Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Поездка Конрада Аденауэра в Москву в сентябре 1955 года осталась в памяти многих как «самое сенсационное событие» правления первого германского федера...полностью>>
'Диплом'
Чернівці Чернівецька гімназія №4 Ратушняк Оксана Георгіївна 3 39 47 118 4 ІІІ Батіг Ірина Вікторівна м....полностью>>
'Решение'
В соответствии с решением Ленинск-Кузнецкого городского Совета народных депутатов от 25.01.2007 №6 «О порядке принятия решений об установлении цен и ...полностью>>
'Конкурс'
Региональный этап конкурса «Лучший урок письма» проводится Управлением федеральной почтовой связи г. Санкт- Петербурга и Ленинградской области – фили...полностью>>

Владимир синельников браслет агасфера

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Страйк пригляделся. К его изумлению, «девушка», как назвал ее проводник, оказалась невообразимо старой шелтянкой, кутавшейся в какую то меховую хламиду.

— Итак, — бодро продолжил светлоглазый, — будем считать, что вечер знакомств завершен. Представляться друг другу у нас с вами нет никакой необходимости. А теперь, — он неожиданно посерьезнел, — хочу предупредить вас о некоторых правилах, соблюдение которых в этих местах жизненно необходимо. Во первых, слушаться моих приказов беспрекословно. Прикажу лечь — значит ляжете, что бы ни находилось под ногами. Прикажу ползти — поползете. Во вторых, соблюдать абсолютную тишину. Каждый лишний звук может стать для нас последним, что довелось услышать в этой жизни. И в третьих, не делиться впечатлениями с друзьями и знакомыми о здешних подземельях при выходе. Все согласны? — Он поглядел на наемника и шелтянку. — Если нет, то пожалуйте наверх.

Не дождавшись возражений, он продолжил:

— Пойдем в таком порядке: я — первый, за мной — девушка, ты, — он указал на Страйка, — замыкающим.

Закончив инструктаж, светлоглазый развернулся и шагнул в один из темных провалов. За ним пошлепала шелтянка, напоследок окатив наемника внимательным взглядом горящих желтых глаз. Страйк вздохнул и, подтянув перевязь, чтобы рукоять меча была под рукой, двинулся следом за своими новыми спутниками.

Через пару часов, когда наемнику стало казаться, что он топает за кутающейся в мех фигуркой целую вечность, проводник вдруг остановился и внимательно прислушался.

Шагнувший к нему ближе Страйк увидел, как у того на лице проступает изумление.

— Это кто же из вас так наследил? — повернулся светлоглазый к своим спутникам.

— А в чем дело? — задал вопрос Страйк.

— Послушай, — ткнул себе за спину проводник.

Страйк прислушался и услышал где то на грани восприятия слабый говор, а приглядевшись, различил слабое зарево далеко впереди.

— Ну и что? — повернулся он к проводнику.

— Стражу в галерее выставили! — враждебно уставился на него проводник. — Или ты еще не понял?!

— Что тут такого? — пожал наемник плечами. — Обойдем ее и все.

— Как обойдем?! — прошипел проводник. — По второму ярусу?! Я не нанимался в смертники! Пошли обратно!

— Стой! — Страйк упер ему в грудь клинок. — Ты обещался вывести за пределы города и взял за это кучу денег. Как ты будешь выполнять обещанное — твое дело, но назад я не пойду!

— Так подыхай здесь в одиночку!

— Ты составишь мне компанию!

— Тиш ше! — раздался позади Страйка голос, и вперед протиснулась шелтянка, о которой он забыл в споре с проводником. — Дай ка я попробую.

Она уставилась горящими глазами в лицо светлоглазого. Тот испуганно попятился.

— Выбирай! — зловеще улыбнулась шелтянка. — Или ты ведешь нас дальше, или превратишься в полного идиота, не сходя с этого места.

Светлоглазый еще больше побледнел:

— Но через второй ярус уже давно никто не ходит. Оттуда не возвращаются!

— Значит, мы будем первые, кто его пройдет, — отрезала шелтянка. — И не вздумай улизнуть! Я тебя достану за сто шагов.

— Х хорошо. — Проводник моментально сник, растеряв весь свой гонор.

