Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Схвалено науково – методичною радою районного методичного кабінету відділу освіти Віньковецької райдержадміністрації (протокол №4 від 14 грудня 2010 ...полностью>>
'Кодекс'
Фонд державного майна України на підставі статуту та рішення Вищого органу відкритого акціонерного товариства (далі — Вищий орган товариства) в особі...полностью>>
'Книга'
Настоящий сборник состоит из четырех частей-книг и является основным для начинающих свое знакомство с наукой Каббала. Желающий раскрыть причины и цель...полностью>>
'Доклад'
Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа с.Анастасьино Калининского района Саратовской области» открыто в 1973 ...полностью>>

Владимир синельников браслет агасфера

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

ВЛАДИМИР СИНЕЛЬНИКОВ БРАСЛЕТ АГАСФЕРА

Аннотация

Устоит ли под ударами судьбы юный отпрыск благородного семейства, в одночасье обращенный в рабство и проданный в гладиаторскую школу? Достанет ли силы тела и духа выжить и выдержать тяжкие испытания, годами балансируя на узкой грани между жизнью и смертью? Отыщется ли насильно разлученная с ним сестра? На все эти вопросы сможет ответить только сам Кир, даже не подозревающий о том, что ему, шпиону и наемному убийце, наряду с личными проблемами придется еще заниматься спасением мира.

Когда то темный и косматый зверь,

Сойдя с ума, очнулся человеком —

Опаснейшим и злейшим из зверей —

Безумным логикой и одержимым верой. М. Волошин

Испытанье огнем, испытанье водой,

Медных труб перебор над щемящей душой.

Полосатая жизнь — шкурой зебры в ногах,

Белой пеной блестит в скользких черных волнах.

Ожиданье пройдет, и в закатных лучах

Вдруг поймешь, что прошел, спотыкаясь впотьмах.

Но все чудится мне медный блеск удалой,

Хотя жизнь пронеслась, словно шалый прибой.

Испытанье огнем, испытанье водой,

Медных труб перебор над уставшей душой... Омар Пехлеви Шариф

Вообще то он был космополитом. Магометанство, буддизм, христианство, синтоизм, индуизм... да, в конце концов, хоть вуду! Все мировые религии ему были по барабану. Хотя по рождению и воспитанию он должен был шесть раз на дню становиться на колени в сторону Каабы и делать вид, что возносит хвалу... в общем, актерствовать. А как бы, скажите, восприняли шейха его подданные, не соблюдай он все предписанные обряды?

«Шейх, — Омар презрительно скривил губы, — подданные... Какие громкие слова! А что на самом деле? Захудалый оазис, который можно объехать за полдня, да сотня другая бесплодных и безводных барханов. Подданные — тысяча полуграмотных кочевников...»

Он и шейхом то стал только благодаря найденной практически под оазисом нефти. Вернее, шейхом стал его отец, а Омару этот титул достался уже по наследству.

Еще его дед был беден и нищ, жил в основном за счет фиников, выращиваемых в оазисе с незапамятных времен, да грабежом караванов. Но с годами грабежом стало заниматься опасно. Кремневые карамультуки не шли ни в какое сравнение с автоматическим оружием купеческой охраны, и однажды деду крупно не повезло...

Его место занял отец Омара. А потом в пустыне появились гяуры и буровые установки. Неподалеку от бесплодных песков пересеклись интересы двух супердержав, и, чтобы не быть раздавленными, шейхам пустыни пришлось становиться на ту или иную сторону. Тогдашний эмир страны принял сторону восточной державы. Ее правители щедро одаривали своих союзников, за уши тащили новоявленных борцов за светлое будущее из каменного века в современность. Правилен ли был его выбор? Кто знает...

Отец Омара вовремя подсуетился и громогласно объявил о собственности на найденное «черное золото». Правитель страны, в подчинении которого состояло около сотни таких новоявленных шейхов, оказался мудрым человеком. По негласному соглашению с племенными вождями доходы от нефти поделили пополам. Но и этого с лихвой хватило для вчерашних нищих кочевников. Именно тогда в песках как по мановению волшебной палочки вырос шикарный дворец, а кочевники пересели с верблюдов на джипы. Отец Омара понимал, что возвысился он только благодаря родному племени, поэтому и подданные должны были в полной мере прочувствовать мудрость и удачливость своего шейха.

