Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
ОАО «Глазовская мебельная фабрика» (контактное лицо – директор по развитию Касимов Дамир Каримович). Адрес: г. Глазов, ул. Сибирская, 42. Контактный т...полностью>>
'Документ'
Знати основні архітектури нейронних мереж; технології побудови нейронних систем; принципи побудови систем захисту інформації на базі нейронних мереж ...полностью>>
'Программа'
Настоящая программа разработана Институтом мировой литературы им. М.А. Горького РАН и одобрена экспертнымм советом ВАК Минобразования России по филол...полностью>>
'Документ'
Наименование получателя платежа: УФК по г.Санкт-Петербургу(Управление Федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленинградской области)И...полностью>>

Алексеев Александр Николаевич, Руководитель аппарата общественного движения Человек и закон

Главная > Закон
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Дискин Иосиф Евгеньевич

Заместитель директора Института социально-экономических проблем народонаселения РАН, Генеральный управляющий компании "TriD Store Vostok".

Уважаемые коллеги, первая реплика. Михаил, многое в том, что ты говоришь, правда, за одним исключением, каким образом обеспечить идентификацию людей с собственным государством. Без этого государство разваливается, и все такие соображения пробовали. Не работает. Тем более не работает в современном обществе, тем более в современном российском обществе.

Как только люди перестают ощущать себя частью данного государства, унифицировать себя, в этот момент начинается национальная катастрофа. Я готов специально, отдельно показать исторические примеры.

Теперь - следующее. В исходном докладе, я хотел бы всё-таки к этому вернуться, была правильно поставлена проблема, что необходима модернизация, но только эту модернизацию необходимо вести демократически. С этим-то тезисом я согласен, но только необходимо прежде всего посмотреть: почему, собственно, в истории России раз за разом начинавшиеся демократические модернизации оборачивались жёстким авторитарным сломом?

Значит надо ответить себе на вопрос: в чём специфика, именно не исключительность, а специфика, социально-культурного российского развития? Пока мы на этот вопрос не ответим, мы всё время будем идти "по минному полю", за которым стоит национальная катастрофа.

Давайте вспомним, ровно эти же мысли бродили у Михаила Сергеевича Горбачёва: живое творчество масс и так далее. Пока мы не ответим себе теоретически, что же там лежало фундаментально не так, до этого надо крайне осторожно двигаться "по этому полю". И в этом смысле первое, что необходимо, - это всерьёз начать теоретическую работу с социально-культурным и социально-трансформационным развитием России. Пока мы эту работу не проведём, надо действовать крайне аккуратно.

Второе - то, о чём говорит Михаил. Это ведь не шутка - перейти к демократической модернизации. Почему? Потому что всё историческое сознание, государственные механизмы, очень многое в традициях наших социально-культурных и весь сегодняшний государственный аппарат "заточен" под авторитарную модернизацию. И вопрос о смене ориентиров модернизации - это фундаментальная политическая задача, которую надо рассматривать не на таком уровне, а выстраивать определённые социальные технологии.

Третье: у нас в области перехода к демократической модернизации, собственно, нет особенного выбора. Почему? Дальнейшее развитие российской экономики упирается в необходимость инновационного развития, а инновационное развитие требует огромного количества импульсов снизу. Его невозможно осуществлять в рамках авторитарной модернизации сверху. Это хирургический факт. Именно поэтому существует такая взаимосвязь между демократическими механизмами и инновационным развитием.

Михаил, готов аккуратно прописать: невозможно обеспечить эффективность государственного механизма, который сегодня у нас работает из рук вон плохо, без содержательной интерпретации снизу тех импульсов управления, которые идут сверху. Фундаментальным недостатком существующей государственной машины является разрыв между содержанием импульсов, идущих снизу, и теми интерпретациями, которые возникают внизу.

Я хочу напомнить великую формулу: у нас сам закон заклеймён неискренностью; не озабочиваясь определительностью правил и ясностью выражений, он прямо и последовательно требует невозможного. Этой фразе в России уже 150 лет, и мы на этот механизм модернизации нарываемся раз за разом. Только создание социальных механизмов, социальных технологий, создание обратных содержательных интерпретаций и превращение закона в практичный и эффективный механизм - только это способно обеспечить существенное повышение эффективности нашего государственного механизма.

