Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
ВСЕСТОРОННЕЕ и бесперебойное тыловое обеспечение войск и сил в большинстве стран НАТО считается одним из основных факторов успешного ведения боевых д...полностью>>
'Документ'
2. Указ Президента України “Про Національний план дій на 2011 рік щодо впровадження Програми економічних реформ на 2010-2014 роки "Заможне суспі...полностью>>
'Курс лекций'
В предлагаемом курсе лекций излагается современная экономическая теория, которая раскрывает состояние и тенденции развития всех типов хозяйственных с...полностью>>
'Рассказ'
Павел Кучияк – это а) собиратель сказок; б) шаман; в) Бог. 7 По жанру «Шёлковая Кисточка» а) сказка; б) миф; в) былина....полностью>>

Фрайди роберт хайнлайн

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ФРАЙДИ

Роберт ХАЙНЛАЙН

ONLINE БИБЛИОТЕКА http://bestlibrary.

Глава 1

Когда я выбралась из антигравитационной капсулы в Кении, он висел у меня на хвосте. Он прошел за мной к двери, ведущей к таможне, медпункту и иммиграционной службе. Когда дверь захлопнулась за ним, я его убила. Никогда не любила пользоваться антигравом. Не любила еще задолго до катастрофы на "Парящем крючке" - висящий прямо в небе и ничем не закрепленный трос очень уж отдает черной магией. Но всякий другой способ попасть на Эль-5 занимает слишком много времени и стоит очень дорого - мои инструкции и финансовые лимиты не позволяют прибегать к подобной роскоши. Итак, я была здорово раздражена еще до того, как покинула звездолет с Эль-5 на стационарном спутнике, чтобы пересесть в антигравитационную капсулу, но... черт возьми, раздражение - еще не причина для убийства. Я намеревалась лишь вырубить его на несколько часов. У подсознания собственная логика. Он не успел шлепнуться на пол, как я перехватила его и быстро потащила, стараясь не запачкать пол, к дверцам бомбонепроницаемых кабинок. Там я прижала его большой палец к замку, дверца с лязгом откатилась в сторону, я мигом нашла его бумажник, взяла удостоверение личности и все деньги, а клубную карточку сунула в прорезь. Положив пустой бумажник в карман трупа, я втолкнула тело внутрь, дверца встала на место, замок защелкнулся. Я отвернулась.

Прямо надо мной висел "следящий глаз".

Особо дергаться не стоило. Девять шансов из десяти, что "глаз" болтается здесь случайно и никто не следит за монитором, а его двенадцатичасовая запись будет стерта без просмотра. И один шанс, что какая-нибудь девка из Службы пристально смотрит на монитор, или... просто почесывается, вспоминая о предыдущей ночи.

Итак, не обращая внимания на "глаз", я устремилась к выходу в конце коридора. А эта "прилипла", конечно же, потащилась за мной, поскольку в данном пространстве я была единственной массой, излучавшей тридцатисемиградусное тепло. Но секунды три "глаз" потерял - прежде чем сфокусироваться на мне, он просветил бронированную кабинку, где лежал неостывший труп.

Пока я мысленно перебирала три наиболее безопасных варианта действий, другая часть мозга взяла верх, и руки четко привели в исполнение четвертый вариант: моя авторучка плюнула лазерным лучом и убила "глаз" - не просто ослепила, а ликвидировала антигравитационное устройство. "Глаз" шлепнулся на пол, надеюсь, со стертой памятью.

Мне пришлось еще раз воспользоваться этой "кредитной карточкой" - я открыла замок кабинки авторучкой, чтобы не стереть отпечаток большого пальца, и сильным пинком отправила "глаз" внутрь, составить компанию остывшему телу. Потом я стала действовать очень быстро - пришло время сменить обличье. Как и в большинстве аэропортов, в Кении удобства для пассажиров были по обе стороны границы. Вместо того, чтобы прямо идти к таможне, я отыскала туалетные комнаты и заплатила наличными за пользование кабинкой для переодевания и душем.

