Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Высокие требования к уровню современного образования предполагают внедрение электронных средств обучения уже в начальных классах. В последние годы ко...полностью>>
'Документ'
В СООТВЕТСТВИИ С ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПРАВИТЕЛЬСТВА № 227 ОТ 20 АПРЕЛЯ 2006 г. РАБОТЫ, ОПУБЛИКОВАННЫЕ В МАТЕРИАЛАХ МЕЖДУНАРОДНЫХ И ОБЩЕРОССИЙСКИХ КОНФЕРЕНЦ...полностью>>
'Реферат'
В монографии рассматриваются конкретные психоло­гические механизмы и процессы, обеспечивающие разви­тие мотивации человека. Большое внимание уделяетс...полностью>>
'Документ'
Выпускаемая продукция, предлагаемые виды товаров, работ, услуг (описать основные виды продукции или услуг, выпуск которых осуществляется сегодня и пл...полностью>>

Новоселова Антонина Николаевна двгу, Владивосток. Элементы волшебной сказки в «Слове о полку Игореве». сказка

Главная > Сказка
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Новоселова Антонина Николаевна

ДВГУ, Владивосток.

Элементы волшебной сказки в «Слове о полку Игореве».

Сказка   один из древнейших жанров устного народного творчества. Вплоть до 19 в. она была едва ли не самым любимым прозаическим жанром фольклора во всех слоях русского общества. Сказочные элементы в "Слове" замечены ещё А.С. Пушкиным и учеными-исследователями В.П. Адриановой-Перетц, Д.С. Лихачёвым, А.С. Орловым и др.

Анализируя "Слово о полку Игореве", мы сталкиваемся с элементами волшебной сказки. В них рисуется особый фантастический мир. Все, что происходит там,   страшно, таинственно, чудесно. Сюжет народной волшебной сказки почти всегда сводится к путешествию героя, например, в тридесятое царство-государство, куда он отправляется против воли своих родных, нарушает запрет, чтобы добыть желаемое. За нарушение запрета его упрекают, ругают. В начале своего пути герой получает предупреждение об опасности: странная встреча, тревожное состояние природы, злое предзнаменование, но он продолжает свой путь и одерживает победу. На обратном пути совершает ошибку, которую используют злые силы   они его убивают или обезвреживают. В этом случае на помощь герою приходят волшебные помощники. Они воскрешают его или освобождают, возвращают ему добытое и помогают вернуться домой.

Ср.: "Возьми, - говорит, - эту рубашку пуля не пробьет; коли наденешь ее - никто тебя не осилит!" (1, 156)

Ср.: "Служанка заплакала и пошла в сад в последний раз погулять - полюбоваться. Провещало ей одно дерево человеческим голосом: "Послушай, красная девица! Как станут сад рубить, ты возьми одну щепочку и брось в озеро" (1, 158).

Такова и структура «Слова о полку Игореве». Князь Игорь выступает в поход против половцев вопреки воле Святослава, старшего князя, за что потом и получает упрёк. Предупреждением об опасности в "Слове" является солнечное затмение и тревожное состояние природы, зверей, птиц:

Тогда въступи Игорь

князь въ злать стремень.

и поъха по чистому полю.

Солнце ему тьмою

путь заступаше;

нощь стонущи ему

грозою птичь удуди;

свистъ звъринъ въста... (2, 30)

Но князь Игорь не внял предупреждению. Он и его войско отправляются в поход. Как и сказочный герой, князь Игорь одерживает победу в первом бою. Но он совершает ошибку: располагается ся на ночлег в степи ("Дремлет в поле Ольгово хороброе гнездо. Далече залетело!"). Это стоило Игорю жизни его дружины, а сам он попадает в плен. Бежит. И здесь на помощь ему приходят силы природы, которые помогают Игорю уйти от преследования половцев.