Блестящая формула Георгия по поводу современной бюрократии. Но только драма состоит в том, и это отличает её от иностранных случаев, что наши бюрократы включили в стандартность своей жизни такой уровень благосостояния, что те технологии, которые были разработаны в других исторических обстоятельствах, не работают. Нужно придумывать свои, другие технологии.

Ключевой проблемой борьбы, приведения российской бюрократии в русло является целеполагание. Пока мы не выстроим инструментальные цели, нам не с чем сравнивать деятельность российской бюрократии. Главная проблема российской государственности - недостаток её стратегичности.

Фадеев Валерий Александрович

Всё-таки вы не преувеличивайте насчет машин и часов, оборот компании, которая торгует всеми этими брюликами, если не ошибаюсь, 2 миллиарда долларов.

Дискин Иосиф Евгеньевич

Не здесь покупается. Я не хочу никого обижать. Но корпоративный стандарт одного из российских государственных агентств является, что дама не может появиться на корпоративной вечеринке, если платье стоит меньше 6 тысяч долларов. Не надо было меня провоцировать.

Фадеев Валерий Александрович

6 тысяч не так много.

Дискин Иосиф Евгеньевич

Это вы людям скажите, что шесть тысяч - это не так много. Корпоративных вечеринок не одна и не две.

Плигин Владимир Николаевич

Председатель Комитета Государственной Думы Российской Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству.

Для того чтобы, прошу прощения, не "уходить" в это платье, вот уточняю одну вашу мысль. В начале вы сделали фундаментальное утверждение, я просто для себя, сама идентификация людей со своим государством. То есть это важнейший аспект современной жизни, механизм этой идентификации, воспитание уважения у людей к своему государству.

Фадеев Валерий Александрович

Спасибо.

Павловский Глеб Олегович

Президент Фонда эффективной политики.

Очень хорошо, что мы отрицаем существование демократии. Потому что демократия – это такой строй, при котором граждане часто говорят о том, что никакой демократии не существует, либо говорят, что в ней нет пользы. Это признак публичной политики.

Но я бы предложил различать демократию и правовой строй. Мне кажется, что часто, когда мы говорим о демократии, о дефиците демократии, судя по примерам, которые приводятся, это примеры, прежде всего, дефицита правового строя и дефицита правовых институтов, правовой культуры. Строго говоря, даже в Европе есть государства, которые по политической системе никак не являются демократическими даже формально, при этом никто их не называет недемократическими, потому что там царит правовой строй, хотя никто никого не выбирает.

Главное для нас, я думаю, что нам надо разнести всё-таки задачи и действия, которые не могут ждать, и обсуждение приоритетов действия, которое должно идти непрерывно. Михаил Леонтьев справедливо отмечал дефицит профессиональных дебатов. Профессиональные дебаты невозможны без публичной политики. Модернизация, о которой здесь многие говорили, её, конечно, можно называть демократической. Но это достаточно бессодержательный эпитет в данном случае. Важно, что если модернизация действительно идет, то, так или иначе, действует механизм согласования интересов и диалога этих интересов, которые находят себе место в процессе демократизации. Вот эта проблема у нас не решена, потому что конфликт интересов требует арбитра. И сам по себе тезис о том, что арбитр выбирает, он недостаточен для эффективности работы самой машины.

Сегодня очень резко поставлен вопрос о новых стратегических задачах, и это требует обострения публичных дебатов, которые должны быть, я соглашусь, профессиональными дебатами. А для этого экспертам надо знать, как устроена страна. Потому что, модернизируя неизвестно что, мы придем неизвестно к чему, что уже не раз бывало.

Всё-таки я бы хотел обозначить такой тезис, который является сегодня по факту бесспорным. В последние 20 лет наша политика осуществляется, так или иначе, но в рамках признания лидерской повестки дня. То есть основной спор идёт вкруг того, кто является лидером, кто в наибольшей степени воплощает главные задачи, основные приоритеты, основные цели и стратегию, которая признаётся большинством населения. И самая жаркая полемика идёт вокруг этого: такой-то человек является лидером, достоин того, чтобы быть лидером или нет.

