Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
российско-немецкое СП (ведущий экономист по налогообложению); госналогинспекция (отдел налогообложения предприятий всех форм собственности, налоговый...полностью>>
'Статья'
, именуемое в дальнейшем «Клиент», в лице , действующего на основании , с одной стороны, и ООО «АлгаТранс», именуемое в дальнейшем «Экспедитор», в ли...полностью>>
'Документ'
Удивительное, восхитительное время года – Рождество! Нет-нет, мы не оговорились! Именно так: заповедное, зачарованное, короткое, но неотразимое и нез...полностью>>
'Документ'
Муниципальное дошкольное образовательное учреждение «»Саракташский детский сад №5 «Малышок» общеразвивающего вида с приоритетным осуществлением познав...полностью>>

И. А. Муромов введение вэтой книге рассказ

Главная > Рассказ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Цейлон.

Здесь Ибн Баттута был принят с большим почетом. О богатстве этого острова было

известно далеко за его пределами. Ибн Баттута увидел на Цейлоне множество

драгоценных камней: "На лбу белого слона я видел семь рубинов, каждый из которых

был больше куриного яйца, а у султана Аири Сакарвати - ложку из драгоценного

камня величиной с ладонь, в которой находилось масло алоэ. Я был очень удивлен,

но он сказал мне: "Есть у нас вещи и большей величины".

Путешественник с интересом описывает "летающих пиявок", которые якобы водятся на

деревьях или в высокой траве около воды и бросаются на людей. Впиваясь в людей,

они высасывают большое количество крови. Единственным оружием против этих пиявок

служит лимонный сок. Но, пожалуй, самое сильное впечатление на Ибн Баттуту

произвело восхождение на священную гору Серендиб или Адамов Пик, на вершине

которой он смог увидеть "...след ноги нашего глубокочтимого отца Адама". На

одном из склонов было вырублено подобие ступеней, по бокам которых на железных

стержнях были укреплены цепи. Эта дорога вела к высокой черной скале, на которой

и находился "след Адама", длиной более полутора метров и шириной около

восьмидесяти сантиметров. Созданный природой гигантский "след" издавна привлекал

на Адамов Пик массу паломников различных вероисповеданий - мусульман, буддистов

и индуистов.

Ибн Баттута принимает на веру и другие легенды. Он сообщает, например, что

значительную часть населения острова составляют большие бородатые обезьяны,

которые подчиняются своему королю - павиану, увенчанному короной из древесных

листьев.

С Цейлона Ибн Баттута снова возвратился на Малабарский берег, попав при этом еще

раз в кораблекрушение. Довольно длительное время он жил в Мадуре, а затем в

хорошо знакомом ему Каулеме. Во время плавания из Каулема в Каликут судно, на

котором находился Ибн Баттута, подверглось нападению пиратов "Они яростно

сражались с нами и одержали победу. Они отняли все, что у меня было и что

удалось мне сберечь на черный день, забрали жемчуг и драгоценные камни,

подаренные мне правителем Цейлона, платье и дорожные припасы, не оставив даже

ничего из одежды, кроме штанов". В таком плачевном виде неутомимый

путешественник прибыл в Каликут, а оттуда отправился на Мальдивские острова

Благодаря помощи нескольких купцов из Дели, которые узнали Ибн Баттуту и

подивились его необыкновенной судьбе, он опять снарядился в дальний

путь.

В Бенгалии его восхитили естественные богатства страны. За время недолгого

пребывания Ибн Баттута со свойственной ему наблюдательностью подметил наиболее

характерные черты в жизни этой страны. "Нигде во всем мире не видел я более

низких цен, чем здесь, и тем не менее это страна несчастья; жители Хорасана

называют ее "адом, полным богатств".

После путешествия в горы Кхаси, расположенные у границы Тибета, Ибн Баттута сел

на корабль, отплывавший на Суматру. Принятый с почетом местным королем, он

воспользовался его щедротами, которые помогли собрать необходимые средства для

поездки в Китай.

В 1342 году он прибыл в Китай. Морской путь в Китай, по которому плыл Ибн

Баттута, проходил вдоль западного побережья Малакки, затем через город Палембанг

на Восточной Суматре, устье реки Меконг, остров Пуло-Кондор, страну Чампа

(Тьямпа) в Восточном Индокитае, Ханой и, наконец, Гуанчжоу и Зей-тун.

