», уединившись за бронёй которого с собственной трусостью, можно “смело” ехать по жизни, подавляя всё вокруг его действительно изумительной мощью, предназначение которой, однако, не подавлять и порабощать, а раскрепощать и преобра­жать.

Последние три утверждения — не предложение вычеркнуть Коран из культуры, уничтожить или предать забвению все его экземпляры; и тем более не предложение отбросить всё то доброе, что призывает воплотить в повседневную жизнь Бог в Откровении Мухаммаду, лёгшем в основу Корана. Это предложение понять смысл сказанного в самом Коране и последовать этому смыслу без страхов по совести:

«Если бы море сделалось чернилами для написания слов Господа моего, то иссякло бы море раньше, чем иссякли бы слова Господа моего, даже если бы Мы добавили ещё одно подобное ему море» (Коран, 18:109, на основе переводов И.Ю.Крачковского и М.-Н.О. Османова).

Иными словами, никакое писание, никакой текст не может вместить в себя буквально всеобъемлюще Жизнь во всей её полноте, детальности и разнообразии. Но восприятие полноты, детальности и разнообразия Жизни доступно человеку непосредственно, если он по совести устремлён к тому, чтобы пребывать в ладу с Богом непрестанно. И в наши дни, как и всегда, преодоление всякого кризиса возможно только на основе обретения свободной от страхов беззаветной веры Богу по совести. Собственно об этом слова Христа, передаваемые новозаветными текстами: «Лицемеры! лице земли и неба распознавать умеете, как же времени сего не узнаете? Зачем же вы и по самим себе не судите, чему быть дóлжно?» (Лука, 12:56, 57). И у него же даётся объяснение: «Ибо Царствие Божие внутрь вас есть» (Лука, 17:21).

Однако следует признать, что несмотря на все сложные перипетии при создании эталонной редакции Корана в период первого двадцатилетия после ухода Мухаммада в мир иной; несмотря на несогласие с канонической редакцией в том числе и сподвижников Мухаммада: в Коране в его исторически сложившемся виде в вопросах вероучения, на котором строится религия как сокровенная связь души человека с Богом, всё определённо и нет взаимно исключающих утверждений и взаимоисключающих двусмысленностей, как это имеет место в Библии.

О некоторых несообразностях,
вошедших в Коран

Несмотря на то, что Коран в вопросах вероучения, на котором строится религия как сокровенная связь души человека с Богом, может служить богословским пособием в помощь людям, старающимся постичь религию веры Богу — в нём есть несообразности, которые никак не могут быть от Бога.

Начнём с несообразности составления самого Корана — с хронологии (последовательности) сур-глав. Как мы уже говорили, суры Корана приведены цензорами не в той хронологической последовательности, в которой они открывались Мухаммаду. В самом Коране говорится, что Бог контролировал ниспослание пророку Корана (конечно, имеются в виду пророчества Мухаммада, а не сводный и отцензурированный текст), чтобы читать людям «с выдержкой» — что само по себе подразумевает и определённую хронологию:

Коран 17

106 И Коран Мы разделили, чтобы читал ты его людям с выдержкой, и ниспослали Мы его ниспосланием.

Для исправления этого людского порока составления богословского пособия рекомендуем переставить суры в хронологическом порядке и вникать в их смысл в той последовательности, в которой они давались Мухаммаду.

Хронологический порядок сур следующий:

A. MEKКАНСКИЕ СУРЫ

Суры 1 периода (поэтические)

96, 74, 111, 106, 108, 104, 107, 102, 105, 92, 90, 94,

93, 97, 86, 91, 80, 68, 87, 95, 103, 85, 73, 101, 99,

82, 81, 53, 84, 100, 79, 77, 78, 88, 89, 75, 83, 69,

51, 52, 56, 70, 55, 112, 109, 113, 114, 1.

Суры 2 периода (рахманские)

54, 37, 71, 76, 44, 50, 20, 26, 15, 19, 38, 36, 43,

72, 67, 23, 21, 25, 17, 27, 18.

Суры 3 периода (пророческие)

32, 41, 45, 16, 30, 11, 14, 12, 40, 28, 39, 29, 31,

42, 10, 34, 35, 7, 46, 6, 13.

Б. МЕДИНСКИЕ СУРЫ

2, 98, 64, 62, 8, 47, 3, 61, 57, 4, 65, 59, 33, 63, 24,

58, 22, 48, 66, 60, 110, 49, 9, 5.

Если первая несообразность происходит от составителей Корана, то вторая — скорее всего от наваждений самого Мухаммада и от понимания тех, кто за ним записывал. Второй крупнейшей несообразностью Мирозданию (Божиему Промыслу) информации Корана является жёсткая нацеленность проповедей множества его аятов на подчинение людей Богу — в качестве «рабов Бога»:

Коран 2

186 А когда спрашивают тебя рабы Мои обо Мне, то ведь Я - близок, отвечаю призыву зовущего, когда он позовет Меня. Пусть же они отвечают Мне и пусть уверуют в Меня, - может быть, они пойдут прямо!

Также Коран 15:38-42; Коран 21:105; Коран 25:63; и другие места Корана.

Конечно, возможно, что такое название людей, уверовавших Богу и предавшихся Ему по Жизни (слово «рабы») — особенности большинства переводов Корана на русский язык. В более художественном (по сравнению с буквальным переводом И.Ю.Крачковского) переводе Г.С.Саблукова часто употребляется понятие поклонники Мои — что не лучше рабов Моих. В саблуковском переводе выходит, что люди из идолопоклонников превратились в богопоклонников: разница небольшая.

Взаимоотношения человека с Богом даются в Коране по меньшей мере в двух основных контекстах.

Первый контекст: зомбирующий людей на подчинение и поклонение Богу в качестве рабов Бога:

Коран 29

56 О рабы Мои, которые уверовали! Земля Моя обширна, и Мне вы поклоняетесь.

Второй контекст: целеустремлённый в человечность — предложение людям Свыше, напоминание о Божиим Промысле, о Боге и приглашение к добровольному сотрудничеству с Богом с целью построения земного благоденствия с постоянным напоминанием, что путь Бога — лучший. И этот контекст Корана никак нельзя не заметить (текст аятов, относящихся к нему мы выделили жирным):

Коран 6

34 Лжецами считались посланцы до тебя и терпели то, что их считали лжецами и притесняли, пока не пришла к ним Наша помощь. И нет применяющего слова Бога! И доходили до тебя известия о посланцах.

35 А если тягостно для тебя их отвращение, то если бы ты мог отыскать расселину или лестницу на небо и пришел бы к ним со знамением!1 Если бы пожелал Бог, то Он собрал бы их на прямом пути; не будь же невеждой!

Не будь же невеждой! — Бог хочет, чтобы люди добровольно (по доброй воле, а не из других соображений), то есть — по благонравию осознали, что прямой путь единственно правильный, нашли бы его и встали на этот путь. Насиловать же людей знамениями Божией силы — значит подчинять их Себе: зачем это Всемогущему Богу? Последнее утверждение тоже подтверждается в Коране: Бог не нуждается в людских мирах, которые формально выполняют как бы все Его требования (тем более те ограниченные, записанные в «Священных писаниях»), будучи «зомби» Бога либо из соображений холопских отношений с Богом и боязни Его кары:

Коран 29

1 [Сура 29. Паук] Во имя Бога милостивого, милосердного! Алиф лам мим.

2 Разве полагают люди, что их оставят, раз они скажут: "Мы уверовали", и они не будут испытаны?

3 Мы испытали тех, кто был до них; ведь знает Бог тех, которые правдивы, и знает лживых!

4 разве полагают те, которые творят злое, что они Нас опередят? Плохо они судят!

5 Кто надеется встретить Бога, - то ведь предел Бога приходит. Он - слышащий, ведающий!

6 А кто усердствует, тот усердствует для самого себя. Поистине, Бог не нуждается в <особенно в таких — наше уточнение> мирах! <в которых люди «зомбируют» себя верой, думая что этим они имеют связь с Богом — наше уточнение>.

Испытания людей на способность обоюдосторонней связи с Богом (веры) и следованию по Жизни того, что они получили от веры — Бог счёл необходимыми для естественного (а не “парникового”) взращивания нравственно здорового общества в ходе глобального исторического процесса. Испытания, которые люди сами зачастую превращают в их же страдания и бедствия — то средство, благодаря которому проявляется истинная нравственность людей, идёт воспитание людей и постепенное религиозное взросление народов. Испытания на реальную, а не декларируемую нравственность проходят как пророки, отдельные люди, так и разные народы — и нет об этом у Бога каой-либо особой селекции:

Коран 6

112 И так Мы всякому пророку устроили врагов - шайтанов из людей и джиннов; одни из них не внушают другим прелесть слов для обольщения. А если бы пожелал Господь твой, они бы этого не делали. Оставь же их и то, что они измышляют!

Коран 5

48 И Мы низвели тебе писание с истиной для подтверждения истинности того, что ниспослано до него из писания, и для охранения его. Суди же среди них по тому, что низвел Бог, и не следуй за их страстями в сторону от истины, которая пришла к тебе. Всякому из вас Мы устроили дорогу и путь. А если бы пожелал Бог, то Он сделал бы вас единым народом, но... чтобы испытать вас в том, что Он даровал вам. Старайтесь же опередить друг друга в добрых делах! К Богу - возвращение вас всех, и Он сообщит вам то, в чем вы разногласили!

Лишь прошедшим испытание душам можно доверить Землю (мир), поскольку они не будут творить в ней злонравные поступки и будут добровольными помощниками Бога (Бог не собирается быть пастухом безвольных Его же «зомби» — что от них толку?): помощь Богу должна идти от душ людей, освобождённых от всех пороков психики, как следствия многотысячелетнего становления человечной цивилизации:

Коран 19

41 Поистине, Мы наследуем землю и тех, кто на ней, и к Нам они вернутся.

Коран 21

16 Мы не создали небо и землю и то, что между ними, забавляясь.

Коран 38

27 И не создали Мы небо и землю и то, что между ними, понапрасну. Так думают те, кто не верует.

Коран 21

105 И написали Мы уже в Псалтыри после напоминания, что землю наследуют рабы <лучше сказать «добровольные помощники» — наше уточнение > Мои праведные.

К сожалению, в религиозной системе исторически сложившегося ислама мусульмане выбрали из Корана первый зомбирующий контекст веры — на подчинение Богу и страх пред Ним. Естественно, что второй контекст веры целеустремлённый в человечность — предложение людям Свыше, напоминание о Божиим Промысле, о Боге и приглашение к добровольному сотрудничеству с Богом с целью построения земного благоденствия — большинством мусульман не понят и не учитывается в жизни. Они так и остались невеждами, от чего их предостерегает Коран 6:35 (Не будь же невеждой!). Отсюда и благоденствия в странах исторически сложившегося ислама зачастую гораздо меньше, чем в странах, где ислам не является государственной религией: информация Корана обязывает избавляться от религиозного невежества и перестать «зомбироваться» разнообразными страхами. Бог Милостивый и Милосердный, а не пугало для верующих. Всё это можно понять из Корана, если вылезти из «зомбирующей» культуры исторически сложившегося ислама.

Богу не нужны Его «зомби»-рабы, которые подобны роботам-автоматам: что в них заложишь — то они и делают. Человеку дана свобода выбора и свобода воли, но при этом человеку показано Свыше лучшее (прямой путь), на который предложено Свыше встать. Скорее всего, такая рабская покорность Богу (ислам — покорность Богу: что можно понимать двояко — и как добровольное осознанное сотворчество и как рабство перед Богом) — следствие психических стереотипов взаимоотношений с Богом, унаследованных из крупнейших религиозных систем, которые существовали до ислама. Это в первую очередь библейская система (иудаизм + “христианство), зороастризм и более древние системы политеизма. Во всех них Бог (либо боги) выступают в качестве тиранов, запугивающих людей своим всемогуществом.

В библейском христианстве принято называть верующих «раб Божий» — но то же самое принято и в исторически сложившемся исламе. Так очень распространённое арабское имя Абдаллах означает «раб Бога». Скорее всего первый контекст попал в Коран из проповедей Мухаммада как наваждение (посторонние шумы) от разнообразных эгрегоров “христианства”, иудаизма, зороастризма и других (которые влияли на людей, живущих в Аравии) через психику пророка в попущении Божием.

Также нельзя исключать, что эгрегор «авраамическое наследие» под кораническим названием «Джибраил» — не свободен от такого рода наваждений, которые были допущены Богом в разные времена развития цивилизации и которые (наваждения) не смог психически преодолеть Мухаммад. Но исключать и злого умысла цензоров и неточности записывающих за Мухаммадом — тоже не следует. Однако уж больно много первого контекста попало в Коран, что тяжело выдумать и вставить умышленно.

Но второй контекст вопроса взаимоотношения людей с Богом — доминирует, яснопонимаем из Корана и он, в отличие от наваждений первого — верный:

Коран 10

99 А если бы пожелал твой Господь, тогда уверовали бы все, кто на земле, целиком. Разве ж ты вынудишь людей к тому, что они станут верующими?

Коран 2

256 Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения.

Коран 42

24 Или они скажут: "Измыслил он на Бога ложь!" Поистине, если бы пожелал Бог,, Он наложил бы печать на твое сердце, и стер бы Бог ложь и утвердил бы истину Своими словесами; ведь Он знает про то, что в груди!

Следующей крупной несообразностью Мирозданию, попавшей в Коран, видимо тоже по тем же причинам — от наваждений пророка Мухаммада, после которого записали тексты проповедей ещё с большими искажениями в сторону объективной несообразности — является кораническая доктрина рая и ада, которая по сути повторяет библейскую, иудейскую и зороастрийскую доктрины рая и ада.

Конечно, нельзя исключать, что за 20 лет (период от смерти Мухаммада до распространения текста Корана) в Коран искусно вставили библейское и добиблейское пугало раем и адом, а также и многие сопряжённые с библейской историей места. Но всё же алгоритмика первого и второго контекстов Корана, о которых мы только что говорили — едина. А вот сами контексты — разные. Скорее всего, Бог попустил и этот первый контекст Корана (про рай и ад), видя нравственную и психологическую недоразвитость людей, пребывающих в основном в животном типе психики.

Как бы то ни было, но мусульмане исторически сложившегося ислама, приняв этот самый первый контекст про рай и ад, и, не выделяя главный контекст Корана из которого можно понять, что «следующая жизнь», про которую многократно говорится, во власти Бога но это не ад и не рай1 — «зазомбировались» коранической доктриной рая и ада ещё больше библейских «рабов Бога». И те и другие друг друга стоят. Только с одной лишь разницей: библейские «зомби» приучены кротости и послушанию (даже перед врагами), а «исламские» приучены воинственности «во имя Бога» — за что и тем и другим обещан рай2.

Вследствие того, что «исламские» толпы приучены к воинственности — цивилизация исторически сложившегося ислама завоевала огромные территории, большая часть из которых принадлежала библейской цивилизации (до 7 века). Но «исламские» толпы воевали за то, чтобы попасть в рай, руководимые как правило алчными и властолюбивыми «повелителями» (последним нужно было вполне земное “богатство”). А библейские толпы вели на “заклание” как «пушечное мясо»: они вообще не понимали за что воюют, разве что, отстаивая свои территории. Ведь “христианам” рай обещан и без сражений.

Коран действительно требует от верующих «сражаться на пути Бога». И это правильно — но «сражаться» можно не только силой обычного оружия (смотри приоритеты обобщённого оружия), а для этого следует прежде всего разобраться во втором контексте вопроса взаимоотношений людей с Богом, который дан в Коране. Если в нём не разобраться и не видеть его, то таких «мусульман» будут употреблять «именем Аллаха» все, кто сможет захватить реальную власть в мусульманских государствах и у кого есть деньги на наёмников и их опекунов. Большинство же мусульман второго контекста просто не видят, первый контекст (который должен был давно уйти в прошлое — как дань эпохе становления цивилизации ислама) «находятся в невнимательности»:

Коран 7

179 Мы сотворили для геенны много джиннов и людей: у них сердца, которыми они не понимают, глаза, которыми они не видят, уши, которыми не слышат. Они - как скоты, даже более заблудшие. Они - находящиеся в невнимательности.

Спрашивается: что делать Богу с такими людьми (Его творениями), которых много во все времена, а не только во времена Мухаммада? Если прочитать смысл этого аята не в обычном понимании: «те, которые находятся в невнимательности — попадут в геенну», а так, как в общем-то и написано: «геенна предназначена для многих невнимательных и невежественных», то последнюю фразу можно продолжить: «а для внимательных к Языку Жизни и Богу — геенны не существует». В общем, каждый берёт из Корана то, что ему подходит: невнимательный и грешник старается избежать геенны и попасть в рай, а истинный мусульманин — должен просто не боятся геенны, поскольку ему вполне достаточно его земных дел и Бога Милостивого, Милосердного, на Которого он всецело полагается, не боясь ада и не стремясь выслужиться перед Богом как Его холоп, за что попасть в мифический рай.

Есть в Коране первый контекст взаимоотношений людей якобы с Богом («зомбирующий») — но он примитивный и предназначен для невнимательных. Но есть в Коране много места второму контексту понимания взаимоотношений людей с Богом — нацеленному в человечность. Целые фрагменты Корана поясняют: почему невнимательные и недобрые люди выбирают первый контекст (выделенные нами места последующей цитаты об этом):

Коран 41

49 Не устает человек призывать добро, а если его коснется зло, то он отчаивается, безнадежен1.

50 А если Мы дадим ему вкусить милость Нашу после нужды, он, конечно, говорит: "Это - мне, и я не думаю, что наступит час. А если я буду возвращен к своему Господу, то, конечно, для меня у него есть милость". Мы, конечно, сообщим тем, которые не веровали, что они совершили, и дадим им вкусить суровое наказание.

Люди, не верующие Богу, разговаривающему с человеком через Язык Жизни — соблазняются кораническими обещаниями рая и боятся ада (в этом слабость людей). Но, если их постигает зло — даже когда они соблюдают все требования исторически сложившегося ислама — они могут стать неверующими, предавшись вымыслу на Бога о том, что Он не помогает «мусульманину», и даже посчитав, что в Коране написана ложь. Но дело в самих людях: невозможно стать верующим Богу, следуя первому контексту Корана: Бог не поддерживает соблазнившихся верой «зомби». Он сотворил человека, чтобы тот мог свободно судить по себе о своих поступках, а не жить под страхом рая и ада, соблюдая ограниченный спектр требований исторического ислама:

Коран 2

104 О те, которые уверовали! Не говорите: "Упаси нас!"2, а говорите: "Посмотри на нас!" - и слушайте. А для неверных - наказание мучительное!

Несмотря на обилие коранических запугиваний адом (геенной) и обещаний рая, второй контекст Корана (где говорится про рай и ад) также существует. Начнём с того, что Бог — Милостивый и Милосердный (призыв, с которого начинается почти каждая сура Корана), Он, Который «сотворил много джиннов3 и людей» (Коран 7:179) никак не может оставаться Милостивым и Милосердным в следующем качестве, которое Ему придано первым контекстом Корана, идущим от наваждений прошлых эпох:

Коран 22

19 Вот - два врага, которые враждовали об их господе; тем, которые не веровали, выкроены одежды из огня, проливается на их головы кипяток.

20 Растапливается от этого то, что у них в утробах, и (их) кожи.

21 Для них есть железные крючья.

22 Всякий раз, как они захотят выйти оттуда из страданий, их вернут туда и... вкусите мучения огня!

Выделенный нами жирным фрагмент (подобных которому в Коране много) вполне подходит для описания древних восточных пыток, пыток средневековой католической инквизиции, либо в застенках «Гестапо».

В Коране есть два контекста понимания Бога, которые можно свести в один правильный контекст (на базе второго контекста понимания — целеустремлённого в человечность) — лишь в том случае, если всё, отнесённое к Кораническим описаниям геенны и рая, перенести из «того мира» в «этот мир».

Эту особенность коранического образа Бога, исходящую из первого (зомбирующего) контекста Корана и от самих людей, отметил Омар Хаям:

Ад и рай – в небесах”, – утверждают ханжи.

Я, в себя заглянув, убедился во лжи:

Ад и рай – не круги во дворе мирозданья,

Ад и рай – это две половины души1.

Кроме этого Омар Хаям утверждал, что ад и рай не только людское наваждение, но и средство для поддержки рабства в толпо-“элитарных” обществах:

Ты, всевышний, по-моему, жаден и стар.

Ты наносишь рабу за ударом удар.

Рай - награда безгрешным за их послушанье.

Дал бы что-нибудь мне не в награду, а в дар!

Вот в Коране для людей даром является всё, что относится ко второму контексту, устремлённому в человечность. А всё, что относится к первому зомбирующему контексту, является средством для поддержки рабов в невидимом для них послушании “господам”, но не Богу.

Мы только что убедились, что логика вышеприведённого отрывка Корана (Коран 22:19-22) — чисто земная, людская — но никак не Милостивого, Милосердного Бога. Бог не может наслаждаться пыткой сотворённых им же грешников в геенне. А для его поклонников «зомби» (по первому контексту Корана) Милостивый якобы взял да устроил райскую “халяву” — лишь за то, что они как автоматы соблюдали предписания исторически сложившегося ислама. Последнее — тоже чисто людская земная логика: «если покоряешься “господину”, то он может поощрить как угодно ему» — скорее всего наваждения, идущие от прошлых эпох (особенно на рабовладельческом Востоке), где тысячелетиями воспроизводились холопско-господские стереотипы взаимоотношений, что накрепко вошло в духовную культуру. И пытки для непослушных холопов и поощрения якобы Свыше для послушных бездумных рабов и бездельников — от “элитной” логики (в первую очередь от восточных “элит”), где и были приняты «райские сады», несметные “богатство” и гаремы — всё для индивидуального и корпоративного употребления. Такой “элитарной” корпорацией и стали верхушки первых халифатов (а о последующих халифатах и говорить нечего). Подобной корпорацией “праведников” выглядит и коранический рай: если сравнить стереотипы “жизни” верхушек “элит” и райские описания Корана — получится нечто очень похожее. Не случайно, начиная с династии Аббасидов, сами халифы стали себя обожествлять, устроив себе проживание в земном «раю».

С этого момента (династия Аббасидов: 762 г. — по середину X века) алгоритмика религиозного управления цивилизацией исторически сложившегося ислама мало отличается от алгоритмики управления библейской цивилизации: и там и там для верующей покорной толпы «ожидание рая в той жизни при материальной скромности и соблюдении ритуалов и правил веры под страхом ада и наказания уже в этой жизни при отступлении от веры», а для высших “элит” — «рай на земле и вседозволенность в отношении предписаний веры».

Как известно, и Мухаммад, несмотря на исключительную для его времени праведность, участвовал в корпоративной делёжке добычи, большая доля которой полагалась родственникам и друзьям (но при этом сам вёл очень скромный образ жизни) — многие из которых просто соблазнились им и прислонились к нему (как показал опыт становления первых халифатов). Это — одно из подтверждений, почему в Кран попало наваждение, что Бог Милостивый, Милосердный вдруг по своей якобы жестокости наказывает грешников и к тому же ещё и якобы поддерживает бездельников1 в отдельно отведённом для них месте — после того, как они, не трудясь над собой, а лишь соблазняясь верой2, попадают «в сады»:

Коран 9

72 Обещал Бог верующим мужчинам и женщинам сады, где внизу текут реки, - для вечного пребывания там, - и благие жилища в садах вечности. А благоволение Бога - больше; это - великая удача!

73 О пророк! Борись с неверными и лицемерами и будь жесток к ним. Их убежище - геенна, и скверно это возвращение!

Выделенная нами фраза (содержащее призыв к жестокости), подобные которой встречаются часто в Коране когда речь идёт в контексте обещания рая (или про муки ада) — никак не может быть от Бога Милостивого, Милосердного. Это наваждение-навет на Бога, попавшее в Коран и явно выделенное в первый контекст его понимания. Тем более что по поводу обращения с неверными есть другое кораническое слово:

Коран 16

125 Зови к пути Господа с мудростью и хорошим увещанием и препирайся с ним тем, что лучше! Поистине, Господь твой - Он лучше знает тех, кто сбился с Его дороги, и Он лучше знает идущих прямо!

Коран 23

96 Отклоняй зло тем, что лучше; Мы вернее знаем, что они описывают.

Это кораническое напоминание лежит во втором контексте понимания Корана — целеустремлённости в человечность. Если сравнить хотя бы сообщения Корана 9: 73 и 23:96 — получится впечатление, что они из совершенно разных источников и этика этих рекомендаций-напоминаний друг другу противоречива. В общем, существует некая кораническая закономерность: в тех местах, где присутствуют упоминания рая и ада, настрой-алгоритмика повествования жестокий и не может быть от Бога; а во многих других местах пророк учит людей милости Божией.

Но есть в Коране аяты, из которых можно сделать вывод о том, что будущая жизнь, воспринимаемая большинством верующих как рай или ад — это либо жизнь будущих земных поколений, либо следующие воплощения душ. А вот какой будет будущая земная жизнь — будет она похожа на геенну (как нынче) либо на рай (в котором царит справедливость Божия — но не для избранных, а для всех людей-праведников) — зависит от самих людей. В общем, наше будущее в наших руках и у Бога.

Коран в переводе И.Ю.Крачковского наиболее точно передаёт порядок слов, не искажая перевод художественными добавками переводчика. В суре 2:92-94 речь идёт об иудеях, которые не послушали Моисея и взяли себе золотого тельца кумиром. Там сказано Свыше:

Коран 2

94 Скажи: "Если будущее жилище у Бога для вас исключительно, помимо людей, то пожелайте смерти, если вы правдивы!"

Но вышеприведённый аят 94 (Коран 2:94) вполне подходит не только к иудеям (тем более что иудеи, взявшие себе золотого тельца, вообще не слушали Моисея, а ударились в примитивное идолопоклонничество в тот исторический момент, на который указывают аяты 92 и 93 второй суры Корана)1 — он является общим призывом всем верующим, которые проводят свою земную жизнь в надежде заслужить лучшую «будущую жизнь». Коран 2:94 можно понимать как призыв Свыше не обольщаться исключительностью якобы праведности своей веры (будь то иудаизм, “христианство”, либо «ислам»: все три веры обещают рай и пугают адом) — помимо людей других вер, которые тоже ждут будущего жилища у Бога. Это первый контекст Корана — «зомбирующий».

Но может быть и иной смысл 94 аята, если его несколько удалить из контекста предыдущих аятов:

Коран указывает на приоритеты, которые должны быть расставлены верующими, получившими Коран: на первом месте второй контекст Корана (целеустремлённый в человечность) — люди; а будущее жилище у Бога, которого желают верующие помимо людей сравнено с пожеланием смерти. То есть, люди, думающие о своей будущей жизни, но не заботящиеся о человечности всех людей — подобны покойникам, топчущим и портящим землю. И это так по Правде-Истине: если вы правдивы! По большому счёту первый контекст Кораназомбирующий») поставлен в сравнение со смертью людей: Богу не нужны «зомби» и он предупредил об этом в Коране.

Тем более что прямые предупреждения Корана о пороках людской одержимости (или по-другому «зомбированию», не совместимому с человеческой освобождённостью от влияния «зомбирующих» программ) существует и мы уже на них указывали:

Коран 34

7 И говорят те, которые уверовали: "Не указать ли вам на человека, который возвещает вам, что, когда вы разложитесь на куски, вы окажетесь в новом творении?

8 Измыслил он на Бога ложь, или в нем одержимость?" Да, те, которые не веруют в будущую, в муках и далеком заблуждении!2

Вера в будущую жизнь и вера в рай и ад разные вещи.

Коран в одних местах указывает лишь на будущую жизнь — вне контекста рая и ада3, а в других — пугает адом и прельщает раем: и это как будто два Корана (пугало ада и прелесть рая могут быть от одержимости источника, который вещал про эти вещи). Но мы уже знаем, что в Коране два контекста понимания — зомбирующий с помощью доктрины рая и ада и жестокости Бога к верующим; и — целеустремлённый в человечность, который предлагает людям вечность и возвещает о бессмертии душ. Зомбирующие культурно-эгрегориальные программы сам же Коран приравнивает ко лжи: Измыслил он на Бога ложь, или в нем одержимость?

Про повторные (многократные) воплощения душ на Земле тоже есть намёки, и намёки на срок возвращения (по контексту можно понять, что — нового земного воплощения):

Коран 17

49 И сказали они: "Разве, когда мы стали костями и обломками, разве же мы будем воскрешены как новое создание?"

50 Скажи: " Будьте камнями, или железом,

51 или тварью, которая велика в ваших грудях!."4 И скажут они: "Кто же вернет нас?" Скажи : "Тот, который создал вас в первый раз". И они качнут своими головами к тебе и скажут: "Когда это?" Скажи: "Может быть, будет это близко".

Коран о людях и душах

Как уже говорилось, коранические аяты, содержащие в себе повествования о жизни будущей, могут пониматься по-разному, в зависимости от того контекста Корана, согласно которому человек его читает:

Коран 4

74 Пусть же сражаются на пути Бога те, которые покупают за ближайшую жизнь будущую! И если кто сражается на пути Бога и будет убит или победит, Мы дадим ему великую награду1.

Это может пониматься как торг-покупка у Бога “путёвки” в рай; но это же может пониматься и как совсем иная награда праведникам, которую они сами себе усвоют с помощью Бога… «Поистине, Бог не меняет того, что с людьми, пока они сами не переменят того, что с ними» (Коран 13:11).

Конечно же, первый контекст Корана обширный: на него и купились «мусульмане» в культуре исторически сложившегося ислама. Но второй контекст Корана — нацеленный в человечность — учит о Милости Божией, о том, что Бог управляет всем, что Он Сам и создал, что Бог знает, что в душе у каждого и Он же управляет рождением и смертью всех людей без исключения и учит души Своей истине:

Коран 13

2 Бог - тот, кто воздвиг небеса без опор, которые бы видели, потом утвердился на троне и подчинил солнце и луну: все течет до определенного предела. Он управляет (Своим) делом, устанавливает ясно знамения, - может быть, вы уверитесь во встрече с вашим Господом!

4 На земле есть участки соседние, и сады из лоз, и посевы, и пальмы из одного корня и не из одного корня, которые поят одной водой. И одним из них Мы даем преимущества перед другими для еды. Поистине, в этом - знамения для людей умных!

5 Если ты и удивляешься, то удивительны слова их: "Неужели, когда мы будем прахом, мы окажемся в новом творении?" Это - те, которые не веровали в своего Господа, у них цепи на шеях: это - обитатели огня, в нем они пребудут вечно.

6 Они торопят тебя с дурным прежде хорошего, но до них уже проходили примерные наказания, и, поистине, Господь твой - обладатель прощения к людям даже при их нечестии! И, поистине, Господь твой силен в наказании!

7 И говорят те, которые не веровали: " Если бы ему ниспослано было знамение от его Господа!" Поистине, ты - только увещатель, и у всякого народа есть водитель!

8 Бог знает, что несет всякая самка; насколько сжимаются и насколько увеличиваются утробы. Ведь всякая вещь у Него по мере.

9 Знающий скрытое и явное, великий, превознесенный!

10 Одинаковый2 среди вас и тот, кто скрывает речь, и тот, кто открывает ее, и тот, кто скрывается ночью и выступает днем.

11 У него есть следующие непосредственно и перед ним и позади, которые охраняют его по велению. Поистине, Бог не меняет того, что с людьми, пока они сами не переменят того, что с ними. А когда Бог пожелает людям зла, то нет возможности отвратить это, нет у них помимо Него заступника!

Бог сотворил людей разными: одинаковых людей нет (разные отпечатки пальцев, узоры радужной оболочки глаз и т.п.) — как по расовым признакам, так и по признакам индивидуальных отличий:

Коран 5

48 И Мы низвели тебе писание с истиной для подтверждения истинности того, что ниспослано до него из писания3, и для охранения его. Суди же среди них по тому, что низвел Бог, и не следуй за их страстями в сторону от истины, которая пришла к тебе. Всякому из вас Мы устроили дорогу и путь. А если бы пожелал Бог, то Он сделал бы вас единым народом, но... чтобы испытать вас в том, что Он даровал вам. Старайтесь же опередить друг друга в добрых делах! К Богу - возвращение вас всех, и Он сообщит вам то, в чем вы разногласили!1

При этом Бог дал людям единую общую цель — построение Царства Божиего на Земле. Каждая индивидуальная судьба, из множества которых складываются судьбы семей, родов, народов, рас, региональных цивилизаций, всего людского мира — с приходом души в этот мир изначально направлена Свыше на эту цель. В этом основная задача каждой души на Земле.