Следуя моде, Омар отправился далеко на север, где поступил в военную академию. Кафиры заботились о своих союзниках, и дети шейхов почти поголовно получили образование в северной стране.

Но ничто не вечно под луной. Восточная держава оказалась колоссом на глиняных ногах, и один из ее очередных правителей оказался настолько глупым, что развалил собственную страну. Вторая супердержава немедленно представила чужую глупость как собственный успех и, оставшись в одиночестве, — ибо никто не мог противостоять ее мощи, — принялась наводить порядок в мире.

Стране Омара пришлось срочно замаливать былые грехи, и только нефтяное богатство спасло ее от краха. Правда, доходы теперь надо было делить с пришедшими западными кафирами. Тут все смогли наглядно убедиться, насколько щедрее были предыдущие неверные. Они то ничего не требовали, а лишь давали.

Может, поэтому так легко и удалось одному глупому правителю сделать то, чего не смогла могучая западная супердержава?..

Слава Аллаху, нефти все еще хватало, даже с учетом появившегося нового жадного рта. Теперь, следуя новой моде, дети шейхов поехали учиться на Запад. Омар Шариф очень скоро пресытился западным миром, как и несколько раньше восточным. Хотя восточный, несмотря на все свои смешные правила и запреты, ему все таки нравился. В отличие от «свободного» Запада. Как ни старались правители рухнувшего колосса загнать своих подданных в строго определенные рамки, им это не удалось. Люди там были открытые, дружелюбные, не делившие окружающих по вере в того или иного бога или по цвету кожи. И гуляли они так, будто завтра должен был наступить конец света. У Омара на Севере осталось много друзей. А вот Запад, несмотря на все свои «свободы», оказался с гнильцой. «Золотой миллиард» построил для себя сытый замкнутый мирок, в котором чужакам делать было нечего.

Там Омар Шариф, оставшись в одиночестве (те «друзья», что вились вокруг него ради денег, не в счет), пристрастился к чтению. А чем же еще может заняться умный среди поклонников фастфудов? Он запоем глотал исторические хроники. Вот это были времена! Один человек мог изменить весь мир и заставить его плясать на задних лапках! Аттила, Македонский, Чингисхан навсегда стали его кумирами. Омар буквально бредил их свершениями и больше всего хотел оказаться в роли завоевателя мира. Вот только современный мир был полностью поделен, и ему во владение оставался жалкий оазис с несколькими нефтяными качалками.

Так бы и пришлось провести шейху Омару отпущенный свыше срок в бесплодных мечтах, топя тоску в вине и многочисленном, тщательно отобранном гареме, если бы не один, на первый взгляд, незначительный случай.

Охрана нефтяных промыслов задержала невесть откуда взявшегося посреди пустыни полусумасшедшего странника. Омар об этом узнал совершенно случайно, когда начальник собственной безопасности докладывал о происшествиях и вскользь упомянул о задержании девоны. Все бы на этом — и кончилось, если бы не слова о том, что странник упорно пытался выяснить, какой сейчас идет год. Омар от скуки велел доставить задержанного.

Перед ним предстал худой, лысеющий, с неопрятной бородкой человек. На страннике красовался грубый грязный балахон, подпоясанный широким ремнем, обувь его состояла из стоптанных рваных сандалий. Брезгливо оглядев девону, Омар уже решил было погнать его с глаз долой, однако наткнулся на горящий, тяжелый взгляд темных глаз и почему то оставил для беседы.

А чтобы девона был разговорчивей, подмешал тому в вино кокнара. Наркотик быстро развязал язык странника, и вдруг Омар оказался в совершенно другом мире, где боги действительно существовали и частенько бродили среди людей, где их слова и проклятия имели силу закона, а целые миры возникали и исчезали лишь по прихоти этих высших существ.