После пребывания в течение нескольких месяцев в Индокитае, скорее всего в Чампе,

Ибн Баттута сел на китайскую джонку и прибыл на ней в Зейтун. Пробыв там

некоторое время, он совершил недолгую поездку в Гуанчжоу, затем снова вернулся в

Зейтун и оттуда отправился через Ханчжоу в Пекин. Из Пекина на речных судах он

вновь возвратился в Зейтун, завершив, таким образом, странствия по Китаю.

Зейтун (Цюаньчжоу), расположенный на западном берегу Тайваньского пролива, в

средние века был важным торговым портом, через него проходил путь китайцев за

границу и иностранцев в Китай. "Порт Зейтуна один из крупнейших в мире, вернее,

самый крупный, - пишет Ибн Баттута. - Я видел в нем около ста больших джонок, не

считая бесчисленного количества маленьких".

Ибн Баттута побывал во многих городах этой обширной империи, изучая обычаи

китайцев, их промышленность и торговлю. Правда, до Великой стены на севере Китая

он так и не добрался, хотя упоминает о ней в своем сочинении, называя эту стену

"препятствием Гога и Магога". Переходя от одного места к другому, он посетил,

между прочим, провинцию Шаньси, состоявшую из шести укрепленных городов, и

прожил там довольно долгое время. Случай дал ему возможность присутствовать на

похоронах одного хана, который был погребен вместе с четырьмя рабами, шестью

фаворитами и четырьмя лошадьми.

Однако путешествие не произвело на него такого впечатления, как странствия по

Ирану или Индии. "Китай мне не понравился, хотя в нем и есть много прекрасного,

- сетует он. - Я был очень опечален царящим там неверием... Если я встречал там

мусульманина, то радовался встрече с ним, как с членом своей семьи или

родственником..." Марокканец по-прежнему наблюдателен. В частности, он отмечает,

что житель страны, достигнув пятидесятилетия, может не работать, а после

шестидесяти лет на них уже не распространяются законы о наказаниях за различные

правонарушения.

82

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

ИБН БАТТУТА АБУ АБДАЛЛАХ МУХАММЕД

83

Совершив путешествие на речных судах, Ибн Баттута снова прибыл в Зей-тун, где

"застал джонки, готовые плыть в Индию". На одной из таких джонок он и покинул

берега Китая. Спустя два месяца путешественник прибыл на Суматру. Пробыв там

около двух месяцев, он сел на другое судно и через сорок дней плавания был уже в

Каулеме. Оттуда он добрался до Каликута и еще через двадцать восемь дней, весной

1347 года, прибыл в аравийский порт Зафар. Дальнейший его путь пролегал по

знакомым ему местам через Иран, Месопотамию, Сирию и Египет в Мекку. Совершив

четвертое паломничество, он отправился в Палестину, где оказался свидетелм

ужасной эпидемии чумы 1348 года Здесь, по-видимому, до него дошли слухи о тех

благоприятных переменах, которые произошли на его родине - о расцвете Марокко в

правление султана Абу Инана. Уже в апреле 1349 года сильное желание увидеть

родные места побудило Ибн Баттуту пуститься в обратный путь. Дойдя до Туниса, он

несколько изменил маршрут, не удержавшись от соблазна побывать на острове

Сардиния, находившемся тогда под властью короля Арагона. Это небольшое

путешествие окончилось довольно печально - нападением пиратов и очередным

ограблением марокканского странника. Вернувшись снова на африканский берег, он

благополучно добрался через Тлемсен в Тазу, где услышал известие о смерти

матери, а оттуда, в ноябре 1349 года, - в Фес.

Вернувшись на родину, Ибн Баттута остался на службе у султана Абу Инана.

Человек, рассказывающий удивительные вещи, не мог не заинтересовать султана.

Конечно же, его присутствие при дворе могло очень оживить собрания ученых мужей

и литераторов, которые часто устраивал султан. Вряд ли кто из мусульманских

владык мог похвастаться тем, что у него на службе находится человек, объехавший

без малого весь мир.

