Поиск

Полнотекстовый поиск:
Где искать:
везде
только в названии
только в тексте
Выводить:
описание
слова в тексте
только заголовок

Рекомендуем ознакомиться

'Документ'
Третий. Прошу садиться! (Пытается сесть и сам, но тотчас вскакивает как ужаленный.) А- а- а! Кто подложил мне бивень мамонта?! Это твои штучки, Ослин...полностью>>
'Документ'
Международное фестивальное движение (МФД) «Современная цивилизация» - это круглогодичный комплекс Международных и Российских фестивалей, научно-практ...полностью>>
'Документ'
Музыка в жизни человека. Истоки возникновения музыки. Рождение музыки как естественное проявление человеческого состояния. Звучание окружающей жизни,...полностью>>
'Документ'
Актуальність теми. Ідентифікація України як європейської країни, її інтеграція у світовий правовий простір можливі за умов визнання, відстоювання та ...полностью>>

Владимир синельников браслет агасфера

Главная > Документ
Сохрани ссылку в одной из сетей:

Лика медленно опустила арбалет, одновременно демонстрируя пустую левую руку.

— Где твой хозяин? — Разбойнице впервые довелось услышать голос этого загадочного существа.

— У меня нет хозяина. — Она осторожно покачала головой.

— Есть, — все тем же тихим, чуть глуховатым голосом произнес дрок. — Где Котес?

— А а, — поняла наконец разбойница. — Его нет.

— Где он? И когда вернется?

— У Харга, — хмыкнула Лика. — Оттуда не возвращаются.

— Умер? — после некоторой паузы вопросительно произнес дрок.

Разбойница молча кивнула.

— Тогда мне нужна ты.

— Зачем? — удивленно вскинула брови Лика, прикидывая, как бы отвязаться от этого существа.

Она знала, что Котес каким то образом договорился с дроками и они позволили его шайке устроить свою стоянку в редколесье, окружавшем Золотой лес. Может быть, это было единственное разумное и дальновидное решение бывшего главаря, позволившее шайке достаточно долгое время безопасно существовать. Люди, неважно, кто — зангарцы, соллы или койгардцы, — предпочитали не связываться с дроками и обходили без крайней необходимости Золотой лес далеко стороной. Видимо, сейчас подошло время расчета с этими лесными лсителями, и Лике придется расхлебывать еще и это... Бот уж как начнет везти, так до упора, Харг побери ее бывшего сожителя!

— Мне надо на юг, — произнес дрок, отрывая разбойницу от раздумий, — и ты меня туда отведешь.

— На юг? — не сразу сообразила Лика. — Это я с радостью, только...

— Что «только»? — уставился на замявшуюся разбойницу дрок.

«Вот он, шанс благополучно выбраться за пределы Марвии», — мелькнула в голове у разбойницы спасительная мысль. А в Койгарде она без труда избавится от этого лесного олуха...

— Котес напал на карету, — приступила Лика к объяснениям, — это произошло в глубине Золотого леса на старой дороге...

— Я знаю, — прервал ее дрок. — И что из этого?

— В карете ехали не простые жители. — Разбойница внутренне поежилась, представив, как, пока они сидели в засаде, за ними наблюдали лесные хозяева, решая, жить или нет нарушителям, забравшимся так далеко на их территорию.

Дрок непонимающе глядел на разбойницу. «Помоги мне, Харг!» — произнесла про себя Лика и продолжила:

— Их будут искать. И искать долго и тщательно.

Дрок продолжал молчать.

— А когда найдут разбитую карету, могут решить, что во всем виноваты дроки, — на едином дыхании закончила Лика.

— Мы не делали этого, — наконец подал голос дрок. — На карету напал Котес.

— Кто в это поверит? — хмыкнула разбойница. — Котес давно на пути к Харгу, и с него не спросишь...

После этого в пещере воцарилось долгое молчание.

«Ну же, соображай, лесной пень! — мысленно подстегнула дрока Лика. — Или мне и здесь тебе надо подсказывать?!»

— Мне надо на юг, — произнес дрок, видимо, пришедший к какому то решению. — И ты отведешь меня туда.

— Да мы дойдем только до Черной реки и попадем в руки страже!