— Тогда пошли! — скомандовала шелтянка. «Ничего себе „девушка“, — с восхищением подумал Страйк, глядя на семенящую впереди фигурку. — Да она любому „мальчику“ даст сто очков вперед!»

Они повернули обратно, и через некоторое время проводник свернул в один из боковых проходов, идущий полого вниз.

Чем этот второй ярус, которого так страшился светлоглазый, отличался от первого, Страйк не мог понять. Те же самые, вернее, такие же неровные, в каких то натеках, стены рыжего цвета, боковые проходы, ведущие куда то во тьму, и въедливая мелкая пыль, поднимавшаяся от малейшего движения и долгое время стоявшая в воздухе. От нее дико свербело в носу, и Страйк, помня зловещие предупреждения проводника, все свои силы тратил на то, чтобы ненароком не чихнуть. В конце концов не выдержал сам провожатый и оглушительным чихом потревожил царящую здесь вековую тишину. Следом он испуганно присел, почти скрывшись в очередной волне пыли. Тут уже и Страйк не сдержался. Дурной пример — он, как говорится...

Что там говорится, наемник додумать не успел. По галерее прокатилась мощная волна воздуха, унесшая надоедливую пыль куда то во тьму. Как будто какой то невидимый великан сделал вдох.

— А а а!! — уже нисколько не сдерживаясь, завопил проводник и бросился с ошеломляющей быстротой вперед. Шелтянка и Страйк не раздумывая устремились за ним. А сзади нарастал торопливый топот и шелест, от которого почему то стыла кровь в жилах. Очень скоро три путника выровнялись и неслись вперед грудь в грудь. Шелтянка, к удивлению Страйка, нисколько не отставала от двух мужчин, а временами даже вырывалась вперед.

— Скоро до выхода? — прохрипел он, обращаясь к летящему рядом проводнику.

— Впереди... развилка... оба на выход! — не совсем нятно прохрипел в ответ проводник.

— Что... это?.. — не утерпел от второго вопроса Страйк.

— Не... знаю!.. — мотнул головой светлоглазый, увенчивая скорость.

Тут впереди появилась обещанная развилка. Проводок и шелтянка, не снижая скорости, нырнули в левый коридор. Страйк же по какому то наитию бросился в правый. Позади него пронеслась волна сжатого воздуха и топот утих в том ответвлении, где скрылись те двое. Страйк пробежал еще около тысячи локтей и рухнул на пол, жадно втягивая пересохшим ртом воздух. Фонарь жалобно звякнул о камень, и рядом с человеческим телом разлилась лужица горящего масла. Страйк лежал, тупо глядя, как догорает перед самым его носом призрачный шанс на спасение. Наконец от костра остался один тлеющий фитиль, который, потрещав несколько мгновений, отступил перед наступающим мраком. Страйк судорожно вздохнул и внезапно его разобрал истерический смех, когда он вспомнил свой последний диалог с проводником.

— Нне е з знн а ю! — давился он в конвульсиях и все никак не мог остановиться.

Но всему приходит конец. Закончилась и истерика, отодвинувшая на какой то миг мысли о неизбежном конце. Видимо, это была своеобразная реакция организма на копившееся в последнее время напряжение.

А потом он встал и, держась за стену левой рукой, побрел вперед, молясь про себя и Вседержителю, и Харгу, и всем их слугам и прислужникам, чтобы впереди не оказалось какой нибудь дыры, ведущей из этих катакомб еще глубже в саму Изначальную Тьму.

Сколько прошло времени с тех пор, как он двинулся в этот поход, Страйк не помнил, да и уже плохо соображал, зачем и куда он бредет в кромешной тьме, как впереди ему вдруг почудилось слабое белесое сияние. Он брел и брел, тупо глядя, как все больше светлеет впереди, и вот перед его глазами предстал ослепительный синий прямоугольник неба... и тогда Страйк, наемник Страйк, не раз смотревший смерти в лицо, сел на землю и заплакал.