Кроме того, Ибн Баттута имел большой опыт в дипломатии: повелитель Золотой Орды

посылал его с важной миссией в Константинополь, несколько лет он служил при

дворах индийских государей, направлялся в Китай по поручению делийского султана.

Несколько лет спустя летописец так скажет о его пребывании при дворе султана: "И

среди тех, кто прибыл к высоким вратам Феса и перешел по лужам стран к его

вздымающемуся морю, был шейх, факих, путешествова-тель надежный, правдивый,

проехавший земли, пронизавший климаты вдоль и ширь, Абу Абдаллах Мухаммед,

известный как Ибн Баттута, славный в странах Востока как Шамс ад-дин ("Солнце

веры"). Он обошел землю, поучаясь, и прошел по городам, испытуя: он исследовал

разделения народов и углублялся в деяния арабов и иноземцев. Затем он водрузил

посох скитаний в этой высокой столице".

В 1351 году Ибн Баттута снова отправляется в путь. С дипломатической миссией он

направляется в Гранаду, столицу последних арабских владений в Испании. А в

следующем году султан Абу Инан пожелал узнать о возможностях расширения торговли

с западноафриканскими странами.

18 февраля 1352 года Ибн Баттута оставил Фес, чтобы совершить свое последнее

путешествие. Первым важным пунктом на пути к Нигеру был город Сид-жилмаса,

цветущая столица оазиса Тафилалет. Расположенный на краю величай-

шей пустыни мира Сахары, в трехстах километрах южнее Феса, этот город был в

средние века крупнейшим торговым центром, не уступавшим Фесу или Марра-кешу.

Любопытно, что в Сиджилмасе Ибн Баттута гостил несколько дней у некоего ал-

Бушри, с братом которого, уроженцем марокканского города Сеуты, он встречался в

Китае.

Прежде чем достичь берегов Нигера, Ибн Баттута прошел через несколько оазисов,

расположенных в самом сердце Сахары, и дал их подробное описание. Ибн Баттута

отмечает, что на плиты каменной соли в оазисе Валата и Томбукту можно выменять

хлопчатобумажные ткани и даже зерно.

Государство Мали, в которое прибыл Ибн Баттута, было основано западносу-данским

народом малинке. Внимание Ибн Баттуты привлекли "порядок и законность", царившие

тогда в этой стране. Даже деньги и вещи иностранца, умершего в Мали, сохраняли

до тех пор, пока не появится его наследник.

Ибн Баттута прибыл в Томбукту 28 июля 1352 года со стороны Валаты и оставался

там семь месяцев. Именно ему принадлежит первое упоминание об этом городе. К

тому времени он был уже стареющим человеком, обремененным тяготами путешествий,

глубоко верующим и довольно мрачным. Очевидно, только этим можно объяснить его

ужас при виде голых грудей женщин, ходивших по улицам. И все-таки его отзывы о

"королеве пустыни", как повсюду называли Томбукту, да и обо всей империи Мали,

можно назвать почтительными. Томбукту был не только торговым и ремесленным, но и

культурным центром всего Западного Судана, манившего своими чарами даже

испанцев, французов и итальянцев. Путешественник, которого не раз грабили во

время поездок, особенно превозносил то обстоятельство, что в государстве Мали

все было очень хорошо организовано: купец всегда мог найти гостеприимный ночлег

и не бояться актов насилия.

В Томбукту Ибн Баттута пробыл семь месяцев и 27 февраля 1353 года в обществе

молодого купца Йакуба ибн Абу Бекра отправился в город Мимах, стоявший на

большом канале, ответвлявшемся от Нигера. Затем он оказался в Гао - "большом

городе на Нигере, самом красивом из негритянских городов, очень богатом и в

изобилии снабжаемом продовольствием". Баттута присоединился к каравану, который

с шестью сотнями рабынь возвращался назад через Сахару. Ехать пришлось на

верблюдах, ибо лошади здесь были очень дороги. Гао - один из крупнейших городов

Мали. Денежной единицей здесь служили маленькие раковины каури. Прожив месяц в

Гао, Ибн Баттута отправился с большим караваном в Токадду; оттуда, купив двух

нагруженных солью верблюдов и запасшись продуктами на два месяца пути, 12

сентября 1353 года он предпринял путешествие в Сиджилмасу через нагорье Ахаггар.