Автор "Слова" наделяет главного героя и свойствами сказочного оборотня. Они проявляются в критический момент жизни Игоря, каковым является побег. Как считает Н.С. Демкова, эти свойства соответствуют жанру волшебной сказки. Возвращение Игоря из плена - это возвращение героя из царства мертвых (3, 491-493):

А Игорь князь поскочи

горностаемъ къ тростию

и бълымъ гоголемъ на воду.

Въвръжеся на бръзъ комонь

и скочи съ него бусымъ влъкомъ.

И полетъ соколомъ под мъглами (2, 49).

Помощник Игоря, Овлур, тоже наделен способностью к превращению:

...Коли Игорь соколом полеть ,

тогда Влуръ влъкомъ потече,(2,50).

Ср.: "Вдруг прилетает орел, ударился о землю и сделался молодцем; за ним прилетает соколом, за соколом воробей - ударились о землю и оборотились тоже добрыми молодцами" (1, 156).

В "Слове" мы усматриваем схожесть и между оборотничеством былинного богатыря Волха и свойствами оборотня как сказочного героя:

...И потече къ лугу Донца,

и полеть соколомъ подъ мъглами,

избивая гуси и лебеди

завтроку,

и объду,

иужинъ (2,50).

В былине:

Дружина спит, Вольх не спит:

он обернется серым волком,

Бегат, скакат по темным по лесам....(4,146)

Он обернется ясным соколом,

Полетел он далече на сине море.... (4, 135)

В момент бегства Игорь обращается за помощью к реке Донец. Это напоминает сказку "Гуси-лебеди", где девочка, спасаясь от погони, просит: "Речка-матушка, спрячь меня!", а после благодарит её за помощь (1, 73):

Игорь рече:

"О Донче!

Не мало ти величия,

лелъявшу князя

на влънахъ

стлавшу ему зелъну траву

на своихъ сребреныхъ брезъхъ,

одъвавшу его

тёплыми мъглами

подъ сению зелёну древу;

стрежаше его

гоголемъ на водъ,

чайцами на струяхъ,

чрънядьми на ветръхъ" (2, 49-50).

Мотив живой и мертвой воды, присутствующий в «Слове», также имеет сказочный характер. Автор трансформирует традиционный фольклорный образ. Мотив оборотничества Ярославны, которая «зегзицею» полетит по Дунаю, - тоже сказочный. На Дунай прилетает она за живой водой, необходимой, согласно фольклорным представлениям, чтобы оживить героя после того, как мёртвой, «целющей» водой, источником которой выступает в «Слове» Каяла, заживлены раны. О «мертвой» воде Каялы пишет и Л. Я. Дмитриев (5,284).

Пленение Игоря в символическом плане толкуется автором «Слова» как смерть. Вспомним слова Игоря: «Луце жъ бы потяту быти, неже полонену быти».(2,32). Позорный плен хуже смерти. Поэтому и возвращение Игоря из половецкого плена описано, по наблюдению Н. С. Демковой, «в системе изображения волшебной сказки как возвращения из царства мёртвых» (3,493).

Образ другого героя произведения, Всеслава Полоцкого, насквозь пропитан сказочными элементами. В народной памяти он слыл чародеем. В "Слове" он действует не только как князь, который "скочи къ граду Кыеву, и дотчеся стружием злата стола Киевьскаго", но и как сказочный оборотень, умеющий превращаться в зверя. Как считает Е.И. Осетров (6,64), этот волшебник, властвовавший днем среди людей, ночью принимал обличье волка и дорыскивал до пения петухов от Киева до Тмутаракани, то есть добегал затемно с берегов Днепра до Тамани. Всеслав - волк так мчался, что самому великому Хорсу - богу Солнца успевал перебежать дорогу (6, 178).

А.И. Буслаев соспоставляет Всеслава с образом старинных сказок - Китоврасом, который "обычай же той имел царь: во дни царствует над зверьми". Буслаев также сопоставляет Всеслава с героем сербского эпоса, который также в пути обгонял солнце, спеша с пеньем петухов уйти от возлюбленной, чтобы не встретиться со светилом (7, 70):

Всеслав...