Напомню, что само президентство у нас появилось как способ придумать юридический статус для лидера. Это просто исторически так произошло. Вся наша история последних 20 лет распадается на три разных по длительности лидерские политические платформы. Самая длинная из них - это Путинская. Она действительно без перерыва заняла восемь лет, даже немножко больше. И это не значит само по себе, что лидерство – какое-то персональное свойство. Лидер это человек, который вносит порядок в хаос, в неопределённость и в хаос реальной ситуации. Он предлагает определенный порядок. С ним могут не согласиться, тогда он не лидер. От него могут отвернуться, он теряет своё лидерство. Но, разумеется, для того, чтобы двигаться вперёд и организовывать процесс, необходимо перейти от чисто персонального лидерства к организованной системе институтов.

Я обращу внимание на два важных момента. Во-первых, то, что каждый без исключения лидер строил систему обхода бюрократии. Это значит, что действительно проблема бюрократии не решалась. Проблема бюрократии у нас устойчиво не решается в нашей системе. И второе: самые тяжелые провалы происходили именно тогда, когда упразднялась основа для оппозиции именно той самой бюрократии, которая нужна нам в качественном и компетентном виде.

Честно говоря, пока не придумано других механизмов, которые могут сдерживать бюрократию, чем политическая партия или лидерское движение. В нашем случае эти два понятия имеют шанс совпасть. И мне кажется, очень важно, чтобы у нас появилась политическая сила, которая будет отличать себя от бюрократического аппарата на всех уровнях снизу доверху, потому что это трудная задача, потому что состав партии возникал на базе существующих управленческих элит, деловых элит. Он был тесно перепутан с аппаратами исполнительной власти на местах и на среднем уровне. И сегодня задача построения политической партии - это, задача построения политического механизма эффективно работающего лидерства. Может быть, будет предложена другая система. Но тогда надо объяснить, на какой основе она будет создана и интегрирована в существующую. Потому что сегодня здесь были сказаны какие-то оптимистические гипотезы, что у нас есть аппарат авторитарной модернизации. У нас нет аппарата, даже авторитарной модернизации. Собственно говоря, его предстоит создать.

Наш аппарат сегодня в значительной степени возник как реактивный и ориентирован был на задачи выживания и частично для собственного выживания и передачи приказов. Это не инновационный механизм и не мобилизационный механизм. Поэтому сегодня, строго говоря, все смотрят на партию, сможет ли она превратиться в политическую силу, которая будет предлагать одновременно некоторый баланс импровизации и традиционализма, баланс обновления и устойчивости. И мне кажется, центр этой борьбы - это институты. Мы увидим, как успехи в борьбе за правовые институты снимут остроту претензий к демократии, потому что сегодня центр недовольства - это несправедливость при взаимодействии граждан с институтом.

Фадеев Валерий Александрович

Правильно ли я понимаю, что, Глеб Олегович, вы полагаете, что партия и есть важнейший институт влияния на повестку дня лидера?

Павловский Глеб Олегович

Реально я исхожу из того, что мы имеем. Я хочу сказать, что сегодня реально у нас модель нашей работающей политики сформировалась вокруг лидерской команды, которая предлагает концепцию, предлагает стратегию, и партии, которая сегодня движется к конвергенции с лидерством, которая идёт к тому, чтобы быть не просто пассивной системой передач лидерского сигнала к массам, мобилизации масс в примитивном смысле, идёт к тому, чтобы войти в состав лидерства, стать просто частью этого механизма. Я хочу сказать, что это один из демократических механизмов. Лидер не хозяин, лидер не может приказать. Лидер может завоевать на свою сторону. Это публичная политика.

Фадеев Валерий Александрович

Спасибо, Глеб Олегович.

Как вы успели заметить, к нам зашёл лидер партии "Единая Россия" Борис Вячеславович Грызлов. Позвольте предоставить ему слово.

Грызлов Борис Вячеславович

Председатель Государственной Думы Российской Федерации, Председатель партии "Единая Россия", Руководитель фракции "Единая Россия".

