Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Т. Ю. Круцевич — зав. кафедри теорії та методики фізичного виховання Національного університету фізичного виховання та спорту України, доктор наук з ...полностью>>
'Документ'
1.Педагогика Наука о воспитательных отношениях, возникающих в процессе взаимосвязи воспитания, образования и обучения с самовоспитанием, самообразован...полностью>>
'Решение'
Заслушав и обсудив информацию заместителя главы администрации Спировского района Д.С. Михайлова о ходе выполнения муниципальной целевой программы «По...полностью>>
'Документ'
133.1.2. управління залізниці, яке отримує прибуток від основної діяльності залізничного транспорту. Перелік робіт та послуг, що належать до основної...полностью>>

И. А. Муромов введение вэтой книге рассказ

Главная > Рассказ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

общеизвестном, особенно если это не было непосредственно связано с чисто

географическими задачами. Зато когда он касался фактов и событий, не находивших

отражения у его предшественников, обычная его сдержанность исчезала, и суховатый

ученый уступал место наблюдательному и словоохотливому рассказчику.

В Египте Страбон бывал не раз. Он подолгу жил в Александрии - знаменитом центре

науки и культуры, который тоже гордился своим прошлым. Его он исходил вдоль и

поперек и описал столь детально, что сейчас без труда по этому описанию можно

составить план города, созданного в конце IV века до н. э. в дельте Нила к вящей

славе македонского царя-завоевателя, милостиво разрешившего почитать себя как

бога.

Наверняка, находясь в Александрии, Страбон беседовал с учеными и философами,

жившими в храме муз - Мусее: "Мусей является частью помещений царских дворцов;

он имеет место для прогулок и большой дом, где находится общая столовая для

ученых, состоящих при Мусее. Эта Коллегия ученых имеет не только общее

имущество, но и жреца - правителя Мусея, который прежде назначался царями, а

теперь Цезарем [т. е. императором]. К дворцовым помещениям относится также Сема.

Это - огороженное пространство, где находятся гробницы царей и Александра. Дело

в том, что Птолемей, сын Лага, успел отнять у

СТРАБОН

25

Пердикки тело Александра, когда тот перевозил его из Вавилона, и свернул в

Египет... Птолемей перевез тело и предал погребению в Александрии, где оно

находится и теперь, однако не в том саркофаге, что первоначально, ибо Птолемей

положил покойника в золотой саркофаг, а нынешний гроб - из прозрачного камня.

Похитил же саркофаг Птолемей, которого прозвали "Багряным" и "Узурпатором"

[видимо, Птолемей XI]".

Но усиленные занятия наукой не превратили Страбона в кабинетного ученого. И

когда представилась возможность совершить путешествие в экзотические края - чуть

ли не на край ойкумены, он, естественно, не пренебрег ею.

В 26-24 годах до н. э. Египтом управлял наместник Элий Галл. Префект был

полновластным господином, подчинявшимся только императору и, по словам Страбона,

"замещавшим царя".

Элия Галла Страбон характеризует как "человека, ко мне расположенного, и

близкого друга". И вот "когда Элий Галл был префектом Египта, я поднялся по Нилу

и состоял в его свите вплоть до Сиены и границ Эфиопии". Маршрут не отличался

новизной. Тысячи путешественников, устремлявшихся в страну фараонов, двигались

тем же путем по узкой долине Нила, зажатой между пустынями и скалами и усеянной

памятниками.

Семнадцатая книга "Географии" больше напоминает путевой дневник, чем научное

сочинение. Она насыщена такими неожиданными подробностями, которых не найти ни у

одного античного автора.

Из Александрии дорога вела прежде всего к Канопу (близ современного Абукира), с

которым ее связывал двадцатикилометровый канал. Обычно в путь отправлялись на

маленьких судах под звуки флейт. Берега были застроены маленькими гостиницами,

наперебой зазывавшими клиентов. На полпути, в Элевсине, делали первую остановку,

ибо там "есть беседки и вышки с открывающимися оттуда красивыми видами для

желающих кутить - как мужчин, так и женщин. Это как бы начало "Канопской жизни"

и принятого там легкомыслия".