а самъ въ ночь влъкомъ рыскаше:

изъ Кыева дорискаше до куръ Тмутороканя,

великому Хръсови влъкомъ путь прерыскаше.

Тому в Полотьскъ позвониша заутренюю рано

У Святыя Софеи въ колоколы,

а онъ въ Кыевъ звонъ слыша (2, 45).

Повествование в сказке ведется при помощи постоянных формул, выработанных на протяжении веков. Это и формула роста сказочного героя ("растет не по дням, а по часам"), и утешения героя, попавшего в трудную ситуацию ("не тужи, ложись спать, утро вечера мудренее"), и бега сказочного коня ("конь бежит, земля дрожит, из ноздрей - дым, из ушей пламя пышет"), и перехода от одного события к другому ("скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается") и других.

В "Слове" мы можем обнаружить некоторые из этих формул:

  • Переход от одного события к другому (полк Игоря вступил на Половецкую землю, они встретились с врагом) или временной промежуток ("скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается"):

Длъго ночь мръкнетъ.

Заря свътъ запала, мъгла поля покрыла (2, 31).

Более того, эта своеобразная формула усложнена в плане содержания и несет отпечаток психологизма.

  • Так же, как и сказочная гиперболизированная формула роста сказочного героя, следующий отрывок похож на временной показатель битв на Русской земле:

Съ заранниа до вечера, съ вечера до свъта... (2, 31)

  • Для изображения протяжённости времени используется приём повторения глагола:

бишася день, бишася другой,

третьего дня пъ полуднию (2, 35).

Здесь можно провести параллель с таким сказочными выражениями, как "шел, шел, шел Иван Царевич", "день бьется, другой бьется, третий бьется - не может одолеть врага".

Характерным для сказки является повторение однородных эпизодов, обычно троекратное. Сначала герой бьется с одноглавым змеем, потом - с трехглавым, наконец, - с девятиглавым, или проходит через три царства: медное, серебряное, золотое. Утроение действий часто является результатом тройственности действующих лиц или предметов: три сына, три бабы- яги, три подарка. Число "три" в народной поэзии вообще имеет сакральное значение. Для "Слова" это тоже характерно: Ярославна в своих заклинаниях обращается к трем явлениям природы - ветру, воде и солнцу. Для этого автор использует одно и то же выражение, причем троекратно:

Ярославна рано плачеть

въ Путивлъ на забралъ, аркучи...(2,39).

Боян превращается в три ипостаси: белку, серого волка и сизого орла.

Песнь о "старых временах" Боян пел старому Ярославу, храброму Мстиславу и красному Роману Святославичу.

Воины Игоря сражаются три дня. Более того, как и в сказке, именно третий день печальных событий, то есть поражения Игоря, описывается подробно в "Слове".

Осмомысл Галицкий "подпер горы Венгерские", "затворил Дунаю ворота" и "отворяет Киеву ворота", - три действия совершает этот князь.

Всеслав Полоцкий "на седьмом веке Трояна" решил "свататься", то есть направить свои войска к Киеву. Получается, что в шестом веке он предпринял тот поход. Шесть - это три по два. Тоже присутствует магия числа "три". Более того, тот же Всеслав "в три удара отворил он ворота Новгорода".

Итак, мы находим шесть признаков того, что сакральность числа "три" в "Слове" подтверждается, как и его роль в сказке.

В сказке как отголоске мифа образ царства смерти трансформируется в представление о чужой земле. Эта особенность ярко проявилась в «Слове», где смерть- это плен. Поход за смертью - поход Игоря, а царство смерти - пустыня. Обратим внимание, что в тексте поле половецкое выступает и просто как «поле». Это подчеркнуто и неопределенностью пространства, напоминающего сказочное: «а половци неготовами дорогами побъгоша к Дону Великому», темнотой: «мьгла поли покрыла», зловещей тишиной: «говор галичь убудися», неопределенностью места: «Дремлетъ въ полъ Ольгово хороброе гнъздо. Далече залетъло!». Важным является и нахождение «царства смерти» за водной преградой («Игоръ къ Дону вои ведетъ»).

