Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Автореферат'
Защита состоится 22 октября 2008 г. в 14 часов на заседании диссертационного совета Д 212.162.01 при ГОУ ВПО «Нижегородский государственный архитекту...полностью>>
'Документ'
По своему природному строению наш позвоночник – очень оригинальное и хорошо продуманное «техническое устройство». По сути, позвоночник – это подобие ...полностью>>
'Курсовая'
Информационная безопасность (1 0 ч) Курсовая работа: Высокоуровневые методы информатики и программирования специальность 080801 «Прикладная информати...полностью>>
'Рассказ'
История-рассказ,повествование о каком-либо событии. К истории следует подходить с 2-х сторон как процесс развития природы и общества и как наука об эт...полностью>>

Перевод с английского: Ф. Веревин, А. и Г. Беляевы, Л. Морозова

Главная > Рассказ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Г. ГУРДЖИЕВ

ОБЪЕКТИВНО-БЕСПРИСТРАСТНАЯ КРИТИКА ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

или РАССКАЗЫ ВЕЛЬЗЕВУЛА СВОЕМУ ВНУКУ

Перевод с английского: Ф. Веревин, А. и Г. Беляевы, Л. Морозова.

ВСЕ И ВСЯ Десять книг в трех сериях. в трех сериях, из которых это - первая серия.

Все написано на основе совершенно новых принципов логического обоснования и направлено непосредственно на разрешение следующих трех кардинальных проблем: ПЕРВАЯ СЕРИЯ: Разрушить, безжалостно, без какого-либо компромисса, в мышлении и чувствах читателя взгляды и убеждения обо всем существующем в мире, за период многих столетий укоренившиеся в него.

«Из всех, кто заинтересуется моими писаниями, никто никогда не должен даже пытаться читать их иначе чем в указанном порядке; другими словами, он не должен никогда читать ничего из написанного мной прежде, чем хорошо ознакомится с более ранними работами».

Г.И.ГУРДЖИЕВ

ДРУЖЕСКИЙ СОВЕТ (экспромтом написанный автором при передаче этой книги, уже готовой к изданию, в типографию) На основании многочисленных выводов и заключений, сделанных мною во время экспериментальных изысканий, касающихся продуктивности восприятия современными людьми новых впечатлений из того, что они слышали и читают, а также на основании идеи одного изречения народной мудрости, дошедшего до наших дней с очень древних времен, которое я только что вспомнил и которое гласит: "Всякая молитва может быть услышана Высшими Силами, и может быть получен соответствующий ответ, только если она произносится трижды: в первый раз - о благоденствии или за упокой души своих родителей, во второй раз - о благоденствии своего ближнего, и только в третий раз - о самом себе", - я считаю необходимым дать на первой странице этой, вполне готовой к изданию книги следующий совет: "Читайте каждое из моих письменных изложений трижды: в первый раз - хотя бы так, как вы уже привыкли механически читать все свои современные книги и газеты, во второй раз - как если бы вы читали вслух другому человеку, и только в третий раз - постарайтесь понять суть моих писаний".

Только тогда вы сможете расчитывать на создание своего собственного, присущего только вам, беспристрастного суждения о моих писаниях. И только тогда может осуществиться моя надежда, что вы извлечете для себя, соответственно своему пониманию, ту особую пользу, которую я ожидаю и которую я желаю вам всем своим существом.

АВТОР

ОБРАЩЕНИЕ К ЧИТАТЕЛЮ Читатель, в твоих руках книга о необычайно глубокой системе Зна- ния, и написана она человеком, масштабы которого и реальные возмож- ности которого намного превосходят обычный уровень людей. В основе развивающих сил и космических откровений лежал, по словам Георгия Ива- новича Гурджиева, "сознательный труд и сознательное страдание".

Да, состояние прижизненного человечества, а в последнее время и самой планеты Земля, таково, что за качественное развитие всех и каж- дого человека необходимо платить не золотом, а...трудом и страданием.

