Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Реферат'
Вибори — багатогранне і складне суспільне явище. У них беруть участь майже всі або абсолютна більшість виборців. Це наймасовіший політичний процес, як...полностью>>
'Рабочая программа'
Целью преподавания дисциплины “Технология разработки автоматизированных информационных систем” является формирование теоретических основ, изучение ме...полностью>>
'Доклад'
Презентация проекта «Комплексное развитие Алтайского Приобья и эффективное использование туристско-рекреационных активов юга Сибири» (12 первоочередн...полностью>>
'Документ'
Иван Ильин и художественная культура России [Текст] материалы межвуз. студ. науч.-практ. конф., 21 мая 2008 г., Екатеринбург. – Екатеринбург: ГОУ ВП...полностью>>

Методическое пособие ориентировано на служащих органов государственной власти и местного самоуправления Российской Федерации (в частности, на специалистов Экспертных советов по национальной политике и взаимодействию с религиозными объединениями),

Главная > Учебно-методическое пособие
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Система духовной безопасности в целом

Напротив, все рухнуло, несмотря на весьма благоприятные стартовые условия: высокую квалификацию и низкую цену рабочей силы, богатейшие в мире недра и мощный интеллектуальный потенциал.

Мы можем выжить и развиваться в глобализирующемся мире только в качестве сильного государства с общезначимой для всего народа смысложизненной перспективой и едиными для всех «правилами игры»; с системой ценностей и межчеловеческих отношений, обеспечивающих духовно-культурное единство власти и народа.

Разработка такой модели развития требует серьезного теоретического осмысления и эмпирических исследований, дабы она могла бы быть положена в основу не только духовной, но национальной безопасности России в целом.

Что же касается практических мер по укреплению духовной безопасности, то следует, очевидно, сосредоточиться на тех ее элементах, которые можно и надо регулировать уже сейчас.

Так, сегодня создается общественная палата как реальный механизм взаимосвязи власти и народа, как «око народное», призванное компенсировать астигматизм, дальтонизм и косоглазие «ока государства» и власти в целом. И здесь необходимо в полной мере применить меритократический принцип подбора ее членов. Именно поэтому вхождение в ее состав никоим образом не должно быть связанным с представительством каких-либо общественных организаций, часто никого по существу не представляющих и реализующих, порой, весьма странные цели, прямо противоположные декларируемым. Напротив, это должны быть новые люди, безусловно, честные, умные, совестливые, цельные, бескорыстные натуры, патриоты России, умеющие понимать и отражать мнение народа. Только таким людям поверит народ и только такие люди смогут восстановить разрыв связи власть - общество и установить между ними более или менее надежную коммуникацию (не говоря о полноценной, поскольку только одной общественной палате сделать это не под силу) по важнейшим актуальным вопросам общественной (экономической, политической, социальной, духовной и т.п.) жизни. И, конечно же, как предложил президент в последнем послании Федеральному собранию РФ, установить контроль за соблюдением телеканалами свободы слова, сделать телерадиовещание максимально объективным, свободным от влияния каких-либо отдельных групп, отражающим весь спектр общественно-политических сил в стране.

Если же общественная палата будет состоять из «представителей», то ничего подобного осуществить ей не удастся, и она очень скоро превратится в очередной аппендикс при власти.

Что же касается чиновников, обладающих властными полномочиями, то их либо надо отпустить «на кормление», не выплачивая никакого жалованья, что положения не изменит, но даст большую экономию в бюджет; либо изменить кадровую политику, беспощадно избавляясь от тех, кто нарушил честь «государева» человека, осуществляющего служение сродни воинскому, налагающему на него добровольные ограничения своих гражданских прав (запрет на занятие бизнесом в любом виде и под любым предлогом, «прозрачность» доходов и расходов семьи, обязанность давать отчет - на какие средства приобретена та или иная собственность и т.п.). Даже эти вполне осуществимые меры «выдавят» из госслужбы и резко ограничат приток на нее проходимцев разного рода, поскольку жизнь подпольного миллионера Корейко их сегодня явно не прельщает.