Лика

Река Черная осталась далеко позади. Лес тоже. Лика со своим странным спутником двигались по пустынной пыльной дороге, прихотливо извивавшейся между живописных холмов. Холмы поросли разнообразной растительностью, но те, кто хотя бы издали видел Золотой лес, никогда не назвали бы эти деревья и кустарники лесом. Так, леском... Но этот лесок исправно давал кров и пищу путникам. Инзи оказался непревзойденным охотником, и ни одна ночевка под открытым небом не проходила без сочного куска мяса. Иногда это была птица, иногда — какой нибудь грызун. Лика несколько раз порывалась подбить из арбалета оленя или косулю, что частенько попадались на дороге, но дрок ни разу не позволил женщине это сделать. Он был против того, чтобы лишать жизни животное, которое они не могли съесть. В конце концов Лика смирилась с требованиями своего спутника, хотя и не совсем понимала, почему нужно беречь оленей, которых в этих местах по причине отсутствия людей развелось неимоверное количество. Но раз дрок настаивал... Лика, в свою очередь, поставила условие, что она не согласна питаться травами и кореньями. Поэтому каждый вечер, если при дневном переходе не попадалось ничего подходящего, Инзи молча и беззвучно исчезал в ближайшей роще и вскоре появлялся с добычей, которой как раз хватало на сытный ужин и легкий завтрак. Днем дрок ничего не ел, предпочитая обеду движение вперед. Постепенно и Лика втянулась в этот немного странный распорядок и через несколько дней уже не испытывала полуденного сосущего чувства голода, бодро двигаясь вслед за своим лесным спутником. Во время дневных переходов они почти не разговаривали, да и вечерами дрок был молчалив и если и поддерживал беседу, то только на самом необходимом минимальном уровне. В свою очередь и Лика плюнула на попытки разговорить лесного жителя.

Но однажды в монотонное однообразие их перехода внесла свои коррективы природа. Лика еще утром, когда заваривала в котелке собранные дроком травы для утреннего напитка, заметила, что Инзи временами тревожно принюхивается и нет нет да и глянет в сторону скатной стороны.

— Что ты учуял? — наконец не выдержала разбойница.

— Дождь будет, — коротко ответил дрок. — Сильный дождь.

— Дождь?! — изумилась Лика. — Да ты на небо погляди! Когда это при такой погоде бывает дождь?

День действительно обещал быть великолепным. На пронзительно голубом небе не было ни единого облачка. Все вокруг заливал мягкий и теплый свет. Даже утренняя дымка сегодня отсутствовала, и Сиб во всей своей красе поднимался на востоке. Вокруг радостно пели, свистели, трещали, цвиркали лесные птахи, в воздухе разливался аромат цветущих трав, и слова дрока казались нелепой выдумкой.

— Может, переждем? — не обращая внимания на вопрос Лики, продолжал гнуть свое дрок.

— Да брось ты глупостью маяться, — рассмеялась та. — Мы тут так просидим до самого сезона дождей.

Дрок молча допил свою порцию напитка и начал укладывать вещи в мешок, более не пытаясь переубедить женщину.

А уже к полудню Лика смогла удостовериться в правоте дрока. Из за горизонта выползла громадная сине черная туча и очень быстро начала разрастаться. Вскоре из пухнущего на глазах воздушного монстра стали доноситься отзвуки пока еще далекого грома. Лика оглянулась. Они уже порядочно отошли от рощи, где останавливались на ночлег, и сейчас, как назло, двигались по голой, без единого кустика местности. До следующей рощи оставалось примерно столько же, сколько они уже прошли. Лика ускорила шаг, проклиная себя в глубине души за недоверчивость. Кому, как не лесному жителю, ближе всего находящемуся к природе, знать все ее особенности?! Нет, она по свойственному ей упрямству и какому то духу противоречия не согласилась с Инзи и теперь имела все шансы испытать на собственной шкуре то, с чем так упорно не соглашалась. Она украдкой взглянула на дрока. К ее изумлению, он не выказывал никаких признаков злорадства. Мол, не хотела послушаться, так теперь получай, глупая баба, то, что заслужила... Нет, на лице у дрока читалось явное беспокойство. Он поглядывал то на растущую с угрожающей быстротой тучу, то на рощу впереди и, видимо, как и Лика, прикидывал их шансы на укрытие.