Причем эта плата должна быть, во-первых, - добровольной, а, во-вторых, что еще более трудно, сознательной. С тех пор, как технический прог- ресс превратил жизнь на Земле в фабрику страдания, для всех дышащих существ, сам труд все более претворяется в страдание. Но это страдание механическое, просто мученичество, наравне с животным и растительным миром.

Этот вид поглощающего и неосознанного страдания делает все более невозможным развитие даже для сильного человека. И вот приходит некто, который знает и может претворять труд и страдание в источник развития психофизиологических возможностей. Конечным результатом этих возмож- ностей является не только развитие сущности человека, но происходит выявление его космической ценности - объективной совести. Ведь именно совесть делает наземного человека рентабельным существом, именно со- весть лежит в основе выработки добра - каждым человеком.

Поэтому первая публикация Г.И.Гурджиева так и называлась - "Вест- ник грядущего добра".

Итак, кто же этот Вестник, писавший на русском языке свои книги?

Да, он, живший здесь и страдавший с нами вплоть до 1949 года, когда его исполинский дух оставил свое вместилище в теле трехмерного мира.

И, как водится на этой Земле, среди этих людей,- Вестник Добра пере- истолкован и оболган всеми видами лжи и неприятия. Почему? Да потому, что упивающиеся "возможностями бесплатного прорыва в рай" в феномене Учения Г.И.Гурджиева, встретили заслон паразитизму двуногих на Земле и в Космосе - перед Богом и перед Природой. Потрясающие спекуляции на сознательном страдании Христа были остановлены откровениями Гурджиева своим ученикам. Что значит его высказывания типа "На Земле был один христианин - Христос". Так же оценка принесенного им Учения (Четвертый Путь): "...это и есть эзотерическое христианство". Подобные утвержде- ния восстановили против него (и его школы) все разнообразие церковных институтов "христианского мира". Легко представить себе все виды "воз- ражений" со стороны этого мира, взвалившего на Христа все бремя чело- веческого производства зла, а на Сатану - причину возникновения этого зла. Именно наиболее острые и горячие точки существования и смерти лю- дей становятся средоточием исследований Г.И.Гурджиева. Пафос его Уче- ния нацелен на реализацию гармонически развитого человека, как "трех- мозгового существа" (мозг головы, мозг позвоночника и нервные сплете- ния сердца, солнечного сплетения и др.).

Превая серия его книг, первый том которого представлен данной пуб- ликацией, открывает потрясающие сведения о Боге, Природе и Человеке.

Эти откровения местами нацело устраняют крупные части научной и рели- гиозной картины картины окружающего нас ближнего и дальнего мира. Ав- тор книги устраняет вековые нагромождения сложных систем лицемерия прошлого и современных книжников и фарисеев. Он дает новые космические представления о законах миросоздания и мироподдержания. Оповещает о новых системах отсчета знания, присущего живому и развивающемуся космосу, управляющему, управляемому и одухотворенному. Он повествует о космическом человеке и человечестве.

Но специфика подачи материала им далека от требований и пожеланий массового читателя, приученной к слабоинтеллектуальной жвачке, сдоб- ренной эротическими специями.

Однако, каждый читатель, имеющий заряд тяги к добру и совести, бу- дет вознагражден многократно за первое реальное упражнение в поиске своей сущности, скрытой завесой личности, прочтением трудов Георгия Ивановича. По крайней мере каждый терпеливый читатель увидит и поймет, что "новое мышление" есть факт, что оно достижимо и уже облечено в ве- ликий русский язык. И этот язык, волею национального предназначения, является языком космического масштаба Знания. Так идея "русского космизма" имеет реализационную материализацию в феномене философии, теории и практике Четвертого Пути.

Здесь мы должны с тобой, дорогой читатель, поразмышлять о судьбах глубочайших русскоязычных откровений, заканчивающегося тысячелетия.