— Реку мы перейдем в лесу, — ответил дрок.

«Слава Вседержителю! — мысленно вознесла молитву Лика. — Наконец то до него дошло!»

В вопросах веры она была очень гибкой и не забывала упоминать и Вседержителя, и его противника Харга, справедливо полагая, что не один, так второй не оставят бедную женщину без помощи.

— А далеко ли тебе надо на юг? — осторожно поинтересовалась она.

— Далеко, — односложно ответил дрок, не вдаваясь в подробности.

— Значит, дорога неблизкая, — продолжила разбойница, решив про себя, что в ее положении не помешает прогуляться и до Мокрых гор, — а я — бедная женщина...

— У меня есть деньги, — чуть презрительно произнес дрок. Он шевельнул плечом, и в наплечной сумке звякнуло. — Я заплачу.

А это было совсем хорошо! Лика даже не сразу поверила в такую удачу. Этот лесной житель собирался вывести ее безопасной дорогой за пределы ставшей смертельно вредной для здоровья Марвии, да еще и заплатить за это. Положительно, Харг не оставил бедную женщину без поддержки!

Страйк

Ночь, несомненно, удалась. Страйк, весело посвистывая, двигался по кривым улочкам Галата в сторону дома, что снял Ривас. Светило еще только готовилось явить свой лик этому миру, но было уже довольно светло. Горожане продолжали дрыхнуть, и Страйку почти не попадалось пешеходов. Он поежился от довольно холодного северного ветерка, предвкушая, как завалится в свою теплую комнату, где его ждала удобная лежанка. Ривас вряд ли еще распродал весь свой товар, а поэтому Страйк был практически свободен. Все, что от него требовалось, — проследить, чтобы у загона с рабами всегда присутствовал кто то из его подчиненных. Клетка клеткой, но дополнительная охрана никогда не помешает. Страйк уже давно подобрал в свою команду людей, имевших понятие о дисциплине, поэтому за охрану наемник был спокоен. Его подчиненные не всегда находились в ладах с законами Мерианской империи и зачастую разыскивались властями многих провинций, но свою службу знали. Особенно если она подкреплялась стабильным и высоким жалованьем.

Вот и сейчас Страйка должен был встретить смуглокожий Лоик родом из Тауланского канноата. Правда, на своей родине этот южанин не рискнет появиться еще очень долгое время... Страйк, да и его наниматель Ривас, легко закрывали глаза на неприглядные факты в биографиях наемников, справедливо полагая, что это послужит дополнительным фактором, способствующим повиновению.

Страйк, все еще посвистывая, отпер дверь и спустился по лестнице вниз, где его хорошее настроение моментально улетучилось.

Лоик уже никого и никогда не сможет встретить... Южанин кочевник с безмятежным выражением лица лежал в подвале, служащим одновременно загоном для рабов и складом товаров. Страйку было достаточно одного взгляда на перерезанное горло Лоика, чтобы понять: их дом посетили не простые грабители. Так аккуратно справиться с опытным наемником могли только профессионалы из гильдии убийц. Клетка для рабов пустовала, значит, Ривас успел сбыть живой товар... И тут Страйк все еще обостренным после приема наркотика слухом уловил слабый скрип. Он метнулся из подвала и увидел, как медленно поднимается щеколда на входной двери. Проскочить лестничную площадку и скрыться на втором этаже в апартаментах Риваса наемник уже не успевал. Да и если его догадка о посетителях была верна, от того, кто сейчас почти открыл дверь, просто так не убежишь...