Нет, Омар не стал верующим. Просто он принял изменившуюся картину мироздания как данность. Ибо лишь дурак поклоняется, умный же извлекает из поклонения выгоду. Между тем разговорившийся странник описал в подробностях свою несчастную жизнь, неудачное свидание с богом и последовавшее за ним проклятие, из за которого ему приходится влачить свое жалкое существование вот уже третье тысячелетие. Когда же Омар осторожно поинтересовался, каким образом странник оказался посреди пустыни, потерявший осторожность, опоенный девона рассказал, как он, дожив до изобретения устройства, позволяющего передвигаться по времени, украл его и отправился в прошлое, надеясь еще раз встретиться с богом и решить возникшую проблему полюбовно, ибо бог не реагировал на его мольбы и молитвы. Вот только с устройством что то случилось, и теперь девона никак не может попасть к той точке, где нахамил богу, а вместо этого мотается между мирами и временами как проклятый, никогда не зная, куда его перенесет в очередной раз испортившийся прибор. К тому времени Омару жутко надоел этот неприятный тип, пытающийся обмануть бога. Однако, глядя на него, шейх вдруг понял, как он может сделать свои мечты реальностью...

Кэлл (заказ первый)

Створка окна тихо скрипнула, открываясь, и комнату залил зеленоватый свет восходящей луны. Менг, замерший в нише слева от оконного проема, довольно улыбнулся и ухватил покрепче рукоять длинного прямого меча.

Не такими уж и неподкупными оказались эти типы из Ночной гильдии, которыми женщины привыкли пугать маленьких детей. Менг очень быстро вышел на одного из членов этой самой гильдии и сегодня днем — нет, уже вчера днем — неприметный оборванец, побиравшийся в придорожной корчме, расположенной неподалеку от въезда на центральный рынок, незаметно уронил на стол, за которым Менг разбирался со второй кружкой эля, маленький клочок бумаги: «Сегодня в полночь. После восхода второй луны».

Это все, что было накарябано на грязноватом обрывке.

Жаль только, хозяин Менга приказал пропустить посетителя внутрь, дабы он не имел никаких шансов скрыться. Может, он хотел лично расправиться с ночным гостем? Или узнать, кто и за что его заказал? Менг не озвучивал своих мыслей по этому поводу (хозяин есть хозяин, и его не переспоришь), но склонялся ко второму варианту. Не зря же Квинт эр Тилл — торговец из провинции Кэлл, разбогатевший на торговле с тамошними рудокопами, — велел наемникам лишь покалечить гостя. Менг подозревал, что ночной визит мог быть связан с поставками руды из шахт Триалетского хребта. Квинт эр Тилл, по всей вероятности, надул подземных жителей. Вот они и решили разобраться с недобросовестным покупателем. А может, поздний гость явился по какому нибудь иному делу хитрого купца. Интересы эр Тилла были настолько многообразны, что в них не смог бы разобраться и сам Харг. Видимо, поэтому хозяин Менга и решил допросить ночного гостя, прежде чем окончательно отправить его душу на суд к Творцу. Надо же знать, кого из своих партнеров ему следует опасаться в первую очередь.

Менг вздрогнул, выныривая из размышлений, что так некстати им овладели. Окно он держал открытым, но в комнате ночной гость почему то не спешил появляться. Менг взглянул на Колла, замершего по другую сторону окна. Его приятель, чуть пригнувшись, напряженно всматривался в полуоткрытый проем. В руках он сжимал удавку. Менг ухмыльнулся. Зря Квинт эр Тилл так беспокоился. От Колла, с которым Менг был знаком уже с десяток сезонов, еще никто не уходил. Он творил со своим любимым орудием буквально чудеса. Да плюс еще бычья сила Колла, позволявшая ему преспокойно удерживать любого, пока у того не переставала поступать в мозги кровь из пережатого любовно сплетенной удавкой горла.

И в этот момент ночной гость дал о себе знать. Он неслышно перемахнул через подоконник и, не останавливаясь ни на мгновение, нырнул в ноги рванувшемуся в его сторону Коллу. Последний взмахнул удавкой, но она захватила лишь воздух, скользнув по голове ночного пришельца. Менг от удивления замер, увидев, как Колл первый раз за время их знакомства промахнулся. Удавка лишь содрала капюшон с головы гостя. В свете луны серебристо блеснули обнажившиеся волосы пришельца, а непобедимый Колл глухо застонал и мешком осел на пол, схватившись руками за низ живота. Менг прыгнул вперед, забыв все наставления хозяина и целя мечом в голову беловолосого, но того не оказалось у скорчившегося на полу наемника, под которым очень быстро растекалась темная лужа. Судя по той скорости, с которой прибывала кровь, ночной гость перебил Коллу паховую жилу, и жить последнему оставалось всего ничего.