Да, да, это не оговорка, именно тысячелетия. И именно космическим маршрутам жизни на нашей маленькой планете угодно было выбрать русский язык и для крупномасштабных провозвестий грядущих систем эволюции чел- воеческих сознаний. Почему множественное число? Да потому, что русско- язычных провозвестий несколько, взаимоподдерживающих, взаиморазвиваю- щих и взаимоответственных. И наша с вами задача - принять, понять и применить эти Системы Знания на пользу каждого и всего прижизненного и грядущего человечества. Ощущаете какая ответственность? А теперь представьте, какая решимость и исполинский заряд духа, и каков запас терпения был проявлен теми, кто решился принять Это Знание с косми- ческих ментальных высот...

Возможно, читатель, уже догадался, что речь идет о двух информаци- онных потоках. Первый из них, пролившийся в русский язык через вели- чайших женщин последнего тысячелетия - Елену Петровну Блаватскую и Елену Ивановну Рерих. Второй прошел через мужскую инициацию - через Учителей Гурджиева и его ближайших учеников. Эти потоки Знания, единство источника которых скрыто от характеристики имеющимися слова- ми, высоко в ментальных космических средах миротворчества, мироуправ- ления и мироподдержания. Правда в пролегоменах к "Агни-Йоге" ("Зов") дана ориентация на "космическое ведомство" информационного насыщения миров: ..."там, где Ты поставил свой престол, Владыко, нет ни Света, ни Тьмы - все едино".

Ну, а теперь снова сюда, вниз, к задыхающемуся и кровоточащему ми- ру "наших будней". Сейчас нет функциональной полезности в том, чтобы снабдить читателя академическим изложением материала в ключе серии "Из жизни замечательных людей". Давайте хоть раз преодолеем исследова- тельский зуд работников "отдела кадров" (кто, откуда, зачем и т.д.) и последуем совету суфиев: "Любите воду больше, а кувшин меньше". Эта цитата, наконец, и объяснила вам поведение автора данного "обраще- ния...".

Итак, кто может испить эту "воду знания" Четвертого Пути? Каждый.

И эзотерика этого развивающего сознание материала субъективируется усилием и искренностью претендента на эволюцию. Ведь эволюционирует в человеке сознание, и применение этого Знания плодоносит опережающим развитием по отношению к темпам развития обычного органического мира.

И действительно, как неоднократно подчеркивал ближайший ученик Ге- оргия Ивановича, математик, журналист и самобытный философ-мистик Петр Демьянович Учпенский (В поисках Чудесного.- Петербург,изд.:Чернышева,- 1992. 522с.), что сознание не может развиваться бессознательно, а воля не укрепляется безволием. Поэтому, человек, убежденный в том, что за ширмой обычной жизни, обычных реакций, напряжений и предприятий кро- ется более емкая и ответственная реальность, в этой книге обнаружит проходы за горизонт гипнотизирующей видимости. То, что он встретит там за горизонтом, напрягая каждый свой шаг сознательным трудом и созна- тельным страданием, это его тайна и тайна его друзей по работе над со- бой. А явь этой тайны состоит в том, что человек раскроет космические возможности своего сознания и станет ближе к Солнцу, творческая октава которого и наделяет жизнеобеспечением и жизнеразвитием наземное чело- вечество.

И, конечно, все это не просто; все потребует отдачи и даже обяза- тельного сверхусилия, которое допустимо тогда и только тогда, когда претендент на развитие заплатил Богу, Природе и Человеку за свое появ- ление, существование и возможное развитие. Только с вершины выполнен- ного долга устойчивого "обывателя" появляется шанс - избыток времени и энергии применить для развития сознания. Сознания никогда более не те- ряющегося в связи с его законным получением. А закон утверждается жертвой ценного в себе в правильное время, в правильном месте и при правильных обстоятельствах. То, как этого достигал сам Гурджиев, будет освещено в Послесловии к трем томам этой серии.