В самом Канопе Страбона заинтересовал храм Сераписа, где усыпляли больных, чтобы

те во сне получили от оракула указания насчет их исцеления. Но таких страждущих

с трудом можно было различить в толпе, которая приезжала сюда прежде всего

развлекаться. "Удивительное зрелище представляет толпа людей, спускающихся вниз

по каналу из Александрии. Каждый день и каждую ночь народ собирается на лодках,

играет на флейтах и предается необузданным пляскам и крайней распущенности... В

веселье участвуют и жители самого Канопа, которые содержат на канале гостиницы,

предназначенные для отдыха и увеселений подобного рода".

Из Канопа часть туристов, искавших иных наслаждений, отправлялась дальше на юг -

к Гелиополю Там кончалась дельта и начинался собственно Нил. Мемфис - озеро

Мерида - Абидос - Фивы - Сиена - острова Элефантина и Филе. Каждое название

приводит Страбона в трепет.

Страбон готовился к этому путешествию. Он знал историю Египта при фараонах, под

властью персов и при Птолемеях; он знакомился с его памятниками, о которых

рассказывалось в трудах многих писателей.

26

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

"В Гелиополе я видел большие дома, в которых жили жрецы, ибо в древнее время, по

рассказам, этот город как раз был кварталом жрецов, занимавшихся философией и

астрономией. Теперь же это объединение перестало существовать и его занятия

прекратились. В Гелиополе я не обнаружил ни одного руководителя таких занятий, а

только жрецов, совершающих жертвоприношения и объясняющих чужеземцам смысл

священных обрядов. Во время путешествия префекта Элия Галла в Верхний Египет его

сопровождал какой-то человек из Александрии... выдававший себя за знатока

подобного рода вещей, но его обычно высмеивали как хвастуна и невежду".

В Мемфисе - самой древней столице Египта - Страбон мимоходом упоминает о

единственных уцелевших свидетелях его истории - пирамидах, а затем переключает

свое внимание на... священного быка Аписа, который, по египетским верованиям,

считался воплощением бога Пта Бык должен был обладать двадцатью восемью (!)

признаками - особым цветом шерсти, сочетанием белых и черных пятен, определенной

формой рогов. Когда Апис умирал, наступал всеобщий траур. Хоронили же быков в

Серапеуме, на кладбище священных быков (с VII века до н. э. их бальзамировали и

помещали в гранитные саркофаги).

Из Мемфиса путь лежал к Меридову озеру, близ которого находилась удивительная

постройка, возведенная в XIX веке до н. э фараоном Аменемхетом III Страбон

сообщает о том, что "есть лабиринт - сооружение, которое можно сравнить с

пирамидами, а рядом с ним гробница царя, строителя лабиринта". Подробно

рассказав об этом крытом одноэтажном здании, занимавшем площадь в семьдесят две

тысячи квадратных метров, Страбон объясняет, почему в нем было так много

помещений: "Говорят, что такое количество залов сделано из-за того, что в силу

обычая здесь собирались все номы [административные единицы в Древнем Египте], в

соответствии со значением каждого вместе со жрецами и жрицами для совершения

жертвоприношений, принесения даров богам и решения важнейших судебных дел.

Каждому ному отводился специальный зал".

Из всех, кто писал о лабиринте, Страбон - единственный, кто раскрыл политический

смысл этого загадочного дворца Аменемхет III стремился создать сплоченное

государство. Огромный лабиринт символизировал весь Египет, объединенный могучей

властью фараона, связывающей народ и страну в одно целое

С этим фараоном Страбон встретился еще раз в Фивах Туда, к "городу мертвых", где

у подножия отвесных скал, за которыми начиналась пустыня, высились заупокойные

храмы, а в самих скалах скрывались гробницы вельмож и знати, устремлялись толпы

путешественников (днем) и грабителей (ночью) И конечно, никто не мог миновать

гигантских сидящих статуй Аменемхета III, которых именовали колоссами Мемнона

(эфиопского царя, погибшего под Троей от руки Ахилла). Дело в том, что одна из

статуй при восходе солнца начинала .. петь. Объяснялось это, видимо, тем, что

рано утром, когда резко менялась температура, из трещин и щелей в камнях выходил

воздух, производя необычный звук

Страбон своими глазами видел трогательные признания, начертанные на ногах

двадцатиметровых фигур. "Я слышал Мемнона".