Менг с трудом затормозил, разворачиваясь в поисках исчезнувшего противника. От нахлынувшего ужаса при мысли о несущемся ему под лопатку клинке у наемника встали дыбом волосы на голове. Менг уже мысленно распрощался с жизнью, но рокового укола не последовало. Почему то пришелец его пощадил. Ночной гость будто заранее знал, сколько и где притаилось наемников Квинта. Беловолосый уже был около двери в соседнюю комнату, которую прикрывал Бэрк — начальник охраны купца. Ночной гость шагнул влево и, поймав летящий ему в голову клинок на свой короткий меч, вскинул вверх и в сторону правую руку, одновременно разворачиваясь к Бэрку спиной. Последний дернул клинком, собираясь нанести режущий удар по подставленной спине, но меч лишь скрежетнул, пойманный в один из щелевидных разрезов на клинке беловолосого.

«Вот почему клинок мне показался таким широким», — запоздало сообразил бегущий к месту схватки Менг.

Беловолосый же, продолжая удерживать защемленный меч Бэрка, не глядя, отточенным движением ударил назад левой рукой и прыгнул в сторону. Менг второй раз за сегодняшнюю схватку опоздал. Да еще вдобавок ко всему ему прямо в лицо ударил фонтан крови из рассеченного горла Бэрка. Он вскинул руку, пытаясь протереть так некстати залитые глаза и второй раз покрываясь холодным потом в преддверии неминуемого смертельного удара. Но смерть миновала его и на этот раз. Почему то беловолосый щадил наемника. А может, просто не принимал в расчет...

Когда Менг прозрел, то увидел лежащего на полу Бэрка и полуоткрытую дверь в соседнюю комнату. И тут позади него скрипнула оконная створка. Наемник развернулся, но его глазам предстало лишь настежь распахнутое окно, в которое пялилась зеленоватая луна.

Менг, готовый в любой миг отразить нападение, осторожно шагнул в соседнюю комнату, но его встретила мертвая тишина. Лишь посреди комнаты распластался на полу Квинт эр Тилл со стилетом, вогнанным в грудь по самую рукоять...

Бегство

Карета летела по разбитой лесной дороге, удерживаясь на колесах только благодаря искусству кучера. Пассажиров внутри мотало, как тряпичные куклы. На передней скамье, спиной к движению, восседал средних лет мужчина, чье обветренное суровое лицо, украшенное давним рваным шрамом, с головой выдавало его принадлежность к касте воинов. Об этом же говорил длинный, слегка изогнутый меч в ножнах, который мужчина упирал в пол. Второй рукой он придерживал мальчика, одежда его резко отличалась от потертого кожаного камзола и штанов мужчины. Напротив расположились стройная молодая девушка и пожилая женщина.

Девушка находилась как раз в том возрасте, когда детство осталось позади, но юность еще не наступила. Однако ее голубые глаза, пепельные длинные волосы, в живописном беспорядке лежавшие на плечах, прелестное личико — все говорило о том, что недалек тот день, когда из нескладного подростка, подобно бабочке из куколки, выйдет настоящая красавица. Девушка была одета в бархатное платье в тон ее глазам, из под длинного подола его временами выныривала маленькая изящная ножка в кожаном башмачке, которой девушка, упираясь в пол, пыталась удержать равновесие при особо сильных скачках кареты. Но это мало помогало. Пассажирку, несмотря на отчаянные усилия, частенько отрывало от скамьи, и только поддержка сидяшей рядом женщины помогала ей удержаться на месте.

На женщине, как и на девушке, было бархатное платье, только темно коричневого, почти черного цвета. Шляпку женщина давно обронила на пол, а от некогда шикарной прически осталось одно воспоминание. Волосы женщины были темнее, чем у девушки и мальчика, но глаза ее безошибочно указывали, что дети с ней состоят в самом близком родстве.