А дальше Страйк действовал уже на уровне подсознания. Не успев додумать до конца пришедшую на ум мысль, разбойник громко хлопнул дверью, ведущей в подвал, и нырнул под лестницу второго этажа. Скрипнула входная дверь, Страйк сжался в комок, уповая лишь на спасительный полумрак. Мимо него прошелестели шаги, и кто то в черном нырнул в подвал. Страйк, уже больше не раздумывая, накинул на дверь, за которой скрылся незнакомец, засов и взлетел на второй этаж, краем глаза отметив, что и туповатый служка, нанятый Ривасом для работ по дому, также окончил свой жизненный путь. Это было уже очень серьезно и походило не на простое убийство с ограблением, а на планомерную зачистку нежелательных свидетелей. Отсутствие Риваса и девки с Севера наверху, а также наличие запертого денежного ящика, где работорговец хранил выручку, лишь подтверждали мысли Страйка, скачущие в его голове, подобно диким козам Зангары. Наемник с сожалением кинул взгляд на запертый сундук, где можно было неплохо поживиться, но сейчас было не до этого. На кону стоял гораздо более дорогой товар — жизнь. Страйк распахнул створки окна и, примерившись, сиганул на крышу соседнего дома. Перемахнув через конек, он съехал по скату во двор, пересчитав попутно задом аккуратно уложенную черепицу. Внизу, чудом избежав клыков свирепого цепного пса, Страйк перемахнул через высокий забор и бросился сломя голову в лабиринт восточной старой части Галата, куда даже городская стража избегала лишний раз соваться. Там давно и прочно утвердилась власть городского дна, и Страйк, имевший пару тройку знакомых в этой клоаке, полагал, что ему не откажут в убежище.

Лика

«Разгневалось Всемирное Древо, что вечно парит в Межмирной Тьме, на Сынов Своих, коих обуяла непомерная гордыня, и отправило Оных в наказание в один из Иных Миров, обреченных вечно кружиться на одном месте.

И было изречено Им, чтобы Они научились жить в мире и согласии с Иными. А чтобы не забыли Дети свой мир, Древо засеяло часть Иного Мира своими семенами, из которых произрос Золотой лес.

И вернуться обратно Сынам Всемирного Древа будет суждено не раньше, чем Они обуздают свою гордыню...»

Священная Кора дроков.

Они брели по окраине леса уже пятый день. Вернее, брела Лика. Дрок же бодро вышагивал, как в первый день их путешествия, не выказывая никаких видимых признаков усталости. Он поначалу порывался двигаться и ночью, благо, наступило время двух лун и темноты фактически не было. Но тут воспротивилась Лика, кое как объяснив дроку, что ей требуется гораздо больше времени для восстановления сил, чем ее спутнику. Припасы, захваченные разбойницей, давно закончились, и приходилось полностью полагаться на лесного жителя. Дрок мимоходом срывал то один, то другой плод с дерева или кустарника или, остановившись, начинал копать землю, извлекая на свет мясистые, странного вида клубни. Хотя они и двигались вместе почти пять суток, Лика знала о дроке не больше, чем в первый день встречи. Весь ее багаж знаний о попутчике пополнился только его именем. Дрока звали Инзи. Лике успела до смерти надоесть фруктово овощная диета. Она бы с радостью променяла все эти корни и фрукты с орехами на кусок мяса, но дрок строго настрого запретил ей еще в первый день пользоваться арбалетом. И хотя лес был довольно плотно заселен всяческим прыгающим, бегающим и ползающим зверьем. Лике приходилось, глотая слюни, только провожать полным сожаления взглядом пробегающие мимо отбивные. Вдобавок Инзи не разрешил Лике разжигать костер. Так что и корнеплоды, и орехи, и фрукты приходилось есть в сыром виде. Когда Лика наконец не выдержала и взбунтовалась, дрок лишь красноречиво провел большим пальцем по горлу, многозначительно кивнув в сторону лесной чащи. Этого оказалось достаточно, чтобы разбойница больше не стремилась к разнообразию пищи.

Ну а к концу пятого дня ее ждал неожиданный сюрприз. Они вышли к реке, струившей свои воды среди гордо возносящихся в невообразимую высь золотых стволов. Дрок дождался, пока женщина отдышится и немного придет в себя, и качнул копьем вниз по течению.

— Нам идти туда? — поинтересовалась на всякий случай Лика.

— Да, — кивнул ее немногословный попутчик.

— Но мы же выйдем из вашего леса!

— Не совсем, — покачал головой дрок. — Здесь очень много рек, — он показал в сторону леса, — а там, внизу, они сливаются в одну. Ту, что вы зовете Черной. В том месте мы переправимся на другой берег.

— Почему не здесь?

— Между реками — болото. — Он оглядел женщину с головы до ног. — Тебе не пройти.

И, не дожидаясь очередных вопросов, двинулся на восток по течению реки. Постепенно золотые деревья уступили место обычной лесной растительности. А скоро и Инзи остановился на небольшой полянке и скомандовал:

— Привал.