Конечно же, необходим комплекс взаимосвязанных мер, дабы изменить весьма тяжелое положение в сфере духовной безопасности. И для этого необходимы глубокие всесторонние исследования, «схватывающие» все факторы ее обеспечения.

Предложенный в настоящем документе методологический инструмент - система духовной безопасности, позволяет увидеть ее в единстве и взаимосвязи всех внутренних составляющих (блоков и «первичных») элементов, а также внешних (по отношению к ней) условий функционирования.

А это даст возможность определить предметное поле и основные проблемы (направления) конкретных социологических, политологических и теологических исследований духовной безопасности, в ходе которых должны быть выявлены социально-политические и духовно-нравственные механизмы ее обеспечения. Именно потому, что в результате этих исследований духовная безопасность должна предстать как процесс, протекающий в определенное историческое время, в конкретной стране и в рамках определенной цивилизационной парадигмы.

Изучение этого процесса направлено на решение фундаментальных теоретических и практических задач. Оно должно внести свой вклад в разработку социологически, политологически и теологически обоснованной цивилизационной модели всего нашего развития, определить и четко поставить национальные интересы и цели в сфере духовной безопасности с учетом ее реального состояния, а также выявленных текущих и перспективных проблем. А в итоге - дать власти четкие рекомендации, которые позволили бы перейти от политики реагирования на явные опасности - к политике их предотвращения.

6. Религиозная безопасность как одна из важнейших составляющих духовной безопасности

Духовность и религиозность неразрывно связаны между собой. Печально известные скандалы и криминальные эксцессы с сектой «АУМ Синрикё», радикальными исламскими террористами, иеговистами, сатанистами и иными деструктивными культами постоянно высвечивают необходимость таких мер, которые бы гарантировали религиозную безопасность России и всех ее граждан. Федеральный закон Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в дальнейшем - Закон) в свое время явился значительным шагом в сторону улучшения правового регулирования религиозных процессов. Однако сейчас назрела необходимость, не меняя его концептуальных положений, внести в него некоторые усовершенствования. Указанный Закон не удовлетворяет ни сторонников так называемой «американской модели» отношений между государством и религиозными объединениями, ни сторонников действующей в большинстве стран мира «европейской модели» (нельзя забывать и о существовании «азиатской», «арабской», «африканской» и иных моделей). Например, в нем нет ясно обозначенных форм сотрудничества государства с традиционными созидательными религиями.

Определение религиозного объединения в Законе следует отнести к числу существенных его юридических и политологических недостатков. В качестве признаков религиозного объединения обозначены: «вероисповедание, совершение религиозных обрядов и церемоний, обучение религии и религиозное воспитание своих последователей». Это - видимость определения, совершающая грубую логическую ошибку тавтологии. По Закону выходит, что религиозными являются действия, свершенные религиозным объединением. Но если некая группа не зарегистрировалась в качестве религиозной и намеренно не употребляет термина «религия» применительно к себе - то ее деятельность будет рассматриваться как светская (культурная, лечебная и т.п.) даже в тех случаях, когда она является однозначно оккультной и мистической. Получается, Закон дает неработающее во многих случаях определение. Стоит только какой-либо религиозной по существу группе заявить, что у нее якобы нет вероучения, а, есть, например, «духовное знание», «космическое знание» или, скажем, «информационно-логическое знание», как ее уже нельзя будет рассматривать в качестве религиозной. Тем самым исключительное право определять, являются ли религиозными те или иные учения и практики, Закон предоставляет самим их сторонникам. Понятно, кому это выгодно, - преимущественно тем, кто хочет утаить свою религиозность для достижения конъюнктурных целей, в частности для того, чтобы проникать в образовательные и иные государственные и общественные структуры.

Поэтому представляется более целесообразным и логически правильным считать религиозным такое объединение, которое: создает какое-либо всеобъемлющее мировоззрение; имеет какой-нибудь объект поклонения (Бога, каких-либо духов, вселенский или космический разум, материю, информацию, знание, науку, учителя и т.д.); формирует, исповедует и распространяет учение, связывающее этот объект поклонения с мирозданием, высшими ценностями, проблемой добра и зла, отношением к человеку как таковому, с высшими причинами бытия всего существующего и мира в целом; имеет и применяет какие-либо средства и методы почитания (обожествления) своего объекта поклонения. На базе такого определения уже можно строить системы диагностики, прогнозирования и выявления наличия той или иной религиозности.