Обратный путь - по наиболее труднодоступным районам Сахары, да еще в холодные

зимние месяцы, - оказался чрезвычайно тяжелым. "Во время своих путешествий, -

пишет Ибн Баттута, - я видел много снега в Бухаре, Самарканде, Хорасане и в

стране турок, но никогда мне не приходилось проделывать более неприятного

путешествия, нежели это".

84

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

В начале 1354 года неутомимый путешественник вернулся в Фес, завершив последнее

из своих путешествий

Во время продолжительных странствий Ибн Баттута, вероятно, не вел

систематических записей, а отдельные пометки, сделанные им, неизбежно должны

были погибнуть во время кораблекрушений или нападений пиратов На покое Ибн

Баттута продиктовал книгу, как отмечают комментаторы, "целиком полагаясь на свою

память" Придворный литератор Ибн Джузайе записал рассказ путешественника Книга

странствий Ибн Баттуты получила название "Подарок созерцающим о диковинках

городов и чудесах путешествий"

В последующее время книга была переведена на ряд европейских языков Там, где Ибн

Баттута говорит о том, что лично видел, то есть в большей части своего труда,

его сообщения, как правило, вполне достоверны Но и собранные им сведения об

отдельных странах, несмотря на элементы фантастики, заслуженно привлекают

внимание историков Это касается и его рассказов о Стране Тьмы - Северной Европе

и Азии

По протяженности своих маршрутов Ибн Баттута занимает первое место в списке

средневековых путешественников За время странствий им было пройдено около ста

тридцати тысяч километров по суше и по морю, причем по большей части в

сопровождении гарема и каравана с товарами Он посетил страны, расположенные на

громадной территории, простирающейся от сорокового градуса северной широты до

десятого градуса южной широты

Отправляясь в путешествие, Ибн Баттута не ставил перед собой никаких научных

задач Руководил им прежде всего неукротимый интерес к тому, как живут люди в

различных странах

13. ВАРТЕМА ЛОДОВИКО ДИ

(? - между 1512 и 1517)

Итальянский путешественник, побывавший в Аравии. Определил географическое

положение этой страны; описал ее торговлю с Индией, Эфиопией, Персией и Египтом.

О происхождении Лодовико ди Вартема известно мало Его называют то бо-лонцем, то

римлянином Один историк писал в XVIII веке, что Лодовико был "римлянин из

благородной семьи патрициев, более известный под именем бо-лонца Луи Вартема -

так он называл себя в своих мемуарах"

Во всяком случае, в течение почти полувека не было ни одного рассказа о

путешествиях, который пользовался бы таким прочным успехом Около тридца ти лет

подряд переиздания и переводы следовали один за другим без перерыва, некоторые

вышли уже в XVII веке

Ди Вартема не пытается удивить читателя, не стремится ни украсить то, что

ВАРТЕМА ЛОДОВИКО ДИ

85

видит, ни выставить себя в выгодном свете Он старается прежде всего сообщить

полезные сведения Говоря о городе, называет число домов, мечетей, рассказывает о

событиях местной истории, о том, что продают на рынках, как одеваются, о

характере людей и их обычаях

Отправившись в 1503 году из Венеции, Лодовико добрался до Каира, потом посетил

Бейрут, Триполи, Халеб и, наконец, Дамаск где остался надолго, чтобы овладеть

арабским языком И в Египте, и в Сирии он научился отличать мамлюков - наемных

солдат турецкого султана, из которых состояла полиция Это были пленные из

Венгрии, Валахии, Сербии и Болгарии, приведенные в Египет, а также и другие

европейцы (немцы, каталонцы, сицилийцы и итальянцы), избравшие ислам своим

вероисповеданием Пренебрежительным отношением к принятым в стране религиозным

обрядам, духом неповиновения и оскорбительным для всех окружающих поведением

войско это снискало презрение и нена висть мусульман Ди Вартема, в частности,

приводит факты злоупотребления мамлюками их правами в отношении дамасских женщин

Но чтобы утолить свое "желание видеть новое", он <не нашел иной возможности,

кроме как войти в тесную связь с капитаном мамлюков >, на которого была

возложена обязанность во главе отряда в 60 человек охранять собиравшийся в Мекку

караван паломников (приблизительно 40 тысяч человек и 35 тысяч верблюдов) и

сопровождать его туда и обратно Капитан не возражал, и ди Вартема стал мамлюком

("с помощью денег и других вещей, которые я ему дал>)