— Слава Вседержителю! — Лика со стоном облегчения повалилась на траву.

Дрок презрительно хмыкнул и легко начал спускаться вниз к воде. Разбойнице стало интересно, что он там забыл, так как недалеко от поляны журчал маленький ручей с кристально чистой водой. У нее мелькнула было мысль, что лесной житель решил разнообразить их стол какими нибудь пиявками или водяными червями, как дрок опроверг ее измышления.

Инзи остановился возле большого завода, на поверхности которого плавали розово белые кувшинки, и пристально уставился в воду. Когда Лике уже надоело разглядывать замершего в неподвижности лесного жителя, тот вдруг стремительно взмахнул копьем, вода забурлила, и дрок выволок на берег здоровенную, блистающую золотой чешуей рыбину.

Разбойница с разинутым от удивления ртом наблюдала, как дрок вытащил на поляну свой улов и швырнул его по направлению к женщине.

— Почисти рыбу, — приказал он обалдевшей Лике и нырнул в кусты.

К тому времени, когда она освободила от чешуи и внутренностей мясистый улов, дрок вернулся на поляну, волоча за собой две сухие валежины.

А немного позже Лика наслаждалась запеченной в глине, исходящей умопомрачительным ароматом рыбиной. Дрок посыпал ее вдобавок какой то сушеной травкой из своей наплечной сумы, от которой к аромату добавились запахи тимьяна, петрушки, укропа и еще чего то, вроде смутно знакомого и в то же время абсолютно неуловимого, придавшего рыбьей тушке своеобразный и изысканный вкус.

Дрок, к удивлению Лики, разделил с ней трапезу и с не меньшим, чем она, аппетитом поглощал рыбу.

— Разве вы едите что то помимо растительной пищи? — поинтересовалась Лика, когда с ужином было покончено.

— Да. — Ответы дрока не отличались многословием.

— А как насчет мяса? — продолжала допытываться Лика.

— Мясо тоже, — ответил дроки, предваряя следующий вопрос, добавил: — И птицу.

— Что же ты мне запрещал пользоваться вот этим? — Лика похлопала по арбалету, лежащему рядом.

— Во время двух лун в Лесу нельзя охотиться.

— Почему?

Дрок молча смотрел куда то во тьму.

— А костер? — спросила она, не дождавшись ответа на предыдущий вопрос.

— Тебе так хотелось встретиться с другими? — вопросом на вопрос ответил дрок.

— Что плохого они могли бы мне сделать?

— Людям запрещено бывать в тех местах. Или тебе надоело жить?

— Странные вы существа, — после продолжительной паузы продолжила Лика. — То нельзя, это нельзя... сидите в вашем лесу, как медведи в берлоге.

— А вы бы хотели, чтобы мы оттуда вышли? — неожиданно усмехнулся дрок.

Видеть эмоции на вечно невозмутимой физиономии лесного жителя было до того неожиданно, что Лика в первый момент даже запнулась.

— Так никто не живет — замкнувшись. — Разбойница обрадовалась, что дрок наконец то пошел на контакт. — Ни дварфы с Триалетского хребта, ни шелты...

— А зачем? — поставил Лику в тупик вопросом Инзи.

— Как зачем?! Хотя бы ради торговли. Да вы на одной травке, которой ты сдобрил рыбу, можете сделать состояние.

— А зачем?

— Да хотя бы затем, чтобы вам не пришлось нанимать проводников среди людей, если понадобится куда то дойти! — выпалила вконец раздосадованная Лика. — Вот тебе почему то понадобилось идти на юг?

— Да. — Дрок опять стал односложен.

— А на кой?! Что ты там такого потерял, чего не можешь найти в своем разлюбимом лесу?

— Это тебя не касается. — Инзи лег на траву и уставился в ночное небо, давая понять, что разговор окончен.

— Вот вот! — все никак не могла успокоиться Лика. — Когда нечего сказать, легче всего послать куда подальше!

— Мы этим отличаемся от вас? От людей? — с иронией в голосе вдруг произнес дрок. — Вы каждому встречному выкладываете, куда и зачем идете?