Статья 14, п. 2 Закона говорит о том, что религиозная организация может быть ликвидирована или запрещена в судебном порядке по ряду оснований, в том числе, таких, как пропаганда войны, разжигание социальной, расовой, национальной или религиозной розни, человеконенавистничества. Этим юридически подтверждается принципиальная возможность существования религиозных объединений, доктрины и деятельность которых не позволят их зарегистрировать или обусловят их запрещение и ликвидацию в судебном порядке. Настоящим также подтверждается актуальность религиозной безопасности.

К сожалению, ныне действующий Закон не проводит четкой градации между религиозными объединениями по признакам созидательности или, наоборот, деструктивности. Например, совершенно ясно, что никаким образом и никогда не должны быть уравнены в правах Русская Православная Церковь, созидательная деятельность которой неотделима от многовековой истории, становления самосознания, языка и культуры русского народа и многих иных российских народов, и такое одиозное религиозное объединение, как «Церковь сатаны». Не должно быть одинаковым отношение к традиционным российским исламским организациям и, скажем, к «Международному Обществу Сознания Кришны», в произведениях основателя которого (Шрилы Прабхупады) имеются крайне деструктивные и криминальные положения (вплоть до оправдания массового убийства людей).

Духовная безопасность предполагает наличие у граждан правосознания, преданности Отчизне, уважения к власти, социальным институтам, семье и иным людям, которые длительно вырабатываются многими факторами, различающимися по своей социальной значимости. К важнейшим из них относятся религиозные и мировоззренческие, так как они определяют стратегическую позицию не только отдельных личностей, но и социальных структур в отношении права, закона, власти, свободы, обязанности, гражданственности, патриотизма, справедливости, счастья, добра, совести и т.п.

Социальная психология отмечает, что властными средствами удается регулировать не более 50% процентов общественных отношений. Остальное входит в сферу традиций, обрядов, привычек, то есть, конкретных религий, мировоззрений или... суеверий, зачастую крайне примитивных и разрушительных. Итак, в духовной безопасности весьма существенную компоненту представляют вера, религиозность и религии. Тем более это относится к религиозной безопасности. Однако не все разделяют данную точку зрения. К сожалению, в своем негативном отношении к феномену веры и религиозности отдельные люди иногда забывают ряд важных обстоятельств:

подавляющее большинство людей (более 90%) являются по результатам научных исследований верующими или склонными к вере;

в истории человечества практически все (за редчайшим исключением) сообщества и цивилизации считали веру одним из своих неотъемлемых столпов;

никем не найдено научное доказательство того, что Бога нет;

имеются достаточно весомые научные указания на то, что с большой степенью вероятности Бог существует;

в конечном итоге признание или не признание существования Бога есть только вопрос веры;

вера радикально отличается от уверенности, убежденности и доверия, ибо является основой любых духовных знаний, умения и опыта.

Различные религии имеют неодинаковые, часто противоположные, взгляды на право, государственность, власть и нравственность. Например, православные убеждены, что любая существующая в государстве власть попускается Богом, а иеговисты учат, что светская власть, якобы - от сатаны. Для иллюстрации также оценим возможные последствия пацифизма, свойственного многим религиозным культам. Если большинство граждан нашей страны станут такими сектантами, то есть, пацифистами, то ее развал неизбежен, потому что, в частности, исчезнут все силовые структуры: армия, милиция и т.п. Таким образом, правовое сознание, да и вся культура в значительной степени зависят от того, какие вероучения и как реально влияют на общество и его институты, на отдельные личности. А это означает, что в этом аспекте на первое место выходит религиозная составляющая духовной безопасности личности, семьи, общества и государства.

Особенно актуальна проблема экстремизма и терроризма, прикрывающихся религиозными мотивами.