Но они не успели. Вначале налетел дикий смерч, погрузивший все вокруг в темную мглу, а затем сверху обрушилась стена воды. Такого дождя Лике еще не приходилось видеть. Она моментально потеряла всякие ориентиры и беспомощно остановилась. Внезапно на нее надвинулось что то темное. Женщина в панике схватилась за клинок, но ее рука оказалась перехваченной знакомой коричневой пятерней. А затем ей прямо в ухо прокричал дрок:

— Иди вперед! Только вперед! Никуда не сворачивай!

— Куда вперед?! — взвизгнула в истерике Лика.

— Туда! — еще более надвинувшийся на нее Инзи махнул рукой куда то вбок.

Затем он развернул женщину в указанном направлении и с силой подтолкнул. Лика сделала несколько шагов, и дрок скрылся за пеленой дождя. Она неуверенно пошла в указанном направлении. Земля под ногами быстро напиталась дождем и стала расползаться, подобно теплому маслу. Очень скоро на каждом сапоге женщины налипло такое количество грязи, что Лика с огромным трудом переставляла разъезжающиеся в разные стороны ноги. Сколько она так брела — одному Харгу известно.

— Инзи! — не выдержав, закричала Лика. — Куда мы идем?

Но ей в ответ лишь злорадно и оглушительно прогремел очередной раскат грома.

— Инзи! Где ты?!

И только шорох падающих с неба струй был ответом.

Лика в панике развернулась. Но позади не было никого. Она сделала несколько шагов, пытаясь разглядеть что либо в стене дождя... Дрока не было видно. Тогда женщина, испугавшись по настоящему, закричала в полную силу.

Через какое то время она могла только шептать сорванным голосом проклятия на голову дроку, так подло бросившему ее посреди степи, и всему его лесному народу.

Она еще какое то время пыталась идти, двигаясь то в одну, то в другую сторону, но силы оставили ее, и Лика, опустившись в липкую черно бурую грязь, зарыдала. А дождь продолжал без всякой жалости хлестать женщину ледяными струями. Когда у нее уже не осталось сил даже на слезы, а ознобная дрожь, сотрясавшая тело, начала стихать, Лика медленно и неотвратимо начала проваливать в забытье... а может, и бредить... потому что она временами чувствовала, что ее, грубо встряхивая, куда то тащат. А потом наступила спасительная тьма...

Очнулась Лика от негромкого потрескивания. Она долго лежала, не открывая глаз, прислушиваясь к этому невыносимо уютному звуку горящего костра. Тянуло легким дымком, смешивающимся с травяными ароматами и дразнящим запахом жарящегося мяса. Тело буквально купалось в сухом жаре, жадно впитывая идущее тепло всей кожей.

А в следующий момент, когда она окончательно пришла в себя, женщине сделалось дурно. Всей кожей?! Она в панике вскинулась с мягкого ложа. Так и есть! Кто то раздел ее донага, да еще вымазал с ног до головы какой то скользкой жирной дрянью!

В метре от ложа горел костер, у которого вполоборота к ней сидел дрок. Инзи также был полностью раздет. Они находились в какой то небольшой расселине, вход в которую прикрывала распяленная бурая шкура. От нее несло острым звериным запахом.

— Куда ты дел мою одежду?! — звенящим голосом спросила Лика, пытаясь хоть как то прикрыть наготу. — И что за пакость на мне?!

— Проснулась? — повернул голову в ее сторону дрок, нисколько не стыдясь своего обнаженного тела. — На, выпей. Тебе сейчас это будет полезно.

Он протянул женщине котелок.

— Где моя одежда?! — повторила та свой вопрос, игнорируя предложение дрока.

— Сохнет, — пожал плечами Инзи. — Как и моя.

— Где?! Дай ее сюда! — потребовала Лика. Почему то она не хотела, чтобы лесной житель видел ее голой. Ладно бы еще мужчина ее расы — с ним женщина нисколько не чувствовала бы себя стесненной, но дрок...

— Тебя случайно молнией не шарахнуло? — спросил дрок. — Я же ясно сказал, что одежда сырая.

— Мне все равно!

— Зато мне не все равно! — отрезал Инзи. — Я хочу чтобы у меня был здоровый проводник, а не больная человечья самка! Пей, я тебе сказал!