Водный путь - это путь мертвых в славянских сказках. Ср.: «Молочная река, кисельные берега» - путь в рай; речка в сказке «Гуси-Лебеди» - возможность затеряться между миром живых и мертвых.

«Свой» и «чужой мир» обозначен границей-рекой. Причем путь в царство смерти и назад сопряжен с переходом, преодолением водной границы, а возвращаясь из плена, Игорь снова переходит реку. Ср.: Иван-Царевич и Баба-Яга переходят огненную реку по волшебному мосту. (1,76).

Время в «Слове» тоже фольклорно. «Давнее» - время обилия, время «старого Владимира», а «настоящее» - время «распрей». «Старые» времена князя Владимира сменились периодом, когда «по Руской земли рътко ратаевъ кликахуть», благополучие русичей разрушено непродуманными действиями князя Игоря, а возвращение Игоря и восстановление мира на Русской земле «страны ради, грады въсълы».

Побег Игоря сопровождается чудом - исчезновением преград: «кликну, стукну земля, вежи ся половецкий подвизаша». Качественная сторона времени находит отражение в сравнении различных хронологических промежутков. Идеал времени обращен в прошлое, как в сказке, где полная гармония существует до момента, обозначенного словами «как-то раз», «однажды», «вдруг». Время прошлого - обильное, «звенит славою», время настоящее - «невеселое», тоской и печалью разливается по Русской земле.

В тексте обнаруживается наделение различными качествами суточных циклов. Это характерно и для синкретического народного сознания, соединявшего христианское и мифологическое осмысление мира, в котором дни, часы суток могли быть добрыми или злыми. Ночь является символом зла, темных сил, опасности. Не случайно автор, с осуждением говоря о Всеславе, замечает, что он «въ ночи волкъмъ рыщучи».

Природа волшебным образом предупреждает Игоря об опасности: днем - затмение, утром-кровавые зори, а ночью - гроза, звериный свист, крики Дива.

День становится ночью - сказочная смена времени суток подчеркивает опасность задуманного Игорем похода. Расплата за нарушение запрета неминуема, и «не веселая година въстала» - «обильные» времена на русской земле становится « худыми».

Именно художественное время и пространство во многом определили и поэтику «Слова», отразившую синкретизм средневекового славянского культурного сознания, объединившего христианское и языческое мировосприятие. Но особое внимание автора к природе, окружающей его героев, отличает «Слово» от фольклорных эпических жанров.

Литература

1. Восточнославянские волшебные сказки. - М.: «Худ. Литература»,1982.

2. «Слово о полку Игореве». - М.: «Худ. Литература»,1983.

3. Демкова Н.С. Бегство князя Игоря./ «Слово о полку Игореве: 800 лет».-М.: «Сов. Писатель»,1986.

4. Былины. Под ред. Селивановой Ф.М. - М.: «Советская Россия»,1988.

5. Дмитриев Л.А.Важнейшие проблемы исследования «Слова о полку Игореве». – М.,ТОДРЛ, т.31,1975.

6. Осетров Е.И. Мир Игоревой песни. Этюды. - М. «Современник», 1977.

7. Буслаев Ф.И.Мои досуги. - М.: «Флинта-Наука»,2001.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Оргкомитет конференции (6)

    Документ
    XII Международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых исследователей «Интеллектуальный потенциал вузов – на развитие Дальневосточного региона России и стран АТР»
  2. Заседание Бюро

    Заседание
    (координаторы: Винницкий Д.В., заведующий кафедрой финансового права УрГЮА; Паскуале Пистоне, профессор Венского университета экономики и бизнеса и университета Салерно, Запольский С.

Другие похожие документы..