Кроме того, Коран многократно указывает на то, что каждой душе дана Свыше своя ноша (судьба):

Коран 6

164 Скажи: "Разве другого, чем Бог, я буду искать Господом?" Он - Господь всего. Что каждая душа приобретает, то остается на ней, и не понесет носящая ношу другой. А потом к Господу вашему ваше возвращение, и Он сообщит вам про то, в чем вы разногласили.

Это противоречит утверждению, воспринимаемому невнимательными из первого контекста Корана, что все грешники попадут в ад. Как можно в принципе делить людей на грешников и праведников в обществе, не достигшем человечности, если каждой душе Свыше дана своя ноша?

Никто, ни праведник, ни грешник не могут возлагать на чужую душу не её ношу. И если Бог даёт воплощённой личности индивидуальную ношу-судьбу — как Он может наказывать адом или поощрять раем за выполнение или невыполнение им же данной ноши-судьбы? Он что будет наказывать сам себя за ошибки?

— Нет: самое крупное наказание личности и души происходит в земной жизни это пресечение жизненного пути души (тот, кто упокоивается раньше названного <Богом> предела) — окончательно сбившейся со своей ноши-судьбы, но не более того:

Коран 40

67 Он - тот, который сотворил вас из праха, потом из капли, потом из сгустка, потом вывел вас младенцем, потом - чтобы вы достигли крепости, потом - чтобы вы были стариками. Среди вас есть тот, кто упокоивается раньше, и чтобы вы достигли названного предела, - может быть, вы уразумеете!

Это так, поскольку сбившаяся со своей судьбы душа становится помехой-препятствием для осуществления людьми Божиего Промысла, в котором учтены все ноши-судьбы людей в их совокупном взаимодействии.

Коран 35

18 Не понесет носящая ношу другой: если и позовет отягченная понести ее, не понесут у нее ничего, хотя бы и был это родственник. Ты увещаешь тех, которые боятся Господа своего втайне и простаивают молитву. А кто очищается, тот очищается для самого себя2, и к Богу возвращение.

Бог распоряжается по Его усмотрению судьбой людей и душ до рождения людей, смертью и душами после их смерти:

Коран 22

5 О люди! Если вы в сомнении о воскрешении, то ведь Мы создали вас из праха, потом из капли, потом из сгустка крови, потом из куска мяса, сформованного или бесформенного, чтобы разъяснить вам (это ). И помещаем и в утробах, насколько захотим, до определенного срока. Потом выводим вас младенцем, потом - чтобы вы достигли вашей зрелости. Среди вас есть тот, кто упокояется, и среди вас есть тот, кто возвращается к жалчайшей жизни, чтобы не знать после знания ничего. И видишь ты землю бесплодной, а когда Мы низведим на нее воду, она приходит в движение и разбухает и выращивает всякие прекрасные пары.

6 Это потому, что Бог есть истина1, и что Он живит мертвых, и что Он над всякой вещью мощен,

7 и что час наступит, - нет сомнения в том! - и что Бог воздвигнет тех, кто в могилах.

Душа бессмертна, поэтому в земной жизни речь может идти не о спасении души (как может смертная личность спасать свою бессмертную душу?) а о предназначении души в этом мире.

Проблема человеческого бытия — основной вопрос богословия, её выделил, но так и не смог для себя определить средневековый поэт Омар Хаям:

Трясу надежды ветвь, но где желанный плод?

Как смертный нить судьбы в кромешной тьме найдёт?

Тесна мне бытия печальная темница, -

О, если б дверь найти, что к вечности ведёт!2

Постановка вопроса о спасении души — библейская и кораническая (в первом контексте) — имитация вопроса о предназначении души в этом мире. Разница в постановке вопроса огромная. И эта разница состоит в следующем:

  • Если свою душу надо спасать, то мир — это “Божий” хаос, а «Священные писания» — огромный «МЧС», где пытаются искать рецепты спасения от очередных катастроф, не в силах их заблаговременно предотвратить и ищут себе и покорным гражданам средства индивидуальной и коллективной защиты; а граждане при этом, напуганные возможностью очередной катастрофы, жмутся к «МЧС» поближе, держа всегда наготове её “телефон” (обожествляя писание помимо Бога).

  • Если забота о душе всецело возложена на Бога в полном доверии Ему, и каждый СВОБОДНО трудится на общую цель, руководствуясь своей совестью (в соответствии с нашим определением этого слова), свободно пребывая в религии (связи с Богом) и потому чуя и частично осознавая свою судьбу в общем деле (в общей судьбе) — построения Царства Божиего на Земле — то в согласии со своей судьбой (а значит и с Богом) душа вохвращается к Богу, пройдя полноценный и счастливый земной путь. В противном случае души также возвращаютя к Богу, так и не поняв, что такое земное счастье. Именно от этой разницы между счастливым полноценным путём души в земной жизни и его противоположностью и возникали различные теории о земных страданиях, о спасении душ и разные кармические теории. Но вести речь о спасении отдельного количества душ — по меньшей мере некорректно по отношению к Богу. По крупному это — богохульство, граничащее с приписыванием Богу репрессивных приёмов в отношении слабых и уклонившихся душ.

Как мы уже говорили, Коран в первом контексте понимания признаёт существование рая и ада, как неких «духовных» стимулов на Земле, уравновешивающих поведение людей в толпо-“элитаризме”, которые веруют в первую очередь в букву писания, а затем уже, возможно и Богу. В то же время, вникая в глубины существа коранических высказываний о судьбах душ после смерти и в жизни земной, можно сделать и иные выводы о том, что издревле принято понимать как рай и ад. Начнём с того, что в Коране называется «Судный день». Возьмём переводы соответственно И.Ю.Крачковского и М.-Н.О.Османова; выделено жирным — нами:

Сура 82 Раскалывание.

10(10). А ведь над вами есть хранители —

11(11). благородные писцы.

17(17). Что же даст тебе знать, что такое день суда?

18(18). И затем, что же даст тебе знать, что такое день суда? —

19(19). в тот день, когда душа ничего не сможет для души, и вся власть в тот день — Богу.

Сура 82 Разверзнется.

10. Воистину, к вам приставлены наблюдатели —

11. достойные писцы.

17. Откуда тебе знать, что такое Судный день?

18. И ещё раз — откуда тебе знать, что такое Судный день?

19. Это день, когда ни один человек не властен ничем помочь другому, и повеление в тот день принадлежит [только Богу].

В цитатах мы опустили стихи из этой суры про рай и ад и оставили лишь существо Судного дня. Из этого существа можно однозначно понять, что за каждой душой есть наблюдатель, записывающий её деяния в земной жизни. Деяния каждой личностной души представляют собой не только поступки личности, но и мысли, высказывания. Мысли же всегда сопутствуют и предваряют все без исключения высказывания и поступки. Именно мысли, приобретённые душой, и представляют особую ценность для «писцов-наблюдателей». Короче говоря, все мысли всех людей от рождения и до смерти записываются в определённом месте и оказываются доступными Богу в любое время, в том числе и в тот день, который назван Судным.

Таким образом, перед Богом предстаёт вся земная жизнь воплощённой души не по рассказам “очевидцев” и не со “слов” самой души — а в чистоте записи самых сокровенных мыслей этой души. Именно поэтому скрыть свои помыслы от Бога в земной жизни невозможно.

Также из Корана можно понять, что на стадии смерти запись всех пожизненных мыслей личностной души останавливается, после чего «душа ничего не сможет для души, и вся власть в тот день — Богу».

О качестве Судного дня можно узнать из другой суры Корана (переводы соответственно И.Ю.Крачковского и М.-Н.О.Османова; выделено жирным — нами):

Сура 75 Воскресение.

13(13). Возвещено будет человеку в тот день, что он уготовал вперёд и отложил.

14(14). Ведь человек тогда самого себя наблюдатель.

15(15). И хотя бы он изложил свои извинения...

Сура 75 Воскресение.

13. В тот день человеку возвестят о том, что он совершил и чего не совершал [из добра и зла].

14. Но человек свидетельствует против самого себя,

15. Даже если он пытается оправдаться.

Критерий абсолютной Истины — у Бога. Из вышеизложенной суры можно понять, что после смерти с каждой души снимается «духовный» гнёт, обусловленный свойствами психики личности — те «духовные» изъяны, которые личностная душа приобрела в процессе жизненного пути. Мы ранее приводили следующее главное различие между душой и психикой:

Что касается разницы между душой и психикой, то душа — от Бога — даётся вместе с судьбой (душа связана с судьбой) скорее всего с учётом особенностей психики новорождённого и известных Богу возможных тенденций изменения психики в жизни (то есть, через судьбу-мhру психика-мhра связана с душой-мhрой). Желательно, чтобы эти три частных мhры были близки, соотносясь друг с другом через “зеркало” судьбы. Психика изначально у новорождённого не так чиста, как душа, поскольку она замкнута на эгрегоры («духи») предков, рода, народа… А по жизни замыкается ещё на многие эгрегоры («духи»-«духовность») доминирующей культуры.

Утверждения, высказанные в этом абзаце подтверждаются и в Коране (переводы соответственно И.Ю.Крачковского и М.-Н.О.Османова; выделено жирным — нами):

Сура 53 Звезда.

32(31). Богу принадлежит то, что на небесах и что на земле, дабы Он воздал тем, которые сделали дурно, за их поступки и воздал тем, которые совершили добро, благом, —

33(32). тем, которые сторонятся великих прегрешений и мерзостей, кроме мелких проступков: ведь Господь твой объемлющ прощением! Он лучше знал вас, когда Он извел вас из земли и когда вы были зародышами в утробах ваших матерей. Не очищайте же самих себя: Он лучше знает тех, кто богобоязнен!

Сура 53 Звезда

31. Богу принадлежит то, что на небесах и на земле, и Он может воздавать творившим зло за их деяния и вознаграждать наилучшим образом тех, кто вершил благие дела.

32. тех, которые сторонятся тяжких грехов и постыдных поступков, разве что незначительные поступки [допускают]. Воистину Господь твой велик прощением. Он лучше [, чем кто-либо] знал вас, когда сотворил вас из земли и когда вы были зародышами во чревах матерей ваших. Не выдавайте себя за чистых [помыслами]1, ибо Он лучше знает, кто богобоязнен.

Последняя фраза лучше переведена у М.-Н.О.Османова: она однозначно понимаема в отличие от перевода И.Ю.Крачковского.

Попадая к Богу, душа избавляется от давления на неё не только личностных психических изъянов, но и от давления эгрегоров-«духов», свойственных лишь земной цивилизации. Поэтому такая душа может как бы посмотреть на себя со стороны не предвзято (предвзятость — от земных психических изъянов) — как бы глазами Бога — «человек тогда самого себя наблюдатель». Так истина о земной жизни предстаёт перед каждой душой по её «воскресению». Сура 75 Корана названа одинаково у обоих авторов перевода — «Воскресение».

То есть, такое воскресение вернувшейся к Богу души — удел не одного Иисуса (как принято считать), либо отдельных личностей, особо отличившихся в земной жизни, а всех душ. При этом души будут допущены ко всей полноте информации об их земных мыслях и поступках и им будет предоставлена возможность испытать стыд (и, конечно, согласиться с оценкой Бога) от того, как они судили (стыд от того, как они жили на Земле, в смысле отклонения от их судьбы). Как видите, посылать после этого заблудшие в земной жизни души в ад нет никакого смысла: они узнали истину о себе и устыдились содеянному на Земле. Информационное “наказание” гораздо круче адских мук.

Менее определённо в Коране указан срок Судного дня (перевод И.Ю.Крачковского; выделено жирным — нами):

Сура 80 Нахмурился.

16(17). Убит будь человек, как он неверен!

17(18). Из чего Он его создал?

18(19). — Из капли!

19. Создал его и соразмерил,

20(20). потом дорогу ему облегчил.

21(21). Потом его умертвил и похоронил.

22(22). Потом, когда пожелал, его воскресил.

Бог сам устанавливает дату “воскресения” души. Более того, в суре 79 говорится, что не следует человеку знать, когда Судный день, это — удел Бога (перевод И.Ю.Крачковского; выделено жирным — нами):

Сура 79 Вырывающие.

42(42). Спрашивают они тебя о часе: "Когда его прибытие?"

43(43). К чему тебе упоминать это?

44(44). К твоему Господу конечный предел его.

45(45). Ты ведь — только увещатель для тех, кто Его боится.

46(4б). Они в тот день, как увидят Его, как будто бы пробыли только один вечер или утро.

Из этого может вполне следовать, что Судный день — по отношению к личностной душе — не обязательно должен быть какой-то общей для всех душ датой. По отношению к личностной душе Судный день вполне может произойти сразу (либо через некоторое время: у Бога время другое, чем у людей — «в тот день, как увидят Его, как будто бы пробыли только один вечер или утро»): после того как душа попадёт к Богу после земной смерти личности.

Совсем другое дело — Судный день для земной цивилизации, которого ждут верующие многих земных конфессий. В нашем понимании эти две даты — Судного дня для личностной души и Судного дня для цивилизации — надо разделять. В традиционных религиях “христианства” и «ислама» эти даты смешаны в одну дату ожидания «Его прибытия».

Что касается пожеланий безопасности для индивидуальной души в земной жизни, то в Коране об этом сказано многократно одно и то же, но в разных местах по-разному (переводы соответственно И.Ю.Крачковского и М.-Н.О.Османова):

Сура 74 Завернувшийся

41(38). Всякая душа — заложница того, что она приобрела.

Сура 74 Завернувшийся

38. Каждый человек — в ответе за свои деяния.

Это пожелания людям, чтобы они помнили об ответственности перед Богом за жизненные «приобретения», «заложником» которых становится их душа в первую очередь в земной жизни. Жизнью и смертью людей распоряжается Бог. В отношении личностной земной безопасности и о дне возрождения (повторного, возможно земного, рождения-воплощения) для души сказано следующее (переводы соответственно И.Ю.Крачковского и М.-Н.О.Османова; выделено жирным — нами):

Сура 86 Идущий ночью.

4(4). Поистине, над всякой душой есть хранитель.

5(5). пусть же посмотрит человек, из чего он создан!

6(6). Создан из воды изливающейся.

7(7). Выходит она из хребта и грудных костей.

8(8). Поистине, Он в силах вернуть его снова,

9(9). в тот день, как будут испытуемы тайны.

10(10). И нет у него ни силы, ни помощника,

11(11). Клянусь небом, обладателем возврата.

12(12). И землёй, обладательницей раскалывания.

l3( l3). Это, поистине, слово решающее,

14(14). и это — не шутка!

Сура 86 Движущаяся ночью.

4. [Клянусь, что] нет человека, при котором не было бы ангела.

5. Пусть подумает человек о том, из чего он создан!

6. Он создан из излившейся влаги,

7. которая вытекает из чресел [мужчины] и тазовых костей [женщины].

8. Воистину, Он в состоянии возродить его (т.е. человека) [после смерти]

9. в тот день, когда будут подвергнуты испытанию сокровенные [мысли],

10. когда нет у него ни мощи ни помощника.

11. Клянусь небом, которое изливает дожди!

12. Клянусь землёй, которую пронизывают [растения]!

13.Что это — слово, различающее[истину от лжи],

14. что это — не суесловие.

Из этого можно понять, что Бог берёт на Себя охрану каждой души в её земном пути до тех пор, пока Он не примет решение об отзыве души из жизни земной. К тому же Бог «в состоянии возродить его (т.е. человека) [после смерти]». Однако, как можно понять из Корана, после смерти — качество возрождения (принятие решения о возрождении и месте пребывания) будет зависеть от итогов земного испытания (прохождения земного пути) персонально для каждой души. О результатах земного испытания для душ можно условно сказать следующее.

Каждой душе персонально (с учётом её психической подоплёки) делается предложение Свыше, которое вполне выполнимо для души, поскольку в Коране сказано: «Мы возлагаем на душу только то, что она может» (Сура 23 «Верующие», стих 64(62)); «Не возлагает Бог на душу ничего, кроме возможного для неё» (Сура 2 «Корова», стих 286). Это предложение можно понимать как многовариантную программу-судьбу, в которой:

  • Есть “программа-максимум”, в принципе не ограниченная ничем, кроме времени земной жизни личности, которой принадлежит душа.

  • Есть “программа-минимум”: здесь главное не выйти за предел персонального попущения для личностной души. Причём для каждой души попущение своё. При выходе души за предел попущения — происходит её отзыв из земной жизни.

  • Есть невидимая граница между программами “максимум” и “минимум”, по которой можно судить о качестве прохождения душой земного пути: всё, что выше этой границы может1 обеспечить душе невозврат на Землю в будущем и персональный выход на следующий уровень развития; всё, что ниже — залог возврата в земной ад, если конечно таковой будет поддерживаться в будущем: ведь можно вернуться и в земной рай, но уже не в качестве повторного испытания. В случае преображения Земли в рай, душ, которые будут опускаться ниже границы между программами “максимум” и “минимум” — будет всё меньше и меньше вплоть до обнуления греховности.

И в этом отношении ад назван в Коране — «засадой» (переводы соответственно И.Ю.Крачковского и М.-Н.О.Османова; выделено жирным — нами):

Сура 78 Весть.

21(21). Поистине, геенна — есть засада,

22(22). для преступивших — место возврата,

23(23). в котором они пробудут века,

24(24). не вкушая там ни прохлады, ни питья,

25(25). кроме кипятку и гною,

2б(26). воздаяние соответственное.

Сура 78 Весть.

21. Воистину, ад — это ловушка [для неверных]

22. и место, куда возвращаются творящие беззаконие,

23. [где] пребудут вечно.

24. Там не вкушают они ни прохлады ни [утоляющего жажду] питья,

25. а только кипяток да гной.

26. [Это] — подобающее им возмездие.

В обоих переводах ад называется «местом возврата» или «местом, куда возвращаются творящие беззаконие». Но мы также знаем, что душа посылается на Землю для того, чтобы быть помощницей-проводником Промысла Бога. На Земле проверяется: кто верен Богу, а кто не верен и творит беззаконие. Именно в результате многовекового беззакония Земля уже почти превратилась в ад. И эта ловушка для «неверных» может в ближайшее время захлопнуться навеки для людей, которые не смогли привести жизнь на Земле в соответствие с Божиим Промыслом.

То есть, для душ, творящих беззаконие в земной жизни, место возврата — всё та же Земля: куда ещё можно вернуть души для повторного испытания? А описание современной земной цивилизации как места где большинство людей современности «не вкушают они ни прохлады ни [утоляющего жажду] питья, а только кипяток да гной»1 — вполне соответствует тому что мы имеем сейчас.

Известный нам Омар Хаям обратил на это внимание в стихах:

От страха смерти я, - поверьте мне, - далёк:

Страшнее жизни, что мне приготовил рок?2

Я душу получил на подержанье только

И возвращу её, когда наступит срок.

Для немногих же праведных душ скорее всего — другое место — место невозврата, либо возврата в лучшем земном творении. Душа праведника продолжает свой естественный эволюционный путь, известный лишь Богу.

Бог не позволит выносить с порочной Земли никакие «духовные» пороки, поскольку Он следит за гармонией Вселенной (в ней самой и за её пределами) и никогда не допустит нарушения этой гармонии. Все пороки остаются в пределах земной Ноосферы, как «духовное» эгрегориальное обеспечение продолжения земного ада, созданное самими же людьми. Именно для преодоления земного ада (как «духовного», так и вещественного) и могут возвращаться на Землю те, кто уклонился от своей судьбы. И таких душ, скорее всего — большинство в нашей библейской цивилизации. Немногие же праведные души могут отправляться3 в иные цивилизации иных миров с более высокой организацией духовного обеспечения деятельности личностей, их заселяющих. Эти цивилизации по сравнению с современной Землёй могут выглядеть как рай по сравнению с адом1. В этом может быть итог Судного дня персонально для каждой души. Но в иных цивилизациях душе может быть дана не беззаботная «райская» жизнь вечная, а тоже судьба, как многовариантная программа.

Что касается судьбы всей земной цивилизации, то здесь Судный день имеет иной смысл. Как мы уже знаем из Корана, Бог имеет доступ ко всей информации — мыслям людей — записанных «наблюдателями-писцами». Из теории эгрегоров мы знаем, что все мысли людей записываются в Ноосфере Земли на соответствующие эгрегориальные полевые структуры, которые сами организованы иерархически: самые порочные мысли попадают в нижние эгрегоры, самые праведные и прогрессивные — в вершину эгрегориальной иерархии, которая является совокупностью выборочных информационных выкладок, близких к идеалу эгрегоров-соборностей людей настоящей цивилизации.

Эта совокупность выборок подобных «эгрегорам-соборностям» людей цивилизации и представляет особую ценность как для самих людей, так и для Бога. Остальное эгрегориальное сопровождение — в общем-то «белый шум» по отношению к «полезному сигналу» земной цивилизации, который может оказаться духовно прогрессивным, возможно даже по отношению к гармонии Космоса2. Именно его («полезный сигнал») Бог может допустить к выходу за пределы Земли — как общевселенский интеллектуально-нравственный прогресс. Всё остальное — «белый шум» — издержки “роста” современной цивилизации (в основном информационное обеспечение ада на земле), которые необходимо изживать, преображая Землю согласно Божиему Промыслу.

Таким образом, согласно объективным законам, некоторая совокупность сборных эгрегоров-соборностей в современной цивилизации обязательно должна быть — даже если в этой цивилизации нет ни одного полного праведника, поддерживающего своей психикой одну или несколько соборностей. Это — так, поскольку разные люди в разные моменты времени могут мыслить как неправедно, так и праведно, а праведные мысли в определённом творческом порыве обязательно займут место в самой вершине эгрегориальной иерархии — даже если эти люди и не поймут свои мысли и не продолжат праведное дело, которое начали, “случайно” подумав о чём-то хорошем и духовно прогрессивном. Их дело продолжат другие люди — возможно тоже не осознавая, того, что они мыслят в настоящий момент времени. Но их мысли встанут за мыслями тех предыдущих в той высшей иерархии соборности, если в данный момент времени эти мысли будут результатом доброго настроения и будут представлять из себя нечто прогрессивное для развития не только Земли, но и Вселенной. Плохо, если такой духовный прогресс остановится надолго.

В соответствие со сказанным можно предположить несколько вариантов Судного дня цивилизации:

  • Духовный прогресс цивилизации в смысле движения всего общества по пути Божиего Промысла остановился и тенденций того, что души, посланные на землю, могут чего-то исправить к лучшему нет. В этом случае Богом предусмотрен механизм самоликвидации всей цивилизации в результате безнадёжного выхода всего её духовного продукта из заданной Им гармонии Вселенной. Всё эгрегориальное обеспечение стирается из Ноосферы — как опасная «духовная» основа для построения ада на планете и выхода ада за пределы. После чего Свыше принимается решение о запуске новой цивилизации с внесением корректировки в Промысел.

  • Духовный прогресс цивилизации в смысле движения общества по пути Божиего Промысла под угрозой остановки в результате пагубной деятельности не всего общества, а лишь некоторых (особенно заблудших) его региональных цивилизаций. В этом случае Богом может быть предусмотрен механизм самоликвидации отдельных региональных цивилизаций (либо некоторых групп людей) с целью освобождения от их неправедного гнёта тех региональных цивилизаций, у которых есть реальный шанс выйти из «духовного» ада, если им не будут мешать. В результате частичной самоликвидации — ослабляется и часть пагубного «духовного» обеспечения деятельности вместе с психиками («духовным» миром) ликвидируемых. После чего оставшиеся региональные цивилизации будут стремиться к третьему варианту.

  • Духовный прогресс цивилизации в целом обещает быть таким, что в предусмотренные Промыслом сроки вся цивилизация выйдет на устойчивую соборность, преодолев самостоятельно пагубную «духовность», и будет жить в соборности до коллективного выхода на следующий уровень (высший по отношению к настоящему) развития. В этом случае Судный день — это время, когда Свыше будет принято решение дать возможность всем землянам развиваться согласно этому следующему уровню, заданному Промыслом.

Современная духовная эгрегориальная земная иерархия — в части мощнейшей толпо-“элитарной” иерархии эгрегоров нечеловеческого типа — представляет собой многоуровневое информационное обеспечение настоящего ада. В этом информационном аду одни грешники (недолюдки-«демоны»-бесы) мысленно “зажаривают” других грешников-недолюдков из покорной толпы на “кострах” бессмысленного и пагубного с точки зрения Бога — подчинения одних недолюдков другим (а затем это мысленное “зажаривание” воплощается в материальную жизнь). Эта мощная эгрегориальная иерархия информационного обеспечения жизнедеятельности через психику подключенных к ней личностей воздействует на души входящих в жизнь людей. В результате чего эти души попадают в настоящий земной ад. И этот ад они должны преодолеть. Зачем ещё где-то искать ад, когда достаточно оглянуться и увидеть, что на сегодня ад — вокруг нас с вами; и его нужно изживать из жизни.

«Исламская» “теократия”

Как мы уже говорили, важнейшей отличительной особенностью исторически сложившегося ислама является неразрывная связь между религиозно-культовой и общественно-политической жизнью в государствах, в которых ислам является государственной или официальной религией. В таких государствах законы шариата обязательны для исполнения не только мусульманами, но и властями. Эти государства называются теократическими1.

«Зомбирование» населения в таких государствах догматикой части изречений из Корана (мы убедились, что коранический стих в его первом контексте действительно может сильно «зомбировать» слабых волей людей), Сунн и ритуально-культовой стороной исторически сложившегося ислама достигает наивысшей формы в современной цивилизации. Именно поэтому после неудачной попытки масонско-марксистской «мировой революции» под вывеской «социализма» — с конца XX века красную вывеску «революционеров мира» сменили на зелёную: «мировой закулисе» нужны «зомби» в большом количестве как «пушечное мясо» для мировых революций и к этому времени «исламская» “теократия” начала обеспечивать таких «зомби» более чем другие религиозные системы (после кризиса марксизма). Эту тему мы подробно продолжим в следующей главе настоящей книги, когда речь пойдёт о марксизме и масонах.

Конечно, наиболее очевидно «зомбирующее» влияние религиозной системы исторического ислама выражено в мусульманских теократиях — что исторически традиционно. «Зомбированию» способствует единообразная одежда мужчин и женщин, строгие минареты мечетей (вообще восточная архитектура религиозной направленности), запрет на употребление спиртного2 — даже для неверующих иностранцев. Последнее требует пояснения.

Нет сомнения в том, что Коран от Бога — в той части, которую мы назвали его контекстом «целеустремлённым в человечность». Но «зомбирование» догматикой Корана, Сунн и прочих обрядов — конечно же, не от Бога, а от людей и джиннов (эгрегоров, руководимых демоническими личностями):

Коран 46

18 Это - те, на которых оправдалось слово относительно народов, прошедших до них из джиннов и людей; поистине, они остались в убытке.

В Коран вошло предупреждение людей от Бога о вреде алкоголя и некоторых других занятий, что было свойственно западной цивилизации во времена прихода пророка. Это предупреждение (среди прочих многочисленных предупреждений Корана о том, что можно, а что нельзя делать в жизни) вошло в Коран несколько раз:

Коран 2

219 Они спрашивают тебя о вине и майсире1. Скажи: "В них обоих - великий грех и некая польза для людей, но грех их - больше пользы". И спрашивают они тебя: что им расходовать? Скажи: "Остаток". Так разъясняет Бог вам знамения, - может быть, вы подумаете…

Коран 5

90 О вы, которые уверовали! Вино, майсир, жертвенники, стрелы - мерзость из деяния сатаны. Сторонитесь же этого, - может быть, вы окажетесь счастливыми!

91 Сатана желает заронить среди вас вражду и ненависть вином и майсиром и отклонить вас от поминания Бога и молитвы. Удержитесь ли вы?

Высказывания одного и того же источника (Корана) о вине и жребии — противоречивы. Аят Корана 2:219 не так категоричен, как 5:90,91 в отношении вредности вина и жребия. Некоторые мусульмане даже ухватились за не вполне определённую фразу "В них обоих - великий грех и некая польза для людей, но грех их - больше пользы", чтобы “оправдать” умеренное употребление вина2. Но правильно по Истине высказывание Корана 5:90 для людей, желающих оставаться в здравом рассудке.

Однако есть ещё одна мало кем замеченная сторона строгого запрета на употребление алкоголя, который в общем-то соблюдается до сих пор большинством мусульман в теократических государствах. Эта сторона касается вопроса, с которого мы начали разговор — о «зомбировании» большинства мусульман. Дело в том, что употребление алкоголя и разносторонняя распущенность (всё, что связано с майсиром) в западном обществе, в определённом смысле — хоть и неправедная и неполная, но “защита” от крайнего «зомбирования» людей с безвольной нечеловечной психикой.

Грубо говоря, алкоголь и разнообразный западный “азарт” создаёт в психике людей калейдоскопичную — близкую к шизофренической — картину мира, вследствие чего эти люди менее предсказуемы, чем абсолютные «зомби». Кроме того, алкоголь и азартные занятия не позволяют людям “подняться” по иерархии типов психики выше «животного» (а то и опускает их ниже в «опущенный», который вообще не предсказуем) — давая при этом психике определённый “отдых” (иллюзию свободы — за которую люди расплачиваются теряя часть своих мозгов и здоровья), что, в общем-то, исключает её прочный и однозначный захват крупными религиозными эгрегорами: алкогольная и “азартная” (обе мало предсказуемые) психические шизофрении — полностью не укладываются ни в одну алгоритмику достаточно высоких и логически стройных эгрегоров религиозных систем3. В общем, выбравшие путь алкогольного и “азартного” самоубийства мало пригодны как дистанционно управляемый инструмент для целенаправленного «наёмного политического террора» в качестве «пушечного мяса» разнообразных манипуляций и революций.

В теократии исторического ислама с VII века можно сказать абсолютная трезвость — как ни в одной другой цивилизации религиозного монотеизма (“христианство”, иудаизм) — способствует наиболее “качественному” «зомбированию» по следующему принципу.

Людям с нечеловечными типами психики “неуютно” наедине с самими собой, со своими мыслями, как только они остаются наедине с самими собой — с ними начинает общаться Бог через остатки совести. На Западе остатки совести вместе с обращениями через совесть Свыше, заливают алкоголем, забивают интеллект разнообразными азартными занятиями, сексом4 и технократией (коих к настоящему времени огромный спектр). А что делать восточному («исламскому») недолюдку, если всё запрещено? — Он всецело отдаёт свою психику не Богу (нечеловечная психика Бога как бы «не слышит»: тем более что «услышать» эгрегор-имитатор Бога куда проще и приятнее — согласно давним культурным традициям, ломать которые очень болезненно), а эгрегору исторически сложившейся религиозной системы — на рабское служение ему1. Этим большинство мусульман частично избавлялось от навязчивого голоса совести, заняв свою психику и время религиозными ритуалами и выполняя эгрегориальные программы, в которых есть место имитации свободы — подобно тому, как получает эту “свободу” психика выпивающего алкоголь2 с каждой новой выпивкой. Иными словами, эгрегориальная религия, которой полностью отдаёт свою психику верующий — имитирует ему самоуспокоение перед жизнью, Богом и совестью, которое напоминает экстаз опьянения алкоголем, либо наркотическое воздействие на психику. Всё это может обеспечивать любой крупный эгрегор любой религиозной системы — представляющей собой разновидность атеизма3.

Что лучше: пить или быть «зомби» (одержимым — в терминологии Корана)? — Лучше не выбирать из двух зол: оба плохо, и то и другое — самоубийство (по принципу «если не убьёшься сам — то пошлют в качестве “шахида”»: последнее не обязательно должно происходить на шестом приоритете обобщённого оружия). Единственный выход — особенно после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени (когда Бог через Язык Жизни разговаривает гораздо “быстрее”, чем раньше)4 — овладевать человечным типом психики, что избавляет от всех психических недостатков: только людям это потенциально дано от рождения.

Но вот во времена пророка, возможно в попущении, через Мухаммада был дан намёк на то, что есть опасность стать одержимым. Этот намёк касается прогноза-предупреждения о возможности сильного «зомбирования» догматами веры при абсолютной трезвости: "В них обоих - великий грех и некая польза для людей, но грех их - больше пользы". Относительная “польза”, о которой есть намёк в Коране (если это вообще не цензорская вставка «закулисы»: мол пейте и разлагайтесь, как все библейцы)5 — некая неправедная защита от «зомбирования» недолюдков6. Видимо даже «мировая закулиса» не предполагала того в VII веке, что к концу XX века она получит от цивилизации исторического ислама огромное количество “сухих”7 «зомби» — наилучший на сегодня8 для неё «революционный» людской материал.