ФА СЯНЬ

27

Тем не менее Страбон все же не отваживается утверждать что-либо категорично' "Из

двух стоящих здесь поблизости друг от друга колоссальных статуй из цельного

камня одна сохранилась, верхние части другой., как говорят, из-за землетрясения

обрушились. Есть поверье, что из части статуи, оставшейся на троне и на

пьедестале, раз в день раздается звук, будто от слабого удара. Когда я находился

в этих местах вместе с Элием Галлом в большой свите его спутников - друзей и

воинов, - мне также довелось слышать этот звук... однако я не могу определенно

утверждать, исходил он от пьедестала или колосса, либо же его намеренно

производил кто-нибудь стоящий поблизости..."

Достигнув границ Эфиопии, то есть почти края ойкумены, Страбон почувствовал себя

удовлетворенным. Самые интересные, яркие и достоверные части труда Страбона как

раз те, которые написаны им как очевидцем, непосредственным наблюдателем. А

повидать ему удалось все-таки немало Во всяком случае достаточно, чтобы с

гордостью заявить "Сам я совершил путешествие к западу от Армении вплоть до

областей Тиррении [Этрурии], лежащих против острова Сардинии, и на юг - от

Евксинского Понта до границ Эфиопии. Среди других географов, пожалуй, не

найдется никого, кто бы объехал больше земель из упомянутых пространств, чем я.

Ибо те, кто проник дальше меня в западные районы, не добирались до столь

отдаленных пунктов на востоке, а те, кто объездил больше мест в восточных

областях, уступают мне в отношении западных. То же можно сказать и относительно

стран, лежащих на юге и севере".

4. ФА СЯНЬ

Китайский монах-буддист и путешественник. С 399 по 414 год объехал большую часть

внутренней Азии и Индии. Путешествие положило начало прочной культурной связи

между Китаем и Индией. Оставил о своем походе записки.

Начиная с IV века н. э в Китае отмечается расцвет буддизма, начавшего проникать

из Индии и распространяться в стране еще в I столетии. Эта новая религия оказала

огромное влияние на развитие всей китайской культуры С ее распространением в

Китае связано также расширение религиозных и культурных связей Китая с Индией.

Из Китая в Индию направляются паломники - буддийские монахи, прокладывавшие пути

в буддийскую святыню через пустыни и высокогорные перевалы Центральной Азии. В

числе этих путешественников, совершавших длительные переходы в религиозных

целях, были и люди большой культуры, обладавшие широкими научными интересами,

внесшие немалый вклад в исследования Центральной Азии и Индии Одним из самых

выдающихся из них был Фа Сянь, оставивший глубокий след в исторической и

географической литературе

Биографические сведения о Фа Сяне скудны. Он родился в провинции Шэньси, где

провел детство в буддийском монастыре По достижении совершеннолетия,

28

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

став монахом, Фа Сянь решил отправиться в Индию для поклонения буддийским

святыням, приобретения рукописей священных книг и изучения языков, на которых

эти книги писались.

Путешествие Фа Сяня длилось около 15 лет В 399 году с небольшой группой других

паломников он отправился из родного города Сиань (Чанъань) на северо-запад через

Лёссовое плато и далее вдоль южного края песчаных пустынь северозападного Китая

Об этом отрезке пути Фа Сянь в своем дневнике делает любопытную запись: "В

песчаном потоке есть злые гении, и ветры настолько жгучи, что когда с ними

встречаешься, - умираешь, и никто не может этого избегнуть. Не видишь ни птицы в

небе, ни четвероногих на земле". Здесь путникам приходилось отыскивать себе

дорогу по высохшим костям тех, кто до них пускался в путешествие.