— Баркет, — женщина еле удержалась при очередном толчке, — сколько нам еще терпеть эти мучения?

— Благородная солла, — мужчина учтиво склонил голову, — еще два три часа, и мы будем в безопасности. Мы уже в лесу, — он кивнул в сторону дверного окна, — значит, недалеко владения вашего брата...

— Дяди Элиана? — спросил мальчик.

— Совершенно верно, сол Кир, — улыбнулся ему мужчина.

— Он нехороший, — нахмурился мальчик.

— Кир! — одернула его женщина. — Сейчас же прекрати!

— Нехороший! — упрямо произнес мальчик. — Почему он не приехал к нам?

— Значит, ему что то помешало, — в свою очередь нахмурилась женщина.

Она отвернулась к окну и, закусив губу, уставилась на проплывавшие мимо угрюмые ели. Судя по ее лицу, женщина и сама не верила в только что сказанное.

По скептическому выражению глаз мужчины было понятно, что и он не убежден в занятости неведомого Элиана.

— Мама, — произнесла девушка, подтверждая своим обращением, что они действительно родственники, — а если Кир прав?

— Нам больше некуда податься, — дрогнувшим голосом произнесла женщина. — И, пожалуйста, Айя, перестань повторять глупости вслед за братом...

— И вовсе это не глупости, — опять подал голос мальчик.

Женщина повернулась в его сторону, собираясь в очередной раз одернуть мальчика, но не успела. Карета неожиданно начала притормаживать.

— В чем дело, Легон?! — высунулся в окно мужчина.

— Марвик! — крикнул кучер.

Мужчина посмотрел назад. Карету нагонял всадник, отчаянно махая рукой.

— Что случилось, Марвик? — все также властно спросил мужчина.

— Погоня! — крикнул всадник, пытаясь удержать на месте разгоряченного коня. — Десятник послал меня к вам с сообщением. Они пытаются задержать преследователей.

Мужчина глубоко вздохнул и повернулся к женщине.

— Благородная солла, — произнес он, — я вынужден оставить вас, чтобы выполнить свой долг.

— А как же мы, Баркет? — растерянно спросила женщина.

— Надеюсь, вам удастся благополучно добраться до замка вашего родственника. — Баркет вытащил из под сиденья арбалет и сумку с болтами. — Мы задержим погоню на какое то время. Прошу вас сообщить соллу Велту, что мы выполнили свой долг до конца.

Он спрыгнул на землю и скомандовал кучеру:

— Гони!

Легон щелкнул кнутом, и карета понеслась дальше.

— Сколько их? — Баркет повернулся к всаднику.

— Я видел около двух десятков, — сообщил Марвик, спешиваясь и расчехляя точно такой же арбалет, висевший на луке седла.

— После Эрга на нашу долю останется немного, — криво ухмыльнулся Баркет.

— Если их действительно только двадцать, — пробурчал Марвик, взводя пружину арбалета.

— Я, пожалуй, обоснуюсь вон там, — Баркет огляделся и указал на небольшой холм рядом с дорогой. — А ты, — он повернулся к Марвику, — перейди на другую сторону.

Наемник кивнул и пошел к кустам на противоположной стороне дороги, ведя за повод коня.

— Эх, дерево свалить нечем, — с досадой проворчал Баркет, оставшись один и щурясь от полуденного яркого света, бившего прямо в глаза, на высокую разлапистую ель, торчавшую почти на дороге. — Так было бы намного вернее. Клянусь, если останусь целым, никуда не выходить без топора.

Он поднялся на холм, лег на землю и повозил арбалетом, прилаживая его поудобнее. Наконец его устроило положение оружия, смотревшего точно на дорогу, и Баркет начал выкладывать по левую руку в ровный ряд запасные арбалетные болты.

От этого занятия его оторвал звук приближающегося конского топота.

«Значит, у Эрга не получилось, — с мимолетной досадой подумал мужчина, приникая к прицелу. — Что ж, теперь наша очередь доказывать, что солл Велт кормил нас не напрасно».