В настоящее время в 28 странах мира исторический ислам объявлен государственной или официальной религией. Соответствующие теократическому государству положения содержат конституции Иордании, Туниса, Катара, ОАЭ, Египта и других стран. Конечно, особенности такого теократического устройства частично объясняются тем, что первые халифаты, от которых и пошли законы шариата и теократия — образовались сразу после первобытностей раннеклассового общества, в котором не было единого центра, и была пёстра смесь политеистических верований. То есть в Аравии не было предшествующей тысячелетней истории, в ходе которой государства создали уже основы политических и государственно-правовых институтов общего (а не теократического) плана. Исторический ислам, законы шариата, стали, можно сказать единственным объединительным началом мусульманских государственностей. А вследствие мощи всей коранической информации, первый контекст Корана («зомбирующий») объединял и объединяет до сих пор мусульман многих государств исторического ислама на уровне религиозного законодательства — высовываясь из всей коранической информации, как видимая для всех вершина исламского айсберга, на который напоролась библейская цивилизация в 7 веке.

В общем, как считают многие исследователи, не склонные к апологетике ислама — цивилизации исторического ислама удалось довести до абсурда принцип монотеизма, на котором основываются другие крупнейшие религиозные системы. И это в общем-то правильно, если только добавить, что данную Свыше мусульманам свободу (как связь с Богом), которую можно понять и принять следуя второму контексту Корана, в культуре исторического ислама извратили в массовое «зомбирование» людей, сделав из них рабов повседневных ритуалов, законов шариата и эгрегора исторически сложившегося ислама, и таких масс одержимых нет ни в одной другой крупной религиозной системе (разве что в иудаизме: но ведь иудей не пойдёт на самоуничтожение через пояс шахида…там другие приоритеты ведения войны).

В то же время, исторический ислам — вторая по числу последователей мировая религиозная система. Сегодня его исповедуют около 1 млрд. 150 млн. в мире и более чем 120 странах. Наибольшее распространение ислам получил в Африке (50% населения) и Азии (20%). В географии исторического ислама чётко прослеживается компактность его размещения. Почти половина мусульман проживает в четырёх странах: Индонезии, Пакистане, Бангладеш, Индии. Приблизительно ¾ мусульман живут в 35 странах, где они составляют 95-99% населения. В других государствах мусульмане живут национально-религиозными общинами.

За относительно короткое время исторический ислам превратился в мировую религию. Цивилизация исторического ислама охватила за крайне небольшое время своего расцвета огромную территорию от Испании до Филиппин. Именно как обозначение «мира ислама» часто употребляется слово «ислам» (дар-ал-ислам) — «территория, где распространилась мусульманская вера».

Мы не будем останавливаться в этой книге курса на описании истории цивилизации исторического ислама после четырёх «праведных» халифов. Эту историю можно найти в разнообразных источниках, она интересна и везде примерно одинаково описывает исторические события. Повторим лишь, что до XVIII века арабская цивилизация захватила половину мира и по общему уровню культуры (интеллектуального развития) превосходила цивилизацию средневекового Запада. Прошедший за этим спад был остановлен лишь в начале XX века, а в середине XX века пошёл очередной подъём. За XX век удельный вес мусульман по отношению к общему населению планеты увеличился с 13 до 19 % и прогнозируемое увеличение — до 25-30% к 2025 году. В сравнении — удельный вес “христиан” последние 100 лет колеблется в пределах 35%.

Этот рост населения стран исторического ислама обычно объясняют двумя не религиозными факторами. Первый из которых — активное обращение в исторический ислам немусульман (кочевые племена Африки, чернокожее население США и Канады, до 1 млн. европейцев). Второй фактор, дающий подавляющую часть прироста — высокий уровень рождаемости у народов исторически сложившегося ислама, который при современном развитии медицины привёл к демографическому взрыву в этих странах.

Но главный фактор, как всегда, конечно — религиозный. Его-то и не хочет замечать большинство современных исследователей.

Во-первых: цивилизация исторического ислама будет наступать до тех пор, пока людьми на Земле не будет переосмыслен Коран, который мусульмане поняли лишь в первом контексте («зомбирующем») а второй контекст («устремлённый в человечность») несут на себе «подобно ослу несущему книги»1. То есть, цивилизация исторического ислама будет давить на весь мир как бы «своим телом» — до тех пор пока люди не разберутся в Коране — куда попало множество жизненно важных записей последнего откровения самочинному пророку.

Во-вторых: цивилизация исторического ислама будет безмерно (в режиме демографического взрыва) плодить «зомби» до тех пор, пока либо сама не начнёт выходить в человечность, показав тем самым пример другим цивилизациям, либо какая-нибудь другая цивилизация не начнёт выходить в человечность прежде «исламской»: тогда в цивилизации исторического ислама может начаться очередной кризис1. Но до этого (пока ни одна из цивилизаций не начнёт выходить в человечность) — современный исторический ислам будет являться тем средством, которое в фильмах ужасов показывают как «нашествие зомби, от которых никуда не спрятаться». Это и есть Язык Жизни для других неправедных цивилизаций — особенно для Запада: не хотите становиться человеками — территории вашего проживания2 займут «зомби», возможно что и революционным путём под контролем «мировой закулисы».

Единственное средство избежать потери суверенитета от второй волны наступления3 исторического ислама4 (конец XX – начало XXI вв.) у множества западных европейских государств и России (в том числе) это — выход в религиозную систему Русского богословия, систему веры Богу о которой будет немного сказано в конце книги. Это же единственный путь избавления от опасности любых революций раз и навсегда.

Один из понятных некоторым мыслящим людям аспектов правильности вышеприведённых выводов в том, что современный революционный потенциал в не «исламских» странах создаётся путём миграции дешёвой рабочей силы (из стран с высокой рождаемостью) вследствие деградации и паразитизма граждан не «исламских» стран, заражённых западным образом жизни. На первом этапе эта дешёвая рабочая сила закрепляется на месте, по сути являясь современным аналогом «революционного пролетариата», которому «нечего терять кроме своих цепей» конца XIX – начала XX вв. По мере накопления некой «критической массы» (как показал опыт Франции это 20-25% от общего населения) новый «пролетариат» с «зелёной» вывеской начинает бороться за права трудящихся, и особо угнетённых. «Особо угнетёнными» оказываются люди одной веры (потому что именно они задействованы на почти всех “непрестижных” профессиях) — подобно тому, как марксисты (тоже люди одной веры) боролись с государственным режимом царя. Ну а дальше — управляемая извне революция и власть новых масонов: как они будут называться, халифами или эмирами, это уже не важно.

Поэтому единственный способ избавиться от подобного рода ситуаций в будущем это преодоление всех видов паразитизма у себя дома, что невозможно в культуре толпо-“элитаризма” особенно западного типа. Безудержный рост паразитарных потребностей и культура наслаждений (тот самый коранический майсир в самом широком его смысле), насаждаемая сегодня, ведут к лавинообразному росту дефицита дешёвой рабочей силы в сфере “непрестижных” профессий — которых становится всё больше и больше и скоро может оказаться, что ими станут все профессии в сфере непосредственно материального производства. Страны исторического ислама готовы поставлять дешёвую рабсилу. Но «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Мышеловка захлопнется или революцией или переворотом или развалом: паразитов надо наказывать и поэтому Свыше не будет остановлен такой ход вещей, покуда Запад (и Россия) не встанут на путь преодоления паразитизма. Но это можно сделать только одним-единственным способом: нужно реально разделить спектры потребления. Деградационно-паразитический спектр должен подлежать обнулению5 с одновременным переходом от библейской концепции к вере Богу (второй контекст Корана). Но это невозможно ни в одной из модификаций библейской культуры.

Так что исторический ислам ещё не исчерпал свой потенциал как минимум по двум направлениям: он несёт Коран и он противостоит библейскому паразитизму (правда, будучи сам по себе особым видом паразитизма: исторический ислам не конструктивен и революционен1 — на его основе не создать праведную культуру, но разрушить неправедную культуру он может). А поскольку в революционеры всегда привлекались разрушители старого порядка (потом после них приходили к власти ставленники их хозяев), поэтому множество современных мусульман тоже останутся рабами у ставленников своих хозяев, после того, как выполнят грязную работу «дров для геенны». Есть о чём подумать всем людям обеих неправедных цивилизаций (исторического ислама и библейской). Не лучше ли объединиться трудящимся мусульманам и трудящимся западникам (к которым можно отнести и современных россиян) на базе второго контекста Корана.

О некоторых сторонах вероучения

Коран кроме вероучительных установок регламентирует множество культовых распоряжений: достаточно интересных семейных, имущественных и многих других отношений. Каждый может, прочтя Коран, сам проанализировать эти интересные рекомендации Корана. Как утверждают специалисты, в результате толковательной практики, в Коране было выявлено 225 противоречий в 40 сурах (примерно 1/3 объёма всего текста). Противоречия не удивительны: они вполне могли появиться по всем тем причинам, которые указаны нами выше как причины «нечистоты» Корана: Бог, как Всемогущий и Всеведающий, не мог внести противоречия.

Но людям, верующим Богу и не считающим Коран «Священным Писанием», противоречия не помеха, а Коран они рассматривают как напоминание и подтверждение многих своих догадок о Жизни, о Боге, о глобальном историческом и эволюционном процессах, о полезном и вредном в жизни, о хорошем и плохом, и прочем. Поэтому Коран представляет собой сборник напоминаний и утверждений правильности догадок для людей внимательных к Жизни. Такие люди, внимательные к Жизни — берут из Корана только то, что они считают уместным и правильным, одновременно избавляясь от наваждений, попавших в Коран. Это — свободный, творческий подход к Корану.

Другой же подход к Корану — догматический — как к истине в последней инстанции и вдобавок, истине от начала и до конца (до каждой буквы) якобы от Бога. Для таких людей важно считать количество несоответствий в Коране, избавляться от несоответствий, после чего вновь и вновь обожествлять «Священное Писание». Так некоторые толкователи Корана пытаясь избавиться от «неудобных» несоответствий (на них же могут указать противники «ислама» и обвинить мусульман в том, что Бог не мог допустить шизофрении: когда в одном месте Корана и в другом про одно и то же говорится в противоположных смыслах) — приняли решение считать некоторые аяты «официально упразднёнными». А обоснование упразднения этих аятов они нашли опять-таки в Коране. Это наглядный пример догматического подхода, несмотря на то, что Коран учит людей обретать Различение, а писание считать лишь напоминанием. Обоснование упразднения аятов некоторые обосновывают следующим положением Корана (хотя из него весьма трудно сделать подобные выводы…):

Коран 2

99 Мы уже ниспослали тебе ясные знамения, и не веруют в них только распутные.

100 И ведь каждый раз, как они заключают договор, часть из них отбрасывает его. Да, большинство их не верует!

Коран, по его же утверждению, написан живым разговорным языком — «языком арабским ясным» (Коран 26:195). Понятный многим простым людям язык Корана обязывает мусульман получать образование, чтобы самим иметь возможность анализировать тексты Корана и становиться на путь Бога. Но исторические ритуалы и традиции довлеют над простыми мусульманами, а принятая схема толкования Корана пока незыблема в системе исторически сложившегося ислама.

Аналогом “христианского” «Священного предания» в историческом исламе является Сунна (от арабского «обычай», «пример») — сборник преданий (хадисов) о жизни пророка Мухаммада. Сунна была составлена в IX веке мусульманскими богословами. Полный её перевод на русский язык отсутствует. Но отдельные фрагменты интересны и заслуживают внимания.

В исторически сложившемся исламе со времён пророка принято выделять из текстов Корана «пять столпов» культовых практик, на которых мы кратко остановимся ниже.

Особо интересно здесь следующее: с точки зрения исламских богословов, мусульманином вполне может считаться тот, кто на деле доказывает свою «покорность Творцу» тем, что придерживается основных обрядово-культовых предписаний. Только тот, кто выполняет все «пять столпов» культовой практики исторического ислама из искренней веры в Бога и Его посланников считается верующим. В общем, верующий мусульманин тот, кто искренне говорит о своей вере и соблюдает все основные ритуалы: это и есть основные признаки идеалистического атеизма1. Есть культ, вера в Бога, но что такое вера Богу (как обоюдосторонняя связь с Ним) мусульмане так и не познают в жизни.

Подтверждение нашим выводам можно найти в самом Коране. Дело в том, что новообращённым мусульманам даже не вменяется в обязанность уверять себя и окружающих, что они уверовали, а говорить только «Мы покорились!»:

Коран 49

14 Сказали бедуины: "Мы уверовали!" Скажи: "Вы уверовали, но говорите: "Мы покорились", ибо еще не вошла вера в ваши сердца. А если вы будете повиноваться Богу и Его посланнику2, Он ни в чем не умалит ваших дел". Поистине, Бог прощающ, милосерд!

Но дальше покорности культовой стороне исторического ислама, к сожалению, дело не идёт. Всё-таки не случайно один из основных буквальных переводов слова «ислам» — «покорность (Богу)». Но на деле в историческом исламе это — покорность культовой стороне религии и её эгрегориальной составляющей.

А исторически на базе первого контекста Корана сложилось так, что к этой культовой покорности мусульман добавилось понимание: «людей в качестве Его рабов». Рабы культа при поддержке эгрегора исторического ислама — так можно назвать суть цивилизации современных мусульман. В общем, приоритет религиозного культа покорности вероучению (но не Богу!) как был установлен в первых халифатах — так и продолжается по настоящее время.

Вероучение исторического ислама основывается на следующих основных положениях покоряемости людей системе вероучения:

  • Вера в Бога, доведённая до завершённого монотеизма. Бог один и нет божества кроме Него. Помимо уже высказанных выше проблем преодоления идеалистического атеизма практически у всех мусульман — всё же образ Бога в исламе самый правильный из всех крупных религиозных систем мира, основанных на канонах «Священных писаний». Бог не похож на человека, Он не «материален», Бог это Тот, Кто создал мир, людей и всех тварей и предопределил их бытие:

Коран 2

255 Бог - нет божества, кроме Него, живого, сущего; не овладевает Им ни дремота, ни сон; Ему принадлежит то, что в небесах и на земле. Кто заступится пред Ним, иначе как с Его позволения? Он знает то, что было до них, и то, что будет после них, а они не постигают ничего из Его знания, кроме того, что Он пожелает. Трон Его объемлет небеса и землю, и не тяготит Его охрана их; поистине, Он - высокий, великий!

Коран 112

1 [Сура 112. Очищение (веры)] Во имя Бога милостивого, милосердного! Скажи: "Он - Бог - един,

2 Бог, вечный;

3 не родил и не был рожден,

4 и не был Ему равным ни один!"

  • Вера в существование ангелов и джиннов. Мы уже разбирали этот вопрос. В нашем понимании это эгрегоры: ангелы — где больше праведности; джинны — где больше зла и сатанизма. Коран представляет некую классификацию ангелов и джиннов, на которой нет смысла подробно останавливаться. Некоторые джинны помогают людям, некоторые «добавляют людям безумия» (Коран 72:6). Джинн, который борется против Бога, мешая людям, называется шайтаном (эгрегор сатанинского типа). Также шайтанами могут называться люди-демоны, руководящие такими эгрегорами1. Глава всех шайтанов — Иблис. По коранической легенде Иблис отказался поклониться человеку, как лучшему созданию Бога, мотивируя свой отказ тем, что он (Иблис) был создан раньше человека и не из глины2, а из огня3 (Коран 7:11-12). Но Бог создал человека лучшим сложением (Коран 95:4) после того, как Иблис уже существовал. Из чего можно предположить, что от предыдущих цивилизаций был каким-то образом (от уцелевших представителей этих цивилизаций) воспроизведён сатанинский эгрегор, в алгоритмике которого Божия всечеловечность не была признана верной. После чего Бог попустил существование Иблиса и даже разрешил ему оказывать влияние на людей, создавая им испытания для людей (эгрегориальное сатанинское давление на психику), которые Бог счёл допустимыми или даже необходимыми (Коран 7:11-18). В общем, с начала нашей цивилизации сатанинский эгрегор под кораническим названием Иблис был воспроизведён, видимо, группой людей-переселенцев (скорее всего Атлантов), вошедших с самого начала в конфликт с Богом4, который был перенесён ими из предыдущих цивилизаций.

  • Вера в предвечность Корана, списки которого якобы существовали испокон века на небесах, пока не были перенесены Джибраилом на Землю. Этот вопрос мы подробно разобрали, в частности в главе про «чистоту» Корана. Действительно Божие Слово людям не менялось, как и Его Промысел. Но соответствие Корана Божиему Слову под большим сомнением, которое мы высказали. К тому же ограниченность информации Корана никак не соответствует неограниченности (бесконечности) Божиего Слова (Коран 18:109).

  • Вера в пророка Мухаммада, донёсшего правоверным слово и волю Бога. Мухаммад признан праведником, выбранным Богом достойным поручения пророчества. С этим можно только согласиться. Но что касается «чистоты» пророчества — то мы этому вопросу уже посвятили много места в нашем учебном пособии.

  • Вера в загробное воздаяние. Человек, проводящий в этом мире только небольшую часть времени, не должен выпадать из общего плана творения, гармонии. Душа бессмертна и возвращается к Богу.

Кроме веры в бессмертие души, которую мы принимаем, существует догмат о рае и аде, про который мы уже вели речь. В совокупности с догматом Судного дня догмат о рае и аде в контексте обильного повествования Корана про эти дела (рай, ад и Судный день) — уж очень напоминает библейские истории про то же самое, но рассказанные в несколько другом алгоритме. Очень похоже, что коранические догматы о рае, аде и Ссудном дне — наваждения от библейского эгрегора — поскольку круче ничего про эти вопросы в духовной иерархии Мироздания, видимо, не было1: а вопрос у людей стоял. Ответ мог быть лишь по Истине: рая и ада не существует. Но психика пророка и остальных людей пропустила библейские наваждения.

  • Вера в божественное предопределение. Это одно из самых главных и правильных утверждений Корана (стоящее наравне с единством Бога). Это утверждение вытекает из веры в исключительность и всемогущество Бога, Который предопределил всё сущее на Земле. Коран предлагает людям поверить, что Бог все судьбы людей тоже предопределил:

Коран 36

12 Ведь Мы оживляем мертвых и записываем, что они уготовали раньше, и их следы, и всякую вещь Мы сочли в ясном оригинале.

Однако, в традиционном исламе божественное предопределение (в том числе и судеб человеческих) сумели довести до абсурда, который в некотором понимании дошёл до фатализма (веру в судьбу, которую нельзя изменить). В действительности же Божие предопределение судьбы каждого предоставляет настолько много свободы выбора согласно всей судьбе (многовариантного плана жизни) индивидуально для каждого человека — что личностная душа никак не может быть скована в земной жизни Божией судьбой как чем-то плохим, что предлагается Свыше.

В контексте же фатализма всё — и плохое и хорошее — воспринимается как «судьба»2 (и то, что предлагает Бог как лучшее и что неминуемо нужно пройти). Но Бог не предлагает плохого: Он лишь предопределяет плохое (в судьбе) на тот случай, если человек отказывается от хорошего в той же судьбе. Как ещё показать невнимательному к Языку Жизни человеку, что он уклонился: в этом случае начинаются в жизни неприятности.

Но в культуре исторического ислама принято списывать жизненные неприятности на «божественное предопределение» судьбы. Это неверно. Неприятности в судьбе — следствие уклонения от наилучшего прямого») пути в личностной судьбе. Это напоминание, что надо пересмотреть свои прошлые деяния и намерения на будущее, а не мириться с якобы «божественной судьбой». Если эту ошибку повторяет целая мусульманская цивилизация — а из множества личностных судеб складывается совокупная судьба цивилизации — вся цивилизация уклоняется от своей наилучшей судьбы («прямого пути», к которому пытается её вернуть Бог — через неприятности, происходящие с множеством людей в их судьбах).

Коран указывает на то, что Бог очень аккуратно относится к личностной судьбе, не возлагая на душу того, что ей бы повредило (Коран 6:164; Коран 17:15; Коран 35:18; Коран 39:7; Коран 53:38) — никакой фатализм и карма (в восточном понимании) от Бога исходить не могут: от Бога только лучшее в судьбе. Всё худшее — от уклонения самих людей от лучшего, что предлагается Свыше. То же самое и в отношении цивилизации людей, из судеб которых складывается судьба цивилизации.

О главных «столпах» исторического ислама

Общепринято выделять пять главных столпов культовой практики исторического ислама. Лишь один из них касается догматики веры, а четыре других связаны с ритуальной стороной.

Первый столп исторического ислама — важнейшее положение символа веры — аш-шахады, которое гласит: «Нет никакого божества кроме Бога, а Мухаммад посланник Бога». Шахада была воинствующим кличем первых мусульман и является неотъемлемой частью большинства молитв.

Вторым столпом является ритуальная молитва (арабское ас-салят; персидское намаз) — обязательная пятикратная молитва: на заре, в полдень, днём, на закате, перед сном — совершаемая в индивидуальном порядке, реже коллективно. Она была принята с начала основания ислама, чтобы на уровне принятых стереотипов поведения приучить «правоверных» мусульман не забывать о вере, вспоминать о которой рекомендовалось пять раз на дню1. Эта мера, естественно, касалась лишь периода становления элементарного исламского порядка на первое время становления ислама. Поэтому целью намаза до сих пор считается «не дать мусульманину забыть, что он принадлежит не себе2 и даже не своим близким, а Богу, что он — Его раб, покорный Его приказу; поминание и прославление Его в течение короткого промежутка времени в разгар ежедневной деятельности мусульманина сохраняет это осознание ясным и не искажённым»3.

Сохранение обязательной ритуальной пятикратной молитвы до наших дней свидетельствует только об одном: уровень религиозного самосознания мусульман недалеко продвинулся от уровня религиозности времён первых халифатов — поскольку им требуется всё те же ритуально-принудительные методы «общения с Богом» и напоминания о Нём, что и в древности. Кроме того, «о Боге» вспоминают лишь пять раз на дню, бросая все свои дела и выдвигаясь на молитву. В то время как религия это — постоянная обоюдосторонняя связь с Богом, которая должна особо активизироваться по жизненной необходимости как раз-то в процессе повседневной деятельности людей, той деятельности, которую бросают «правоверные» мусульмане, когда приходит время очередной ритуальной молитвы. Тем самым ежедневный пятикратный намаз (рекомендации которого действительно есть в Коране) действительно лишь «напоминает о Боге»одновременно грубейшим образом разрывая естественно предопределённую Свыше постоянную религиозность человека по Жизни (связь с Богом через Язык Жизни) пятикратным напоминанием о Боге с одновременным чтением одних и тех же молитв и перебором чёток с 99-ю бусинами (по числу «имён Бога»). Поэтому обязательный пятикратный намаз — одно из препятствий к переходу от идеалистического атеизма под вывеской ислама к неразрывной связи с Богом по жизни.

Ритуал намаза не помогает мусульманину обрести связь с Богом — а мешает этому, создавая у «правоверных» (тех, кто соблюдает намаз) примитивную иллюзию общения с Богом. В действительности же мусульмане в культуре исторически сложившегося ислама своим пятикратным практически одновременным молитвенным действом подкачивают эгрегор исторически сложившегося ислама, главное содержание которого не меняется из века в век, оставаясь основой для водительства мусульманской толпы ритуально-культового характера. Именно этому “Богу” мусульмане присягают как «его рабы», принадлежа не себе и даже не своим близким, а “Богу”-эгрегору (у которого есть “менеджеры” и хозяева). В результате чего «правоверный» мусульманин становится — “Его” рабом, покорным “Его”(эгрегора) приказу. Это так, поскольку Бог не поддерживает религиозную связь с людьми в качестве Своих рабов, о чём мы говорили выше. А посему мусульмане “общаются” не с Богом, а с Его имитатором — эгрегором исторически сложившегося ислама, который образовался ещё во времена пророка, но не волей пророка.

Безусловная замкнутость множества мусульман на эгрегор-“Бог” исторически сложившегося ислама, которая поддерживается всей системой мусульманских ритуалов — одна из трудно разрешимых проблем перехода мусульман от ритуально-культовой веры (веры идеалистического атеизма) к вере Богу. Следуя в основном рекомендациям первого контекста Корана (который наиболее прост и лежит на поверхности — его легко можно осознать, не трудясь над собой), который был необходим на начальных этапах становления ислама (но который надо было давно преодолеть), мусульмане из века в век продолжают традиции идолопоклонничества (бывшего основой религии до Мухаммада в Аравии).

Молитву следует совершать по определённым правилам:

  • Прежде чем приступать к молитве, необходимо предварительно сделать омовение (лица, рук, ног) в чистом месте водой или песком (при отсутствии воды); совершать молитву в пристойной одежде, на коврике, сняв обувь с покрытой головой.

Вообще же человек длжен быть всегда чистым и пристойно (то есть не шикарно, но аккуратно) одетым, а не только в моменты, когда он «предстаёт пред Богом» во время молитвы. А то можно подумать, что в остальное время мусульманам разрешено ходить в непристойной одежде и неумытыми. Все эти проблемы — проблемы прошлого, когда ислам только становился а уровень сознания населения Аравии соответствовал уровню раннеклассового общества.

Кроме того, сам Мухаммад своей жизнью показывал пример служения Богу (связи с Богом), а ритуальщина для него была лишь необходимым связующим звеном основ элементарной религиозности для первых мусульманских общин. Сам Мухаммад старался быть во всех отношениях чистым всегда и в повседневной жизни и при совершении ритуалов:

«Рассказывают, что речь Святого Пророка всегда была чиста и что он (в отличие от многих своих современников) не имел привычки сквернословить (Тирмиди). Для араба это было что-то исключительное. Мы не хотим сказать, что арабы во времена Святого Пророка имели обыкновение сквернословить, но, без сомнения, за ними водилась привычка щедро сдабривать свою речь ругательствами и привычка божиться сохранилась среди них и по сей день. Однако Святой Пророк настолько почтительно относился к имени Бога, что никогда не произносил его без полного на то оправдания1.

Он следил за чистотой тела, был даже педантом в этом отношении. Он чистил зубы несколько раз в день и так любил этим заниматься, что, бывало, говаривал, что, если бы он не боялся, что это окажется обременительным, он сделал бы обязательным для каждого мусульманина чистить зубы перед каждой из пяти ежедневных молитв. Он всегда мыл руки перед едой и после, а также после употребления в пищу чего-нибудь он всегда полоскал рот и считал желательным, чтобы, съев что-нибудь из приготовленного, каждый человек полоскал бы рот перед любой из молитв2 (Бухари).

Он тщательно следил, чтобы все запасы воды, предназначенные для потребления человеком, содержались в чистоте.

Что касается правил, которых он придерживался в еде, то он ел любую пищу, которая была чиста и допустима, но не как гурман или обжора, и всегда заботился, чтобы у других людей было достаточно пищи. Обычно его еда была очень простой.

Святой Пророк предпочитал в одежде простоту. Его одежда обычно состояла из рубашки и изара (куска ткани, обёрнутого вокруг талии и ниспадающего до лодыжек — прим. автора) или из рубашки и шаровар (Бухари и Муслим).

Таким же простым было и его жилище. В доме его обычно была одна комната и маленький двор (Бухари)»3.

  • Молиться надо, повернувшись лицом в сторону Мекки, так и оставшейся главным мусульманским идолом. Молитва представляет собой несколько повторяемых циклов — ракатов (арабское — становиться на колени) определённой последовательности поз и движений с одновременным произнесением соответствующих «священных» формул. В зависимости от времени молитва включает 2-4 раката. Мусульманин сначала стоит, обратив ладони вперёд на уровень лица. Потом говорит «Аллах акбар!» («Велик Бог»). Прижимая руки к груди, читает первую суру Корана и ещё одну суру на выбор. Кланяется, положив руки на колени, поднимается, простирается ниц, выпрямляется, повторяет земной поклон, касаясь лбом земли, встаёт. Каждое движение сопровождается провозглашением ритуальных фраз.

Описание мусульманской молитвы — разновидность идолопоклонничества и заклинания стихии бессмысленным чтением сур Корана. Также как и религиозный смысл молитвенного омовения (символизирующий, что с водой сходит всё греховное, что приобрёл мусульманин между молитвами) — поклонение ритуальному коврику, повернувшись в сторону главного «фетиша» тоже не приближает мусульманина к изменению его нравственности. Мало того, иллюзия освобождения от грехов после омовения и молитвы — чем-то сходна с иллюзией отпущения грехов в библейском христианстве. Поскольку омовение и молитва символизируют очищение от грехов, то создаётся впечатление, что между молитвами мусульмане успевают опять стать греховно отягощёнными — и так всю жизнь. Налицо ритуальный разрыв между повседневной жизнью (которая должна становиться всё более праведной) и якобы духовной чистотой во время ритуала.

В то же время Коран, который бессмысленно цитируют мусульмане во время молитв, заблаговременно указывает на возможность серьёзной ошибки веры — если продолжать путать ритуалы и веру Богу:

Коран 73

20 Поистине, Господь твой знает, что ты простаиваешь меньше, чем две трети ночи, и половину ее и треть; и люди из тех, что с тобою. И Бог размеряет ночь и день. Знает Он, что вы не учтете этого, и обратился Он к вам. Читайте же, что легко вам из Корана. Знает Он, что будут из вас больные и другие, которые ударяют землю, выискивая милости Бога, и другие, которые сражаются на пути Бога. Читайте же, что легко вам из него, и простаивайте молитву, и приносите очистительную подать, и одолжайте Богу хороший заем. Что вы уготоваете вперед из добра для самих себя, найдете это у Бога лучшим и большим по награде, и просите прощения у Бога. Поистине, Бог - прощающ, милостив!

Мы уже разбирали этот аят выше. Повторим, что для Бога есть большая разница в мировоззрении людей, которые «сражаются на пути Бога» — стараясь приблизить свои нравственность и мировоззрение к тому, что ждёт Бог от людей своими мыслями, делами, (а не военной силой, как многие понимают это место аята; военные действия — крайняя мера), преобразить Землю и помочь людям преобразиться. И тех людей, которые «ударяют землю1, выискивая милости Бога» — эти приравнены Кораном к «больным» (как правило «зомби» — слабые и безвольные люди, одержимые эгергором исторически сложившегося ислама). Этой болезнью изначально и по сей день страдает цивилизация исторически сложившегося ислама.

Третьим «столпом» исторического ислама является пост (арабское ас-саум; персидское ураза). В отличие от буддизма, например, где постовой является вся монашеская жизнь, а для мирян нет универсальных требований относительно этого культа, а также и “христианства”, в котором посты сведены к системе и с небольшими перерывами охватывают весь год, у мусульман пост один. Длится мусульманский пост целый месяц — девятый по лунному календарю — рамадан. Пост стал обязательным в первые десятилетия становления ислама. Правила и продолжительность поста определены в Коране:

Коран 2

183 О те, которые уверовали! Предписан вам пост, так же как он предписан тем, кто был до вас, - может быть, вы будете богобоязненны! -

184 на отсчитанные дни; а кто из вас болен или в пути, то - число других дней. А на тех, которые могут это, - выкуп накормлением бедняка. Кто же добровольно возмется за благо, это - лучше для него. А чтобы вы постились, это - лучше для вас, если вы знаете.

185 Месяц рамадан, в который ниспослан был Коран в руководство для людей и как разъяснение прямого пути и различения, - и вот, кто из вас застает этот месяц, пусть проводит его в посту, а кто болен или в пути, то - число других дней. Бог хочет для вас облегчения, а не хочет затруднения для вас, и чтобы вы завершили и возвеличили Бога за то, что Он вывел вас, - может быть, вы будите благодарны!

186 А когда спрашивают тебя рабы Мои обо Мне, то ведь Я - близок, отвечаю призыву зовущего, когда он позовет Меня. Пусть же они отвечают Мне и пусть уверуют в Меня, - может быть, они пойдут прямо!

187 Разрешается вам в ночь поста приближение к вашим женам: они - одеяние для вас, а вы - одеяние для них. Узнал Бог, что вы обманываете самих себя, и обратился к вам и простил вас. А теперь прикасайтесь к ним и ищите того, что предписал Бог. Ешьте и пейте, пока не станет различаться перед вами белая нитка и черная нитка на заре, потом выполняйте пост до ночи. И не прикасайтель к ним, знамения людям, - может быть, они будут богобоязненны!