За двадцать семь минут я успела не только принять душ, но и сменить одежду, цвет волос и все лицо - то, на что уходит три часа, смывается за пятнадцать минут с помощью горячей воды и обыкновенного мыла. Мне не очень хотелось демонстрировать здесь свое настоящее лицо, но я должна была избавиться от той "крыши", под которой выполняла задание. Та часть "крыши", что не смылась водой, отправилась в мусоропоглотитель: спортивный костюм, теннисные туфли, отпечатки пальцев, контактные линзы, паспорт. В оставшемся паспорте было мое настоящее имя - ну, во всяком случае одно из настоящих, - стереографическое изображение лица и очень убедительно выглядевшая виза Эль-5.

Прежде чем отправить в мусоропоглотитель документы мертвеца, я внимательно проглядела их и... задумалась.

Его кредитные карточки и удостоверения личности были оформлены на четыре разные персоны.

Где же остальные три паспорта?

Вероятно, остались в одном из карманов его костюма. Я не обыскивала его как следует - времени не было, - а просто схватила все, что было в бумажнике.

Вернуться и обыскать? Если я потащусь назад, стану возиться с замком и сунусь в кабину с еще не остывшим телом, меня наверняка кто-нибудь заметит. Забирая его карточки и паспорт, я надеялась затянуть с установлением его личности и тем самым иметь побольше времени на то, чтобы убраться отсюда, но... Одну секунду! Ага, паспорт и клубная карточка были на имя Адольфа Белсена. "Америкэн экспресс" предоставляла кредит Альберту Бюмону, банк в Гонконге брал на себя платежные обязательства Артура Букмена, в то время как Единая карта была выписана Арчибальду Баккенену. Мысленно я восстановила картину преступления: Бюмон - Букмен - Баккенен прижал большой палец к замку дверцы и в этот момент Белсен ударил его сзади, сунул тело в кабину, закрыл кабину своей клубной карточкой и поспешно убрался прочь.

Да, блестящая версия... Сделаем, еще кое-что, чтобы получше замести следы.

Удостоверения и кредитные карточки я сунула к себе в бумажник, а паспорт на имя Белсена спрятала поглубже. Конечно, его найдут при личном досмотре, но есть множество способов избежать такового - скажем, взятка, подкуп, простуда, состроить "глазки" (и это далеко не все).

Когда я вышла из туалета, уже прибыла следующая капсула, и ее пассажиры стояли в очереди к таможенному контролю. Я встала в самый конец. Офицер таможни обратил внимание на легкость моей сумки и поинтересовался, как идут дела на черном рынке. Я скорчила самую глупую мину, на которую была способна, - точь-в-точь как на фотографии в паспорте, а он в этот момент как раз обнаружил сложенную вдвое купюру, засунутую туда, и сменил тему.

Я спросила его, где здесь лучший отель и лучший ресторан. Он сказал, что не в праве давать рекомендации, но "Найроби-Хилтон", на его взгляд, не плох. Что же касается еды, то, если мои финансы позволят, в "Толстяке", что напротив "Хилтона", лучшая кухня во всей Африке. Он также выразил надежду, что пребывание в Кении доставит мне удовольствие.

Я сказала "спасибо" и через несколько минут была уже внизу, в городе, - о чем весьма сожалею. Гравивокзал в Кении расположен на высоте пяти километров, воздух тут свеж и прохладен. Найроби находится выше, чем Денвер, почти на одном уровне с Мехико, и до экватора отсюда рукой подать. Воздух тяжелый, густой и слишком теплый, моя одежда почти сразу взмокла от пота. Я почувствовала, как начали опухать ноги, а они и без того здорово ныли - ведь им приходилось тащить мой полный вес. Не люблю отправляться на внеземное задание, но возвращаться из него - во много раз хуже.

Я призвала на помощь самоконтроль, вспомнила тренировки и... Чушь!

Если бы мой инструктор по самоконтролю меньше торчал в позе лотоса и больше проводил времени в Кении, его советы могли бы пойти на пользу. Я плюнула на самоконтроль и сосредоточилась на главной проблеме: как побыстрее выбраться из этой сауны.