Он насильно всучил Лике котелок, из которого подымался горячий пар, и повернулся к костру, где жарились на прутьях кусочки мяса.

Лика некоторое время глядела исподлобья на невозмутимого дрока, но тот никак на нее больше не реагировал. Тогда она поднесла ко рту котелок и, обжигаясь, делала глоток. Там оказался крепкий мясной бульон, щедро приправленный какими то травами. Неожиданно женщина почувствовала зверский голод, желудок конвульсивно сжался, и она торопливо допила ароматное варево.

— Держи. — Оказывается, дрок исподтишка наблюдал за ней и, как только женщина прикончила содержимое котелка, протянул ей прут с подрумяненными кусочками мяса.

— Это что? — спросила Лика, принимая мясо.

— Местный хозяин, — хмыкнул Инзи. — Не захотел поделиться укрытием от непогоды. Вот и пришлось его пустить на жаркое.

— К какой хозяин? — оторопело уставилась на дрока Лика.

Ей живо представилось, как Инзи сносит голову какому нибудь местному отшельнику, а потом свежует его тело. Бульон в желудке забурлил и рванулся обратно на свободу.

— Как какой?! — удивленно посмотрел на нее дрок. — Вот этот. — Он кивнул головой в сторону шкуры у входа.

— Медведь, что ли? — облегченно вздохнула женщина.

Инзи молча кивнул и сосредоточился на своей порции мяса. Лика последовала его примеру.

— В чем это я? — более миролюбиво спросила она через некоторое время, здраво рассудив, что уж раз дрок ее так тщательно вымазал с головы до ног, глупо стыдиться наготы.

— Медвежий жир, — ответил Инзи. — Лучшее средство от простуды.

— Сколько я провалялась без сознания?

— День, ночь и еще день.

— Ничего себе!

— Хорошо еще, что я тебя быстро отыскал, — хмыкнул дрок. — А то бы загнулась снаружи.

— Дождь все еще идет? — удивилась Лика.

— Уже стихает.

— Я никогда не видела такой бури.

Инзи молча пожал плечами и, швырнув в костер очищенный от мяса обгорелый прут, улегся на вторую охапку травы головой в сторону женщины. В пещере наступила тишина, лишь изредка нарушаемая треском догорающих сучьев. Лика более внимательно огляделась и наконец заметила одежду. Дрок аккуратно разложил вымокшее белье с другой стороны костра. Ее взгляд поневоле возвращался к обнаженному телу лесного жителя. Оно ничем не отличалось от виденных Ликой (и во множестве) мужских тел. Пожалуй, только цветом (кожа дрока была очень смуглой) да повышенной волосатостью. Но Лике приходилось встречаться с выходцами из Тауланского канноата, так степняки порой попадались гораздо темнее, чем дрок. А уж если взять южан с Мокрых гор, так они по количеству и густоте волосяного покрова на теле намного опережали Инзи. И с медведем лесной житель обошелся очень неучтиво. Видимо, легенда о том, что дроки произошли от медведей, тоже не верна...

Лика глубоко вздохнула. Спать совершенно не хотелось. Она посмотрела на мерно вздымающуюся грудь дрока.

— Инзи, ты не спишь? — тихо произнесла Лика.

— Нет.

— Зачем ты идешь в Кэлл? — спросила женщина, ожидая, что дрок, как всегда, промолчит. — Что тебе нужно в этой стране торгашей?

— Я иду не в Кэлл.

— А куда? — изумилась женщина не столько тем, что дрок ответил, сколько тем, что конечная цель его похода не Кэлл.

— Мне нужно на Запад, — после небольшой паузы роизнес Инзи.

— На какой Запад? — недоуменно спросила Лика. — Келл и есть самая западная страна в Мерианской империи.

— Ты забыла о землях за Триалетским хребтом.

— За Триалетским хребто ом?! Да ты никак спятил! Кто ж туда пойдет по доброй воле?!

— Я, — сказал, как отрубил, дрок.

— Что ты там забыл? Или тебе просто жить надоело? Так помереть гораздо легче и спокойнее можно и по эту сторону хребта.

Дрок никак не отреагировал на слова Лики.

— И как ты собираешься туда пройти? — спросила женщина.