В течение всего поста от восхода до захода солнца мусульмане не пьют и не едят, не курят и не развлекаются. После захода солнца можно есть и пить, но соблюдать умеренность в еде1. Также в дни поста рекомендуется моральное воздержание: не ведутся боевые действия, не следует ссориться, лгать, оговаривать других людей.

Но ведь если пост полезен для людей как средство физиологического (в первую очередь) и духовного очищения, то всё написанное и выделенное жирным в предыдущем абзаце полезно в течение всего года, а не только одного месяца в году. А в совокупности с пониманием второго контекста Корана и следованию живой религии веры Богу такого рода постоянное очищение вполне может помочь человеку привести свою психику к человечной совершенности: Бог на это и намекнул «- может быть, вы будете богобоязненны!» (Коран 2:183). В этом отношении буддийские монахи, постящиеся всю жизнь, правы.

Только мусульманам был через Мухаммада дан важнейший «ключ» к жизненному физиологическому очищению2 — к нормально-очищающему режиму питания распределённого по времени суток. Мало того, со времён первых халифатов до нашего времени всем людям, кому доступен Коран, возможно на себе попробовать такой режим хотя бы в течение месяца. А мусульмане это проделывают регулярно. Однако мусульмане пост воспринимают не как намёк на наилучшую модель временного режима питания для наилучшего физиологического очищения — обязательной подготовки организма для правильного восприятия религии — а как необходимый ритуал или даже тяжкую религиозную «повинность», «дань покорности Богу». Раз прописано в Коране — значит надо выполнять. Если бы эта «повинность» не воспринималась бы как необходимый не совсем приятный ритуал — мусульмане, почувствовав себя очищенными за время рамадана, захотели бы такой же очищенности всегда и добровольно приняли бы указанный режим питания (возможно более “щадящий”) в течение всего года.

Но есть, видимо, один любопытный естественный механизм как бы саморегуляции таких решений. Он касается безопасности, обеспеченной под контролем Свыше — предохранения от полного «зомбирования» людей той или иной верой идеалистического атеизма. Так, в буддизме (тоже разновидность атеизма) постятся лишь монахи. В библейском “христианстве” пост не приводит ко всеобщему физиологическому очищению, поскольку он не постоянный. А у мусульман пост самый правильный (по времени приёма пищи), в нашем понимании, но он — тоже не постоянный. Перейти на постоянный круглогодичный пост по правильному мусульманскому распорядку дня не позволяет и не позволит одно обстоятельство, которое Бог не может допустить: если современные мусульмане в своей массе полностью очистятся физиологически — они среднестатистически станут ещё большими «зомби» эгрегора исторически сложившегося ислама (и его модификаций: от полной покорности и безволия до религиозного экстремизма и фанатизма), попав к этому “ангелу” в ещё больший духовный плен.

Поэтому существует двоякая прямая и обратная связь: не преодолев стереотипы культов и ритуалов (для чего нужно пересмотреть своё отношение к первому контексту Корана в пользу второго), мусульмане не смогут отказаться от сложившейся системы «столпов» исторического ислама, в которых пост длится лишь один месяц, а значит и не смогут полностью физиологически очиститься, поскольку для полного очищения надо не менее одного календарного года (минимальный годичный цикл). Одновременно с этим доминирование в обыденной жизни (которая гораздо продолжительнее пятикратных намазов и религиозных праздников, во время которых мусульмане максимально объединяются под эгрегором исторического ислама) «животных» стереотипов (хорошо покушать, курить, и прочее) не позволяет мусульманам принять решение о нарушении традиций поститься лишь месяц в году. Поэтому единственным средством чтобы нравственно и мировоззренчески “перешагнуть” через традиции и «животные» потребности (что может снять ограничения для очищения) — может служить переход в тип психики выше «зомби» — а значит и преодоление культуры исторически сложившегося ислама. Это может быть выход в «демонизм»1, либо в человечность, последнего и ждёт Бог. Лишь такая возможность динамики задана Свыше, что мы смогли проследить на примере мусульманского поста.

Что касается режима поста, то днём действительно лучше либо не есть, либо есть очень мало. Рано утром желательно больше пить жидкости, а вечером, когда стемнеет можно принимать пищу, как и рекомендует Коран. О качестве пищи в Коране сказано много — но в основном применительно к культуре древней Аравии. К рекомендациям мусульманского поста следует добавить, что примерно в таком режиме дня следует питаться, чтобы быть физиологически здоровым всегда. Кроме этого о качестве еды всегда можно узнать из другого полезного источника. Эти рекомендации мы взяли из «Евангелия мира Иисуса Христа от ученика Иоанна», которое считается в “христианстве” апокрифом (выделено жирным нами):

«... Они спросили Его: Куда идти нам, Учитель, ведь в Тебе Слово Жизни Вечной. Скажи нам, коих грехов мы должны избегать, чтобы больше никогда не видеть болезней?

Он сказал: Питайтесь всем тем, что находится на Божьем столе: плодами деревьев, зерном и полезными травами, молоком животных и пчелиным медом. Вся остальная пища - дело рук Сатаны, ведет к греху, болезни и смерти2. Тогда как богатая пища, которую вы находите на столе у Бога, даст вашему телу силу и молодость, и болезнь не коснется вас».

Поедание чьих-либо трупов, что позволительно в исламе (кроме мяса свиньи), приводит к тому, что животная информация вместе с плотью попадает в организм людей, добавляя им «животных» проблем психики. Но, покуда мусульмане едят мясо, они не избавятся полностью от «животных» проблем, а посему, не преодолев стереотипы культуры (в том числе и наваждения попущений, вошедших в Коран) — они не станут абсолютными «зомби». Преодолев же наваждения исторического ислама, они тем самым избавятся от «зомбирующих» программ — но только после этого они смогут понять, что поедание трупов мешает дальнейшему психологическому совершенствованию. Получается «замкнутый круг»: либо подняться над историческим исламом, либо остаться где-то между «животными» и «зомби». Пример мусульманского поста очень показателен: на нём видна модель механизма обратных связей на людей, упёртых в религиозную систему идеалистического атеизма.

Четвёртый «столп» исторического ислама — милостыня (арабское закят, очищение) — обязательный ежегодный налог (в среднем от 2,5% от прибыли или имущества). Каждый мусульманин платит определённый доход в пользу малоимущих или неимущих собратьев по вере (Коран 58:13; 22:78; 24:56). Коран указывает на назначение милостыни:

Коран 9

60 Милостыни - только для бедных, нищих, работающих над этим, - тем, у кого сердца привлечены, на выкуп рабов, должникам, на пути Бога, путникам, - по становлению Бога. Бог - знающий, мудрый!

Но милостыня — всегда верный признак нездорового общества, где существует сильное социальное расслоение. Если общество порождает из поколения в поколение определённый слой людей, которые имеют избыток для милостыни и тех, которые считаются нищими, бедными и даже рабами — такое общество не здорово, не соответствует идеалу Коранической культуры само по себе и не может быть образцом для людей.

Обычай милостыни возник из кровно-родственных отношений, которые доминировали у арабов Аравии и требовали постоянной материальной поддержки своих соплеменников (кланов) и родственников. Когда же возникли религиозные отношения исторического ислама, то мусульмане первых общин стали считаться как бы «родственными душами» по вере, и традиции взаимопомощи от внутриродовых родов перешли на уровень поддержки единоверцев на пути становления исторического ислама. Естественно, что пророк одобрил братскую религиозную взаимопомощь, что многократно вошло в Коран. Такая кораническая сторона милостыни была вполне оправдана на этапе становления ещё неокрепших общин и халифатов. Но потом, когда халифаты стали обладать огромными материальными “богатствами”, а халифы стали концентрировать их у себя — обнажилась неправедность и встал вопрос о необходимость сменить своё отношение к милостыни (и не только к милостыни, а ко многим устаревшим рекомендациям) — согласно коранической морали второго контекста, в которой мусульманам предписывается общинный образ жизни (Коран 3:104; 3:113; 6:38; 7:159). В здоровом обществе, которое действительно поддерживает Бог, не может быть бедных и нищих с одной стороны и накопивших огромные материальные “богатства” — с другой. «Очистительная» милостыня — признак больного общества (Знает Он, что будут из вас больные и другие, которые ударяют землю, выискивая милости Бога, и другие, которые сражаются на пути Бога — Коран 73:20), в котором сохраняется клановая система управления.

Конечно, можно спорить, обращаясь к разнообразным аятам Корана, о том, как должно быть устроено общество по-Божески, поскольку в этом отношении Коран, являясь сборником высказываний Мухаммада, которые были безусловно справедливы в то время и по тому поводу, о котором велась речь — не даёт полностью понятной картины устройства общества справедливости (справедливость всегда от Бога). То есть, в Коране нет ясной социологической доктрины, которая была бы пригодна и во времена пророка и сейчас. А та социология, которая вошла в Коран — не универсальна, вполне понятна, но заметно устарела.

В то же время целеустремлённый в человечность контекст Корана позволяет людям творчески достроить в своей психике модель справедливого будущего: будущее и Землю Бог отдаст праведникам (в этом Коран понимаем однозначно), управляя взаимоотношениями людей через Различение, которое даётся по нравственности. Но Различение нельзя выкупить у Бога ни за “богатства”, ни за милостыню ни за “подвиги” джихада. В многочисленных умолчаниях и намёках Корана остался вопрос о нравственности: какой её идеал с позиции Бога и это правильно. Невозможно научить нравственности с помощью книги1: всё равно, как бы ни говорил пророк, каждый под словами о нравственности понимает своё — после чего, чтобы прийти к единству понимания людям потребовались какие-нибудь общие законы (например, шариата), чтобы можно было управлять государством.

При жизни пророка он как-то мог обучать своё окружение нравственным основам, что он и делал — по конкретным поводам в конкретной исторической обстановке. Но в психике у каждого, кто слушал проповедь, всё равно остались свои соответствия (что хорошо, а что плохо), кроме того, что они восприняли от пророка. Поэтому Коран в социально-нравственном плане, обладая высоким потенциалом второго контекста (целеустремлённого в человечность), не даёт прямых рекомендаций — целеустремлённых в будущее по принципу «делай так и будешь всегда прав». И это совершенно справедливо по отношению к людям: ведь Милость Божия в том и состоит, чтобы люди сами определили своё будущее наилучшим образом, поддерживая связь с Богом, а не упирались в книгу — эти счастливы:

Коран 30

50 Посмотри же на следы милости Бога: как Он оживляет землю после ее смерти! Поистине, это - оживитель мертвых, и Он над всякой вещью мощен!

51 И если Мы пошлем ветер, и они увидят это пожелтевшим, они и после этого останутся неверующими.

52 Ведь ты не заставишь слышать мертвых и не заставишь глухих слышать зов, когда они обратятся вспять.

53 Ты не можешь направить на прямой путь от заблуждения слепых. Ты заставишь слышать только тех, кто верует в Наши знамения1, и они предались.

54 Бог - тот, который создал вас из слабости, потом после слабости дал вам силу, потом после силы даст вам слабость и седину. Он творит, что пожелает. Он - знающий, мощный!

Если же люди между собой допускают нищету и бедность, терпя и поддерживая власть “богатых” халифов и эмиров помимо власти Господа — они не соответствуют нравственности, по которой Милостивый даёт Различение. Коран даёт общие рекомендации, целеустремлённые в человечность, которые каждый понимает по своей нравственности:

Коран 3

104 и пусть будет среди вас община, которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого. Эти - счастливы.

Но одновременно с этим Коран предупреждает от ошибок, однозначно намекая на второй контекст понимания Книги:

Коран 45

27 Богу принадлежит власть над небесами и землей; и в тот день, когда наступит час, - тогда в убытке покажутся считающие ложью!

28 И ты увидишь всякую общину коленопреклоненной. Всякая община будет призвана к своей книге; в тот день будет воздано вам тем же, что вы творили.

29 Эта Наша книга говорит против вас в истине; Мы записывали то, что вы совершали.

30 А что касается тех, которые уверовали и творили благое, Господь их введет их в Свое милосердие. Это и есть прибыль явная!

Существует в историческом исламе особый вид милостыни, саадака. Эта милостыня подаётся в виде единичного акта благотворительности, либо в виде искупительного действия. Последнее несколько похоже на библейскую искупительную “милостыню” (или плату), которая не регулируется законом, а сами “христиане” призваны «собирать сокровища в своей душе», а не в материальных “богатствах”2. В то же время, в противовес библейской милостыне, Коран не поощряет бессмысленную раздачу чего-либо бедным, напротив, расточительство осуждается Кораном как дьявольское обольщение, даже если оно и сделано из благих побуждений:

Коран 17

26 И давай родственнику должное ему, и бедняку, и путнику и не расточай безрассудно, -

27 ведь расточители - братья сатан, а сатана своему Господу неблагодарен.

И это правильно: ведь только Бог знает, почему бедняк или нищий обрели такую судьбу в жизни. А если они просто тунеядцы и не желают трудиться? Зачем же их поощрять милостыней. «Уравниловки» тоже не должно быть, иначе лентяи и тунеядцы сразу купятся на “халяву” и будут разлагать других. Поэтому общество, прежде всего, должно воспитывать психически и нравственно здоровых людей, лишь при заданности этой целью все умолчания и намёки второго контекста Корана будут поняты правильно, а проблем, связанных с милостыней — не будет вообще. В настоящее же время общество исторически сложившегося ислама так и осталось на уровне понимания вопроса о милостыне во времена пророка.

В общем втором контексте Корана — целеустремлённом в человечностьнастоящую милость персонально оказывает лишь Бог, Милостивый, Милосердный, а среди людей общины, которая призывает к добру, приказывает одобренное и удерживает от неодобряемого может быть добровольная взаимопомощь (как материальная, так и духовная), которая ни в коем случае не должна стимулироваться боязнью наказания Свыше, либо жаждой поощрения от Бога (а тем более и корпоративными связями). Всякая другая милостыня, существующая в среде людей — исходит от неправедности “общины”, которую они создали и поддерживают своей деятельностью, сделав одних “господами” над другими — поскольку лишь один Господь может правильно разобраться кто достоин Милости, а кто живёт так, как он заслужил. От людей же требуется не возводить одних “господами” над другими1 — в том числе и с помощью поддержки имущественного расслоения и накопления материальных “богатств”.

Следующий пятый «столп» исторического ислама, когда мусульманская община объединяется в ходе хаджа — показывает, что религиозная жизнь мусульманской общины и обыденная жизнь мусульман существуют отдельно друг от друга и это следствие культуры исторически сложившегося ислама, несмотря на то, что множество исламских государств считаются теократическими.

Пятый «столп» исторического ислама — паломничество (арабское ал-хадж). Мы уже уделили много внимания теме паломничества в Мекку, поэтому остановимся лишь на одном его контексте, связанном с пониманием, что же такое современная мусульманская община. В ходе паломничества мусульмане проходят последовательно ряд религиозных обрядов, попадая в людскую круговерть во дворе огромного комплекса, названного «Священной Мечетью», вокруг которого люди совершают семикратный обход. Вот как описывает свои впечатления один российский журналист, попавший в круговерть хаджа:

«Человек, который вошёл в неё, становится другим, это ощутил каждый, побывавший в ней. Здесь утверждение, что «все люди — братья», мгновенно теряет свою банальность и пронизывает тебя своей глубокой истинностью. Мусульмане всего мира сливаются здесь в очистительную спираль, которая поднимает их к райской благодати…»2.

В процессе ритуала хаджа, как ни в каком другом религиозном ритуале исторического ислама, мусульманам дано прочувствовать в эгрегориальной модели исторического ислама, что такое община, в которой «все люди братья». Они впадают в коллективный эгрегориальный транс, находясь на кругах обхода Каабы. Но это — лишь примитивная эгрегориальная модель мирового общинного братства, которая действительно замешана на «райской благодати» первого контекста Корана3. Но общинное братство, когда никто ни от кого не ждёт милости, и не боится подлостей, когда религиозные чувства наполняют души верующих — заканчиваются по возвращении домой, к обыденной несправедливой жизни.

Хадж начался при пророке. Пророк объединял первые мусульманские общины во время ежегодного хаджа, под его руководством первые мусульмане ощутили на себе что такое общинный дух. Но на этом позитивное развитие мусульманской общин, видимо, и закончилось.

Хадж превратился в крупнейшее эгрегориальное действо, когда под общим эгрегором исторического ислама в эгрегориальном экстазе (иллюзии близости рая) объединяются мусульмане разных стран, ощущая единый дух исторически сложившегося неправедного «ислама». Если посмотреть на действо хаджа (его показывают по телевидению), то можно увидеть явление коллективной эгрегориальной одержимости, доходящей до религиозного иступления (в религиозном экстазе люди давят друг друга за лучшее место у «святыни») — несмотря на то, что Коран многократно предупреждает об опасности одержимости. Осознанно «Бороться на пути Бога» (человек получает от молитвы только то, что он понял и чего Бог сочтёт, что это его достойно) за истинно общинный образ жизни — неразрывный с религиозной жизнью — мусульмане в своём большинстве не желают, следуя ритуальной стороне религии. Второй контекст Корана об этом предупреждает верующих:

Коран 9

19 Неужели же поение паломника и оживление священной мечети вы считаете таким же, как если кто уверовал в Бога и в последний день и боролся на пути Бога? Не равны они пред Богом: Бог не ведет людей несправедливых!

С призывом «Бороться на пути Бога», которого очень много в Коране, связан шестой «столп» ислама, который нередко прибавляют к пяти предыдущим основным. Это «священная война» — джихад (от арабского «борьба за веру»). В классическом историческом исламе джихад делится на несколько разновидностей, где отдаётся безусловное предпочтение самосовершенствованию, борьбе со своими недостатками, духовной борьбе за веру — и лишь, в крайнем случае, допускается вооружённая борьба в защиту веры. И это правильно.

Джихад возник от необходимости защиты первых мусульманских общин, продвижения ислама — ещё во времена пророка. Джихад — священная война, если смысл этого арабского слова передать русским языком. По существу это означает, что сторонники осуществления Царствия Божиего на Земле иногда вынуждены защищать себя, своих близких и своих союзников крайними средствами, поскольку убийство человека — грех. Но, согласно Корану, убийство — меньший грех, нежели неверие Богу, которое насаждают прямо или опосредованно противники тех, кто вынужденно прибегает к джихаду:

Коран 2

217 Спрашивают они тебя о запретном месяце - сражении в нем. Скажи: "Сражение в нем велико, а отвращение от пути Бога, неверие в него и запретную мечеть и изгнание оттуда ее обитателей - еще больше пред Богом: ведь соблазн - больше, чем убиение!" А они не перестанут сражаться с вами, пока не отвратят вас от вашей религии, если смогут. А если кто из вас отпадает от вашей религии и умрет неверным, у таких - тщетны их деяния в ближайшей и будущей жизни! Эти - обитатели огня, они в нем вечно пребывают!

В то же время участвующие в джихаде следуют кораническим обещаниям быстрого рая в случае вооружённой борьбы за веру. Но эти коранические обещания, во-первых, наваждения рая и ада, а, во-вторых, были обусловлены необходимостью того времени. Но вот употребляют религиозные призывы мусульман к джихаду для употребления некоторых “мусульман” как «зомби», посылаемые вместо обычных террористов от имени Бога.

Исторически началу джихада пророком Мухаммадом предшествовали двенадцать лет мирной проповеди. В течение этих двенадцати лет:

  • с одной стороны, все противники Мухаммада и последовавших за ним первых мусульман имели полную возможность ознакомиться с Откровением, вникнуть в его смысл и подумать о своём личном отношении к Откровению и о своих личных взаимоотношениях с Богом (в этом и есть суть религии), в результате чего, многие из них сами стали мусульманами по своему разумению того, что есть — Добро, а что — Зло;

  • с другой стороны, сами первые мусульмане двенадцать лет терпеливо переносили всё, что обращали против них их противники — заговоры и насилие, доходившие до убийств, в том числе и до покушений на жизнь самого Мухаммада, голод и экономический геноцид вследствие торгового бойкота, организованного клановой верхушкой противников Ислама и т.п.

И только после этого был начат джихад, завершившийся безоговорочной капитуляцией противника. Исторический ислам победил, однако, так и не став со временем образцом праведного общежития людей. Исламская цивилизация раскололась и джихад, зачастую направлялся одними течениями мусульман против других, а не только против иноверцев.

Дело в том, что обещания наваждений рая и ада, вошедшие в Коран, «зомбируют» на лёгкое попадание в рай. А многочисленным малоимущим мусульманам настолько тяжела их жизнь на Земле, что многие из них готовы побыстрее «попасть в рай» — тем более что вера якобы позволяет это сделать, встав на путь джихада.

Основная психологическая, нравственная и социальная основа неправедного джихада — неправедность всей мусульманской цивилизации, которая своим якобы “общинным” самоуправлением, во-первых, не обеспечивает большинству своих граждан-мусульман даже элементарного минимального достойного человека уровня жизни (люди плодятся как животные и никому не нужны от рождения), поддерживая холопско-господские отношения и безработицу. “Лишние” люди в историческом исламе поэтому готовы побыстрее убежать из “ада” на Земле1, пользуясь первой возможностью «попасть в рай». Во-вторых, «зомбирование» первым контекстом Корана, воспитывающим действительно бесстрашных воинов-«зомби», одержимых лёгкой возможностью попасть в рай.

Каких только разновидностей джихада не придумано к настоящему времени в историческом исламе: издревле воюют «за Бога» друг с другом сунниты и шииты, Иран с Ираком, мусульмане с иудеями в Палестине, мусульмане с иноверцами, мусульмане с «неверными» в разных странах.

Джихад (как вооружённая борьба за веру) перестал быть действительно священной войной практически сразу после ухода Мухаммада. С этого момента практически все завоевания исторического ислама проходили в пределах попущения Божиего. Возникает вопрос: что больше защищали мусульмане в ходе джихада после пророка — свои корпоративные интересы (либо чужие интересы — в том числе и «мировой закулисы»), или чистоту веры?

Ведь сразу после смерти пророка начался спор о преемственности власти: в первую очередь не поделили власть, заботясь о клановых интересах. Исторический ислам раскололся на две клановых корпорации — суннитов и шиитов. Споры о том, кто возглавит общину, привели к первому крупному религиозному расколу, который не преодолён до сегодняшнего дня. Шииты считали, что главой мусульман (имамом) может быть лишь кровный родственник Мухаммада. Шииты составляют меньшинство — около ¼ от общего количества мусульман (преимущественно в Иране, Ираке, Ливане, Йемене и Бахрейне). Сунниты считают, что светский и духовный глава мусульман должен избираться членами общины — не благодаря происхождению, а по способностям и признанию. Последнее — наиболее справедливо. К тому же сунниты кроме Корана руководствуются Суннами, расширяя свой кругозор2. Но все течения исторического ислама руководствуются в основном первым контекстом Корана — «зомбирующим».

Из разнообразных суннитских течений следует выделить ваххабитов. Ваххабизм возник в середине XVIII в. в Аравии на основе учения Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба, проповедующего суровый монотеизм. Это была, по-видимому, достаточно правильная реакция на вседозволенность халифов и эмиров, объявлявших себя «святыми» помимо Бога и на поклонение мусульман разнообразным идолам исторически сложившегося ислама. Мухаммад ибн Абд аль-Ваххаб призывал возвращение к начальной чистоте веры. Как он понимал чистоту веры, конечно, трудно сказать. Но ведь последователи этого «исламского протестантизма» (как называют ваххабизм) в своё время пытались сокрушить «Чёрный Камень» в Каабе — как идолопоклоннический пережиток. В действительности это и есть вредный исламский фетиш. После смерти Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба английская разведка взяла ваххабизм под свой контроль, извратила его, а в силу своего радикализма вахабизм был употреблён для призыва мусульман «к джихаду» уже в целях «мировой закулисы».

Общий же принцип настоящего джихада, который соответствует второму контексту Корана, (нацеленному в человечность) но до которого надо нравственно дорасти, следующий:

Коран 41

34 Не равны доброе и злое. Отклоняй же <зло — наше уточнение> тем, что лучше, и вот - тот, с которым у тебя вражда, точно он горячий друг.

35 Но не даровано это никому, кроме тех, которые терпели; не даровано это никому, кроме обладателя великой доли.

36 А если нисходит на тебя какое-нибудь наваждение от сатаны, то проси защиты у Бога, - ведь Он - слышащий, мудрый!

Заключение

Кораническая информация может как «зомбировать», так и направлять на путь Человечности. Именно поэтому «мировая закулиса» как только столкнулась с проповедями пророка — старалась скрыть всё опасное для неё и одновременно обнажить «зомбирующую» составляющую. Последнему способствовало и само становление цивилизации исторического ислама.

Как только большинство людей стало грамотными, а Коран был переведён на разные языки народов мира — возможность пересмотра его основных смыслов возросла. Со второй половины XX века начался подъём цивилизации исторического ислама, что в совокупности со всеобщей грамотностью грозило «мировой закулисе» появлением очагов культуры коранического ислама — ислама, опирающегося не на первый контекст Корана, а на второй его контекст — с перспективой выхода в Человечность.

Одновременно с этим попытка «мировой “социалистической” революции» под руководством «закулисы» через иудейскую и масонскую «зомбированную» толпу — провалилась благодаря Русскому народу и И.В.Сталину. В это же время (начало второй половины XX века) провалилась “социализация” многих стран исторического ислама — с помощью чего «закулиса» пыталась решить вопрос о забвении Корана. Но обе задачи — «мировая революция» и забвение Корана — остались как первоочередные в глобальном сценарии для «мировой закулисы».

Последняя постаралась начать решать их одновременно и сразу в конце XX века, раздув фактор «исламского фундаментализма» и «исламского терроризма» чтобы:

  • Во-первых, привить устойчивое отвращение у немусульманского мира к культуре ислама и к Корану.

  • Во-вторых, лучших «зомби», чем из некоторого количества людей, воспитанных в исторически сложившемся исламе, руками которых можно совершить очередную мировую революцию — «закулиса» не нашла. Этих «зомби» и начали сначала ориентировать против русских и европейцев (Афганская война), затем против американцев (первая война против Ирака, Афганская война США, вторая война против Ирака), а затем был объявлен мировой революционный «зелёный» “джихад”, управляемый из единого мирового центра и мало чем отличающийся по своей организации от управления «красным» революционным движением в начале XX века.

И если плацдармом «мировой “социалистической” революции» времён Л.Д.Троцкого была Россия (СССР), то в настоящее время попытка создать единый «Исламский Халифат», объединивший бы собой территории некоторых исламских государств (в него даже предполагался к включению юг России — «Ичкерия» и прочие российские республики исторического ислама) может вполне являться попыткой создания очередного мирового плацдарма для экспорта революции на весь мир под флагом исторического ислама и лозунгами «борьбы за справедливость», которых в Коране можно найти немало. Было бы «пушечное мясо» очередных «зомби», а кто ими будет руководить — найдётся.

Однако Россия отразила атаки «мировой закулисы» ценой двух «Чеченских войн». Так что юга России «Халифату» не видать. Да и сам «Халифат» не сможет состояться. Ведь более чем за тысячу лет мусульмане так и не объединились1: мешали амбиции психически «животных» “элит” и невежество «животной» толпы, водимой “элитами” и эгрегором исторического ислама — который несёт в своей алгоритмике внутреннюю конфликтность в самой среде мусульман.

3.3.4 Масонство и марксизм

На первый взгляд тема масонства не относится ни к религиозной ни к идеологической тематике, а посему не должна быть предметом рассмотрения курса «Сравнительное богословие». Другое дело марксизм — это, несомненно, идеология материалистического атеизма. Но рассматривать марксизм в отрыве от истории и назначения масонства — значило бы примитизировать идеи марксизма до уровня простой светской идеологии, выбросив весь исторический контекст возникновения марксизма и не рассматривая глобальную целесообразность его внедрения в психику людей, в социальную среду с середины XIX в. и до второй половины XX в.

В учебном пособии мы выстроили тематику глав в хронологическом порядке, опустив пока рассмотрение менее значимых для Русской цивилизации религиозных систем классического ведического Востока (индуизм, зороастризм, буддизм, даосизм, конфуцианство и прочих). Особо сильное влияние на Русь-Россию-СССР всегда оказывали те религиозные системы, которые мы уже рассмотрели. Крупнейшие из них — иудаизм, “христианство” и ислам (три «авраамические» религиозные системы). Хронологически следующей за исламом идеологической системой, с которой Россия (а также весь Запад и часть исламского Востока) столкнулись и испытали на своей “шкуре”, была идеология марксизма. Идеи марксизма (материалистического атеизма) ещё прочно сидят в глубинах психики многих людей, чьи предки жили при этом идеологическом обеспечении общества. А значит, марксизм (материалистический атеизм) частично вошёл в генетику многих людей Русской цивилизации за несколько поколений его “господства” в обществе.

Но марксизм не возник на пустом месте. Его появлению и внедрению предшествовала многовековая история древних тайных обществ, рыцарских церковных орденов, а затем история масонства — основной движущей силы и кадровой базы, через которую продвигались идеи марксизма. Но и это ещё не всё: история и назначение древних тайных обществ и орденов наследует ещё более древнюю историю своих предшественников — верхушек многочисленных еврейских диаспор, окончательно рассеянных по многим государствам в начале новой эры. Но и этой датой нельзя ограничивать “родословную” масонства, которое, как известно, существует и действует и в наше время. Первыми самыми древними функционально аналогичными известным многим рыцарским орденам и более поздним масонским ложам межгосударственными образованиями глобального уровня ответственности можно считать внедрённые в общества действующие скрытые от большинства людей периферии глобальных “жреческих” (знахарских) корпораций, которые имелись в каждом крупном национально-государственном образовании. В своё время большая часть их была внедрена в те страны, которые стали современным Западом. Эти периферии глобальной мафии весьма успешно управляли царями, королями и императорами под общим контролем наследников древнеегипетского “жречества” — «мировой закулисы». В общем, кадровому вопросу «мировая закулиса» всегда уделяла и уделяет особое первостепенное внимание…

Как мы уже знаем из третьей книги курса, после Синайского эксперимента (конец II тысячелетия до н.э.) «мировая закулиса» скрылась в особо выделенном и посвящённом иудейском колене Леви (остальные 11 колен считаются «простыми» по сравнению с левитиным), создав себе боеспособную периферию — иудеев-евреев и в помощь им религиозную систему иудаизма1. Именно в иудаизме (на базе привлечения разнообразного «этнического материала») от столетия к столетию взращивались и отбирались главные особо посвящённые в некоторые фрагменты глобальной политики кадры, которым был поручено контроль-наместничество за деятельностью “элитных” верхушек многочисленных государств и цивилизаций. Но особо посвящённые среди них, естественно, были левиты (то есть — сама «мировая закулиса», её кланы, рассредоточенные по местным «национальным» резиденциям).

Сделанные выше выводы — не какое-либо открытие. Существует множество литературы самых разнообразных авторов разных эпох, которые сходятся в том, о чём мы сказали в нескольких вышеприведённых абзацах. Эти же выводы сделал уже упомянутый неоднократно в третьей книге курса Дуглас Рид («Спор о Сионе»); к тем же выводам пришёл В.Н.Емельянов в книге «Десионизация»2; подобные выводы можно найти в книге М.Бейджента и Р.Ли «Храм и ложа. От тамплиеров до масонов» (М.: «Эксмо», 2005 год) и в других трудах многих авторов, на которых мы будем ссылаться в дальнейшем.

Предыстория масонства

Понятие «масонство» происходит от французского franc maconвольный каменщик. То есть, в буквальном переводе масоны это «каменщики». Возникло это понятие в конце XVII начале XVIII вв. Название каменщики масоны усвоили не случайно. Дело в том, что это название как бы “появилось вновь” от названия английского профсоюза «вольных каменщиков», впоследствие преобразовавшегося в масонскую ложу. Но сами масоны возводят свою родословную к другим каменщикам — строителям Храма Соломона, от времён которого можно смело исторически отсчитывать иудо-еврейскую экспансию в народы. Так что масоны-каменщики лишь поддерживают и продолжают древнее дело, порученное иудеям, общее для обеих периферий «закулисы».

Широко известная в настоящее время глобальная масонская иерархия (сведения о которой можно найти в многочисленных имеющихся источниках о масонах с некоторыми незначительными разночтениями) является прямым подтверждением древнего главенства иудеев-левитов в структуре тайных обществ, предназначение которых всегда было — контроль за деятельностью “подшефных” государств, любое (военное, геноцидное, финансовое, идеологическое, структурное, провокационное, ультимативное, террористическое…) вмешательство во внутреннюю и внешнюю политику последних по заказу «мировой закулисы».