Лодовико намерен был познакомиться с тем, что, безусловно, представляло тогда

основной интерес со священными городами ислама, с могилой пророка, с храмом

Северная Аравия

86

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

ВАРТЕМА ЛОДОВИКО ДИ

87

Первый этап пути закончился в Хауране, в местечке Мезериб. Этот район,

расположенный на краю культурных, возделываемых земель, часто подвергался

набегам кочевников-бедуинов из пустыни. Уже римляне вынуждены были построить

здесь укрепления, чтобы остановить вторжения кочевников. Ди Вартема, который

провел в Мезерибе три дня, превосходно понял характер бедуинов, хотя встретил их

впервые в жизни, и вполне почувствовал дух этой пограничной земли: "Когда

наступает время собирать плоды земли, кажется, что они (бедуины) за сто миль

отсюда, а утром они уже около города, где найдут пшеницу и ячмень уже чистыми и

обмолоченными. Они наполнят мешки и унесут их. И будут скакать день и ночь, не

давая своим кобылам отдохнуть, а прискакав, дадут им напиться верблюжьего

молока, которое свежо и снимает усталость; и воистину кажется, что кобылицы сии

летают подобно соколам".

Следуя с караваном, Лодовико узнает, что такое форсированный марш в поисках

колодца через безводный район - тридцать три человека погибли от жажды, а

умирающих оставляли по краям дороги зарытыми в землю по шею.

Ему было неизвестно, что караван проходил тогда через Нефуд, обширную часть

пустыни, вдающуюся широким языком в Северную Аравию. Множество раз приходилось

давать отпор бедуинам,.которые нападали на караван то с целью ограбления, то

пытаясь заставить заплатить за воду, взятую из колодцев. Однако в борьбе с

бедуинами мамлюки проявили доблесть, и караван потерял только одну женщину и

одного мужчину.

Ди Вартема не называет мест, через которые шел караван, кроме исходного пункта

(Мезериб) и конечных (Медина и Мекка). Правда, он упоминает о долине Содома и

Гоморры, которой будто бы достиг караван на 22-й день пути от Мезе-риба. Но это

совершенно невозможно, так как Содом и Гоморра находились на берегу Мертвого

моря. Не будучи, как он сам об этом предупреждает, человеком, черпающим ученость

в книгах, ди Вартема излагает здесь все, что помнит из Священной истории: жители

этих городов якобы не отличались добродетелью, за что и были наказаны, ибо "все

вокруг сего места есть пустынная земля, не дающая ни воды, ни плодов".

Скорее всего, что развалины, расстояние до которых, если исчислять его в днях

пешего пути, равно трем пятым расстояния от Дамаска до Медины, - остатки городищ

Мадаин-Салих и Эль-Ула. Ди Вартема же думал, что видит Содом и Гоморру, не

подозревая о существовании древней цивилизации, открыть которую еще предстояло.

Побывал он также у подножия горы, имеющей 10-12 миль в окружности. "Там, -

говорит он, - живет четыре или пять тысяч евреев. Они ходят обнаженными, рост их

составляет пять-шесть ладоней. Голоса у них как у женщин, и более всего среди

них чернокожих. У них нет, да они и не едят другого мяса, кроме бараньего. Все

они подвергаются обряду обрезания и исповедуют иудейство. Когда же в руки к ним

попадает мавр, они живьем сдирают с него кожу".

И вот, наконец, Медина. В Европе думали, что тело Мухаммеда покоится в

мекканском храме, где оно подвешено в воздухе. Заслуга ди Вартема - в разоб-

лачении этого ошибочного представления, ибо он видел гробницу пророка в Медине.

Мечеть, по его описанию, квадратная, в ней более 400 опорных колонн из белого

обожженного кирпича. Ее освещают около трех тысяч ламп, никогда не гаснущих. В

одном из углов - четырехугольная башня, окутанная шелковым покровом и опоясанная

медной решеткой; войти туда можно через дверцу, по обеим сторонам которой лежит

десятка два книг с описанием жизни и учения Мухаммеда, а также деяний и

поступков великих подвижников ислама, погребенных тут же. Именно здесь находятся

гробница Мухаммеда и гробницы первых халифов: Абу Бекра и Омара.