В холле "Хилтона" царила приятная прохлада. К счастью, бюро путешествий оказалось полностью автоматизировано. Я вошла внутрь, отыскала свободную кабину и уселась перед экраном. Тут же в кабине появилась служащая:

- Чем могу вам помочь?

Я сказала ей, что справлюсь сама, - приборная панель была мне хорошо знакома (обычная модель - Кенсингтон-400).

- Но я буду рада помочь вам, - продолжала настаивать она, - я располагаю времеНем. На вид ей было лет шестнадцать, ее миленькое личико, приятный голос и манеры полностью убедили меня в том, что она действительно хочет мне помочь. Но меньше всего мне нужна была чья-то помощь - ведь я намеревалась оперировать чужими карточками, - поэтому я сунула ей в ладонь небольшую купюру, сказав, что предпочитаю делать это сама, а если возникнут трудности, ее позову. Она запротестовала было, говоря, что вовсе не обязательно давать ей деньги, но в конце концов ушла, не сделав попытки вернуть их.

"Адольф Белсен" на монорельсе прибыл в Каир, а затем полувоздушным транспортом добрался до Гонконга, где его Клуб зарезервировал для него номер в "Пенинсуле".

"Альберт Бюмон" находился в отпуске. Он отправился на сафари в Тимбукту, где "Америкэн экспресс" предоставил ему фешенебельный коттедж в Шангри-Ла, на берегу Моря Сахары.

Банк Гонконга оплатил дорогу Артура Букмена в Буэнос-Айрес.

"Арчибальд Баккенен" отправился в свой родной Эдинбург - путешествие оплачено Единой картой. Поскольку всю дорогу он мог проделать на монорельсе с одной лишь пересадкой в Каире, уже часа через два он должен быть в доме своих предков. Я ввела в компьютер еще ряд запросов, но - никаких заказов, никаких покупок. Они присутствовали лишь во временной памяти. Удовлетворенная, я вышла из кабины и спросила рябую служащую, попаду ли я через вход в монорельс, который, я заметила, был прямо в холле отеля, к ресторану "Толстяк". Она любезно объяснила мне, куда надо свернуть, я поблагодарила, спустилась к монорельсу и... заплатив наличными, села в вагон на Момбасу. Момбаса от Найроби всего в тридцати минутах езды (четыреста пятьдесят километров), но она расположена на уровне моря, и климат Найроби по сравнению с тамошним кажется раем. Я постаралась выбраться оттуда как можно скорее и через двадцать семь часов уже была в провинции Иллинойс Чикагской Империи. Вы можете сказать, что это слишком долго для дуги по большой окружности длиной всего в тринадцать тысяч километров. Но я не ехала по большой окружности, не пересекала таможенных границ и не проходила через пункты иммиграционного контроля. Не пользовалась я и кредитными карточками - ни своими, ни чужими. И еще я ухитрилась выкроить семь часов для сна в Свободном Штате Аляска - я не спала по-настоящему с того момента, как двумя днями раньше покинула город на космической станции Эль-5.

Как я это сделала? Секрет фирмы. Этот маршрут может мне никогда больше не понадобиться, но, возможно, кому-то из моих коллег по работе придется им воспользоваться. Кроме того, как говорит мой босс, со всеми этими правительствами, которые давят на вас, где только могут и чем только могут, со всеми их компьютерами, "следящими глазами" и еще сотней средств электронного надзора, каждая свободная личность просто морально обязана бороться - не давать дверям подземок захлопнуться, держать окна зашторенными и пичкать компьютеры дезинформацией. Ведь компьютеры - тупы и ограничены, электронные досье - на самом деле вовсе не досье... Нельзя упускать случая одурачить эту систему. Если не можете увернуться от налога, заплатите чуть больше, чтобы сбить с толку компьютер, переставьте числа, поменяйте цифры местами... Ну, и так далее...