Итак, для блага государства и подавляющего большинства наших сограждан необходимо его сотрудничество именно с традиционными созидательными религиями по направлениям, определенным законодательством Российской Федерации, в том числе и в сфере национальной безопасности. Это соответствует широкой международной практике. Напомним, что в ряде основополагающих правовых документов Российской Федерации прямо раскрывается значимость именно религиозной безопасности.

В Российской Федерации основным законом республики, определяющим, в частности, правовые отношения между государством и религиозными объединениями, является Конституция, статья 14 которой определяет, что «Российская Федерация - светское государство. Никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». Под термином «светское» понимается «не духовное», мирское, гражданское. Однако влияние религий на нашу жизнь крайне велико. Существенно и то, что подавляющее большинство людей на нашей планете осознают, что они - верующие. В действительности религиозные объединения и входящие в них граждане вовсе не «отделены» в некие резервации, а осуществляют свою деятельность в соответствии с законами страны, на территории которой они находятся. И если они нарушают законы, то становятся правонарушителями со всеми вытекающими последствиями. Конечно, на эту деятельность оказывают влияние и позиции представителей властных государственных структур: партий, ведомств, групп, отдельных чиновников. Практика показывает, что это влияние зачастую бывает потаенным. Кроме того, каждый государственный служащий и его ближайшее окружение обязательно имеют какую-либо свою личную позицию (отнюдь не нейтральную) в отношении веры и религий. На самом деле от светского государства может и должна быть отделена только внутренняя сакральная жизнь религиозных объединений, внутренняя вероучебная практика.

Каждое государство имеет свои правовые средства регулирования духовных и религиозных отношений, но обычно в одной и той же стране действует несколько конкурирующих правовых систем. Такова ситуация и в России. Собственное право имеют некоторые устойчивые негосударственные общности, например: каноническое (православное и католическое) право, исламское (мусульманское) право, иудейское (еврейское) право, индусское (право Хинду) право, масонское право. Существует также международное право, призванное регулировать во всемирном или региональном масштабе межгосударственные, внешнеторговые и иные отношения. В целом эта пестрота правового поля создает определенные социальные, в том числе и политологические, проблемы.

В западном праве разработаны объективные критерии правового государства, указывающие на наличие органически связанных между собой экономической и политической демократий. В них, в частности, предусмотрен блок «свобода граждан», включающий и «свободу вероисповедания». Известны международные структуры (почти все находящиеся под контролем США), задача которых заключается в выявлении нарушений свободы вероисповедания в каких-либо странах и принятии против них соответствующих санкций.

В нашей стране за человеком закреплены права и свободы, признанные международным правом. Все граждане нашего государства равны перед законом и судом, независимо от различий между людьми. В список этих различий входит и отношение к религии. Государственные органы власти, органы местного самоуправления, организации не имеют права ограничивать права граждан, исходя из этих различий, устанавливать преимущества по этим основаниям. Человеку разрешено все, что ему не запрещено. Изложенные в Конституции права, свободы и обязанности граждан составляют основы правового статуса личности в Российской Федерации. Однако реальное правовое и социальное положение религиозных культов в нашем государстве и многих иных странах часто определяется не Конституцией, а реальной политикой властных структур по отношению к религии. Важно также, что вся международная практика однозначно показывает, что любая ориентация на сдерживание традиционных созидательных религий неизбежно приводит к безудержному попущению деятельности деструктивных культов, к духовно-нравственной деградации, двойной морали и внутреннему разобщению (социальной атомизации) общества.

Большинство специалистов по религиям считает, что государственная политика в религиозной области должна стоять на двух столпах. С одной стороны, обеспечивать свободу веры и вероисповедания. С другой, беречь, укреплять и развивать духовно-нравственные возможности, единство, культурное достояние, созидательные национальные духовные традиции российских народов. Кроме того, необходимо обеспечивать национальную безопасность в духовно-нравственной, правовой и иных сторонах жизни общества, сохранять социальный мир и территориальную целостность страны.