Успех читателя в постижении этих этических, интеллектуальных, тра- диционных откровений зависит от...шокоустойчивости. Ибо серия неизбеж- ных шоков вдумчивого и выносливого читателя в каждой главе. И не каж- дому дано с детской радостью познакомиться с портретом "собственного ничтожества". И не все поймут и примут критику хитросплетений лжи в "точных и рациональных" системах знания технической цивилизации. И не все религиозные "спасители" разделяют утверждение Георгия ивановича о том, что человечество в данное время на Земле - это "двуногие разруши- тели природного добра". И, конечно же, совсем здорово повезет тем, кто за хирургической точностью движений ума и непрерывной горечи полыни - лекарств, увидят в Гурджиеве сердце, преисполненное действенным доб- ром, страдающей совестью и великой нежностью воли.

В путь, добрый, дорогой, читатель. Эта та книга, которая ранит, чтобы излечить; обличает, чтобы поднять; нагружает, чтобы облегчить;

разрушает, чтобы построить новое; удивляет, чтобы вызвать любовь к Знанию. В Путь Добрый.

P.S. Данная серия претерпела двойной перевод. Георгий Иванович писал ее на русском языке. Потом двуязычные его ученики перевели "Все и вся" на английский. И уже с английского, сначала москвич Федор Петрович Ве- ревин (шестидесятые годы этого века), потом длительная работа братьев Алексея и Георгия Беляевых и превосходного знатока английского языка Людмилы Григорьевны Морозовой осуществили перевод снова на русский язык (опять на Кавказе). Возможно, что это двойное языковое преобразо- вание имеет и некий скрытый смысл, который еще недоступен нашему восп- риятию. Будем благодарны судьбе и реальным людям за эту встречу с Но- вым Знанием, ведущим к очередному витку челвоеческих возможностей.

Многие не ищут и не встретят стимулов к своему дальнейшему развитию.

Но вряд ли эта пассивность входит в состав смысла жизни. Правда в последние годы все более высокий рейтинг получает вопрос о "счастье".

Однако есть и приверженцы "смысла", ведь зачастую счастье оказывается поддельным и всегда кратковременным...

А. Дмитриев

ГЛАВА 1 ПРОБУЖДЕНИЕ МЫШЛЕНИЯ

Среди прочих убеждений, сформировавшихся в моем общем присутствии в течение моей ответственной, своеобразно сложившейся жизни, имеется также одно такое - при этом не вызывающее сомнений убеждение, - что всегда и повсюду на земле, среди людей всех степеней развития понимания и всех форм проявления тех факторов, которые порождают в их индивидуальности всякие идеалы, принято, при наличии чего-нибудь нового, непременно произносить вслух или, если не вслух, хотя бы мысленно, то определенное изречение, понятное каждому даже совершенно неграмотному человеку, которое в различные эпохи формулировалось по-разному, а в наше время формулируется следующими словами: "Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь".

Вот почему теперь и я, приступая к этому предприятию, совершенно для меня новому, то есть авторству, начинаю с того, что произношу это изречение и, более того, произношу его не только вслух, а даже очень отчетливо и с полной, по определению древних тулузцев, "целиком-проявленной-интонацией" - конечно, с той полнотой, которая может возникнуть в моем составе только из уже сложившихся и глубоко укоренившихся во мне данных для такого проявления, данных, которые вообще формируются в природе человека, между прочим, в течение его подготовительного возраста, а позже, во время его ответственной жизни, порождая в нем способность проявления природы и индивидуальности такой интонации.

Начав таким образом, я могу теперь быть совершенно спокоен и даже должен, по понятиям существующей среди современных людей религиозной морали, быть без всякого сомнения уверен, что все дальнейшее в этом моем новом предприятии пойдет теперь, как говорится, "как по маслу".

Во всяком случае, я начал именно так, а что касается того, как пойдет дальше, я могу пока только сказать "посмотрим", как однажды выразился слепой.