Вопрос: как объехать полпланеты и не оставить следов? Ответ: плати наличными. Никаких кредитных карточек, ничего, что отправляется в недра компьютерной памяти. Взятка на самом деле - никакая не взятка: подобные передачи денег лишь сохраняют достоинство берущего. Как бы ни переплачивали гражданским служащим, они всегда твердо убеждены, что им чудовищно недоплачивают, потому все служащие так или иначе склонны к воровству, иначе они просто не кормились бы у этого "стойла". Эти две прописные истины - вот все, что нужно знать, но будьте осторожны (!) - служащий, не уважающий самого себя, страшно жаждет и требует знаков уважения от публики.

Я всегда иду навстречу этой жажде, поэтому мое путешествие обошлось без всяких инцидентов. (Не считая прискорбного факта, что "Найроби-Хилтон" взорвался и сгорел дотла через несколько минут после того, как я села в вагон на Момбасу - нужно быть просто параноиком, чтобы подумать, будто это хоть как-то связано со мной.) Правда, я избавилась от четырех кредитных карточек и паспорта, как только узнала об этом, но я в любом случае намеревалась это сделать. Если бы противник хотел ликвидировать меня - возможно, но маловероятно, - уничтожать многомиллионную собственность и убивать и калечить сотни, а то и тысячи посторонних было бы все равно, что охотиться на муху топором. Непрофессионально.

А значит, теоретически возможно. Ну вот, наконец-то я опять в Империи, задание выполнено с минимальными накладками. Я вышла на Лугу Линкольна, размышляя о том, что набрала достаточно коричневых бумажек, чтобы выклянчить у Босса несколько свободных неделек в Новой Зеландии. Моя семья - семизначный С-брак - жила в Крайстчерче, я не виделась с ними больше месяца. Давно пора!

Я с наслаждением вдыхала чистый свежий воздух и любовалась сельской красотой Иллинойса - лучше может быть лишь на южном острове. Говорят на этих лугах когда-то стояли грязные фабрики - трудно поверить. Сегодня единственное здание, которое было видно с вокзала - платная конюшня Авис. У выезда на дорогу возле станции стояло два наемных экипажа и несколько фермерских вагончиков - как обычно. Я хотела было уже занять место в одном из экипажей, как вдруг увидела, что подъезжает третий: пара красивых рысаков, запряженных в изящное ландо. Я узнала рысаков. - Эй! Дядя Джим! Сюда... Это я!

Кучер дотронулся кнутом до шляпы и осадил лошадей, ландо остановилось прямо перед ступеньками, на которых я стояла. Он слез с сиденья и снял шляпу.

- Хорошо, что вы вернулись домой, мисс Фрайди.

Я стиснула его в объятиях, что он перенес стоически. У дяди Джима Пруфита были очень строгие понятия о пристойности. Говорят, он когда-то был обвинен в папизме, кто-то даже рассказывал, что его однажды взяли голыми руками, когда он служил мессу. Болтали разное, но, по-моему, в основном чушь - будто он был священником, завербованным нашей фирмой, а потом провалился, прикрывая других. Что касается меня, то в политике я не разбираюсь, но думаю, что священник непременно выдавал бы себя особой манерой, будь он настоящим, а не из нашей команды. Впрочем, я могу ошибаться - я в жизни не видела ни одного священника.

Когда он помог мне усесться, давая почувствовать себя настоящей леди, я спросила:

- Как ты здесь оказался?

- Хозяин велел встретить вас, мисс.

- Вот как? Но я не сообщала ему, когда приеду. - Я постаралась вычислить, кто же из команды Босса следил за мной, не наступая на пятки. - Я иногда думаю, что у Босса есть хрустальное яйцо, которое он катает по блюдечку, когда захочет...

- Похоже, что так, - усмехнулся Джим, прищелкнув языком на Гога и Магога, и мы тронулись с места и покатили к ферме.