Важно, чтобы действительно никакая религия либо якобы нерелигиозная идеология (включая атеистическую и оккультно-мистическую) не подавляла иных взглядов, чтобы не оказывалась откровенная или скрытая поддержка антирелигиозным идеям. К сожалению, зачастую под борьбой за «свободу совести» скрываются потаенные интересы определенных культов и иных сил, враждебных традиционным созидательным религиям и России.

Очевидно, что государство не должно вмешиваться во внутреннюю сакральную обрядовую жизнь религиозных объединений. В то же время оно обязано иметь средства надежного и действенного контроля над соблюдением религиозными объединениями российского законодательства и нравственных устоев при условии уважения государственными органами религиозных чувств верующих. Истинной державе подобает всемерно содействовать общественно полезным занятиям религиозных объединений. Нашим политическим лидерам нельзя забывать, что любые верующие, независимо от принципа отделения религиозных объединений от государства, являются полноправными ее гражданами, которым законодательно гарантируется осуществление всех международных и конституционных прав и свобод личности.

Особо следует обратить внимание на понятие «традиционные религии». Некоторые сравнительно недавно действующие в России религиозные объединения претендуют на традиционность, при двойственном отношении к ней. В связи с бесспорной традиционностью (при любом ее определении) Русской Православной Церкви в нашей стране, они борются против юридического появления этого статуса в законодательстве. Но, если все-таки «традиционность» будет официально принята, то они не прочь присвоить ее и себе, уравняв, тем самым, себя и действительно традиционные религии.

Повторим поэтому определение «традиционности». Традиционная религия - социально и культурообразующая религия, внесшая заметный и устойчивый вклад в историю, традиции, культуру, язык и самоосознание народа, государства, человечества. В свою очередь, традиционная созидательная религия - такая традиционная религия, которая внесла и вносит заметный и устойчивый позитивный (созидательный) вклад в историю, традиции, культуру, язык и самосознание народа, государства, человечества. Религиозное течение, обозначившее в уставных документах (в качестве одной из действительных, а не декларируемых, целей) укрепление патриотизма, государственности и созидательных обычаев, подобает считать вероятным кандидатом на принадлежность к традиционным. Особенно важен позитивный вклад в самосознание и язык народа.

Однако, в связи с повсеместным духовным невежеством и бурным развитием средств массовой информации, широчайшее распространение в государствах нашей планеты приобретает сектантство. Некоторые люди считают сей феномен целиком положительным - следствием укрепления свободы личности. Не минуло это и теперешнюю Россию. Секты в нашей стране появляются по разным причинам. Среди первых из них следует назвать поиск истины. Это явление наиболее свойственно молодежи, и во многих случаях оно действительно может рассматриваться как положительное. Люди ищут истину, смысл, цель и оправдание своей жизни - что же в этом плохого. Главное, чтобы они не прельстились правдоподобием, коварным одурачиванием или откровенной ложью. Второй причиной являются духовные и психические болезни, в результате которых, например, возникают самовольные и самоуверенные «харизматические личности». Третья причина - криминал, когда преступные цели маскируется под псевдорелигии. Четвертая причина, получающая сегодня все большее распространение в России - так называемые корпоративные религии (бренд-религии). К сожалению, в них зачастую обнаруживается оккультно-мистическая и магическая основа. К пятой причине можно причислить борьбу против традиционных созидательных религий, скрытно направляемую деструктивными культами. Шестая причина - борьба против России враждебных ей сил, осуществляемая, в частности и в форме скрытной религиозной войны.

Что же такое - деструктивные секты, встревожившие все позитивные силы в мире? Деструктивные секты есть разновидность культов, разрушительных по отношению к естественному гармоническому состоянию личности: духовному, психическому и физическому (внутренняя деструктивность), а также к созидательным традициям и нормам, сложившимся социальным структурам, культуре, вероисповеданиям, порядку и обществу в целом (внешняя деструктивность). Такие культы противоположны традиционным созидательным вероучениям, хотя зачастую и имеют некоторое поверхностное внешнее сходство с ними (на чем спекулируют поборники равноправия любых вероисповеданий). Очевидно, что деструктивность культов зла проявляет себя и в сфере отношений, регулируемых моралью и правом.