ФА СЯНЬ

29

Пройдя по "шелковой" дороге до горы Босянцзы, паломники свернули на запад и

после семнадцатидневного путешествия достиглли озера Лобнор. У этого озера, в

районе ныне мало обитаемом, во времена Фа Сяня существовало самостоятельное

государство Шеншен, и путешественник встретил здесь значительное население,

знакомое с индийской культурой

Сохранившиеся развалины Шеншена, которые при посещении Лобнора наблюдал Н. М

Пржевальский, подтверждают существование здесь в прошлом крупного культурного

центра Еще в конце XIII века вблизи Лобнора находился город Лобнор Через Лобнор

пролегал оживленный торговый путь из Китая в Хотан, Кашгар и далее на запад В

XIV веке город и его окрестности были опустошены завоевателями, превратившими

некогда цветущий оазис в груды руин.

Пробыв у Лобнора месяц, путешественники направились на северо-запад и, перевалив

через Тянь-Шань, достигли долины реки Или, затем они повернули на юго-запад,

снова перешли через Тянь-Шань, пересекли с севера на юг пустыню Такла-Макан и у

города Хотан достигли подножий хребта Куньлунь. Причины, побудившие Фа Сяня и

его спутников предпочесть более короткий и удобный путь от Лобнора до Хотана

вдоль подножий Куньлуня кружному пути через Тянь-Шань, остаются невыясненными

Возможно, это объясняется желанием путешественника посетить центры Джунгарии.

Итак, спустя тридцать пять дней маленький караван прибыл в Хотанское царство, в

котором насчитывалось "несколько десятков тысяч монахов". Фа Сянь и его спутники

были допущены в монастыри, и после трехмесячного ожидания им посчастливилось

присутствовать при торжественном празднестве буддистов и браминов, во время

которого по городам Хотанского царства, по усыпанным цветами улицам, среди

облаков благоуханий, провозили роскошно убранные колесницы с изображениями

богов.

После праздника Фа Сянь и его спутники направились на юг и прибыли в холодную

гористую страну Балистан, в которой, кроме хлебных злаков, не было почти никаких

культурных растений Из Балистана Фа Сянь взял путь в восточный Афганистан и

целый месяц блуждал в горах, покрытых вечными снегами. Здесь, по его словам,

встречались "ядовитые драконы".

Вообще, трудно установить по запискам Фа Сяня его путь из Хотана в Индию По всей

видимости, Фа Сянь обошел труднодоступный Куньлунь с запада и направился на юг

по долине реки Яркенд.

Преодолев горы, путешественники взяли путь в Северную Индию. Исследовав истоки

реки Инд, они прибыли в Фолуша, - вероятно, теперешний город Пешавар,

расположенный между Кабулом и Индом Затем они пришли в город Гило, лежащий на

берегу небольшого притока реки Кабул.

Оставив Гило, Фа Сянь перешел через хребет Гиндукуш. Стужа в этих горах была

такая лютая, что один из спутников Фа Сяня замерз После многих затруднений

каравану удалось добраться до города Бану, который существует и поныне; затем,

снова перейдя Инд в средней части его течения, Фа Сянь пришел в Пенджаб. Отсюда,

спускаясь к юго-востоку, он пересек северную часть Индийского полуострова и,

перебравшись через большую солончаковую пустыню, лежащую на восток от Инда,

достиг страны, которую он называет "Центральным царством". По словам Фа Сяня,

"здешние жители честны и благочестивы, они не имеют чиновников, не знают

законов, не признают смертной казни, не употребляют в пищу никаких живых

существ, и в их царстве нет ни скотобоен, ни винных лавок".

В Индии Фа Сянь посетил много городов и местностей, где собирал легенды и

сказания о Будде. "В этих местах, - отмечает путешественник, описывая Каракорум,

- горы круты подобно стене". По отвесным склонам этих гор древние обитатели их

высекли изображения будд и многочисленные ступени. Фа Сянь прошел вниз по Инду,

посетил восточные территории Афганистана, вновь вернулся к Инду и,

переправившись через эту реку, направился к долине Ганга, где

30

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

отыскал буддийский монастырь, изучил и переписал священные книги буддизма Затем

Фа Сянь прошел от Матры через Канаудж, Цатну до устья великой индийской реки

Пробыв в Индии продолжительное время, путешественник в 414 году возвращается на

родину морским путем с остановками на Цейлоне (здесь он прожил два года) и Яве

Борясь с сильными ветрами и испытав множество затруднений, он в 415 году, после

восемнадцатилетнего отсутствия, возвратился в свой родной город Сиань-фу

(Кантон)