Идеология или религиозная система такому вмешательству как правило была не помеха1, поскольку религиозная система или идеология сама по себе как правило всегда была в той или иной мере плодом творчества «мировой закулисы» (специальным «сводом законов» для толпы, помогающим движению к мировому “господству”) — насколько удавалось извратить учение того или иного посланника Свыше, либо придумать что-то своё (типа марксизма), якобы «отражающее чаяния трудящихся масс, рвущихся к свободе»2.

К тому же толпа лишь тогда сможет превратиться в народ (обрести устойчивые признаки Человечности), когда она будет руководствоваться в своей жизни не догматами какой-либо религиозной системы (а тем более светской идеологией)3, что является средством управления толпой уровня 3 приоритета обобщённых средств — а обретёт концептуальную самостоятельность (каждый человек станет жрецом) и веру Богу4. Пока же в какой-либо цивилизации не имеется дееспособного ядра людей, обладающих концептуальной самостоятельностью не меньшего уровня, чем «мировая закулиса» — последняя имеет возможность творить в таких цивилизациях преступное (от известного издревле слова «преступить») самоуправство — внешнее управление — через свою закрытую периферию.

В общем-то, по большому счёту до И.В.Сталина никому в государствах-цивилизациях, куда внедрялась иудо-“христианско”-масонская пирамида (это в основном касается стран современного Запада и библейской России), за 3000 лет её существования не удавалось обрести концептуальную самостоятельность.

Получить какую-либо правдивую информацию о деятельности тайных организаций, пронизывающих уже к началу Средних веков все страны Запада и медленно продвигающихся на Восток и в Россию — простому человеку было практически невозможно. А на догадках и ощущениях не выстроишь картину глобального исторического процесса и его управления. Это стало возможным лишь после революции, когда лучшие русские простые люди (а не только “элита”) смогли получать образование.

Ещё ребёнком Валера Емельянов (впоследствии автор «Десионизации») был Жизнью поставлен перед фактом, который определил всю его дальнейшую судьбу (выделено нами):

«Я, Валерий Николаевич Емельянов, потомственный москвич, родился в Москве 24 мая 1929 года, а 16 октября 1941 года стал свидетелем массового бегства жидов из осаждённой Москвы, так как жил в начале Владимирки — дороги на восток. Семь членов рабочего заслона, остановившего под железнодорожным мостом бегущих для досмотра, обнаружили среди рулонов мануфактуры и прочего дефицитного, по тем временам товара, наворованного у государства, целые кастрюли, набитые золотыми монетами царской чеканки, кольцами и прочими драгоценностями, чемоданы с пачками денег в банковской упаковке. По приказу Сталина любой вооружённый рабочий заслон мог на месте расстрелять подобных лиц по законам военного времени, тем более — осадного положения. Но для рабочих это было настолько необычно и неожиданно, что они сообщили на Лубянку. Оттуда быстро приехали чекисты, тоже из жидов, разоружили всех семерых рабочих, уложили ничком на косогор и расстреляли в затылок, а жидовские беженцы спокойно поехали по шоссе Энтузиастов (Владимирке) дальше со всем награбленным. Потрясённый Валерий дал себе мальчишескую клятву — разобраться: почему рабочих расстреляли, а буржуев отпустили» (Из авторского предисловия к «Десионизации», 1977 г.).

В.Н.Емельянов стал арабистом по образованию, сделал успешную карьеру, и на некоторое время стал советником Н.С.Хрущёва по Ближнему Востоку, в бытность того первым секретарём ЦК КПСС. Благодаря этому он имел по крайней мере неофициальный доступ к очень многим не оглашаемым публично материалам. В результате он издал и разослал всем членам брежневского Политбюро и Секретариата ЦК свою ставшую вскоре знаменитой книгу «Десионизация» — как результат деятельности всей своей жизни.

Прежде чем приступить к рассмотрению структуры масонства, приведём цитату из книги «Десионизация», в которой автор полностью подтверждает нашу версию о хронологии и истоках самого крупного и древнего глобального “мирового заговора”. Как мы уже говорили, не стоит обращать внимание на приписывание автором деяний «мировой закулисы» — Моисею, Аарону, Соломону1, Иисусу и некоторым другим известным пророкам: всё дело в том, что автор путает деяния исторически реальных пророков и то, что им было приписано «закулисными» деятелями, как деяния их самих. Поэтому когда речь идёт о Моисее, нужно понимать ветхозаветного, а не исторически реального Моисея — и также всё наносное в отношении других:

«Едва ли можно считать простым совпадением тот факт, что легендарный поход евреев из Египта под предводительством жреца высоких посвящений Моисея совпадает по времени с началом Троянской войны, а их вступление в Палестину - с её окончанием. Устное предание Каббалы, свято хранимое раввинами, повествует, что похищение сыном троянского царя Приама - Парисом - жены спартанского царя Менелая - Елены - было задумано для того, чтобы, стравив между собою два наиболее перспективных народа арийского корня - греков и хетто-венедов Малой Азии, отвлечь их внимание от Палестины, этого южного фланга Хеттской империи, осуществить захват важнейшего перекрестка международных путей. Естественно, что лучшие силы даже с периферии слабоцентрализованной Хеттской державы были отвлечены на Троянский театр военных действий. Южный фланг державы в течение всего сорокалетнего периода троянской войны был практически открыт перед еврейскими захватчиками. Но война оказалась затяжной, и Моисей ожидал долгие 40 лет в Синайской пустыне2 победы греков над заранее обречённой Троей: так решили жрецы древнего мира - Египта и Двуречья. М. В. Ломоносов считает, что венеды в борьбе под Троей против греков потеряли своего вождя Пилимена и под руководством нового вождя Антенора пришли во внутренний конец Адриатического моря (Полн. собр. соч., т. 6, стр. 179). Что же касается упомянутых жрецов, то они больше всего на свете боялись великорослого народа Рос или Рус, полагая, что руссов слишком много было в Трое, Малой Азии и в Палестине3. Для уничтожения этой угрозы жрецы древности уже давно воспитывали и растили устойчивый преступный генотип гибридного характера, созданный на протяжении многих и многих веков на базе скрещивания древних профессиональных династий преступного мира чёрной, желтой и белой рас. Ещё за 2500 лет до н. э. была создана строго засекреченная многоступенчатая (по жреческому образцу посвящений) и высокодисциплинированная организация преступного мира, получившая от ханнаского выражения “ма фи” - “не имеется”, “не существует” названия мафия, т. е. то, чего якобы вовсе и не существует. Она была создана как широкоразветвлённая средиземноморская сеть, грабившая на море и на суше арийские народы моря. Постепенно субподрядчики мафии - финикийские купцы - стали вытеснять арийцев из их опорных пунктов на Средиземном море. Именно с тех пор до наших дней Мальта и Сицилия продолжают оставаться центрами международной мафии.

Свой гибрид жрецы так и назвали “преступниками”, “проходимцами” - от корня Eвp, означающего “преступать что-либо”.

Сорок лет, проведённые евреями во главе с Моисеем (по-еврейски Моще) в Синайской пустыне были использованы Моисеем не только для ожидания исхода Троянской войны, но и для того, чтобы перепрограммировать поведение развращённых дармовыми благами египетской цивилизации соплеменников. Нужно было снабдить обленившихся стяжателей идеологией сверхчеловеков, которым всё позволено по отношению к гоям. Как высокообразованный жрец-психолог, он прекрасно понимал, что тех, кто в сознательном возрасте вышел из Египта, уже не переделаешь. Только полная изолированность нового поколения в гетто Синайской пустыни поможет превратить их в волков в стаде гоев-баранов. Поэтому он предрекает1, что ни один из вышедших из Египта не войдёт в Палестину. Оседлые египетские преступники превращаются в дикие кочевые племена - 12 колен израилевых, из коих 11 - светские евреи и одно колено или племя под руководством родного брата Моисея - Арона, левиты, предназначаются для ведения идеологической работы среди остальных 11 колен. Создаётся потомственный наследственный штат наставников-воспитателей, поклоняющихся, подобно египтянам, многим богам, на иврите - “элохим” (элоха - бог плюс “-им” - окончание мн. числа). Арон и Моисей передают через наставников-раввинов устное предание2, согласно которому 10 заповедей Моисеевых действительны только в отношениях между самими евреями, при сношениях же евреев с гоями не только можно, но и нужно делать всё наоборот. Закладывается целая система философии с двойным дном. Поколение, которое нарождается уже в Сионе, воспитывается в духе ещё более звериной ненависти к гоям, чем то, которое вышло из Египта. Одно из главных требований синайской идеологии - беспрекословное, слепое подчинение левитам во главе с Ароном и Моисеем. Методика этого программирования поведения3 с малолетства использовалась потом при воспитании фидаев у ассасинов, мальчиков-мамлюков в Османской империи, масонами в международном бойскаутском движении, созданным ген. Боден-Пауэлом, фашистами в Гитлер-югенде и сейчас успешно применяются в иудейско-сионистской системе воспитания молодёжи.

Моисей отважился вступить в Заиорданье4 только при получении сообщения о падении Трои. Он захватил восточный берег Иордана и перед смертью в возрасте 120 лет поднялся на гору Небо5, названную нашими предками так, видимо, потому, что с её вершины, как на ладони, видна вся Палестина вплоть до Средиземного моря. После смерти Моисея его преемник Иисус Навин6 в течение семи лет вёл кровопролитную войну по захвату городов-государств Палестины.

Эстафета иудаизма, мафии и масонства тянется через века и тысячелетия в новое время и далее к главарям мафии типа Меира Ланского и израильской разведке».

Что касается названия «сионизм», которое зачастую употребляется в отношении иудейской экспансии, то оно происходит от названия холма в Палестине. В.Н.Емельянов так объясняет историю ещё “досионистского” холма:

«Сильное арийское племя евусеев, вернее, евусов или явусов - древних венедских “материалистов”, отдававших предпочтение поклонению Яви (отсюда и их название - явусы или евусы), имели один из самых крупных городов в Палестине - Евус, с холмом высотой 737 м над уровнем моря на своей юго-западной окраине. Холм был увенчан крепостью со святилищем священного огня, ночное свечение которого и дало холму название Сиян-горы. Ни один из семитских языков, в том числе иврит и арабский не дают этимологии топонима Сион. На иврите это - “цион”, на арабском - “сыпьюн”. Никакого значения у этих слов нет. Наоборот, русские паломники в Палестину - люди зачастую высокообразованные для своего времени, с глубоким знанием уже недоступных нам исторических данных, упорно называли гору Сион - Сиян-горой.

Несмотря на то, что евусы были разбиты Иисусом Навином, сам город Евус и крепость на Сиян-горе ещё долго не сдавались. Только Давиду удалось взять город Евус, который он переименовал в Иерусалим1. А крепость на Сиян-горе выдержала беспримерную 40-летнюю осаду и была взята лишь Соломоном.

Моисей не был мечтателем, а практиком: если 50 поколений за 1000 лет пронесут в неприкосновенности идею, как если бы это был один человек, результат будет тот же без сказочного долгожительства. Для хранения идеи мирового господства он поручает своему брату Арону создать институт идеологических комиссаров-левитов; по сей день они через тысячи лет несут в догматической неприкосновенности идею синайской доктрины Моисея, Соломон лишь поставил её на практические рельсы. Хитроумные левиты заставляют гоев менять свои идеи почти как перчатки. Итак: полная преемственность для евреев и отсутствие таковой у гоев! Это краеугольный камень всего здания Сиона.

Теперь уже стало очевидным, что то, что в настоящее время называется перспективным планированием, зародилось по крайней мере в древнем Египте, где строительство одной пирамиды длилось зачастую в течение всей жизни фараона. Однако это было чисто экономическим планированием. Непревзойдённым до сих пор образцом идейно-политического и экономического планирования является перспективный план, составление которого приписывается израильскому царю Соломону2, сыну царя Давида. Наиболее вероятными датами правления Соломона являются 1015-975 гг. до н.э. План Соломона3 был составлен им на перспективу в 3000 лет! Конечной целью этого плана является завоевание иудеями мирным путём мирового господства. Не исключено, что именно по этой причине этот израильский царь и получил своё имя Соломон или Шломо на иврите, что значит: “мирный”, “миролюбивый”4. Безусловно, что при выработке своего плана Соломон воспользовался многотысячелетним опытом лучших жрецов древнего Египта, Двуречья и Финикии».

С этого исторического момента многие исследователи отсчитывают иудейскую мировую экспансию и не совсем правильно называют её сионизмом5 — соотнося обещание ветхозаветного “Бога” евреям собрать их на «Святой земле» перед «вторым пришествием».

В узком понимании сионизм это идеология, направленная на возрождение еврейского самосознания через поощрение иммиграции евреев в Палестину и создание там еврейского государства. Возникла в конце XIX в. После 1948 г. (создание Израиля) ориентирована на всемерную поддержку Израиля. Включает ряд течений — от “социалистических” и либеральных до шовинистических. Сионистские организации действуют более чем в 60 странах, ведущая — Всемирная сионистская организация (создана в 1897 г.). Сионисты — это приверженцы сионизма, а также в ещё более узком смыслеодна из сект пятидесятников, в России появилась в начале XX в. Проповедует скорый конец света и блаженство тем, кто встретит его на горе (холме) Сион.

В.Н.Емельянов возводит “родословную” масонства ко временам Соломона, объясняя глубокие исторические параллели между известными нам масонами и строителями Храма Соломона. Поскольку сами евреи строить не умели, к строительству привлекались каменщики не евреи, многих из которых вербовали в услужение делу «мировой закулисы»:

«Тесная деловая дружба связывала Соломона с царём финикийского города Тира (Сура) Хирамом, который в течение всех 13 лет постройки храма поставлял Соломону строителей разных профессий, во главе которых стоял некий Адонирам из того же города Тира.

Бывшие кочевники евреи - дети Синая сами строить не умели. Само строительное и измерительное дело в рамках существовавшего в древности на Востоке этнического разделения труда ассоциировалось с этнонимом “венед - гинду - хиндус”. Поэтому у арабов и у евреев слово “хандаса” значит: “строительное дело”, “инженерное дело”, “геометрия”.

Соломон измыслил хитроумный план идеологической обработки гоев, план превращения гоев в послушное орудие “народа, избранного богом”, а вернее, - избравшего себе бога по образу и подобию своему. Он решил превратить древнюю профессиональную цеховую структуру строителей своего храма в постоянно действующий политико-идеологический институт. Другими словами, он решил создать свою пятую колонну среди гоев. Эта пятая колонна получила впоследствии от французского слова - “каменщик” название масонства или франк-масонства (свободных каменщиков), потому что большую часть работ при строительстве храма Соломонова вели каменщики

Важно также и то, что по замыслу Соломона, гои-масоны должны играть среди непосвящённых гоев или профанов роль незримых идеологических вождей, которые незаметно для прочих гоев должны исподволь формировать их сознание и общественное мнение в нужном для их хозяев-раввинов направлении».

Как видно из этого материала, до широко известных историкам рыцарских орденов, конечно же, существовали тайные общества — предшественники орденов — часть кадровой базы которых составляли не иудеи. Но верхушка этих тайных обществ обязательно должна была быть иудейско-левитской. Первые предмасонские “должности” тоже можно отсчитывать самое позднее от времён Соломона:

«…взошёл Адонирам на близ стоящую гранитную глыбу и стал на ней на виду отовсюду и, подняв правую руку, он начертил в воздухе горизонтальную черту и из середины её опустил перпендикуляр, изобразив мистическое “Тау”1.

И во мгновение со всех сторон стали сбегаться к Адонираму рабочие всех родов мастерства, племён и наречий. И вся эта более чем стотысячная труд-армия2 мгновенно построилась в ряды, как войско к бою: правое крыло - плотники и все, работающие по дереву, на левом крыле выстроились горнорабочие, плавильщики и все, работающие по металлу, центр заняли каменщики и все, работающие по мрамору.

И протянул властно Адонирам свою руку: и недвижимо замерло на месте всё это бесчисленное рабочее воинство, эта могучая труд-армия.

И, видя эту власть, уразумела царица Южная, что Адонирам выше человека. И понял Соломон, что его могущество и власть - бессилие перед могуществом Адонирама3.

И пожалела Балкида4 о поспешном обязательстве, которым она связала себя с Соломоном. Соломон же ревнивым оком уловил взгляд царицы, устремившийся на Великого Мастера.

Но как бы ни были велики могущество и власть Адонирама, и ему приходится испытать, неудачу, и тем тяжелее неудача эта, что она происходит на глазах уже любимой им царицы, явившейся присутствовать на последнем этапе постройки - литье “медного моря”, которое должно было стать его триумфом. Причиной этой неудачи было недовольство нескольких рабочих. Дело в том, что Адонирам разделил рабочих на стройке на три степени: учеников, которые называли друг друга “брат”; подмастерьев, обращавшихся друг к другу “товарищ” и мастеров, так и называвших друг друга. Каждой степени он дал символическое “проходное” слово или пароль: ученикам - Иахин, подмастерьям - Боаз, а мастерам - Яхве.

По мере овладения тайнами своего ремесла ученики посвящались в подмастерья, а те - в мастеров, каждый раз получая при посвящении новое “проходное” слово. Адонирам сделал это для удобства в расчёте с рабочими: каждый из них, подходя к нему за получкой, должен был шепнуть ему на ухо своё “проходное” слово, сообразно чему Адонирам выдавал, что следовало. При этом выплата ученикам происходила у колонны Иахин, товарищам - у колонны Боаз, а мастерам - в средней комнате»1.

Общая структура масонства

В книге В.Н.Емельянова «Легенда об Адонираме» приведена полностью. Она интересна. Но особо интересна сноска, которую сделал сам автор к одному из фрагментов текста легенды:

«Существует вариант легенды, утверждающий, что орден масонов уже существовал в то время и что Соломон был мастером стула Иерусалимской ложи, Хирам-Тирской ложи, а Адонирам - совершеннейшим мастером на всей земле2. “Конституция” Андерсона отмечает наряду с этим также, что Великим Мастером был Навуходоносор3. По многим масонским источникам масонство якобы существовало в гипотетической Атлантиде. Есть даже ордена вроде “Адептов Атлантиды”. Программное масонское произведение Фрэнсиса Бэкона так и называется “Новая Атлантида”».

Вполне возможно, что модель управления через тайные рассеянные структуры (масонского типа) скопирована из модели управления толпо-“элитарным” обществом Атлантиды, сохранённой памятью спасшихся иерархов, которые обосновались в Древнем Египте4.

Ведь для постоянного целенаправленного внешнего контроля и управления деятельностью национально-государственных верхушек нужна была постоянно действующая скрытая структура мирового масштаба со своей иерархией по посвящению — завербованная из среды людей этих же государств. Иудеи (после их создания и рассеяния) всегда стояли особняком (во всяком случае, в религиозном плане) от основной массы «гоев» и их государственного руководства.

Но вот тайные организации, в которые могли входить не только иудеи (а в первую очередь — “элиты” и их советники) — были очень удобны для оказания влияния на политику, проводимую верхушками “элит”. Как иначе осуществлять контроль и воздействие на верхушки власти? Поэтому вполне не исключено, что первые древнейшие тайные всемирные организации появились ещё до возникновения иудаизма — в то время когда древние цивилизации стали распространить своё влияние на соседние государства и цивилизации. Тогда и возникла первая сеть тайной агентуры влияния5 созданная с целью организации и поддержки внешнего управления по выбранной в «мировом центре» тайной концепции управления — последняя гораздо позже стала называться библейской (иудаизм + “христианство”).

В.Н.Емельянов, признавая за Соломоном право на ошибку,1 которую он осознал «в конце своей жизни»2 подводит итог:

«“Легенда об Адонираме” - поэтическая сатанинская сказка, цель которой на 180° поворачивать нормальную психологию и мировоззрение, но отнюдь не в сторону атеизма и антимонархизма, а в сторону отказа её патриотизма в угоду “богоизбранным”3.

Не был забыт при выработке плана-трёхтысячелетки и старый символ еврейского народа змий - символ энергетической (оккультной) мощи иудеев4.

На своем пути к мировому владычеству этот змий, выползая из Иерусалима, совершает по земле полный круг, подминая и сглаживая на своём пути все гойские институты: государственные режимы, различные идеологии, культуры, искусство, национальные традиции гоев, их хозяйственную жизнь и даже их национальные языки (для этого уже изобретён космополитический язык эсперанто). Все эти институты гоев изображены в форме гор, которые по мере прохождения через них иудейско-масонского змия нивелируются и превращаются в ровную пустыню. Всё одинаково, всё под одну гребёнку!5 Вольные каменщики рушат изнутри самые основы очередной для змия гойской иерархической пирамиды6. Через три тысячи лет змий возвращается в Иерусалим и находит, что его кончик хвоста всё ещё остается в этом городе. Змий берёт кончик хвоста в рот, что символизирует полное выполнение задачи: кольцо всемирного господства Сиона замкнуто.

Змий, держащий свой хвост во рту, украшает многие иудомасонские эмблемы, например, герб ордена Великий Восток Франции».

Об общем принципе организации толпо-“элитарного” руководства (верхушки), роли масонства и места толпы В.Н.Емельянов пишет:

«Исходя из изложенного, мы приходим к выводу, что масонство, как тайная иерархическая организация для гойской элиты, стоящей на службе у мирового Сиона1, возникла на базе древних жреческих многоступенчатых союзов с использованием древних цеховых структур в самом начале возникновения древнеизраильского государства за тысячу лет до христианства и более чем за 1600 лет до возникновения ислама. Христианство было организовано масонами на базе иудаизма как низшая ступень посвящения в примитивное иудофильство с тем, чтобы, ежедневно молясь иудейским персонажам Ветхого и Нового Заветов, широкие массы верующих христиан проникались бы благоговением к тем, кто поставил задачу полного их порабощения2. Следует сразу констатировать, что искренно верующий христианин не в состоянии поэтому вести подлинно последовательную борьбу с сионизмом. Чего нельзя сказать об исламе, который избежал этого в силу резкой критики иудеев и их сатанинской морали в Коране3.

В связи с массовым отходом от христианства миллионов верующих, причём не только в странах социализма, сионисты забили тревогу, пытаясь снова возродить христианские “ценности”. Но ведь совершенно ясно, что сионисты дрожат прежде всего за свою шкуру: отход от христианства - это отход от иудофильства…

Иудеям и христианам объединяться нечего - они и так уже 2000 лет объединены, и если отцы христианской церкви иногда и устраивали антииудейские гонения, то по большей части это делалось с одобрения и согласия мирового Синедриона для “отсечения высохших ветвей древа иудейского” и для ещё большего сплочения после этого своей паствы. Причём масоны высоких посвящений знали об этом на протяжении веков. Так, например, известная дореволюционная масонка Е. П. Блаватская прямо пишет, что крестная смерть и воскресение Христа выдуманы церковью на основании “Легенды об Адонираме”, т. е. не иначе как с одобрения левитов.

Следовательно, христианство необходимо мировому Сиону ещё и как своеобразная плеть, при помощи которой раввины, когда им это нужно, загоняют низшие ступени иудейской иерархической пирамиды в духовное гетто Яхве, за которым на самом деле кроется культ Сатаны-Люцифера».

Характерной особенностью алгоритмики работы масонских структур в среде национально-идеологических общество «гоев» В.Н.Емельянов отмечает искусственный раскол идеологии, либо употребление естественного раскола4 на два (либо более) религиозно-идеологических лагеря (католицизм и православие; шиизм и суннизм; разные виды “социализма”…) для того, чтобы была возможность в «нужный момент» под руководством внедрённых в оба лагеря масонов5 — столкнуть их между собой, в случае если какая-либо (либо обе) сторона не будет подчиняться установлению мирового масонско-иудейского порядка.

Суть масонской дисциплины в среде кадров, внедрённых в противостоящие лагеря гоев, передал русский поэт Юрий Кузнецов в стихотворении «Маркитанты» (1984 г.).

Маркитанты

Было так, если верить молве,

Или не было вовсе,

Лейтенанты всегда в голове,

Маркитанты в обозе.

Шла пехота. Равненье на «ять»!

Прекратить разговоры!

А навстречу враждебная рать –

Через реки и горы.

Вот сошлись против неба они

И разбили два стана.

Тут и там загорелись огни.

Поднялись два тумана.

Лейтенанты не стали пытать

Ни ума, ни таланта.

Делать нечего. Надо послать

Толмача-маркитанта!

Эй, сумеешь на совесть и страх

Поработать, крапивник?

Поразнюхать о слабых местах

И чем дышит противник? —

И противник не стал размышлять

От ума, от таланта.

Делать нечего. Надо послать

Своего маркитанта!

Маркитанты обеих сторон —

Люди близкого круга.

Почитай с легендарных времён

Понимали друг друга.

Через поле в ничейных кустах

К носу нос повстречались,

Столковались на совесть и страх,

Обнялись и расстались.

Воротился довольный впотьмах

Тот и этот крапивник

И поведал о тёмных местах

И чем дышит противник.

А наутро, как только с куста

Засвистела пичуга,

Зарубили и в мать, и в креста

Оба войска друг друга.

А живые воздали телам,

Что погибли геройски.

Поделили добро пополам

И расстались по-свойски.

Ведь живые обеих сторон —

Люди близкого круга.

Почитай, с легендарных времён

Понимают друг друга.

Предысторию масонской структуры В.Н.Емельянов заканчивает следующими словами:

«Как мы уже видели из “Легенды об Адонираме”, Соломону приписывается создание двух дополнительных степеней - 4-й и 5-й, которые были скрыты от первых трёх, а 5-я, в свою очередь, - от 4-й. Таким образом, уже в самой легенде заложен принцип так называемых невидимых начальников, которым каждый масон даёт клятву беспрекословного подчинения. Если считать, что этими высшими степенями командовал сам Соломон (условно - 6-я степень), действиями Соломона руководил первосвященник-левит Цадок (условно - 7-я степень), а над Цадоком тоже были руководители и не один, то упирались они в жреческую структуру Древнего Египта 99 степеней посвящения. Постепенно, особенно с помощью знаменитой александрийской иудейской школы, египетская жреческая пирамида была полностью оседлана сынами Сиона, а потом произошла и полная кадровая замена египтян на иудеев. Также была подмята и жреческая пирамида Двуречья1, взаимосвязанная с египетской. Кстати, если усматривать в пропорциях, размерах и т. д. каменных пирамид Египта какой-то скрытый смысл, то его нужно искать не в связи с предполагаемыми пришельцами из космоса, а именно в связи со структурой жреческой иерархической касты. Однако как раз этого-то и не допускают масоны, уводя исследования в ложные русла».

Масонская пирамида2 (иерархия) описана в «Десионизации» следующим образом:

«Мы видим, что фактически существуют две иерархические пирамиды: одна - чисто иудейская, куда гоям нет доступа. Она состоит из 99 ступеней. Первые 33 ступени посвящения для 11 светских колен израилевых и с 34-й по 99-ю для идеологического колена Левит. Светский иудей, достигший 33-й ступени, может перейти в левиты. На верхней - 99-й ступени стоят три верховных невидимых раввина, которые как бы возвышаются на трёх пьедесталах над площадкой, образующей 100-ю ступень, на которой находится невидимый Царь Иудейский. Царь имеет невидимого для него самого “дублера”, подготовленного для этой роли, но не догадывающегося об этом. В случае смерти или смещения Царя Иудейского, дублер автоматически заступает на его место. В упрощённом, но приближенном к этому варианте мы знаем это по системе “президент - вице-президент США”, созданной по образу и подобию верхушки невидимой иудейской пирамиды. Упрощение в США в том, что вице-президент знает, что он может стать президентом, а это может создать соблазн для организации тайного убийства. В иудейской пирамиде этот соблазн исключен. Вторая пирамида предназначена для гоев-масонов, но иудеи имеют право в них тоже участвовать. О существовании иудейской пирамиды масоны до 30-й степени не подозревают. Всего же степеней3 у масонов только 33. Но это по вертикали. По названиям же и по специализации в каждой из 33 степеней может быть по много вариантов. Так известный масон д-р Бёкк насчитывает таковых до 800. Само собой разумеется, что понадобилось бы много томов для их исследования. Но такая работа едва ли имела бы пользу, ибо она создала бы тот ряд деревьев, за которыми леса не видать.

В классическом плане мировой масонский орден имеет 33 степени; пирамидально восходящие от низших к высшим. При колоссальном распространении масонства и его эластичной приспособляемости к национальным, политическим, социально-экономическим, бытовым, культурным и вообще всякого рода локальным условиям, число степеней не везде одинаково. Однако нужно твердо помнить, что, несмотря на видимую пестроту и мнимое многообразие, сопровождающееся иногда даже настоящей враждой между низами отдельных орденов, все верха масонских пирамид всегда пребывают в тесном согласии и взаимодействии, а нити управления этими верхами сходятся к левитам. МАСОНСТВО ЕДИНО ВО ВСЁМ МИРЕ1, хотя масонские низы об этом и не подозревают.

Всё многообразие масонской системы в мировом масштабе можно сравнить с многообразием системы образования, начиная с дошкольных заведений и кончая академиями. Большая часть масонских лож во всём мире, подобно начальным школам первой ступени, состоят всего из трёх классических (по Адонирамовой легенде) масонских степеней: ученика, подмастерья и мастера. И подобно тому, как во многих слаборазвитых странах иногда нет даже собственной средней школы, так и по мировой масонской разнарядке в ряде стран мира не разрешено открывать ложи, имеющие степени выше первых трёх. И если учесть, что в отличие от системы народного образования, структура которой всем известна, масонство - сугубо секретная организация, то получается следующая картина: при вступлении в масонство новоиспеченному “брату”-ученику объясняют, что в масонстве всего три степени, а если он вдруг и слышал, что существуют более высокие, то ему объясняют, что это злостная клевета, которая веками приписывает масонству то, чем оно никогда не обладало и не обладает. В связи с тем, что подавляющее большинство мировой армии масонства за свою жизнь не поднимается выше этих трёх степеней, то даже на смертном одре рядовой масон, который всю жизнь состоял в ложе, совершенно искренне будет нас уверять, что больше трёх всем известных степеней в масонстве ничего тайного нет, кроме особого благочестия, внутренней солидарности и взаимопомощи “братьев” и идеалов ордена, выраженных в триединстве - “Свобода, равенство и братство!” Вместе с тем, сам того не осознавая и не понимая, этот благочестивый “брат” всю свою жизнь, в силу данной при вступлении в орден клятвы, подобно роботу-автомату беспрекословно выполнял все внушения-приказы как видимых, так и невидимых начальников ордена, работая в конечном итоге на благо 99-й ступени иудейской пирамиды. Те немногие, которые, будучи в активистах на ступеньке “мастера”, приглянулись невидимым начальникам, тайно посвящаются в 4-ю степень, оставаясь для видимости продолжать состоять в III ступени и посещать как и раньше все её заседания. Далее, таким же образом он может перейти в 5-ю степень и т. д., но при этом каждый раз ему говорят, что он достиг наивысшего, что есть в масонстве или по крайней мере - почти наивысшего - там далее ещё может быть ступенька и всё... Даже названия степеней подобраны с расчётом на это.

Подобно системе: начальная школа - средняя школа - высшая школа - академия, иудо-масонская система подразделяется на: Иоанново масонство - Андрееве масонство - Шотландское масонство - чисто иудейская масоновидная пирамида. Христианство располагается в этой системе на уровне “детсада” перед Иоанновым масонством, являясь массовой идеологической базой, подготовляющей формирование масонского сознания2.

Итак:

По этой цепочке от низших степеней к высшим поступает информация. В обратном направлении спускаются внушения-приказы.

Принципиальная организация иудомасонства выглядит так:

На каждой из 33 ступеней масонской пирамиды существует своя ложа: для учеников, для подмастерья и т. д. со своей иерархией должностных лиц:

7-й ранг

6-й ранг

5-й ранг

Мастер стула (мастер ложи)

Его заместитель

1-й наблюдатель (надзиратель)

или “брат ужаса”

2-й наблюдатель (надзиратель)

I ступень

царствуют в ложе”

4-й ранг

3-й ранг

2-й ранг

Секретарь, 1-й диакон

Ритор или препаратор, 2-й диакон

Церемонемейстер, Эксперт

II ступень

управляют в ложе”

1-й ранг

1-й стюарт (кондуктор)

2-й стюарт (кондуктор)

Казначей

Препаратор

Благотворитель

Архивариус

Больничник

Декоратор

1-й (внутренний) часовой

2-й (наружный) часовой

III ступень

исполнители”

Примечания:

Брат ужаса” непосредственно руководит жуткими испытаниями неофита.