— Через перевал. Пристану к какому нибудь обозу.

— Сомневаюсь я, что купцы разрешат следовать с караваном пришлому чужаку.

— Тогда пойду один.

— Одного тебя не пропустит охрана.

— Охрана? — презрительно переспросил дрок. — Да твои соплеменники не заметят меня, даже если я буду пробираться среди них с завязанными глазами.

— Не думай, что на страже перевала стоят идиоты типа городских стражников, — возразила ему женщина. — Перевал охраняет Орден Света.

Дрок опять никак не прореагировал на слова Лики.

— А не проще ли тебе было перебраться на ту сторону, если уж именно так приспичило расстаться с жизнью, где нибудь в другом месте?

— Нет.

— Разве Триалетский хребет полностью непроходим?

— Тебе когда нибудь доводилось встречать жителей хребта? — вопросом на вопрос ответил дрок.

— Дварфов, что ли?

— Дварфы живут внутри хребта. Я о тех, кто обитает снаружи.

— Нет.

— Значит, тебе крупно повезло. Тот, кто видел горного тролля, не забудет об этом до конца своих дней.

— Я думала, что это сказки...

— К сожалению, нет.

— Но раз уж ты такой ловкий и неуловимый, то, наверное, легко проскочил бы и там.

— Тролли — не люди.

— А как же дварфы?

— Что дварфы?

— Они как уживаются с троллями?

— Дварфы — внутри, тролли — снаружи. Они не встречаются друг с другом.

— Тогда что же ты не договорился с дварфами? — продолжала допытываться Лика. — Вы же с ними торгуете.

— Ну и что?

— Я слышала, что дварфы торгуют со всеми. В том числе и с теми, кто обитает за Триалетским хребтом.

— Ну и что? — повторил дрок.

— Договорился бы с ними, чтобы провели на ту сторону, — пояснила Лика. — Денег у тебя, я смотрю, хватает. А эти коротышки падки на золото...

— Ты знаешь хоть одного, кто побывал в подземельях дварфов? — спросил Инзи.

— Нет.

— Мне тоже ничего об этом неизвестно. Подземные жители никогда и ни за какое золото не пустят чужака в свои пещеры.

После этих слов дрок решительно повернулся на бок, всем своим видом демонстрируя, что собирается спать Лика и не настаивала на продолжении разговора. Она была настолько ошарашена признанием спутника, что, в отличие от него, действительно заснувшего, еще долго не могла успокоиться, раздумывая: что же это за ценность, понадобившаяся так неотложно дрокам (или одному дроку?) если Инзи собирается искать в тех местах, куда были изгнаны в незапамятные времена порождения Тьмы.

Таулан (заказ второй)

Сгрудившееся в тесной, замкнутой с трех сторон каменистой котловине овечье стадо жалобно блеяло. Неподвижный, раскаленный полуденным зноем воздух пропитался запахом помета, мочи и шерсти. Не верилось, что где то там, на Севере, сейчас метут метели, и даже в Шарье вовсю властвуют холода. Что же здесь творится, когда приходит пора Теплого Сезона?! При столь близком присутствии Великой пустыни шелтов...

— Еще пара дней, и они начнут дохнуть одна за другой, — недовольно поморщился один из мужчин, устроившийся за скалами, прикрывавшими выход из котловины. — Эти твари уже сожрали все, что могут переварить их желудки.

— Ничего, — утешил его второй, — ждать осталось от силы сутки.

— Ну да, — хмыкнул первый, — а потом эти животные озвереют от голода и примутся за нас.

— Не переживай, — усмехнулся второй, — они травоядные...

— Ну да, ты скажешь еще! Нынешней ночью эти травоядные сжевали мои портянки.

— Так надо было не дрыхнуть, а дежурить!

— Я и дежурил, — возразил первый, — но разве за этой кучей уследишь?..

— Да а, — усмехнулся второй, — никогда тебе не стать настоящим пастухом.

— Упаси меня Харг от такой участи! — в ужасе замахал руками первый.