— Ну, не каждому, — протянула Лика, — но мы же с тобой путешествуем вместе...

— И что с того?

— Надоело смотреть, как ты корчишь из себя высшее существо! Лесной бирюк!

— Может, мы и бирюки, — сверкнул в темноте глазами дрок, — но, в отличие от людей, не уничтожаем себе подобных.

— С чего ты взял, что люди только и думают, чтобы кого нибудь убить? — не желала сдаваться Лика.

— А что случилось с Котесом и остальными? — повернул голову в ее сторону дрок.

— Ну, это произошло из за встречи в лесу...

— Вы там цветочки собирали? — опять усмехнулся Дрок. — Или искали травку, что так тебе понравилась?

— Хм. — Лика впервые не нашлась, что ответить.

— Вся старая дорога отмечена телами твоих сородичей, — продолжил дрок. — Это одно из развлечений людей? И ты хочешь, чтобы мы последовали вашему примеру?

— Это единичный случай...

— Нас слишком мало, чтобы перенимать ваши привычки и обычаи, — не дал ей закончить дрок. — Десяток таких «единичных случаев», и от моего народа не останется никого. — Он надолго замолк, а потом добавил: — Когда то мы рассуждали, как и вы, люди, и были жестоко наказаны за это...

Страйк

— Ну что? — Страйк с надеждой уставился на вошедшего. — Нашел кого нибудь?

Оборванец молча мотнул головой и начал аккуратно снимать с себя живописные лохмотья. Затем он упрятал одежду в сундук возле стены и натянул вполне сносный халат. Наемник без особого интереса наблюдал за превращением нищего во вполне приличного с виду человека. Подходил к концу третий день, как он обосновался в логове Хромого Хали, и ежедневное преображение хозяина в оборванца и обратно уже порядком приелось.

Когда то Страйку довелось вытащить Хали из почти безвыходной ситуации. Последний еще только начинал свою карьеру нищего, когда у него случилась стычка с собратьями по цеху, недовольными появлением нового конкурента.

Страйк в тот вечер возвращался из кабака, и его внимание привлекла драка в одном из глухих переулков. Обычно наемник не вмешивался в посторонние разборки, исповедуя принцип «каждый за себя». Но в этот раз все пошло несколько иначе.

Из переулка раздался прерывающийся голос:

— Помогите! Ради Вседержителя!

Страйк лишь ухмыльнулся. Подобные шуточки ему были хорошо знакомы. Он не раз был свидетелем того, как подобным образом разводят доверчивых простаков. Человек бросался на помощь и получал чем нибудь тяжелым по голове... Хорошо, если черепушка оказывалась крепкой и грабители оставляли хоть что то, в чем можно было добрести до дома. Чаще городская стража находила с рассветом холодный труп, обобранный до нитки.

Но тут под ноги разбойнику выметнулось чье то тело, за которым выскочили два типа и принялись месить убегающего костылями прямо посреди улицы. Третий тип стоял чуть поодаль и с усмешкой наблюдал за происходящим.

Страйк остановился и, положив руку на рукоять меча, молча ждал окончания разборки. Наконец ему это надоело, и он вполне миролюбиво произнес:

— Может, мне разрешат пройти?

— Пошел отсюда, хлыщ! — рявкнул в ответ тип, не принимавший участия в избиении.

То ли он не разобрал в полутьме, что перед ним не обычный праздношатающийся горожанин, то ли посчитал Страйка просто безобидным прохожим. И эта ошибка оказалась для него роковой. Хотя, если бы можно было миновать свалку, не вмешиваясь, наемник обошел бы дерущихся стороной. Он уже давно перестал реагировать на оскорбления, если, конечно, из них нельзя было извлечь какой либо выгоды. Но слишком уж далеко надо было возвращаться назад. Страйк выдернул меч и, шагнув вперед, нанес короткий косой удар. Бродяга, так и не поняв, что произошло, рухнул на землю. Страйк брезгливо посторонился, следя, чтобы кровь не заляпала его новый камзол. Два других типа замерли на мгновение над избиваемым и вдруг с визгом и ревом кинулись на наемника. Страйк изумился, и это едва не стоило ему жизни. Обычно одного наглядного урока вполне хватало, чтобы оборванцы, как крысы, разбегались по углам. Эти же повели себя совершенно нестандартно. В последний момент наемник отшатнулся, и тяжелый костыль, направленный ему в голову, с хрустом вонзился в стену дома. Страйк подставил меч, парируя удар второго типа, и прыгнул вперед между атакующими. Те моментально развернулись вслед за наемником, но Страйк уже пришел в себя. Он шагнул влево и с разворота нижним ударом подсек ноги одному из нападавших. Тот с воем повалился на землю. Последнему оставшемуся на ногах понадобилось сделать пару шагов, чтобы обойти корчащегося на земле приятеля, и этого хватило Страйку на обратный замах. Клинок вошел точно под мышку оборванцу. Костыль звякнул о землю, выпав из вскинутых рук. Страйк выдернул меч, глядя, как оседает на воющего приятеля последний ночной бродяга.