Я откинулась на спинку сиденья и расслабилась, слушая такие по-домашнему приятные "хлюп-хлюп... хлюп-хлюп", с которыми лошадиные копыта месили грязь. Я приоткрыла глаза, когда Джим свернул в наши ворота, и окончательно проснулась, когда лошади стали под навес. Не дожидаясь, пока он поможет мне выйти, я, как и подобает леди, спрыгнула на землю и повернулась, чтобы сказать Джиму "спасибо".

Они ударили меня одновременно - с двух сторон.

Старый добрый дядя Джим не предупредил меня. Он просто стоял и наблюдал.

Глава 2

Моя вина! Моя тупая оплошность! Сколько раз меня учили, что ни одно место не может быть абсолютно безопасным, а уж то, куда ты обычно возвращаешься, - самое опасное. Именно там вероятнее всего тебя ждет ловушка, именно там тебе устроят засаду.

К сожалению, я лишь затвердила это, словно попугай, не вникая в смысл. И напрасно. Это меня и подвело.

Есть и еще одно, не менее важное правило: если тебя кто и убьет, так это тот, кто ближе всех к тебе - член твоей семьи. Я и этого никогда не принимала всерьез. Жить, опасаясь удара от близких? Лучше сдохнуть! Главное же, моя тупость состояла в том, что я не обратила внимания ни на какой-то там общий принцип, а на явное, четкое, вопиющее предупреждение: как это "добрый, старый" дядя Джим умудрился точно встретить мой вагон? День в день и почти минута в минуту! Хрустальное яйцо? Босс, конечно, умнее нас всех вместе взятых, но и он не волшебник - в этом я уверена, хотя, конечно, могу и ошибаться. В конце концов, если бы Босс обладал сверхъестественной силой, ему были бы не нужны мы все.

Я не докладывала ему о своих передвижениях, даже не сообщила, когда покинула Эль-5. Это соответствовало нашим правилам: он не заставлял нас сообщать о каждом шаге, понимая, что любая накладка может стать роковой. Я даже сама не знала, в какой именно вагон сяду, пока не садилась в него. Я заказала завтрак в кофейне отеля "Стюард", встала из-за столика, не притронувшись к еде, кинула деньги на прилавок и... через три минуты была уже в вагоне экспресса. Так каким же образом?..

Наверняка, тот хвост, от которого я избавилась на гравивокзале в Кении, был не единственный. Или его кто-то прикрывал, или же исчезновение мистера Белсена (Бюмона - Букмена - Баккенена) было сразу замечено и его быстро заменили. Возможно, они следили за мной все время, и то, что случилось с Белсеном, предостерегло их - больше они не стали наступать мне на пятки. А несколько часов, пока я спала, позволили им аккуратно все вычислить. Да, пожалуй, любой вариант возможен. Вскоре после того, как я забралась в вагон на Аляске, кто-то отправил примерно следующую депешу: "Искра - Дракону. Девять минут назад Комарик вылез из капсулы Интернационального коридора. Стационарный контроль движения сообщил программу следования вагона и остановку на Лугу Линкольна. Ваше время - одиннадцать ноль-три". Или что-то в этом роде. Так или иначе кто-то из недругов видел, как я сажусь в этот вагон и предупредил своих заранее, иначе старина Джин никак не мог бы меня встретить. Логика простая. Непредусмотрительность всегда чудесна - она демонстрирует вам, как лихо вы можете разбить себе лоб... Правда, уже после того, как вы его разбили.

Но я заставила из попотеть за свои денежки. Если бы я была умницей, я перестала бы сопротивляться, как только увидела, что их слишком много. Но я не умница - это я уже доказала. Мне вообще надо было рвать когти, как только Джим сказал, что его послал Босс, а не пускать слюни в этой чертовой телеге.

По-моему, я убила только одного из них.

А может, двоих. Но почему им понадобилось делать это так грубо? Они могли прекрасно подождать, пока я войду внутрь, и там воспользоваться баллончиком с газом или пулей со снотворным... Или в конце концов простой веревкой. Я им нужна живой - это ясно. Но разве им не известно, что, когда нападают на агента с моей подготовкой, он автоматически идет в разнос? Может быть, не я одна здесь дурочка?