Понятие «секта» пока не имеет четкого научного определения в социологии, политологии и психологии, хотя в международной правовой практике встречается достаточно часто для того, чтобы считаться устоявшимся юридическим термином. Можно определять слово «секта» через разные понятия, например: психологические, политологические, философско-культурологические, теологические, религиозные. Приведем социально ориентированное определение секты. В социальном аспекте сектой можно назвать организацию или группу лиц, замкнувшихся в своих узких интересах (в том числе культовых), не совпадающих с интересами общества, или безразличных, или противоречащих им. Они отличаются от групп, сложившихся на основе общих интересов, именно замкнутостью и отчужденностью всех сторон своей внутренней жизни. Неизбежным следствием указанного разрушительного подхода становится искажение жизни секты и ее адептов в мире, захват этим искажением всех ее сторонников, проявление различных форм внешней и внутренней деструктивности, в том числе экзальтации, явного экстремизма, аморальности и беззаконности.

Источники и стимулы безнравственности и правонарушений в среде религиозных движений двояки. Это могут быть какие-либо личные поводы, интересы отдельных адептов или групп. Правонарушители такого рода периодически появляются в любых социальных слоях. Но глубинные, стратегические по последствиям, антисоциальные особенности деструктивных культов кроются в основах их вероучений (а не в официальных уставах или рекламных материалах). Дело в том, что сознательно и активно верующий человек весьма сильно отличается от того, который думает, будто он неверующий. Адепты культа, идентифицируя себя с его учением, легко становятся фанатичными исполнителями всяких экстремистских положений. Мотивация сектантов, как правило, намного сильней и устойчивей, чем у уголовных преступников и, тем более, у рядовых граждан. Таким образом, государство должно быть заинтересовано в исследовании особенностей вероучений сект, приводящих к безнравственным и противоправным деяниям.

Деструктивные культы имеют ряд характерных признаков. Одним из них является так называемый «контроль сознания», осуществляемый манипулятором (руководителем, учителем, гуру, корпорацией и т.п.) в отношении других людей. Контроль сознания («незаконное влияние», «реформирование мышления», «программирование») можно определить как умышленное насильственное управление психикой и поведением, психологическое воздействие для достижения выигрыша посредством скрытого побуждения к совершению определенных действий (в пользу манипулятора) с использованием насильственного или якобы свободного обращения в веру (внедрение убеждения) или техники модификации поведения без осмысленного согласия контролируемых людей. При установлении контроля сознания деструктивными культами широко применяются дезинформация и диффамация, техника нейролингвистического программирования и иная психотехника.

В нашей стране процессы появления различных духовных и иных деструктивных культов ныне приобрели широчайший размах. С конца 90-х годов в России и большинстве других стран бывшего «социалистического лагеря» происходит особенно интенсивное и массовое освоение асоциальными личностями такой ниши для преступной деятельности, как психика и душа человека. Осуществляется это в форме создания различного рода групп, обществ, организаций, объединений, обещающих своим приверженцам самые желанные и ценные для них блага - духовные, социальные, материальные - в обмен на полное подчинение и поклонение лидеру, идеологии и дисциплине культа. В этих целях беззастенчиво и лукаво используются все чаяния и стремления людей, - начиная от возвышенных и чистых до самых низменных и грязных.

Реакция многих политических лидеров и общественных деятелей на эту ситуацию оказалась весьма конъюнктурной - от лукавого замалчивания до поддержки новейших и модных языческих, оккультно-мистических и иных учений типа «Живой этики», радикальных исламистов, печально знаменитой секты «АУМ Синрикё». Активизировались приверженцы так называемой американской модели решения религиозно-духовных проблем, спекулирующие на понятии «свобода совести» и игнорирующие специфику особенностей образа жизни в США и России. Последствия подобных волюнтаристских подходов для нас смертельно опасны. Но, к счастью, есть и честные, обладающие гражданской совестью российские политики, опирающиеся, прежде всего, на объективные научные исторические, социологические, политологические, культурологические и религиоведческие данные.