— Помоги! — раздался сбоку хриплый голос.

Наемник взглянул на ночную жертву. Тот успел отползти к стене, но на большее сил не хватило. Видимо, крепко досталось ему от костылей нападавших, и, не вмешайся Страйк, вряд ли бы нищий увидел рассвет.

«Хм, — ухмыльнулся про себя наемник, наблюдая, как с клинка стекает кровь. — Раз уж взялся за доброе дело, может, стоит довести его до конца?»

— Вставай! — Он подал руку избитому. — Тут недалеко живет лекарь.

— Не надо лекаря, — прохрипел нищий. — Помоги добраться до дома...

— Ни Бэка, ни Сими, ни Койта? — все еще с надеждой в голосе произнес Страйк.

— Никого. — Хали помотал головой, усаживаясь напротив наемника. — И мне кажется, твой торгаш впутался в очень неприятную историю: городская стража кого то усиленно разыскивает.

— Кого?

— Непонятно, — пожал плечами Хали, — но не исключено, что тебя и твоих парней.

— Надо срочно рвать отсюда когти. — Страйк мысленно расстался с идеей посетить еще раз снятый Ривасом дом и покопаться в апартаментах купца.

— Вряд ли это так просто сейчас сделать, — с сомнением в голосе произнес Хали.

— Почему? — насторожился наемник. — Ты что то еще знаешь?

— Тебе не миновать городских ворот. А там стража тоже кого то ждет...

— Что же делать?

— Есть два варианта, — усмехнулся нищий. — Или ты проведешь довольно долгое время у меня в гостях, или попробуешь выбраться из Галата через катакомбы.

— Катакомбы? — Страйк изумленно посмотрел на Хали. — Тогда уж лучше сразу сдаться стражникам.

Про этот подземный лабиринт, построенный неизвестно кем и неизвестно когда, в городе бродили самые дикие слухи. Говорили, что построили уходящие в глубины земли ходы еще те нелюди, или Иные, как их иногда звали, что жили в этих местах до появления человеческой расы, и что в подземельях спрятаны несметные сокровища и магические артефакты. Находились сумасшедшие, осмеливавшиеся отправиться в мрачные глубины, но с тех пор их никто не видел. У Страйка на этот счет существовало свое собственное мнение. Если кому то и довелось что то извлечь из таинственного подземного лабиринта, то этот человек был явно не дурак. Дуракам везет лишь в сказках. А раз это был не дурак, то он вряд ли станет трубить о своих находках на городской площади. Наилучшим вариантом в таком случае было раствориться со всем добытым на бескрайних просторах империи. Так, по крайней мере, можно без опаски пользоваться найденным. Что там было на самом деле — точно не знал никто. Городские власти приноровились использовать подземные галереи в качестве слива сточных вод и отходов. На этом польза подземного лабиринта исчерпывалась.

— Не скажи, — хмыкнул Хали. — Бывает, ими пользуются... особенно когда надо что то срочно и незаметно доставить в город или вынести за его пределы.

— Я об этом не знал... — Страйк подумал, что все таки он был прав в своих размышлениях по поводу катакомб. Если ими пользовались контрабандисты, то вполне могли добывать давно захороненные богатства и другие личности, также чуравшиеся излишнего афиширования своей деятельности.

— Кто же будет трепаться о таких делах? — окончательно подтвердил размышления Страйка Хали. — У длинных языков очень короткая жизнь.