Ритор - в средние века полир или парлир, он же препаратор - провожатый и вожатый неофита.

Казначей, несмотря на 1-й ранг и III ступень - должность очень важная, так как масоны всегда располагают огромными деньгами.

Благотворитель - также очень важная должность, т. к. масоны содержат огромное число благотворительных учреждений. Архивариус - не менее важная должность, ибо доступ к масонским архивам даже отдельных рядовых братьев закрыт. Больничник - выполняет обязанности по заботе за больными братьями.

Декоратор (кровельщик) и двое часовых - охрана ложи от возможного вторжения немасонских элементов, при этом в средние века применялось ничтоже сумнящеся оружие.

Мастер стула - величайшее, чего может достичь масон в конкретном масонстве. Он должен быть точно знакомым с орденом на этом уровне, с его учением, с его тайнами, историей и конституцией ордена и уметь “светозарно мыслить и учить”. Он также должен обладать даром красноречия. По масонским статусам мастер стула избирается братьями. Но в большинстве случаев это только маневр. Он просто назначается незримым руководством ордена, а потом проделывается комедия выборов: стоящие за кулисами гарантированы, что пройдёт только нужный человек.

Поэтому в масоны идут сознательно те, кто согласен для достижения земных грубо материальных благ поступиться совестью. Это те, кто сами рвутся в ложи. Другая категория - это те, кто нужен самому масонству в силу их положения в обществе. Именно на таковых и рассчитаны первые ступени масонства, которые встречают неофита в ризах добродетели, жестами благоволения и словесами добра, но скрытую за всем этим маскарадом суть масонства он узнает лишь тогда, когда за ним навеки захлопывается дверь с роковой надписью из Дантова ада: “Надежду всяк оставь сюда входящий”. Да, масонство имеет только вход! Уйти из него, даже с первых степеней посвящения, практически почти невозможно. Ренегата отступника, могущего разгласить то немногое из полутайн, что ему доверили, ждёт почти всегда верная и неизбежная смерть. Надо вспомнить только ряд загадочных неожиданных смертей лиц, ставших неугодными ордену...».

Обобщённо глобальная толпо-“элитарная” пирамида взаимной подчинённости — система внтурисоциальных взаимоотношений, проникающая во все её государства и национальные общества, признающие Библию священной или хотя бы к ней относящиеся терпимо по невежеству либо нравственному безразличию к Добру и Злу — выглядит следующим образом:

  1. Высший уровень иерархии — заправилы проекта «мировая закулиса», предпочитающие избегать публичности в своей деятельности.

  2. Второй уровень иерархии — законопослушные иудеи, на которых возложена миссия непосредственного управления в регионах, где есть диаспоры евреев.

  3. Низший уровень — исповедующие традиционное христианство в одной из его модификаций на основе канона Нового Завета и традиции истолкования Библии для неиудеев, а также атеисты и представители прочих вероисповеданий, не имеющие за душой альтернативных глобальных проектов.

  4. Плюс к этому «соединительная и нервная ткань» системы, связывающая её компоненты воедино и обеспечивающая их взаимодействие — масонство, действующее на основе принципов:

  • каждый в меру посвящения работает на то, что понимает, а в меру непонимания — на тех, кто посвящён в высшие, чем он степени, и на тех, кто понимает больше вне зависимости от наличия посвящения или его отсутствия;

  • неукоснительное подчинение и ответственность носителей низших степеней перед высшими.

При этом степени масонства с 1 по 33 могут получить все, кто желает принять участие в проекте, и кому в этом не отказывают; с 34 по 66 ступени иерархии — только иудеи, с 67 и выше — только раввины. Принадлежность к высшим ступеням в каждом разряде требует в большинстве случаев (хотя могут быть и исключения) наследственной принадлежности претендента к системе. Такая расово-клановая фильтрация и требование наследственной принадлежности являются достаточно надёжным заслоном от продвижения внедрённой в масонство антимасонской агентуры на руководящие посты в системе на протяжении жизни одного поколения.

В своих внешних проявлениях масонство религиозно-идеологически всеядно в буквальном смысле слова: оно поглощает, выжирая их изнутри, все концептуально безвластные общественные движения, и, действуя под прикрытием их идеологий, осуществляет всё тот же библейский проект порабощения всех. Такого рода идеологическая всеядность подаётся им обществу от своего имени и анонимно как веротерпимость, терпимость к чужим убеждениям, «толерантность».

Масонство задействовано в строительстве глобального невольничьего государства, но делает это не абстрактно — «вообще», а конкретно — в русле определённой ему «мировой закулисой» программы глобальной политики

Глобальная политика как историческое явление появилась не в ХХ веке вместе со становлением таких институтов как «Лига наций» и ООН. Это древнее явление, возраст которого как минимум порядка 3000 лет. По крайней мере, таков возраст того потока глобальной политики, который создаёт всем народам большинство проблем на протяжении последних нескольких веков и двух последних тысячелетий. Суть этого потока глобальной политики мы повторим вкратце, обобщив изложенные в третьей книге курса основные библейские принципы:

* * *

«Не давай в рост брату твоему (по контексту единоплеменнику-иудею) ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого, что возможно отдавать в рост; иноземцу (т.е. не иудею) отдавай в рост, чтобы господь бог твой (т.е. дьявол, если по совести смотреть на существо ростовщического паразитизма) благословил тебя во всём, что делается руками твоими на земле, в которую ты идёшь, чтобы владеть ею» (последнее касается не только древности и не только обетованной древним евреям Палестины, поскольку взято не из отчёта о расшифровке единственного свитка истории болезни, найденного на раскопках древней психбольницы, а из современной, массово изданной книги, пропагандируемой всеми Церквями и частью “интеллигенции” в качестве вечной истины, данной якобы Свыше) — Второзаконие, 23:19, 20. «...и будешь давать взаймы многим народам, а сам не будешь брать взаймы [и будешь господствовать над многими народами, а они над тобой господствовать не будут].1 Сделает тебя господь [бог твой] главою, а не хвостом, и будешь только на высоте, а не будешь внизу, если будешь повиноваться заповедям господа бога твоего, которые заповедую тебе сегодня хранить и исполнять» — Второзаконие, 28:12, 13. «Тогда сыновья иноземцев (т.е. последующие поколения не-иудеев, чьи предки влезли в заведомо неоплатные долги к племени ростовщиков-единоверцев) будут строить стены твои (так ныне многие семьи арабов-палестинцев в их жизни зависят от возможности поездок на работу в Израиль) и цари их будут служить тебе («Я — еврей королей», — возражение одного из Ротшильдов на неудачный комплимент в его адрес: «Вы король евреев»); ибо во гневе моём я поражал тебя, но в благоволении моём буду милостив к тебе. И будут отверзты врата твои, не будут затворяться ни днём, ни ночью, чтобы было приносимо к тебе достояние народов и приводимы были цари их. Ибо народы и царства, которые не захотят служить тебе, погибнут, и такие народы совершенно истребятся» — Исаия, 60:10 — 12.

Иерархии всех якобы-Христианских Церквей, включая и иерархию “русского” православия, настаивают на священности этой мерзости, а канон Нового Завета, прошедший цензуру и редактирование еще до Никейского собора (325 г. н.э.), провозглашает её от имени Христа, безо всяких к тому оснований, до скончания веков в качестве благого Божьего Промысла:

«Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков1. Не нарушить пришёл Я, но исполнить. Истинно говорю вам: доколе не прейдёт небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдёт из закона, пока не исполнится всё» — Матфей, 5:17, 18.

При признании священности Библии и убеждённости в неизвращённости в ней Откровений Свыше, расово-“элитарная” фашистская доктрина порабощения всех “Второзакония-Исаии” становится главенствующей политической доктриной в культуре библейской цивилизации, а Новый завет программирует психику паствы церквей имени Христа на подчинение заправилам библейского проекта порабощения всех:

«… не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щёку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобой и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду» — Матфей, гл. 5:39, 40. «Не судите, да не судимы будете» (т.е. решать, что есть Добро, а что Зло в конкретике жизни вы не в праве, и потому не противьтесь ничему) Матфей, 7:1.

Это вкратце конкретный смысл Библии, в результате которого возникла и которым управляется вся библейская цивилизация — так называемый «Запад» и отчасти Россия.

Первые рыцарские церковные ордена

Начало объективного кризиса библейского христианства (глобальной политики «мировой закулисы») ознаменовалось расколом Римской империи. Практически сразу после принятия Римской империей новозаветных канонов (V век н.э.), представляющих собой крупнейший подлог от имени Бога — Римская империя распалась. Даже внедрение единобожия не спасло от распада первую “христианскую” империю, загнивающую от духовного и материального разврата её “элит” и бесправности неимущих.

Так выразился Божий Промысел: не будет дальше существовать самая крупная империя под идейно-религиозной концепцией антихристовой лжи. «Мировой закулисе» пришлось довольствоваться собиранием осколков завоёванной «варварами» западной части империи2 в единое целое под вывеской католичества, сумев сохранить ещё на тысячу лет единство восточной части (Византии) под вывеской православия — до “триумфального шествия” исторического ислама на земли Византии.

С конца IX по середину XI века раскол между двумя церквями нарастал. По приказу византийского патриарха в 1053 году все церкви и монастыри в Константинополе, придерживающиеся римского обряда, были закрыты. Римский папа Лев IX послал к Михаилу Керулларию делегацию во главе с кардиналом Гумбртом, но не для решения спора между церквями, а для передачи папского указа об отлучении патриарха. В ответ на это в 1054 году был созван собор, анафемировавший римского папу. С этого момента церкви окончательно разделились.

Прошло всего немногим более 60 лет и в 1118 году был образован воинствующий орден тамплиеров1, предназначенный для поддержки и экспансии католичества под руководством римского папы. С этого исторического момента хронологически явно выделилась тенденция «мировой закулисы» на укрепление католичества, придания католичеству мощи для покорения всех несогласных с библейской глобальной доктриной — в первую очередь в среде верхушек европейских государств, продукта распада Римской империи. Мы ещё вернёмся к рассмотрению роли тамплиеров и к проблеме упразднения этого знаменитого ордена (крупнейшего предшественника современных масонских орденов), а пока повторим кратко историю взлёта и падения могущества римской католической церкви.

Вершиной могущества католической церкви стало время правления папы Иннокентия III (1198-1216 гг.). В отношении Европы этого периода можно уверенно сказать, что «мировая закулиса» твёрдо намеревалась собрать воедино все государства Европы под жесточайшей тиранией римской католической церкви. И ей это почти удалось. Также можно предположить, что, утвердив духовное единовластие в Европе, «закулиса» пыталась подмять под себя и Восточную церковь — в том числе, не гнушаясь и Крестовыми походами и инквизицией для максимальной централизации власти. Но последнее не получилось: из-за “триумфального шествия” исторического ислама церковное католическое единство удалось установить лишь в Европе и то не повсеместно и ненадолго.

До Иннокентия III в Европе был столетний период борьбы за власть между крупными европейскими императорами (в основном германскими), носившими титул «государей Священной Римской империи» и, также как и римский папа, претендовавшими на абсолютную власть в Европе, утверждая себя «наследниками римских императоров», владык государства, объединяющего все европейские земли — и римским папой. Таким образом, «мировая закулиса» столкнулась с проблемой неподчинения единой дисциплине со стороны ряда императоров Европы.

Конфликт был временно разрешён после ряда Крестовых походов2 (воинственный “пар” германских императоров выпустили через захватнические походы), в ходе которых враждующие стороны были отчасти примирены, а отчасти произошли кадровые изменения в составе императорского корпуса. В частности был «освобождён» от мусульман Иерусалим и «Гроб Господен», в результате чего в Палестине возникло католическое Иерусалимское королевство. Католичество через необходимость Крестовых походов обрело статус не только духовной организации, но и военизированной. В Палестине возникли два крупных военизированных церковных рыцарских ордена — иоаннитов (госпитальеров) и тамплиеров. Ясно, что суть деятельности этих орденов (а также и третьего — доминиканцев) больше соответствовала полицейско-карательным функциям именем Христа, а не духовным — на что претендовали некоторые другие ордена. А кадровая база этих орденов вполне могла пополняться и особыми лицами, тайно исповедующими иудаизм и следующими Талмуду и Каббале (последней — несколько позже их образования).

Небывалое возвышение католичества к концу XI века после победы папства над местечковым властвованием императоров при Иннокентии III обеспечило кроме Крестовых походов следующее. Вассальскую зависимость от папы признали английский король Иоанн Безземельный, португальский король Санчо I, ленский король Альфонс IX, арагонский король Педро II, и болгарский царь Калоиоанн.

В то же время, папе противостояли ряд германских императоров, конфликт с которыми с XII века превратился в борьбу двух партий гвельфов (сторонников пап) и гиббелинов (сторонников императора). Папе особо противостоял император Фридрих II Гогенштауфен, слывший атеистом и богохульником. Ни Иннокентию III, ни его преемникам не удалось его одолеть (а значит, германцы грубо нарушили мировой порядок в Европе, насаждаемый «закулисой»)3. С этого времени начинается закат папского могущества, завершившийся в начале XIV века «Авиньонским пленением пап». В общем, извечное германское стремление быть «круче» всех, невзирая даже на вероломство, возможно, было решающим в сломе сценария установления всеевропейского единства под центральным руководством римского папы.

Первый острый необратимый кризис библейского христианства знаменовался «Авиньонским пленением пап» после «блестящей» (как общепринято считать) операции короля Филиппа IV Красивого.

В дальнейших рассуждениях мы будем основываться на том выводе, который сделал сам В.Н.Емельянов: масонство едино во всём мире, хотя масонские низы об этом и не подозревают. Автор «Десионизации», освещая времена образования первых рыцарских церковных орденов, считает, что уничтожение Филиппом IV тамплиеров было неожиданностью для «мировой закулисы» и явилось доброй инициативой для многих королевских верхушек Европы:

«ВПЕРВЫЕ И, К СОЖАЛЕНИЮ, ЕДИНСТВЕННЫЙ РАЗ ЗА 3000 ЛЕТ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ АППАРАТ ГОЕВ ОКАЗАЛСЯ НА ВЫСОТЕ и не только во Франции1. В этот же день по просьбе дружественного им Филиппа Красивого многие монархи Европы поступили так же».

Однако это не вяжется с тезисом о единстве масонства и не укладывается в логику дальнейших рассуждений автора, а также не ложится и в историческую целесообразность, которую поддерживала «мировая закулиса», делая “историю” согласно своему глобальному сценарию. Конечно, тамплиеры могли в какой-то мере выйти из-под контроля «закулисы» (и папской церкви), но они не обладали властностью (ни один масонский орден и ложа не обладают самостоятельностью — самовластностью — в силу многих причин, которые мы опишем далее, и первая из причин это несовершенство психики людей, отбираемых в масоны, для какой-либо самостоятельности) и не могли свободно диктовать свои условия своим же хозяевам: иерархия по посвящению исключает любое своеволие. Выйти же из толпо-“элитарной” иерархии целым орденом, конечно, можно было (ненадолго) — но существовали и другие ордена, тайные организации, а в силу внутриодренской иерархии достаточно было физически устранить его руководство (которое вледеет секретами), и весь орден “завянет” как растение без воды. Но сделать это может лишь тот, кто сам обладает информацией о структуре верхушки тайного общества. Учитывая строгую иерархическую структуру масонских орденов (где нижестоящие не знают своих вышестоящих хозяев и так далее), кроме высшего надорденского руководства никто не мог дать распоряжение на прикрытие ордена тамплиеров, раскрыв исполнителю (им стал Филипп IV) ключевые фигуры “заговора”.

Ещё одним вариантом причины уничтожения тамплеров мог быть раскол в самой «мировой закулисе». Однако причина раскола должна была быть очень веская — даже глобальная. И она в общем-то имеется: это — кризис католичества, начавшийся после распада Римской империи и раскола церквей2. Часть «мировой закулисы» могла ратовать за поддержку католичества, другая часть стала предлагать свёртывание “христианского” проекта идеологического прикрытия толпо-“элитарного” библейского сценария для постепенного перехода к его светскому варианту.

Но всё же первая причина наиболее уместна: «мировая закулиса», ощущая кризис библейского христианства (в первую очередь католичества), решила начать изменять систему тайного управления и взаимоподчинения друг другу своих кадров в Европе. Административный аппарат римских пап себя не оправдал в её глазах. От него отняли часть власти (упразднив и целенаправленно созданный для поддержки папы орден тамплиеров)1 и передали эту часть власти другим рыцарским орденам, а также и иудейским диаспорам.

Действительно, верхушки ряда европейских государств не хотели подчиняться единому католическому порядку — что и явилось причиной невозможности установления единого католического порядка в Европе после раскола церквей. Но самим католичеством и рыцарскими орденами руководили не короли и императоры поэтому: упразднение тамплиеров — следствие объективного кризиса чисто католического прикрытия общего толпо-“элитарного” сценария, а не одна из причин кризиса католицизма. То есть, сперва католицизм вошёл в кризис, а затем было в «закулисе» принято решение об упразднении одного из главных воинствующих орденов, поддерживающих католическую церковь и папу, чтобы отнять у папы часть полномочий. Исполнителя же на роль инквизитора было нетрудно найти в среде враждующих с папой королей европейских государств.

К тому же алгоритмика подготовки Филиппа IV к решающему ходу операции выглядела весьма странно. Он отпустил всех, кто в иудо-масонской иерархии стоял выше тамплиеров (куда, естественно, попали и посвящённые нерядовые руководители ордена) — как будто желал их вывести в безопасное место от смертельного конфликта:

«Важнейшим подготовительным мероприятием, проведённым Филиппом перед арестом тамплиеров было полное удаление из Франции всей критической массы иудейской пирамиды. Без этого его акция была бы заранее обречена на провал. Он провёл эту хирургическую операцию ещё в 1306 году. Только после этого он принял меры против тамплиеров, в которых видел уже производную после золотой пирамиды опасность. В этом сказалась его величайшая государственная мудрость2. Хозяева иудо-масонской пирамиды учли ошибки 1307 года:

а) единоначалие гойских правителей должно быть ограничено широким советом или парламентом (т. е. своими людьми), без которых ни одно решение не может приниматься; б) духовное единоначалие папы римского должно быть уничтожено созданием в каждой стране “национальных” еретических церквей, за главами которых скрывались бы левиты; в) ни одна важная с точки зрения золотой пирамиды страна не может оставаться без наличия в ней её критической массы, пусть даже формально замаскированных под христиан (как, например, мараны в Испании, ловко скрывавшиеся под личиной христиан с 1492 г. до наших дней, когда после восстановления монархии в Испании вся экономика этой страны вдруг оказалась в руках лиц, которые стали посещать вновь открывавшиеся через пять веков синагоги)».

Конечно, кризис католицизма это «заслуга» не подчинившихся папам верхушек ряда европейских государств, одним из представителей которых был Филипп IV. Ему и было разрешено уничтожение ордена тамплиеров. Но ведь и он и многие другие главы (и целые государства)3, не подчинившиеся папам, были незамедлительно наказаны смертью (после совершения ими всей черновой работы) а “богатства” тамплиеров пропали4. А ошибки «закулиса» действительно попыталась “исправить” постепенным введением “демократических” основ после 1307 года (выделены жирным в цитате из «Десионизации» под буквами а,б,в), ослаблявших «абсолютную» власть монархов1 и, главное — дававших предшественникам масонов большую «свободу» и скрытость влияния на европейские режимы2. Таким образом, вначале «закулиса» поменяла “ролями” власть папы и орденские полномочия3, а затем постепенно вся власть (в смысле проведения «нужных» серьёзных инициатив) стала переходить к скрытой в “демократизирующемся” европейском мире иудо-масонской пирамиде: “христианским” иерархам же пока оставили роль пастырей для «гоев» и низов “элит”. Рассмотрим предысторию создания первых рыцарских орденов и то, как происходила передача власти от римского папы к орденам. Обратимся к «Десионизации»:

«Внимательное рассмотрение того, как христиане-крестоносцы превратились в сатанистов-служителей левитов имеет для нас далеко не чисто исторический интерес.

Основателями ордена были соратники Готфрида Бульонского французские рыцари Гуго де Пайянс и Готфрид де Сент-Омер, которые в 1118 году вступили в Палестине в союз с семью другими рыцарями и во имя Божьей Матери принесли обет целомудрия, послушания и бессребреничества, четвёртым главным обетом этих девяти рыцарей была защита паломников в Св. Землю против сарацин. Существует мнение, что уже при самом основании ордена стояли левиты. Рыцари - основатели ордена не были монахами, ибо монах не носит меча, тем не менее они повторили перед патриархом иерусалимским вышеназванные три монашеских обета, неисполнение которых служило одним из главных предметов обвинения после ареста храмовников в 1307 году. Основан был орден в иерусалимском странноприимном доме. Вскоре король Балдуин II Иерусалимский отвел им именно ту часть своего дворца, которая была построена на том месте, где находился Храм Соломона. Многие исследователи полагают, что иудейские менторы рыцарей особенно заинтересовались ими как раз после этого и подсказали также выбор орденского знамени, состоявшего из сшитых вместе чёрного и белого квадратов, знаменующих главную идею дуализма1 - равнозначность добра и зла, т. е. бога и сатаны2.

Счастье сопутствовало ордену. Положение об ордене было написано самим св. Бернардом3, которое папа Гонорий II подтвердил на Тройесском соборе в 1127 году. Пожертвования и наследства потекли в кассу ордена. Папа Александр III подтвердил и умножил в 1172 году привилегии ордена, и папа Иннокентий III, тот самый, который исповедь и предсуществование возвел в догматы, освободил духовенство ордена от присяги на верность и послушание епископам4, что особенно было чревато последствиями для тамплиеров. Благодаря привилегиям церковь и государство вскоре потеряли всякий контроль над орденом, его членами и его имуществом и мало-помалу тамплиеры образовали государство в государстве, а также церковь в церкви5.

Созданный несколько ранее тамплиеров орден св. Иоанна или иоаннитов, сохранившийся до наших дней6, такими привилегиями не пользовался. Скорее всего, его спасло именно отсутствие привилегий, подобных тамплиеровским7, а может быть лучшая маскировка и конспирация.

Ордена св. Иоанна и храмовников служат истинным выражением духа крестовых походов, духа воинственного и религиозного, и они преисполняли славою весь христианский мир, - писал известный апологет масонства историк Г. Мишо, - они были для королевства Иерусалимского как бы живою крепостью, вечно поражающей и никогда не поддающеюся. Какая радость была для бедных безоружных пилигримов, когда где-нибудь, в горах Иудейских или равнинах Саронских, они примечали вдали красное одеяние иоаннитов или белую мантию рыцарей храмовников!”.8

До самого краха государства крестоносцев1 храмовники и иоанниты оставались в Палестине, а после разрушения Птолеамаиды иоанниты поселились на о. Родосе2, храмовники же - в своих обширных владениях в Европе».

Крестоносцы изначально были служителями левитов (как и пишет В.Н.Емельянов) — таковыми они и остались. Филипп Красивый выполнил роль средства передачи полномочий от одной мафии другой, причём — вместе с материальными ценностями и главными фигурами тамплиеров (и то и другое пропало). Основные тамплиеры “растворились” в предмасонской среде других орденов вместе с “богатствами” и тайнами. С этого момента Европа продолжала управляться через тайные общества иудейско-масонского типа: в каждом европейском государстве особо поддерживалось «государство в государстве», которое и диктовало верхушкам “элит” как управлять толпой и материальной структурой. “Христианство” же оставалось ещё долго главной идейно-религиозной вывеской для «гоев»: но после 1307 года «мировой закулисе» было уже не так важно, как ранее, сохранение единства библейского христианства (под вывеской католичества или под другой вывеской) — с этого момента «мировая закулиса» готовила свои тайные орденские (в будущем масонские) силы к любому развитию событий для того, чтобы эти ордена и иудейские диаспоры могли решать её задачи и в условиях когда религиозно-идеологического единства не будет, а будет библейский “плюрализм” псевдодемократии для толпы. «Закулиса» поняла, что католического единства не получится, и стала готовить сценарий альтернативного католичеству единства, сохраняя свою дееспособность в условиях европейского “плюрализма” псевдохристианства, а также и всех течений исторического ислама.

Эту версию подтверждает обширная информация, данная в книге М.Бейджента и Р.Ли «Храм и ложа. История ордена от 1307 года до наших дней» — хоть сами авторы считают ордена и масонов самостоятельной силой. Книга вышла в 1989 году, а русское издание — в 2003 году. Книга хороша тем, что на основе её фактологических материалов можно сделать следующий вывод:

Тайные структуры, через которые осуществлялась глобализация по-библейски, существовали задолго до официального появления масонства — они крупно “засветились” за 600 лет до этого как рыцарские ордена, предназначенные «блюсти порядок на местах», отведённых им некой силой, которая в тот момент представлялась верхушкой католичества. Самая крутая и могучая структура — орден рыцарей-храмовников (тамплиеров) — своей деятельностью, которая была широко известна многим королевским режимам Европы, высветила многочисленные стороны деятельности тайных обществ масонского типа, которые, согласно масонской легенде (и общей логике управления со стороны «закулисы»), существовали и до тамплиеров (скорее всего от времён Соломона или даже раньше), но не были столь известны1 до тамплиеров. Орден тамплиеров, которому самим папой были даны особые полномочия (более широкие, чем другим орденам, например иоаннитам), был формально предназначен в первую очередь для поддержки порядка в «Святой Земле», авторитет возвращения которой позволил в тот период папскому католическому порядку подчинить себе множество европейских режимов: именно в этот период временного успеха католичества тамплиерам были даны почти неограниченные полномочия в отношении всех, кто противился папскому произволу — чем полномочия тамплиеров продливались и за пределы «Святой Земли» в обширные европейские владения тамплиеров2. Если бы папскому католичеству удалось захватить под свою власть все крупнейшие европейские королевства — то участь тамплиеров скорее всего была бы не столь “трагической”. Но этого не получилось и к концу XIII века стало ясно, что данные только тамплиерам неограниченные полномочия (в отношении произвола всякого рода) могут сыграть отрицательную роль — высветить тайные структуры «мировой закулисы» и методы управления через эти структуры. «Мировая закулиса» приняла решение: «с глаз долой — из сердца вон», не возражая против показательной “порки” одного из самых могучих своих детищ3. Этим «закулиса» успокоила некоторые особо спесивые королевские верхушки Европы (мол, всё: орденов, которые не подчиняются церкви4 и диктуют вам свою волю таким наглым образом больше не существует), перейдя к управлению через более скрытые орденские структуры (например, иоаннитов) без особого упора на центральную религиозную структуру и власть римского папы, как это было в период небывалого расцвета католичества.

Роль и средства орденских структур

Опыт деятельности и алгоритмика “ликвидации” ордена тамплиеров, дошедшие до нас благодаря небывалой “засветке” этого ордена в период надежд «мировой закулисы» на католическое европейское единство — особо интересен для понимания роли и места тайных орденско-масонских структур в глобальном сценарии. Ведь с тех пор мало что изменилось в их назначении и средствах влияния на властные верхушки государств. Рассмотрим более подробно всё это на примере ордена тамплиеров. Дело в том, что с «благословления» самой крупной верхушки иерархии “христианской” церкви, в “христианской” среде орден с самого начала своего существования занимался деятельностью, большая часть которой всегда была уделом иудеев.

Но сначала укажем на один интересный исторический факт, подтверждающий изменение курса идеологического прикрытия общебиблейского проекта (с религиозного на светский) уже с начала XIV века — начала религиозно-идеологического поворота, ознаменовавшего собой постепенный выход Европы из “христианского” средневековья и корректировку вывесок рыцарских орденов того времени. Как известно из книги М.Байджента и Р.Ли, часть тамплиеров скрылась в Шотландии. Но этому предшествовал ряд событий. В 1292 году (сразу после “падения” «Святой Земли») на исторической сцене средневековой Шотландии появляется некий Роберт Брюс — борец за независимость средневековой Шотландии от папского произвола. Наивысшей точкой в его карьере является битва при Баннокберне в 1314 году1 — произошедшая через три месяца после казни Жака де Моле, великого магистра ордена тамплиеров. Роберта Брюса считают покровителем тамплиеров. Официальный Рим не признавал Р.Брюса, а поэтому законы о преследовании тамплиеров не распространялись на регионы Шотландии, занятые Брюсом. Брюс мечтал о реставрации уникального Кельтского королевства со всеми древними кельтскими институтами власти. Шотландия исторически являлась местом, население которого тяготело к старым религиозным верованиям. Многие из кельтских ритуалов вошли в масонские шотландские ритуалы. Брюс (как лидер эксперимента, локализованнного Шотландией) начал то, что через несколько веков начнётся уже по всей Европе под названием «Эпохи Возрождения» (на базе “ренессанса” древнегреческой культуры и “права”), после чего по всей Европе прокатится волна буржуазных революций. Вот к этому периоду и стали упреждающе адаптировать рыцарские ордена, начав с “разгромленных” тамплиеров.

Тамплиеры были и остаются настолько популярны в масонской среде, что в XVIII-XIX вв. некоторые масоны усердно стремились доказать своё происхождение от тамплиеров, стали возникать неотамплиерские организации. И это не удивительно: ведь тамплиеры — первая мощнейшая “засвеченная” историей тайная орденско-масонская организация. Но этим самым современные масоны показали преемственность полномочий и функциональную идентичность, которую мы и рассматриваем на базе примера тамплиеров. М.Бейджент и Р.Ли пишут:

«Тамплиеры представляли собой абсолютно новое явление: “Впервые в христианской истории воины будут жить как монахи”2. С 1128 года орден стал стремительно расширяться… Через год тамплиеры владели землями во Франции, Англии, Шотландии, Испании и Португалии. В течение десяти лет их владения распространились на Италию, Австрию, Германию, Венгрию и Константинополь3. В 1131 году король Арагона завещал им треть своих земель4. К середине двенадцатого столетия орден Храма превратился в самую богатую и влиятельную организацию в христианском мире5, за исключением папства6.

Официальной основной сферой деятельности ордена Храма считалось Иерусалимское королевство. Европа должна была стать тыловой базой, источником людских и материальных ресурсов, а также каналом их транспортировки на Святую Землю. Поэтому тамплиеры никогда не забывали о «заморских территориях» — именно так они называли Ближний Восток. Их деятельность охватывала территорию от Египта до Константинополя. Ни одно решение руководителей крестоносцев ни одно событие на этих землях не обходилось без участия ордена. В то же время тамплиеры — свидетельство тому их роль в подписании Великой хартии вольностей — принимали активное участие во внутренних делах большинства европейских монархий».

Это то, что касается “географии” распространения тамплиеров и меры их влияния на европейские режимы1 — а значит и степени экспансии «мировой закулисы». Теперь можно перейти к рассмотрению основных средств масонской экспансии на примере ордена Храма. М.Бейджент и Р.Ли пишут:

«Благодаря своим обширным владениям, многочисленности, дипломатическому и военному искусству орден Храма приобрёл огромное политическое и военное влияние2. Однако финансовая мощь тамплиеров была столь же велика, и их деятельность существенно повлияла на основы экономики той эпохи. Обычно историки связывают развитие экономических институтов Западной Европы с еврейскими ростовщиками, а также с крупными итальянскими торговыми домами и союзами. На самом деле доля евреев в ростовщичестве была неизмеримо меньше, чем доля тамплиеров, а орден Храма не только явился предшественником итальянских торговых домов, но выработал механизмы и процедуры, которые затем взяли на вооружение итальянские купцы».

То есть, тамплиерам было поручено в начале XII века ускорение концентрации управления европейским конгломератом с помощью ростовщичества (древнейшего института, “благославленого” только для иудеев) и торговых махинаций (видимо древних аналогов биржевых спекуляций — паразитизма на торговле и недвижимости) для аккумуляции материальных средств (четвёртый приоритет обобщённых средств управления), которые запускались на нужды глобализации по-библейски.