Оставшиеся пассажиры кареты повели себя по разному. Женщина с отрешенным видом шептала молитву. Айя попыталась взять под свою опеку брата, пересев на освободившееся после Баркета место, но Кир, живо вывернувшийся из под руки сестры, перескочил на ее место и прилип к заднему окошку. Вот только, к глубокому сожалению, ему мало что довелось разглядеть. Последнее, что он увидел, — стоящих под лучами светила Баркета и Марвика, смотревших вслед исчезающей карете.

Но беглецам так и не удалось добраться до цели. Карета еще некоторое время мчалась, не снижая скорости по лесной дороге, как вдруг пассажиры услышали сдавленный вскрик кучера, потом сильный удар и храп испуганных лошадей. Девушке повезло больше других. Ее просто сильно прижало к спинке неожиданно вставшей кареты. Мать и брата от неожиданного толчка швырнуло на пол. Только чудом они ничего себе не сломали, отделавшись ссадинами и сильными ушибами.

Внезапно перекосившаяся дверца кареты хрустнула и отлетела в сторону. В проем глянула скаляшаяся зверская рожа.

— Вот они, голубчики! — довольно загоготал обладатель лика, на коем отпечатались все мыслимые пороки.

— Тащи их оттуда! — скомандовали снаружи.

— С удовольствием! — осклабился говоривший и протянул волосатую ручищу по направлению к Айе. Девушка в ужасе взвизгнула, отползая в глубь кареты от тянущихся к ней лап. Еле очухавшийся от удара Кир решил вступиться за сестру и не раздумывая кинулся на обладателя зверской рожи.

— Ах ты, змееныш! — бандит с легкостью оторвал от себя вцепившегося мальчика и швырнул его наружу.

Кир с такой силой рухнул плашмя на землю, что едва не лишился сознания. В глазах потемнело. Как сквозь вату, он услышал давешний голос:

— Не троньте девку, идиоты! Вам в жизни не отработать тех денег, что удастся за нее выручить!

— А мамашу? — раздался молящий голос — Никогда не пробовал благородной соллы!

— Мерзавцы! — рявкнул командир, но, услышав недовольный ропот соратников, благоразумно пошел на попятную. — Ладно, бабу, так и быть, можете оставить себе. А этих двух — живо в лагерь!

Кир, грубо брошенный поперек седла, гаснущим взором успел увидеть, как мать окружили остановившие их бандиты. Всадник послал лошадь в галоп, и лесная дорога с развалившейся каретой и мертвым кучером на облучке осталась позади.

Дрок, неслышно вынырнувший из тонущих в вечерних сумерках лесных дебрей, остановился возле холма, оглядывая представшую его взору мрачную картину.

На дороге валялось несколько лошадей, безжалостно расстрелянных из арбалетов. Видимо, нападение было внезапным. Один из всадников не удержался в седле и раскроил себе голову о торчащий сук. Второго придавила умирающая лошадь, и он был растоптан копытами оставшихся в живых животных. А дальше люди схлестнулись в рукопашной. Дрок был прекрасным следопытом, выделяясь даже среди сородичей, которые издавна славились непревзойденными качествами незримых разведчиков и наблюдателей. И теперь он со все возрастающим изумлением читал открывшуюся его взору недавнюю драму.

Нападавших было двое. Они с полным пренебрежением к собственным жизням встретили намного превосходивший их отряд выстрелами, после чего вступили в схватку. Вернее, вынудили это сделать всадников. Часть конных, потеряв еще пару лошадей, спешилась и пошла на штурм холма, где притаился один из стрелков. Оставшиеся занялись вторым, засевшим в кустах по другую сторону дороги.

Дрок с изумлением пересчитал распластанные на склоне тела. Получалось, что находившийся в засаде на холме человек прикончил девять всадников. Причем пятерых из них он успел зарубить мечом, прежде чем нашел смерть от шестопера одного из атакующих. Второму, с той стороны дороги, повезло меньше. Он расправился только с двумя и погиб от арбалетного болта, поразившего его прямо в голову.

После боя оставшиеся в живых всадники, даже не озаботясь похоронами погибших товарищей, умчались дальше. Похоже, их очень интересовала проехавшая чуть раньше повозка или карета, чьи следы на дороге не ускользнули от острого взгляда дрока. Еще больше его поразила торопливость победителей, когда он увидел привязанный к поясу мертвого арбалетчика из засады кошель с деньгами. Жадность людей давно вошла в поговорку среди его народа.