Прежде всего, я положу свою собственную руку (и притом правую, которая - хотя в данный момент слегка повреждена, вследствие недавно постигшего меня несчастия, - является тем не менее действительно моей собственной и ни разу за всю мою жизнь не подвела меня) на свое сердце, конечно, тоже свое собственное - но о непостоянстве или постоянстве этой части всего моего состава я не нахожу нужным здесь распространяться - и откровенно признаюсь, что я сам лично не имею ни малейшего желания писать, но совершенно независящие от меня обстоятельства вынуждают меня делать это - а сложились эти обстоятельства случайно или были созданы намеренно посторонними силами, я сам еще не знаю. Я знаю только, что эти обстоятельства велят мне писать не какие-нибудь "пустяки", как например, что-нибудь для чтения перед сном, а увесистые и объемные тома.

Как бы то ни было, я начинаю...

Но с чего?

О, черт! Неужели опять повторится то же самое чрезвычайно неприятное и в высшей степени странное ощущение, которое мне случилось испытать, когда около трех недель назад, я мысленно составлял план и порядок изложения идей, предназначенных мною для опубликования, и тоже не знал, как начать?

Это пережитое тогда ощущение я мог бы теперь сформулировать словами только так: "страх-утонуть-в-избытке-своих-мыслей".

Чтобы избавиться от этого нежелательного ощущения, тогда я еще мог бы прибегнуть к помощи этого зловредного, имеющегося также во мне, как в современном человеке, присущего всем нам качества, которое дает нам возможность без каких бы то ни было угрызений совести откладывать все, что мы собираемся делать, "на завтра".

Я мог бы тогда сделать это очень легко, потому что до начала самого писания представлялось, что еще много времени, но теперь это больше делать нельзя, и я должен начать обязательно, - как говорится, "хоть лопни".

Но с чего действительно начать?...

Ура!... Эврика!

Почти все книги, которые мне довелось читать в своей жизни, начинались с предисловия.

Значит, в данном случае я также должен начать с чего-нибудь в этом роде.

Я говорю "в этом роде", потому что вообще в процессе своей жизни, с того момента, когда я начал отличать мальчика от девочки, я всегда делал все, абсолютно все, не так, как делают другие, подобные мне двуногие разрушители добра Природы. Поэтому теперь, приступая к писанию, я должен и, может быть, даже из принципа уже обязан начать не так, как начал бы любой другой писатель.

Во всяком случае, вместо традиционного предисловия, я начну с Предостережения.

Начать с Предостережения будет очень разумно с моей стороны хотя бы по тому, что оно не будет противоречить никаким моим принципам, ни физически, ни психически, ни даже "волевым", и будет в то же самое время совершенно честно, конечно, честно в объективном смысле, так как и я сам, и все хорошо меня знающие ожидаем с несомненной уверенностью, что, благодаря моим писаниям, у большинства читателей полностью исчезнет, сразу, а не постепенно, как должно рано или поздно случиться со всеми людьми, все их либо переданное им по наследству, либо приобретенное их собственным трудом "богатство" в виде убаюкивающих представлений, вызывающих только наивные мечты, и в виде красивых картин их жизни в настоящем, а также их перспектив на будущее.

Профессиональные писатели обычно начинают такие предисловия обращением к читателю, полным всяких напыщенно-высокопарных и, так сказать, "сладких" и "высших" фраз.

Только в одном я последую их примеру и также начну с такого обращения, но постараюсь не делать его очень "сахарным", как они обычно делают, главным образом из-за своего вредного мудрствования, которым они щекочут чувствительность более или менее нормального читателя.

Итак...

Мои дорогие высокочтимые, решительные и, конечно, очень терпеливые господа и мои многоуважаемые, очаровательные и беспристрастные дамы, - простите меня, я пропустил самое главное - и никоим образом не истеричные дамы!