Действительно, в католицизме ростовщичество было под запретом: то есть, “христианам” нельзя было заниматься ростовщичеством (самым “прибыльным” деланием денег “из воздуха”): «гоев»-“христиан” приучали к повиновению “господам”. Но зато ростовщичество поощрялось для иудеев и … тамплиеров3. Но ведь последние были вроде бы “христиане” (орден-то “христианский”). Но это только «вроде бы»: в действительности, как мы уже знаем, ордена и масонство — древнейшая и неотъемлемая часть толпо-“элитарной” пирамиды — средство концентрации управления по-библейски аналогично-параллельное иудеям. Поэтому и полномочия у таких орденов, как тамплиеры, были аналогичные иудейским. «Мировой закулисе» нет разницы, какие средства, какой «подручный людской материал» в какую эпоху употреблять для её дела: важна эффективность и конечный результат. Далее М.Бейджент и Р.Ли пишут:

«В сущности, основы современного банковского дела были заложены именно тамплиерами. В период своего расцвета орден распоряжался большей частью свободного капитала — если не всем капиталом Западной Европы1. Храмовники впервые ввели понятие источников кредитования, а также выделения кредита для развития и расширения коммерции2. Фактически они выполняли все функции торгового банка двадцатого века.

Теоретически церковное право запрещало христианам заниматься ростовщичеством, то есть одалживать деньги под проценты. Вполне логично предположить, что этот запрет должен был примениться ещё более строго к таким сугубо религиозным организациям, как орден Храма. Тем не менее тамплиеры ссужали деньги и взимали проценты в очень широких масштабах3. В одном из документально подтверждённых случаев согласованный процент при просрочке долга составлял 60 процентов в год — на 17 процентов больше, чем разрешалось взимать ростовщикам-евреям4. Строгие правила церковного права обходились при помощи уклончивых выражений, эвфемизмов5 и иносказания6.

Одной из самых важных сторон в финансовой деятельности ордена была организация платежей в удалённых местах без перевозки наличных денежных средств. В эпоху, когда путешествия являлись сомнительным предприятием, когда дороги никем не охранялись и путник постоянно подвергался опасности грабежа, вполне естественно, что люди крайне неохотно перевозили с собой ценности… Чтобы противостоять этой угрозе, тамплиеры изобрели аккредитив…Воровство и подделка таких аккредитивов пресекались сложной системой кодов, известной только тамплиерам.

Помимо предоставления ссуд и выдачи аккредитивов, орден, благодаря своей сети прецепторий, предлагал услугу по хранению ценностей. Во Франции парижский Храм выполнял роль королевского казначейства. В нём хранились богатства государства, а не только богатства тамплиеров; казначей ордена был также и королевским казначеем7. Таким образом, все финансы французской короны находились под управлением ордена и зависели от него… Они не только собирали папские налоги, десятину и пожертвование, но были наделены большими полномочиями и внушали больший страх, чем современное Управление налоговых сборов. В 1294 году тамплиеры организовали обмен старых денег на новые. Они часто выполняли доверительные функции по управлению финансами и собственностью, а также выступали в качестве маклеров и уполномоченных по взысканию задолженности. Они брали на себя роль посредников в спорах, связанных с денежными штрафами, приданным, пенсиями и множеством других финансовых операций1.

Несмотря на обет целомудрия, рыцари, похоже, распутничали с не меньшим энтузиазмом, чем пили. Однако несмотря на подобную невоздержанность, их репутация точных, честных и неподкупных в финансовых делах оставалась незыблемой. Можно было их не любить, но им можно было доверять. Тамплиеры с особой строгостью относились к членам ордена, совершавшим нечестные поступки2.

Подобно современным швейцарским банкам, орден поддерживал несколько долгосрочных трастовых фондов для управления имуществом умерших или разорившихся людей...

Самым большим достижением «бедных рыцарей…» была экономика. Ни один средневековый институт в такой степени не способствовал развитию капитализма. Однако богатство, которым тамплиеры так эффективно управляли, стало предметом неудержимой зависти монарха3, жадность которого была сравнима с его беспардонностью».

Можно сделать вывод: от успешного опробования первых рыцарских церковных орденов берёт своё начало небывалая интенсификация концентрации управления по-библейски с упором на средства четвёртого (экономического) приоритета методами, к которым издревле были допущены лишь иудеи.

Как мы уже говорили, легендарное «богатство тамплиеров» не досталось королю Филиппу. Мало того, есть ряд исторических фактов, которые подтверждают нашу версию о трансформации организации ордена Храма в другие ордена и о том, что этой трансформацией руководила тайная сила, которая, во-первых, была статусом выше короля Франции и, во-вторых, сами тамплиеры ей подчинялись — даже если им приходилось жертвовать собой:

«Есть серьёзные основания полагать, что тамплиеры всё же заранее были предупреждены4. Известно, например, что незадолго до своего ареста Великий Магистр Жак де Моле собрал все книги и документы, касающиеся его ордена и сжёг их. Один из рыцарей, который покинул орден примерно в это же время вспомнил, что парижский казначей назвал его поступок «очень благоразумным» и сказал, что кризис неминуем. Наконец, в этот же самый момент все командорства Франции обошёл приказ, запрещавший давать какую-либо информацию об обычаях и ритуалах рыцарей… Во-первых, многие рыцари скрылись, а те, кто дал себя арестовать, не оказывали ни малейшего сопротивления, как будто они получили инструкции на этот счёт... Во-вторых, есть основания предполагать организованное исчезновение целой группы рыцарей Храма, практически всех, принадлежавших к ближайшему окружению орденского казначея5.

Учитывая такую подготовку, не стоит удивляться, что казна тамплиеров исчезла — вместе с большинством документов и архивов. Один из рыцарей на допросе, устроенном инквизицией, показал, что казна была тайно вывезена из парижской прецептории незадолго до арестов. Тот же свидетель утверждал, что прецептор Франции покинул столицу вместе с пятьюдесятью лошадьми и отплыл — неизвестно, из какого порта — из страны на восемнадцати галерах, которые тоже исчезли без следа. Неизвестно, насколько достоверны слухи, но флот тамплиеров, похоже, ускользнул от короля. Корабли исчезли вместе со своим таинственным грузом, который тоже войдёт в легенду.

Орден Храма был официально распущен папским декретом 22 марта 1312 года, причём не было вынесено никакого окончательного вердикта о его вине или невиновности…В конце концов в марте 1314 года Великий Магистр ордена Жак де Моле и прецептор Нормандии Жоффруа де Шарнэ были сожжены на медленном огне на острове Сите на реке Сене»1.

Мало того, многочисленные дошедшие до нас свидетельства показывают, что большинство тамплиеров избежали инквизиции (как говорится «мафия бессмертна…»)2, организованной Филиппом IV с помощью ручного папы и растворились в среде других орденов, самым известным из которых в то время был орден иоаннитов, организованный тем же папством почти одновременно с орденом Храма:

«Решение, с которым Филипп преследовал тамплиеров, выглядело более чем подозрительно… Что касается преданности церкви, то он подчинил себе церковь. Филиппу не нужно было проявлять к ней лояльность. Он имел возможность сам определять границы лояльности3.

Как бы то ни было, Филипп уговаривал других монархов Европы присоединиться к нему в этом крестовом походе против тамплиеров. Однако все его усилия имели ограниченный успех4. В Лотарингии, которая тогда принадлежала Германии, тамплиеры находились под защитой герцога-губернатора. Некоторых членов ордена судили и объявили невиновными, но большинство из них, по совету своего прецептора, сбривают себе бороды, надевают морское платье и смешиваются с местным населением, которое — что очень важно — не выдало их.

В Германии тамплиеры открыто бросают вызов своим предполагаемым судьям, являясь на суд в полном вооружении и выражая решимость защищать себя. Напуганные судьи объявляют их невиновными. Когда орден был официально ликвидирован, многие немецкие тамплиеры нашли убежище среди госпитальеров св. Иоанна и тевтонских рыцарей1. В Испании рыцари Христа тоже оказали сопротивление своим преследователям и растворились среди членов других орденов, особенно ордена Калатрава. Был создан новый монашеский орден, Монтеса, преимущественно в качестве убежища для беглых храмовников.

В Португалии тамплиеров оправдывают, и они просто меняют имя, становясь рыцарями Христа. Под этим именем орден сохранился вплоть до шестнадцатого века, и их морские экспедиции оставили глубокий след в истории. Рыцарем Христа был Васко да Гама, а Генрих Мореплаватель, корабли которого плавали под парусом с большим «лапчатым» красным крестом2, был Великим Магистром ордена. Под таким же крестом три каравеллы Христофора Колумба пересекли Атлантику и открыли Новый Свет. Жена самого Колумба была дочерью бывшего Великого Магистра ордена, и великий мореплаватель имел доступ к документам и картам своего тестя.

Английских тамплиеров держали в Тауэре Лондона3, а также в замках Йорка, Линкольна и Кентербери. Кампания против храмовников разворачивалась неторопливо…Папа жаловался архиепископу Кентерберийскому и другим прелатам церкви, что большое количество тамплиеров полностью растворилось среди мирского населения, вступив в брак. Это не могло быть сделано без определённой помощи английских властей

В 1972 году современный историк был ещё более точен в своих оценках: “В Шотландии избежали ареста все братья, за исключением двух. Искушённые политики, они вполне могли найти укрытие в партизанской армии Брюса — король Роберт так никогда официально не признал роспуск ордена”. Масонские историки и писатели высказываются ещё более точно и определённо: “…говорят, что, покинув орден, они встали под знамёна Роберта Брюса и сражались вместе с ним в битве при Баннокберне… Легенды утверждают, что после битвы при Баннокберне …Брюс в награду за оказанные услуги сформировал из тамплиеров новую организацию4».

Идейно-религиозная основа первых орденов

Что касается непосредственно богословия: в то средневековое время, когда в Европе только за донос об отступничестве простых “христиан” пытали и сжигали на кострах инквизиции — посвящённые члены ордена Храма цинично посмеивались над простыми запуганными верующими, между собой, не считая Христа Богом, а воскресение Христа реальностью.

Руководство тамплиеров (первого могущественного рыцарского ордена Европы) было посвящено в тайну самой гнусной церковной мистерии первого тысячелетия н.э. и в самую гнуснейшую подмену Бога — ликом и именем Христа.

Правда, при этом сами тамплиеры поклонялись скорее всего “Богу” иудеев — ветхозаветному “Богу” якобы Соломона (по сути “Богу” Исаии, а не Соломона, от которого масоны ведут свою “династию”) — либо чему-то подобному, копируя вседозволенность, данную иудеям от имени этого ветхозаветного “Бога”. Отрицание же божественности Христа нужно было хозяевам тамплиеров для того, чтобы вернуть своих подопечных к «единственно правильной» вере в дохристианского единого “Бога” иудеев по принципу: раз Христос не Бог, и история Христа выдумки, то значит остаётся старый “Бог” — “Бог” иудеев.

Вот что пишут по этому поводу М.Бейджент и Р.Ли:

«Наконец, в июне 1311 года инквизиция нашла в Англии то, что давно искала… Стефан стал первым тамплиером в Англии, признавшем еретические обычаи ордена. Он сообщил, что во время церемонии посвящения ему показали распятие и приказали отрицать, что «Иисус был одновременно богом и человеком и что Мария была его матерью». Затем его якобы заставили плюнуть на крест.

За откровениями Стефана последовали — подозрительно быстро — признания двух рыцарей. По их словам, бывший магистр Англии Бриан де Джей утверждал, что «Христос был не богом, а простым человеком»… Признания одного из рыцарей, Джона де Стока, имели особое значение, поскольку он являлся казначеем храма в Лондоне… он заявил, что при посещении храма Гарвей в Херефордшире Великий Магистр ордена Жак де Моле заявлял, что Христос был «сыном обычной женщины и его распяли за то, что он назвал себя Сыном Божьим»1. По словам Джона Стока, Великий Магистр убеждал его на этом основании отречься от Иисуса. Инквизиторы спросили его, во что от него требовалось верить. Джон ответил, что Великий Магистр предписывал верить в «великого всемогущего Бога, который создал небо и землю, но не в Распятие… Эти  взгляды могли подразумевать ортодоксальный иудаизм2 или ислам»3.

Мифология, вера и ритуальная основа, созданная и опробованная на тамплиерах, стала основой для последующего франкмасонства. От религиозно мистической основы тамплиеров, как от единого ствола большого дерева, последуют разнообразные орденские ответвления, объединённые в единый миф-эгрегор (под которым ходят все масоны), восходящий к тамплиерам4, о чём пишут М.Байджент и Р.Ли:

«Во время существования ордена тамплиеры сами окружают себя завесой легенд и мифов. После исчезновения они порождали новые легенды, новые мифы, которые другими людьми затем превращались в «исторический факт». Впоследствии мы увидим, что одним из самых эффективных превращений подобного рода стало франкмасонство. Но были и другие, более ранние проявления этой закономерности — проявления, ставшие основой самого масонства5

В 1445 году, когда была сформирована регулярная французская армия, численность шотландских гвардейцев в несколько раз увеличилась… С поразительным постоянством офицеры и командиры шотландской гвардии становились членами ордена св. Михаила, отделение которого впоследствии было создано в Шотландии.

В сущности шотландские гвардейцы представляли собой новую тамплиерскую организацию, причём в гораздо большей степени, чем чисто рыцарские ордена Подвязки, Звезды или Золотого Руна. Подобно тамплиерам, гвардия имела цель своего существования, в первую очередь военную, политическую и дипломатическую. Подобно тамплиерам, шотландская гвардия предлагала военную подготовку и имела военную иерархию…От тамплиеров они отличались в первую очередь отсутствием какой-либо религиозной составляющей, а также тем, что давали клятву верности не папе, а французскому королю… На протяжении полутора веков шотландцы занимали уникальное положение во французском государстве. Они действовали не только на поле брани, но и на политической арене, выступая в качестве придворных и советников во внутренних делах, эмиссаров и послов в международных отношениях… Подобно тамплиерам, ряды которых пополнялись из аристократии того времени, шотландская гвардия набирала своих офицеров и командиров среди самых знатных и благородных семей Шотландии, игравших важную роль на протяжении всей истории страны1

шотландская гвардия, несмотря на то, что её значение со временем ослабевало, была по сути своей новой тамплиерской организацией. Кроме того, она служила важным средством передачи традиций. Дворяне, служившие в гвардии, являлись наследниками оригинальных традиций тамплиеров. Они послужили каналом, при помощи которого эти традиции вернулись во Францию и укоренились там, чтобы через два столетия принести плоды… В результате такого сплава образовалось ядро будущего ордена — франкмасонов».

История становления и развития европейских орденских структур свидетельствует о том, что их мистико-религиозной составляющей постепенно становился древний примитивный эзотеризм, основанный на иудейской мистике и Каббале, некоторые точные науки, что неизменно должно было когда-то привести масонство к откровенному атеизму:

«В 1453 году под ударами Османской империи пал Константинополь, а вместе с ним прекратили существование и остатки Византийской империи. Результатом стал массовый наплыв беженцев в Западную Европу. Они пришли сюда вместе с накопленными за предыдущее тысячелетие богатствами: византийскими библиотеками с текстами герметиков, неоплатоников, гностиков, книгами по каббале, астрологии, алхимии, божественной геометрии со всеми знаниями и традициями, которые зародились ещё в Александрии в первом, втором и третьем веках нашей эры и с тех пор постоянно дополнялись и развивались2.

Искусствоведы и историки единодушны во мнении, что прилив идей из Византии и Испании явился чуть ли не решающим фактором в возникновении культурного феномена, который известен нам как Ренессанс»3.

Краткий обзор некоторых известных орденов

Понятие орден появилось, скорее всего, не раньше XI-XII вв. в связи с образованием первых военно-монашеских рыцарских союзов во время крестовых походов в Палестину. Слово орден (от немецкого оrden, от латинского ordo — ряд, разряд) означает знак отличия. В XIII-XIV вв. количество рыцарских орденов в Западной Европе резко возросло, причём некоторые из них насчитывали десятки тысяч рыцарей, имели огромные земельные владения. Эта известная статистика распространения домасонских рыцарских орденов только подтверждает наши выводы о том, что после тамплиеров ордена были предназначены для дезинтегрированного контроля за правящими режимами государств Западной Европы. А идейно-религиозную нагрузку каждый орден нёс свою (соответствующую специфике государства и характеру задуманных «мировой закулисой» преобразований), хотя в период библейского христианства большинство из них выступало от имени Христа. Практически все первые известные ордена являлись военно-религиозными организациями, действующими в среде простых обывателей-“христиан” и государственных “элит” по своим правилам и формально подчинялись римскому папе, ссылаясь на его полномочия. Несколько позже многие ордена формально утверждали сами монархи своей властью и поддерживали их деятельность в среде своих же государств.

Монархи могли сами возглавлять ордена, либо быть их почётными титулованными членами — что в большинстве случаев являлось признанием власти «мировой закулисы» над верхушкой государства, монарх которого поддерживал орден, а сама монархическая верхушка включалась в систему «устойчивого» (в смысле предсказуемости поведения монарха и его свиты) внешнего управления. Члены орденов, как правило, носили отличительную одежду, на которую нашивались разнообразные изображения крестов. В целях укрепления дисциплины и поощрения своих подданных монархи устраивали придворные ордена, которые в свою очередь могли быть включены в общую иерархию орденов и посвящений. Так монарх мог иметь более высокую степень посвящения, чем придворные, а могло быть и наоборот.

Монарх мог принадлежать к более высокому ордену, а для придворных создать свой внутригосударственный орден, но могло быть и иначе: внутригосударственный орден, созданный монархом мог быть вписан по посвящению в более высокий в иерархии орден, куда монарх не входил, но входила часть придворных, конечно же тайно. В свою очередь, каждый орден имел, как правило, несколько степеней посвящения, которые во многом носили чисто формальный характер — предназначенный для поощрений, потомственных прав и других привилегий наиболее «надёжным» членам. В то же время, были и ордена с серьёзными степенями посвящений и доверия «сверху», но с представителей которых и спрашивалось больше, а отступничество каралось незамедлительно и жестоко.

Помимо первого ордена тамплиеров почти одновременно с ним был создан знаменитый Орден госпитальеров (иоаннитов), существующий и по сей день и известный как Мальтийский орден. Его религиозное прикрытие — библейское христианство, то есть идеалистический церковный атеизм. Любопытно, что красный четырёхконечный крест, являвшийся символом тамплиеров, некоторым образом перешёл госпитальерам (Ордену Святого Иоанна Иерусалимского у которых был символом чёрный плащ и белый восьмиконечный крест) и международной организации Красного Креста. То есть, древнейший орден иоаннитов (его современные филиалы) опутали огромное количество стран мира под вывеской гуманизма красного креста, для которого, как известно, не существует государственных границ. Это — один из самых “демократических” орденов, ведущих и в наше время “христианскую” пропаганду вне зависимости от разновидностей “христианства” (протестантизм, католичество, православие и другие).

После вытеснения крестоносцев с Востока иоанниты в 1291 г. переселились на Кипр, в начале XIV в. обосновались на о. Родос (отсюда их другое название — родосские рыцари), в 1530 г. — на о. Мальту (стали называться также Мальтийским орденом — символ красный крест). Считается, что «Великая французская революция» нанесла удар ордену. В 1798 иоанниты лишились Мальты, а затем и других владений, утратив прежнее значение. Декретом 1792 их собственность во Франции была конфискована, а в 1798 Наполеон занял Мальту, вынудив рыцарей искать новое прибежище.

Большая часть рыцарей подалась в Россию, где император Павел I был избран великим магистром, чтобы воскресить былое величие ордена, но после убийства императора (1801 г.) орден как бы прекратил существование. В 1879 была предпринята попытка возродить орден, когда папа Лев XIII восстановил должность великого магистра, и в течение последующих лет были организованы три «нации» – в Италии, Германии и Испании. В то время «мировая закулиса» забирала полномочия у “христианских” орденов и передавала их светским.

В 1834 резиденция иоаннитов была перенесена в Рим. В 70-х гг. XX в. организации иоаннитов имеются в ФРГ, Англии, Швейцарии (где находится один из их пропагандистских центров — Рыцарский дом в Бубиконе, основан в 1936 г.), Швеции и ряде других государств. Орден объединяет около 8 тыс. человек, преимущественно представителей аристократии; в целях расширения влияния ордена с 1961 г. в соответствии с новым уставом в него стали допускаться и лица незнатного происхождения. Деятельность иоаннитов, формально занимающихся религиозной благотворительностью, в действительности носит реакционный политический характер. В России орден возобновил свою активную деятельность во время “перестройки”1.

Тевтонский орден (латинское полное название Ordo domus Sanctae Mariae Teutonicorum), Немецкий орден (Deutscher Orden), Орден крестоносцев (Kreuzritterorden), немецкий католический духовно-рыцарский орден, осуществлявший в 13 — начале 15 вв. феодальную агрессию в Восточной Европе от имени Христа. Возник в конце 12 в. в Палестине во время крестовых походов, в 1198 г. утверждён папой Иннокентием III. Имел большие земельные владения в Германии и Южной Европе. Тевтонский орден претендовал на русские земли. Решающее сражение состоялось 5 апреля 1242 на Чудском озере. Оно закончилось сокрушительным поражением рыцарей от войск Александра Невского. Орден вынужден был заключить мир, по которому крестоносцы отказались от притязания на русские земли.

Окончательная потеря могущества произошла, когда главой ордена была произведена секуляризация (превращение в светское государство) Пруссии (главной опорной точки ордена). После этого во время Наполеоновских войн Орден был распущен, и реорганизовать его удалось лишь во времена Первой Мировой войны. В период нацистских гонений на Орден его деятельность была фактически свёрнута. После окончания войны Ордену были возвращены аннексированные нацистами австрийские владения. В 1947 году декрет о ликвидации Ордена был формально аннулирован. Орден не был восстановлен в социалистической Чехословакии, но возродился в Австрии и Германии.

Но в истории тевтонского ордена есть интересный факт, который лишний раз подтверждает “всеядность” орденско-масонских структур — когда «закулиса» задаётся очередным политическим сценарием, давая “элите” поиграться в глобальных руководителей (если цели “элиты” совпадают с целями «закулисы»). Нацисты свернули деятельность “христианского” ордена, при этом нацисты даже преследовали священников настоящего ордена, а также потомков тех прусских семейств, чьи корни восходили к рыцарям ордена. Некоторые из этих потомков даже примкнули к антигитлеровской оппозиции. Однако при этом нацисты взяли его имя для целей Третьего рейха и считали себя продолжателями дела ордена, особенно в области геополитики. Доктрина ордена «натиск на Восток» была полностью усвоена руководством. Нацисты претендовали и на материальное имущество ордена. После аншлюсса Австрии 6 сентября 1938 года сохранившиеся владения ордена были национализированы в пользу Германии. То же самое произошло после захвата Чехословакии в 1939 году. Сохранили независимость только орденские больницы и здания в Югославии и юге Тироля. Была также произведена инспирированная Генрихом Гиммлером попытка создать некий собственный «Тевтонский Орден» в целях возрождения немецкой военной элиты. В этот «орден» вошло десять руководителей во главе с Райнхардом Гейдрихом.

Иезуиты — неофициальное название членов Общества Иисуса (создано в 1534 году), одного из крупнейших мужских монашеских орденов Римско-католической церкви. Деятельность иезуитов не ограничена каким-то определённым поприщем, хотя приоритет отдается педагогической деятельности на всех уровнях. Помимо этого, они проповедуют, осуществляют руководство духовными учреждениями и приходской жизнью, занимаются миссионерской деятельностью у себя в стране и за рубежом, научными изысканиями, изданием газет, обращенных к широким кругам читателей, и специальных религиозных журналов, деятельностью на телевидении и на радио. Общество формально имеет четыре степени членства. Основное назначение — защита католических “ценностей”.

К середине XVII в. Общество Иисуса насчитывало около 23 тыс. членов. Возрастающее влияние иезуитов привело орден к конфликту с деятелями эпохи «Просвещения» и сделалось одной из серьезных проблем европейской политики. В 1759 орден был запрещен на всей территории Португальской империи. В 1764 подобный запрет вышел во Франции, а тремя годами позже - в Испании, Неаполитанском королевстве и герцогстве Парма. На папу оказывалось давление с целью добиться запрещение ордена как такового, и 16 августа 1773 папа Климент XIV формально объявил о полном роспуске Общества Иисуса. После частичного его возрождения в начале XIX века иезуиты вновь оказались под ударом – на этот раз из-за волны либеральных и “социалистических” революций, прокатившейся по Европе. Время от времени их изгоняли то из одной, то из другой страны: из Бельгии, России, Франции, Итальянских государств, Испании, Германии, Португалии и Швейцарии.

Политика «мировой закулисы» в отношении прикрытия библейского сценария менялась с “христианской” на светскую, но, как видно из истории, “христианские” ордена не закрывались полностью, а их деятельность либо приостанавливалась, либо они трансформировались в другие — зачатую со сменой вывески.

Что касается масонства, то название, организация (объединение в ложи), многие традиции заимствованы масонами от средневековых цехов (братств) строителей-каменщиков, отчасти от рыцарских и мистических орденов. Масонство существует в форме местных лож — как правило, небольших групп, объединённых территориально. Местные ложи учреждаются Великой Ложей, которая служит для неё материнской. Как правило, в одной стране, существует только одна Великая Ложа. В США, однако, их две — Йоркская ложа и Шотландская Ложа.

Первые масонские ложи были основаны в XVII веке в Англии, но многие указывают на значительно более древнее происхождение масонства, берущее начало от орденов крестоносцев и от гильдий каменщиков XIII века. Некоторые ложи допускают членство атеистов, но, в общем, идеология масонства основывается на религиозно-мистическом толковании мира, не ограничивая, однако, своих членов той или иной религией. Философия масонства включает в себя элементы как “христианства”, так и других религий. Символика и терминология масонства ведет начало от орудий труда древних каменщиков, которые были первыми братьями движения. Мастерок, циркуль, отвес, молоток и др. толкуются масонами в значительно более широком смысле, часто придавая этим символам мистическое значение. Общепринятым символом движения является треугольник, внутри которого изображается открытый глаз. Стилистически, глаз часто заменяется на вписанную в треугольник окружность. Несмотря на близость некоторых лож к “христианству”, в 1738 году Папа Римский Клемент XII объявил проклятие масонству, что в дальнейшем повлекло за собой вердикт об автоматическом отрешении романо-католиков от церкви в случае вступления их в масонскую ложу. В 1983 году это положение было частично ослаблено католической церковью.

Кризис библейского христианства
и появление масонства

Мы вкратце рассмотрели основные моменты предыстории современного масонства, такого, каким мы его представляем сегодня, сделав один самый важный вывод: масонство и его предшественники — рыцарские ордена — всегда выполняли и выполняют роль наместников «мировой закулисы», предназначенных для проведения её глобального сценария. Также мы знаем, что этот глобальный сценарий приходилось всё время корректировать, поскольку старые религиозные вывески обществами отвергались (по разным причинам) и «мировая закулиса» либо придумывала новые, либо брала на вооружение чего-либо уже готовое, что было выдумано кем-то из людей под воздействием изменяющейся социальной и эгрегориальной обстановок в мире.

Поскольку предыстория масонства восходит к временам строителей Храма Соломона (древним каменщикам), а первая крупная попытка прикрытия глобального сценария единым греческим идеалистическим атеизмом толпы и “элиты” была успешно опробована ещё в Древней Греции1 в середине I тысячелетия до н.э., что ознаменовалось эпохой Платона и Аристотеля, эпохой развития точных наук и «эзотерики» — то после объективного кризиса библейского христианства2 вполне можно было ожидать “ренессанса” платонизма, точных наук, идей герметиков и геометриков с каменщиками. Более всего к этому были готовы те, кто к этому времени стали называться франкмасонами.

Вот что пишут по этому поводу М.Бейджент и Р.Ли в книге «Храм и ложа»:

«Изучение собора в Шартре показало, что в его сооружении принимали участие девять разных мастеров. Большинство таких мастеров были необыкновенно искусными строителями и чертёжниками, чьи знания лежали в основном в технологической области1. Однако некоторые из них — считается что двое из девяти строителей собора в Шартре — явно обладали более широким кругозором. Их работа несёт в себе метафизические, духовные, или, как выражаются масоны, «спекулятивные» черты, которые говорят о высокой образованности и утончённости. То есть, эти люди были мыслителями и философами, а не просто строителями. Мы уже упоминали о документе, датируемом 1410 годом, в котором говорится о «науке», возрождённой после Потопа Пифагором и Гермесом2. Из такого рода свидетельств становится ясно, что некоторые — по крайней мере — мастера имели доступ к идеям герметиков и неоплатоников задолго до того, как в эпоху Ренессанса они вошли в моду в Западной Европе. Однако до этого подобные воззрения — еретические и опирающиеся на нехристианские источники — были необычайно опасны для своих последователей, которые поэтому вынуждены были исповедовать их тайно. Следовательно, «эзотерические» традиции посвящённых мастеров возродились внутри гильдии «практикующих» каменщиков. Здесь были посеяны семена, из которых впоследствии вырастет так называемое «спекулятивное» масонство».

В общем, задолго до начала эпохи «Возрождения», а тем более «Просвещения» предшественники франкмасонов (от тамплиеров и далее), находясь в “христианской” «сдерживающей» среде — как могли (насколько позволяли степени посвящения и соответствующие им знания) двигали научно-технический прогресс «для себя», находясь на положении «государства в государстве». Они всегда были «на гребне» научных достижений. До середины II тысячелетия это было строительство3 — отрасль научно-технического мастерства, не бросающаяся в глаза как «еретическая» (всегда нужно было строить), но которая обязывала мастеров дела владеть точными науками и даже философскими знаниями, мифологией, герметизмом… В этой отрасли очень удобно было сосредоточить все «прогрессивные» тайные силы ещё издревле и поддерживать их в своём подчинении на протяжении не одного тысячелетия4. Впоследствии увлечения предшественников франкмасонов алхимией, кораблестроением, распространение математики и геометрии на другие отрасли (помимо строительства), философией и т.п. позволило к началу эпохи капитализма масонству прочно оседлать все научно-технические и академические институты государств Европы.

В первую очередь это относится к таким социальным институтам (разрешённым орденским структурам также как и иудеям), как ростовщичество и другая банковско-финансовая деятельность, успешно опробыванные в Западной Европе тамплиерами. Как известно, ростовщичество и другой финансовый паразитизм являются средством активизации научно-технического прогресса, что пресекалось в условиях средневекового “христианства” вплоть до методов инквизиции.

Когда «закулисе» стало ясно, что библейское “христианское” прикрытие даёт критические сбои (после тамплиеров) — она, видимо, сделала ставку на то, что научно-технический прогресс “промодулированный” финансово-хозяйственной деятельностью иудеев и масонов, сможет обеспечить некоторую устойчивость управления европейским конгломератом государств в объективно надвигающийся период так называемого «капитализма», который, в свою очередь, и был порождён самой библейской концепцией, в которой власть капиталов (золота и других средств накопления) от имени Бога была завещана иудеям и поддерживающим их орденским кланам.

То есть, «закулиса» решила через масонов, не дожидаясь наступления эпохи капитализма, взять в свои руки все основные социальные институты, которые станут определяющими в управлении в эту опасную для неё эпоху1 — взять под свой контроль неминуемо надвигающуюся технократию и употребить её потенциал для укрепления толпо-“элитарной” пирамиды2.

Но капитализм, как известно — это такой общественно-политический строй, в котором над психикой большинства доминирует не идеология или религия, а, как говорится, «религия денег» (четвёртый приоритет обобщённых средств управления). Если его “промодулировать” финансово-хозяйственной деятельностью масонов и иудеев1 — можно какое-то время управлять по библейской концепции. Однако, долговременной устойчивости управления, которую всегда дают высшие приоритеты (от третьего «идеологического» до первого «мировоззренческого») не будет, а значит — нужна новая идеология для толпы (взамен “христианской”), которая соответствовала бы «чаяниям народа»: безыдейный народ-толпа быстро почует эксплуатацию и ничто его не сдержит от того, чтобы начать борьбу за свободу. Сдерживающим фактором всегда была какая-либо религиозная система или идеология, подходящая «мировой закулисе» со своей системой инквизиции.

Начиная с конца XV века вплоть до эпохи буржуазных революций в Европе основной идейной опорой предшественников масонов и франкмасонов стал так называемый «неоплатонизм», а для толпы пока ещё оставались религиозные прикрытия разновидностей библейского “христианства”:

«Распространение неоплатонизма — синкретического мистического учения, которое возникло в ранней Александрии — подняло на новую высоту старые классические взгляды Платона2. Именно у Платона учёные эпохи Ренессанса, лихорадочно искавшие необходимые связи, обнаружили принцип, который стал основой для последующего формирования масонства3. В «Тимее» Платона появляется самое первое представление создателя как «архитектора Вселенной». В этом труде Платон называет Создателя «tecton», то есть «мастер» или «строитель»4. Таким образом «arcbe-tecton» — это «главный мастер», или «главный строитель». По мнению Платона, «arcbe-tecton» создал космос посредством геометрии.