В Мекке ди Вартема как объективному стороннему наблюдателю удалось хорошо

познакомиться с принятыми там обрядами. Он в восхищении от окруженного горами

священного города. Местность вокруг Мекки бесплодна, и продовольствие везут из

Каира, через порт Джидду иа Красном море, а также из Индии, Персии и Сирии. Из

Индии и Эфиопии вывозят пряности и драгоценности, из Бенгала - колоссальное

количество шелков и бумазеи. В этом городе, как ни в каком другом месте, были

сконцентрированы огромные массы людей; здесь шла бойкая торговля

драгоценностями, шелками, хлопчатобумажными тканями и всевозможными

благовониями. Благовония в изобилии продавались обычно под сводами большой

мечети, а драгоценности - у ее дверей.

Кааба, святая святых мекканского храма, была полностью перестроена в 1627 году.

Ди Вартема же видел ее в первоначальном виде.

Красивый круглый храм напоминает ему римский Колизей; в середине его под

открытым небом находится "небольшая башня, коей сторона составляет пять-шесть

шагов, вся она окутана черным шелком". Это Кааба. Войти туда можно через

серебряную дверь, но порог ее расположен на высоте человеческого роста; по обеим

сторонам - вазы, доверху наполненные благовониями; в каждом углу башни - по

кольцу

Путешественник рассказывает, как 23 мая перед рассветом толпа начала делать

традиционные семь кругов вокруг башни, прикладываясь к ее углам; закончив обход,

каждый пятился до колодца, вырытого в 12 шагах от башни. И в то время как

богомолец громко просил прощения за содеянные грехи, ему на голову выливали три

ведра воды, так что он промокал до нитки: так поступали с каждым, даже если

платье его было расшито золотом, ибо считалось, что вода из колодца смывает

грехи; затем толпа отправлялась к подножию одной из гор, чтобы принести там

жертву. Каждый должен был зарезать от двух до пяти баранов, обращая их головы в

сторону восходящего солнца. Немного мяса оставляли себе, остальное раздавали

нищим. Последних было так много, что они дрались не только за мясо, но и за

огуречную кожуру, которую им бросали прямо в песок.

На второй день читалась проповедь о необходимости раскаяться в грехах, после

чего все спешно возвращались в город На полдороге стояла стена, а возле валялось

множество мелких камней. Каждый должен был бросить один из камней как бы в

невидимого врага. Ди Вартема объяснили, что этот обряд соверша-

88

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

ВАРТЕМА ЛОДОВИКО ДИ

89

ется в память о повиновении Исаака и свидетельствует о желании ему подражать

Действительно, мусульманское предание гласит, что, когда дьявол пытался помешать

Исааку последовать за отцом своим Авраамом, который собирался принести его в

жертву, Исаак дважды прогонял дьявола, а на третий раз забросал его камнями, так

как хотел, чтобы воля Господня свершилась.

Таким образом, отныне Европа уже имела общее представление о том, как проходит

суровое испытание - хадж, паломничество, которое по исламской вере делает из

просто верующего настоящего мусульманина, достойного райских кущ.

После Пустынной Аравии и священных городов Лодовико ди Вартема познакомил своих

соотечественников с другой частью Аравии. Она называлась Аравией Счастливой.