Как раз очень удачно зашёл, потому что разговор о демократии, в том числе, коснулся и развитой политической системы. Конечно, один из критериев демократии это наличие развитой политической системы в государстве. Многое было сделано за прошедшие четыре года по созданию именно реальной политической системы в нашей стране. Принимались законы, которые по-разному оценивались в обществе. Естественно, было много критикующих, в том числе со стороны средств массовой информации. Я говорю о законах, которые предполагали, например, повышение избирательного барьера при выборах в Государственную Думу с пяти до семи процентов, наличие партий структурированных, и только такие партии могли быть зарегистрированы в соответствии с законом, то есть, имеющие не менее 50 тысяч членов, имеющие не менее 50 процентов субъектов, в которых есть региональная организация. Тем не менее, мы видим очень важный результат на выборах, которые прошли в 2007 году. В чём же этот самый важный результат?

Результат в том, что мы подтвердили, что в стране есть четыре реальных партии. И в 2007 году за них проголосовало, за эти партии, 92 процента голосовавших избирателей. В то время как в 2003 году за четыре партии, которые прошли в Государственную Думу, проголосовало лишь 80 процентов избирателей. То есть партии стали более понятны нашим избирателям. И фактически эти четыре партии сегодня и создают политический фон в нашей стране.

Считаю, что это одно из важных приобретений демократии, которое мы сумели получить за прошедшие четыре года.

Конечно, в вопросах развития демократии в стране очень существенным является наличие государственных чиновников, их количество, их суть деятельности. Здесь я хочу указать на момент, который у меня вызывает опасение. Несмотря на то, что с 2004 года мы начали административную реформу в нашей стране, создали тогда трёхзвенную структуру управления - министерство - агентство - служба, всё это вместе предполагало сокращение количества государственных чиновников высшего уровня. Тем не менее, если сравнивать цифры 1995 года и 2007 года, мы вышли от одного миллиона чиновников к полутора миллионам чиновников.

Только 2004 год, год начала новой административной реформы, позволил увеличить количество государственных чиновников лишь на 18 тысяч. Это был минимальный прирост. А в последующие годы прирост снова стал превышать 100 тысяч государственных чиновников в год. Зачем? Неужели мы вопрос занятости в нашей стране хотим решать созданием дополнительных мест для государственных чиновников? Это опасно. Мы помним те годы, когда в Советском Союзе мы говорили о безработице, точнее, о её отсутствии, мы говорили о полной занятости. И тогда занятость создавалась созданием ненужных рабочих мест. Сейчас мы не имеем права решать вопрос всеобщей занятости созданием ненужных мест государственных чиновников, тем более это дополнительные проблемы, связанные с коррупцией.

Я обращаю на это внимание потому, что мы многое делаем для того, чтобы передавать, скажем так, в режиме демократии полномочия в субъекты Федерации, от центра в субъекты Федерации. За этими полномочиями передаются и финансовые ресурсы. Это тоже проблема, Пока ещё передача финансовых ресурсов неадекватна количеству передаваемых функций. Но, безусловно, мы должны передавать и права на управление. А вот права на управление не передаются. Сегодня количество федеральных чиновников, которые работают в субъектах Федерации, больше, чем количество чиновников от субъектов Федерации, которые занимаются теми же управленческими функциями. Считаю, что одна из первых задач, которую надо решать в системе развития демократии внутри страны, это сокращение федеральных чиновников, работающих в субъектах Федерации. Тем более что сейчас губернаторы наделяются своими полномочиями в соответствии с новым законом, который предполагает, в том числе, и отзыв губернатора или направление его в отставку в случае, если он не справится с теми полномочиями, которые на него возлагаются.

Для развития демократических процессов внутри собственно партии "Единая Россия" мы расширяем возможность внутрипартийной дискуссии. Сегодня у нас функционируют три клуба в партии, которые сосредотачивают членов партии по разным взглядам, по их мировоззрению. Это Центр социально-консервативной политики, который работает дольше всех. Это Клуб "4 ноября". Это Государственно-патриотический клуб, который возглавила депутат Госдумы Яровая Ирина Николаевна. И сегодня мы с вами все вместе находимся у истоков новой огромной общественной организации, которая носит название Форум "Стратегия "2020". Думаю, что это будет постоянно действующий форум, который позволит привлечь максимальное количество заинтересованных в том, чтобы наша страна развивалась, в том числе и в демократическом направлении.