Я имею честь сообщить вам, что, хотя, вследствие обстоятельств, возникших в одну из последних стадий процесса моей жизни, я теперь собираюсь писать книги, однако в течение всей своей жизни я никогда не писал не только книг или различных так называемых "поучительных статей", но даже не написал письма, в котором нужно было непременно соблюдать то, что называется "грамматичностью", и, следовательно, хотя я теперь собираюсь стать профессиональным писателем, однако, не имея никакой практики ни в отношении всех принятых профессиональных правил и приемов, ни в отношении того, что называется "литературным языком хорошего тона", я вынужден писать совсем не так, как обычные "патентованные писатели", к манере письма которых вы, по всей вероятности, привыкли как к своему собственному запаху.

По моему мнению, беда в настоящем случае главным образом в том, что еще в детстве в вас был заложен и теперь пришел в идеальное соответствие с вашей общей психеей великолепно действующий автоматизм для восприятия всяких новых впечатлений, благодаря каковому "благодеянию" вы теперь, в течение своей ответственной жизни, не имеете надобности делать вообще никакого индивидуального усилия.

Откровенно говоря, лично я усматриваю главное в моем признании не в недостаточности моих знаний всех писательских правил и приемов, а в том, что не владею тем, что я назвал "литературным языком хорошего тона", который непременно требуется в современной жизни не только от писателей, но также от каждого простого смертного.

Что касается первого, то есть недостаточности моего знания различных писательских правил и приемов, меня это не очень беспокоит.

И это меня не очень беспокоит потому, что такое "невежество" теперь уже в жизни людей также в порядке вещей.Такое благодеяние возникло и процветает сейчас повсюду на Земле вследствие той новой необычайной болезни, которой последние двадцать-тридцать лет по той или иной причине заболевает особенно большинство тех представителей всех трех полов, которые спят с полуоткрытыми глазами и чьи лица являются во всех отношениях плодотворной почвой для всяких прыщей.

Эта странная болезнь проявляется в том, что, если больной в какой-то мере грамотен и его рента выплачивается за три месяца вперед, он (она или оно) непременно начинает писать или какую-нибудь "поучительную статью", или целую книгу.

Хорошо зная об этой новой болезни людей и ее эпидемическом распространении на Земле, я, как вы должны понять, имею право предположить, что вы приобрели, как сказали бы ученые "медики", "иммунитете" к ней и что вы поэтому не будете явно возмущаться моим незнанием писательских правил и приемов.

Понимание этого мною побуждает меня сделать центром тяжести моего предостережения свое незнание литературного языка.

В оправдании себя, а также, возможно, чтобы уменьшить степень осуждения вашим бдительным сознанием моего незнания этого языка, необходимого в современной жизни, я считаю нужным сказать, со смирением в сердце и щеками, залитыми краской стыда, что, хотя меня тоже в детстве учили этому языку и даже хотя некоторые из моих старших, готовивших меня к ответственной жизни, постоянно заставляли меня, "не жалея" никаких запугивающих средств, "заучивать наизусть" множество различных "тонкостей", которые в своей совокупности составляют эту современную "усладу", однако, к несчастью, разумеется, для вас, из всего того, что я учил тогда наизусть, ничто не задержалось и абсолютно ничего не дожило до моей теперешней писательской деятельности.

И ничто не задерживалось, как совсем недавно мне стало ясно, не по моей вине и не по вине моих бывших уважаемых и неуважаемых учителей, а все эти труды пропали зря вследствие одного неожиданного и совершенно исключительного события, которое произошло в момент моего появления на Божьей Земле и которое состояло в том - как объяснил мне, после весьма длительного так называемого "психо-физико-астрологического" исследования, один хорошо известный в Европе оккультист, - что в тот момент через пробитую нашей сумасшедшей хромой козой дыру в оконном стекле проникали звуковые вибрации, возникавшие в соседском доме от фонографа Эдиссона, а у повивальной бабки во рту была таблетка, пропитанная кокаином германского производства, и притом не "эрзацем", и она сосала эту таблетку под эти звуки без надлежащего удовольствия.