Действительно, по исследованиям некоторых социологов, в нашем государстве (сформировавшемся в ходе 1000-летнего христианского созидательного развития) подавляющее число населения относит себя к православным по вероисповеданию (Пасху празднуют 84% жителей России), этнокультурных православных - более 88%, а религиозными считают себя 87% граждан. Для сравнения в США (имеющих весьма пеструю в религиозном отношении 250-летнюю историю) 56% граждан относят себя к протестантам (около 300 различных церквей и устойчивых сект), 25% - к римо-католикам, а к православным - чуть более 1%. США по численности и темпам прироста сторонников сатаны во много раз превосходит Европу. В этой духовно всеядной стране, по сообщениям печати, например, каждую неделю возникает новая секта, и открыто проводятся сатанинские празднества.

Однако духовная свобода в США на самом деле тщательно контролируется и регулируется. Реальная сильная и прагматическая власть, в том числе и в духовной сфере, принадлежит здесь компактной и монолитной финансово-идеологической группе, кровно заинтересованной в раздроблении и ослаблении любых иных конкурирующих движений, тем более, если они основаны на неких солидных идеальных началах. По истории, менталитету американская нация весьма отличается от русской и народностей других стран, обладающих традиционным типом этнокультуры. Обычно личность в США ориентирована на индивидуализм, а в России - на коллективность (соборность).

Отсюда видно, что для устойчивого принятия «американского эталона жизни» российское население должно уничтожить свою этнокультурную основу, пройти путь индейцев по этапам колонизации, резервации и последующей свободы... от своей Отчизны. Мы хорошо знаем о подобных планах стратегического обеспечения интересов национальной безопасности США, предусматривающих, как один из вариантов, расчленение России на независимые государства (в том числе с широким использованием искусственно насаждаемых псевдорелигиозных и оккультно-мистических движений). В соответствии с этими задумками нас ждут многочисленные внутренние этнорелигиозные конфликты до тех пор, пока мы не станем серой и атомизированной толпой.

В настоящее время исследователи отмечают наличие на территории России нескольких сектантских направлений. Основным их свойством является пренебрежение духовными, а часто и правовыми, законами. Среди них можно выделить: сатанистские и демонические, неохристианские и псевдохристианские, радикальные исламские, радикальные иудаистские, неовосточные, неоязыческие, псевдорелигиозные корпоративные, псевдопедагогические, оккультные и псевдонаучные, неокоммунистические и псевдокоммунистические, финансово-идеологические. Причем часть культов действует в международном масштабе. Отдельные секты в этих направлениях склонны к экстремизму или открыто проявляют его. Многие из них весьма условно могут быть отнесены к какому-либо конкретному направлению в силу эклектичности их вероучений. Далее в качестве примера кратко описываются признаки некоторых направлений религиозных сект, действующих на территории России, и указаны отдельные их представители. На самом деле представителей подобных направлений существенно больше.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Совета закон

    Закон
    В соответствии с совместной программой Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Совета законодателей по осуществлению комплексного анализа и прогноза эффективности законодательства Российской Федерации в Российской
  2. Учебное пособие Под редакцией А. Ю. Сунгурова Рекомендовано к печати кафедрой политического управления

    Учебное пособие
    В книге систематизируется современное состояние науки и накопленный практический опыт по деятельности института Уполномоченного по правам человека (омбудсмана), причем основное внимание уделяется работе этого нового правового института в субъектах РФ.
  3. Полномочия Российской Федерации в сфере образования, исполняемые федеральными органами государственной власти статья

    Статья
    Статья 10. Действие законодательства об образовании и иных актов, содержащих нормы, регулирующие отношения в сфере образования, во времени и пространстве
  4. Правительство Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации и Генеральному прокурору Российской Федерации доклад (1)

    Доклад
    В соответствии с частью 1 статьи 33 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу
  5. Отчет исполнительных органов государственной власти Республики Саха (Якутия) об итогах деятельности за 2010 год введение

    Публичный отчет
    В 2010 году в Республике Саха (Якутия) были обновлены ключевые институты государственной власти. По представлению Президента Российской Федерации Д.А.

Другие похожие документы..