И зачем так глупо терять время - насиловать меня? Во всей этой операции было что-то любительское. Профессионалы никогда не станут ни бить, ни насиловать перед допросом - в этом нет никакого смысла: любой профессионал проходит специальную тренировку и умеет справляться и с тем, и с другим. Когда ее насилуют (или его - я слышала, что мужчинам в этом случае труднее), она может или отключить разум и выждать, когда это закончится, или (специальный курс тренировки) последовать известной китайской поговорке: "Если насилие неизбежно, расслабься и получи удовольствие". Или же вместо первых двух методов (а возможно, и в сочетании со вторым) жертва может воспринять насилие как предлог, чтобы хорошенько разозлиться на тех, кто ее схватил. Я не очень хорошая актриса, но всегда пытаюсь воспользоваться третьим способом: хотя это никогда не могло меня заставить платить недругам той же валютой, но по крайней мере один раз спасло мне жизнь.

На этот раз способ № 3 не вызволил меня из плена, но породил некоторые здоровые распри между моими "друзьями". Вчетвером (смету я составила на ощупь и по запахам) они разложили меня в одной из спален наверху. Может, это была моя собственная комната, но я не уверена, поскольку какое-то время была без сознания. Когда же я пришла в себя, вся моя одежда состояла из липкой темной ленты на глазах. Они стащили матрас на пол, уложили меня на него, и началась обычная групповуха с минимальной примесью садизма... на который я не обращала внимания, будучи слишком погружена в способ № 3.

Про себя я назвала их: "Соломенный Шеф" (по-видимому, старший в этой операции), "Булыжник" (так они сами его называли, имея в виду, наверно, булыжник вместо мозгов), "Коротышка" (во всех смыслах) и "Еще Один", у которого не было никаких достопримечательностей.

Я поработала с ними со всеми на славу (в смысле актерского мастерства, разумеется): яростное сопротивление, уступка силе, а потом постепенно страсть берет верх и вы уже не владеете собой. Любой мужик клюнет на эту приманку, и все они "Клюнули", но особенно я старалась с Соломенным Шефом - в надежде, что стану его "любимицей" или чем-то в этом роде. Соломенный шеф был не так уж плох, способы № 2 и № 3 легко сочетались.

Труднее всего было с Булыжником - с ним пришлось сочетать способ № 3 со способом № 1, потому что у него отвратительно пахло изо рта. И вообще он был не очень чистоплотен, мне стоило больших усилий не обращать на это внимание и реагировать так, чтобы не задеть его мужское самолюбие.

Уф, наконец-то он расслабился, на секунду затих, а потом сказал:

- Слушай, Мак, мы теряем время. Эта шлюха только наслаждается.

- Ну, так слезь с нее и уступи место Крошке. Он уже готов повторить.

- Нет, постой. Я сейчас ей врежу как следует, чтобы она посерьезней к нам относилась! - И он действительно врезал мне по левой скуле. Я заорала. - Прекрати! - раздался окрик Соломенного Шефа.

- Это еще почему? Кто велел? Мак, ты что-то много на себя берешь...

- Я велел! - раздался совсем незнакомый голос, явно усиленный динамиком, а значит, идущий из переговорника в потолке. - Булыжник, Мак - старший, и ты это знаешь. Мак, пришли Булыжника ко мне, я хочу сказать ему пару слов. - Майор, я ведь только старался помочь!

- Ты все слышал, Булыжник, - негромко сказал Соломенный Шеф, - застегни штаны и проваливай отсюда.

Наконец-то он слез с меня и перестал дышать мне в лицо перегаром. Уже приятно. С потолка вновь раздался голос:

- Мак, это правда, что маленькая церемония, устроенная в честь прибытия мисс Фрайди, доставляет ей удовольствие?

- Вполне возможно, Майор, - не сразу ответил Соломенный Шеф. - Судя по тому, как она себя ведет, да.

- Ну, а сама ты что скажешь, Фрайди? Это твой любимый способ?