— Давай лучше рассмотрим вариант с отсидкой, — предложил Страйк. — У меня достаточно денег, и я не сильно стесню тебя...

— Боюсь, это не самый лучший выход, — покачал головой Хали. — Я предложил его, не подумав. Тот, кто поднял на ноги городскую стражу, может не остановиться на этом и поискать в здешних кварталах. И мне кажется, поиски будут очень тщательными...

Он взглянул на мрачного Страйка и добавил:

— Ты только не подумай, что я хочу от тебя избавиться. Будь все менее серьезно, живи здесь, пока не надоест.

— Что ж, — вздохнул наемник, — придется лично убедиться, что правда, а что брехня в разговорах об этих подземельях...

— Сюда. — Хали втолкнул Страйка в совсем уж темный переулок.

— В какие трущобы ты меня завел?! — попробовал возмутиться наемник. — Тут не заметишь, как ткнут из за угла ножом в брюхо.

— Ты что, думаешь, ход в подземелье располагается на одной из центральных улиц? — хмыкнул нищий.

— Нет, но надо было хотя бы лампу захватить...

— Будет тебе лампа, не сомневайся, — обнадежил его Хали. — Но лучше бы тебе привыкнуть к недостатку освещения. Там, где ты пойдешь, дневной свет находится в крайнем дефиците.

— Я не кошка, чтобы видеть в темноте, — начал было Страйк.

— Все, пришли, — оборвал его Хали, похоже, видевший в темноте как эти самые кошки, и несколько раз стукнул в стену.

Рядом раздался скрип, и в сплошной стене вдруг обнаружилась хорошо замаскированная дверь.

— Пришли? — раздался голос из еще более темного, чем ночная тьма, проема. — Проходите, заждались уже...

Хали нырнул в проем, Страйк последовал за ним, сжимая вспотевшей ладонью рукоять кинжала. Хотя в такой темени эта предосторожность была ни к чему. Находившиеся в помещении могли безо всякой опаски расправиться с пришедшими, и те даже не поняли бы, откуда к ним пришла смерть. Оставалось только уповать на Хали да на Харга, поскольку Вседержитель, по словам Кающихся, не терпел тьмы и в этих местах должен был царствовать его извечный противник.

Дверь за спиной у Страйка скрипнула, затворяясь. После этого впустивший их зажег крохотный масляный светильник. Страйк огляделся. В помещении не было больше никого, кроме Хали и маленького худощавого типа с глубоко посаженными светлыми глазами.

— Это вот он и есть? — обратился светлоглазый к Хали.

Тот молча кивнул.

— Плату вперед, — потребовал хозяин помещения. Страйк вопросительно взглянул на Хали. Тот опять молча кивнул.

— Не переживай, — хмыкнул светлоглазый, принимая от наемника мешочек с монетами. — Все путем. Доведу безо всяких фокусов. Если, конечно, те, что живут там, — тут он показал себе под ноги, — не помешают...

Только теперь Страйк заметил у ног светлоглазого небольшой люк, от одного взгляда на который наемника почему то бросило в дрожь.

Между тем проводник извлек откуда то два миниатюрных масляных фонаря и, запалив фитили, вручил один из них Страйку.

— Полезай, — кивнул он на люк. — Мне надо еще обратно успеть к завтрашнему вечеру.

Страйк кивнул на прошание Хали и полез в темный провал. Светлоглазый скользнул за ним следом, задвинув попутно крышку над головой. Наемник спрыгнул на пол с шаткой лестницы и внезапно увидел два горящих желтых глаза.

— Что это?! — Он отскочил в сторону, обнажив меч.

— Успокойся! — Рядом с ним из мрака возник светлоглазый и поднял над головой фонарь. — Не ты один так внезапно захотел покинуть пределы благословенного города Галата. Девушка составит нам компанию.



Скачать документ

Похожие документы:

  1. "Чердынская межпоселенческая библиотека" администрации Чердынского района

    Документ
    Заказчик: МУК «Чердынская межпоселенческая библиотека» 618601, Пермский край, г. Чердынь, ул. Коммунистическая, 56 т./факс: 2-95-23, Email: Book.Cherdyn80@mail.

Другие похожие документы..