Он не собирался возвращаться с караваном назад в Дамаск. Но однажды, когда

покупал он товары для своего капитана, какой-то человек обвинил его в том, что

он - не мавр. Напрасно Лодовико клялся "головой пророка", ему пришлось

последовать в дом этого человека, чтобы дать объяснения. Там хозяин, уже по-

итальянски, сообщил ему, что бывал в Италии, видел его там и теперь узнал в

лицо. Ди Вартема пришлось объяснить, как он стал в Каире мамлюком. Тот факт, что

римлянин захотел принять религию ислама, польстил мусульманину, и он обошелся с

Лодовико в высшей степени почтительно. Разговор перешел на события дня, и ди

Вартема узнал, что если в этом году драгоценных товаров привезено менее, чем

обычно, то виной тому король португальский, суда которого доходили теперь до

океана и до самых заливов - Персидского и Аравийского. Речь шла о Васко да Гама,

португальском мореплавателе, который достиг берегов Аравии Узнав об этом, ди

Вартема сделал вид, что весьма опечален, и поспешил заверить хозяина дома в

своей враждебности к христианам. Затем он просит мавра помочь ему отстать от

каравана и скрыться от мамлюков, уверяя, будто это нужно ему (Лодовико), чтобы

отправиться к правителям юга, противникам Португалии, которых он научит

изготовлять пушки. Составили план. И в то время как глашатаи собирали по городу

мамлюков, угрожая казнью тем, кто не явится, ди Вартема, спрятанный в доме мавра

(в комнатах его жены и племянницы), чуть не отдает Богу душу, напуганный

перспективой быть вздернутым на виселице. Он успокаивается лишь тогда, когда

караван уходит, и вскоре покидает гостеприимный дом мавра, обласканный его женой

и очаровательной племянницей. По рекомендации своего хозяина он присоединяется к

каравану, идущему в Египет через Джидду.

Едва оказавшись в Джидде, Лодовико отправляется в мечеть, ложится на пол,

притворяясь больным, и остается там четырнадцать дней, выходя только ночью,

чтобы запастись провизией. Наконец, он находит судно, отплывающее в Персию, и

садится на него, заключив сделку с капитаном

Лодовико рассказывает о рифах Красного моря, о трудностях навигации между

Джиддой и островом Камараном, об обнаженных бедуинах, которые "метают камни из

пращи" в людей, высадившихся на их землю, чтобы закупить съестные припасы, и,

наконец, - о прибытии в прекрасный порт Джизан. Ди Вартема

насчитывает там сорок пять судов, он восхищен изобилием "винограда, персиков,

айвы, яблок, гранатов, очень крупного чеснока, лука средних размеров, сладких

орехов, огурцов, разных сортов лимонов и апельсинов".

Люди здесь ходят совершенно обнаженными. Исповедуют они мусульманство

Наконец, пройдя Баб-эль-Мандебский пролив, корабль прибыл в Аден - самый

укрепленный город из тех, что Ди Вартема когда-либо видел на равнинной

местности, с двух сторон его окружают горы, с двух других - крепостные стены.

Пять замков возвышается над Аденом Население исчисляется пятью-шестью тысячами

семей. Суда бросают якоря у подножия одной из гор, которую венчает форт. Жара

там такая, что на рынок ходят в два часа ночи На якорной стоянке можно видеть

корабли из Индии, Эфиопии, Персии. Как только корабль заходит в порт, офицеры

местного султана приходят осведомиться о товарах и об экипаже, затем они снимают

парус и руль, дабы судно не ушло, не заплатив султану оброка.

В 1504 году португальцы постоянно крейсируют в океане в виду Адена. За год до



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Экономики (1)

    Учебник
    Эта книга представляет собой новое обобщение не только исторического опыта мировой экономики, но и всех предшествующих серьезных научных публи­каций по этой тематике, на которые авторы в той или иной степени опирались.
  2. Сто великих мифов и легенд

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  3. Валерий Демин Тайны русского народа: в поисках истоков Руси

    Документ
    Но ты учись вкушать иную сладость, Глядясь в холодный и полярный круг. Бери свой челн, плыви на дальний полюс В стенах из льда - и тихо забывай, Как там любили, гибли и боролись И забывай страстей бывалый край.
  4. Министерство образования правительства калининградской области материалы к урокам для учителя по учебному предмету

    Урок
    Вы держите в руках сборник материалов по предмету Русская художественная культура. Сборник включает в себя программу курса, приблизительное тематическое планирование, а так же рекомендуемый информационный материал, подобранный в соответствии
  5. Учебной техники для основной и средней (полной) общеобразовательной школы: Сб перечней/Научный редактор д п. н, проф. А. В. Смирнов М

    Литература
    Технические средства обучения - часть учебной техники, представляющая собой совокупность предметов и устройств которые выполняют информационную, управляющую, тренирующую или контролирующую функции в процессе обучения.

Другие похожие документы..