Не могу не отреагировать на высказывание, относительно корпоративных, скажем так, норм и правил. Вот мои часы как-то попали в журнал, где их назвали швейцарскими, образца 1945 года, стоимостью 50 тысяч долларов. Это те самые часы, которые я ношу с 2002 года, их подарили мне мои коллеги из Министерства внутренних дел. Изготовлены они в городе Чистополе. Их бренд "Восток". И я вот их ношу, не снимая. Думаю, что их стоимость существенно ниже той, которая указывалась в журнале. Но они, конечно, красивые, они мне очень нравятся.

Фадеев Валерий Александрович

Спасибо Борис Вячеславович.

Ещё по поводу швейцарских часов. У нас офис недалеко от Савёловского рынка. Если кого интересует, я могу показать, 200 долларов за штуку прекрасные швейцарские часы.

Леонид Поляков пожалуйста.

Поляков Леонид Владимирович

Заведующий кафедрой общей политологии, заместитель декана факультета ГУ-ВШЭ.

Уважаемые коллеги, я бы хотел сосредоточиться на первом слове нашего "круглого стола", на том, что эта демократия наша, и проиллюстрировать тезис о том, что всякая демократия исторична и национальна.

До сих пор мы обрабатывали демократию с чисто формальной стороны, ища какие-то универсальные определения, периодически обращаясь то к Риму, то к Месопотамии. А, в общем, нужно понять, что такое наша демократия, вообще, в каких условиях она возникает? И, наверное, просто зафиксировать, как некую общепризнанную реальность, тот факт, что Россия есть абсолютно инновационная страна, поскольку никто до России не осуществлял перехода из коммунизма в капитализм.

До сих пор все социальные эволюции того или иного рода были направлены в прямо противоположную сторону. А наш социальный опыт, он абсолютно нов и в этом смысле то, что мы делаем, есть принципиальная и историческая новация. Она абсолютно уникальна. То есть содержание нашей демократии, её историчность и национальность определяется именно этим. Мы выходим из страны, в которой существовало тотальное огосударствление всякой собственности или формально собственность принадлежала всем нам в страну, в которой эта собственность должна каким-то образом быть поделена между опять-таки нами, но понятно, что в неравной степени. Вот эта простая реальность тотального передела собственности, выхода из коммунизма в капитализм, задаёт смысл того демократического процесса, который мы сегодня имеем.

Поэтому очевидно, что тот эффект, который профессор Дерлюган описал, а именно эффект появления суверенной или я бы сказал, автономной бюрократии, автономной буквально от всего. Феномен появления автономной бюрократии, то есть сильного государственного аппарата, который производит какие-то действия внутри себя, абсолютно запрограммирован и закономерен. Бюрократия занимается тем, что осуществляет процесс раздачи в заранее неизвестно какие руки нечто бывшее в государственной собственности. Это основа автономии бюрократии. Она раздаёт, тот, кто раздаёт, тот обладает властью.

Мне кажется, что нужно совершенствовать сам механизм контроля. Но нужно, мне думается, необходимо это вставить в более широкий контекст. Если мы сейчас находимся в ситуации, когда созданное государство и его бюрократический аппарат занимается контролем, переделом и раздачей собственности, то мы должны в принципе увидеть некую перспективу. Это, вообще, заканчивается когда-нибудь или это бесконечный процесс? Есть колоссальная опасность, что аппарат начнёт работать в автономном режиме, вообще, занимаясь вторичным, третичным и ещё более высоким переделом всё той же собственности. Что этому можно противопоставить в качестве некой альтернативы, в качестве какого-то социального лекарства. Мне кажется, что здесь самое время конкретизировать разговор и задаться вопросом, какой смысл в том, что существует партия, состоящая из двух миллионов членов. Это уникальное образование опять-таки, ни в одной стране независимо от того, насколько велико ее население такого нет. А двухмиллионная партия это мощная политическая сила. И вопрос простой. Какое отношение такая мощная политическая сила имеет к нашей демократии? И мне кажется, если такой вопрос поставить перед партией и попытаться получить ответ на него, то во многом проблема контроля над автономным аппаратом, над автономной бюрократией может быть решена.