Спустя несколько лет путешественник издал свое замечательное произведение под

названием "Описание буддийских государств" ("Фогоцзи") В этом сочинении наряду с

основным содержанием религиозного характера дается краткое, но весьма

выразительное описание около 30 государств Центральной Азии и Индии, посещенных

Фа Сянем В своем труде он сообщает ценнейшие исторические, географические и

этнографические сведения об этих государствах, многие из которых нигде, кроме

произведения Фа Сяня, не получили отражения Огромное научное значение этого

материала для истории и исторической географии объясняется также исключительной

добросовестностью и точностью автора "Описаний" Этот труд впервые перевел с

китайского языка французский ученый Абель де Ремюза

Фа Сянь не ограничивается сообщением тех или иных фактов, но всякий раз

указывает также источник получения последних - видел ли сам описываемое или

знает со слов других Называя пункты, он стремится определить их точное положение

и расстояния, которые показывает в днях переходов, в китайских ли или, наконец,

в шагах Благодаря этой особенности труда Фа Сяня было установлено точное

местоположение многих ранее известных лишь по названию городов и государств

5. АХМЕД ИБН ФАДЛАН

Арабский путешественник X века. В составе посольства багдадского халифа

путешествовал через Бухару и Хорезм в Волжскую Болгарию. По возвращении составил

"Рисале" ("Записку") - один из важнейших источников по средневекой истории

Поволжья, Заволжья и Средней Азии.

Ахмед ибн Фадлан принимал участие в качестве секретаря в посольстве багдадского

халифа в Волжско-Камскую Болгарию мусульманский хан возглавил тогда союз

болгарских племен, живших в бассейне нижней Камы и Волги (примерно до реки

Самары), и искал в арабах союзников против хазар Разумеется, халиф рассчитывал

получить от союза и большие торговые привилегии

Полное имя путешественника - Ахмед ибн Фадлан ибн аль-Аббас ибн Ра-шид ибн

Хаммад 0 жизни этого человека известно очень мало Достоверно известно, что он

был старшим писцом-чиновником, находился под покровитель-

АХМЕД ИБН ФАДЛАН

31

ством военачальника Мухаммеда ибн Сулеймана, завоевавшего Египет в 904- 905

годах для Багдадского халифа

Посольство, в котором он принял участие, официально возглавлял евнух халифа

Сусан ар-Расси, но секретарем посольства был назначен именно Ибн Фадлан Это

говорит о его высоких деловых качествах и авторитете, несмотря на смерть к тому

времени его покровителя Мухаммеда ибн Сулеймана Именно на плечи секретаря

ложилась вся черновая работа и ответственность за ведение дел и конечный исход

предприятия

Ибн Фадлан должен был прочитать письмо халифа царю волжских булгар, приподнести

ему и его близким подарки, наблюдать за факихами-юристами и муаллимами-

учителями, которых халиф по просьбе Алмуша сына Шилки-элта-бара послал для

обучения булгар законам ислама

Посольство выехало из Багдада 21 июня 921 года Путь его лежал через Рей, Нишапур

в Бухару, оттуда назад к Амударье, потом вниз по этой реке до столицы Хорезма

Кяс, далее последовали зимовка в Джурджании (Старом Ургенче) и, наконец,

семидесятидневный переезд на север к берегам Волги, в царство булгар

Хотя Ибн Фадлан все время подчеркивает спешность путешествия, в городе Рее послы

пробыли целых одиннадцать дней в ожидании правителя этого города Ахмеда ибн Али,

<брата Сулука" Поехав далее, они нашли его на следующей остановке, Хуваре

Рейском, где пробыли три дня Как было сказано, этот Ахмед ибн Али в 919 году

самовольно захватил Рей Он разбил высланные против него войска правителя

Хамадана и убил халифского сборщика хараджа

Дальнейший путь послов до Нишапура был крайне опасен ввиду господства здесь

враждебных халифу табаристанских Алидов В Нишапуре они встретили полководца

Саманидов Хаммавейха Кусу, только что разбившего алидскую армию во главе с

Лейлой ибн Нуманом

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Из Нишапура до Бухары посольство ехало уже по хорошо охраняемой дороге.