Я не стала отвечать на его вопрос. Вместо этого я высказалась насчет него и всей его семьи, упирая главным образом на его взаимоотношения с матерью и сестрой - со всеми подробностями. Скажи я ему правду - что Соломенный Шеф мог бы быть довольно приятен в другой обстановке, но что Булыжник просто грязный ублюдок, с которым я непременно сведу счеты при первой же возможности, а что касается Коротышки и Еще Одного, то они ни в каком смысле не представляют интереса, - это свело бы на нет все усилия метода № 3.

- Это ты не в масть, детка, - весело ответил голос из динамика, не хочется тебя расстраивать, но я, к сожалению, сирота. И даже не женат, не говоря о матери и сестрах. Мак, надень на нее наручники и прикрой одеялом, но снотворное не втыкай, я поговорю с ней чуть позже.

Любитель. Мой Босс в жизни не дал бы знать пленнику, что его вскоре ожидает допрос.

- Эй, сирота!

- Да, милая?

Я высказала предположение, что он предается пороку, не требующему присутствия ни матери, ни сестры, ни вообще кого бы то ни было, но технически (как я слышала) возможному для некоторых мужиков. - Каждую ночь, родная, - ответил динамик. - Это очень приятно.

Итак, один ноль в пользу Майора. Я решила, что при надлежащей подготовке из него мог бы получиться профессионал. Тем не менее сейчас он был жалким любителем и не вызывал у меня ни капли уважения. Он лишился одного, а может, и двух своих людей, совершенно напрасно заставил меня страдать от побоев, да еще от сексуального унижения - будь я обычной нетренированной женщиной, очень, кстати, болезненного. На всем этом он потерял часа два. Если бы на его месте был мой Босс, пленник (или пленница) давным-давно бы уже раскололся и провел бы эти два часа, торопливо выкладывая перед микрофоном все, что знает (и не знает). Соломенный Шеф решил как следует поухаживать за мной - проводил меня не только в ванную, но и в туалет - последнее еще раз подчеркнуло их дилетантство, поскольку в технику допроса (если пленник, конечно, любитель) это никак не входит. Если в своей жизни женщина не сталкивалась с большими неудобствами, чем облегчать свой мочевой пузырь, не вставая с койки, и если мужчина обладает гипертрофированной половой гордостью - что характерно почти для всех мужчин, - это средство не менее эффективно, чем физическая боль и прочие трюки.

Не думаю, что Маку это было известно. Я вообще охарактеризовала его, как "святую невинность", несмотря на некоторое пристрастие к групповому изнасилованию - тоже достаточно распространенному у мужчин, судя по учебникам психологии.

Кто-то кинул матрас на кровать. Мак велел мне лечь на спину, вытянуть руки вперед и приковал меня к койке двумя парами наручников - не полицейских, а с мягкими прокладками. Такие обычно используют разные придурки для своих сексуальных игрищ. Интересно, кто из них здесь любитель подобных развлечений? Наверно, Майор.

Мак проверил наручники, убедился, что они сидят как следует, но не причиняют мне боли, а потом аккуратно накрыл меня одеялом. Я не удивилась, если бы он поцеловал меня и пожелал спокойной ночи. Но он этого не сделал, а просто тихо вышел.

Интересно, согласно методу № 3 мне надо было ответить на такой поцелуй? Или возмущенно отплеваться? Хороший вопрос. В основе способа № 3 лежит "я-просто-не-могу-с-собой-справиться", и тут очень важно рассчитать, когда и сколько выказать страсти. Если насильник заподозрит жертву в том, что она морочит ему голову, ее игра закончена.

В конце концов, засыпая, я все-таки решила - с некоторым сожалением, - что от этого предполагаемого поцелуя пришлось бы возмущенно отвернуться.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Центральная городская библиотека им. В. П. Тавлая

    Документ
    Фэнтези – вид фантастической литературы, основанный на использовании мифологических и сказочных мотивов. В современном виде сформировался в начале XX века.

Другие похожие документы..