Тем не менее оба собеседника были одеты в типичную одежду кочевников тауланского канноата: кожаные безрукавки поверх темных рубашек с длинными рукавами кожаные штаны, черные наголовные платки, затянутые на затылках узлами. На ногах у них были сапоги мягкой кожи. На поясе у каждого висело по широкому тауланскому ножу с односторонней заточкой и частыми и острыми щелевидными прорезями по тыльной стороне клинков.

Внезапно откуда то сверху прозвучал короткий свист.

— Ну вот и все, — хмыкнул второй мужчина. — Наше ожидание, кажется, закончилось. И даже овцы не начали дохнуть...

Под шорох осыпающихся камней со склона к ним съехал третий, одетый точно в такую же одежду.

— Пятнадцать человек и крытые носилки, — доложил он слегка запыхавшимся голосом.

— Начинаем, — скомандовал второй мужчина, бывший в этой компании старшим.

Они бросились к стаду и погнали его из котловины на вьющуюся ниже по склону узкую дорогу.

Отара запрудила путь, как раз когда из за поворота вынырнули первые верховые. Увидев движущуюся им навстречу массу животных, всадники кинулись вперед и принялись плетками расчищать дорогу. Пастухи, в свою очередь, заорали и бросились им помогать. Но почему то в результате их помощи на дороге воцарилось форменное столпотворение. Оглушительно блеяли овцы, ругались всадники, охаживая плетками овец и крутящихся среди них пастухов, кричали сами пастухи... А стадо тем временем упорно перло вперед, и очень скоро встречный кортеж с всадниками и крытыми носилками, которые несла четверка здоровенных рабов, оказался в волнующемся море взмекивающей и взбрыкивающей шерсти.

— Халил. — Занавеси на носилках шевельнулись, и оттуда выглянула холеная физиономия, украшенная короткой рыжей бородкой.

— Я слушаю, — учтиво согнулся в седле один из сопровождающих носилки.

— Если ты сей момент не расчистишь дорогу от этого отребья, — произнес сидящий в носилках, — завтра будешь на их месте...

Говоривший ткнул пальцем, украшенным перстнем, в одного из пастухов, оказавшегося рядом с носилками.

— Все сделаю, уважаемый! — Всадник двинул лошадь на пастуха, охаживая того плеткой. — Убирай свою шваль с дороги, грязная скотина!

Пастух, прикрываясь руками, взвизгнул и нырнул под носилками на другую сторону. Тут и остальные всадники утроили свои усилия, и стадо ринулось вниз по склону, освобождая дорогу носилкам. Все были настолько увлечены этим ответственным делом, что не заметили, как пастух на мгновение прижался к носилкам и, разжав кулак, с силой дунул в щель между занавесями. Темный порошок с ладони исчез внутри носилок, а пастух с воплями бросился спасать остатки стада.

Когда кавалькада исчезла за поворотом, один из пастухов подошел к тому, что побывал у носилок.

— Ну как? — спросил он.

— Все в порядке, — кивнул второй. — Выводи коней, уходим.

Через короткое время среди холмов осталось только сгрудившееся, недоуменно мычащее стадо, лишившееся своих погонщиков.

Трое всадников, вынырнувшие из за холмов, направились на северо запад, в сторону границы Таулана и Ирремеля.

— Погони не будет? — поинтересовался один из них, с беспокойством оглядываясь назад.

— Не переживай, — улыбнулся старший из троицы, — они будут на месте только к вечеру. До этого времени вряд ли кто то из свиты окажется так неосторожен, чтобы нарушить покой хозяина...

— А потом?

— А потом им надо будет сообразить, почему их повелитель превратился в идиота, пускающего слюни и делающего под себя. Порошок Забвения — страшная штука

— Мы к тому времени уже будем на территории Ирремеля, — вступил в разговор третий.

— Тогда я, пожалуй, расстанусь с этим украшением, — первый из говоривших содрал с головы платок и отшвырнул его в сторону. — Надоело изображать из себя кочевника.

Едущий справа согласно кивнул и тоже сдернул платок.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. "Чердынская межпоселенческая библиотека" администрации Чердынского района

    Документ
    Заказчик: МУК «Чердынская межпоселенческая библиотека» 618601, Пермский край, г. Чердынь, ул. Коммунистическая, 56 т./факс: 2-95-23, Email: Book.Cherdyn80@mail.

Другие похожие документы..