Мое теперешнее положение возникло не только из-за этого события, редкого в повседневной жизни людей, но также потому, что в дальнейшем, в своей подготовительной и зрелой жизни - как, должен признаться, я сам догадался после долгих размышлений по методу немецкого профессора, герра Штумпзиншмаузера - я всегда, как инстинктивно, так и механически, а иногда даже сознательно, то есть принципиально, избегал пользоваться этим языком для общения с другими. И из-за такого пустяка, а может быть и не пустяка, я проявлял себя так опять-таки благодаря трем данным, сформировавшимся в моем составе в течение моего подготовительного возраста, о каковых данных я намереваюсь сообщить вам немного позже и в этой же первой главе своих писаний.

Как бы то ни было, все же действительным фактом, освещенным со всех сторон подобно американской рекламе, и фактом, который не могут изменить никакие силы, даже обладающие познаниями специалистов по "мартышкиному труду", является то, что, хотя я, которого очень многие люди недавно считали довольно хорошим учителем храмовых танцев, теперь вот стал профессиональным писателем и, конечно, напишу очень много - так как с детства мне было свойственно, когда "я делаю что-нибудь, делать этого много", - тем не менее, не имея, как вы видите, необходимой для этого автоматически приобретенной и автоматически проявляемой привычки, я буду вынужден писать все, что я обдумал, на обычном, простом, повседневном, сложившемся в жизни языке, без всяких литературных ухищрений и без всяких "грамматических мудрствований".

Но горшок еще не полон!... Ибо я еще не решил самый главный вопрос - на каком языке писать.

Хотя я начал писать по-русски, однако, как сказал бы мудрейший из мудрых, Мулла Насср Эддин, на этом языке далеко не уедешь.

(Мулла Насср Эддин, или, как его также называют, Ходжа Насср Эддин, кажется, мало известен в Европе и Америке, но его хорошо знают во всех странах азиатского континента, этот легендарный персонаж соответствует американскому дяде Сэму или немецкому Тилю Уленшпигелю. Этому Насср Эддину приписывались и еще приписываются многочисленные популярные на Востоке истории, схожие с мудрыми изречениями, некоторые старинные, иные возникли недавно.) Русский язык, этого нельзя отрицать, очень хорош. Мне он даже нравится, но... только для того, чтобы обмениваться анекдотами и пользоваться им, когда нужно проехаться по чьей-нибудь родословной.

Русский язык похож на английский, который тоже очень хорош, но только для того, чтобы, развалившись в кресле и вытянув ноги на другое кресло, рассуждать в "курительных комнатах" на тему об австралийском мороженом мясе или, иногда, об индийском вопросе.

Оба эти языка похожи на блюдо, которое в Москве называют "солянкой" и в которое кладут все, кроме нас с вами, по сути дела все, что хотите, и даже "послеобеденную чемшу1" Шехерезады.

Следует также сказать, что, благодаря всяким случайно, а, может быть, не случайно сложившимся условиям моей юности, мне пришлось учиться, и при этом очень серьезно и, конечно, всегда заставляя себя, говорить, читать и писать на очень многих языках и настолько бегло, что я мог бы, возможно, писать на любом из них, если бы, занявшись этой профессией, нежданно навязанной мне Судьбой, я не решил не пользоваться этой приобретаемой практикой "автоматичностью".



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Георгий Иванович Гурджиев объективно-беспристрастная критика жизни человека или рассказ

    Рассказ
    ГЛАВА 45. ПО МНЕНИЮ ВЕЛЬЗЕВУЛА, ИЗВЛЕЧЕНИЕ ЧЕЛОВЕКОМ ЭЛЕКТРИЧЕСТВА ИЗ ПРИРОДЫ И УНИЧТОЖЕНИЕ ЕГО ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЯВЛЯЕТСЯ ОДНОЙ ИЗ ГЛАВНЫХ ПРИЧИН УКОРАЧИВАНИЯ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА 651

Другие похожие документы..