Посещение столицы Саманидов имело целью укрепить связь между саманидским эмиром

и халифом. По-видимому, это было первое официальное посольство халифа к

саманидскому двору молодого эмира Насра II ибн Ахмеда. На первой же аудиенции

послы поздравили его со вступлением на престол в 914 году. При этом Ибн Фадлан

не без удивления отмечает, что новый эмир - "безбородый мальчик". Он особенно

подчеркивает, что во время аудиенции эмир называл халифа своим "господином" и

был готов выполнить все его приказания.

Следствием установления таких отношений было то, что посольство получило от

саманидского правительства всяческую поддержку, в том числе вещами и деньгами.

Однако получить 4000 динаров за поместье Ибн-ал-Фурата так и не удалось, хотя

посольство провело в Бухаре 28 дней. Хорезмшах сделал было попытку не пустить

посольство на север, но в конце концов дал ему даже эскорт.

Перезимовав в Джурджании, посольство 4 марта 922 года двинулось далее на север.

Это был решающий момент в путешествии. "Отроки", выехавшие с посольством из

Багдада, а также законовед и вероучитель покинули посольство, "побоявшись

въехать в эту страну". В действительности главной причиной их отказа было то,

что основная сумма в 4000 динаров, из которой, между прочим, должно было

выплачиваться им жалованье, так и не была получена. Таким образом, с этого

момента выполнение всех миссионерских задач посольства падает на одного Ибн

Фадлана. Вообще с отъезда из Джурджании он становится его фактическим

руководителем.

Совершив трудный переезд через Успорт, посольство около 20 марта прибыло в

страну огузов (или "гуззов"), занимавших тогда приблизительно область Западного

Казахстана. Ибн Фадлан "видел среди гуззов таких, которые владели десятью

тысячами лошадей и ста тысячами голов овец". С другой стороны, послы встретили

по дороге бедняка-огуза, выпрашивавшего лепешки хлеба. Распространено было и

рабство.

Среди знати наибольшее влияние имел Этрэк, начальник войска огузов. Он владел

большими богатствами, "у него челядь, свита и большие дома". Он считался только

с советом своих военачальников, которых собирал для совещания по важным

вопросам, например, относительно пропуска посольства. Ибн Фадлан поднес ему и

его жене царские подарки.

Этрэк отнесся к предложению принять ислам очень осторожно. Он чрезвычайно

радушно принял посольство, устроил большое пиршество, снабдил послов провиантом,

предоставил в их распоряжение скаковых лошадей, сам сопровождал их в поездке и

показывал им свое искусство в стрельбе. Но относительно принятия ислама он

сказал, что даст халифу ответ, когда послы будут ехать обратно.

Однако военачальники огузов, собранные Этрэком на совещание, обсуждали вопрос не

о принятии ислама, а о том, как поступить с самими послами. Предложения были не

особенно приятны дяя последних' или разрезать каждого из них пополам, или

дочиста ограбить, или отдать их хазарам в обмен на пленных огу-

АХМЕД ИБН ФАДИАН

33

зов. Таким образом, в стране огузов посольство потерпело полную дипломатическую

неудачу и было радо, что смогло по крайней мере благополучно выбраться из нее.

Дальнейший путь шел через область враждебно настроенных башкир, от которых

посольство старалось держаться подальше. Тем не менее Ибн Фадлан и здесь

ухитрился собрать интересные этнографические сведения, которые дают возможность

сделать некоторые предположения о племенном составе башкир в то время. Ибн

Фадлан рассказывает, что у них имелись две отличные друг от друга системы

религиозных представлений. Одни из башкир считали, что миром управляет верховный

бог неба в согласии с двенадцатью богами, ведавшими отдельными явлениями

природы. Как видно из контекста, Ибн Фадлан узнал об этой системе верований из

личной беседы (через переводчика, конечно) с одним из башкир. Конец его рассказа

дает основание предполагать, что он вступил с этим башкиром даже в своего рода

диспут по вопросу о единобожии.