Дрок еще раз оглядел маленькими черными глазами побоище, не торопясь срезал с убитых кошели и ссыпал монеты к себе в наплечную сумку, справедливо рассудив, что мертвецам серебро ни к чему. Скользнув к арбалетчику, он выдернул из его руки длинный, чуть изогнутый меч и, пристроив его за спину, так же неслышно, как и появился, канул в лесную чащу.

В плену

Очнулся Кир, наследник солла Велта, в полной темноте. Тело совершенно заледенело и занемело от неровного каменного пола, на котором он лежал. Мальчик со стоном приподнялся и пошарил рукой вокруг себя. Вдруг он наткнулся на чье то тело, дернувшееся под рукой. От неожиданности Кир вскрикнул и отпрянул. От удара о невидимую в темноте стену из глаз брызнули такие искры, что на мгновение мальчику показалось, будто сделалось светлее. А потом он услышал голос, заставивший его вздохнуть с облегчением.

— Кто здесь? Кир, это ты?

Испуганный голос сестры показался ему гласом небес.

— Я, — он пополз на голос — Где ты?

— Здесь.

Их руки встретились, переплелись, и они прижались друг к другу.

— Где мама? — задал вопрос Кир.

— Ее нет, — тихо всхлипнула сестра, — и, наверное, не будет.

Кир молча гладил плачущую Айю по голове, пытаясь проглотить стоящий в горле колючий комок. Он изо всех сил сдерживался, чтобы не разреветься вслед за сестрой.

«Мужчина никогда не должен показывать свою слабость окружающим, — прозвучал в его голове голос отца. — Напротив, ты должен встать на защиту обиженного...»

И теперь мальчик вовсю старался показать, что он уже мужчина.

Постепенно рыдания сестры начали стихать. Усталость брала свое. Брат и сестра поплотнее прижались друг к другу, чтобы сохранить остатки тепла и хоть немного согреться.

Кир начал проваливаться в липкую, тягучую дремоту, в которой мелькали лица матери, отца, Баркета. Потом он долго бежал за сестрой по ставшим вдруг бесконечными переходам замка, а сзади бушевало всепоглощающее пламя, от которого трескался и проседал, обращаясь в песок и пыль, вековой камень стен...

Из ночного кошмара его вырвали скрип отпираемой двери и колеблющийся свет, отбрасываемый факелом. В дверной проем шагнул, чуть покачиваясь, мужчина.

— А а, вот вы где! — Он поводил перед собой факелом и уставился на сжавшихся возле стены детей.

Затем пришелец воткнул факел в расщелину стены и двинулся к пленникам.

— Ты не замерзла, крошка, в этой пещере? — пьяно осклабился мужчина. — Котес сейчас тебя обогреет...

Он протянул руки к Айе. Кир начал отползать в угол. Сестра, скованная ужасом, замерла на месте. Пришелец уцепился за лиф платья девушки и с силой дернул. Материя лопнула, в прорехе сверкнуло девичье тело.

— Хороша а, — протянул мужчина.

И в этот момент Кир, преодолев ужас перед мучителем, решительно кинулся вперед и впился зубами тому в руку.

— А а а, тварь! — завопил не ожидавший нападения мужчина.

Он схватил второй рукой мальчика за длинные волосы, пытаясь отодрать его от себя. И вдруг его вопль перешел в странный булькающий звук. Руки пришельца разжались, и он мешком осел на пол.

В груди ночного гостя торчал всаженный по самую рукоятку кинжал, мгновение до этого болтавшийся у него на поясе. Айя ударила так, как учил Баркет: снизу вверх, под грудину. При таком ударе лезвие пробивает легкие и достает до сердца.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. "Чердынская межпоселенческая библиотека" администрации Чердынского района

    Документ
    Заказчик: МУК «Чердынская межпоселенческая библиотека» 618601, Пермский край, г. Чердынь, ул. Коммунистическая, 56 т./факс: 2-95-23, Email: Book.Cherdyn80@mail.

Другие похожие документы..