"Единая Россия", обладающая универсальной всепроникающей партийной структурой, чтобы быть партией социальных инноваций не на словах, а на деле, может осуществить очень простую работу. Поскольку всё в нашей стране впервые, как я сказал, мы абсолютно инновационная страна, наш опыт уникален, и нам не у кого учиться, все эти периодические ссылки то на Эстонию, то на Португалию, это должно быть забыто раз и навсегда. Мы идём, точно так же как в 1917-м году, вновь непроторенным путём. Значит, у партии есть простая и ясная задача. В стране на всех уровнях: муниципальном, на уровне субъектов, на уровне федеральных округов и на уровне самой Федерации, масса уникальных и вечно неразрешимых проблем.

Хватит показывать пальцем и отделываться афоризмом, что у нас всегда две проблемы - дураки и дороги. Давайте конкретизировать. Товарищи единороссы, два миллиона, посмотрите вокруг себя, спросите людей, объявите тендер на решение эффективное, простое и самое экономичное тех самых вечных проблем в муниципалитете, в регионе, в федеральном округе. Есть такие Кулибины, которые придумают решение проблем для страны, но главное - займитесь этим. Два миллиона людей, замечательная работа. Ведь в стране всегда было полно энтузиастов, пишущих в разные газеты.

Так давайте используем этот эффект, мобилизуем граждан на то, чтобы они придумывали решение своих проблем, а партия выступила бы как организатор этого всеобщего тендера. И этот реестр проблем всероссийский, если угодно, и реестр их решений, это и будет осуществление "Стратегии 2020". 12 лет как раз. Я думаю, что, если использовать партию как инструмент для решения этой задачи, реального выстраивания курса на социальную инновацию, а не только разговоры о том, что мы будем инноваторами, то тогда наша демократия окажется полноценным, реальным, действующим инструментом, независимо от того, как мы её определяем: либеральная, социальная и так далее. Давайте запустим механизм партии, который с таким трудом создавался восемь лет.

Потому что самый худший вариант, если параллельно автономному бюрократическому аппарату возникнет автономная двухмиллионная партия. Вот уж точно не устоит дом, который расколот в своих основаниях. Если партия начнёт конкурировать с бюрократией.

Фадеев Валерий Александрович.

Спасибо.

Возможно, в этом случае мы очень хорошо разовьём низовую демократию, но у нас подвиснут вопросы с авиацией, строительством магистралей, подводных лодок, о которых говорил коллега Проханов, и много каких ещё других вопросов подвиснет.

Поляков Леонид Владимирович

Валерий Александрович, я же не призываю устранить правительство, оно-то должно работать с новым премьером, между прочим.

Фадеев Валерий Александрович

Надежда только на премьера пока.

Позвольте предоставить слово историку Феликсу Разумовскому.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Общественного Движения «За права человека»

    Доклад
    Информация об авторе доклада: Амурское региональное отделение Общероссийского Общественного Движения «За права человека», Амурская область, 675 , г. Благовещенск, ул.
  2. Александр Антонович Ляховский

    Документ
    В мае 1989 г., неделю спустя после очередной поездки в Афганистан, при испытании новой техники осколком снаряда мне перебило голень правой ноги. Особенно обидно было то, что это произошло не в боевой обстановке, а в результате ошибки
  3. Александр Кац «Евреи. Христианство. Россия»

    Книга
    Только спустя столетие после от- мены Константином Великим распятия как казни образ креста перестал ассо- циироваться с орудием палачей. Крест как осознанный знак нравственного спасения человечества через искупительную смерть Иисуса
  4. Александр Федоров (2)

    Документ
    Александр Федоров Рецензии, статьи о российских и зарубежных фильмах разных лет Гармония фантастического мира Нужна кинофантастика. Вернее, хорошие фантастические фильмы.
  5. Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Совета закон

    Закон
    В соответствии с совместной программой Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Совета законодателей по осуществлению комплексного анализа и прогноза эффективности законодательства Российской Федерации в Российской

Другие похожие документы..