Другая группа башкир поклонялась или змеям, или рыбам, или журавлям. Ибн Фадлан,

по-видимому, сам наблюдал эти культы, но непосредственно с этими людьми не

говорил. Все же ясно, что поклонники змей, рыб и журавлей представляли часть

населения, имевшую более примитивный общественный строй, чем поклонники

тринадцати богов природы.

Послам халифа в стране башкир делать было нечего, а поэтому они поспешно ехали

дальше, к своей конечной цели. Интересно отметить, что в районе Самарской Луки,

между рекой Моча и Большим Черемшаном, посольство, по-видимому, старалось

держаться подальше от Волги, так как здесь в устьях Самары, вероятно,

господствовали хазары. Возможно, впрочем, что оно избегало затопленного весной

низкого берега Волги с его болотами. Далее же путь послов шел ближе к берегу.

Наконец, посольство халифа прибыло в "страну славян". Здесь-то и находилось

государство булгар. Во главе его стоял царь булгар, или царь "славян",

претендовавший на абсолютную власть. Он восседал на троне, покрытом византийской

парчой, в его присутствии все, "мал и велик", включая его сыновей и братьев,

обязательно снимают шапки и принимают почтительную позу. Рядом с главным царем

имеются цари-князья. Однако эти князья, по крайней мере четверо из них,

"находятся у него под рукой", т. е. в подчинении, или "в повиновении". По его

приказу они выезжают встречать посольство, присутствуют на аудиенции царя и

поддерживают его во всех мероприятиях. Царя окружает знать: "предводители",

"знатные лица из жителей его государства".

Соответственно своему положению, царь получал подать - "с каждого дома шкуру

соболя", обязательные подношения с каждого свадебного пиршества, десятую часть

привозимых товаров и часть добычи военного отряда, в походе которого он сам

лично не принимал участия. Царь, очевидно, уже не созывал народных собраний для

решения дел, а в лучшем случае совещался с наиболее влиятельными лицами из

знати.

Итак, 12 мая 922 года, через 70 дней после отъезда из Джурждании, посольство

прибыло к царю булгар.

34

100 ВЕЛИКИХ ПУТЕШЕСТВЕННИКОВ

Когда до ставки царя булгар оставалось расстояние в одни сутки пути, посольство

встретили четыре подвластных Алмушу-элтабару князя, а также его братья И

сыновья. "Они встретили нас, - пишет Ибн Фадлан, - держа в руках хлеб, мясо,

просо, и поехали вместе с нами. Сам царь встретил нас на расстоянии двух



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Экономики (1)

    Учебник
    Эта книга представляет собой новое обобщение не только исторического опыта мировой экономики, но и всех предшествующих серьезных научных публи­каций по этой тематике, на которые авторы в той или иной степени опирались.
  2. Сто великих мифов и легенд

    Документ
    Отличительное свойство мифов, по мнению большинства исследователей, заключается в том, что они создавались и бытовали в то время, когда все рассказанное в них воспринималось как безусловная истина.
  3. Валерий Демин Тайны русского народа: в поисках истоков Руси

    Документ
    Но ты учись вкушать иную сладость, Глядясь в холодный и полярный круг. Бери свой челн, плыви на дальний полюс В стенах из льда - и тихо забывай, Как там любили, гибли и боролись И забывай страстей бывалый край.
  4. Министерство образования правительства калининградской области материалы к урокам для учителя по учебному предмету

    Урок
    Вы держите в руках сборник материалов по предмету Русская художественная культура. Сборник включает в себя программу курса, приблизительное тематическое планирование, а так же рекомендуемый информационный материал, подобранный в соответствии
  5. Учебной техники для основной и средней (полной) общеобразовательной школы: Сб перечней/Научный редактор д п. н, проф. А. В. Смирнов М

    Литература
    Технические средства обучения - часть учебной техники, представляющая собой совокупность предметов и устройств которые выполняют информационную, управляющую, тренирующую или контролирующую функции в процессе обучения.

Другие похожие документы..