Как мы уже отмечали, «эзотерические» идеи и знания из Византии проникли сначала в Италию5. Сорок лет спустя подобный поток из Испании также достиг Италии, однако большая его часть направилась в такие испанские владения как Фландрия и Нидерланды. Здесь возник фламандский Ренессанс, который совпал по времени с итальянским. К началу шестнадцатого столетия течения из Италии и Нидерландов слились вместе под покровительством Лотарингского дома и де Гизов…

Лотарингский дом и де Гизы уже увлекались мистическими теориями. И действительно, своим интересом к «эзотерике» Козимо ди Медичи обязан влиянию своего школьного товарища Рене д’Анджу, который в середине пятнадцатого века был кардиналом Лотарингским, некоторое время провёл в Италии и способствовал переносу итальянского Возрождения в свои собственные владения. Географическое соседство было благоприятно для проникновения на эту территорию идей из Фландрии. К середине шестнадцатого века Лотарингский дом и де Гизы, несмотря на свой показной католицизм, стали ревностными покровителями европейской «эзотерики». От них — через брак Марии де Гиз с Яковом V, через шотландскую гвардию, через семьи Стюардов, Сетонов, Гамильтонов, Монтгомери и Синклеров — эти идеи были занесены в Шотландию. Здесь — где давнее наследие тамплиеров подготовило соответствующий фон, а гильдии «практикующих» каменщиков под покровительством Синклеров развивали собственные тайные обряды — они нашли благодатную почву…

К 1600 году «эзотерические» воззрения начали расцветать и публично высказываться в протестантских государствах. Вскоре в Нидарландах, в Рейнском пфальцграфстве, в Вюртембергском и богемском королевствах они стали использоваться в качестве антиримской пропаганды. Таким образом, лишённые всякой связи с Лотарингским домом и де Гизами, эти идеи могли без риска заявить о себе в Англии.

Более того, в 1603 году, когда Лотарингский дом и де Гизы больше не могли контролировать ситуацию, Яков VI Шотландский — монарх из династии Стюардов, в жилах которого текла кровь де Гизов — стал королём Англии Яковом I. В этот момент наблюдатель из будущего мог бы явственно услышать «шелчок» — все необходимые исторические компоненты заняли своё место. С объединением Англии и Шотландии под властью единого монарха знатные шотландские фамилии стали играть заметную роль в английской политике, а две из них — Гамильтоны и Монтгомери — пересекли Ирландское море, чтобы основать колонию в Ольстере. Через эти семьи1 старая мистика тамплиеров и шотландской гвардии стала проникать в Англию и Ирландию. Не следует также забывать, что новый король был покровителем и, возможно, членом одной из гильдий «практикующих» каменщиков…

Прежде чем приобрести современные формы, масонство испытало на себе влияние ещё одного фактора. Как отмечалось выше, на континенте — особенно в Германии — «эзотерическое» учение теперь пропагандировалось протестантскими князьями и использовалось в качестве инструмента пропаганды, направленной против двух бастионов: папства и Священной Римской империи. Теперь сторонники этого течения начали называть себя «розенкрейцерами», и Френсис Йейтс назвала этот период его распространения «розенкрейцеровским просвещением». Тогда же начали распространяться анонимные памфлеты, превозносящие «Невидимый колледж», или тайное общество, якобы основанное загадочным Христианом Розенкрейцером. Эти памфлеты содержали яростные нападки на нового императора Священной Римской империи и папу, а также расхваливали различные «эзотерические учения». В них предсказывалось неминуемое наступление Золотого века, когда социальные и политические институты отомрут, и наступит эпоха утопической гармонии, свободной от тирании прошлого, как мирской, так и религиозной» — «Храм и ложа».

«Золотой век», о котором говорится в памфлете — ничто иное, как эпоха «социализма». Только каждый социальный слой в ней видел своё содержание: «мировая закулиса» — своё безраздельное “господство” с помощью масонов и иудеев; масоны — своё полновластие, для чего им нужен был «интернационализм», чтобы беспрепятственно проникать на чужие территории, где не будет «социальных институтов», мешающих всеобщему масонскому братству; иудеям же было обещано возвращение на «Святую Землю» и, как и масонам — господство над народами.

Простые же люди в разных странах видели в «социализме» строй, в котором все люди живут равными между собой общинами сохранившими национальные особенности и суверенитет, имеют равный доступ к знаниям и получают материальные блага по своему труду, где нет угнетения и значит толпо-“элитаризма”. Такой вот идеал для толпы и поддерживался в масонской и иудейской среде, но при этом сами масоны и иудеи были нацелены совсем на другое.

После так называемой эпохи неоплатонизма с появлением франкмасонства, совпавшим с эпохой первых буржуазных революций, масонские ложи стали проводить принцип «свобода, равенство, братство» (но платонизм и «эзотеризм» остались для внутреннего употребления»), что послужило основой уже первых “социалистических” движений — как бы «освободительной» борьбы народа от эксплуатации капиталистов, которую, конечно же было велено возглавить масонам.

О роли США в глобальной политике1

Библейский проект в формах феодальной организации жизни общества под идеологической властью католицизма и «святой инквизиции» к концу эпохи крестовых походов зашёл в тупик:

  • Регион, подвластный проекту, не распространялся за пределы Европы и даже начал сокращаться:

  • возникла мусульманская цивилизация, главный экономический догмат которой — запрет ростовщичества — системообразующего принципа библейского проекта, делал проблематичным экспансию проекта в направлении на юго-восток в полосе южных окраин Евразийского континента;

  • более того, северная Африка (включая и Египет), а также и Испания оказались под властью мусульман, в результате чего Средиземное море стало морем многовековой непрекращающейся войны, во многом утратив роль транспортной системы, а Испания имела шансы превратиться в плацдарм, с которого могло быть продолжено завоевание Европы мусульманами с юго-запада.

  • попытки ликвидировать мусульманскую цивилизацию в ходе крестовых походов в Палестину «за освобождение гроба Господня от неверных» к концу XIII века потерпели крах и привели к потере не только было возобновлённого контроля над Палестиной, но в даль­нейшем и к потере контроля над бывшей Византией, которая стала жертвой одного из крестовых походов, после чего была захвачена турками-сельджуками, исповедовавшими ислам;

  • огромная по территории Русь, хотя и была втянута в библейский проект, однако в силу «самостийности» (автокефальности) православных церквей2, сохранила некоторые возможности самостоятельного управления по полной функции, а потом выпала на 200 лет из-под власти его заправил, поскольку оказалась под властью внезапно возникшей Золотой Орды3, что в конечном итоге сохранило основы самобытности Руси и создало предпосылки к её дальнейшему расширению за счёт областей, куда до этого могла бы в общем-то без­пре­пят­ственно распространяться власть заправил библейского проекта.

  • После создания «Священной Римской империи» (962 г.) и в ходе затеи с «крестовыми походами» Римская курия «отбилась от рук» и стала претендовать на «жреческую власть», не обладая качествами, необходимыми для осуществления хотя бы знахарской над­на­ци­о­наль­ной власти, по какой причине стала плохо управляемой. Вследствие этого «святая инквизиция» стала представлять опасность для заправил проекта и его периферии, поскольку их представители явно отличались от «стандартного» толпаря — верного чада римско-католи­чес­кой церкви.

  • Одним из следствий неуправляемости курии и «святой инквизиции» стал крах подсистемы «Тамплиеры» — французский король Филипп IV Красивый и папа Климент V (пленённый в Авиньоне Филиппом Красивым) организовали в 1307 г. общеевропейский разгром публично-легальных4 структур этого ордена, осуществлявшего надгосударственное управление в русле библейского проекта в Европе и начавшего проникновение в мусульманскую Азию.

Возникший кризис управления проектом целенаправленно разрешался на протяжении нескольких столетий. В ходе преодоления кризиса свершилась реформация5, в результате которой во многих государствах Европы католицизм сменился протестантизмом. Про­те­стан­тизм в своих разных ветвях стал псевдорелигиозной оболочкой идеологии буржу­азного либерализма (по её существу светской), в результате чего возникла и стала довлеть над жизнью обществ, осуществивших реформацию церкви, «синтетическая идея», которая может быть выражена в следующей формулировке: «праведность перед Богом выражается в достижении богатства на основе законной деятельности»1; и в следствии из неё — «если беден, то неправеден». Всё вышеописанное создало предпосылки и культурологическую основу для “перезагрузки” библейского проекта, которая была осуществлена позднее на Северо-Американском континенте.

Если юридически строго, то история США начинается с оглашения Декларации неза­ви­симости северо-американских колоний от Великобритании 4 июля 1776 г. Потом в ходе своего государственного становления к началу ХХ века в границы США вошли земли, на которых колонизаторскую деятельность в прошлом начали испанцы, голландцы, французы и русские. И далеко не во всех случаях территориальные приобретения США носили мирный характер. В результате с начала ХХ века политическая карта Северо-Американского континента неизменна.

Если говорить о предъистории США, то отсчитывать её от открытия Америки Колумбом в 1492 г. — культурологически неправомерно, поскольку США, хотя и являются «плавильным котлом» народов и принесённых ими элементов национальных культур, образовались на основе доминирования англоязычной ветви колонизации Америки европейцами. Поэтому в аспекте культурологии предъисторию США следует начинать с начала государственной политики колонизации американских земель Британией.

Видеть в экспансии европейцев в Западное полушарие следствие исключительно жажды наживы и бесцельной игры политических страстей в великих державах начала эпохи великих географических открытий — было бы исторически недостоверно. Представлять дело так, что глобальная концептуальная власть, своими историческими корнями уходящая в «допотопную цивилизацию», не знала о существовании Американского материка неверно: в частности, от эпохи средневековью дошли карты, на которых изображены обе Америки и Антарктида, свободная от ледяного панциря, с точностью, который развитие математики, картографии, астрономии и хронометрии в нашей цивилизации могли обеспечить только с конца XVIII века. Т.е. Колумб отправился в плавание, имея некую «наводку», о чём в общем-то открыто говорят некоторые масонствующие авторы.

Поскольку возможности экспансии библейского проекта из региона Европы в направлении на юг, и восток2 были заблокированы социальными факторами, о чём сказано выше, направление на Север было закрыто географическими факторами, то для заправил проекта оставалось открытым только одно направление ― на Запад. Совокупность этих обстоятельств и определила географическую локализацию перезагрузки библейского проекта.

Поэтому представляет особый интерес взглянуть на историю и предъисторию США с этих позиций.

Сочетание протестантизма (плода реформации) и буржуазного либерализма в аспекте предпосылок к преодолению кризиса библейского проекта как проекта глобально-политического принесло наибольшие плоды в Великобритании:

  • Во-первых, существовал объективный фактор отдания заправилами проекта предпочтения Великобритании как потенциальному генератору перезагрузки библейского проекта — островная локализация государства, которая фактически до середины ХХ века давала достаточно надёжную гарантию от вторжения какого-либо противника и тем более — от оккупации страны, обеспечивала безопасность управления.3

  • Возникла «самостийная» англиканская церковь во главе с местным королём4.

  • В ходе английской буржуазной революции 1640 — 1689 гг. происходит смена династии, и монархия становится конституционной, а англиканская церковь обретает положение безальтернативно господствующей и окончательно рвёт отношения с Римом. К этому времени вероучение англиканства уже в основном сформировалось1.

  • Ограниченность возможностей сельскохозяйственного производства на островах и стремление к обогащению, поддерживаемое вероучением англиканско-кальвинистской церкви, становятся предпосылками к промышленному развитию страны с целью извлечения прибыли из внешней торговли и эта прибыль, в свою очередь, могла быть инвестирована в дальнейшее продвижение проекта.

  • С 1656 г., благодаря устным гарантиям Кромвеля и с одобрения Государственного совета, евреи в Англии получили право открыто исповедовать иудаизм.

  • В 1717 г. в Великобритании публично легализовалось масонство и, в конце концов, один из членов королевской семьи стал его возглавлять, по крайней мере публично-номинально.

В ходе предъистории США в британских колониях в Северной Америке отчасти управляемо сложились в общем-то уникальные условия, которые обеспечивали объективные возможности реализации идей переустройства и унификации жизни многонационального общества, которые выразил П.И.Пестель в программно-масонском документе, названном им «Русская правда»2:

1. Все племена должны быть слиты в один народ.

2. Народы везде бывают таковыми, каковыми их соделывают правление и законы, под коими они живут.

История США от истории всех других государств и обществ отличается своей противоестественностью3:

  • США — это единственное общество и государственное образование, искусственно выращенное под прессом определённого законодательства, выражающего определённую концепцию управления обществом, и эта концепция — библейский толпо-“элитаризм”;

  • Во всех других обществах законодательство в своей основе имеет пусть даже и забытую ныне древнюю самобытность и представляет собой продукт её исторического развития, с более (в Европе, Америке (вне США), Австралии, Африке, России) или менее (в регионе мусульманской цивилизации и в остальной Азии) ярко выраженным влиянием политики заправил библейского проекта на культуру и на её юридическую составляющую.

В этой особенности США и состоит суть “перезагрузки” библейского проекта, начало которой положило «Бостонское чаепитие» (1773 г.) и “Декларация независимости” (4 июля 1776 г.).

Основной целью деятельности Лондонской и Плимутской вирджинских компаний, организованных прави­тельством «Великобратании»4, было заявлено «распространение христианства», что подразумевало интеграцию коренного населения (по крайней мере той его части, что примет “христианство”) в новое общество, однако реально процесс исторического развития США пошёл иначе.

Некоторые племена северо-американских индейцев действительно приняли христианство, и на этой основе начался процесс их интеграции в общество «американской нации». В результате возникли так называемые «цивилизованные индейцы», которые продолжали жить на землях своих предков. Однако этот процесс завершился не интеграцией коренного населения в общую для всех граждан США культуру, а практически полным геноцидом коренного населения.

На Юге — на Индейской территории — процесс интеграции культур коренного и пришлого населения протекал в общем-то успешно, если вынести за скобки вопрос о рабовладении как о норме жизни человеческого общества.

Но вдруг федеральное правительство в Вашингтоне проявило инициативу к геноциду коренного населения, воспользовавшись поводом: в итоге в гражданской войне между южанами и северянами и южане, и северяне каждый по-своему выиграли, а проиграли её — индейцы. Потом в ходе «освоения дикого Запада» простые американцы, поощряемые масонским режимом в Вашингтоне, в дороге от скуки стреляли по индейцам из ружей прямо из кибиток («вагончиков»), в которых их семьи совершали переезд к будущему месту жительства. Довершила дело геноцида «огненная вода» — виски — оружие геноцида (5‑й приоритет обобщённых средств управления / оружия).

Причина такого отношения к коренному населению в том, что инициаторы перезагрузки библейского проекта на территории Северо-Американского континента стремились к тому, чтобы у создаваемого ими общества «новой Атлантиды» не было никакой памяти о своей предыстории — ни об индейской, ни о европейской, ни о какой-либо иной — африканской, японской, китайской и т.п.; чтобы у населения не было никакой исторической памяти об этапе предъистории ни в виде памятников культуры, ни запечатлённой в родовых эгрегорах населения — так называемой «генетической памяти», доступ к которой (по мнению заправил проекта) должен был быть наглухо заблокирован.

Достичь этого во многом удалось, хотя и не абсолютно1, вследствие чего простые американцы в большинстве своём наивны, самоуверенны и амбициозны, как малые дети: могут быть по-детски добры, при этом творя зло, которому их научили «старшие братаны-масоны», не понимая при этом его сути и воспринимая его как должное; так же, как и малые дети, они искренне обижаются, когда встречают неодобрение их действий не-американцами.

— Что поделаешь: Духу Америки («Spirit of America») всего 200 лет, из которых не было ни года свободного развития — всё детство под опёкой няньки-робота — братанов-масонов.

Но геноцид коренного населения Америки свершился не сразу с началом истории США. Организовать его сразу же, хотя и было желание, но не было возможности: британским колониям не хватало для этого ресурсов. Но как только ресурсы — военно-экономические и людские, подчинённые федеральному правительству, стали достаточными для его свершения — геноцид коренного населения был осуществлён в кратчайшие сроки. И естественно, что, по мнению многих американцев, ставших жертвами соответствующего промывания мозгов, индейцы в нём сами же и виноваты: не приняли с распростёртыми объятиями и рабской покорностью первых вторгшихся на их земли заморских искателей золота и серебра с изначально рабовладельческими наклонностями, которых послало «для распространения христианства» правительство «Великобратании».

«Обнуление предыстории» было одной из целей политики при создании «новой Атлантиды» потому, что из предъистории проистекают тенденции, которые могут быть активны на протяжении многих веков и тысячелетий, а активность такого рода тенденций по отношению к принципам, сформулированным П.И.Пестелем, представляет собой «собственные шумы» системы, снижающие качество управления ею по избранной концепции, либо делающие его невозможным. Именно под воздействием такого рода «собственных шумов» библейский проект и зашёл в Европе в тупик к концу эпохи крестовых походов, о чём речь шла ранее.

В процесс формирования общества «новой Атлантиды» не вписалось только коренное население Северной Америки именно потому, что оно было носителем определённой предъистории и за это было большей частью уничтожено.

Теперь можно обратиться к рассмотрению собственно процесса формирования общества США и его культуры, включая и субкультуру организации управления делами общества государственностью и директоратами предприятий.

Начальные условия этого процесса на завершающем этапе предъистории США таковы:

  • В северо-американских колониях сформировалась толпо-“эли­тарная” социальная система. Колонисты большей частью принадлежат англоязычной культуре. В обществе уже сложилась определённая специализация населения по видам деятельности: есть те, кто работает в производстве и обеспечивает производство; есть и те, кто управляет жизнью колоний.

  • В среде тех, кто управляет, развёрнуты структуры масонства, которое является единственной организованной политической силой — проводником определённой концепции упра­в­ления глобальной значимости.

  • Если характеризовать индивидов составляющих это прото-США-анское общество, то они:

  • в своём большинстве — выходцы из Великобритании и потомки выходцев из неё в прошлых поколениях. Но есть и малочисленные выходцы из других стран (некоторые наиболее известные не англичане, внёсшие свой вклад в становление США: Лафайет — француз, Костюшко — поляк, но были и другие, не так широко известные) и их потомки;

  • если характеризовать их в аспекте психологии, то это люди, которым не нашлось приемлемого места в структуре общества на их родине, либо которым место на родине нашлось, но исторически сложившиеся порядки не нравились, по каким причинам и те, и другие желали строить новую жизнь и новое общество «с чистого листа»;

  • при этом они были в большинстве своём инициативные индивидуалисты1, однако способные к корпоративности2;

  • хотя протестантизм ориентировал их на реализацию творческого потенциала в своём труде, но он же допускал и паразитизм на труде и жизни других, что создавало нравственно-этические возможности и предпосылки к построению иерархии рабовладения — как осознаваемого обществом (в отношении завезённых из Африки негров), так и не осознаваемого (в отношении себя самих «любимых»), осуществляемого посредством разного рода «игр с ненулевыми суммами»3;

  • также протестантизм с кальвинистским учением о предопределённости спасения души давал “предопределённым к спасению” иллюзию наличия у них морального права на эксплуатацию Божиего попущения в отношении тех, кому, по их мнению, было отказано Богом в спасении души, вплоть до геноцида.

  • Носительницей политической воли в этом обществе была масонская корпорация, изначально являвшаяся региональным филиалом мирового масонства как инструмента осуществления библейского проекта. Именно она:

  • учредила как основу государственности США систему разделения властей в её ныне известном и широко рекламируемом виде, однако это всего лишь — программно-адаптив­ный модуль схемы управления предиктор-корректор, т.е. предиктор (концептуальная власть) пребывает вне государственных институтов США и вне структур их «провинциального» 4 масонства;

  • организовала работы по созданию и продвижению в практическую политику начальной версии «софта» (законодательства), необходимого для осуществления программно-адаптивным модулем управленческих функций в обществе;

  • руководит поддержанием «софта» в актуальном состоянии в ходе исторического развития США, что и обеспечивает соответствие законодательства потребностям текущей и перспективной политики их заправил.

Однако масонство — само по себе концептуально безвластно, т.е. не является предиктором системы управления США, что было отмечено выше, поскольку библейский проект, если и осознаётся теми или иными «братанами» персонально как проект глобально-поли­ти­ческий, то оценивается ими как безальтернативный. Всякий региональный филиал масонства — только 1) коллективный зомби-ретранслятор политической воли заправил глобального библейского проекта по отношению к тому региону, в котором развёрнута сеть «провинциальной» масонской ложи, а также и 2) «интерфейс», на который замыкаются обратные связи в процессе управления региональной социальной системой по полной функции заправилами библейского проекта.

При этом порабощённые системой действуют на основе в общем-то простой алгоритмики:

  1. Верность Библии отождествляется ими с собственной если не свершившейся праведностью, то устремлённостью к праведности, и это — основа всего дальнейшего.

  2. Библейская социология представляется им как безальтернативная, ориентированная на воплощение в жизнь Промысла.

  3. Оценивается Божие попущение в отношении окружающих, живущих на основе иных представлений о жизни, не соответствующих Библии и принятым в системе нормам и традиции истолкования жизни на её основе.

  4. Божие попущение эксплуатируется своекорыстно соответственно синтетическому постулату протестантизма и буржуазного либерализма: «праведность выражается в богатстве и иных видах проявления успешности».

  5. Если кто-то начинает эксплуатировать Божие попущение в отношении приверженцев этой системы, то это искренне расценивается ими как сатанизм оппонентов, который должен быть подавлен.

Объективно:

  • П. 4 и п. 5 являются выражением двойственности нравственных стандартов людей, порабощённых этой системой.

  • По сути своей она — антихристианство, поскольку Христос никогда не эксплуатировал Божие попущение в отношении других (иначе бы Синедриону, в частности, мало бы не показалось), и суть христианской этики именно в осознанном отказе — даже в ущерб себе от эксплуатации Божиего попущения в отношении других, поскольку такой отказ — создаёт предпосылки для их просвещения и приведения к праведности.1

  • В отличие от рабов библейского проекта, для его заправил приверженность п. 3 и п. 4 — не искреннее заблуждение, а их осознанная нравственно-этическая и религиозная позиция, поскольку они не могут не осознавать своё противодействие Божиему Промыслу, ибо они — вовсе не такие идиоты, чтобы не понять общую суть Единого Завета, выраженную во всех Откровениях Свыше, положивших начало всем так называемым «авраамическим религиям».

  • Жертвой этой их позиции пало коренное население Северо-Американского континента, которое виновато только в том, что уклонилось в область попущения Божиего больше, нежели заправилы библейского проекта и их подопечные, и потому не смогло поставить колонистов на место и научить их праведной жизни.

Соответственно описанной выше алгоритмике и нравственно-религиозным принципам заправил библейского проекта, такие исторические факты, как:

  • уничтожение Дрездена американской и британской авиацией в ночь с 13 на 14 февраля 1945 г.,

  • ядерные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки,

  • ковровые бомбардировки Вьетнама,

  • ковровые бомбардировки городов Сербии после распада Югославии,

— объективно неизбежные следствия этой алгоритмики и нравственно-религиозных принципов заправил библейского проекта.

Также необходимо упомянуть один из не осуществлённых Вашингтоном проектов геноцида — план «Дропшот» нападения на СССР с массированным применением ядерного оружия, который не был осуществлён единственно потому, что к запланированному сроку нападения США утратили свою монополию на ядерное оружие и средства его доставки, вследствие чего ожидаемый ущерб от войны для себя оценили как неприемлемый.

С позиций этой алгоритмики все, кто живёт вне норм либерально-буржуазного проекта и осознанно или бессознательно противится переходу их обществ к этому образу жизни, реализованному в США, — дикари, подлежащие безжалостному и безпощадному уничтожению.

Что касается рождённых в штатах, то они росли в условиях действия принципа, сформулированного Пестелем, и под его давлением становились в большинстве своём таковыми, какими их делало правление и законы, под властью которых они вырастали. А масонство обеспечивало соответствие законов проекту, а правления — законам, безжалостно пресекая всевозможные уклонения от предписываемых через него правил. Предыстория общества вследствие её «обнуления» этому процессу не мешала.

Может быть высказано возражение в том смысле, что выходцы из Европы и других стран, будучи представителям своих народов, не могли не принести в духе своих родовых эгрегоров и некой предъистории, свойственной каждому из них.

В действительности это скорее «совсем не так», нежели «не совсем так».

  • Первые переселенцы, направляясь в Америку, уже были отвергнуты эгрегорами обществ, в которых они выросли; те, кто не был отвергнут эгрегорами их обществ, сами отвергали эти эгрегоры. В любом случае контуры информационного обмена с прежними эгрегорами, нёсшими предъисторию этнического происхождения новых американцев, рвались и доступ к этой информации блокировался.

  • Те переселенцы, которые приезжали в Америку, когда описанные выше начальные условия формирования общества «новой Атлантиды» уже успели сложиться, представляли собой одиночек, оторванных от эгрегоров своих прежних обществ. Они либо включались в эгрегор нового американского общества, информационно-алгоритмическое наполнение которого было сформировано и отфильтровано масонством, либо, если не могли в него включиться по причине несовместимости с ним своей индивидуальной психики, — погибали на чужбине либо возвращались в старый свет.

  • Кроме того, в жизни всякого индивида подчас ещё большую роль, чем эгрегоры, играет непосредственное общение с другими людьми: сидящий в одиночном заключении не утрачивает большинства эгрегориальных связей, но дефицит прямого и опосредованного общения с людьми влечёт деградацию оказавшихся в таком заключении людей в большинстве случаев. Поэтому по приезде в «новый свет» возникала ситуация взаимодействия «сложившаяся в США социальная среда, живущая своею жизнью, своими проблемами, — с одной стороны, и с другой стороны — вновь приехавший индивид», который пребывает в состоянии некоторой растерянности и, чтобы психологически не сломаться и выжить (для начала), он должен научиться нормам жизни этого общества. Другие такие же, как и он сам приезжие — плохие ему помощники в этом деле, поскольку сами пребывают в состоянии такой же растерянности и неготовности к жизни по нормам нового для них общества. Непривычная социальная среда прессует и форматирует их поодиночке так, чтобы они соответствовали её нормам. Кто не может к ней при­способиться, тот погибает либо уезжает.

Сказанное в двух предъидущих абзацах касается всех выходцев из других культур, включая и африканцев, которых привозили в США в качестве рабов.1

Национальное своеобразие культур в США до начала массовой и во многом неконтролируемой федеральным правительством иммиграции, начавшейся со второй половины ХХ века, имело место только в границах жилища, в котором жили семьи иммигрантов и их потомков, не забывших какие-то элементы культуры2 своих предков. То есть «Англия», «Ирландия», «Германия», «Италия», «Китай», «Япония» и т.п. могли существовать только в пределах быта семьи переселенца в США. За пределами жилища все, кроме евреев — становились «США-анцами»: евреи же — везде евреи вследствие действия принципов построения и проведения в жизнь библейского проекта. При этом:

Места компактного проживания этнически своеобразных диаспор в составе общества США (типа «чайна-таунов»), не становились политическими представительствам их этнических родин, а только вносили некое этническое разнообразие в культуру страны и производили вполне стандартных «США-анцев» в новых поколениях.

В общем же “перезагрузка” библейского проекта на территории Северо-Американского континента была успешно произведена в период с XVI по начало XIX века.

От первичного развёртывания библейского проекта в синайском «турпоходе», в ходе которого искусственно целенаправленно была выведена новая порода людей — исторически реальное еврейство (теми же методами, как впоследствии заводчики выводили новые породы домашних животных), “перезагрузка” библейского проекта на Северо-Амери­канском континенте отличалась тем, что в её ходе была «обнулена» эгрегориальная память о предъистории искусственно создаваемой новой общности людей — «США-анцев», а эгрегориальная память выходцев из синайского «турпохода» в основном уцелела и временами даёт о себе знать.

Однако и эта версия библейского проекта, породившая буржуазно-либеральный жизненный уклад (в США — в его наиболее ярком — “эталонном” виде), как и католическая версия шестью столетиями раньше, впала в кризис, получивший в марксизме название «общий кризис капитализма», выражающийся во множестве внутрисоциальных конфликтов по всему миру и в глобальном биосферно-экологическом кризисе.

Следствием “перезагрузки” стало развитие Западной (библейской) региональной цивилизации на основе идей буржуазного либерализма. При этом, если пользоваться современным компьютерным слэнгом, следует понимать, что:

  • буржуазный либерализм США — это версия «Professional edition» («профессиональная»);

  • буржуазный либерализм в странах Европы (за исключением Франции) — это версия «Home, light edition», т.е. «домашняя, облегченная», не вполне функциональная вследствие того, что предъистория обществ европейских государств не была «обнулена» (как это было целенаправленно осуществлено при создании США) и продолжает оказывать своё воздействие на текущую политику3;

  • буржуазный же либерализм во Франции — версия промежуточная между «профессиональной» и «облегченной» и отчасти — «экспериментальная».

Поскольку в миропонимании библейской культуры «лучшее — враг хорошего»1, то либерально-буржуазная Европа — системообразующими принципами построения её культуры и субкультуры управления во всех сферах жизни общества — обречена проигрывать США2. Чтобы Европе выиграть, т.е. сохранить и развить свою самобытность и культурное своеобразие её народов, — «там надо всю систему менять»3: т.е. надо выйти из-под власти заправил библейского проекта и вывести из-под их власти культуру…

“Перезагрузка” библейского проекта, развитие библейской региональной цивилизации и её агрессивная экспансия в другие регионы планеты на основе идей буржуазного либерализма действительно разрешили те проблемы, которые были неразрешимы в его предшествующей версии (феодализма на основе родоплеменного строя). Однако развитие и распространение за пределы библейской цивилизации культуры на основе идей буржуазного либерализма породило новые проблемы, которых сословно-кастовая система организации жизни национальных и многонациональных обществ в государствах прошлых эпох не порождала.

“Перезагрузка” библейского проекта, в результате которой капитализм на основе идей буржуазного либерализма подавил или заместил собой в глобальных масштабах феодализм и кое-где продолжавшие существовать откровенно рабовладельческие общественно-экономические формации, породила социальное явление, которого не было в прошлом. Это явление — ускорение научно-технического прогресса под воздействием ростовщичества и кооперации индивидуального разнородного труда. Вот что говорит по этому вопросу вполне легитимный для отечественных СМИ экономист М.Хазин:

«В XVI веке запрет (имеется в виду запрет на ростовщичество, который действовал в большинстве католических государств в эпоху феодализма: — наше пояснение при цитировании) был снят, и к концу XVIII века была создана современная капиталистическая модель, которую мы теперь называем моделью научно-технического прогресса, суть которой состоит в том, что в кредит разрабатываются новые научные исследования, как он называется сейчас НИОКРы, научно-исследо­ва­тель­ские опытно-конструкторские разработки. В кредит создаётся массовое производство. И потом за счёт продажи кредиты возвращаются. Во всех экономических учебниках написано, что если есть 2 абсолютно одинаковые фирмы, и одна развивается за счёт собственных средств, а другая за счёт кредита, то та, которая развивается за счёт кредита, развивается быстрее. То есть, иными словами, был создан механизм, резко ускоряющий технологическое развитие. И эта модель действовала до недавнего времени. При этом специфика такой модели, которая сформировалась к концу XVIII века, состояла в том, что в качестве инструмента повышения производительности труда использовался механизм разделения труда4. А углубление разделения труда автоматически влечёт за собой расширение рынка. Соответственно, начиная с конца XVIII века, история человечества с точки зрения экономики представляла собой борьбу всё более сокращающихся в количестве и всё более расширяющихся по объёму нескольких независимых технологических центров, которые между собой конкурировали.

К концу XIX — началу XX века центров было 4 — это был центр первый, Великобритания, и 3 проекта догоняющего развития, которые успешно на тот момент были реализованы, — это Германия, США и Япония. Дальше начались проблемы, потому что нужно было расширяться для того чтобы можно было развиваться, а расширяться было некуда».

Одна из особенностей сословно-кастовой организации общества — регламентация норм поведения представителей разных сословий в жи